государство и монотеизм

                     Социально историческое исследование.
Бытует мнение, что монотеизм принимался руководителями различных государственных и близких к государственным социальных образований, благодаря тому, что предлагал мировоззренческую концепцию способствующую объединению людей под единым началом.
Так ли это на самом деле, мы рассмотрим при помощи исторических фактов и самих религиозных источников создавших основы монотеистического мировоззрения.

По сюжету, ветхо заветных книг “царств”, библейский бог не очень желал, что бы израильтяне имели над собой царя. Ведь согласно, его предписаний, переданных пророком Моисеем, у израильтян были:
Десятники, пятидесятники, сто начальники, тысячи начальники. Главы - семейств, родов, свод божественных предписаний (заповедей – законов) записанный на бумаге, действующий пророк в виде посредника между богом и социумом и он, сам - “Бог”, как вершина иерархической пирамиды. Зачем в данной стройной структуре, еще один иерарх, с  не предписанными богом полномочиями? Некоторое время племя израильтян жило в соответствии с данной иерархической структурой и сводом законов предписанных еще Моисеем, но перейдя на оседлый образ жизни, израильтяне обнаружили вокруг себя народы, живущие не по библейским правилам, у которых на вершине власти находился выдающийся представитель из народа. По всей видимости, эти народы не плохо жили на зависть израильтянам, что и привело их к решению поставить над собой царя, в надежде на улучшения. Но, некто библейский “Бог “, не много по возмущавшись, не стал пускать это дело на произвол, а решил поставить под собственный контроль. И   под его руководством, с начало стал царем Саул, а затем его сместил Давид, который по многим признакам, больше был похож на пророка, нежели на царей других народов.  От него и пошли все последующие цари, которые чаще не устраивали, чем удовлетворяли прежнего главного иерарха. Из за чего возникло некое двоевластие и разброд, в котором, действующие пророки в качестве посредников божественной власти, вступали в противостояние с царствующими особами и навязывали им “ божью волю”. Но, как бы там ни было,  государственные образования с ветхо заветным мировоззрением их народов, на рубеже  нашей эры, оказались не способны  выдержать конкуренции с социальными образованиями язычников и оказались под их властью. Но даже, под покровительством греков, а затем и Римской империи они оказались не в состоянии  мирно сосуществовать ни сами с собой, ни со своими могучими покровителями. Постоянно отрицая верховенство власти социальных предводителей и оппонируя к абсолютной власти персоны под названием “Бог“, библейски настроенные представители социума, подвергали критике и стремились разрушить все, на чем держалось государство, по мимо библейских предписаний.  Именно по этому, первое государство с монотеистическим устройством, не смогло себя сохранить в качестве метрополии под крылышком могучей Римской империи. Так  как фанатизм израильтян противопоставлял их римской власти, возникшая, как следствие данного фанатизма, серия восстаний,  привела к уничтожению государства, для жителей которого главным  иерархом их социума был  - нечеловек. На помощь которого, в борьбе против римлян и надеялось большинство израильтян.

В этот исторический период, когда с лица земли исчезает первое государственное образование, с населением, чей образ мысли и действий имеет серьезное отличие от других народов. В самом учении о едином боге, происходят серьезные изменения:

1. Образ бога, уже к концу ВЗ и окончательно в НЗ, становиться стараниями пророков практически идеальным и выглядит на много позитивнее чем в начале ВЗ.
2. Национальная догматика учения отвергается и оно становиться интернациональным.
3. Отвергается так же то, что отталкивало от иудаизма другие народы, в частности, распорядок обязательных жертвоприношений и обрезание.
4. Значительно усиливаются и становятся изощреннее спекуляции на страхе смерти.
5. Появляются спекуляции на стремлении к социальной справедливости.

Так как римляне относились индифферентно к мировоззрению людей, то со временем, само “учение”, стараниями пророков, серьёзно повысило качество спекулятивной лжи. Эта ложь  вела себя по отношению к отдельным безусловным рефлексам человеческого сознания подобно тому, как рыболовные приманки, влияют на реакцию рыбы, а в целом, по отношению к общественному сознанию учение повело себя аналогично обычному  вирусу, но только информационному. Поэтому оно стало распространяться по территории римской империи и за неё, подобно эпидемии. А когда процесс замены, прежних ценностей и приоритетов на новые,  в общественном   сознании произошёл на всех социальных уровнях, вплоть до императора, империя распалась и прекратила своё существование в прежнем виде. На процесс изменения сознания  при помощи спекулятивной лжи, до состояния от которого империя неминуемо стала разваливаться, ушло около 350 лет.

Через тысячу лет, с молодой Монгольской империей произошли схожие события, как по временным показателям, так и по социально-психологическим  ситуациям. Разница лишь в том, что во время создания монголами своей империи, они уже соприкасались с мировоззренческой концепцией монотеизма и кое что, от туда, их в тот момент времени, уже привлекло их сознание, в частности моно иерархичность – “один бог на небе, один хан на земле”.  Но так как изменения мгновенно не происходят, оставаясь всё теми же - прагматичными язычниками, они с легкостью объединили соседние племена и произвели великие завоевания. Однако, в качестве метрополий, в их империи, оказались государственные и племенные структуры, в которых в качестве общепринятой, “картины мира” доминировали представления из авраамических вероучений. Это оказалось схожим трагичным моментом с историей Римской империи, схожая по своей сути ситуация (причина) привела к развалу империи (следствию),  которое как у монголов, так и у римлян, люди одаренные стратегическим мышлением, пытались предотвратить, видя в изменении приоритетов, угрозу государственности. В обоих случаях империи погибли от информационно вирусной атаки на общественное сознание.

 В обоих случаях, люди, чьё сознание оставалось адекватным, в меняющейся ситуации пытались оказать сопротивление информационной заразе. В Риме, это были попытки  создать культ - императора, а у монголов, культ - великого предка, Чингисхана. В обоих случаях, за отказ от исполнения обряда поклонения, применялись наказания в плоть, до смертной казни. Но и эти, крайние меры не спасли не одну из империй.
 
Не очень многим схожая, но все же подобная историческая ситуация сложилась с могучим Арабским халифатом. Его возникновение и развитие, изначально непосредственно связано с самым молодым, третьим по счету из авраамических вероучений. Образы  монотеизма, в исполнении Ислама, хотя и были смысловыми галлюцинациями, еще легче  усваивались, чем речи христианских проповедников, были привлекательными для простых людей, да еще к тому же, кое что  подтверждалось личным опытом. А предписания священных текстов были четкими и требовали конкретных действий. Что и стало причиной возникновения большого государства, на религиозной основе.

Так как сознание, подобно материи обладает некоей инерцией, то после смерти пророка Мухаммеда, первые “праведные халифы” оставались вполне адекватными правителями, заложили основы первого исламского государства. При них возникло централизованное управление войсками, система налогового обложения, почтовая служба и т.д. Пришедшая на смену власти халифов, династия Омеядов, правила по язычески прагматично и дружно. При их владычестве, единое исламское государство не только достигло максимума своих пределов, но и экономически стало процветать. Но помимо этого, в общественном сознании нового государственного образования стал набирать силу исламский фанатизм и эту силу, явно раздражало, не монотеистично-догматическое, а свободно-прагматическое отношение к жизни  самих Омеядов. Тогда к власти, в пока еще едином государстве, пришел более исламизированный  правитель Махмуд Аббас. Он и его, потомки, более соответствовали, по своим взглядам и поступкам доктрине Ислама, но так как монотеистическая доктрина, разрушает прежнюю социально адекватную этику людей, то это негативно сказывается на их взаимоотношениях и поступках. По словам Августа Мюллера, Аббасиды погрязли в интригах и редки были случаи, когда кто то  из них умирал собственной смертью. Получив в наследство от Омеядов большое и обустроенное государство, они некоторое время паразитировали на достижениях своих предшественников. Но еще за долго до конца существования этой династии, единый Арабский халифат перестал существовать. С начало метрополии перестали платить налоги, а затем объявили о суверенитете и погрязли в междоусобицах. Единственное что еще некоторое время объединяло большую страну, так это упоминание формального правителя якобы единого государства, первым, в списке во время пятничной молитвы, но со временем и это прошло.

В этом состоянии и застали исламский мир, монголы, чьё нашествие на исламский мир, было спровоцировано убийствами послов и купцов, совершенными в соответствии с  канонами шариата. Вполне естественно, что уже достаточно инфантильные на тот исторический момент мусульмане, стали легкой добычей, для хорошо организованных монголов, как и Рим для “варваров“.

Скорость изменения сознания под влиянием спекулятивной лжи, исходящей из текстов авраамических религий не одинакова, так как не одинаково её качество и количество, которое прогрессирует, от иудаизма через христианство к исламу. Так и скорость распада государственных образований отличается друг от друга. Самым долгим был путь, первого монотеистического государства израильтян. Которое, с учетом вавилонского плена просуществовало чуть ли не 1000 лет. У Римской империи, после столкновения с христианством, до начала необратимого процесса распада, прошло около 350 лет. Арабский халифат стал разваливаться через 200лет. Для монголов, неким сдерживающим фактором являлась неадекватность монотеистов, с которой они столкнулись  в начале завоеваний. Монголы и сам Чингисхан испытывали явную антипатию к мусульманам. С китайцами напротив, у них было больше взаимопонимания и некогда плененный Юлуй Тюцай в последствии входил в состав военного совета. А   на покоренных территориях они часто в качестве управляющих мирными делами, ставили выходцев из завоёванного ранее ими Китая. Но уже сын Чингисхана, Угедей, в словесных спорах между китайцами и мусульманами защищал вторых от нападок первых. А внук, по линии старшего сына Джучи, Бербекай, принял Ислам и был инициатором первого вооруженного столкновения между монголами, которые категорически запрещались законами его деда. В данном случае, очевидно, что сознание павшее жертвой спекулятивной лжи, выбрало для себя в качестве приоритета, сторону некоего “Бога”! Этот персонаж,  своими  идеальными характеристиками и всевозможными обещаниями, превосходил его деда. Это было первым “звонком”, предвещающим крах Монгольского государства.  Дальнейший разрыв прежних социальных связей в монгольской среде, пошел по нарастающей. Знаменитому  Тамерлану (уже мусульманину), пришлось воевать с собственным сыном, отвоевав большие территории у своих религиозных братьев, он уже собрался силой оружия нести “свет ислама” в Монголию, но совершив все приготовления к походу, вовремя умер, а государство, державшееся на его личной воле, стало разваливаться.

После развала Арабского халифата, на всей его территории, исламский вариант монотеизма становиться  - над государственной структурой. В Европе христианский вариант монотеизма  становится аналогичной структурой, на развалинах Римской империи. В центре её образовывается маленькое, государство–надгосударство  - Ватикан, откуда исходит навязчивый диктат, всему тогдашнему христианскому миру. Предпосылки к данной ситуации,  в виде – приоритетов сознания, отчетливо видны уже в первом  монотеистическом государстве и описаны у историка  Иосифа Флавия:

“Сколько не терпели римляне при этой осаде, они все-таки должны были удивлятся стойкости иудеев вообще и в особенности тому, что они под самым жестоким градом камней и стрел не упускали ни одного малейшего обряда их  богослужения, точно глубокий мир царил вокруг, - совершались со всей пунктуальностью ежедневные жертвоприношения, омовения и вообще весь порядок богослужения. Даже после взятия храма, когда кровь их ежедневно лилась вокруг алтаря, они не переставали совершать обычное богослужение. …
…Здесь-то. Многие священники при виде неприятелей, устремившихся на них с обнаженными мечами, неустрашимо оставались на своих постах, продолжая своё служение: они совершали жертвоприношения с возлиянием и курением, думая только о своих богослужебных обязанностях и ни сколько не заботясь о своем личном спасении.
Большая часть была умерщвлена противниками из их же соплеменников”.


По прошествии  времени,  необходимого на ассоциативное  усваивание библейской картины мира – общественным сознанием, в коллективном бессознательном вырабатывался соответствующий архетип общественного устройства. В котором, один идеализированный правитель, якобы ставленник самого “Бога”, обладал абсолютной властью, в то время как все остальные рабски ему подчинялись.

 При хорошем знании истории, можно заключить что; авраамические вероучения распространившись в любой социальной среде, не способствуют, ни демократическим, ни династическим способам управления государством. Так как демократические управление, исходит из осознания личной ответственности, каждого зрелого члена социума, за своё будущее и будущее своих потомков. А династические, более соответствуют реинкарнационным представлениям в социуме, а не райско-адской доктрине монотеизма.  И лишь библейские взгляды, способствуют только в чистом виде – монархии,  диктату собственных взглядов и воли, одного авторитетного индивида, всему социуму. Что и подтверждается массой исторических  фактов.



Помимо обозначенного приоритета, из выше приведенных цитат И. Флавия и других описаний исторических сюжетов, следует, что монотеист  -  монотеисту, больший конкурент, даже нежели язычник – монотеисту.  Потому что учение об идеальном  и всемогущем, приводит к бессознательной идеализации всей окружающей действительности и как следствие к необоснованному завышению претензий ко всему и вся.  От завышенных претензий субъектов-идеалистов, происходит прямо пропорциональная ответная реакция социальной среды, возникает – напряженный  негатив.  Он приводит к усилению естественной, внутри  общественной конкуренции и ломает прежние, оптимизированные процессом эволюции социальные связи. Именно этим вызвано, такое явление в монотеизме, как – сектантство, тенденция повышения социальной конкурентности на территориях завоёванных  христианством, становиться особенно заметной через 600 – 700 лет.  Обозначается она первым крестовым походом против Ариан (тоже христиан). А на территориях завоёванных  Исламом  это становится заметным уже через 300 лет. Прежде всего, это стало заметным в стремлении к достижению власти любой ценой. Среди римских императоров иногда попадались явно не симпатичные личности. Но,   чтобы взойти на римский престол, Нуму пришлось долго уговаривать, а Веспасиану старшему пригрозить смертью,  что говорит о том, что для многих власть, подразумевала еще и ответственность. А вот в период пика успехов ислама  на Ближнем  востоке, где  в основном по всюду, было распространено династическое правление, после усваивания авраамической картины мира, в плоть до превращения её в бессознательный архетип,  стало почти правилом,  пролагать путь к вершине власти, через трупы ближайших родственников. А исламские  богословы придумали оправдание такому поведению в борьбе за власть, говоря что: - “Власть, дарованная самим Аллахом над людьми, стоит того…”


Еще следует заметить, что при сильной доминанте  идеалистических взглядов в обществе, оно становиться  - “взрывоопасной” средой.
Так например поводом к одному из иудейских восстаний, стало то. Что римский солдат громко пукнул, на виду у паломников в Иерусалиме………….В общем поводом для кровопролития может быть всё что угодно.

Благодаря существованию библейского архетипа власти, в коллективном- бессознательном, усвоенными обществом догмами  монотеизма, их взаимным противоречием, и постоянной борьбой с необходимостью принятия адекватных решений в интересах социума, применительно к каждой конкретной ситуации, которые ни как не укладывались в каноны монотеизма. На вершинах власти стали появляться люди, которых можно условно разделить на две группы:

1. Адекватные правители, с хорошим стратегическим мышлением и не догматическими взглядами, действующие в интересах всего социума,  бремя ответственности за который они брали на себя.
2. Не адекватные правители, ассоциативно воспринявшие библейскую картину мира, пытающиеся свои способы управления привести в соответствии с канонами монотеизма.

Правители первой категории стремились ограничить вмешательство церкви и разных богословов в дела государства и старались защищать  интересы различных социальных групп, которое особо сильно проявляется при господстве идеалистической философии.  Таковыми правителями можно считать Петра первого и Екатирину великую, Султана Эюба и шаха Салах-ад-дина, Акбара и потомков Оммеядов обосновавшихся в   Европе, не зря их далекий предок только после трех сражений против воинства самого пророка, принял Ислам. Этот список можно пополнить многими правителями, но лучше сказать, что: -  дикий идеализм, в следствии которого возникали сектантские междоусобицы свойственные  монотеизму, приводили социум в негативное положение дел, из которого могли его вывести только сильные и адекватные личности. А надо заметить, что при негативном положении дел, люди всегда вынуждены при помощи разума, а не безумия или слепого следования правилам, искать выход, из плохой для них, на данный исторический момент ситуации. Тогда правители  этой категории, в качестве противодействия монотеистической догматике в трактовке диких идеалистов, предпочли принцип cuius region eius religio (чьё государство того и религия). Таким образом, они ставили каноны собственной идеологии направленной на единение социума в пределах своего государства, выше канонов монотеизма, что естественно не без ошибок, но давало результаты и приводило государства к процветанию и расширению границ. В ответ на их успехи, богословы шептались у них за спиной, говоря что: - “ Достоинства язычников, лишь пороки“

К сожалению достижения предков и предшественников часто расслабляют умы потомков  и наследователей. Тогда, устоявшийся в коллективном бессознательном, архетип, на вершину иерархической пирамиды выводил правителей второй категории.

К ним можно отнести Людовика одиннадцатого, Николая второго, Ауренг- Зебу, Мухаммеда Толгука, Хишама второго, которому очень помогли стать  безвольным.  И т.д., а некоторых других лишь частично, так как их сознание сильно металось между насаждаемыми монотеизмом взглядами и необходимостью социально адекватных действий.  Пожалуй, яркий пример такого мечущегося государственного деятеля, это Иван Грозный.

Все  правители второй категории, либо впадали в инфантилизм, перед “всемогуществом власти Божьей”, а также “неисповедимостью путей Господних” что лишало их разум, желания искать стратегически верные решения  и они практически бездействовали, когда обстоятельства к тому вынуждали. Либо смело действовали, необремененные ни какими адекватными к реальности знаниями, руководствуясь лишь наитием, усвоенными или подходящими на конкретный момент канонами монотеизма.  Так например, предшественник великих моголов, Ауренг-Зеба, повысив налоги, так четко наладил их сбор, что население Дели разорилось и достаточно много людей в результате такого разорения вымерло. Так что Зебе собрав своих приверженцев, пришлось из Дели бежать, да и этот побег от голода, бы так организован, что половина беглецов вымерла от того же голода. Таким же, интуитивно догматическим способом и Гитлер, пытался достичь величия немецкого народа. Во всех случаях, у таких правителей, попытка достичь - желаемый результат, приводила к - противоположному результату.

Виной этому; спекулятивная ложь,  содержащаяся  во всех “священных” текстах авраамических вероучений, её поведение по отношению к общественному сознанию, подобно тому, как обычные вирусные инфекции, ведут себя по отношению к  организму человека.  В следствии, при не понимании причин и неадекватном “лечении”, вирус мутирует видоизменяется и вызывает повторные рецидивы, что проявляется циклами созидания и распада социальных образований, но бывает, что вместо распадов происходят  кризисы, которые вдобавок сопровождаются революциями. Так как, помимо вовлеченности общественного сознания в идеалистические воззрения, существуют и другие факторы оказывающие влияние на состояние дел в социуме. Тем не  менее, существует ряд стандартных социальных явлений, связанных с проявлением идеализма в диком, необузданном сознанием виде.

Один из самых распространенных циклов, это появление единовластного правителя, с не ограниченной властью, после очередного кризиса. Выглядит он следующим образом: поначалу группа лиц, желающая покончить с хаосом социального кризиса, приводит к власти, кого ни будь из своей среды. Эта группа, оказывает ему поддержку и содействует в управлении делами, при этом каждый из членов этой группы, действует,  максимально проявляя личную инициативу. Всё происходит довольно демократично, но со временем, неконтролируемый конкурентный рефлекс, который относится к разряду - безусловных. Находит благодатную почву в коллективном-бессознательном, среди жителей библейского информационного пространства. Некто, набирая популярность  в народной среде, своими поступками, становиться как бы идеальным правителем в глазах большинства.  И потому в своём стремлении не столько к упрочнению государства, сколько к абсолютной власти, перестаёт нуждаться в поддержке деятельных, полезных социуму  инициативных людях, но, все же конкурентах.  Тогда он окружает себя безынициативными, но исполнительными людьми, а от бывших соратников добивавшихся вместе с ним позитивного положения дел в социуме, начинает избавляться разными способами, вплоть до физического устранения. В конце этого цикла, эта личность получает всю полноту власти и если личность достаточно адекватна применительно к данной ситуации, то сохраняет за собой эту власть до своей естественной смерти, а то и передаёт её по наследству. Таким образом, хотя бы временно реализуется иерархическая схема; - один идеальный как “Бог” правитель, а все остальные его идеальные рабы, готовые выполнить любое указание “высочайшего”. Ну, а все не желающие вписываться в эту схему, либо спасаются бегством, либо отправляются в тюрьмы, либо уничтожаются физически. Вот как описывает Август Мюллер, окончание прихода к власти городского кадия Абу-аль Касима Мухаммеда:

 - “Весь народ привела в восторг эта готовность жертвовать… своим сыном. Таким образом, теперь он мог не считаться с патрициями, и в следствии этого, он сперва удалил своих товарищей по управлению, затем отстранил целый ряд других выдающихся личностей, смещая их или ссылая, и во всем этом он, по-видимому, не встретил серьезных возражений. Правда, что он до конца сохранил своё старое звание кадия, но в действительности он с этого момента был неограниченным властителем Севильи…”

Если в данной цитате изменить названия должностей и регионов, то она подойдет к недавней истории России. Если еще и историю с сыном, на какую ни будь другую заменить, то она подойдет и к тем случаям, когда у правителей достигших абсолютной власти не было сыновей. Так же следует заметить что должность кадия, религиозно-идеологическая, он как бы в соответствии со “священными текстами” претворяет в жизнь “Божью волю”, являясь шариатским судьёй.  Получается что между людьми и богом, находиться вовсе не халиф, а кадий! Халифа следует рассматривать исполнительной властью от  народа, а кадия, исполнительной властью от “высших сил”. Наверное благодаря этому, Сталин предпочитал, чтобы к нему обращались только как к ген. секу. ЦК КПСС, потому что должность главного идеолога, при господствующей идеологии, непогрешима, и подлежит критике только при корректировке идеологии или её полной смене. Что и даёт возможность обладать абсолютной властью, в данный историко-идеологический момент времени.

Следующий, более продолжительный временной цикл, связан с созданием государственных образований в среде, где монотеистические взгляды находятся в зачаточном виде, принимаются  частью населения лишь формально, или происходит частичный отказ от них, после очередного социального кризиса. Начинается он с прихода к власти адекватных правителей, которые если и разделяют взгляды монотеизма, то лишь формально.  И не обращая особого внимания на его предписания, действуют в соответствии с собственными взглядами на ситуацию. Они достигают процветания, но упрочить положение государства не получается, даже если у власти  остаются их потомки, потому что под влиянием спекулятивной лжи, наследники теряют адекватность своих родителей, проникаются  авраамической идеологией и начинают выполнять предписания монотеизма либо впадают в инфантилизм. Вследствие чего возникают догматические распри, разрываются социальные связи, увеличивается разница в доходах, начинаются восстания, революции и государственное образование поглощается более сплоченными соседями. Аналогичное происходит и в том случае, если династия прерывается или смещается, и к власти приходят люди со стороны.

Классический пример данного цикла, это - история империи великих Моголов, Ислама в Европе, первого Арабского халифата и в том числе России.

Помимо упомянутых выше циклов, в государствах, в которых среди населения доминируют монотеистические взгляды, существует ряд явлений, которых не удаётся обнаружить ни в эпоху античной культуры, ни в Индокитайском регионе за всё время его существования. Чрезмерная идеализация власти, в сознании лиц не достаточно прагматичных, породила стремление к разрушению всего того на чем основывается государственное устройство, очевидно в надежде на то, что после разрушения удастся создать нечто идеальное. Эти недовольные, объединялись в группы единомышленников, которые занимались деятельностью подрывающей устои государства. Именно такая группа лиц, активнее всех остальных верующих, способствовала разрушению первого монотеистического государства. Называлась эта группа – Зелоты. Некоторые историки рассматривают их только как борцов против засилья римской власти, игнорируя тем самым факты, их антинародной и антигосударственной деятельности. Естественно, что развив бурную деятельность  против всякой неидеальной человеческой власти над верующими, они достигли желаемого результата: 

“несчастие не приводило их к раскаянию; они, напротив, хвастались им, точно они достигли успеха. Глядя на горящий город, они заявляли, что теперь они спокойно и с радостью умрут, ничего не оставив врагам, ибо народ погиб, храм сожжен, а город объят пламенем” ( Иосиф Флавий,  Иудейские войны. Книга – 6 глава – 7)

Их поведение, в своей сути совпадает со смыслом строк из гимна русской революции.

“Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем
Мы наш мы новый мир построим, кто был ни кем, тот станет всем”

Правда остаётся загадкой мечтали ли зелоты, о некоем сверх позитивном продолжении  своих действий, подобно нашим революционерам или ими руководила только жажда разрушения. В христианских странах антигосударственной деятельности идеалистов, догматика не очень способствовала, . Ведь  - “царство Отца моего не от мира сего”, благодаря  тому, что вера позволяет любую фразу из текста считающимся священным возвести в догмат,  светским лидерам в христианском мире, удалось отделить институт церкви от государства. Но  проявлению необузданного идеализма с антигосударственной направленностью, способствовало все то, что происходит с социумом при замене относительно адекватных - реалистических взглядов, на менее адекватные - идеалистические.  А именно; разрыв социальных связей и как следствие сильное расслоение населения на богатых и бедных.  Что в свою очередь в качестве противодействия не бывалому, ранее расслоению, привело к появлению новой коммунистической идеологии, настоятельно пропагандирующей сокращение разницы в доходах. Ну, а так как, идеалисты, не в состоянии идти на компромиссы и договариваться , всё это вместе привело к революционному движению.

Во времена французской революции процесс мышления самих революционеров, был завязан на главном образе вероучения, поэтому нет ничего удивительного в том, что печально известный Дантон перед казнью сказал: “Я предложил учредить Революционный трибунал. Теперь я прошу прощения за это у Бога и у людей. Они все братья Каина”. Естественно, что библейский образ мысли порождал  и библейские поступки,  в среде французских революционеров. Поселение Бур-Бедуен. Было уничтожено в полном соответствии с библейской акцией (заповедью) заклятия, карательным отрядом депутата Менье, за то, что кто то срубил местную революционно  идеологическую реликвию – “дерево свободы”. Аналогично и пример  России, наглядно показывает, что образ мысли революционеров-террористов, непосредственно связан с идей об идеальном боге в её социальной среде. В  то время, недовольные государственным устройством с удовольствием сочиняли вот такие  стишки:
Грянул выстрел – отомститель,
Опустился божий бич,
И упал градоправитель,
Как подстреленная дичь!

Инфантильная религиозность Царя Николая, - это исторический факт. И как следствие этой религиозности, – неспособность вести диалога со своими подданными. Что и привело к теракту  против своих подданных. События “кровавого воскресенья” спровоцировали ответную волну терактов в народной среде и усилили революционные настроения.


  В  исламе, это проявление антигосударственного идеализма, поначалу называлось – измаилиты, и было схожим с тем, что происходило у христиан, первые сектанты были послушными верноподданными своего султана. Их глава называл себя – махдием, подобно тому, как представители христианства называют себя - мессиями, а иудаизма – машиахами. Но когда на смену прежнему главе секты, пришел человек с гипертрофированными амбициями, Хасан ибн Сабах. То, как это обычно бывает у сектантов, асасины возвели в религиозный канон, истории из жизни пророка, в которых он хвалил своих соратников, за то, что они коварным образом убивали тех, кто очень удачно критиковал Мухаммеда. Первой жертвой была многодетная женщина Асма, у которой удачно получалось критиковать пророка в стихотворной форме.  Первым устранителем удачной критики, стал - слепой Алий, он тайно ночью подобрался к спящей женщине и зарезал её кинжалом. Поэтому, кинжал и коварство стали главными атрибутами асасинов, ещё им нравилось совершать убийства, прикинувшись слепыми.

Потому, вполне закономерным оказалось то, что известный в то время персидский учёный Абуль-Махасин, выступивший с резкой критикой в адрес асасинов, тут же был убит, на жизнь самого социально позитивного правителя в исламском мире, знаменитого Саллах –ад –дина, они покушались дважды.

 По словам А. Мюллера, эта исламская секта, оказала более негативное влияние на исламский мир, нежели вторжение крестоносцев. А так как, появление таких врагов государства как асасины, непосредственно связанно с монотеистическими взглядами в исламском варианте, то, сколько не пытались  правители разных исламских государств уничтожить эту деструктивную секту, на практике этого у них не вышло. Эту секту смогли уничтожить пришельцы из мира язычества – Монголы. С тех пор, проявление дикого идеализма с антигосударственной направленностью, в исламском мире, не было  столь сплоченным  и организованным, но и не исчезнуть оно как явление, тоже не могло.

 Так как деятельность таких людей мешала государственному существованию, то на них оказывалось периодическое давление со стороны государственных деятелей, уходя от которого им приходилось трансформироваться, меняя названия и способы выражения недовольства. Теперь проявление дикого идеализма в сочетании с исламской догматикой, обычно называют – “радикальный ислам”. Сменив кинжал на автомат и взрывчатку,  представители различных сект придерживающихся радикальных взглядов, продолжают терзать исламские государства, и христианским от них тоже перепадает. Только традиционно языческие государства, не желая совершать ошибок тех стран, что на данный момент себя гордо называют - цивилизованными, принимают действенные меры, которые не позволяют исламистам их атаковать.

Если сравнивать: зелотов, российских революционеров социалистов и асасинов. То у первых двух групп, причиной к антигосударственной деятельности  была идеализация власти и наличие сильного социального расслоения в государстве.  У асасинов, к прежним мотивациям, еще добавился изысканный ими догмат.

  Согласно, Иосифа Флавия, зелоты не давали спокойной жизни наиболее выдающимся и богатым жителям Иерусалима, многих уничтожили физически. Исследователи утверждают, что асасины  убили трех халифов, шесть визирей, десятки глав городов, нескольких христианских правителей, многих исламских правоведов  и массу прочего народа. От рук российских революционеров террористов, согласно источников, еще до революции погибло: 24 начальника тюрем, 26 приставов, 26 агентов охранных отделений, 15 полковников,, 7 генералов, 16 градоначальников, 33 губернатора, два министра внутренних дел, 1 министр просвещения, и много людей, которых в виду  с их низким социальным статусом, вообще не считали. Всего в терактах погибло около 17000 человек.


Еще одно интересное явление, существует в очень схожем виде в Исламе и Иудаизме и формально, несколько отличается в христианстве. Это совершенно дикое необузданное стремление к абсолютной и полномасштабной власти безо всяких на то предпосылок, не совсем адекватными личностями.  Так, например, во времена  вступления на свою должность Пилата, в Иудее был ряд небольших хаотичных восстаний, во время которых любой предводитель небольшой группы вольно шатающихся лиц, объявлял себя - царем Иудеи, будь то пастух, раб или разбойник. По этому сложившемуся на тот момент времени  шаблону, и к Иисусу Христу , был прилеплен ярлык – “царь Иудеи”, лишь на том основании, что его тоже часто видели окруженным толпой людей, хотя сам он себя царём Иудеи не называл, да еще и как бы, разделил мир на два царства. От этого, среди христиан, принято себя преподносить просто мессией или воплощением Иисуса. В этом случае речь идет лишь только о “духовной” власти. Ну, а у мусульман это явление, выглядит, так же как и иудеев. Перед падением ислама в Европе,  четыре человека одновременно объявили себя -повелителями всех правоверных, на территории всего в 20 квадратных миль. По всей видимости, они вообще не имели ни малейшего представления о том, где и сколько правоверных проживает на земле. А вот как описывается у Августа Мюллера гипертрофированное проявление иерархической рефлексии в Сельджукском царстве:

“Из многих свидетельств нам известно, что дела династии с самого начала были более чем сомнительны; если же к прежним восстаниям дядей и братьев присоединились серьёзные споры   о престолонаследии между честолюбивыми матерями несовершенно летних детей, то всё царство должно было обратится в кучу кружащихся и теснящих друг друга атомов, между которыми не существовало связующего звена. Таким звеном не была даже религия;… “

 Остаётся лишь добавить;  этим фейерверком страстей, самый совершенный, третий вариант мировоззрения под названием монотеизм, проявлял четырехсотлетие своего существования.

Конечно, при таком необузданном и даже гипертрофированном, проявлении иерархической рефлексии, не может быть речи о стабильности в социальном образовании. Ни о некоем его позитивном развитии, ни об увеличении территории данного образования. Речь может идти только о революциях, упадке, кризисах, развале и исчезновении с лица земли.

 Подводя итог взаимоотношений государственных образований и монотеизма, можно сказать что он состоит из двух видов борьбы. Первый, возник благодаря оформленным противоречиям, между монотеистической догматикой и правилами комфортного существования общества. Вторая, повседневная борьба, происходит между прагматичным, зрелым здравомыслием и фанатичной приверженностью, идее и догмам монотеизма.

Список литературы.
[1] Август Мюллер. История ислама
[2] Бернард Куглер. История крестовых походов.
[3] Библия.
 Издание Московской патриархии.
[4] Википедия. Асасины http://ru.wikipedia.org/wiki/г
[5] Гарольд Лэмб. Чингисхан
[6] Ибн Хишам. Жизнеописание пророка Мухаммада
[7] Иосиф Флавий. Иудейская война.
[8] История древнего Рима
 Издательство «высшая школа» Москва 1971 г
[9] Ислам классический энциклопедия
«эксмо» 2005
[10] Карл Густав Юнг. Аналитическая психология
[11] Коран. Перевод академика И.Ю. Крачковского.
[12]  М. Бойцев, Р. Шакуров. История средних веков
[13] Монотеизм как биологический информационный вирус.


Рецензии