Где у собаки компас?

Когда у нас, на полярной станции «Мыс Челюскина», сократили должность каюра, и он улетел на материк, упряжка разбежалась.

Многие полярники прикормили-приласкали собак, кому какая глянулась, а вожак Таймыр поселился у нас в «мужском подьезде» двухэтажного дома.

Поначалу он ко всем относился равно, никого не выделял. Всё бегал на аэродром самолёты встречать, возвращался понурый и подолгу лежал в коридоре на своей подстилке, уронив голову на лапы, не глядя на людей.

Разумная была псина и с гордостью. Бросишь кусок - не ест. Посмотрит как на врага и не возьмёт.
Положи ему со словом ласковым, и положи в его чашку!

Ну - человек!

Стал я с ним разговаривать, стал косточки из кухни приносить, на прогулки брать и постепенно повеселел Таймыр и перешёл жить к нам, на метео.

В середине августа одна из сук загуляла, убежала на припай и увела за собой всю бывшую упряжку. Плюсовые температуры держались уже два месяца, но лёд всё ещё не отошёл от берегов.
Вскоре задул южный ветер, припай оторвало, и собак унесло в Ледовитый.

Недели через две шёл я с охоты-прогулки, едва ноги волок. Смотрю: в  устье речки Каньонки на краю льдины нерпа шебуршится.
Да как! Опустит ушастую голову и воду лакает! В прилив речная вода подпирает морскую, перемешивается и опресняет её.

Никогда не видел я ушастых нерп, никогда не видел, чтобы тюлени воду лакали.
Это меня и остановило, а то уже ружьё снял.

А нерпа скользнула со льдины, плывёт ко мне и повизгивает.

- Таймыр?
- Таймыр, Таймыр!

Подплыл кобель к берегу и забарахтался в мелкобитом льду, не может вылезть, ослабел, едва голову держит.
Снял я сапоги и штаны, чтобы надеть потом сухое, растолкал льдины, вытащил пса.

Кожа и кости - жирно сказано.
Чуть живой.

У меня горбушка оставалась, - нос воротит. И ходить не может, дрожьмя дрожит. Я его пуловером обтёр и на руках домой принёс. Весу - ноль граммов. Стал ему супчик давать жиденький от щедрот поварихи, Марии Савельевны.

Все полярники зауважали "парня". Диву давались, как он направление взял в океане среди ветров и течений?

Дня через два стал Таймыр есть и оклемался.
Остальные собаки пропали.
 

На коллаже слева: пёс, похожий на Таймыра.
В середине: здание метеостанции на м. Челюскина. Полярная ночь, не очень холодно, штиль, идёт слабый снег. Снято с большой выдержкой, поэтому справа, чуть ниже центра снимка,  видно тень автора и тень от штатива.
Справа: автор на охоте-прогулке с чернозобой казаркой в руках. За правым голенищем чуть видно рукоять ракетницы.
Без ракетницы выходить за территорию полярной станции запрещалось.
Снимки 1968 года.


Рецензии
Замечательный рассказ!
Хоть написан раньше, но в Год Собаки как раз попал на мою сцену.
Вот уж собачье племя - воистину, подарок людям от самого Всевышнего!
Ваш!

Станислав Бук   31.01.2018 15:52     Заявить о нарушении
Согласен с Вами, Станислав: подарок от Всевышнего!

Благодарю!

Владимир Эйснер   31.01.2018 15:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 189 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.