Трудности фильма Трудно быть богом

Наконец, «причастился»: посмотрел фильм Алексея Германа «Трудно быть богом». Сколько про него уже написано, но всё пусто, не по существу, а за восхищением и возмущением в большинстве комментариев проглядывает недоумение.
Что могу сказать: работа проделана большая, пятнадцать лет не прошли даром.
Что же получилось в результате? Считаю необходимым сразу разделить эстетику этого кино и его смысловую часть, и ещё отдельно message, который я получил (написал, было: который хотел передать режиссер, но подумал, а вдруг тот message, что я получил – не от режиссера).

Собственно, эстетика этого кино и есть его главная ценность. Мир, скрупулезно, в деталях созданный Германом можно назвать «любовно омерзительным». Режиссер заставляет нас страдать, мучиться, икать от позывов к рвоте, но при этом в каждом блестяще поставленном кадре как бы шепчет: мерзко, ужасно, но красиво ведь, правда? а вот с этой стороны глянуть на труп? не отводи глаза от испражняющегося урода, лучше обрати внимание на то, как выделяет его заляпанную лысину контровый свет. Черно-белая, глубокая, многоплановая картинка, заставляющая вспомнить раннего Анри Картье-Брессона, масса скрупулезнейших деталей, которыми до горлышка наполнен каждый кадр: что-то движется на заднем плане, сбоку, сверху, что-то где-то хлюпает, хрюкает, цикает. Так продолжается до последней четверти фильма: мы согласились с правилами, предложенными режиссером, приняли эстетику картинки, вжились в этот уродливый мир, ощущая его условность – как в жестокой компьютерной игре. Нас даже не очень занимает сюжет, так как картинка перебивает всё. Дон Румата в исполнении Ярмольника сначала кажется то ли Дон Кихотом, то ли Джеймсом Бондом, во всяком случае, представляется, что он вполне комфортно и гармонично чувствует себя в окружающем дерьме, посматривая на всё свысока и не без удовольствия поучая вонючую братву правилам хорошего тона. Когда же он в последней четверти фильма начинает задаваться этическими вопросами: имеет ли он право убить? надо ли вмешиваться в резню? что вообще делать с этим безобразным миром?, то это – для меня, во всяком случае, откровенно диссонирует с тем, что он делал раньше. В результате в последней четверти фильма режиссер, как мне кажется, нарушает  им же самим установленные правила, к которым мы уже привыкли, и включает шоковую терапию: горы трупов, распоротые животы, хлюпающие внутренности, всё крупным планом: на, получи! Утираемся и с некоторым удивлением наблюдаем Дона Румату, который принял облик Гамлета, озабоченного известным и, по существу, бессмысленным вопросом: быть или не быть, или что-то вроде этого. Занавес.


Я уже отметил, что картинка в этом кино, на мой взгляд, перешибает содержание. Чего не было, например, в «Мой друг Иван Лапшин» - редком фильме, в котором «что» и «как» находятся в замечательной гармонии. Эстетика фильма «Трудно быть богом», конечно, не на пустом месте возникла: она отсылает нас к Босху, Тарковскому, Сокурову, самому раннему Герману – это навскидку - каждый наверняка назовёт ещё много мастеров. А вот смысл – этический посыл – в чём он? То есть понятно: безнадёжность. И всё? Такой вопрос Герман уже ставил в финале фильма «Хрусталёв – машину», где он превратил генерала в заурядного урку.

Message, который я получил, заключается в том, что в этом кино мне, как и каждому зрителю, предоставлена возможность посмотреть на грешный мир глазами Бога. Вот сел и смотри два с половиной часа на тобою созданных и тебе подобных. Не самая приятная, более того, омерзительная картина, надо сказать.  А ведь ещё надо отвечать на вопрос: уничтожить с концами это вонючее дерьмо или оставить ради случайно шевельнувшегося у кого-то из уродов человеческого чувства…


Рецензии
Великолепный отзыв, особенно тем, что "в этом кино мне, как и каждому зрителю, предоставлена возможность посмотреть на грешный мир глазами Бога. Вот сел и смотри два с половиной часа на тобою созданных и тебе подобных. Не самая приятная, более того, омерзительная картина, надо сказать. А ведь ещё надо отвечать на вопрос: уничтожить с концами это вонючее дерьмо или оставить ради случайно шевельнувшегося у кого-то из уродов человеческого чувства…"

Понимание это - редкость, схватывающее, на мой взгляд, самую суть замысла Режиссёра.

С уважением, Александр

Ааабэлла   08.09.2014 19:00     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Александр. Ваше творчество весьма любопытно (прочитал три рассказа). Дневниковая запись про Донбасс - верно и актуально. У меня родные и друзья в Крыму, так там даже мирное отделение прошлось по многим семьям, друзьям и коллегам. Представляю, как сложно сейчас в восточной Украине. Извините за то, что все скопом. С уважением и пожеланием творческих успехов.

Алексей Чурбанов   08.09.2014 21:08   Заявить о нарушении
Рад, что несколько созвучны, Алексей)Бо даже с самым старым другом с университетской скамьи разошлись во взглядах. Как, впрочем, и с подавляющим (хотя и подавляемым, но тем и довольным) большинством нашего общества.
Понимаю, что фантомные боли имперские - вещь и объективная, однако...
Беда моего донецкого корреспондента ещё в том, что он написал очень интересный роман, у него свой стиль (это не только моё мнение), но, похоже, в связи с известными обстоятельствами литературная жизнь ему явно не угрожает(
Спасибо за оценку того, что прочли. Скажу честно, Вам повезло, что попалось не самое плохое) Ибо немало слабых вещей. Попрошу, если паче чаяния решитесь снова - укажу варианты, за которые не стыдно.
Спасибо за пожелание успехов, Алексей. Отвечу тем же)
Вас читать непременно буду. Обнаружить на Прозе умного, одарённого человека непросто. До сих пор мне везло несколько раз.
Ваш читатель

Ааабэлла   08.09.2014 22:01   Заявить о нарушении