Титаровская легенда

Великая царица Екатерина вторая своим указам даровала казакам земли у далёких и не спокойных границ. Выступило казачье Черноморское войско для охраны южных рубежей огромного Российского государства. Ушёл к южным границам и богатый казак Титаров. Ушёл не  лучшей доли искать, было у него и так добра много, а от своих горестей и печалей хотел скрыться. Умерла любимая жена его, оставив ему на память о себе маленькую дочку. Сильно печалился казак, всё как будто у него было, но не было счастья, вот и решил он уйти в неизведанные, целинные степи. Нагрузил Титаров подводы добром, посадил на телегу маленькую дочку и отправился в путь. А путь Василия Титарова пролегал по бескрайней, ковыльной степи. В травах, которые росли вокруг, мог казак вместе с лошадью схорониться. Василий был не промах, сразу смекнул, что плодородные и богатые земли пожаловала царица казакам. В отличие от закалённых сечевиков, у которых не было ни кола ни двора, ни семьи, и которые смысл жизни видели в войне с турками-янычарами и иноземцами, казак Титар имел дочь, главное своё богатство. «Недаром, - рассуждал он, - кровь казаки проливали, родину защищая от басурманина, пожаловала царица нам этот край для жизни дальнейшей». Добрался Титаров до войскового поселения и вовремя, – казаки землю делить взялись, и жребий бросали кому, где жить. Василий Титаров, как богатый человек и  атаман принял участие в дележе, и досталась ему земля для его куреня между рекой Кубанью и Азовским морем в урочище, которое казаки уже назвали Сэчи.  Основал там атаман курень  Титаровский и стал вмести с другими казаками дома строить, церковь и школу. Опять для дочери своей любимой Любушки старался, чтобы  в тепле и удобстве жила, грамоте была обучена и наукам разным.  Люба росла умницей, и красавицей, радовала отца своими успехами: и хозяйка она, и помощница в делах, и бумагу грамотно написать умеет и скотину выходить, и огород посадить. Василий нарадоваться и наглядеться не мог на свою Любушку и на свою станицу. Из землянок, в которых перезимовали переселенцы, поднялись первые деревянные дома, церковь, уже тянула,  купала в небо. Не забывал атаман и про безопасность  станичников - черкесы рядом. Выставлены были посты казачьи на всех дорогах, дозорные службу  несли и днем и ночью, как положено, не пробраться неприятелю незамеченным. Казаки готовы отбить нападение неприятеля в любое время дня и ночи.
Берёг Титаров своё добро, свою станицу, а пуще всего свою Любочку.
Прошло десять лет. Выросла Люба, стал красавицей: чёрные глаза, ч брови дугой, как полумесяцы, губы яркие, красные, стан тонкий, лёгкий. Со всей округи женихи сватались, да не хотел Титаров расставаться со своей дочерью, и ей особенно никто не нравился, так и жили они. Как пора ей прошла в девках сидеть, стал атаман искать ей богатого жениха, за пана хотел отдать или князя.
- Что, Люба, пойдёшь замуж за знатного князя будешь в городе жить? – Говаривал он дочери, а она только посмеивалась.
В станице жил кузнец Петро. Был Петро уже в годах, а семьи у него не было, помогать на кузне ему было некому. Стал уставать Петро, решил помощника толкового себе найти. Там поспрашивал, тут поспрашивал, но молодые казаки все ратным делом занимаются, в кузницы идти не хотят, им джигитовать, и черкесов стрелять больше по душе. Петро, было, совсем отчаялся найти себе приемника, но в соседний со станицей хутор прибился молодой казак. Не было у молодца ничего за душой кроме котомки, да двух умелых рабочих рук. Узнал Петро, что молодой казак перековал коня хозяину, у которого остановился, и решил посмотреть на него, хотя и не хотелось чужака к себе в помощники брать.
Собрался Петро на хутор рано утром по холодку, а пришёл уже в жаркий полдень. Узнал, что чужак остановился в хате на краю хутора, и зовут его Степаном. Пошёл кузнец на   Степана посмотреть и залюбовался. Помогал молодой казак хозяину  на хате крышу перекрывать. Оказался он молодцом: красивый, высокий, ладный, румянец во всю щёку. Долго наблюдал старый кузнец за своим будущим приемником и решил, что он ему подходит.  Степан от предложения отказываться не стал, только попросил немного подождать, чтобы он смог с хозяином крышу докончить, а то негоже начатое дело на середине бросать. Согласился Петро, и порадовался, что такого парня разыскал. Тем более, что был Степан из потомственных казаков, только рано потерял он своих родителей, продал всё, что у него было и пошёл на Кубань лучшей доли искать. По пути учился у людей разным премудростям, помогал им, а они за то его кормили и поили.
 Через месяц прибыл Степан в кузню. Стал Петру помогать. Быстро он учился, и работа у него спорилась, и трудился он яростно и много. Однажды не выдержал старый кузнец:
- Ты бы, Степан, на посиделки сходил, песни попел, с девушками познакомился, что ты один и один.
- Нет. – Покачал головой молодец.
Между тем слава о молодом, красивом и работящем кузнице, разнеслась по всей станице. Девушки соседские под разными перелогами прибегали на него посмотреть. Некоторые глядели и заглядывались, но Степан ни на кого не смотрел.
Атаман прискакал к Петро на рассвете. Вызвал и говорит:
- Выручай, товарищ, любезный. Жду дорогого гостя со свитой, свататься едет, а мои лошади не готовы, у некоторых подковы поистерлись. А ну, как будущий зять захочет, какого коня опробовать? Опозорюсь.
Не мог отказать атаману Петро, пошёл сам к нему и помощника своего с собой взял.
Осмотрели они  почти всех лошадей, когда зашла на конюшню Любушка, принесла кувшин с молоком, да так и застыла, когда Степана увидела, чуть молоко не пролила. Степан тоже на неё смотрел во все глаза. Люба опомнилась, залилась румянцем, застыдилась, сунула кувшин с молоком Степану и убежала. С тех пор загрустил молодец, всё у него из рук валиться, работа не спориться. Смекнул Петро, что его подопечный Любу полюбил. Птица она высокого полёта, ему, что бы попроще, да сердцу не прикажешь. Может чудо и произойдёт, и говорит он Степану:
- Сходи вечером на посиделки, может тебе и полегчает.
Ничего не ответим молодой казак, только очами сверкнул, а вечером собрался и пошёл.
Редко ходила Любушка на посиделки, всё дома была, и работой занималась, но не могла она последнее время дома сидеть, всё тянуло её куда -то, не выходил из головы Степан, а тут ещё, как назло сваты со дня на день приедут, и отец  уже своё согласие дал на её замужество. Решила Люба к подружкам сходить всё не так тоскливо. Подходит к площади, а там веселье. Степан собирается на спор с другим казаком бороться. Противнику Степана уже девушка ленточку из косы повязала на рукав, как поощрение, а Степан без поддержки остался. Набралась смелости Люба, протиснулась сквозь толпу и повязала свою дорогую шелковую ленту, купленную в самом Петербурге, Степану на рукав. Обрадовался Степан, бился не на живот, а на смерть и выиграл бой, а Любину ленту спрятал за пазуху. Плясали или пели после этого девушки и парни, а  Люба со Степаном все время рядом оказывались.
Приехали сваты к атаману Титарову, дал он своё согласие жениху. Свадьбу Любину на осень назначили. Только с тех пор Люба, как заболела, ходила грустная, глаза заплаканные. Встретил её Степан на улице, подошёл, поздоровался:
- Почему на посиделки не приходишь? – Спрашивает у девушки.
- Я теперь невеста. – Отвечает она.
Помутилось у него всё в глазах, Петро от него скрыл, что сосватана Любушка, не хотел зря расстраивать.
- Как невеста?! Я тебя люблю.
- Я знаю. – Прошептала Любушка и убежала.
Думал Степан до вечера, а как работу закончил, переоделся в чистое и пошёл к Титарову в дом. Принял его атаман, но как узнал, что свататься явился, выгнал и велел на глаза не попадаться.
Степан решил, что надо действовать, тут уж или пан, или пропал, а то отдадут его любимую другому. Вызвал он Любу на переговоры. Уговорил бежать с ним, как не любила дочь своего отца, знала, что никогда не получат они согласия на свадьбу с простым кузнецом без роду и племени, согласилась уйти со Степаном.
Тёмной ночью привёл Степан двух коней на окраину станицы и стал ждать, как условились, вскоре и Люба со своим узелком появилась. Сели они на добрых коней и поскакали по дороге. Как рассвет начал заниматься свернули в степь. В степи трава высокая спрятаться можно. Как только обнаружил атаман пропажу дочери, послал за ними погоню, да только не догнали их люди Титарова, затерялись влюблённые среди бескрайней Кубанской степи. Добрались молодые до красивой реки, которая несла свои воды к Азову, и решили остановиться на её берегу. Построили землянку, потом хату. Степан рукастый оказался, всё мог сделать. Распахали поле возле дома, посеяли семена, которые Люба взяла с собой в торбу, дичь стрелял казак, рыбу ловил. В первый год боялись молодые показываться  на людях, а как только родился их первенец, так расхрабрились, начали потихоньку торговать с проезжающими. Многим нравилось место, которое выбрал Степан и его жена для жительства, вокруг их дома выросло несколько хат. Многим холостым казакам приглянулось новое поселение, они оставались и оставались в нём на совсем, обзаводились семьями. Росла станица и вдоль, и вширь. Радовались Степан и Люба, что не одним им век вековать люди вокруг, только одно было плохо: скучала Любаша по своему дорогому отцу, часто бегала на речку всплакнуть, так и назвали казаки эту речку Понурой, Грустной значит.
Прошло несколько лет. Два казачонка бегало уже вокруг  Любы, когда прискакал скорый гонец от её отца. Привёз гонец дурную весть, умирал старый атаман и звал свою дочь к себе проститься. Быстро собралась Люба, взяла с собой детей и отправилась к отцу. Увидел атаман Титаров маленьких казачат-внуков,  простил дочь за непослушание, и дал ей своё благословение. Как похоронили атамана, стали уговаривать его приближенные Любу остаться в Титаровке навсегда, не согласилась она, к мужу решила вернуться.
- Там будет моя Титаровка. – Сказала.
- Как же будет две станицы с одинаковым названием? – спрашивают её.
- Пусть это будет Старотитаровка, а то Новотитаровка. – Ответила Люба и уехала домой.
Встретил Любу дома муж, обрадовались они друг другу и решили больше не расставаться. Рассказала Люба  Степану о своём решении дать название их поселению, подумав,  согласился с ней муж. Утром собрали общий сход казаков, и всем миром решили, что название  Новотитаровской для станицы самое подходящие, а главную площадь заложили, на той поляне, где скотина любила отдыхать после того, как напасется,  там же и церковь построили покровителю всего воинства Андрею Первозванному.


Рецензии