Каменная Мессалина - Глава 3

Глава 3

Непреложным фактом следует считать то, что любая замужняя женщина, наделенная красотой и богатством, непременно нуждается в любовнике. Отметим особо: выходя семь лет назад замуж, Моника почти не задумывалась о возможности адюльтера. Конечно, теоретически подобное она допускала, но в момент свадьбы красавице и в голову не могло прийти, что все свершится так быстро. Некая гадалка  (шалунья была игриво-суеверной) накудесничала ей долгую супружескую жизнь, и леди, успев вкусить чувственных удовольствий до брака, искренне надеялась обратиться в укутанную в дорогое белье самку, кормящую выменем как минимум двойню.
Все изменилось совершенно неожиданно. К концу четвертого года со дня венчания, когда намеки на страсть уже остались в прошлом, а счастье так и не думало начинаться, в круг общения мечтательной особы проник Стриптизер.
Кролик - так она его за глаза называла - действительно работал стриптизером в самом что ни на есть неподдельном стриптиз-клубе. Это был 190- сантиметровый шатен с длинной ниспадающей на плечи шевелюрой, с раскаченным телом и лицом отличника-старшеклассника. Его взгляд отблескивал умом, разумеется, до того момента, пока ловелас не открывал рта. Барышни носились за ним стадами. Тем не менее, молодой человек пуделем на поводке бегал за нашей героиней. Разумеется, Монике это льстило. Он был на пять лет моложе ее - в момент знакомства негоднику было лишь двадцать два. Знакомство произошло так.

Стоял дождливый день, гуляя по магазинам, дама укрылась от ненастья в одном выставочном павильоне. Произвол стихий загнал туда и нашего проказника.
- Я не знал, что вам нравится Матисс, - выпалил Кролик, застав незнакомку, одетую в белое, за разглядыванием какой-то мазни.
- Простите, при чем здесь Матисс? - неловко улыбнулось таинственное видение.
В том, что то был единственный известный ему художник, Стриптизеру было стыдно признаться, и он перешел к приземленным темам. Женщина хотела было сбежать, как вдруг заметила безупречные скулы, дышащую юношеской свежестью кожу и обольстительно ниспадающий на лоб темный локон. Она продолжила общение.
- Нет, она не слушает рок.
- И не любит виски.
- Да, она за мужем и живет совсем близко.
- Нет, ее не следует провожать.
Впрочем, сказано это было таким тоном, что наш герой жучкой пронесся за леди до самого подъезда.
- Завтра буду музее в то же время, -  заверил молодой Дон Жуан.
- Как пожелаете, не буду мешать исследовать Матисса.
Разумеется, она ни в коем случае туда не придет.

Разумеется, она явилась туда в оговоренный час. Стриптизер отвез драгоценную добычу домой, в квартиру на окраине. Нелепая, обстановка даже пугала. В коробке стен, оклеенных плакатами рок-групп, стоял алтарь - журнальный столик с пивной бутылкой темного стекла. Из священного сосуда торчала свежая роза. Кавалер разорвал на себе рубашку и выхватил алый цветок зубами за стебель. Возможно, то была часть стандартного номера.
Глаза гостьи покосились на упругий живот, узрели кубики и поднялись вверх, к выступу античной груди - в этом теле Аполлон уживался с Гераклом.
- Ах! – неровными потоками легкие покидал воздух, она стонала.
Последовал томный вдох -  зеленый ствол вошел в разрез пиджака. Моника вскрикнула – плоть язвили шипы. Агрессия любви безжалостна к признакам сопротивления - их уста слились в поцелуе. Иногда брутальный, Кролик умел быть нежным - он рвал одежду исключительно на себе. Настойчивые, губы обвели линию ее шеи от разреза жакета до подбородка, затем устремились вниз. Верхняя пуговица пала – острые, как зубы вампира, резцы терзали лифчик.
Чпок! Леди ощутила щелчок дорого шелка по коже. Дальше она практически ничего не помнила.

Их роман был бурным, почти неистовым. Забыв все меры предосторожности, Моника ходила на представление, в клуб. Каждый раз, спускаясь к публике, любовник картинно всаживал ей розу в корсаж.
- Это все не серьезно, я люблю мужа! – рациональное начало вело спор с подсознанием.
- Да, да,  мимолетные связи на стороне лишь усиливают крепость брака, - подсовывала доводы интуиция.
Самое развитие событий позволило проверить эту гипотезу: когда через 3 месяца повеса испарился, женщина с удивлением открыла, что не ощущает мук разлуки за вычетом легчайших.
Да, она всего лишь помешенная на сексе эгоистка, неспособная полюбить. Кокетка выдала себе карт-бланш.
Мужчин было много. Случайно встреченный однокурсник, потом один друг детства. Некий харизматичный самец, приставший к ней в магазине. Затем знакомства через интернет. Словом, Моника начала, так сказать, входить во вкус.

Через некоторое время Кролик вернулся. Далее, их отношения будут напоминать движение кометы относительно солнца (где солнцем была она): от перигея к апогею. Впрочем, исследователи законов природы были бы поставлены в тупик: никакой закономерности в смене периодов не прослеживалось. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что, несмотря на риск разоблачения, дама любит появляться с парнем в одном обустроенном не без вкуса сквере. Вместе они часто дефилировали у арт-галереи, обращенной к деревьям большой застекленной витриной.
Там, в глубине, на фоне из красного шелка возлежала упоенная негой мраморная фигура. Ее левая нога, занимавшая половину композиции, вытянулась, пронзая пространство. Правая - согнулась в колене, как если бы статуя намеревалась ее спрятать. Торс, не будучи в силах следовать за талией, растекался по постаменту, занимая в районе плеч почти горизонтальное положение. Левая рука уходила за голову. Подбородок был вызывающе вскинут. По губам гуляла дышащая похотью улыбка.
- Это Мессалина, жена Нерона, римского императора, - поясняла спутнику Моника.
Конечно, Мессалина была женой не Нерона, а Клавдия, однако Клавдий не входил в число цезарей, которых леди была в состоянии запомнить.

За три года Кролик повзрослел. Из юноши вырос молодой мужчина, мускулатура усилилась, нежность кожи куда-то делась. Волосы стали чуть длиннее. В голове по-прежнему гулял ветер.


Рецензии
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.