Смысл существованья

Совин проснулся задолго до рассвета. В мысленном видении проявился и завис скачанный вчера в интернете занимательный плакат с вариантами жизни звёзд. Звёзд не шоубизнеса, а галактических.

Рождение у всех солнц одинаково: появляется протозвезда. А вот дальнейшая их жизнь многовариантна: одни становятся сверхгигантами и затем сверхновыми, другие после сверхгигантов сворачиваются в карликов, есть и такие, которые из протозвезды сразу становятся коричневыми карликами и существуют в таком виде до конца веков. Тоже жизнь своего рода – притягиваются, отталкиваются, собирают космическую пыль. Странно…

Не спалось. С вечера насмотрелся новостей о противостоянии в ближнем зарубежье, о злобе и ненависти. Сам завёлся: «поубивать бы сволочей!» После полуночи «успокоился» замечательным фильмом о загрязнении воды. Показывали роскошные фонтаны богатых стран и сообщали о ежегодной гибели пятидесяти миллионов детей из-за отсутствия питьевой воды. И вот, хоть и лёг поздно, а - не спалось!

Городской шум  проникал сквозь «идеальные европейские окна». Совину вспомнилось, что нужно заплатить за квартиру, что слесарь третий день не идёт чинить кухонный кран. Он свернулся калачиком, укрылся с головой. Зачем всё это? Кому это нужно? Неужели, «Высший Разум» планирует этих нацистов, эти ЖКХ, эти загрязнения среды и этих звёздных карликов и сверхновых? Чушь какая-то.

Совина давно занимали вопросы философии. После изучения различных религиозных воззрений на сотворение мира он утвердился в их абсурдности. А вот астрономия, физика, биология – они давали всё новую пищу для размышлений. Совин был подписан на интернет-рассылку новостей науки и систематизировал полученную информацию, пытаясь сделать выводы. С возникновением Вселенной и земной жизни вроде бы было более-менее понятно, а вот со смыслом пока не укладывалось.

В животе заурчало. Зря всё-таки поел на ночь квашеной капусты. А вкусная была капустка-то!

И вдруг Совина осенило! В одно мгновение сложились пазлы международных отношений, загрязнения среды, космической пыли и боли в животе – всё уложилось в стройную теорию смысла бытия!

Совин вскочил, наскоро умылся, надел домашний костюм и принялся расхаживать по комнате. Вот, оказывается, как! Вот кому всё это надо! Это ОНИ там, в животе, руководят нашими помыслами и действиями! Совин схватил лист бумаги и набросал схему, связал «действующих лиц мирозданья» линиями связей – всё сошлось! Он был прав.

По новой теории Совина миром руководят бактерии, и смысл существования всего видится как стремление бактерий к своему процветанию.

Современной науке известны многие виды бактерий, которые живут в самых разных условиях, при самых «невыносимых» температурах. Бактерии первыми из живых существ появились на Земле тогда, когда её поверхность ещё дышала жаром и выделяла сернистые газы. Бактерии питались минералами, живя в «невозможной» химической среде. Целые пласты пород, считавшиеся раньше осадочными, являются продуктом переработки бактериями первичных базальтов.
Новые минералы и газы, произведённые бактериями за миллионы лет, дали возможность для усложнения жизни, для постройки организованных биологических конструкций. Эти конструкции служили, в конечном счёте, пищей бактериям. Но бактерии не всё могли съесть. И тогда они организовали вокруг своих колоний биологические заводы по подготовке пищи для бактерий из несъедобных веществ – животных.

По большому счёту мы живём, чтобы есть. Мы жуём, смачиваем, согреваем пищу и отправляем её бактериям. Мы считаем, что «они нам служат». Однако! Это мы им служим! Чтобы их кормить, мы сеем, пашем, охотимся, воюем. Размножаемся, чтобы им было где жить после нашей смерти. А они за это позволяют нам питаться отходами их жизнедеятельности.

По сути неважно, кто из нас победит в войне – они, для которых мы стараемся, выживут в любом случае. Если же мы загубим саму Землю, они законсервируются в капсулах и будут веками ждать попутный астероид, чтобы переселиться на иные благоприятные планеты.


После своего «прозрения» Совин успокоился. Он перестал смотреть новостные каналы и общаться в соцсетях, перестал заботиться о «достойной жизни», о зарплате и маленькой пенсии, о поломанном кране и о собственном здоровье. Жена не поддерживала его взгляды, назвала их глупыми и не соответствующими действительности. Но и с этим он спорить не стал – в конечном счёте, какая разница, кто прав? Теперь он предпочитал жить в удовольствие.

Совин, каждый раз усмехаясь, кормил своих «гегемонов», то есть бактерий в животе. Кормил вкусно, чтобы были довольны. Иногда, «чтобы жизнь мёдом не казалась», устраивал им катаклизмы, выпивая пару стопок водочки. А иной раз, при заболевании приходилось устраивать тотальное уничтожение бактериальной цивилизации антибиотиками. В таких случаях Совину было жаль этих «зверьков», он представлял себя участником «вселенского мора», от которого никому не спастись и, главное, никому непонятно, что случилось и за что такая кара. Но вскоре популяция восстанавливалась, и Совин вновь посылал ей лучшие куски тщательно пережёванной пищи.


Однажды, мокрым июньским днём Совин шёл из булочной. Шёл по узкому тротуару вдоль шумного автомобильного потока. Несмотря на брызги из-под колёс, шёл не спеша, поскольку в последнее время вообще не считал нужным спешить. Наблюдал из-под зонта за суетой прохожих, за торговцами на лотках, за воробьями под ногами.

Привлекла внимание стайка сорок у перекрёстка. При включении зелёного света птицы взлетали или отскакивали на тротуар, при остановке транспорта вновь устремлялись на проезжую часть. Приблизившись, Совин рассмотрел расплющенное шерстяное пятно под колёсами. Понятно, птицы добывают корм для цивилизаций своих бактерий.

Включился зелёный. Машины с визгом рванули с места. Птицы вспорхнули. Одна замешкалась, пытаясь оторвать какую-то жилу, её ударило капотом. Сорока отлетела на тротуар и боком, боком, трепеща крыльями между ног прохожих, прибилась к груде мусора у стены.

Совин остановился. Крепко её ударило! Погибнет теперь. Сорока, по-видимому, это был сорочонок-подросток, ещё неуклюжий в движениях, забился в картонную коробку и притих. Совин постоял ещё, решил, «конец птичке» и уже хотел идти дальше, как увидел лохматого пятнистого кота, сидящего на мусорном баке – кот смотрел на раненую сороку и уже готовился покинуть тёплое место ради лёгкой добычи. Совин заглянул в ящик. Сорочонок отодвинулся в угол. Клюв его был раскрыт, он часто дышал и смотрел чёрными бусинками на человека. Совин протянул руку, дотронулся пальцем до блестящей спинки. Потом взял птицу в ладонь. Сорока дёрнулась, ущипнула за палец, заболтала лапами, и вдруг утихла и прикрыла глаза веками-плёночками. Сердечко билось часто-часто.
– Мя-я-я! – сказал кот в трёх шагах от Совина, глядя на сороку.
– Фиг тебе! – ответил Совин и засунул руку с птицей за пазуху.

Дома Совин осмотрел птицу. Крови не было, переломов, вроде бы тоже. Но сорока не становилась на одну ногу и крыло висело. Напоил пациента, окуная клювиком в воду, посадил в большую коробку, накрыл стеклом от книжного шкафа. Покрошил хлеба. Птица сидела неподвижно в углу, не ела и не пила. Но и не умирала.

Через два дня утром Совин проснулся от тихого щебета. Он подкрался, заглянул в ящик. Птица, разговаривая сама с собой, чистила перья. Посмотрела на него, не испугалась, продолжила своё занятие. Он покрошил хлеба – склевала, запила водой, смешно задирая вверх голову.

С этого дня начались у Совиных заботы. «Завели скотину», – говорил Совин, радуясь непонятно чему. Жена варила птичке кашку на молоке, убирала в домике. На время уборки Чуча, как прозвали сороку, перемещалась на стол, скакала на одной ноге к вазе, вытаскивала печенье и принималась расклёвывать, приговаривая своё «Чу-че, чу-чже!» Через неделю она взлетела на шкаф, а потом и вовсе отказалась возвращаться в ящик, поселившись на день на шкафу, а на ночь на перекладине люстры. И теперь нельзя было ночью включать эту люстру, потому что Чуча начинала громко ругаться. К туалету птичка привыкать отказывалась, приходилось стелить газеты на шкаф и под люстрой. Сорока иногда сама «убирала» эти газеты, сворачивая клювом, топча лапами и, в конце концов, пятясь, растаскивала по всему полу. Мусора становилось много, но наблюдать было потешно.

Однажды на балконе затараторили сороки. Чуча встрепенулась, перелетела на подоконник, стукнула клювом в стекло. Сороки обернулись к ней, застрекотали, обсуждая. Совин приблизился осторожно, но чужачки мигом вспорхнули. С тех пор Чуча часто садилась у окна и смотрела на волю. Иногда она расхаживала по подоконнику и разговаривала. Было забавно наблюдать птицу-философа, рассуждающую о смысле жизни. «Наверно, я также выгляжу со стороны», – подумал Совин. Он распахнул створку окна.
– Хочешь попробовать?

Сорока шагнула за окно, на скользкий отлив, съехала, трепеща крыльями, и полетела, но, сделав короткий круг, вернулась на подоконник. Прошлась туда-обратно, сказала «Чу-че-чже» и взлетела на шкаф.
– Не хочешь на волю? – удивился Совин.
Чуча сложила крылья удобнее и закрыла глаза.

Но с того дня Чуча ежедневно просилась на улицу. Улетала ненадолго, общалась с группой местных сорок, и они её принимали. Совин выкладывал корм на балкон, и вся компания прилетала пировать. А после летели все вместе дразнить кота на мусорке. Но жила Чуча дома.

Привезли внучку «к бабушке на реабилитацию» после гриппа. Совин кормил с ней сорок. У девочки блестели глаза, ручонки сами тянулись и очень осторожно трогали пёрышки Чучи. Чуча не возражала, но в обиду себя не давала, могла и ущипнуть.

Совин выложил в сети фотографии ручной сороки Чучи. Посыпались восторженные отзывы, предложения дружить. Он снова стал смотреть новости. «Наши заокеанские партнёры» по-прежнему пытались напакостить где только возможно.
– Вот, сволочи! – возмущался Совин.
– Успокойся, – говорила жена, – ты же сам говорил, что не имеет смысла ругаться, бактерии их всё равно сожрут.
– Да какие к чёрту бактерии! Причём тут бактерии, правда, Чуча? Они, эти «партнёры», наши ресурсы захватить желают. Нет, с людьми нужно «разбираться» по-человечески!

Чуча сидела на плече и одобряюще щебетала в ухо.


Эта миниатюра опубликована в сборнике «Цивилизация бабочек». Его можно скачать в любом формате на ваши электронные устройства, а также приобрести бумажной книгой по адресу: https://ridero.ru/books/civilizaciya_babochek/ 


Рецензии
Перечитала второй раз. Есть такой анекдот: В поликлинике висит об'явление:Всех, кто нашёл смысл жизни, психиатр примет без очереди"
Виктор спасибо, за то, что от Вас я узнала про ridero. Уже издала несколько сборников. Правда не знаю, кто их будет читать... Литературы так много!!!

Елена Плюснина   10.10.2017 11:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Елена!
Да, мир перевернулся: теперь все пишут, читать некому. Нужно "трясти" читателя, привлекать. Мои тоже не читают. Зато я выписал себе все книжки и они гордо сияют корешками на самой почётной полке. Бальзам на самолюбие.

Виктор Квашин   10.10.2017 13:57   Заявить о нарушении
А мне бальзамом служат искренние отзывы... А специально привлекать, как-то привычка не сложилась... перестраиваться нужно, но сложно даётся, что-то внутри сопротивляется этому.

Елена Плюснина   11.10.2017 07:33   Заявить о нарушении
У меня тоже сопротивляется. Я и не привлекаю. Не обучены мы торговать...

Виктор Квашин   11.10.2017 08:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.