Мог и должен

Я - не политик. Нет у меня ни сил, ни времени, да и генетически обусловленного желания. Возраст - само собой. Моё любимое дело, дело всей жизни - современная сложная иностранная западная техника со всеми её ноу хау, секретами и премудростями, пусть иногда и сделанная в Китае или Японии... Люблю в ней копаться, разбираться... придумывать, изобретать... Есть свой и научный интерес... Есть и любимый театр, их два у меня. Но почему-то всегда любой нищий на улице, несправедливо обиженный или терпящий бедствие вызывает во мне непреодолимое чувство участия и общей беды...

Иногда кто-то по доброте своей, испытывая собственные трудности, пытаясь облегчить свою боль, желает принять участие и во мне, от рождения уБогом, искренне в чём-то помочь... Проходит какое-то время и, как правило, уже не он, а я, уБогий, вытаскиваю его из его ситуации и проблем... В этом, думаю, и состоит феномен уБогости... С раннего детства приходится постоянно оказываться на месте того, кто оказался на нём лишь однажды... Вот и смотришь на всё, происходящее вокруг, несколько другими глазами, более открытыми.

Возьмём хотя бы несправедливость по отношению к нашим замечательным Девочкам Пуси - к Марии Алёхиной и Надежде Толоконниковой, уму, чести и совести России, гордости не только нашей страны, но и, не побоюсь сказать, всего цивилизованного мира. Для меня, признаюсь, это постоянно ноющая открытая незаживающая рана... В этой связи слышать, как всякий раз кто-то обижает их или какой-нибудь известный, часто и лично знакомый, элитарий, иногда кажется и не понимая что говорит и делает, начинает сыпать мне соль на рану, да в таких количествах и так, что терпеть это становится уже невыносимо и приходится кричать молча и плакать не столько от боли, сколько от обиды. Вот и не удивляйтесь, если глаза у меня увидите иногда мокрыми.

Теперь замечу. По традиции в старину часто пользовались возможностями церковных храмов в час испытаний, стихийных бедствий, страшных эпидемий, нашествий и т. п. Колокольный звон и удары в большой колокол использовали для извещения о приближающейся или настигшей беде... Родина Мать звала и люди слышали её призывный голос... И это всё не называлось ни кощунством, ни оскорблением чувств верующих... Даже мысль такая никому не могла придти в здоровую голову.

Для меня, как и для очень многих нормальных образованных и, не побоюсь сказать, культурных, соотечественников, включая и Девочек Пуси, ощущение от последней череды политических событий в стране и связанный с ней фактический конец сменяемости верховной власти, совершенно неважно каким путём и каких заслуг фактического лидера, стало чем-то сродни стихийному бедствию, катастрофе всеобщего горя, память о котором ещё достаточно свежа и ощутима .

И дело тут не в том, хороший или плохой лидер, сколько у него заслуг и достоинств, а дело в самом демократическом принципе сменяемости и обновлении руководства, чтобы флагманское судно не успевало обрастать бюрократическими ракушками и не теряло плавучесть и маневренность в нашем быстротекущем времени постоянных перемен. Всему своё время и уходить всем надо вовремя. Это не закон нашей жизни, это закон всего живого.
В этой связи поступок Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной, ударивших в НАБАТ главного храма страны, художественный по форме и гражданско-мужественный по содержанию ничем другим как подвигом назвать не возможно, успевшим войти в мировую историю силы духа и чести хотим мы того или нет...http://cher-no-more.livejournal.com/1714534.html

А ели кому-то из современных верующих или их отцов тем не менее действия Девочек Пуси показались оскорбительными, то не следует ли им обратиться к новейшей истории кровавых, я не побоюсь этого страшного слова, гонений на верующих и их Духовных Отцов, массовых расстрелов, массового уничтожения храмов и участи самого ХХС...
О чём мы говорим, Господа? Надежду Толоконникову и Марию Алёхину необходимо немедленно освободить из неволи, прекратить над ними издеваться и всем, без исключения, извиниться.
Низкий им поклон от меня, уБогого Володи Фёдорова, и хочу попросить прощение за то, что для них не всё сделал, что мог и должен...


Рецензии