Заметки

 …Спорные идеи, пустые словеса и липовые исполнители. Всюду подмена и всеобщая мистерия сетования на судьбу. Проблемам ни конца, ни края. Снова напрасные ожидания, ненужный флуд, яростный спор. О чём? - О жизни. Встретил одного…человека, который поведал: “ Пока тебе хлебало не закрыли, пиши правильное… Не горлань о морали и чести, не надо. Ты кто, чтобы проповедовать?”  Постоял, подумал, решил своё озвучить: - Не верещу и моё хлебало не в корыте. Я не в стаде. Так кто же я? Терзания, мечтания и годы безликого существования. Заговорить языком многочисленного отребья? Перетерпеть, восхвалять, глядя в рот подающим? Написал, но не то, не о том, без чувств. Очередное заблуждение, лицемерное сочувствие, увядшая гордость и презрение? Бытие отражено в моих глазах. Возвеличивать день завтрашний - насилие над собой. Вспыхнул факелом, желание есть, чуть вдохновения, но нет сил.
 
 … У кого-то рабочий стол завален писчей бумагой, справочниками, книгами, а у меня древняя клавиатура, горка дешёвых конфет и чашка с чифирем (армейская привычка). Кручусь в потёртом до дыр кресле, пытаюсь зацепиться за умную мысль. Не идёт. Затаилась. Что же ей надо? Погода великолепная, тихо в доме, глюкоза в крови, но не идёт работа. Казалось бы, пиши себе, как пишут многие. Создавай художественный мир, спасай и исцеляй… Видимо не до конца покаялся, грешок остался. Душа прозаика - дорога странная, витиеватая. Бреду по ней в полном одиночестве. Останавливаюсь, замираю... Напишу о людях. О тех, кто ведёт непримиримую “войну” сквозь щель входной двери, о “благородстве” нынешнего политика. Расскажу о “доброжелательности” прохожих, о непреодолимом отвращении чиновника к богатству и славе. А кому это нужно? Каждый должен спасать себя сам. Детская вера в благосклонность судьбы зачахла, но как же обжигает желание повторить попытку. Перестать мучить себя вопросом: жил ли? Взглянуть на качающиеся под напором ветра ветви деревьев, пройтись по городским улицам…

 … Рынок. Много лиц. Разные они: угрюмые, наглые, упитые, надеющиеся. Лица безучастные ко всему, а ещё такие, для которых спешащие и толкающиеся обыватели пыль придорожная, блохи голодные, чернь. Разделяя толпу на две части, движется «хозяин». Такие мелочи, что оный был в местах не столь отдалённых, ни его, ни кого-либо не смущает, жизнь такая. Такие лица не знают отказа, слов против их воли, привыкли видеть в чужих глазах страх, унижение, рабскую покорность. Такие жрут, пьют, плодят сумасшествие…и управляют нами. Всевластие зверей, и запах… гнили, мочи, немытых тел, старости и болезненного одиночества… Презрительный шепот новоявленной “барыни”: “Как же они живут… мерзко”.

 … Ночь. Мёртвая тишина, попытка уснуть и разные мысли…И всё-таки, что сегодня с нами происходит? Обычная хворь, ничего серьёзного?  Что видим в зеркале? Себя, очерствевших, увядших, с множеством морщин? Зеркало не способно приоткрыть истинного предначертания наших судеб. Не мы авторы, а скудное существование не наш выбор. О каком выборе может рассуждать бренная оболочка. Открылась прячущаяся до сей поры мечта. О чём же многим мечталось? “Трудно нести факел, но понесу, а все несчастья и преграды преодолею. Переделаю мир вокруг себя, помогу старикам, спасу ребёнка. Больше оптимизма, никаких ошибок, криков отчаяния и бесчестья”. Но как только укоренился, стал повелевать, забросил напрочь мечту. Уверенность исчезла, что правда и свобода превыше всего. Мир не переделать, народ тем паче, да и задача-то трудная. Хлопотное дело жить для народа.

 … Где найти силы, если всё надоело? В религии? Взять и покаяться? За то, что написал, за многое несуразное и недостойное в жизни. За то, что в душе безвылазно живёт странная особь, постоянно требующая кровавых сцен. Обещаю? Не только словами, но и паду на колени, повинюсь. Стану убиваться в горе, рвать волосы, а там глядишь, договорюсь с Ним. Поймаю нужную волну, использую момент и… Смахну одинокую слезу, поднимусь, отряхну колени, пойду. Куда? Снова каяться. Дома, в тишине. Каюсь в том, что говорю то, что думаю. Зажгу свечу, помолюсь, послушаю в ответ голоса ангельские. Главный принцип в покаянии - вывернуть наизнанку душу и терпеливо ждать. Внутренние противоречия, оценка тех или иных поступков и ошибок потом, когда-то. Постепенно, тихо так, вливаются новые силы. Что это, начало? С чего бы это вдруг? Ах, вспомнил, раскаяние даёт силы. Странно.
 
  … Вспомнил  Александра Бестужева-Марлинского. В голове масса вопросов, фактов и впечатлений от его слов: “ Но разве быть значит жить? Или видеть значит чувствовать?” Какая глубина! Судьбы человеческие имеют над нами власть, бесспорно. Вчитываясь, ищем общие мысли, шагаем проторенной дорогой. Мучительная судьба, забытая потомками. Основатель и символ романтизма во всём. Благородный и душевный, высокий разум, бесстрашное сердце и загадочная смерть. Он начал, а многие из классиков подхватили, продолжили. Одинокий и забытый - сделал больше, чем кто-либо из известных “гениев”. Дал возможность увидеть читателю ослепительную жизнь, гордую, страстную. Конечно же, жаль забытого потомками гениального человека. “ Под улыбкой нет выражения, под словом не дороешься мысли, под орденами – сердца”. Вспомнят? Это зависит от того, кто станет оценивать написанное им, кто станет делиться мнением.
 
 … Душевные. Хорошо быть душевным, не так ли? “Душа ноет, стонет, не на своём месте”, - так говорят, но кто её видел? Меня всегда одолевают сомнения от этих слов. Звучит как-то наивно. Полный бред!  Впрочем, кто знает. Душа всегда ограничена волей Создателя и по этой причине, не может предупредить нас о грядущем (часто трагичном). Наша душа вторична и жива настолько, насколько мы в ней заинтересованы. А она заинтересована в нас?  Что она скрывает от нас? Где вершина этого загадочного “айсберга”?
   
  … Недавно пришлось пережить клиническую смерть и снова воскреснуть. Думал, что смерть - это страшно, но оказалось, нет. Мучит и не даёт покоя только одно: что-то видел, слышал? О чём-то догадался, понял, осмыслил? Что-то произошло в коротком отрезке клинической смерти, но что именно? Больные духом и плотью постоянно думают о неизбежном. Бездна притягивает, бесспорно. Что-то мелькнуло, неужели рожи сатанинские? Ну и что? Слишком много видел, но ничтожно мало жил. Мало-помалу жизнь продолжается, а почему и как - уже потеряло былую остроту…
 
 … Поминальное воскресенье (год нынешний). Городское кладбище. Послеобеденное время. Жарко, пыльно. Разноцветный пляжный зонтик (!) на месте упокоения родителей. Чуть в стороне детвора (пока родыки поминают) гоняет пивные банки, резвится. Кто-то помянул родителей, кто-то ещё пережевывает, выпивает, и снова жуёт. Мусор кружит над могилами, деревьями, людьми. Крики, шум драки, мат, песни. Среди могильных холмиков мужская особь. Пьяная, грязная, очумелая. “ Сука…Тебе говорю. Пить хочу, жрать вволю. Нет тебя… и никогда не было. Слышишь! Ты…Спустись с небес. Будь ты…
 
… Понял, этой ночью понял, что судьбой был дан шанс прожить жизнь долгую… Согретую любовью радость настоящую, но. Это “но” спрятано в приближающейся ко мне смерти… Безразличной, одинокой, ничтожной… Глупой, закономерной, трагичной. Она заждалась. Чувствую прикосновение тёмного, мерзкого, чужого. Смерть близка, но не вижу. Уповать на Бога и людей? Болезнь старательно вытесняет всё светлое и радостное. Ни возражения, ни возмущения, но ещё бы чуток, минуту, день, год… Дожди, уныние, печаль. Чувства застывают, а всё родное, жаркое и ненасытное тает. Солнышко, несмотря на сырость, пытается напомнить о себе, старается…


Рецензии
Во многом разделяю Ваши мысли о Вами написанном. Главное - не сдаваться, себя не предавать. У нас всё ещё впереди. Прекрасно написано о страданиях души, это именно она говорит с читателем, со мной.

С уважением, Ирене.

Ирене Крекер   11.07.2016 20:10     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.