Море, море

Лето. Баренцево море. Наш корабль идет в виду берега. Хороший солнечный день и местные дельфины – белухи сопровождают корабль – они плывут на несколько метров впереди, прыгают из воды и резвятся, как дети. Я стою на носу корабля около форштевня и любуюсь белухами. Они немного меньше южных дельфинов и окрас у них светлый. Однако небо начинает хмурится, море покрывается рябью и начинается качка. Я ухожу с палубы и задраиваю дверь в помещение кают компании. Волны начинают заливать палубу, но вода стекает с палубы через специальные отверстия в фальшборте обратно в море. И вот уже по палубе прокатывается волна высотой не меньше метра.

Две наши дамы – повариха и химик из экспедиции лежат на столе в кают компании, т. е. они лежат на столе только верхней частью тела, а нижней на лавках и при каждом движении корабля вниз – тяжело вздыхают. Мне хочется их немного взбодрить и я им предлагаю посмотреть в окно – где я собираюсь пройтись по палубе до кубрика и обратно. Они с ужасом поднимают свои головы от стола, и я выбрав момент выскакиваю на палубу и задраиваю дверь снаружи. Делаю пару шагов – идет волна, я подпрыгиваю и хватаюсь руками за корабельные конструкции надо мной – волна проходит и я иду дальше. Так, короткими перебежками я добираюсь до надстройки на юте и взбираюсь на небольшую лестницу – туда волны не достают, но брызги долетают.
     В это время из рубки раздается голос капитана: «Матрос покиньте палубу!»  После прохождения очередной волны я бегом возвращаюсь к двери в кают компанию. Жду ещё одну волну, зависаю, и когда она сходит – открываю дверь и задраиваю её уже изнутри. Меня встречает старпом и устраивает разнос. Выслушиваю правильные речи старпома и полностью с ними соглашаюсь, после чего захожу в кают компанию и спрашиваю дам: «Видели?» Они хором: «Дурак, тебя там чуть волной не смыло!» Я показываю сапоги, у которых только влажная подошва и говорю: «Даже сапоги не замочил!» Дамы немного веселеют и уже почти смеются – чего собственно я и добивался – хоть немного их развеселить. 

Однако наступает время моей вахты и я поднимаюсь на мостик, где меня уже поджидает старпом. По пути на мостик мне встречается боцман, который собирается в душ и просит меня по кочкам не везти. Я отвечаю ему – как уж получится, и через некоторое время встаю за штурвал.

Во время шторма корабль обычно направляется носом на волну, чтобы не было бортовой качки и корабль не перевернулся. Такая собственно задача и стояла передо мной – держать нос против ветра. Однако ветер в море  иногда резко меняет направление и случаются шквалы, т. е. резкие порывы ветра не с той стороны, где ожидаешь. Вот такой сильный боковой порыв ветра резко ударил по рулю корабля и штурвал выскочил из моих рук и закрутился со страшной скоростью. Чтобы остановить штурвал я буквально сунул туда сапог, т. е. ногу в сапоге. Мне удалось остановить штурвал и теперь его надо было возвращать на прежнее место, т. е. крутить, а пока я ставил корабль снова носом на волну нас несколько раз хорошенько качнуло с борта на борт. Каюта радиста была за моей спиной и там что-то сильно упало и посыпалось. Через некоторое время на мостик поднялся  взмыленный боцман в полотенце. Оказывается как только он собрался помыться и приготовил два тазика воды – горячей и холодной – один с левого борта – второй с правого, а затем намылился, и тут корабль качнуло – он поскользнулся и сел, а поскольку он был намылен, то очень хорошо скользил от борта к борту и у правого борта его обливало холодной водой , а у левого горячей. Он так бы и курсировал от борта к борту на пятой точке, если бы бортовая качка не прекратилась.

Пока боцман рассказывал о своих злоключениях, смахивая пену с лысины, пришел радист и попытался войти в свою каюту, но не тут то было – она была забаррикадирована изнутри его собственными приборами, которые сорвало с креплений и они завалили дверь. Однако моя вахта закончилась и я пошел на ужин. На столах в кают компании установили специальные бортики – чтобы миски и тарелки не съезжали со стола при качке. Повариха налила мне суп в миску, и я поставил миску на стол, но как только я присел на стул, сильно качнуло и я вместе со стулом упал на пол, а мне в лицо летит суп из миски, которая доехала до края стола и при ударе о бортик выплеснула суп на меня. Тут подошла повариха и улыбаясь спросила: : «Второе будешь?» Я был голоден и сказал: «Да, но мне надо умыться от вашего супа.»

После ужина мне надо было поспать перед ночной вахтой и я ушел в кубрик и забрался на верхнюю койку, где было моё место. Качка продолжалась и мне надо было держаться за поручень, чтобы не выпасть с койки. Кроме того ящики под нижними полками, которые называются рундуками, при качке постоянно выдвигались и задвигались со страшным скрежетом железа по железу. Так продолжалось почти все время, пока я спал, но к полуночи море успокоилось, и я отправился на очередную вахту.

К тому времени мы подошли к месту работы, т. е. мы должны были сделать промер солёности воды в море по линии раздела Белого и Баренцева морей – от мыса Канин нос до мыса Святой нос. Обычно в этом месте было постоянное волнение на стыке двух морей, но на этот раз море было на удивление спокойно – почти полный штиль. На время замера корабль лёг в дрейф и я приготовился опускать в море батометры – устройства для забора морской воды на определенной глубине, которые опускались за борт на тросике и снабжались определенным устройством, чтобы набрать воду на своей глубине.

     Была ночь, но рабочее место освещалось и я потихоньку начал опускать батометры за борт. При спуске очередного батометра я заметил, как что то большое и белое всплыло по правому борту – это оказалась касатка, да не одна. Она слегка вынырнула из воды прямо перед моим носом щёлкнула зубами и затем шлёпнула по воде своим хвостом. Это она так играла со мной. Меня обдало кучей брызг и я отпрянул от борта, чуть не уронив за борт батометр. Я доложил старпому, что работать невозможно, касатки кружили вокруг корабля и каждая из них была не меньше пяти метров в длину – они с нами играли. Старпом, как обычно немного поворчал, но работу не отменил, а посоветовал мне их отогнать, но как не сказал. Я взял метлу на длинной ручке и помахал ею перед касаткой – она отплыла от борта и переплыла на левый борт, где их было уже штук пять.

Мне это и надо было и я продолжил свою работу. Морские животные встречались мне ещё не раз и мы с ними как то мирно расходились в море.


Рецензии
Обычно белухи так резвятся толпой, когда семга идет. Спасибо за рассказ. Про боцмана доставило.:-)

Лана Войс 1   28.03.2017 05:51     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.