Мясо Толика

Основано на реальных событиях.

Андрей был человеком средних лет.  Образования он не получил: мать постоянно пила, отца он не знал, и Андрею приходилось самому заботиться о себе. Мальчик собирал бутылки, не гнушался мелким воровством. Иногда сердобольные соседи давали ему немного еды, старую одежду. Друзей не имел – ровесники смеялись над ним, его обижали и били даже младшие ребята. Андрей жил с матерью и бабушкой. Братья и сестры матери отреклись от старушки. С годами бабушка стала чудить: таскала вещи с помоек и складывала их у себя в комнате, по ночам перебирала их, прятала избранные под подушку, разговаривала сама с собой. Андрей не помнил бабку просто молчащей, она все время что-то бубнила. Часто жаловалась на паразитов. По правде говоря, вши были у всех троих, но бабушка сбрасывала с себя каких-то огромных жуков, которых никто никогда не видел. Когда она умерла, лучше не стало. Мать продолжала пить. Она погибла зимой на улице. Замерзла, пьяная.

После смерти матери ему остался дом. Деревянный, старый, грязный и холодный. В подполе жили мыши. Обстановка была настолько убогая, что даже солнечный свет, казалось, отказывался светить в окна. Мебели не было. Только покосившиеся заплесневелые полки на стенах. На полу среди корост грязи, сухих костей, чешуи и прочих ошметков кучей валялось тряпье, заменяя условный лежак. С потолка гроздьями свисала коричневая паутина, из посуды – закопченный ковшик, ножи-вилки, да пара стаканов. В углу одиноко стояла печка-буржуйка.

Без пенсии матери пришлось тяжело. Раньше денег хватало хоть на что-то, если Андрей успевал немного урвать. Кроме того, собутыльники приходили к ней, как правило, с закуской. Их карманы Андрей  не раз опустошал. А теперь хоть с голоду помирай. Андрей попрошайничал. Наконец, соседка баба Нюра похлопотала – Андрея взяли дворником.

Днем он работал, вечера проводил в пьяных компаниях, или просто ложился и смотрел в потолок. Зарплата его была небольшая, но на конфеты племяннице, Оленьке, единственному родному человечку хватало. Остальное отбирали друзья-алкоголики. Андрей так и не научился давать отпор, не мог постоять за себя. Впрочем, его все устраивало. Жизнь наладилась. Когда один день похож на другой – баба Нюра называла это стабильностью.

- А в наше смутное время, - добавляла она, - так уже хорошо.

Соседка Нюра была единственной, кто общался с Андреем просто так, без выпивки. Люди называли дворника странным, или попросту дураком, не брезговали бросить в него камень, обругать матом.  Единственная радость - когда приходила племянница, и он мог угостить ее конфеткой. Она звала его «сумасшедший дядя», смеялась… Ему нравился детский смех, он старался веселить девочку, танцевал с метлой по двору, вызывая улюлюканье прохожих. Оленька приходила редко, так как родители были против их общения.

Все было хорошо. Но однажды вечером Андрей почувствовал, что в комнате не один. Присмотревшись, в полумраке он обнаружил человека, лежащего в углу. Это был грязный бомж Толик. Андрей узнал его. Бомж часто спал на скамейке у остановки, где убирался Андрей. Зачастую он мусорил и блевал прямо ему под ноги.

- Что ты здесь делаешь? – Удивился Андрей.

Зевнув, гость с хрустом почесал бок и сказал:

- Теперь я буду жить у тебя. Зима скоро а то. У тебя пожрать есть?

Андрей был против такого соседа, но не стал выгонять его. Сложно сказать, боялся ли он Толика. Нет, скорее Андрей принимал все, что с ним происходит легко и равнодушно. Днем Толик слонялся по улицам, набирал на выпивку, и вечером пьяный залезал через окно, падал спать. Бомж съедал все запасы Андрея, на замечания бранился, угрожал и бил хозяина. Когда приходили собутыльники Толика, пили все вместе. Так они жили некоторое время.

В день очередной получки Андрей купил пакет карамелек для девочки.

- Чем ты там шебуршишь? – Спросил Толик.

- Это для Оленьки, - сказал он, пряча конфеты на полке.

- Бабу что ли завел, а?

 - Не трогай.

- Чего?

- Не трогай!

- Да пошел ты!

Подвыпивший Толик толкнул Андрея в грудь. Тот упал. Бомж сгреб гостинцы, несколько сразу же отправил себе в рот, остальные спрятал за пазуху, и стал требовать деньги дворника. Лицо Андрея налилось краской.

- Уходи из моего дома! – Закричал он. Все силы ушли в этот крик. Андрей так разозлился, что не мог шевелиться от гнева.

- Дождешься, дурак. Я убью тебя! – Грязно ругаясь, бомж уполз через окно.

Андрей взял самый большой нож. Вышел на улицу. Догнал обидчика, когда он перебирался через огород бабы Нюры. Андрей повалил Толика в кусты, схватил за волосы и перерезал горло. Толик успел издать хриплый вой. На этот звук выглянула бабка. Она уже почти закричала, но осеклась, посмотрев в лицо Андрея. Соседка упала без чувств.

Андрей затащил тело в дом. Он ничего не ощущал, не думал. Сознание его сузилось, утратило контроль. Он раздел Толика, и все тем же ножом, схватившись двумя руками, всю ночь расчленял труп. Металлическая ручка изрезала его ладони, обломки костей ранили; там, где он не мог справиться ножом, ломал. Андрей не чувствовал усталости и боли. Неестественная улыбка не сходила с его лица. Повсюду была кровь.

Закончив, Андрей отрезал часть ягодичной мышцы Толика. Положил в ковшик и затопил печь. Принес воды, вымыл полы и стены. Жилище преобразилось. Пакет с конфетами отмыл, прибрал на полку. На искромсанное туловище покидал тряпки, получилась гора.

- Перина! – Воскликнул Андрей и захохотал.

Рассветало. Небо окрасилось алым. Остальные части трупа - голову, руки, ноги – Андрей засунул в пакеты и вынес в мусорный контейнер. На пути в дом он встретил знакомых. Олег и Людмила уже изрядно перебрали.

- Здорово, кореш! Как житуха? Приютишь? Угощаю! – Олег потряс почти полной полторашкой самогона.

- Заходите.

Гости, пошатываясь, держась друг за друга, вошли в дом.

- Только постель мою не трогайте, - сказал Андрей и показал на кучу.

- Мы человеки простые, и на полу посидим! Чай, не цари! – Олег хотел сесть, но грузно грохнулся на пол.

- Как у тебя чисто, Андрейка! – сказала Люда. – Невесту нашел? Или сам убрался?

- Сам, сам.

- Врешь! Кто такая, признавайся! – засмеялся Олег. – Вот моя, а где твоя? - Олег прижал к себе Людмилу.

Андрей снял кипящий ковшик с печи.

- Вкусно пахнет! У тебя там мясо?

- Руки убери.

- Да ладно! Есть своя закусь! – Отмахнулся Олег. – Точно бабу нашел!

Андрей взял метлу и вышел. Как ни в чем не бывало, он отправился работать. У остановки было непривычно чисто. Андрей непрерывно хохотал. Прохожие обходили его стороной, дети пугались.

К обеду Олег засопел у печи. Людмила, забыв предупреждение Андрея, тоже решила прилечь. Было неудобно, и она попыталась разровнять кучу, разгребла тряпки. От вида обезглавленного туловища ее вырвало. Людмила, полуголая, босиком с диким криком выбросилась на улицу. Она бежала до тех пор, пока ее на машине не остановили сотрудники полиции. Рассказу пьяной бомжихи они не поверили, и заперли ее в вытрезвителе. Вечером протрезвевшая мадам продолжала твердить об убийстве. Полицейские отправились на место преступления. Обнаружили там труп и двух мирно спящих мужчин.

На суде прокурор спросил у Андрея:

- Что пили люди, которые пришли к вам в гости?

- Самогонку, которую принесли с собой.

- А чем они закусывали?

- Рыбой, которую принесли с собой. А мясо Толика я им не дал.

23.03.14


Рецензии
Блестяще. Приглашаю на близкое по теме: http://www.proza.ru/2016/05/24/1625

Мишаня Дундило   16.10.2017 02:53     Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.