Предисловие к книге Джона Кёлера Часть42

Предисловие к книге Джона Кёлера ‘’Секреты штази. История знаменитой   спецслужбы ГДР”. Смоленск, Русич, 2000. Под общей редакцией И.Н.Куэьмина.
            
На протяжении четырех с половиной десятилетий Германия была основным плацдармом, на котором разворачивалось противоборство спецслужб Востока и Запада. Одна из ключевых ролей в этом противоборстве принадлежала министерству государственной безопасности ГДР, его разведке и контрразведке. Министерство активнейшим образом участвовало в холодной войне и одержало верх в противодействии попыткам Запада подорвать устои формировавшегося в Восточной Германии государства реального социализма. С другой же стороны, массированная деятельность МГБ внутри республики привела к деформации восточногерманского общества и явилась одним из факторов, вызвавших социальный взрыв в ГДР осенью 1989 года.

Сегодня, через десять лет после крушения ГДР и восстановления государственного единства Германии, с некоторой исторической дистанции более понятными стали причины и подоплека коренных сдвигов в этой стране. Однако российский читатель располагает лишь самыми ограниченными возможностями составить собственное представление о происшедшем. Публикации отечественных авторов, за исключением М.С.Горбачева и его апологетов, являются весьма малочисленными и вышли в свет мизерными тиражами. Переводная литература по этим вопросам также является скудной, а ее отбор во многом носит случайный характер. Это касается и отдельных аспектов данной темы, в том числе деятельности спецслужб ГДР и ФРГ как фактора, оказавшего заметное влияние на развитие кризиса в Восточной Германии.

Правда, у нас издан ряд книг и статей об операциях разведок и контрразведок разных стран на территории послевоенной Германии и с ее территории, но среди них преобладают работы скорее приключенческого жанра. Исключением являются книги бывшего руководителя восточногерманской внешней разведки Маркуса Вольфа “По собственному заданию” и “Игра на чужом поле”, которые, естественно, не могут охватить весь спектр проблем этого рода.

В связи со сказанным может представить интерес и предлагаемая вниманию читателей книга Джона Кёлера. Однако в данном случае читатель окажется в непростом положении, так как ему придется самостоятельно “отделять зерна от плевел”.

Книга Кёлера – это взгляд  “с другой стороны баррикад’, это повествование автора, который и сегодня остался воинствующим приверженцем холодной войны. Понятно, что у многих российских читателей его позиция вызовет острую негативную реакцию. Тем более, что интерпретация многих событий в корне противоречит сложившимся у нас представлениям. К тому же повествование Кёлера подчас представляет собой примитивный вымысел (биография М.Вольфа, описание обстоятельств смены В.Ульбрихта на посту генерального секретаря ЦК СЕПГ, подробности о деятельности советских оперработников, фрагменты в рассказе о последних днях ГДР). Однако несомненное достоинство книги состоит в том, что она адекватно передает отношение значительной части американской элиты к прежним социалистическим странам, в том числе и к нам как к наследникам “империи зла”.

Джон Кёлер – ветеран ЦРУ, специалист по ведению психологической войны, проработавший много лет в Германии под видом журналиста. Его книга об МГБ ГДР написана с использованием всего арсенала средств дезинформации. Она вполне может служить учебным пособием по черному пиару. В целом же повествование в книге отвечает распространенной в ФРГ идеологической концепции, которая требует “преодоления” и “переосмысления” восточногерманской истории. В этой связи применительно к ГДР введено понятие “Unrechtstaat”, то есть “государство, основанное на произволе, неправовое государство”. При таком взгляде на вещи вся деятельность государственных органов и общественных организаций бывшей ГДР, все протекавшие здесь процессы лишены легитимной основы и подлежат осуждению, а все явления, относящиеся к 40-летнему периоду ее существования, автоматически получают знак минус.

Излагая материал, Кёлер отнюдь не стремится к максимальной достоверности. И это обусловлено не только идеологическими перехлестами. Подчас он намеренно прибегает к гротеску, рисуя сцены как в голливудском боевике. Вот советский генерал армии на приеме в честь А.Н.Косыгина поглощает икру ложками, заедая ее черным хлебом и запивая водкой. Вот министр Э.Мильке на Лейпцигской ярмарке выступает в роли вахтера и сам проверяет пропуска у посетителей.

Подчас автор нарочито демонстрирует пренебрежение к точности изложения – искажает имена видных советских военачальников, приводит вымышленные фамилии оперработников. Имея возможность опереться на документальный материал, Кёлер тем не менее далеко отходит от него. Так, он настойчиво именует резидентурой аппарат советской внешней разведки в ГДР (Представительство КГБ СССР по координации и связи с МГБ ГДР), завышая до неимоверных размеров численность его сотрудников. Он фантазирует по поводу структуры этого учреждения, придумывает специальный отдел с непонятными функциями в Потсдаме. Тогда как общеизвестно, что в Потсдаме находилось Управление Особых Отделов – военная контрразведка, обеспечивавшая безопасность Группы советских войск в Германии.

Как  и следовало ожидать, Кёлер преувеличивает права советских оперработников в ГДР, утверждает, что эти люди пользовались значительными благами за счет восточногерманских налогоплательщиков. По этому поводу нужно заметить, что мебель и оборудование в домах, где проживали сотрудники аппарата КГБ, действительно предоставлялись хозяйственной службой МГБ ГДР, но это отнюдь не было безвозмездной услугой. За амортизацию мебели жильцы ежемесячно выплачивали значительные суммы из расчета погашения ее стоимости за время командировки. Следует также уточнить, что некоторые затраты МГБ ГДР на обслуживание аппарата КГБ полностью компенсировались советской стороной на государственном уровне за счет дорогостоящих научных разработок по заказам министерства, за счет выполнения заявок по линии космоса и пр.

Кёлер полон ненависти к Германской Демократической Республике и жаждет расправы над ее партийными функционерами и государственными служащими. Он с сочувствие цитирует мнение о том, что если бы революция в ГДР не была “бархатной”, то “можно было бы по-быстрому перевешать всех этих людей”. По словам Кёлера, недопустимо, что за годы, прошедшие после объединения Германии, многие из 165 членов ЦК СЕПГ так и не были подвергнуты проверке. Оскорблением для демократии, - пишет Кёлер, - является то, что “Гарри Тиш был отдан под суд за растрату, а не за принадлежность к политбюро ЦК СЕПГ”. Этот демократ в штатском охотно упрятал бы за решетку не одну тысячу граждан бывшей ГДР.

В книге ставится знак равенства между порядками в ГДР и в фашистской Германии. В подтверждение приводится мнение известного преследователя нацистов Симона Визенталя о том, что руководство СЕПГ якобы проводило антисемитскую политику. Здесь, видимо, делается расчет на короткую историческую память наших современников. Ведь именно в ГДР денацификация осуществлялась очень основательно, тогда как в столь демократической Западной Германии видные нацисты долгое время занимали важные государственные посты. Достаточно напомнить о ведущем специалисте рейха в области расового законодательства Х.Глобке (при Аденауэре – руководитель ведомства федерального канцлера) или о федеральном министре Т.Оберлендере, который был нацистским офицером в пресловутом батальоне “Соловей”, творившем расправу над евреями в Западной Украине. В отличие от ФРГ, в восточногерманской элите евреям принадлежало видное место. Можно, например, упомянуть   тех же Хильду Беньямин и Маркуса Вольфа, о которых Кёлер пишет с нескрываемой ненавистью.

Нельзя назвать иначе как подтасовкой сопоставление в книге численности гестапо (40 000) и МГБ ГДР (102 000).  Ведь внутри МГБ “политическая полиция” составляла лишь небольшую часть, а в гитлеровском рейхе кроме гестапо только в структуре РСХА (главное ведомство имперской безопасности) было еще шесть управлений. В то же время нельзя не признать явную несоразмерность численности МГБ и численности восточногерманского населения – 16,5 миллиона человек. Для сравнения: в эти же годы в штатах КГБ СССР, за исключением пограничных войск и войск правительственной связи, состояли 220 000 человек.

Весьма значительной была и степень вовлеченности населения ГДР, особенно его интеллектуального слоя, в деятельность органов государственной безопасности. Даже “цвет нации” не был исключением. Как выяснилось с МГБ в разное время и в разной степени сотрудничали и писатели Герман Кант, Криста Люфт, Моника Марон, и руководящие деятели политических партий Лотар де Мезьер, Мартин Кирхнер (ХДС), Ибрагим Бёме (СДПГ), Грегор Гизи, Андре Бри (ПДС), Вольфганг Шнур (“Демократический порыв”) и церковные авторитеты – как Манфред Штольпе и епископ Инго Бэркляйн, и ученые – как Хайнрих Финк, и многие другие. Понятно, что столь массированное присутствие службы государственной безопасности было существенным фактором в общественной жизни в ГДР и не могло не привести к деформации общественного сознания, которая до сих пор дает о себе знать.

Естественно, что Кёлер специально останавливается на этих вопросах, однако, в обычной для него манере, до предела утрирует ситуацию. Он ссылается на предположение, что общее число агентов МГБ ГДР доходило до двух миллионов. (По данным МВД ФРГ, речь может идти о 109 000 активных неофициальных сотрудниках МГБ).

Кёлер резко отрицательно относится к преемнице СЕПГ – Партии демократического социализма, считает оправданным ведение наблюдения за ПДС силами ведомства по охране конституции, как это имеет место в Баварии, поддерживает идею запрета ПДС. По ходу изложения руководящие деятели этой партии характеризуются только отрицательно. В частности, предпринимается попытка дискредитировать почетного председателя ПДС Х.Модрова, который завоевал высочайший авторитет в бывшей ГДР, в том числе и в оппозиционных кругах, как первый секретарь Дрезденского окружкома СЕПГ и на посту председателя Совета министров республики в период ”поворота”.

В то же время, если оставить в стороне идеологически мотивированный отбор и интерпретацию фактов, книга Кёлера содержит значительный по объему конкретный материал о деятельности спецслужб социалистических стран и стран НАТО. В основу повествования положены архивные документы и материалы, в том числе из ведомства Гаука (архивы МГБ ГДР), из архива ЦК СЕПГ, свидетельства бежавших на Запад в канун объединения Германии руководящих сотрудников государственной безопасности Р.Винанда, Х.Буша, К.Гроссмана, сведения из американских источников, материалы следственных органов ФРГ.

Некоторые из этих данных публикуются впервые и представляют несомненный интерес. Например, вопреки принятой на Западе версии, Кёлер приводит достоверные данные о присутствии сотрудников западногерманской разведки БНД на центральном объекте МГБ ГДР 15 января 1990 года во время погрома, организованного там “Новым форумом”. Тогда эти сотрудники, руководствуясь схемами, составленными при участии перебежчиков из МГБ, проникли в помещения наиболее интересных для них подразделений и, вскрыв сейфы, изъяли там ценные документы.

Новым является свидетельство Кёлера о том, что ЦРУ непосредственно осуществляло руководство диверсионными акциями на территории ГДР в 50-е годы, проводившиеся “Группой борьбы против бесчеловечности”. А сведения о работе восточногерманской разведки – главного управления “А” МГБ ГДР, приводимые в книге, являются существенным дополнением к тем публикациям об этой спецслужбе, которые доступны российскому читателю.

Один из разделов в начале книги посвящен сотрудничеству МГБ ГДР и КГБ СССР. Здесь автор в основном полагается на сведения, полученные им от перебежчика Р.Виганда. Последний, видимо в угоду вкусам американца, предпочитает не останавливаться на успешных совместных операциях спецслужб обеих стран. Вместо этого он рассказывает о возникавших противоречиях. В частности, во всех подробностях излагается криминальная история, когда группа авантюристов, выдавая себя за сотрудников КГБ и Штази, занималась вымогательством.

Попутно автор не упускает возможности, чтобы обвинить советских оперработников во всяких грехах. Он бездоказательно утверждает, что сотрудники КГБ зачастую присваивали информацию немецких друзей, выдавая ее за свою. В этой связи необходимо подчеркнуть, что существовавший в аппарате КГБ порядок обращения с информацией полностью исключал возможность подобного образа действий. Информация из МГБ ГДР подлежала учету и обязательной регистрации уже при получении. При этом ей присваивался специальный индекс, который проставлялся и на информационном сообщении, направлявшемся в Москву.

В книге обстоятельно рассказывается о репрессивной деятельности МГБ ГДР, приводятся конкретные примеры нарушения властями законов своей страны, привлечения людей к уголовной ответственности за малейшие признаки инакомыслия, жестокого обращения с заключенными. Не пытаясь ни в коей мере оправдать действия Штази, для которых была характерной полная бесконтрольность, хотел бы подчеркнуть, что применявшиеся немецкими чекистами методы не являлись столь необычными и для других стран. Чтобы вспомнить об этом, достаточно вновь перелистать известную повесть Генриха Бёлля «Потерянная честь Катарины Блюм».
Специфика ГДР заключалась в ином. Это – невиданная по своим масштабам интенсивность работы органов государственной безопасности, охват ими всех областей человеческой деятельности, “работа  по площадям”. Всеобъемлющая система слежки, организованная МГБ, в сочетании с присущей немецкому менталитету склонностью к доносительству привела к тому, что фиксировалось малейшее проявление недовольства властями, а его носители автоматически зачислялись в категорию противников социализма и подвергались многообразным мерам воздействия, вплоть до тюремного заключения. Основную часть среди этой категории составляли лица, вынашивавшие намерение уйти на Запад.

С другой же стороны, применявшиеся властями ГДР меры репрессивного характера не давали желаемого результата. Так в отношении лиц, подвергавшихся относительно мягким мерам воздействия, и в дальнейшем последовательно осуществлялась линия на ограничение их прав. А это неизбежно приводило их к закреплению на позициях противников существующего строя. Лица же, которые по политическим мотивам подвергались тюремному заключению, через короткое время за соответствующий выкуп переселялись на Запад. В ГДР даже бытовало изречение, что “самый короткий путь на Запад лежит через тюрьму”.

Таким образом, деятельность МГБ ГДР внутри страны, в конечном счете, вела к увеличению негативного политического потенциала в обществе, который осенью 1989 года обрел критическую массу.

Разделы в книге, касающиеся истории ГДР и обстановки в этой стране, а также репрессивной политики властей, являются своего рода вступлением. Они создают негативный фон для повествования о деятельности внешней разведки ГДР, которая без этого выглядела бы слишком триумфальной.

Кёлер подробно рассказывает о становлении и об основных акциях внешней разведки – главного управления «А» МГБ ГДР, во главе которого на протяжении тридцати четырех лет стоял генерал Маркус Вольф. Эта часть книги отличается большей достоверностью, так как опирается преимущественно на документы, сохранившиеся в архиве МГБ ГДР, и на данные следственных органов ФРГ.

Автор пытается определенным образом систематизировать имеющийся обширный материал. Вначале он рассматривает разведывательную деятельность главного управления «А» в ФРГ и Западном Берлине, его агентурное проникновение в основные правительственные учреждения, в спецслужбы, в руководство политических партии и общественных организаций, в полицию и службу пограничной охраны, в СМИ, ведущие фирмы ФРГ. Результатом этой деятельности стало, прежде всего, внедрение восточногерманской агентуры во все важнейшие правительственные и государственные учреждения и службы Западной Германии. Контрразведка ФРГ оказалась в этой ситуации полностью несостоятельной.

Наиболее массированным было присутствие восточногерманской разведки в ведомстве федерального канцлера и в МИД ФРГ. Если наряду с данными, приводимыми Кёлером, учесть также сведения, которые сообщает М.Вольф в своей книге “Игра на чужом поле”, становится очевидным, что в ведомстве федерального канцлера и во внешнеполитическом ведомстве ФРГ постоянно находились не менее пяти надежных агентов ГДР, которые имели доступ к важнейшим государственным секретам.
Внедрение агентуры в федеральную разведывательную службу (БНД), в федеральное и земельные ведомства по охране конституции (БФФ и ЛФФ), в службу военной контрразведки (МАД) обеспечило управлению Вольфа возможность контролировать важные направления работы этих учреждений. Дело доходило до того, что разведка ГДР могла регулярно докладывать руководству своей страны сводные документы, которые готовились аналитиками БНД для доклада своему канцлеру.

Разведке ГДР удалось привлечь к сотрудничеству ряд видных политиков Западной Германии и Западного Берлина. Этим обеспечивалось не только получение важной информации о деятельности политических партий и властей ФРГ. Тем самым открывались также возможности для проведения мероприятий содействия в поддержку политической линии Советского Союза и ГДР. Наиболее громкой акцией в этом плане явился подкуп нескольких депутатов бундестага, благодаря чему было предотвращено поражение федерального канцлера В.Брандта при голосовании вотума недоверия 27 апреля 1972 года и была обеспечена последующая ратификация договоров ФРГ с Советским Союзом, Польшей и ГДР.

Значительных результатов главное управление “А” добилось в разведке Западной Германии как основного плацдарма НАТО, на котором размещалась наиболее мощная группировка вооруженных сил этого блока. Управление постоянно располагало детальными сведениями об изменениях в организации, боевом составе, дислокации и вооружении западных войск, о планах их боевой подготовки. Оно имело в своем распоряжении подробнейшие данные об оборудовании театра военных действий, включая планы строительства позиций ракет средней дальности и хранилищ ядерного оружия.

Весьма эффективно работали отделы научно-технической разведки, входившие в структуру главного управления “А”. Благодаря их усилиям была добыта ценная документальная информация о технологии производства не только военной техники, но и новейшей продукции гражданского назначения. Благодаря этому ГДР и Советский Союз смогли сэкономить миллиарды долларов на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Отдельный раздел в книге посвящен работе восточногерманской разведки против США и НАТО. Автор подробно описывает успешные операции МГБ против американских спецслужб, начиная с похищения сейфов из подразделения военной разведки США в ФРГ в 1956 году и кончая проникновением в центр электронной разведки армии США в Западном Берлине в 80-е годы.

Конечно, усилия ведомства Вольфа, направленные против американцев, не были столь масштабными, как против соотечественников из ФРГ. Однако на счету восточногерманских чекистов ряд офицеров и гражданских служащих вооруженных сил США, а также американские граждане – носители секретов научно-технического характера.

Характеризуя агентурную деятельность главного управления “А” против НАТО,  Кёлер  ограничивается рассказом о В.Руппе  (“Топаз”), который, работая в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, имел доступ к документам высшей категории секретности по военной и экономической тематике. Разоблачение Руппа и судебный процесс над ним в 1994 году привлекли к себе большое внимание наших отечественных СМИ. При этом господствовало мнение, что Рупп был идентифицирован как агент ГДР благодаря сигналу американцев, в руках которых находятся сводные учетные данные на агентуру внешней разведки ГДР. Кёлер приводит более правдоподобную версию: Руппа выдал контрразведке ФРГ перешедший на Запад бывший заместитель начальника седьмого (информационного) отдела главного управления “А” полковник Х.Буш, который в свое время непосредственно обрабатывал материалы, поступавшие от “Топаза”.

В 70-е годы произошел прорыв дипломатической блокады Германской Демократической Республики, что привело к существенному расширению географической сферы деятельности главного управления «А». Восточногерманские разведчики сумели создать неплохие позиции в частности в странах Ближнего Востока, в Индии. Однако в разделе об операциях в странах третьего мира речь идет о другом. Этот раздел посвящен той поддержке, которую МГБ ГДР оказывало в организации, обучении и техническом оснащении полиции и органов безопасности таких стран, как Никарагуа, Эфиопия, Южный Йемен.

Заключительная часть книги Кёлера посвящена обоснованию тезиса о том, что МГБ ГДР было непосредственно причастно к международному терроризму м оказывало активное содействие террористическим организациям. Здесь подробнейшим образом излагается версия Р.Виганда о подготовке и осуществлении ливийцами известного террористического акта в Западном Берлине – взрыва в апреле 1986 года дискотеки “Ла Белль”, которая была излюбленным местом отдыха американских военнослужащих. Как утверждает Виганд, высшее руководство ГДР было проинформировано о подготовке указанного террористического акта, однако не стало препятствовать его осуществлению.

Далее следует рассказ о связях Штази с международными террористами и о поддержке руководителями ГДР международных террористических организаций. Тенденциозность изложения затрудняет оценку приводимых здесь сведений, которые сами по себе представляют определенный интерес.

Кульминацией повествования Кёлера  о причастности МГБ ГДР к террористическим акциям является раздел в книге, в котором предпринята попытка нарисовать картину многолетнего сотрудничества Штази с западногерманской террористической организацией “Фракция Красная Армия” (РАФ). Как известно, в первые месяцы 1990 года в Восточной Германии были арестованы несколько членов РАФ, которые в начале 1980-х годов отказались от террористической деятельности и попросили убежища в ГДР. Документы для их легализации, а также их обустройство с соблюдением всех мер конспирации были обеспечены МГБ ГДР. По некоторым данным, западногерманская сторона была поставлена об этом в известность и не возражала против подобной акции, так как тем самым гарантировался контроль над группой активных террористов и исключалась возможность рецидива их опасной деятельности.
Отталкиваясь от факта ареста членов РАФ в Восточной Германии, Кёлер пытается задним числом сконструировать схему активного взаимодействия “Фракции Красная Армия” и органов государственной безопасности ГДР. Он утверждает, в частности, что “красноармейцы” якобы проходили боевую подготовку в секретных лагерях в Восточной Германии, а резидентуры главного управления «А» оказывали им всяческую поддержку за рубежом. Однако доказательства, подтверждающие эти утверждения, вызывают сомнение в их достоверности.

По ходу повествования автор неоднократно отмечает высокую результативность  работы МГБ ГДР, особенно его внешней разведки и особенно в Западной Германии и Западном Берлине. По приводимым в книге данным федерального уполномоченного по делам МГБ ГДР Й.Гаука – которые, правда, трудно проверить – министерство смогло завербовать в общей сложности не менее 20 тысяч граждан ФРГ.

Размышляя об успехах разведки ГДР, Кёлер, естественно, пытается определить причины этих успехов. По его мнению,  это – умелое использование широкого арсенала методов и средств воздействия на интересующих разведку лиц: психологическая обработка, подкуп, угроза компрометации, шантаж родственников и т.п. Здесь же упоминается отсутствие языкового барьера при общении между “осси” и “веси” и общность их менталитета. Но ведь все это в равной степени относилось к возможностям западногерманской разведки и контрразведки, которые потерпели явное поражение в противоборстве со спецслужбами ГДР. Кёлер не хочет признать очевидную истину: значительная часть восточных и западных немцев привлекалась спецслужбами ГДР к сотрудничеству на идейной основе – борьба с фашизмом, борьба за мир, борьба за социалистические идеалы.

Наглядные примеры этого приводятся и в данной книге: супруги Гийом, Габриэла Гаст, Вильям Борм и другие. В полной мере это относилось и к мотивации деятельности многих восточногерманских оперработников. С крушением ГДР и развалом социалистического содружества эта истина поблекла и предается забвению. Однако без ее учета вряд ли возможно правильное прочтение новейшей истории Германии и, особенно, истории МГБ ГДР.

                                     Доктор политических наук И.Н.Кузьмин


Рецензии