Письмо длиною в жизнь часть 11

        А  жизнь  она  и сложная  и  тяжкая,  в  годину  всяческих  невзгод,  она  себе  идёт.  И  судьба 
двух  девочек,  брошенных  в  огромном  мире  войны,   разрухи  никого  не  волновала,  все  вокруг 
выживали.  Работать  швеёй  маме  не  получилось  потому,  что  всё  их  домашнее  имущество,  в 
котором  была  и  швейная  машинка,  было  конфисковано.  Соседи  «доброхоты»  дали  маме  машинку  в 
аренду,  а  оплата  такой  доброты  была  в  виде  обшивания  их  семьи,  но  их  заказы  были  так  велики, 
что  заработать  на  ней  маме,  не  представлялось  никакой  возможности  и  пришлось  ей,  этот  похожий 
на  лёгкий  заработок,  всё  же,  оставить. 

       Тётя  Нина  устроилась  работать  проводником  на  поезда  дальнего  следования,  там  ей  выдали 
форменную  одежду:  костюм,  шапку,  шинель,  обувь,  словом  такая  работа  для  сироты, 
это  полный  «пансион»,  а  взамен  этого  взрослый,  тяжёлый  труд,  но  тогда  не  приходилось 
задумываться  на  эту  тему,  надо  было  выживать.  Теперь  старшая  сестра  появлялась  дома  редко, 
а  мама  пошла,  работать  на  железную  дорогу  разнорабочей.  О  тяжести  этого  труда  даже 
и  говорить  страшно,  но  выбор  был  сделан  на  том  основании,  что  при  устройстве  на  такую  работу 
документы  не  спрашивали,  а  после  смены  давали  дров  и  угля,  но  это  «богатство»  помещалось 
в  холщовую  сумку  и  хватало  согреть  воды  и  чуточку  согреться. 
Позже,  лет  с  18-ти,  когда  встал  вопрос  –  А  во  что  одеваться  подросшей  девочке  ставшей  барышней? 
Вот  для  того,  чтобы  справить  себе,  что-либо  из   одежды  мама  сдавала  кровь. 
Сдавала  она  по 450 мл,  норма  была  200 мл,   но  мама  сдавала  максимум  и  за  него  платили  деньги. 
Деньги,  которые  сами  по  себе  особой  пользы  не  давали,  но  если  кровь  сдавать  несколько 
раз  в  месяц,  что  мама  и  делала,  да  приурочить  к  зарплате,  то   можно  было  как-то  поправить 
свой  гардероб,  так  сказать  «кровный  гардероб».

     Папа  говорил,  что  тогда  у  многих  гардероб  можно  было  назвать  так: 
«Что  на  попе,  то  и  в  гардеробе»  (извиняюсь  за  такую  откровенность).

       Продолжая  мамин  рассказ,  в  день  сдачи  крови  ещё  как  «праздник»  можно  было  вкусно  поесть, 
на  станции  переливания  крови  давали  обед,  от  запаха  которого  кружилась  голова.  Давали  тарелку 
борща,  гречневую  кашу  с  котлетой  и  компот  из  сухофруктов.  И  стоявшая  в  очереди  за  обедом  барышня, 
которая  только  что  сдала  две  нормы  крови,  мечтала,  чтобы  ей  достался  тот  стакан  с  компотом, 
в  котором  аппетитно  виднелась  груша.  Вот  так  сурово,  от  тягот  войны  и  семейной  трагедии, 
протекала  мамина  юная  жизнь. 

       Папа  с  мамой  знали  друг  друга  с  детства,  они  жили  в  соседних  домах  и  ходили 
в  одну  школу.  Мама  была  на  два  года  младше  папы,  он  учился  вместе  с  её  сестрой, 
и  в  их  компании  считался  завидным  мальчиком,  он  хорошо  учился  и  был  смелым,  как  говорила  мама, 
что  местная  шпана  его  уважала  и  побаивалась.  Она  рассказывала,  что  и  представить  себе 
не  могла,  что  папа,  когда-нибудь  обратит  на  неё  внимание.  Но  вот  папа  из  всех  благополучных 
и  красивых  девочек  выбрал  незавидную  девочку,  у  которой  ещё  и  мама  в  тюрьме  сидит. 
Их  отношения  это  какие-то  малые  эпизоды,  но  вот  эти  эпизоды  родили  в  их  сердцах  любовь. 

      Однажды,  встретив  маму  бредущей  по  дороге,  папа  поинтересовался,  куда  она  держит  путь, 
и  мама  ответила,  что  это  не  твоё  дело,  она  уже  понимала,  что  её  многие  сторонятся, 
и  она  сама  стала  отвергать  всякое  к  себе  внимание.  Но  папа,  будучи  сам  еще  юношей, 
был  смелым  и  уверенным  в  своих  желаниях  человеком,  он  продолжал  расспрашивать, 
мама  не  выдержала  противостояния  и  сказала,  что  идёт  в  соседнюю  деревню  побираться. 
Папа,  нисколько  не  смутившись,  пошёл  с  мамой.  И  так  с  ней  и  ходил,  в  каком  дворе  дадут 
картошки  или  хлеба,  а  в  большинстве  отказывали.  Но  избив  ноги,  возвращаться,  домой  уже 
не  было  никаких  сил. 

      В  одном  из  домов  их  приютили  на  полу,  как  брата  и  сестру.  И  эта  нищенская  ночь,  которую 
они  провели,  как  брат  и  сестра,  стала  началом  их  крепких  чувств.
Папа  всегда  с  юмором  вспоминал  их  редкие  встречи  до  того,  как  его  призвали  в  Армию. 
При  встречах  мама  совсем  не  разговаривала,  она  только  отвечала  –  «Да,  нет  или  не  знаю». 
Тогда  папа  ей  предложил:  «Давай  ты  каждый  раз  будешь  добавлять  хотя  бы  по  одному  слову». 
Мама  к  этим  встречам  уже  нажилась  одиночеством,  и  привыкла  к  тому,  что  она  никому 
не  интересна.  Нельзя  сказать,  что  окружающие  все  были  равнодушны,  были  соседи,  которые 
и  жалели  и  конфеткой  угощали,  но  папа,  он  являл  для  мамы  принца,  которого  больше 
всего в  жизни  она  боялась  потерять.  Только  он  так  мог,  спросив  однажды:  «Чтобы  ты  сейчас  хотела»?
–  мама  ответила  мороженое,  она  знала,  что  это  почти  невыполнимое  желание,  но  папа 
следующий  раз  принёс  ей  целый  лоток  с  мороженным,  и  сказал:  «Ешь»! 
Мама  не  знала,  где  билось  её  сердце. 

       Судьба  надолго  их  разводила,  перемежая  долгие  разлуки  мимолётными  встречами  и  письмами, 
но  уйдя  в  Армию,  папа  написал  письмо  Зинаиде  Тимофеевне  и  в  нём,  признался,  что  любит  её 
дочь  Лиду,  и  обязательно  на  ней  женится.  Письмо  не  трудно  написать,  но  то,  что  письмо 
написано  было  в  тюрьму,  это  было  смело,  это  был  поступок,  который  для  мамы  был  просто  бесценным. 
Папу  призвали  в  Армию  в  августе  1945  года,  и  он   попал  служить  в  Германию,  затем  поступил 
в  Ульяновское  танковое  училище,  а  потом  офицером  опять  в  Германию.  Словом  виделись  они 
эпизодически,  и  никто  из  них  в  такой  долгой  разлуке  не  устал  жать.  И  вот  однажды,  будучи 
уже  офицером,  папа  приехал  в  отпуск  и  пришёл  к  маме  на  работу.  Маму  нашли  средь  вагонов,  она, 
как  и  положено:  в  телогрейке,  в  валенках  с  литыми  калошами,  и  говорят:  «Иди  на  проходную, 
тебя  военный  спрашивает». 

     Мама  рассказывала, что  она  просто  обомлела,  и  пошла,  еле  передвигая  ноги, 
а  увидела,  что  это  папа  стоит,  красоты  неописуемой,  в  парадной  шинели,  с  белым  шарфом. 
Она  так  испугалась  своего  вида,  что  спряталась  за  какой-то  угол,  но  надо  знать  папу, 
он  хоть  и  не  разведчик,  но  этот  мамин  манёвр  от  него  не  ускользнул. 
Он  подождал,  да  и  сам  за  угол  к  ней  пришёл,  и  улыбаясь  ей  сказал: 
«Я  за  тобой  приехал,  а  наряды  мы  теперь  наживём». 

      Вот  так,  долгие  7 лет  папа  хранил  любовь  к  маме,  и  его  не  пугали  жизненные  обстоятельства, 
в  которых  она  находилась,  было  похоже,  что  его  ничего  не  пугало.  Но  это,  конечно  же,  не  так, 
он,  как  и  любой  человек  и  чего-то  боялся,  и  чего-то  хотел,  но  во  всём  папа  был  какой-то 
очень  цельный. 

      Когда  офицерам  разрешили  проживать  за  границей  с  семьями,  мама  приехала  в  Германию. 
После  всего  перенесённого  ужаса  голода,  нищеты  и  одиночества,  мама  попала  в  сказку. 
Появились  красивые  вещи,  обувь…  Однажды,  зимой,  мама  увидела  виноград  и  купила, 
а  когда  со  временем  разобралась  с  возможностями  денег,  то  поняла,  что  на  эти  деньги 
можно  было  купить  костюм.  Удивлению  её  не  было  предела.  Но  проживая  в  этой  сказке, 
мама  говорила,  что  все  четыре  года  хотелось  вернуться  на  Родину.       


        Всё  в  нашей  жизни  подчинено  чьей-то  воле:  мир  нарушать,  мир  завоёвывать,  мир 
восстанавливать,  а  между  этими  масштабными  потрясениями  протекает  жизнь  людей,  в  которой  их 
судьбы  всегда  подвергнуты  испытаниям,  но  война  это  самое  страшное  испытание,  которое  может 
роковой  неизбежностью  выпасть  на  долю  каждого  человека.  И  какое  же  это  вселенское  счастье 
родиться  и  вырасти  в  мирное  время.
***
МАМА
Как рассказать о маме?
И вот с чего бы ни начать
Окажется, что всё не так.
Не так правдиво, справедливо
И уж совсем не точно.

Что было в детстве,
Что было в начинающей судьбе,
Коротенькой учёбе
И в большой войне.

Война отца убила,
Лишь только началась,
А матушка в тюрьму попала
И десять лет там провела,
А бабушек – их не было давно.

И ты в сиротстве,
В голоде и холоде нещадном,
В нищенской одежде работаешь…
Забыв, своё ты, малолетство,
Конечно, годы приписав себе.

О тяжести работы той
Нет слов, чтоб это передать.
Работает ребёнок – взрослым
И кормит сам себя, и кровь свою сдаёт
Чтоб приодеть себя.

Кормить себя и одевать;
В кошмаре этом устоять;
Не потеряться, не пропасть
И вырасти совсем одной.

Никто о ней не знал заботы
Так и росла среди чужих людей.
Война на запад откатилась,
А твои годы подросли,

И понимаешь ты сама,
Что доля трудная твоя
Её лишь так и назовёшь,
И с этой тяжестью безмерной
В огромном мире сирота,
Она одна боролась с жизнью
И в этом одиночестве жила.

И если дочь об этом пишет,
То из ребёнка вырос человек!
И этот человек – простая женщина
С весёлым нравом
Хозяйка с крепкою рукой, жена,
Что мужу преданна, как воин.

А там, в свой жизненный черёд,
Две дочери родились у тебя
И продолжение твоей жизни,
В судьбе детей, продлилось на года.

Вот так сложилась мамина судьба,
Она трагична очень
И вопреки всему – светла!
Она уж бабушка у нас давно.

Ну, а теперь прабабушка она!
Две правнучки растут и в судьбах их
Прабабушки великое наследство:
– Желанье жить!
И жизнью, даже трудной, дорожить.


*На фотографии Мама в 1953 году, она узнала, что может быть счастливой


Рецензии
Доброе утро, Надежда!
Вот так случайно, сказочно встретились каждый на своем пути папа и мама и дальше пошли вместе, озаряемые светом судьбы...
Спасибо Вам, Надежда, за свет и любовь, которыми наполнены Ваши строки и которыми дышит каждое Ваше слово.
Царство Небесное родителям!
С признательностью и теплом,
Виорэль Ломов.

Виорэль Ломов   02.04.2016 08:21     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Виорэль!
Благодарю, Вас за внимание, за прочтение, за тепло Вашего восприятия, за доброту Ваших слов.
Моё детство было счастливым, и по жизни я шагала с чувством защищённости, это исходило от той большой любви, в которой прожили родители.

С неизменной признательностью, уважением и светлым чувством к Вам, Надежда.

Надежда Дмитриева-Бон   02.04.2016 16:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.