Коллизия

Внезапно налетел ветер, засвистел в проулках города, вырываясь на проспекты и улицы, поднимая пыль, бумажные обертки, зазвенел пустыми бутылками, загремел банками из-под пива. Небо потемнело и разразилось снежной пургой.
В одно мгновение город погрузился в снежную пелену. 
- Ничего себе, мартовская метель! – пряча лицо от остроколющих крупинок, и повернувшись спиной к леденящему ветру, произнес Иннокентий,придерживая наушники с саундтреком из "Дивергента".   Кеша, как звали его однокурсники, был студентом,  заканчивал в этом году медицинский институт и шел на распределение в интернатуру. В конце марта эта обязательная процедура проводилась из года в год. Нужна она, как собаке пятая нога. Никто уже давно не обращает внимания на это распределение: ни студенты, ни преподаватели, ни сами главные врачи, которые приходили  на смотрины. Все понимают: заманить вчерашнего студента обещаниями райской жизни, они не смогут. Да, собственно, что они могут пообещать, пятьсот тысяч деревянных, в переводе десять штук баксов. Что на них купишь? Диван-раскладушку, пару кресел, стол и стулья. Все! На большее денег не хватит. Да и то,  смех один, что называется делить шкуру не убитого медведя. Во-первых, нужно попасть в список врачей, которые в дефиците. А, во-вторых, куда ставить диван и стулья? Жилья-то нет! Снимать дорого. Купить – ипотека без штанов оставит. У врача зарплата двенадцать тысяч деревянных в месяц. С каких доходов лезь в ипотеку-себе дороже. Второй год подряд идет разговор  о каком-то миллионе рублей, якобы, положен врачам на покупку жилья, если едешь в район. Что там, в деревне, даже за миллион, можно купить? Разве что развалюху-избу, с удобством во дворе. Коттедж, но кто его за миллион построит? В общем, мышеловка с сыром: только дураки или кому некуда деться, клюнут на такую приманку.
- Мне нужно тоже, что-то решать – шел и рассуждал сам с собой, под неожиданно нагрянувшей мартовской пургой, Кеша-студент.
Из снежной пелены выплыло высоченное здание института.  Кеша поскользнулся на обледеневшей ступеньке лестницы, и чуть не упал.
- Черт побери! Плохая примета! Не везет же мне сегодня. Утром тяжелый разговор с родителями.- Почему вчера в два часа ночи вернулся? Как будто сами молодыми не были. Март же. Иринка вчера сама не своя:-Давай поженимся! Как будто это игра в прятки.  Нашел – женился, не нашел – мимо прошел.  Хотя и ее понять можно, двадцать пять, засиделась в девчонках.  Вот же хотела за хмыря одного выскочить, когда ей было двадцать, я заартачился. Люблю и все такое. Она мне тогда сказала. Если любишь, то буду ждать вечно! А вчера только в постель, только поиграли в кошки-мышки, на тебе. Я так больше не могу! Ты должен определиться: кто я тебе? Шесть лет ждала, пока ты свой институт закончишь, университет из-за тебя забросила. Тебе же утром не проснуться, нужно кому-то будить, потом завтрак, потом ужин и все такое…  Ты распределишься, уедешь, а я при своих интересах? Нет, Кеша определись: ты мой или ничей? Если ничей, то все, кончились наши отношения, ищи другую дуру, а я больше так жить не хочу.  Попсиховал, но что делать. Нужно выбирать. С Ириной мне хорошо, спокойно, но она родителям моим не нравиться:  мол, пустая, как пробка. Ничем не интересуется, в театр не ходит! А когда ей по театрам ходить? Работает в фирменном магазине, старшим менеджером, целый день в форме,как гаишник на посту. Нынешний  покупатель избалован, чуть что в морду готов дать. Неважно, виноват продавец или нет. Он считает: раз стоишь, что-то продаешь, значит, за все отвечаешь. Да ее работе не позавидуешь... Но, зарплата хорошая, пятьдесят тысяч, плюс  квартальные премии, по итогам года тоже, что-то перепадает. Неплохо, совсем неплохо зарабатывает Ирочка. Мне до ее зарплаты  ого сколько расти. Потом, взять к примеру мои подработки в фармфирме. Сдельщина: втюхал на миллион лекарств, твои пять процентов. Можно, конечно, побольше, если схитрить, не отдавать проценты заказчику, вернее не все. Но, раз, два, на третий - тебя, на порог больницы не пустят. Нет, везде нужен баланс.  Так, что его баланс по зарплате пока сильно уступает Ирининому.
Тогда, зачем я иду на это распределение? Возьму, что останется,всё равно врачом работать не буду... А вдруг когда-нибудь захочу, что же шесть лет псу под хвост?
Профессор, Аршинников Антон Сергеевич, мне прямо сказал:
- Не пойдешь в психиатрию, дураком будешь. У тебя талант с такими пациентами работать. Другой врач  боится или еще хуже сторониться больных, а у тебя, Иннокентий, как-то все ловко получается. Смотрю на тебя, и прикидываю, поработаешь годик, другой у меня в клинике, потом в аспирантуру, и еще через пару лет – кандидатскую сделаешь. Материала – выше крыши, не ленись – работай.
Ему хорошо говорить, и советы давать: он при той, старой власти учился,  бесплатно, общага на халяву,стипендия... А я за шесть лет, как мы подсчитали с Ириной, миллиона два потратил, за здорово живешь. И то, брал в расчет самое необходимое. Ни ресторанов, ни кафешек, ни боулинга...  Это как бы дополнительные расходы, на них тоже приходилось горбатиться. Везде свои издержки. При советах  после института посылали в Тмутаракань, но  квартиру в обязательном порядке предоставляли.  Не дали жилья в течение трех месяцев, берешь справку и в министерство. Там разговор короткий - получаешь свободное перераспределение по желанию. А желающих взять себе нужного специалиста – пруд-пруди. И квартиру выбирать можно было. Но, времена те канули в Лету, теперь другая жизнь. Свобода! За свободу приходится дорого платить. Сколько же ребят не выдержали гонку за диплом? Кажется человек пять. Так, Лешка Порханов, ушел со второго, Сережка Канибаев, якут, с третьего, не на что было жить. Уехал к себе в Якутию, стал  алмазы  мыть. В прошлом году приехал, собрал всю группу в ресторане, угостил по полной программе. Девочек со стриптизом нанял, мол, смотрите, что может  якут  Канибаев.  За все платит. Шуба на нем тысяч на двадцать баксов потянет, часики «Ролекс»,  костюмчик от Валентино, а запонки из белого золота и с бриллиантами. Я спрашиваю:
- Скажи Димон, разве может простой  работяга, столько денег заколачивать?
А он засмеялся.
- Ты, Кеша, хоть и умный парень, но наивный.  Конечно же, нет.
- Так откуда у тебя столько всего: прикид, ресторан, музыка, девчонки-стрептизерши?
- Ты знаешь, старик, когда я два года промаялся в студентах, полуголодный, обозлился на весь свет. Думал, что все в нашей стране бесплатно, все для народа.  А когда  коснется лично тебя – за все надо платить. Не тебя объяснять. Лекцию проспал - плати  штраф, отработка – опять деньги. Экзамен, если не смог во время дать на общаг для преподавателя – труба дело! Родителей доил, доил, а потом отец прямо мне и говорит:
- Сынок, хоть врач уважаемый всеми человек, но нам тебя не прокормить. Не забывай, что у тебя есть три братика, две сестренки. Сил нет, больше помогать...
- Вот я и бросил все. Поехал, устроился на работу, стал алмазы мыть.  Но, люди везде остаются людьми: хочешь жить, умей вертеться. На Драге зарплаты под сто тысяч, но для алмазного дела, сумма небольшая.   Подвернулся случай - нашел крупный камешек, вот такой – и Димон показал на рублевую монету, подкинул ее и поймал в руку. Орел или решка?   - спросил он  Кешу.
Кеша опешил:
- А что, это важно?- Важно, важно! В жизни все важно! Отвечай.
 - Орел, говорю.
Он открывает ладонь, монета лежит решкой.
- Не угадал! А я угадал. Продал алмазик, очень хорошо продал... Родителям денежки отдал все до копейки... Ну, а тут пошла зеленая  волна: еще раз фортуна улыбнулась, потом еще... Ребята меня фартовым прозвали. Говорят, идите к Димону, он, наверняка, камешки имеет. Вот и втянулся со временем в куплю-продажу. Сейчас свое дело в Якутске, небольшое, но прибыльное. Хочешь, поедем ко мне. Мы же с тобой друзья, в обиду не дам. Устроишься, будешь жить, как приличный человек. Деньги, отдыха на Канарах, хорошую квартиру гарантирую.
Кешка помниться тогда опешил от такого предложения.
- Ты знаешь, у меня всего один курс остался, потом диплом, интернатура...
- Ну, смотри Кеша, я предложил, а решать тебе. Может ты и прав, каждый выбирает себе дело по силам...
Они тогда обнялись и распрощались.
К чему это я сегодня вспомнил тот разговор?  А что если, взять и рвануть в Якутию. Хрен с ней, с психиатрией, белым халатом, клятвой Гиппократа. Деньги, деньги, много денег будет. Можно свою клинику открыть. А что? Идея! От нервного напряжения Кешку даже всего передернуло.
- Комиссии испугался? – подскочила    к нему девчонка из их группы, Настя Зелинская. – Давай вместе махнем в Нежданово, там две вакансии: врач-психиатр и врач-терапевт. Как раз нам подходит.
Кешка, наконец, очнулся, как от летаргического сна.      
- Да, я еще не выбирал, кем быть?
- Не выбирал? Ну, ты Иннокентий даешь, сейчас комиссия места в интернатуру делит, а ты не выбирал...
Иннокентий пожал плечами.
- Не знаю, пока шел сюда все решал, кем быть, куда пойти...      
- У тебя Кеша с головой не все в порядке! Шесть лет каторги, шесть лет бессонных ночей, сотни экзаменов, тысячи контрольных и тестов, а ты еще колеблешься, быть тебе врачом или нет. Раньше нужно было думать!
- Раньше-то,  раньше – почесал затылок Иннокентий. Но, сама знаешь, хорошая мысля приходит опосля.
- Это тебя, наверное, твоя Ирка надоумила, не ходить во врачи. Да брось ты ее. Что ты нашел в ней? Смотри на меня –  Анастасия повернула голову в профиль и в фас, подняла пышную грудь, а потом встала в позу так, что округлилось бедро и талия стала как осиная.
- Ну, разве я чета твоей Иринки?
Кешка усмехнулся.
- Чета не чета, а она мне нравится.                                                                                                                                                 -Да, Кеша, дураком ты был, таким и остался.
На комиссии Иннокентий стоял обреченный, не зная, что сказать. И тут перед глазами  Иннокентия внезапно всплыла картина из его детства.
У соседки, тети Любы, у которой мать часто оставляла ключи, когда уходила на работу, случился сердечный приступ. Кешка только успел постучаться к ней в дверь, а когда зашел и увидел ее лежащей на коврике, сперва не понял, что произошло. Он схватил ее за руку, пытаясь подняться с пола, но тетя Люба прошептала:- Сердце прихватило, вызывай скорую... «Скорая» долго не приезжала, и Иннокентий, подложив подушку под голову тети Любы, пытался хоть чем-то ей помочь.  В шкафчике с посудой, он нашел какие-то таблетки, но он не знал от чего. Но, вот попался флакон с Корвалолом. Он видел, как тетя Люба иногда  капала из него в стаканчик с водой и выпивала. Кеша поступил точно так же. Отсчитал десять капель в стаканчик с водой и поднес к губам тети Любы.
- Выпейте тетя Люба, вам будет лучше...
Но, тетя Люба, молчала, ее глаза были полузакрыты, бледная кожа на лице, и едва прослеживалось дыхание.  Кеша побежал к соседям, звать на помощь, но соседей не было дома.  Побегав по этажам, он вернулся обратно. В это время приехала «скорая».
Женщина с чемоданчиком в руке спросила:
- Квартира семнадцать на этом этаже?
- Да, вон она открыта. Это я вас вызвал, тете Любе плохо.
Тетю Любу увезли  на «скорой», а вечером из больницы позвонили и сказали, что она умерла.
Кеша  горько заплакал и, наверное, подсознательно принял для себя решение – стать врачом. Вот он и им стал. И что же дальше?
- Вы что молчите, Иннокентий? Вам вопрос задают, кем вы хотите быть?  – прервал его мысли проректор. 
Иннокентий повернул голову в сторону комиссии.- Я хочу быть кардиологом! В какую больницу пошлете, мне не важно...
Вечером, придя с работы, Ирина первым делом спросила:
- Как распределение? Куда  решил пойти?
- В кардиологию – ответил Иннокентий. Поедем в соседний город Приморск, там кардиологическое отделение открывается, меня зачислили в штат. Я уже договор с главным врачом подписал.
- Какой договор?
- Ну, о зарплате, условиях учебы и работы. Кстати, мне жилье дают- однокомнатную служебную квартиру. Так, что все путем.
- Все путем? А меня ты спросил, хочу я ехать в этот  поршивый городишко? Где я там буду работать? И потом, я не хочу жить в однокомнатной, мне надоели эти комнатухи, кухонки, туалет, в котором не развернуться. Все! Если ты не откажешься, я ухожу от тебя!
Иннокентий внимательно  посмотрел на Ирину. Он никогда не видел ее такой решительной.
- Не поедешь, это точно?
- Точно!
Иннокентий встал и пошел собирать свои вещи в чемодан. Что его ждет впереди, он не знал, но то, что он сделал свой выбор сам, его успокаивало и вдохновляло.
- Ирина, ты если надумаешь, приезжай, я буду ждать – и, не попрощавшись, вышел из квартиры...


Рецензии
Анатолий, так хорошо, профессионально написано, вы наверное к медицине имеете какое то отношение?

Александр Орешкин   21.04.2014 20:15     Заявить о нарушении
Да,Александр,я врач по основной профессии,более сорока лет врачую души и тело...Спасибо за интерес к моим работам, с уважением-Анатолий.

Анатолий Аргунов   22.04.2014 08:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.