Казачий Спас

        Четверо молодых крепких парней в камуфляжной форме с ножами наперевес стремительно надвигались на противника.  Противник – ничем непримечательный мужчина средних лет – стоял, опустив руки и слегка прикрыв глаза. Казалось, ещё чуть и все четыре ножа, очертив незамысловатый круг,  вопьются в безвольное тело, оставляя на одежде расплывающиеся пятна. Но жертва атаки начала неспешно водить руками из стороны в сторону. Наступление замедлилось. Нападающие вдруг стали спотыкаться, будто пьяные, и неуклюже валиться к ногам «дирижёра», хотя тот не прикоснулся к ним даже пальцем.
        Сказка, да и только! И можно было бы безо всякого внимания пропустить этот ролик в интернете. Мало ли каких глупостей смеха ради ни выкладывают сейчас на всеобщее обозрение. Но слух резанула фраза: «Казачий Спас», и я решил досмотреть фильм до конца.
       «Дирижёром» оказался Анатолий Ефимович Белоусов  –  бывший полковник, работающий ныне спасателем. Он имеет несколько высших образований, в том числе и медицинское. За спасение людей из-под завалов после землетрясения в честь его названы две школы и улица в Армении.  Анатолий Ефимович – трёхкратный рекордсмен книги рекордов Гиннеса – работа в экстремальных условиях. Но самое интересное, он – потомственный казак-характерник, получивший от своих дедов-пластунов великое наследие Казачьего Спаса. И то, что Анатолий Ефимович демонстрировал на экране, называлось бесконтактным боем.
        Вот те – раз! Характерник, Казачий Спас… слова, как будто из другого мира. А я ведь тоже родом из Донских казаков. Получилось точь-в-точь, как в пословице: «Мой дед – казак, отец – сын казачий, а я…».  Стыдно.
        Пришлось перелопатить кучу литературы, пересмотреть десятки фильмов, чтобы хоть чуть-чуть прикоснуться к древней боевой казачьей науке. И вот результат – небольшая статья.
        Казачий Спас – это сбережённый опыт Предков.
        Традиция Казачьего Спаса обычно делится на три основные ветви: Ликовальный (лечебный), Обережный (мироустроенческий) и Воинский. Но это деление весьма условно, так как все его ветви тесно переплетаются и постоянно проистекают друг в друга. Обучение Спасом имеет целью адресное развитие  физической и духовной личности занимающегося. Физическая – это техника и тактика ведения боя, особое общефизическое усовершенствование, основанное на знание анатомии и психики человека. Духовная – умение переносить своё сознание на более тонкие уровни, формирование у себя сверхспособностей, недоступных другим.
        Считается, что техническая боевая сторона Спаса лучше сохранилась у Донских казаков, а духовную, по большей части, сберегли Запорожские казаки.
     Основа Казачьего Спаса – Слово-Заговор, молитва и тайное обучение, символ – Воз (Большая Медведица), а главное – это неприятие посредников между Богом и человеком. Отсюда и бесконечное гонение, и уничтожение таких людей Христианской Церковью.
        Ещё более древнее название Казачьего Спаса – Характерство. Недаром его носителей так и называют казаками-характерниками, которые всегда были (в современной терминологии) казачьим спецназом.
        Что такое характер? Википедия даёт такой ответ: «Характер (греч. ;;;;;;;; — примета, отличительная черта, знак) — структура стойких, сравнительно постоянных психических свойств, определяющих особенности отношений и поведения личности. Когда говорят о характере, то обычно подразумевают под этим именно такую совокупность свойств и качеств личности, которые накладывают определенную печать на все её проявления и деяния. Черты характера составляют те существенные свойства человека, которые определяют тот или иной образ поведения, образ жизни.» Вроде бы всё верно, кроме одного: почему славянское слово «ХАРАКТЪ(ер)» вдруг стало греческим? 
        Ха – божественная созидательная сила
        Ра – сияние мудрости, свет
        К – како (к, как, подобно)
        Т – твёрдо
        Ъ(ер) – сотворение в процессе действия
        То есть: «подобно светлой божественной силе, сотворённой твёрдо».
        Признайтесь, наша славянская расшифровка этого слова гораздо глубже и понятнее. Тем более существует такой термин – Хара. В прочем, Хара – не только термин, это ещё и особый энергетический центр, находящийся в районе живота. Кстати, настолько важный, что любой знахарь (знающий хару) начинал всякое лечение именно с восстановления этого центра.
        Отсюда становятся понятны и другие слова: харчи (хара, ч – чрево, и – направление вверх) – наполнение чрева жизненной силой, харизма (хара, изм – имеет здесь место, а – аз – я) – моя жизненная сила, харакири (хара, к, ир – Ирий – славянский рай, и –направление вверх) – выпустить жизненную силу к Ирию. 
Обучение казака-характерника начиналось с момента его рождения. До исполнения ребенку года мать купала его каждый день с наговорами: на крепость, на здоровье, на удачу. Когда у младенца прорезался первый зуб, отец сажал сына на коня и наблюдал: если ребенок хватался за гриву, значит, учение можно было проводить дальше.
Приобщение детей к изначальной Вере Предков происходило в возрасте от трёх до семи лет. В этом возрасте у всех детей сильно развито общинное мышление. Вот поэтому в это время осторожно с помощью определённых игр детей приучали воспринимать информацию в измененных состояниях сознания.
С семи до девяти лет ребёнок по руководством старшего (в подавляющем случае это были деды) изучал основы Веры, грамоту, математику и письмо, участвовал в силовых и военизированных играх.
В двенадцать лет подросток проходил обряд имянаречения и становился новолунем. Во время ритуала, а ритуал совершался в проточной воде, «смывалось» детское имя и давалось два взрослых: одно – открытое (имя Души), под которым мальчика знали все, а другое – тайное (имя Духа, высшего «Я»), которое не ведали даже родители.
После имянаречения  молодёжь ещё долгие десять лет под началом опытного казака-характерника развивала свои физические и духовные возможности, совершенствовала и закаляла своё тело в разных видах упражнений и борьбы, джигитовке, владении оружием и т.д., развивая особою казачью смётку и определённое психическое состояние. Недаром генералиссимус Александр Васильевич Суворов нередко говаривал: «Казаки – глаза и уши армии!».
        В противовес этому дружинников русских князей да и всех воинов в последствии начинали воспитывать с пятнадцати-шестнадцати лет, что естественно не должным образом сказывалось на всём уровне боевой подготовки. 
        «Военная история представляет нам много весьма поучительных примеров того превосходства казаков над регулярной кавалерией, которым не следует пренебрегать и которое не должно забывать», – писал англичанин Нолан, поражаясь лихостью и увертливостью донских казаков в борьбе с наполеоновскими драгунами. А генералиссимус Александр Васильевич Суворов вообще запрещал своим гусарам даже пытаться выполнять казачью джигитовку во избежание свёрнутых шей.
Что же умели казаки-характерники? А умели казаки-характерники многое. Согласно дошедшим до нас преданиям и легендам они могли заговаривать и врачевать раны, поднимать людей из мёртвых, неделями обходится без воды и пищи, выходить из воды сухими, а из огня мокрыми, мгновенно переноситься из одного края степи в другой; переплывать через реки на рогожках, ловить пули и ядра, превращаться в диких зверей; с помощью особых зеркал видеть происходящее на много вёрст вокруг себя; напускать на противника морок и т.д.
В бою казак-характерник был неуязвим. Через тайную молитву «Стос» он входил в особое трансовое состояние: время для него ускорялось, а для противника наоборот замедлялось. В таком состоянии казак легко уклонялся от летящих в него стрел и пуль, незаметным движением уходил от самых каверзных сабельных выпадов, а сам наносил весьма ощутимый урон врагу. Невероятно, но характерник чувствовал свою пулю по одному ему известному изменению окружающего пространства.
Более сильные казаки-характерники могли на время битвы заговорить вражеские пули и сделать их безвредными не только для себя, но и для всего отряда. Поэтому к ним всегда относились со страхом и благоговением.
Ещё издревле (в XII веке до н. э.) в устьях рек Дона, Кубани, Днепра, Днестра под именем джанийцев и пятигорских черкасов проживали казаки.
Джанийцы на 30 кораблях ходили на помощь осаждённой греками Трои, состояли в войсках Александра Македонского и воевали с ним против Персии.
Во время наступления бесчисленной армии Дария неуловимые пятёрки конных воинов прорубались сквозь её ряды, оставляя позади себя лишь ужас и смерть, а затем, развернувшись, прорубались обратно и невредимыми растворялись в степи.
Джанийцы не давали персам покоя ни днем, ни ночью. Возникая из ниоткуда, они выкрадывали военачальников прямо из охраняемых шатров и исчезали в никуда. Перед атакой персидской конницы джанийцы незаметно пробирались к всадникам, маскировались, а во время построения в боевой порядок вскакивали и, согнувшись, с бриткой (остро заточенной) шашкой на спине лезвием вверх пробегали под брюхами лошадей, а сзади валились наземь ошарашенные наездники. Атака захлёбывалась, а неведомые воины вновь пропадали. Точно такие же «шутки» Донские казаки проделывали и с австрийской кавалерией в годы I-ой Мировой войны.
        Наш последний русский князь Святослав Храбрый (942 – 972г.г.) хорошо ведал боевое искусство Спаса. Есть исторические сведения, что однажды его дружину (пятьдесят человек) окружило десятитысячное войско неприятеля. Наведя на воинов-русов стрелы, противник потребовал сдаться. Святослав ответил, что они сами себя порубят. Дружинники разделись до пояса…
        Теперь позвольте сделать небольшое отступление. Слово «оголтелый» в современном понятии обладает довольно негативным смыслом – крайне несдержанный, безрассудный в своих поступках; безудержный, крайний по силе проявления. На самом деле суть слова была преднамеренно искажена христианскими догматиками, и означало оно лишь одно: оголённое тело (огол-телый). А делалось это для того, чтобы сбросить лишний вес брони – дополнительную затрату энергии.
        Так вот, дружинники разделись до пояса, сели на коней и завертелись по кругу в ритуальной рубке. Вдруг, мгновенно разбившись на пятёрки, они веером врубились в плотную стену своего врага, оставляя после себя широкие просеки. Выскочив из окружения, они развернули коней и снова стали прорубаться к центру. Оставшиеся в живых в панике бежали. Летописцы констатировали, что тела русов были бескровны, их  не брали ни мечи, ни стрелы.
Ещё один интересный факт. В охране князя Святослава слыли телохранителями загадочные женщины-характерницы, называемые «поленницами». В сражениях они боролись наравне с мужчинами, знающими тайное боевое искусство, а вот обычные воины им и в подмётки не годились.
        Во времена нашествия Чингисхана в междуречье Волги и Дона два передовых тумена (двадцать тысяч) монголов встретились с удивительными воинами, которые легко уклонялись от летящих стрел, сражались двумя мечами, стоя на коне. Они, играючи, ловили стрелы и уходили от любых ударов. Случалось так, что в середине сражения монголы внезапно впадали в безумие и начинали убивать друг друга. От двух туменов осталась лишь жалкая горстка людей.
        Но противнику всё-таки удалось захватить нескольких казаков в плен и увезти их на Восток. После них остались грамоты на дощечках с записями своих знаний. На базе этих знаний избранные ученики из местных туземцев разработали уже свои боевые стили. Существует легенда, что один из учеников казаков-характерников  Бодхидхарма – бродячий индийский философ – стал основателем китайского у-шу.
Благодаря своей тайной науке казаки не раз смогли выстоять в войнах с превосходящим их по силе противником.
        18 июня 1637 года  казачье войско, ведомое атаманом Михаилом Ивановичем Татариновым, овладело турецкой крепостью Азов, стоявшей в устье реки Дон и закрывавшей выход казацким бударам и стругам в море. У казаков не было тяжёлых стенобитных орудий, а всю артиллерию составляли четыре лёгких пушки – фальконета.
24 июня 1641 года оскорблённые турки взяли крепость в кольцо. Началось сражение (24 июня – 27 сентября), вошедшее в историю под названием «Азовское сидение». Защитой Азова руководили атаманы Наум Васильев и Осип Петров. В крепости насчитывалось 5 тысяч казаков и 800 женщин. Турецкая же армия под командованием Сераскир-паши Гусейна имела около 200 тысяч хорошо обученных воинов.
        Утром 25 июня турки пошли на приступ. Бой длился, не переставая, до поздней ночи. В этой схватке погибло шесть османских командиров, два немецких полковника и шесть тысяч немецких наёмников, а трупы янычар лежали валом выше пояса вокруг крепости. Турки попросили разрешения похоронить убитых, предлагая за каждого погибшего воина по золотому, а за начальников и полковников по сто серебряных рублей. Но казаки отказались от денег: «Мы не продаём убитых и не торгуем мёртвыми. Не дорого нам серебро ваше и злато, дорога нам слава вечная. Это вам, собакам, из Азова от нас, Донских казаков и молодцов – первая игрушка. Это мы только оружие своё прочистили, дальше вам хуже будет!»   
        Османские воины очень боялись казаков и называли их «шайтанами», принявшими человеческий облик. Неся огромные потери после двух месяцев осады, Сераскир-паша Гусейн писал в Константинополь: «У нас чудовищные потери. Мы завоевали целые царства, а теперь несем позор от незначащей горсти казаков. Они - не люди. Они - шайтаны, принявшие человеческий облик. По словам янычар, они останавливают пули, ловят полами кафтанов ядра, растворяются в воздухе и неожиданно бьют из-за спины.»
За все 4 месяца сражения казаки не получили ни оружия, ни провианта, ни подкрепления, пополняя свои запасы только за счёт турок во время ночных вылазок. Силы защитников таяли. В боях уже погибло 3 тысячи человек, а оставшиеся  большей частью были «ранены-переранены». И тогда решили казаки выйти из разрушенного Азова и пасть все до единого в последней схватке, чтобы потом никто не посмел сказать, что они сдали крепость. Всю ночь 26 сентября Донцы молились и прощались друг с другом. На рассвете  27 сентября раненые и больные они вышли из укрепления и вдруг почувствовали необычайную бодрость и силу. Турецкий лагерь оказался пустым, и казаки бросились в погоню за янычарами, спешно грузившимися на корабли. В последнем бою они захватили одно большое и семь малых османских знамён.
        Характерником слыл и Донской атаман Степан Тимофеевич Разин (1632 – 1671г.г.). Для казаков и простого люда он был героем и защитником,  для христианских попов и царских чиновников – вором и разбойником. В преданиях говорится, что  Степан Тимофеевич был ведуном и чародеем, в бою не брала его ни сабля, ни пуля, а сам он смог избежать казни, дожив до ста лет в землях Кубанского казачьего войска.
        Вот как описывает атамана голландский кораблестроитель Ян Янсен Стрейс , встретивший его в Астрахани: «Разин был лет сорока, высокий и дородный мужчина крепкого телосложения, имел гордую поступь и лицо, несколько подпорченное оспой. Всегда молчалив и строг к подчиненным, он умел привязывать к себе и заставить повиноваться ему безропотно.
        Необыкновенная сила воли сквозила во всем его физическом облике, в его иссера-синих больших глазах, то ласковых, то страшных, покоряла не только простых людей, но и воевод, которым по здравой логике он должен был подчиняться».
        Из народных преданий о Степане Тимофеевиче Разине: «Близ речки Дону, в тридцати пяти верстах от Азовского моря, жил в одной станице Донской казак, народился у него сын и воспитал он его только до шести лет и погиб с женой в стычке с Азовскими (Кубанскими) казаками. Взял его в свой дом атаман азовцев, а он был старик, девяноста пяти лет из древнего рода характерников. Принял он сироту на место своего дитя, стал его воспитывать и научать своему ремеслу, в три страны велел ему ходить, а в четвертую не велел».
        В 9 лет Степан уже принял обряд имянаречения: «Прошло время, и атаман вздумал имянаречение сироте провести, собрал казаков, чтобы совершить обряд, и назвали его Степаном. «Ну, теперь ты, мой сын Степан, слушай меня! Вот те шашка и ружьё, занимайся охотой, дикой птицею!».
Ещё одна легенда говорит: «Стенька Разин был из Донских казаков. Он по-христиански, был как бы, как дьявол, а по-нашему казак-характерник. Стреляют в него, стреляют. «Стой-ко те!»— крикнет он. Перестанут стрелять они, и снимет он с себя одежды, повытряхнет пули и отдаст назад; а если сам стреляет, то как «прядь» делает. Стенька и сам заговаривал от пуль...»
        Русский полководец Александр Васильевич Суворов (1730 – 1800г.г.) в детстве очень часто и тяжело болел. Существуют предания, что он был исцелен доками-характерниками, а, впоследствии изучив некоторые их практики,  применял эти знания на деле. Доподлинно известно, что перед каждым боем Александр Васильевич молился прямо на поле перед войсками и неизменно побеждал. За свою военную карьеру он участвовал в более 60-ти сражениях, и ни одно не было проиграно.
Никак нельзя умолчать и о легендарном казачьем генерале Якове Петровиче Бакланове (1809 – 1873г.г.). Яков Петрович обладал неимоверной физической силой. Он разрубал шашкой всадника до седла. Это называлось наносить «баклановский удар». Под стать была и внешность генерала: богатырского телосложения, ростом более 2-х метров, грозное и воинственное лицо. «И мы действительно увидели мужчину колоссального роста – косая сажень в плечах, ехавшего впереди Донцов на сильном и рослом коне Донской породы; огромная баранья папаха откинута на затылок; длинные, как борода, бакенбарды развевались на ветру, а разгоревшееся лицо, рябое и изрытое оспой, дышало отвагой и необычайной силой. Мы все невольно поддались его обаянию», – вспоминал о нём сослуживец Василий Александрович Потто.
        Так видели его друзья. А вот горцы панически боялись генерала, считали своего «Боклю» родственником самого Даджала – дьявола и неспроста.  Он часто наносил внезапные упреждающие удары против воинственных туземцев (откуда знал?), проезжая по незнакомой местности, предсказывал основные приметы и изменения маршрута (откуда знал?).
Сам имам Шамиль однажды упрекнул горцев: «Если бы вы боялись Аллаха так же, как Бакланова, давно были бы святыми!»
        Однажды Яков Петрович узнал, что известный горный стрелок тавлинец Джанем похваляется завтра его убить. Генерал на следующий день специально стал неподвижно на кургане. Из-за реки Мичик грянул выстрел. Яков Петрович продолжал преспокойно сидеть на коне. Грянул второй выстрел. Он пробил полу одежды. И когда стрелок высунулся для третьего выстрела, генерал спустил курок, и пуля попала хвастуну прямо в лоб. Казаки восторженно гаркнули: «Ура!», а чеченцы, наблюдавшие за поединком из-за укрытия на другом берегу, хлопали в ладоши и кричали: «Якши, Боклю!» У горцев после этого поединка даже появилась поговорка, применяемая к хвастунам: «Не хочешь ли убить Боклю?»
Владел знаниями Казачьего Спаса и знаменитый красный комдив Василий Иванович Чапаев (1887 – 1919г.г.). Будучи ещё царским унтер-офицером, он безнаказанно отплясывал  «барыню» на бруствере  в I-ую Мировую войну под аккомпанемент трёх немецких пулемётов. По словам очевидцев у него вместо обычной шашки имелся старинный восточный клинок. Настраивая его под определённым углом к солнцу, Василий Иванович мог наблюдать, что твориться в стане неприятеля, чем занимается Ленин в Кремле. Да и с кончиной комдива вышла незадача: мёртвым его никто не видел, а вот живым приходилось и не раз.
«Облачусь пеленою Христа,
Кожа моя – панцирь железный,
Кровь – руда крепкая,
Кость – меч булатный,
Быстрее стрелы, зорче сокола.
Броня на мне.
Господь во мне.
Аминь!»
Не этой ли молитвой-заговором вводили себя казаки в изменённое состояние? К сожалению, тексты исконно казачьих «характерств»  или «замолвлений» строго хранятся избранными. Но как говорил спецназовец, герой современного фильма «Позывной «Стая»», Шаман: «Всё дело в вере».
Казаки-характерники могли заговаривать не только вражеские пули, они были искусными лекарями.
До революции в казачьих войсках всегда был один костоправ или целюрник (от слова исцеляю) на две сотни, который лечил от всех болезней. Казачий целюрник был почитаемым человеком. Он знал много заговоров и наговоров. Заговор—это то, что стоит за говором, а наговор—то, что ложится на говор. Это сейчас стало известно, что человеческая клетка и слышит, и обладает собственным сознанием. Так что характерники лечили людей на клеточном уровне.
        В казачьей медицине широко использовалось лечение землёй, настоями трав, запахами сгораемых трав в костре (своеобразная ингаляция), водой-зализницей (ржавое железо раскаляли на костре и опускали в воду – пили от анемии) и т.д.
Но чтобы вылечить раненого, его обязательно освобождали специальным обрядом от души убитого. Считалось, что душа убитого в бою врага будет препятствовать излечению.
        Удивительной чертой казаков-характерников являлась их способность к оборотничеству. Превращение людей в волков у славян имеет глубокие корни. Ещё в V веке до н.э. Геродот в своей «Истории» описывал скифский народ НЕВРОВ, которые могли оборачиваться в волков.  Покровителем волков у славян считался Бог Хорс. Его всегда сопровождали два волка, считавшихся его хортами (псами).
        В «Слово о полку Игореве» прямо говорится о превращении князя Игоря в волка: «Въвръжеся на борзе комоне и соскочи с него бусым волком».
        В хорта по преданиям превращался и кошевой атаман Запорожских казаков Иван Дмитриевич Сирко (1610 – 1689г.г.): «Тогда соскочив с коня, и отдав его другому казаку, а сам кувырк – та и зробився хортом и побег до татар… Як стали те татары есть, то той хорт поробив им так, що вони все поснули. Тогда он назад до казаков вернулся та снова кувырк – и зробився человеком!».
        И вообще Иван Дмитриевич – личность среди Запорожского казачества легендарная, почти мифическая. «Кошевой Сирко был превеликий колдун. Недаром его турки прозвали шайтаном…» и семиголовым драконом.
        В предании говорится, что  родился казак на свет уже с зубами. Не успела повитуха поднести его к столу, как тот сразу схватил пирог и съел его. Это было знамение – всю жизнь он будет грызть своих врагов.
        Его не брали пули. «Сирко – це кошевой такой. Вин такой был, знал что и где происходит.. Оце бывало выйдет из куреня та и гукает на своего хлопца: «А ну, хлопче, возьми пистоль, стань там та стреляй мне в руку!» Той хлопец возьмет пистоль та только – бух! – ему в руку. А он возьмет в руку пулю, сдавит та назад и кинет».
        А от сабельного удара на руке у него оставалась лишь синяя полоса. После смерти казаки отрезали правую руку кошевого атамана и всегда брали её в походы. В случае беды они выставляли руку вперёд и говорили: «Стой, душа и рука Сирка с нами!» Казаки верили: где рука — там и удача.
        Жива невероятная легенда о том, что рука Ивана Дмитриевича помогла победить французов в Отечественной войне 1812 года. Казак Михайло Нелипа рассказал фельдмаршалу Кутузову о победоносной правой руке атамана Сирко.  Кутузов, поразмыслив, отправил за ней казаков. По приезду  руку атамана три раза обнесли вокруг занятой французами Москвы. И… 
        Именем достославного атамана подписано памятное письмо турецкому султану Мухаммеду IV — то самое, которое увековечил на своей картине Илья Репин. Серко в Сечи имел громадный авторитет. Его двенадцать раз запорожцы выбирали своим кошевым атаманом. Он участвовал в 50 сражениях и ни одного не проиграл.
В одном из последних походов Запорожских казаков под предводительством Ивана Дмитриевича Крым был почти полностью разорён. Удержались лишь особо укреплённые города. Захватив добычу и освободив пленных из рабства, казачье войско двинулось назад. Под Перекопом  их настиг успевший собрать подмогу крымский хан. Он атаковал пехоту и артиллерию, охранявшую освобождённых невольников. Во время схватки конница во главе с атаманом зашла татарам в тыл. Удивительно, но все татары и даже знатные мурзы, глядящие на приближающихся всадников в подзорные трубы, были абсолютно уверены, что это свои. Некоторые даже узнали в Сирко султана Нуретдина – брата хана. Татарское войско было разгромлено. 
Напускать на врага морок – это ещё одна поразительная способность казаков-характерников. Они заставляли видеть врага то, что хотели сами, а не то, что было на самом деле. Более сильные характерники могли навести морок и на многотысячное войско неприятеля.
Вот один из таких примеров, ни раз зафиксированный в летописях. Если казаки решали не вступать в бой с противником, встретившимся на их пути,  характерники «прятали» весь отряд. Спрятать многочисленный отряд в чистом поле за короткое время – задача, конечно, невыполнимая, но  обладающие древними знаниями казаки с ней справлялись. Делалось это следующим образом: отряд спешивался в круг и обвязывал морды коням, чтобы не заржали, учуяв вражеских лошадей. Тем временем характерник втыкал вокруг казаков дротики и читал заклинания-молитвы. Проезжающему мимо неприятелю и в голову придти не могло, что за внезапно появившимися среди степи камышовыми зарослями или редкой рощицей прячутся их вековечные враги.
  1599 год. Кошевой атаман Запорожских казаков Самийло Кишка (1530 – 1602г.г.) в одном из походов попал в плен к туркам и был определён гребцом на галеру. Правда, гребцом он был совсем недолго. При заходе судна в первый же порт (а им оказался крымский Гезлев – современная Евпатория) атаман внушил галерному приставу, что он является корабельным пашой. Далее все невольники были освобождены, вся охрана вырезана. Поразительно, но освобождение гребцов, бой с охраной и выход галеры в открытое море происходил среди бела дня на глазах у сотен людей, и лишь к вечеру кто-то из турок заметил, что плавающие у мола разбитые бочки на самом деле трупы османских офицеров.
1788 год. Осада турецкой крепости Очаков русскими войсками. Очаков представлял собой непреступное фортификационное сооружение, укреплённое французскими инженерами. В составе русской армии находились верные казаки Черноморского казачества. Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин благоволил к ним, считал, что нет на свете такого дела, чтобы казак да не справился. И он был прав.  Понадобился  ему как-то «язык». Послал Григорий Александрович своих лазутчиков – не вернулись лазутчики, послал – вдругорядь, опять – промашка. Крикнул он тогда своих верных казаков, спросил: есть ли на такую забаву охотники. Нашлось охотников немало. Среди них вызвался и войсковой судья Антон Андреевич Головатый (1744 – 1797г.г.). Только решил он идти к османам один и ушёл. Через некоторое время видят казаки, идёт Антон Андреевич, а за ним следом, будто цыплята за квочкой, шесть турецких офицеров в перчатках, при всех регалиях, с оружием… только спят почему-то. 
1923 год. Уже закончилась гражданская война, а на Шемякинских озёрах по-прежнему скрывался небольшой отряд своевольных казаков. Как ни старалось ГПУ, взять их отчего-то никак не получалось. Среди повстанцев находились характерники. Они-то и напускали морок на ГПУшников. Те ходили по станице, будто сонные, и никого не видели. Тогда были взяты в заложники их семьи. Казаки вышли. Пленным поставили ультиматум: «Или вы нас научите, или мы расстреляем ваши семьи». Невероятно, но казаки входили в изменённое состояние при помощи стихов А.С. Пушкина. Нашёлся среди них кто-то такой начитанный. Семьи всё равно расстреляли вместе со спасовцами, а «Казачий Спас», таким образом, попал в органы ГПУ, затем в КГБ, где получил название «Золотой щит». 
1942 год. Разгар Сталинградской битвы. Приказ немецкого командования о запрете полётов авиации Вермахта над деревней Пахомово. Причина запрета не разъясняется. Чем же так испугала фашистов эта ничего незначащая деревня?  Ведь там не было ни одного зенитного пулемёта, да и вообще не единого солдата. А дело было вот в чём: когда самолёт Люфтваффе появлялся в небе над Пахомово, казаки-деды садились в круг и некоторое время что-то пели-гудели, после чего самолёт срывался в пике и разбивался вместе с лётчиком.
Так что волей-неволей, а немцу пришлось облетать деревню стороной.
Бытует мнение, что пока сильно было характерство, непобедимо было и казачество. Но из-за насильственного внедрения чуждой духовности,  связи со своим эгрегором (сложным энергоинформационным полем, рожденным и питаемым мыслями, образами, действиями группы людей-единомышленников) стали намного слабее, мы потеряли поддержку своих Богов. Но, как ни выкорчёвывалось искусство характерников Христианской Церковью, как ни старалась она заклеймить людей, сохраняющих и применяющих древние знания, всё возвращается…. возвращается на круги своя.   
  г. Белорецк 05.11.2013г.   


При написании этой статьи были использованы работы:
1) «История казачества с древнейших времён до конца XVIII века» Евграфа Савельева;
2) «История Войска Донского» Петра Краснова;
3) «История казачества» Андрея Гордеева;
4) «Княжий остров» Юрия Сергеева;
5) ««Княжий остров» и «Воины духа» писателя-казака Ю.В.Сергеева» naslediepredkov.ucoz.ru›forum/14-34-1   
6) «Казачий Спас» Алексея Полякова;
7) «Казачий Спас» Ивана Дорофеева;
8) «Казачий Спас» Вадима Терещенко
9) «Казачий Спас» Сергея Бултыха
10) «Иван Сирко — великий воин-характерник» Светланы Тригуб
11) «Казачий Спас. Характерники» matricca.ru›news_1295641229.html
12) «Казачий Спас» Александра Сидорова
13) «Запорожье в остатках старины и преданиях народа» Дмитрия Яворницкого
14) «История запорожских козаков»  Дмитрия Яворницкого
15) «Казачий Спас» dara
16) «Казачий Спас» vedeya
17) «Кавказская война» Василия Потто


Рецензии
Познавательно. Понравилось, узнала много нового. Спасибо, Вячеслав, за ваш труд.

Оксана Светлова   18.10.2017 10:13     Заявить о нарушении
Благодарю за добрый отзыв.

С уважением,

Вячеслав Коробейников-Донской   19.10.2017 13:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.