Весенний дух - весна Лескова и Пастернака

В сумрачные ноябрьские дни, когда низкое небо будто сдавлено обручем ненастья, а солнца и света ждать – не дождаться, начинает жажда весны наплывать всё сильнее и неотступней. Словно в отместку надвигающейся мгле и зимнему мраку.
   
Приход весны у Николая Лескова в романе «Некуда»1 (1864) словно эхом отдаётся в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» 2 (1955).

Почти через сто лет, как камертон прозы  Лескова, ворвётся в литературу и зазвучит весенний разлив Пастернака в цикле «Стихотворения Юрия Живаго» (1953)  в последней семнадцатой части романа.
   
Рождение Весны из горнила смерти – глубь безмерная народного мифотворчества. Накрепко спаяны в народном сознании милосердное тепло животворящего солнца и его разящий смертоносный жар. Как неотвратимо это двуличие весны в  феерии-драме А.Н. Островского «Снегурочка» (1873)!
      
Весною приходят в христианский космос Страсти Христовы,  Весной Новой Вечной Жизни становится Воскресение Христа.
   
В прозе Лескова в тугой узел сплетены народный миф и христианское бытование – не разорвёшь! «Пост кончался, была Страстная неделя. Погода стояла прекрасная: дни светлые, тихие и теплые»,  -  начало весенней миниатюры Лескова. Два лёгких, молниеносных мазка – и  христианская мистерия появляется на его полотне, а за нею вдогонку стихия природной весны заполняет собою пространство.
      
Первый страстнОй аккорд, окороченный Лесковым одной фразой, отзывается у Пастернака целой лирической симфонией. На два рукава разделяется весенний поток в «Стихотворениях Юрия Живаго»:  «Март» (1946) – бурлит, накатывает шквал природной стихии;  «На Страстной» (1946) – близость Воскресения Христова превращает в христианку даже буйную вселенскую Весну.
      
Будто откладывая на потом первую весеннюю ноту Лескова, на каждый следующий его мотив Пастернак откликается в стихотворении «Март».
      
Свет, тепло и тишина – солнечное  животворение  у  Лескова – превращаются в жар и буйство у Пастернака:

Солнце греет до седьмого пота,
И бушует, одурев, овраг.
Как у дюжей скотницы работа,
Дело у весны кипит в руках.
      
Солнце приносит умирание прошлого, зимнего мира, трауром Лесков покрывает последний снег, траурными лентами разбегаются   земляные дорожки: «Снег весь подернулся черным тюлем, и местами показались большие прогалины, особенно по взлобочкам. Проходные дорожки, с которых зимою изредка сгребали лишний снег, совсем почернели и лежали черными лентами».
   
Как живое существо, у которого уже не осталось сил бороться с недугом,  исчезает снег в стихотворении Пастернака. Сострадая, поэт словно смягчает последние мгновения зимы, выбирая для прощания не  чёрные траурные тона, а приглушённые синие:

Чахнет снег и болен малокровьем
В веточках бессильно синих жил.

   
Вода пропитывает умирающий снег в весеннем действе Лескова: «Но зато шаг со двора – и окунешься в воду, которою взялся снег».  Вода – весенняя усыпальница снега, и она же несёт живительную силу миру, соединяет в себе силу «живой» и «мертвой» воды народного мифа.
   
Водою пропитаны  в  поэзии Пастернака весенние  земля и воздух.  И земные воды сливаются с воздушной капелью, не то слезами горя,  не то слезами счастья:

Эти ночи, эти дни и ночи!
Дробь капелей к середине дня,
Кровельных сосулек  худосочье,
Ручейков бессонных  болтовня!

   
Меченный одним лирическим заклятием вырывается на волю весенний дух из творческих кладовых двух  художников.
   
Тепло-жар солнца, траур зимы, весеннее половодье – всё расступается, чтобы дать дорогу главному виновнику весеннего преображения. Всё уступает место плодородному  навозу.
   
«Мужички копались во дворах, ладя бороны да сохи, ребятишки пропускали ручейки, которыми стекали в речку все плодотворные соки из наваленных посреди двора навозных куч. Запах навоза стоял над деревнями. Среди дня казалось, что дворы топятся, - так густы были поднимавшиеся с них испарения. Но это никому не вредило, ни людям, ни животным, а петухи, стоя на самом верху куч теплого, дымящегося навоза, воображали себя какими-то жрецами. Они важно топорщили свои перья, потряхивали красными гребнями и, важно закинув головы, возглашали: «Да здравствует весна, да здравствуют куры!»  -  пишет Лесков.

Настежь все, конюшня и коровник,
Голуби в снегу клюют овес,
И, всего живитель и виновник, -
Пахнет свежим воздухом навоз,  –

отзывается Пастернак. Четыре строчки  -  сколько весенних магических знаков!
   
В прозе Лескова дымящиеся пары навоза отдают свою живительную силу всему – людям, животным, птицам – петухам с красными гребнями  – жрецам и провозвестникам Весны.
   
В поэзии Пастернака весенние символы меняются местами: жизнь крестьянского двора не отпускает от себя голубей – птиц небесных, -  которые вовсе не помышляют ни о чем высоком и, не поднимая головы,  «в снегу клюют овес». А роль весеннего жреца отдана дышащему свежим воздухом  навозу  -  единственному и  полновластному вершителю Весны.
   
Роман  Лескова «Некуда» и роман  Пастернака «Доктор Живаго» сближает тема разлома русского мира, потрясение всех коренных устоев русской жизни. Однако именно силой Весны в обоих романах утверждается вечное и ничем неотвратимое её возрождение.
 

              Ноябрь  2009 года,   Москва





Примечания
 
1. Здесь и далее цит. по: Лесков Н. Собр. соч. в 12 тт. Т. 4. Некуда. Роман. М.: Изд-во «Правда», 1989.
2. Здесь и далее цит. по: Пастернак Б. Доктор Живаго. Роман. М.: Изд-во «Эксмо», 2009.



*Статья впервые опубликована в сборнике: Елена Сударева «Не страшно мне, когда темно». Эссе о русской литературе. М.: Изд. дом «Гуманитарий». 2010. С. 19-24.



                     


Рецензии
Удивительное созвучие романа Лескова и стихов Пастернака в приложении к его роману. Но прозу Пастернака (уж извините) я ставлю ниже прозы Лескова. Нет, не ниже, а менее основательной. Почему? Даже не знаю. По наитию. А вот его "Март" - и впрямь, чудо как хорош! Да и остальные стихи.
Всего доброго Вам, Елена!
Таких же замечательных работ.
С уважением,
Виорэль Ломов.

Виорэль Ломов   15.11.2016 09:44     Заявить о нарушении
Благодарна за Ваши слова, Виорэль.
Проза Пастернака - это проза поэта (и, возможно не лучшая проза...).
И, конечно, я никогда не поставлю её в один "прозаический ряд" с текстами Лескова. У меня здесь тоже не возникает никаких сомнений.
Но ведь Вы, почувствовали, как и я, это необычайное созвучие в описании обоими художниками прихода Весны! И это меня радует.

Самого доброго Вам!
С уважением,

Елена Сударева   15.11.2016 15:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.