Подвиг любви. Галина Заходер

  Автор Татьяна Алейникова
  Проза Ру 09.02.2011
  (С разрешения автора)

   Какая редкая самонадеянность, скажете вы, писать об авторе хорошо известном. Да, Галину Сергеевну Заходер (Кенга) знают и любят многие, а те, кто ещё не попал на её страницу, уверена, прочтут и останутся навсегда верными и любящими читателями. А сколько почитателей у её книги о супруге «Заходер и все-все-все...», вышедшей в издательстве «Захаров» и сразу же ставшей библиографической редкостью. Эта пронзительная книга, к великому счастью, доступна читателям сайта, Кенга публикует главы из неё. (http://www.proza.ru/avtor/kengaru&book=1#1)
   Непостижимое волшебство и обаяние есть во всём, что написано Галиной Заходер. Очарование ума, тонкого юмора, ошеломляющей открытости, редкой в наше время искренности и глубины, завораживают читателя. Так произошло со мной. Я испытала потрясение, да, именно это было первым чувством при чтении воспоминаний Галины Сергеевны. Будучи человеком закрытым, не слишком эмоциональным, не склонным к откровениям, вдруг поняла, что писать, оглядываясь по сторонам, значит не сказать ничего.
   О чём бы ни рассказывала Кенга, это всегда значимо, всегда интересно, потому что мы становимся свидетелями напряжённой внутренней жизни человека, много повидавшего, внутренне абсолютно свободного от стереотипов. А ещё чарующий поэтичный слог, выдающий утончённую и возвышенную душу:

   – Поэтому и время гоню, зная ему цену, надеясь, что время – «Старик-Время», как назвал его Борис Заходер в Алисе, – лучший доктор. Я плачу ему полновесной монетой – его же собственной. Может быть, снизойдет и пошлёт полное спокойствие.
    И, словно в ответ на мои мысли, на столе вспыхнул яркий сноп солнца. Откуда в такой день? Хотя день для солнца подходящий – морозный. Вспыхнул на розовой обложке папки, утвердил своё согласие со мной и исчез, бережливый посланец времени. Надолго ему отлучаться нельзя, а сказать мне главное он успел, я понятливая. -
(В ожидании юбилея)

   Меня всегда волновала магия совпадений чисел и дат в истории и судьбе человека. В жизни Галины Сергеевны таким совпадениям несть числа. Судите сами. В семье любящих друг друга интеллигентных молодых людей появляется на свет девочка в день смерти вождя, изменившего ход истории. И личные судьбы героев тоже, поскольку мама девочки была из уважаемого рода Треумовых – деятельных, талантливых обеспеченных людей, чьё благополучие было сметено в 1917.
   Угораздило же её появиться на свет ещё и в год Великого перелома, положившего конец надеждам и чаяниям миллионов на цивилизованное  развитие страны. (галЯ и Ленин).
   Даже начало школьной жизни девочки выпало на год принятия сталинской Конституции. Казалось бы, такое время способно вылепить тихого и осторожного человека, много познавшего, а потому живущего с оглядкой. Недаром песенка синеблузников: «мы только гайки великой спайки» стала крылатой в те годы, превратившись чуть ли не в национальную идеологию, но не всегда это удавалось. Система все усилия направляла на то, чтобы нивелировать личность, сделать её зависимой и малозаметной. Но, как говорится, благими намерениями… (Галя и Сталинская конституция).
   В то жёсткое время сформировался иной тип личности, прямо противоположный тому, что замышлялось. Вопреки намеченной «генеральной линии» судьбы, Галина Сергеевна поражает внутренней свободой, мужеством говорить правду о себе и о тех, с кем встретилась на жизненном пути, трезво смотреть на всё окружающее и жить красиво, достойно, с ощущением полнейшей гармонии с собой. А какая великолепная ироничная нота звучит в её миниатюрах:

   – Последний день июля. Начитавшись за утренним кофе Салтыкова-Щедрина про образцового барина, вообразила себя барыней, которая в одной рубашке сидит на балконе, попивая чаёк, наблюдая при этом, как девки доят стадо коров, которые расположились в круге перед балконом и покрикивает: – «Чище доите», вышла поглядеть на своё хозяйство. Ночью была гроза с ливнем. Утро прекрасное. Но как хорошо быть и барыней, в ночной рубашке на собственной террасе, так и холопкой, босой, и даже под мелким моросящим дождичком, да взять грабельки, да и собирать скошенную накануне, с огромным трудом, траву. -(Барски-холопское утро)

   Что даёт такую силу характера, что формирует личность в несвободном обществе, где берутся силы быть выше обстоятельств, спрашиваю я себя. Полагаю, что значительную роль играет семья, род, люди, которые окружали в детстве. Недавно Галина Сергеевна принимала участие в историко-краеведческих чтениях в своём родном Коврове, где помнят и чтят её прадеда И.А. Треумова – первого миллионера, основателя прядильно-ткацкой фабрики.
О своих близких из рода Треумовых Галина Заходер написала очень нежно и задушевно. Я очень люблю эту главу воспоминаний. В ней столько поэзии, любви к дому, где родилась, к каждой детали, схваченной цепкой детской памятью. Но это ещё и рассказ об удивительной встрече на балу, круто изменившей жизнь девушки из патриархальной купеческой семьи, её бабушки:

   – В душе каждого человека непременно должен быть свой островок, на который ты возвращаешься, когда тяжёлые думы преследуют тебя и не находишь опоры под ногами. Такое прибежище для меня дом, где я родилась, где родилась моя мама, где моя бабушка начала свою семейную жизнь. -

   Я читала воспоминания Галины Сергеевны и думала о том, что только в семьях, познавших настоящую любовь, связанных ею до последнего жизненного вздоха с возлюбленными, вырастают люди, умеющие любить по-настоящему, самоотверженно, нежно и пылко, потому что именно это они получили в наследство от любящих и любимых женщин своего рода.

   – Как же мне повезло, что у меня в далеком детстве был такой Дом. Дом, где меня ждали и любили, где долгие годы, до самой Отечественной войны сохранялся старый уклад жизни – когда по утрам, за столом, на котором всегда кипел самовар, собиралась большая семья, а обед проходил в точно определённое время и нельзя было не только пропустить его, но даже опоздать, если на то не было веской причины. -
(Средь шумного бала).

   Способность создать свой дом, который станет центром вселенной для любимого человека, притяжением для друзей и близких, это тоже оттуда, из многовековых культурных традиций, которые передаются из поколения в поколение. Писатели и поэты, учёные и музыканты, артисты частенько встречались здесь, наслаждаясь сердечностью и давними хлебосольными традициями хозяев. Такой первый и единственный в жизни поэта Бориса Заходера дом, ставший родным для многих творческих людей, создала его супруга:

   – Он был какой-то неустроенный, бездомный, всё своё свободное время проживал в домах творчества, быт у него не складывался. А сложился он, когда Борис придумал очень хороший способ нашего совместного существования – купил дом, превратил меня в домохозяйку, против чего я не возражала, научил меня водить машину, чтобы я не обременяла его просьбами отвезти меня в прачечную или в магазин, научил слепым методом печатать на пишущей машинке. -
(Из интервью Галины Заходер РИА новости)

   Переводчик, поэт, мыслитель, подаривший российскому читателю шедевры мировой детской классики, на которых выросло несколько поколений, а  Винни-Пух и Алиса из страны чудес стали хрестоматийными, встретил свою единственную женщину зрелым человеком. Когда читаю воспоминания Галины Сергеевны, почему-то думаю, что именно это обстоятельство позволило им не только страстно и сильно полюбить друг друга, но и сохранить это чувство до последнего мига совместной жизни. Возможно, если бы встретились совсем молодыми, могли бы не понять, не оценить в полной мере друг друга. Но тут я уже вторгаюсь в запретную зону. Впрочем, об этом сказал сам поэт:

   – Шёл – и встретил женщину.
   Вот и всё событие.
   Подумаешь, событие!
   А не могу забыть её.

   Мне кажется, они прекрасно дополняли друг друга. Фронтовик, поэт и переводчик – яркий, решительный, независимый и столь же одарённая, с великолепным вкусом, талантливая, красивая и мудрая женщина.

   – Ведь всякий срок – увы, всего лишь срок.
   И он пройдёт.
   Сотрётся след вселенной,
   Где мы с тобой сумели – между строк –
   Прочесть усмешку вечности.
   Мгновенной.

   Не обласканный властями, но почитаемый истинными знатоками и ценителями, Борис Заходер оставил не только блистательные переводы, но и по-настоящему ещё не оцененные собственные стихи, утончённые, мудрые, страстные, пронизанные всепоглощающим чувством любви.

   – Я мёртвым был – меня ты воскресила:
   Не чудо ль это? Нет?
   Тогда откуда
   У слабой женщины такая сила?
   Скажи, как смеешь ты не верить в чудо?

   Что остаётся, когда из жизни уходит один из любящих... Светлая память, любовь, печаль утраты. Неизданные книги, не разобранный до конца архив. Вспоминает Галина Сергеевна:

   – В толстенной папке, бечёвки которой даже трудно завязать, хранятся около 800 листов, исписанных с обеих сторон, самый ранний из них датирован 1946 годом. Прикасаясь к истокам работы над переводами Гёте, выполненными даже не шариковой ручкой, а «вечным пером», я прикоснулась к истории. Используя слово «перевод», я отдаю дань традиции, которую хочется нарушить. Я бы сказала, что Заходер – не просто переводчик, он – соавтор Гёте. Чтобы не быть столь категоричной, смягчу формулировку и оговорюсь – русский соавтор Гёте, так мне кажется. -

   Только истинная любовь могла подвигнуть на эту кропотливую нелёгкую работу. Попытайтесь представить её объём. Обработать более полутора тысяч рукописных страниц черновиков, набросков, размышлений. Титанический труд, завершившийся изданием в 2008 году двухтомника переводов Гёте. Он был приурочен к 90-летию со дня рождения Бориса Заходера. Мне кажется, к этому нечего добавить.
   Давно хотелось написать об удивительной прозе Галины Заходер, о ней самой, поразившей и очаровавшей меня, но не решалась. Не пиетет перед известным именем, нет, поскольку почитания внешних атрибутов значимости лишена начисто. Но попробуйте устоять перед этой мягкой иронической манерой подшучивать над собой, выдающей неординарность натуры:

   – Я, конечно, сама-то понимаю, какое я совершенство, даже шутила когда-то «про себя», что у меня «неземная красота», но чтобы об этом догадывались другие, не знала. Я просто фотогеничная. Мне сказали (но это уже не в эфире, а после него), что это и называется «неземной красотой», когда её не видно. -
 (Красота неземная).

   Естественность, открытость, такт и благородство пленили окончательно.
А ещё способность жить яркой, полноценной, наполненной трудом и творчеством жизнью, идти по ней, не мелочась, не скрывая ни возраста, ни привязанностей, ни своего отношения к другим, к настоящему и прошлому. Божий дар оставаться женщиной любящей, благодарной, благородной.

   – Сердце женщины наполняется нежностью...
   ...К мужу, сделавшему ей предложение, как подобает мужчине в лето господне тысяча девятьсот шестьдесят шестого года и подарившему ей этот рай, к собаке, направившей её взгляд туда, где этой ночью раскрылись ирисы. Чуткий пёс, перехватив его в пути, повернул голову, приподнялся и посмотрел, – сначала на свою хозяйку, потом на большого шмеля, который прощался с жизнью возле закрытого окна террасы, потеряв надежду на свободу.
   – Зачем нам чужие?  – спросили преданные глаза.
   Бедняга шмель! Проползи пару метров и лети на волю! Но нет. И женщина говорит ему: - Милый, не отчаивайся, к своему обеду ты не опоздаешь. -
 (Читая Стерна)

   Я очень люблю миниатюры, в которых автор говорит о себе, сдержанно, скупо, и в то же время, приоткрывая свой внутренний мир, делится раздумьями и переживаниями. Год спустя после смерти супруга:

   – 15 августа 2001 года.
   Мой дорогой, единственная настоящая моя любовь, муж мой!
   Я уезжаю отдыхать, впервые без твоего поцелуя и напутствия.
   На сердце так тяжело, словно я оставляю тебя одного.
   Скоро год, как ты навсегда ушёл из Дома, который так много значил для   нас, – никого нет на свете дороже тебя…
   Целую. Твоя Г.  -
(Час прекращений или час превращений)

   На сайте ПРОЗА. Ру страница Галины Сергеевны ЗАХОДЕР (КЕНГА) – одна их самых привлекательных, упоительных, завораживающих искренностью, естественностью, простотой и щедростью. Именно щедростью открытия замечательных имён и событий культурной жизни последней трети 20 века выделяются воспоминания автора.


Рецензии
Классные слова, глубокие и запредельно точные:
– Ведь всякий срок – увы, всего лишь срок.
И он пройдёт.
Сотрётся след вселенной,
Где мы с тобой сумели – между строк –
Прочесть усмешку вечности.
Мгновенной.
И Ваш портрет, уважаемая пани Галина, вырисован очень талантливо.

Леся Кожумяка   30.04.2017 12:55     Заявить о нарушении
Я Вам признательна, уважаемая Леся.
Всего доброго, Галина.

Кенга   04.05.2017 23:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.