Разный отдых в разное время

     Сегодняшний  день  изобилует  возможностями  и если  кошелёк позволяет:  выбирай путёвку, 
покупай  тур,  визу  и  езжай  себе,  куда  глаза  глядят.  Но,  вот  опять  не  всё  так  просто, 
дожили  мы  до  таких  явлений  как  наличие  злых  Джинов.  Такое  ощущение,  что  многие  страны  все  70  лет 
взращивали  в  недрах  своего  национального  сознания  огромные  кувшины,  в  которые  сбрасывали  и 
копили  всю  свою  ненависть  и  желчь,  а  теперь  с  гордым  очищенным  национальным  сознанием, 
эти  кувшины  натирают  до  блеска  и  выпускают  из  них  жирных,  дико-дремучих,  национальных 
Джинов.  Они  теперь  новые  образчики,  так  сказать  новой  демократии,  которые  ворвались  в 
европейский  свет,  и  демонстрируют  всему  миру  потерю  чувства  реальности  и  даже  совести. 

     Моя  бывшая  начальница,  и  огромное  количество  лет,  близкий  мне  человек,  объездила  многочисленные 
курорты  в  Германии,  в  Чехии,  и  хорошо  известные  Карловы  Вары,  и  Марианские  Лазни. 
Словом  человек  имеет  возможность  красиво  и  с  пользой  для  своего  здоровья  отдыхать. 
Так  вот  в  этом  году  она  решила  отдохнуть  в  санатории  Друскининкай,  заказала  ещё  зимой 
путёвку,  всё  уточнила,  всё  ей  по  показаниям  в  этом  санатории  подошло.  Но  читая  всяческие 
высказывания  первых  лиц  государства  и  отзывы  людей,  проведших  не  самый  лучший  отдых  на  берегу 
Балтики,  она  убедилась,  что  отдохнуть  и  не  испортить  себе  санаторное  лечение,  это  уже  стало, 
в  этой  стране,  из  разряда  удачи.  И  вот,  чтобы  не  искать  удачу,  она  отменила  свой  отдых 
в  Латвии.  И  была  рада,  что  деньги  с  проволочкой  и  потерей,  ей,  всё  же,  вернули.  И  можно 
было  бы  это  расценить  как  частное  восприятие  обстановки.  Но  как  говорится,  чем  дальше 
в  лес,  тем  больше  дров. 
    
   Вот  новая  игра  –   санкции,  и  оказалась  эта  игра  так  заманчива,  что  каждая  маломальская 
страна  Евросоюза,  спешит  объявить  свои  санкции,  и  пусть  они  почти  смехотворны,  но  они 
прозвучали,  они  свершились.  Такая  маленькая  пакость,  но  как  она  тешит  национальное  сознание 
государственному  бомонду  страны.  Запрет  на  въезд  в  Латвию  троим  российским  певцам  на 
конкурс  «Новая  волна  2014»,  это  не  решение  каких-либо  серьёзных  вопросов,  это  низменные 
чувства,  которые,  не  стесняясь,  демонстрирует  страна.  Наряду  с  этим, конечно,  идёт  и  серьёзное 
противостояние,  а  на  этом  фоне  такая  мышиная  возня,  которая  вызывает  недоумение, 
но  произошедший  факт  имеет  место  быть. 

     В  контексте  этих  событий,  мне  приходит  на  память  другая  жизнь,  в  которой  мы  успели  пожить. 
Моему  мужу,  по  роду  его  деятельности,  положено  было  ежегодное  санаторно-курортное  лечение 
по  тем  или  иным  показаниям,  но  в  основном  предупредительно-профилактического  значения. 
И  как  водилось,  в  нашем  справедливом  обществе  всеобщего  равноправия,  всё  равноправие 
было  однобокое  –  мужу  путёвку,  а  жене  не  положено.  А  то,  что  молодой  мужчина  и  вполне 
здоровый  отправлялся  на  24  дня  отдыхать,  без  жены,  это  никого  не  волновало.  Мы  все  были 
строители  коммунизма,  а  пока   на  дворе   развитой  социализм,  то  в  нём  интимная  жизнь, 
настолько  интимная,  что  от  своей  интимности,  она  вовсе  исчезла.  Главное  это  планы, 
пятилетки  в  четыре  года,  а  лучше  в  три,  вот  это  главное,  а  всё  остальное  –  происки 
тлетворного  запада.  Поэтому,  от  части,  и  в  этом  смехотворном  укладе  жизни  была  причина 
всех  количественных,  измен.  Конечно,  кому  гулять,  тот  и  без  курорта  с  этим  прекрасно  справлялся. 
В  этом  деле  главное  –  желание,  а  желание  оно  имеет  будничное  начало,  желание  это  не  праздник 
раз  в  году,  это  потребность  организма  в  удовольствии,  которое  возникает  гораздо  чаще, 
чем  отпуск  или  Новый  год. 

     Но,  несмотря  на  специфику  жизни,  в  нашей  семье  этой  проблемы  не  было.  Это  было  то 
редкое  счастье,  которое,  ко  всем  другим  радостям,  нам  с  мужем  было  ведомо  и  видно, 
что  лучше  других. 
Многие  из  наших  знакомых  ездили  так:  муж  по  путёвке,  а  жена  одна  или  с  детьми  в 
частный  сектор  поблизости  с  санаторием.  Мне  Виктор  тоже  предлагал  так  отдыхать,  но  я  в 
частном  секторе  отдыхать  не  хотела,  а  караулить  мужа  у  меня  не  было  такой  надобности. 
Отдыхать  я  любила  и  люблю  красиво,  а  если  нет  такой  возможности,  то  я  с  огромным 
удовольствием  отдыхала  в  родительском  доме.  Я  всегда  скучала  по  родителям,  и  проводить 
отпуск  вместе  с  сыном  и  рядом  с  ними  мне  было  в  радость.  А  испытывать  неудобства 
на  отдыхе  я  не  хотела  по  определению,  что  отдых  должен  быть  удобный. 

     Я  приезжала  домой,  забиралась  с  ногами  на  диван,  занимала  свою  любимую  позу, 
и  чувствовала  себя  дочерью!  Мы  разговаривали  обо  всём  на  свете,  ели  мамины  фирменные  голубцы, 
прозрачный,  как  слеза  холодец,  жареный  карп,  и  пили  сухое  вино,  которое  мастерски 
делал  папа  из  чёрной  смородины  с  добавлением  малины.  А  потом  чаёвничали  с  пирогами, 
блинами,  с  ватрушками.  Это  было  время  покоя  и  отдельного  счастья.

     В  очередной  раз  Виктор  поехал  в  Юрмалу,  а  я  с  сыном  к  родителям. 
Я  отдыхала  как  всегда,  в  кругу  своих  родных,  и  вдруг  папа  предложил  мне  поехать  на 
экскурсию  Рига-Кулдига-Вентспилс,  я  подумала  и  согласилась,  а  там  решила,  что  и  Юрмалу 
посмотрю.  Правда  папа  сказал,  чтобы  я  позвонила  Виктору  и  предупредила,  о  своём 
приезде,  мне  стало  смешно,  я  сказала,  а  что  сюрпризы,  разве  отменили.  На, что  папа 
серьёзно  сказал,  что  не  надо  делать  глупых  сюрпризов,  надо  на  всякий  случай  дать 
возможность  человеку  сжечь  мосты,  а  если  в  этом  нет  необходимости,  то  просто  ему  надо 
время,  для  того,  чтобы  подготовиться,  а  сюрпризы  надо  делать  дома.  Я  очень  любила  папу, 
и  уважала  его  взгляды,  мнения  и  советы,  поэтому  так  и  сделала.  Самолёт  я  перенесла 
с  огромным  трудом. 
    
      Посмотрела  Ригу,  как-то  очень  обыденно,  а  вот  маленькая  патриархальная  Кулдига 
мне  очень  понравилась.  Три  дня  пролетели  быстро  и  вот  я  в  Юрмале.  Весь  санаторий  был 
в  курсе,  что  я  приезжаю,  в  номере  Виктор  жил  с  ветераном,  но  у  него  обострились  какие-то 
болячки,  и  ему  было  предписано  лечь  в  больницу,  поэтому,  через  несколько  дней  номер 
должен  был  освободиться.  А  пока  меня  приняла  старшая  медсестра,  сейчас  её  имени  я  даже 
и  не  вспомню,  а  вот  Виктор  запоминал  массу  имён  и  отчеств  с  одного  раза  и  навсегда. 
Он  обращался  к  людям  так,  будто  они  знают  друг  друга  давно,  он  любил  и  умел  знакомиться, 
у  него  на  это  был  свой  талант.  Но  сегодня  я  пишу  без  него,  а  поэтому  старшая  медсестра, 
была  очень  приятная,  высокая  женщина  с  красивым  акцентом,  и  в  моём  рассказе  она  будет 
без  имени.  Она  посмотрела  на  меня  и  сказала,  что  очень  хорошо,  что  Вы  приехали,  у  нас 
доктор  ушёл  в  отпуск,  и  эти  дни  Вы  поживёте  в  его  комнате  отдыха,  а  когда  сосед  Вашего 
мужа  съедет,  мы  сразу  оформим   Ваше  проживание  в  номере.  Я,  конечно,  на  это  и  вовсе 
не  рассчитывала,  я   была  удивлена  и  обрадована  так  скажем  одновременно. 
Она  отвела  меня  в  комнату  отсутствующего  врача,  всё  показала  и  пожелала  хорошего  отдыха, 
а  уходя,  она  мне  сказала,  что  у  Вас  очень  хороший  муж,  а  Вы  просто  прелесть  и  никогда 
об  этом  не  забывайте. 

     Я  в  полной  растерянности  поблагодарила  и  за  гостеприимство  и  за  комплименты. 
Она  ушла,  я  разместилась.  И  так  я  отдыхала  с  мужем,  вместе  в  одном  санатории,  и  это 
было  прекрасно!  Погода  была  хорошая,  и   даже  местами  жаркая,  но  море  всё  равно  холодное, 
Балтика  есть  Балтика.  На  пляже  в  разгар  дня  песок  нагревался  только  тоненьким  слоем, 
а  если  ногу  утопить  поглубже  в  песок,  то  сразу  тянуло  устойчивым  холодом. 
На  санаторном  пляже  выдавали  раскладушки,  а  особо  закалённым,  типа  меня,  пледы,  но  и  это 
было  прекрасно!  Под  пледом  тепло  с  моря  свежесть,  седой  прибой  и  такой  вечно 
несмолкающий  шум  холодного  моря.  Мы  гуляли,  мы   бесконечно  гуляли,  вдоль  берега 
можно  было  идти,  идти  и  идти…

     Я  в  Кулдиге  купила  себе  чистошерстяной  костюм,  тёплый  и  красивый,  цвета  брусники 
с  молоком,  так  этот  костюм,  в  начале  июля,  был  для  меня  самой  оптимальной  одеждой. 
Однажды  к  какому-то  из  наших  разговоров  я  Виктору  рассказала,  что  папа  настоятельно 
попросил  сообщить  тебе,  что  я  собираюсь  приехать,  чтобы  ты  успел  сжечь  все  мосты. 
Виктор  заулыбался  и  говорит,  что  не  уважать  отца  просто  не  возможно,  но  я  сжёг  все  мосты, 
когда  на  тебе  Сладик  женился.  Вот  и  весь  ответ,  и  дело  часто  не  в  том,  что  тебе  говорят, 
а  в  том,  веришь  ты  или  нет,  а  я  верила,  я  не  могла  не  верить,  моя  вера  имела  почву 
под  собой.  Вот  так  довелось  мне  без  путёвки  отдохнуть  в  санатории,  услышать  комплименты 
в  наш  с  мужем  адрес,  от  латышской  женщины,  всюду  гулять  в удовольствие,  и  не  слышать 
и  не  видеть  ничего  неприятного  для  себя.  Было  удивительное  состояние  красоты  и  покоя.

     Годы  бежали  быстро,  и  вот  Виктору  дали  путёвку  в  Сочи  на  Мацестинские  ванны 
и  всё  у  нас  было  как  всегда,  правда,  перед  отъездом  были  у  нас  некие  разногласия, 
но  это  так  риторического  свойства.  Но  как  в  одном  анекдоте –  Серебряные  ложки 
нашлись, а  осадок  остался.  Так  получилось  и  у  нас,  отъезд  Виктора  был  так  близок,  что 
осадок  не  успел  раствориться,  просто  на  осадок  не  хватило  времени.  И,  вот  через  несколько 
дней  Виктор  звонит  мне  и  говорит: «Сладик  прилетай,  я  тебя  жду!»  Спрашивать  что-либо 
по  телефону  нет  смысла,  потому,  что  я,  конечно  же,  полечу.  Виктор  встретил  меня  с 
охапкой  нежнейших  роз,  охапка  была  размером  с  клумбу.  Словом  у  нас  праздник! 
Приехали  в  санаторий  все  со  мной  здороваются,  улыбаются,  поздравляют  с  приездом,  это  меня 
всегда  ошеломляло,  и  к  этому  я  так  и  не  смогла  привыкнуть.  Я  постоянно  была  во 
всепоглощающей  радости  и  в  приятном  смущении  от  внимания.  Номер  был  в  идеальном  порядке, 
все  вещи  Виктора  в  шкафу  висели  как  в  магазине.  Он  быстро  разобрал  мои  вещи  и  сказал:
–  Привыкай. 

       Был  накрыт,  и  сервирован  стол  различными  столовыми  приборами  и  вкусностями. 
Словом  всё  быстро,  красиво  и  желанно.  Но,  когда  мы  на  утро  пошли  завтракать  в 
столовую,  первое,  что  меня  сразило,  это  был  плакат  в  духе  времени  и  традиций 
«Посуду  из  столовой  в  номера  не  выносить!»  Я  с  опаской:  «А  как  же  у  нас?..»  –  на  что 
Виктор  мне  сказал:  «Сладик,  я  никогда  и  ничего  не  выношу,  у  нас  с  тобой  всё  с 
разрешения  и  ведома  сестры  хозяйки,  которая  сама  всё  и  принесла.»  Я  сижу,  слушаю  и  как 
всегда  удивляюсь  и  улыбаюсь.  Это  всё,  могло  бы  и  мне  казаться  странным,  но  талант 
так  жить,  это  не  умение,  не  опыт,  которые  можно  приобрести,  Виктор  ничего  не  приобретал 
он  сразу  так  жил.  Уважительно  и  внимательно  он  относился  ко  всем  женщинам,  будь  то 
уборщица,  сотрудница,  соседка  по  дому  или  директор,  их  имена  и  отчества  он  всегда 
знал,  и  никогда  не  забывал.

       Вечером  у  нас  была  прогулка  по  городу,  и  в  городе  мы  встретили  отдыхающих  вместе 
с  Виктором  двух  лётчиков,  с  которыми  он  был  знаком.  Они,  в  отличие  от  Виктора, 
были  командирами  воздушных  судов,  один  на  внутренних  линиях,  другой  на  международных  линиях. 
Они  возвращались  от  своих  жён,  которые  жили  в  частном  секторе.  Мы  познакомились, 
а  когда  они  узнали,  что  я  живу  в  санатории  и  вместе  с  Виктором,  тут  началась  тирада  увещеваний.
Один  стал  рассказывать,  что  не  сумел  пристроить  жену,  за  килограммы  икры,  другой  сказал, 
что  ему  валюта  не  помогла.  И  стали  Виктора  спрашивать,  сколько  же  он  дал,  чтобы  меня  оформили, 
спрашивали  настойчиво,  но  Виктор  как-то  ушёл  от  прямого  ответа. 
Когда  мы  пришли  в  номер,  я  вернулась  к  этому  разговору.  Виктор,  в  силу  своих  принципов 
особо  не  посвящать  меня  в  лишние  подробности,  и  в  этот  раз  был  не  готов  говорить  на  эту  тему, 
но  поскольку  я  была  осведомлена,  что  людям  и  более  обеспеченным,  чем  мы,  не  удалось  решить 
этот  вопрос,  то  спрашивается,  откуда  такие  средства  нашлись  у  нас.  И  видя  моё  волнение 
Виктор  сказал,  что  я  объясняю  тебе,  как  маленькой  девочке,  не  всё  Сладик  в  жизни  меряется 
деньгами,  вот  мы  с  тобой  перед  отъездом   не  нашли  в  одном  вопросе  понимание.  Так  вот 
я  пришёл  на  приём  к  директору  санатория,  она  оказалась  душевной  женщиной,  и  рассказал, 
как  тебя  люблю,  и  чтобы  помириться  окончательно,  нам  надо  бы  вместе  отдохнуть. 
Надежда  только  на  Вас,  и  от  Вашего  решения  будет  зависеть  дальнейшая  наша  жизнь. 
Она  прониклась,  и  как  только  съехал  отдыхающий,  на  его  место  поселили  меня. 
Я  слушала  мужа  и  удивлялась,  а  он  мне  и  говорит,  что  ты,  и  сама  понимаешь,  я  рассказать 
этого  им  не  мог,  пусть  лучше  считают  меня  миллионером. 
И  так  подумаешь,  разве  можно  рассказать  то,  что  у  человека  идёт  от  души,  от  чувств, 
и  что  другой  человек  смог  на  это  откликнуться,  такое  и  правда  не  расскажешь  потому, 
что  понимаешь,  в  такое  людям  будет  трудно  поверить. 

    Потом  мы  купили  маленький  презент,  большой  букет  роз  и  вдвоём  пошли  к  директору 
на  приём,  она  встретила  нас  очень  радушно,  и  сказала,  что  вы  такая  красивая  пара 
живите  дружно,  и  приезжайте  вместе  отдыхать.  Мы  поблагодарили,  и  больше  никогда  не  были  в  Сочи.


* На фотографии Юрмала, дюны, здесь подальше от санатория было безлюдно и от этого ещё прекрасней, вот так на пенёчке поочерёдно сидим, друг на друга глядим.


Рецензии
Начали Вы, Надежда, свои пронизанные светом воспоминания с грустного: "Дожили мы до таких явлений как наличие злых Джинов", "новая игра – санкции", но завершили чудесной сноской: "На фотографии Юрмала, дюны, здесь подальше от санатория было безлюдно и от этого ещё прекрасней, вот так на пенёчке поочерёдно сидим, друг на друга глядим". А вся вещь наполнена любовью.
Радости Вам и душевного тепла.
С уважением и признательностью,
Виорэль.

Виорэль Ломов   26.05.2015 13:17     Заявить о нарушении
Благодарю, Виорэль!
Да, это, то прекрасное, что выпало на мою долю.
И думая несчётное количество лет, почти как Ваш герой Георгий Николаевич, я так и не знаю, почему такое родство наших душ, наших тел, повенчанное любовью, не выжило в обыденности человеческих слабостей. Я даже сейчас, желая ответить Вам, не могу этого осознать.
Я жила с человеком, с которым было всё, было понятно и приятно молчать, интересно говорить, весело смеяться. Он мне сказал, после рождения нашего сына – Сладик, знаешь, я не мог никак понять слов – Святая женщина, но теперь, когда у нас родился сын, я понял, что это – ты.
Он работал в аэропорту «Домодедово», он был необыкновенно талантливым руководителем полётов, он имел допуск работать на английском языке с иностранными бортами, работу свою уважал и любил, был честен. Словом у нас была жизнь, про которую говорят – Жили счастливо и умерли в один день.
Но этого не случилось, он стал выпивать, и так, что я очень скоро поняла это катастрофа, это трагедия. Мы пережили страшные годы, но ничто не изменилось, он падал в попасть. А я, рвала себе душу, спасая его. И вот смерть.
И надо было начинать жить по-новому. Я научилась быть главой семьи, не имея к этому никаких навыков и желания. Я, по своему рождению, согласна с библейской ролью женщины, я с этим согласием просто родилась.
Достойный муж, а жена, это его украшение, это его подруга, единомышленник, мудрый помощник, и эта роль мне была по душе, с этой ролью я прекрасно справлялась, но...
Уже 17 лет вдовствую. Но вот родились внучки, стала писать стишки, потом воспоминания, которые меня досаждали, а написала и успокоилась. Спасибо, Виорэль, написала Вам от души, зная, что Вы поймёте каждое моё слово.
Покорно Вас, благодарю, Надежда.


Надежда Дмитриева-Бон   26.05.2015 14:01   Заявить о нарушении
Доброе утро, Надежда!
Спасибо Вам за красивые, трогательные и искренние прогулки по паркам и воспоминания о былом...
Радостного спокойного дня!
С теплом,
Виорэль.

Виорэль Ломов   14.09.2015 08:04   Заявить о нарушении
Года летят, а дни идут. Хорошего Вам дня, Надежда, тихого, спокойного, ясного...
С теплом,
Виорэль.

Виорэль Ломов   06.12.2015 10:42   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Виорэль! Я Вас от всей души благодарю!
За чуткость, за внимание, за пожелания, я радостно о том пишу...
и в этом нахожу тот случай, которой выпадает по судьбе.
Нечаянная радость узнавания, такая помощь для сердца и души,
когда в огромном мире разных мнений, взглядов и воззрений,
находится тебе воззрение такое, с которым всё знакомо и понятно,
которое талантливо живёт в Ваших романах и стихах,
читая их, я понимаю земля большая, людей так много проживает,
Они и радость знают и горя им и своего, и общего хватает.
Но так прекрасно, читая это узнавать и убеждаться,
что есть на свете человек, похожий и непохожий он на всех,
и этой непохожестью Он ближе всех.
Надежда.

Надежда Дмитриева-Бон   06.12.2015 11:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.