На кафедре информационной работы. Часть21

     На кафедре информационной работы в Краснознаменном институте
 Я прибыл на кафедру информационно-аналитической работы и активных мероприятий в период  ее зарождения в сентябре 1971 года и самым непосредственным образом участвовал в организации занятий по этой новой дисциплине. До меня в штаты кафедры были зачислены ее начальник – полковник  Ю.И. Модин, до этого – заместитель начальника службы активных мероприятий ПГУ, ранее оператор “лондонской пятерки”, и старший преподаватель подполковник Е,Ф.Червяков, опытный и результативный оперативный работник. Получив назначение доцентом кафедры я стал фактическим заместителем Ю.И.Модина. Мне пришлось подготовить и опубликовать ряд пособий по информационной работе, в том числе “Оценка и проверка разведывательной информации, определение дезинформации и ложных сведений”, “Пресса как легальный источник информации” и другие. Эти пособия позднее стали составными частями учебника по информационной работе.

Главный  же мой вклад в деятельность  кафедры состоял  в разработке  методики практических занятий по информационной работе. Суть этой методики заключалась в том, что на основе бюллетеней  ТАСС составлялись материалы, имитирующие различные виды первичной информации, обрабатываемой в резидентуре (документы, агентурные сообщения, записи оперативной техники, сообщения СМИ и т.п.). На основе этих материалов слушателям надлежало подготавливать информационные сообщения для центра.   Практические занятия по предложенной мною методике на многие годы  стали основой обучения навыкам обработки разведывательной информации.

Постепенно штатный состав кафедры расширялся и достиг численности в десять человек. Среди них следует упомянуть К.Н.Смирнова, многие годы являвшегося помощником генерального секретаря ООН, а позднее советником посольства в Югославии. Константин Никанорович проработал более двух десятков  лет в Краснознаменном институте и Академии внешней разведки. Помимо этого к проведению занятий стали привлекаться внештатные “приватные” преподаватели, в их числе такие  авторитетные специалисты, как бывший начальник информационной службы ПГУ КГБ генерал-майор Ф.А.Скрягин.

В 1974 году из ГДР возвратился Г.Ф.Пушкарев. По моей рекомендации он был принят преподавателем на кафедру информационной работы. Позднее он с блеском защитил кандидатскую диссертацию, в которой учитывались   сложнейшие аспекты оперативной психологии, на тему “Добывание разведывательной информации втемную” и стал профессором кафедры.

Я продолжал участвовать в работе по созданию истории советской разведки в коллективе под руководством профессора Байдакова. Опять-таки меня в первую очередь интересовали вопросы разведывательной работы в нацистской Германии. Мне довелось, в частности, ознакомиться с большой аналитической запиской о деятельности “Красной капеллы“, составленной Т.Н.Бескровным и Е.Д.Модржинской. Запомнилось откровенно предвзятое отношение авторов к разведывательной работе А.М.Короткова и их стремление подчеркнуть, что  деятельность “Красной капеллы“  не принесла существенных практических результатов. На титульном листе записки была наложена  резолюция бывшего начальника внешней разведки С.Р.Савченко, запрещавшая знакомить с ней слушателей, так как она порождает неверие в возможности разведывательной работы.

В 1974 году я целый месяц находился в госпитале на Пехотной. В это же время там проходил лечение профессор  Е.И.Кравцов. Он рассказывал мне с интересными подробностями о работе в Берлинской резидентуре в 1940 и 1941 годах. Он поведал мне также о принципиально важной инструктивной беседе И.В.Сталина с группой работников НКВД, которые в 1939 году были направлены в государства Прибалтики под дипломатическим прикрытием. Он долгое время хранил конспект этой беседы.
Вскоре после моей выписки из госпиталя Евгений Игнатьевич скончался.

Что касается моего семейства, то старшая дочь Елена вернулась в Москву несколько раньше нас и возобновила занятия в Станко-инструментальном институте на третьем курсе. В это время она подружилась со студентом своего отделения Игорем Жуковым, за которого вскоре вышла замуж. В  1973 году у них родился сын Николай. В 1974 году Игорь и Лена закончили Станко-инструментальный институт и получили назначение инженерами на московский завод “Фрезер“. На следующий  год у них родилась дочь Мария. Вскоре Игорь был избран секретарем комитета комсомола завода, а в последующем в течение нескольких лет работал секретарем райкома комсомола в одном из районов Москвы, а затем ответственным сотрудником в бюро международного молодежного туризма “Спутник“.

Дочь Людмила сразу после возвращения домой  по собственной инициативе поступила в специальную школу с углубленным преподаванием  немецкого языка, расположенную на площади Маяковского, до которой от дома приходилось добираться с пересадкой на двух троллейбусах. Ее охотно приняли в шестой класс “как носителя живого языка”. Хотя раньше она совершенно  не изучала грамматику, это не создало для нее особые трудности.

Из семейных событий этого периода нельзя не отметить состоявшееся  в 1972 году присвоение моему отцу почетного звания Народный художник РСФСР.
                                                                  
В августе  1974 года мне в срочном порядке предписывалось вылететь в Берлин из-за возникшей в информационном отделе аппарата КГБ острой конфликтной ситуации. Причиной конфликта, расколовшего отдел на две враждующие группировки, стали разногласия по вопросу о приеме в партию одного из молодых сотрудников. Партком представительства пытался нормализовать ситуацию, переизбрав состав партийного бюро в отделе, но это осталось безрезультатным. Тогда было принято радикальное решение, что следует заменить руководство отдела. Причем сделать это надлежало без промедления, чтобы была обеспечена бесперебойная подготовка к визиту Л.И.Брежнева в ГДР, который планировался на время c 5 по 8 октября 1974 года.

Перед моим убытием в Берлин мне позвонил генерал И.А,Фадейкин, который предложил встретиться для беседы. Иван Анисимович только что возвратился из ГДР и был назначен заместителем руководителя главного управления микробиологической промышленности СССР.

 Мы встретились на Фрунзенской  набережной и полтора часа разговаривали, прогуливаясь по берегу Москвы-реки. Иван Анисимович говорил, что необходимо прилагать все усилия для  сохранения  уникальной практики обмена информацией с немецкими друзьями, которая сложилась за много лет сотрудничества. Одновременно он рекомендовал усилить внимание к развитию “общегерманских тенденций”, поскольку в недалекой перспективе следует ожидать возрастающее стремление к восстановлению национального единства страны.


Рецензии
И. А Фадейкин - толкоый и умеющий заглядывать в будущее работник.

Владимир Эйснер   04.01.2015 22:58     Заявить о нарушении