Три глотка счастья

За дверью палаты едва слышались сдавленные всхлипы и приглушенные голоса.
- Сколько же ему…, сколько….  осталось, доктор!? – шептала жена. – Вы…, если что…, так Вы не сомневайтесь! У нас есть…., мы приготовили, прямо здесь, с собой!И академия поможет..!Обещали...!
-«Сколько, сколько»!? – огрызался начальник отделения.  – Я что, господь Бог!? И спрячьте это всё! Не вылечить его! Спёкся человек, понимаете. Так что…, неделя или месяц, как говорится. Держитесь! И это …, о батюшке позаботьтесь …! А то поздно будет!
- Батюшка...!? Не знаю, ...академик все же! Неудобно как-то...!Что люди скажут?
- ТАМ академиков нет! Так что поторопитесь...!
Голоса затихли. Послышались удаляющиеся шаги.

- Понятно! – спокойно произнес Николай Степанович вслух. – Всё понятно… ! А картинки так и нет! Киноленты жизни, перед глазами! Раз нет, так может…  и это...поскриплю ещё маленько!

Для надежности он крепко зажмурился. 
Откуда-то из неведомых глубин появилась слабенькая, чуть мерцающая голубая точечка. Она росла, увеличиваясь в размере, становилась всё ярче. Потом медленно растянулась по горизонтали, и появившаяся вверху мерцающая линия начала плавно опускаться вниз, образую почти идеальный прямоугольник.
Николай, чуть дыша, зажмурился ещё крепче.
На «экране» начинает слабо проявляться изображение, сначала бледно-серое, расплывчатое, потом все более четкое…! И...черно-белое!

Темный подъезд, освещенный лишь болтающимся снаружи уличным фонарем. В углу, под лестницей двое.
Он и девчушка. Стоят, прижавшись друг к другу, не говорят ни слова, даже не целуются. Просто стоят и молчат. Руки девушки безвольно опущены вниз, его руки лишь кончиками дрожащих пальцев касаются её талии. И только глаза - пылающие глаза к глазам, сердце к сердцу.
И вот он начинает плавно отделяться от пола и подниматься вверх, а внизу все также  - он и девчушка. «Второй» он взмывает выше, и парит, парит над ними,и видит их сверху.
Летит, летит, проплывает над ними, … счастье, это же и есть счастье, господи! Один лишь его миг…!Глоточек!

Николай Степанович приоткрыл глаза и тут же зажмурил их от нестерпимо яркого света. Свет в реанимации не выключают даже ночью. Дотянулся до столика, глотнул воды из стакана. Влага как огнем обожгла все внутренности.
 - Видать и правда … , кирдык наступает! – скрючился он от нестерпимой боли, и чуть переждав, опять крепко зажмурился.

Общага. Танцы-шманцы-обниманцы в полуподвальной "комнате для занятий". Он на низенькой, дрожащей от грохота и топота сценке, скрюченные пальцы пляшут по клавишам старенького потрепанного, залитого портвейном  «Weltmeister». Гремят барабаны, ревут усилители, бесится цветомузыка. Сумасшедший дом!
- Коля-я-ян! – орет ему Витек–басист.  – Битлов давай …!  Can't Buy Me Love …! Давай…!!! Дави-и-и...!!!
Дали так, что с потолка посыпалось, а потом сразу, без перерыва … A Hard Day's Night и прямо вслед, чтоб не очухались … Ob-La-Di, Ob-La-Da….!
Зал будто сошел с ума, все начинают подпрыгивать прямо под низенький потолок. И музыканты вместе с ними. В какой-то момент наивысшего восторга он в очередной раз отрывается от сцены и … остается висеть в воздухе, с изумлением глядя на танцующих внизу. Потолок исчез, и опять он парит, и опять летит…. Счастье, это было точно счастье…! Один только миг его!Глоток!

Режущая боль внутри слегка отпустила. Николай скосил глаз в окно. Вечерело, причудливые тени заскользили по стене. Там за окном … была жизнь. А здесь....!
"Плевать...! Уже не важно!"
Он вновь крепко зажмурил глаза.

Небольшой фургончик подвозит прямо к подъезду 33 пачки книг, всего-то  тысячу штук, по тридцать в каждой пачке. И ещё десяток экземпляров россыпью. Задыхаясь от тяжести и чего-то ещё, сладостно-неведомого он таскает их сам по заплеванной лестнице на 7-ой этаж.
Это его первая книжка: смешная, несолидная, в кургузом виниловом переплете. С нелепейшими ошибками и смешными опечатками, с запятыми и двоеточиями к месту и не к месту. Со всеми этими «ну», «уже», «даже», «также», «он подумал», «в общем». Но это ЕГО книга. Пару десятков стишат,наивных и корявеньких ...о дружбе и любви. А о чем же ещё в неполных двадцать пять!?

Тридцать три пачки встали второй стеной к узком коридорчике.
Ночью он встаёт, вроде бы как в туалет, подходит к «книжной стенке» и нежно трется о нее спиной. Совсем как их кот.
Что-то в душе его шелохнулось и внутри начинает разгораться яркий огненный шар. Ноги отрываются от пола, и он опять летит неведомо куда …, всё осталось внизу: стопки книг, жена, свернувшаяся калачиком, сынишка в соседней комнате… - а он парит, летит, летит….
Счастье, а ведь и это тоже было счастье! Всего лишь только один миг его!Глоточек!

Уж давно нет той девчушки Галки, сожрал смолоду проклятый рак, уже «отнесли» Витька, спился басист, да и сгинул, уже роздана кому попало вся тысяча тех первых книжек, а добрая сотня других, научных - это всё было уже не то …. 
А вот эти три сладостных момента, эти три глотка счастья так и не отпускают. Стоят перед глазами. И только они одни, почему-то!

Николай глубоко вздохнул, в глазах его разом потемнело, тело стало невесомым, он легко оторвался от койки и воспарил, и полетел…, навстречу Галке и Витьку, навстречу счастью своему.

А может  … вдогонку!


Рецензии
Очень внимательно прочитал с десяток если не больше Ваших текстов. Конечно, на фоне всей этой безумной словесной каши, которой полна проза, Вы смотритесь очень неплохо, но, если поднять планку повыше-очень неровно. Есть несомненные удачи, "Мурашки любви" - там Вас и без меня захвалили, хотя концовка не совсем удачная, можно было бы и похитрее, далее "резко и визгливо вскрикнула:- Милиции-и-я!... Ой! Гос-с-споди! Как ее … полиции-и-ия! Кошеле-е-ек украли!" тоже как то не вяжется, ну все ж уже ясно, кошелек не вернешь и никто не поможет,"Три глотка счастья" прекрасный рассказ если бы не " воспарил, и полетел…, навстречу Галке и Витьку, навстречу счастью своему"- слишком пафосно. Хотя в целом повторяю- несомненная удача. "Папайя"- заслуживает приз за оригигинальность сюжета, так же как и "Откат"- старик старой закалки против подлых мелких полужуликов, очень неплохо. Инцест- как вы сподобились написать на такую омерзительную тему, ума не приложу. Уберите этот текст и никому его не показывайте и сами забудьте. Мой совет, хотя их на прозе никто их не то, что не слушает, но и не подозревает, что кроме "Хорошо пишИте" (обязательно через "и") существует что-то еще. Эротика 60х благодатная тема, но недожато. Концовка слабая. Повторюсь очень неровно. Вместе с очень сильными вышеупомянутыми текстами, например, рассказ "Недолюбил"- полный штампов типа "неземное чувство, родившееся в первое мгновенье, сразу так обожгло, обрело такую невиданную силу, что просто удержать его в себе не было уже никакой возможности" и совершенно неестественного диалога двух подружек "Ох, тяжко прям сегодня-то! Целый день, все на жаре, да на жаре! Все подмышки взопрели! Да что подмышки! Трусы и те все мокрые, будто обмочилась" - Вы серьезно считаете что подружки на скамейке так говорят? Нет сомнений, что в литературе это необязательно. У Достоевского, например, герои говорят так, как будто они с другой планеты прилетели, но он нас убеждает в этом, это такой мир, в котором именно так и говорят. У Вас к сожалению этого в этом тексте не получилось. Суммирую. Выравнивайте и сверяйте по своим лучшим текстам. Иначе получается смесь качественой прозы с пафосом, шаблоном и искусственным корявым текстом, написанным как будто бы другим автором.

Николай Дали   30.10.2017 17:10     Заявить о нарушении
Искренне благодарен! Замечания в основном справедливые. Но хотел бы заметят, что я не писатель (Вы упомянули Достоевского), и никогда им не стану. Нет таланта! Есть небольшие способности, но писатель..., мне до него как до неба. Выравнивать? А зачем, и для кого? Для Прозы это не нужно! Благодарен Вам, что прочли столь моих поделок. Но есть и ещё одна "Зачем", там вот и изложено, почему я вообще этим иногда занимаюсь.
Еще раз с благодарностью и уважением!

Игорь Гудзь   31.10.2017 08:05   Заявить о нарушении
Я прочитал Вашу миниатюру и принимаю Вашу мотивацию. Жить как ящерица тысячу жизней несомненно интересно и элемент этого есть и в том почему пишу я. Тем не менее для меня очень важен эстетический момент и форма. Форма для меня гораздо важнее содержания(тут я похоже начал излагать свое кредо, но Вы мне не верьте. Я сегодня так я завтра по-другому). Я считаю что отрывок должен создавать мир со своей внутренней логикой, в которую по каким-то (неизвестным нам причинам) читатель верит. Это может быть мир голубых трехполых динозавров или микробов под ногтем у Миши Япончика, это совершенно неважно. Почему и как заставить в этот мир поверить, и получается ли это у меня я не знаю. Второй элемент, которому я следую- все должно развиваться через диалог. Третий - не нужно все разжевывать, читатель не дурак, он понимает лучше тебя зачем ты это написал. Четвертое, не выпендриваться (я этим в ранних рассказ грешил, сознаюсь). Если это ты изрек, что тебе мол такое то место из сонаты ля мажор Дебюсси нравится- он не дурак, он понимает, что писатель просто выпендривается(я мол лучше тебя). Ну и ну тебя тогда на хрен! Зачем читать?


Николай Дали   31.10.2017 12:08   Заявить о нарушении
Наверное главное - ты сам должен поверить в написанное. У меня рассказ Раздевалка, я его написал в автобусе Москва -Рязань за 40 минут и не поправил потом ни строчки. И сам чуть не разревеля (в мои 62 годика). Женщина спросила: Вам плохо? А мне было так хорошо, что-то близкое а счастью! Вот что это? Вдохновени, муза подвадила...? Нет! Просто я "был там", в этой раздевалке, причём "был" вот этим 4 летним мальчиком...

Игорь Гудзь   31.10.2017 17:38   Заявить о нарушении
Вы совершенно правы, Вы фактически говорите то же что и я. Эта внутреняя логика должна быть такая что (хотя бы хаха !) ты сам в нее поверил, ну и с надеждой, что другие тоже вьедут в это. Что касается эмоций, я пишу абсолютно с холодным сердцем, с позиций стороннего наблюдателя. Написал на эмоциях пару рассказов и представьте народу понравилось(один из самых читаемых рассказов), но это олучилось случайно и потом я загрублял его и урезал. Остальное на эмоциях-убрал вообще. Это конечно дар если вы можете сильные эмоции перетранслировать в текст. Я на это не способен вообще. Мне текст интересен как красивая формула что ли, если она таковой получается. Впрочем я иногда записываю, что вижу и как это ощушаю, потому что потом забывается. Иногда получается интересно. Писателем себя не считаю, Прозу рассматриваю как хранилище, текстов не более того. Впрочем Проза сейчас невероятно замусорена какой-то баландой, люди пишут просто что приходит в голову (почему нет, имеют право, все равны), но читать это невозможно без отвращения и разочарования. Гуляю по сайту и нахожу 1 из 100 текстов хоть чем что интересным.

Николай Дали   01.11.2017 12:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.