Письма сыну

Вторая редакция

   
                                   ***
 Письмо   первое.
                            Здравствуй, сынок!

Надеясь, что ты поймешь причину моей попытки  быть с тобою рядом, и тогда, когда тебе будет трудно, и тогда, когда тебя встревожат вопросы, на которые ты не сможешь ответить без отцовской помощи. Сынок, с чего начинается человек? С чего начинается его общение с этим непростым, порой трудным для нас миром? Мне кажется, словом начинается наш жизненный путь. В слове мы проявляем себя, даже если не хотим этого. Слова слетевшие с твоего языка, не вернуть назад. Не дай, не позволь словам-паразитам поработить тебя. Разное слышишь ты, и часто повторяешь то, что на слуху. А на слуху сегодня матерщина, коверканье русского языка, безжалостное отношение к слову, отречение от своих корней…Уничижение слова.
  Все это не должно коснуться моего сына. Проявляй  богатство своё в красивой речи, в чистых чувствах и искренних поступках. Я говорю тебе незамысловатые слова. И желания мои просты и бесхитростны: ты должен стремиться к безупречности во всем.
  Вот смотри, как говорят вокруг: Идет человек на базар. Спрашивают: “Зачем идешь?” Отвечает: “Хочу скупиться”. Чего хочет он, не понятно. Глагол скупиться обозначает  одно - быть скупым... Идёт человек на рынок, чтобы скупиться на что? - По отношению к себе? Слова - паразиты  искажают мысль. Смотри, если я скажу: “Я как бы специалист…Я как бы верую…” (Сколько тысяч раз повторяют это сочетание: как бы). Мы впитываем эти слова как молоко, не задумываясь - зачем? Как бы  обозначает по своему назначению кажущееся нечто. Будто и есть что-то, и будто его нет. Если я как бы, значит: или я играю, или делаю вид, что я кто-то.
  Слова  “а-че”, “блин”,  - символы духовной нищеты. Обращаясь к Богу, произноси выверенные  слова, ибо Он строго следит за твоей речью. Не давай шанса ничему завладеть твоим языком, произнося то, что спрятано в глубине. Поверь. Не хватает полновесных чувств, не будет хватать и обычных слов, сынок!
                                                                                         Будь умницей! Пиши.


Письмо второе.
                             Здравствуй, сынок!

   Я много успел, многое знаю, а что знал, старался передать тебе свой жизненный опыт. Насколько я смог? Судить не берусь по той причине, что время всё расставит по своим местам. Хотя, дело не в этом. Мы много уделили времени твоим вопросам о том, что такое…жизнь. Ты лежишь на диване, впитывая пустые слова из никчемных телепередач, не думая о том, что, проведя время у телевизора, потратил его навсегда…Часть своего времени я израсходовал на дела глупые, недостойные, такие, о которых вспоминать стыдно, но смолчать - значит, сделать еще одну очередную глупость. Взгляни на своё окружение, на тех людей, которые рядом. Много среди них  живут по принципу - прожил день и ладно. Не придерживайся лозунга: Отложи то, что не успел сегодня. Вспомним Сенеку: - “ Все у нас чужое одно лишь время наше”. Понимаешь? Время - ничтожная малость (бесценное для нас) - наше земное время…
Я в своей жизни много времени потерял, а сейчас, все пытаюсь не упустить те крохи, что мне еще остались...Но мы всего лишь люди. Ты спросишь: “Как я могу говорить, если сам прожил не совсем правильную жизнь?” Я признаюсь: потому что получил малую часть житейской мудрости, понимание того - что потеряно навсегда.                                                                                          
                                                                                                                     Не забывай нас. Пиши.

      

Письмо третье.
                            Здравствуй, сын!

Я всегда тебе пояснял, что труд - это основное в жизни мужчин, но в тоже время, не труд  дает нам главное. Есть непреложная истина, что никому не нужный труд угнетает душу. Трудно жить - это мне ясней ясного. Но кто, спрошу, тебе мешал, кто не даёт тебе построить собственную жизнь с самого начала? Разве такие ребята как ты, сынок не окончили школу, престижный вуз? Разве вы встали на путь, где должным образом могли построить карьеру в хорошем понимании этого слова? Начать было самое время!
  Сегодня ты мечешься, ищешь работу, требуешь от себя невыполнимого, теряешь надежду (хотя для меня, нет ничего смешливей слова – надежда). Имей в себе силу духа - того самого, что скрыт ото всех. Я слышал твои слова не раз, они питают сердце, они сильны, и в тоже время, лукавы. Мне кажется, что, прежде всего, оставаясь таким, какой ты есть на самом деле, без маски, наедине, подумай о том, что в твоей жизни главное. Чаще читай в глазах своих то, что недоступно другим. Питая душу одними мечтами, ничего не достигнешь, ничего не добьёшься…Подпитывай себя мудростью умных книг, ведь это так просто.  Ты отвергаешь не только пищу духовную (когда в последний раз держал книгу в руках), но и те мысли, добрые поступки, какими наградили тебя родители. Не окрепнешь душой, если нет ей подпитки - участия, доброты и твоей веры. В тебе ещё так мало духовного запаса,  что питает ум и сердце.
   Ты копишь усталость, не анализируя причин, не даря улыбку чужим, незнакомым тебе людям. Не попадайся на сладкие приманки и такие же обещания. Они сладки, пока их не надкусишь. Знай и верь - Бог рядом. Суд для нас - Божий. Остальное - обыденная суета.

                                                                                                                             Будь умницей!


   Письмо четвертое.
                            Здравствуй, сын!
   
    Ты отвечал мне недавно, что отдал другу последнее. Я не могу сказать, положа руку на сердце, что ты прав. Кто и, главное, что есть слово “друг”. С моей точки зрения друг- это человек, которому ты полностью доверяешь, и который придерживается взглядов идентичных твоих. Вы, как сиамские близнецы, должны быть связаны воедино, имею в виду моральные качества и поступки…Но если ты так поступил, значит, ты посчитал, что друг отвечает всем перечисленным выше требованиям. Но возникает один вопрос (прости, если он тебе не понравится). Как ты можешь считать своего друга другом, если однажды ты произнёс о нем: “Я ему не верю! Он такой…”
   Но если ты ему не веришь, значит, ты не веришь самому себе? И тогда ты, лукавя, ведёшь рассказ о дружбе, которой нет и быть не может?
Вернёмся к словам Великих. “ Во всём старайся разобраться вместе с другом, но прежде  разберись в себе  самом. Подружившись, доверяй, суди же до того, как подружился. Решай для себя, что раньше, а что может быть позже. Долго думай, стоит ли становиться другом тому или этому, но, решившись, принимай друга душой и говори с ним также открыто и смело, как  с собою самим…” Это я пересказываю тебе слова Сенеки. Вспомни о нём, о себе и, сделай вывод. Что для тебя дружба? Просто необходимость, без которой невозможно прожить или нечто большее? Ты говоришь часто: “Я не могу сказать ему всего...” Да Бог с тобой, сынок! Ты веришь ему, он верит тебе, это ли не самое ценное в друге. Только не кричи о своей дружбе во весь голос. Друг услышит, поймёт, если он друг. Взрослей скорее, сын! Мы - самые близкие, мы понимаем, доверяем тебе.                                                                                                                                  

Пиши.
          

Письмо пятое.
                              Здравствуй, сынок!
 
 Однажды ты упомянул слово “смертельно”. Я не помню в точности, что ты имел в виду, что добавил к этому слову, но что-то резануло мой слух. Прежде всего, я хотел обратиться к словам Мишеля Монтеня: ” Конечная  точка  нашего  жизненного пути - это  смерть, предел  наших стремлений, и если она  вселяет  в нас ужас,  то можно  ли сделать,  хотя бы один-единственный  шаг, не  дрожа  при  этом,  как  в  лихорадке?”
    Мы страшимся назвать смерть по имени, и большинство из нас, произнеся её имя вслух, стиснув зубы, тихо про себя молятся. Я много видел жизней, как и смертей, разные они, Свыше прописанному пути, одинаковы в конце. Я видел смерти лютые, смерти жалкие, разные…Я не знаю, не ведаю, что творится в сердце, в душе умирающего человека (теперь знаю), что происходит с ним, когда в последний раз делает выдох. Но посмертная маска на лицах умерших одна и та же, это я часто видел. И всегда возникает один и тот же вопрос: “Когда - я? То есть, что будет со мной, потом? Когда мой час? Каким он будет?”
   Но вопрос, должен ставиться иначе: Как относится ко мне Он, и заслуживаю ли я Его милости? Простит Он мне мои грехи и прегрешения? Чем больше прожито лет на земле, тем чаще стоит на повестке этот вопрос, тем сильней стукает сердце и тем чаще пугливые мысли. И не настала ли пора, обратившись к Богу испросить и надеяться на Его милость. Быть праведным, чтить Его слова…Монтень говорил: “Не боюсь смерти, боюсь умирания”. Осмелюсь добавить: Боюсь мучений с нею связанных. Боюсь последнего инсульта или инфаркта, не хочу быть безвольным “растением”…Что толку прятаться, если финал заранее известен, по крайней мере, это еще никому не удавалось. И, заканчивая это письмо, скажу еще несколько слов. Молись о наших родных и близких. Найди путь к Богу. А смерть… Её невозможно увидеть… Невозможно потрогать, но её чувствуют сердцем, душой, всем тем, что ещё принадлежит человеку. Она приходит нежданно-негаданно, материализуясь из нечто, которое невозможно понять. Она…страшная. Она… прекрасная, красивая, гордая, разная. Она везде и всюду: в тёмном, пропахшем никотином кафе, в сияющем неоновым светом супермаркете и родильном зале…Или вот здесь, рядом с матерью склонившуюся над больным ребёнком… В уютной спальне или в пахнущей ванилью кухне… На широкой автостраде, в переполненном маршрутном такси и хилом жилище отшельника… Она мгновение, короткий миг перехода туда…в новое измерение. Она безупречна, одинока и ничтожна… Глупа, омерзительна и трагична. Встреча неизбежна, как неизбежна встреча дня и ночи. Важно всегда помнить. Жить, каждый миг - значит, просто жить, не транжиря время Им данное.                                                                                       
                                                                                                         
 
Письмо шестое.
                            Здравствуй, сын!
      
  Мы часто спорим о работе, о смысле жизни и о любви. Все это, только что мною написанное, имеет один и тот же корень. Ты упорно понимаешь слово “мужчина”, как некую тяжесть, и, исходя из этого, надев маску непроницаемости, а порой жесткости, изводишь не только себя. Оглянись! Взгляни в те поступки, которые остаются позади тебя! Ты мнишь себя безупречным, правильным, только исходя из чисто мужского понимания своих действий. Зачем? Веря в свое только право, ты не приобретешь любовь и ласку. Никакая жесткость недостойна мужчины, потому что вслед за упрямством твоего характера следует брезгливость по отношению к тебе самому. Чаще, или всегда, носи в себе слово мужское. Уничтожь в себе злость и лицемерие. Ты любишь - так люби без всяких ограничений! Твоя вера искренне честна - так покажи ее силу и мощь! Ты хочешь иметь детей, но забываешь, что они рождаются от любимой женщины. Нельзя, обзывая всех “тёлками” и "сосками", искать среди них “свою” женщину. Все то, что ты хочешь в них увидеть, увидишь, но только без холодного расчета. Нам не дано права выбора места и часа рождения, но нам дано право выбора действий… Ради любви мы готовы на безумные поступки, так совершай их, если они не лишены романтики и улыбки. Выбрось “мусор” из своей головы и следуй за верой, продираясь сквозь духовную нищету. Если будет необходимо, откинь в сторону человеческое мнение, смесь предубеждений, непонимания и обычной глупости. Люби и будь любимым. Живи, и жизнь откроет тебе свою тайну.                                                                
                                                                                                                              Пиши.


Письмо седьмое.
                              Здравствуй, сын!

 Для тебя, надеюсь, очевидно, что, причинив боль другому человеку, ты не станешь счастливым, не станешь мудрей. Трудней сохранить тепло сердца, сострадание к другим, чем его приобрести. Пока существует в тебе неприязнь, пока в твоём сердце не появится вера, которая должна перерасти в повседневное чувство, до той поры ты будешь находиться на пересечении дорог. Не бери чужого мнения себе больше, чем этого тебе надо. Мнение окружающих - это хорошо, но хорошего, как и плохого должно быть в меру. Мера - это когда желания имеют естественный предел. Всё, что свыше этого, всё это - противоестественное, которое втягивает тебя в воронку, из которой не выбраться. Не трави себя всем тем, что противоречит твоим убеждениям. Все то, что суетливо льют в твои уши, попирая твои убеждения. Не всё решают деньги, как не всё решается без них. Ведь жить правильно – доступно каждому. Мужчина, отец должен повиноваться своей душе. Помни простое, ничего нет более достойного, чем любовь к семье, родным и близким…и в первую очередь - к Богу.
 Опыт вырастает из всего того, что ты повстречал на своём пути. Вижу сомненье на твоём лице: не ищи подвоха там, где его нет. Я говорю тебе не потому, что мне это нравится, а потому, что через собственные ошибки хочу предостеречь тебя, сынок. Я радуюсь твоему внешнему виду. Хвалю тебя не только за это. Будь и впредь таким же,  потому что, это здорово. В мужчине, всё должно быть аккуратным, и носится с чисто мужским шармом. Избегай показывать свои изъяны и невежество. Тут я не только призываю тебя, но и прошу.
                                                                                                   

Письмо восьмое.
                                                      
                         Здравствуй, сынок!
         
   Я всегда почитал свою мать, хотя своего отца не помню. Я многое видел, многое пережил, но всегда, незримо со мной была мама. Нет никого, кроме неё, с кем я хотел бы увидеться сейчас.  Никто кроме родителей, не может подсказать, уберечь от необдуманных поступков, глупых ошибок. Из этого письма ты можешь убедиться, что я говорю правду. Я отваживаюсь на эту правду, потому что доверяю тебе как себе самому. Я не верю принципу: “написав правду, ты заимеешь врага”. Всегда (повторюсь), всегда говорил, и буду говорить правду. За правду тебя не станут больше любить (это так), но уважать будут. Правде доверяют. Когда вспоминаю маму, я вижу свою старость. Какой она будет? Ты вырос, возмужал, стал настоящим мужчиной, и мой долг исполнен, но всё чаще тревожит вопрос: Что впереди? Одинокая старость? Вера есть, как и то чувство, что встречу её достойно, надеюсь. Кому-то милей всего напиток хмельной, а кому-то - внуки…Кому-то - шелест купюр, а кому-то - звездное небо. У меня есть занятие - мой компьютер и книги. Ты можешь возразить  мне: “Трудно осознавать свой неизбежный конец”. Все прошли, и мне предстоит пройти. Беда и горе, разные слова, как и разные значения. Скоро тебе придётся делать всё самому, всё что потребуется, так используй мои навыки как свои, до того, как мы расстанемся с тобой навеки. Вырви рождающиеся в твоей груди мысли о страхе. Неприятности и беды, всегда, чередуясь, следуют друг за другом. Там же, где они, там шатаясь, бредёт неверие, ущербность и пугливая, но такая подлая паника. А вслед им…горе. Верь только Ему!                                                                                                                                    

Пиши сынок.

                                                                                              

Письмо девятое.

Ты дома, но я все пишу тебе, сынок.
                                                          
                             Здравствуй, сын!

Недавно заметил, как ты пристально всматривался в свое отражение в зеркале. Подумалось: “ Любуется своей молодостью? Смотрит в зеркало, читая себя?”
 И сразу же иная, тоскливая мысль: “Да он себя-то не видит”. Испугался…за тебя.
      Пока работа ума не “испортила” твое лицо. Оно беспечально, чем задумчиво. Сколько бед в семье, а где ты, мой сын? Чем облегчил рабскую зависимость родителей от людей, которым они безразличны? Мне больно видеть, как ты спешишь отгородиться от нас, любящих тебя, походами в никуда, нырянием в страсти, не всегда чистые. Почему? Зачем? Мне, часто больно видя твое равнодушие к моему увлечению. Мне часто больно, что я не интересую тебя, как человек думающий, страдающий, живущий не только своей больной плотью. Мне, часто больно оттого что, имея такого сына, изредка, но прячу свой взгляд и стыжусь…за себя. Нет, не за тебя, а именно за себя, твоего отца. Не привил, не убедил, не подсказал…Мне жаль семью нашу, что не могу с уверенностью сказать, что оставляю после себя защитника, продолжателя рода нашего…Мне больно, оттого, что ты медленно взрослеешь. Сынок, не прошу, не умоляю, требую: Узнай, какой ты? Кто ты? С кем ты? Постарайся быть честным с собой. Честным  перед Богом. И…не уставая, ценить знания, отцовскую любовь, семью. Мне, если честно, странно видеть моего взрослого сына, мужчину наслаждающегося бездельем ума. Что это если не глупость! Не сердись - люблю ведь тебя...

2008


Рецензии
Трудная и больная тема. " Материнская любовь" - это были мои первые дневниковые записи, основанные на работе сердца и ума. Прошло лет шесть после их написания, и я поняла, что то, что мы закладываем в детях с детства, вернётся сторицей. Они плоть от плоти нашей... в будущем нам не будет за них стыдно... В вашем случае пример отца должен сыграть свою роль...

С теплом, Ирене.

Ирене Крекер   12.07.2014 04:50     Заявить о нарушении
Доброе утро, Виктор. Перечитала Ваши мысли о сыне. Они очень близки мне по мысли, по пониманию вопросов, затрагиваемых Вами. Мудрость, основанная на опыте, говорит в них.

С уважением, Ирене

Ирене Крекер   26.09.2014 22:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.