Сказки заповедного леса

СКАЗКИ ЗАПОВЕДНОГО ЛЕСА


День рождения водяного

Сказка первая

Водяной пригласил на день рождения лешего, да не просто на день рождения, а на трёхсотлетний юбилей. Подумал леший Лёня, подумал и решил, что лучше подарка для друга, чем ягода княженика, во всём их заповедном лесу не сыскать. С утра пораньше он отправился за густой березняк, на скрытую от любопытных глаз поляну. Согретая солнышком и напоённая прозрачной ключевой водой, княженика здесь росла сладкая, крупная. Наполнив берестяной туесок до верха, он пошёл домой.
Извилистая тропинка вывела его к старой развесистой сосне, в дупле которой устроил своё жилище филин Никифор. Лёня очень этому обрадовался: «У кого, как не у мудрой птицы, спросить совета, в чём пойти на праздник», – подумал он.
Аккуратно поставив свою ношу на большой пень, леший постучался в дверцу, закрывавшую вход в дупло.
– Кто беспокоит меня так рано? – раздался в ответ сердитый голос.
– Прости, что потревожил, но мне необходим твой совет.
Филин очень любил давать советы, особенно когда его об этом просили. Дверца распахнулась, Никифор шумно вылетел из жилища и устроился на пне рядом с туеском.
– Осторожно! – отодвинув от него посудину, воскликнул Лёня.
– Что это такое? – подслеповато щурясь, спросил филин.
– Это подарок для водяного Саввы Захаровича, он пригласил меня на юбилей.
– И что же ты решил подарить юбиляру?
– Я набрал ему полный туесок княженики.
– Сколько лет живу, а такой ягоды не пробовал!
– Не обижайся, но угостить не могу, это очень редкая ягода в нашем лесу.
– Понимаю! А ты уже с кем-нибудь обсуждал – подойдёт ли подарок твоему другу?
– Я как-то не подумал об этом. Может, обсудим с тобой?
– Не могу, для этого мне необходимо ягоду отведать.
– Хорошо, отведай и оцени, – снимая крышку с туеска, вздохнув, согласился Лёня.
Филин начал клевать княженику, приговаривая:
– Неплохо, неплохо…
– Может, уже достаточно попробовал и теперь оценишь? – забеспокоился леший, наблюдая, как быстро убывает ягода.
– Не совсем…
– Вообще-то я пришёл к тебе по другому поводу.
– Говори, что за нужда привела тебя ко мне? – спросил филин, прикрыв большой когтистой лапой посудину.
Лёня начал объяснять, что вчера рассыльный ворон принёс ему приглашение от водяного на день рождения, а у него нет выходного костюма, чтобы пойти на праздник.
Никифор слушал его, кивал головой, периодически заглядывая в туесок. Когда леший закончил рассказ, он сказал:
– Я думаю, тебе надо проконсультироваться с дриадой Адели, домик которой находится около старой ивы. Она иностранка, кому, как не ей, разбираться в нынешней моде. Только сейчас ты к ней не ходи. Дриады странный народ – спать ложатся на закате, встают с рассветом.
– Мудрая ты птица, Никифор. Спасибо за совет, если бы не ты, я об Адели даже не вспомнил бы, – поблагодарил Лёня, забирая посудину.
– Что же ты, филин, почти всю ягоду склевал! – расстроено воскликнул он, когда увидел, что туесок наполовину пуст.
– Зато совет теперь могу дать точный – хороша ягодка, можешь не сомневаться, отличный получится подарок.
– Эх ты! – огорчённо махнул рукой леший и побрёл домой.
Ранним утром Лёня пошёл к Адели, известной на весь лес своей учёностью. Когда-то их семья жила в западном лесу, где она окончила школу волшебства. Что занесло семью дриад в их таёжную глухомань, не знал даже мудрый филин.
Знакомой тропкой Лёня вышел к домику Адели. Она сидела на пеньке, в тени веток ивы, склонившихся почти до самой земли, и плела венок из полевых цветов. Выслушав Лёню, дриада оглядела лешего с ног до головы и промолвила:
– Костюм у тебя, конечно, для визита не подходит, совсем пообтрепался – мох порыжел, местами вытерся. В нашем западном лесу лешие давно в таких нарядах не ходят. Я бы посоветовала тебе пошить костюмчик из голубого лишайника. Обратись к Бабе-Яге.
– Баба-Яга – известная на весь лес портниха. Она за заказы дорого берёт, – пригорюнился леший.
– Я знаю, как тебе помочь. У неё избушка на правую лапу захромала. Ты лучший лекарь в нашем лесу, вот и помоги ей, а она в благодарность – костюмчик сошьёт. Иди, договаривайся, а я пока лишайник приготовлю, самый красивый, с узорами. А в придачу, вместо твоих ободранных башмаков из сосновой коры, липовые туфли подарю.
– Чем же я отвечу на твою заботу?
– Поссорилась я с Саввой Захаровичем, он даже на юбилей меня не пригласил, а у меня дело к нему неотложное – лето жаркое стоит, засуха наступает, беспокоюсь я о цветах своих. Если сможешь, возьми у него для меня приглашение на праздник.
– Постараюсь, – пообещал леший и отправился разыскивать избушку Бабы-Яги, которая в поисках тени, скорее всего, забралась в самую чащу.
Отыскал он домик знаменитой портнихи в берёзовой роще благодаря громкому голосу хозяйки. Вышел Лёня на поляну и увидел такую картину: прислонившись к старой берёзе, избушка стояла на одной лапе, вторую, по-птичьи поджав, спрятала под крылечко. Хозяйка уговаривала её сделать несколько шагов, чтобы тень от густых ветвей падала на крышу, но избушка скрипела всеми своими брёвнышками и с места не трогалась.
– Что случилось, хозяйка? – спросил Лёня Бабу-Ягу, щеголявшую в ярком, расшитом красными маками платье.
– Тебе что за забота, леший? Уходи, не видишь, что и без тебя хлопот хватает, – сердито ответила та.
– Услышал я о беде твоей, вот и решил помочь – вылечить твою избушку.
– Что-то ты добрый стал, Лёня. И лечить даром будешь? – подозрительно глядя на него, спросила Яга.
– Конечно, даром. Ну, разве мою просьбу исполнишь… Вот только не знаю, сможешь ли?
– Смотря что попросишь.
– Пригласил меня водяной на юбилей. Не пойду же я к нему в таком наряде. Вот и решил сшить себе костюм из узорчатого лишайника, да портниху, которая сумела бы работать с таким тонким материалом, найти не могу.
– Подумаешь, материал! Да я Саввиной внучке – русалке – сшила платье из красных водорослей, которые доставили аж из самого моря-океана. Девчонка до сих пор от наряда в восторге. Так и быть, сошью тебе праздничный костюм, только лапку моему домику вылечи.
Лёня обрадовался её согласию и торопливо пошёл в своё уютное жилище, которое устроил в дупле большого пня. Поставив закопчённый котелок на печурку, порылся в припасах, доставая всё необходимое. Вначале он растопил воск, добытый из улья диких пчёл, потом добавил масло сосновых семечек, всыпал порошок из травы сабельника и корня лопуха; когда масса загустела, Лёня влил в неё кедровую живицу. Понюхал. Мазь получилась превосходной. Полученный состав перелил в горшочек, завязал плотно тряпочкой и поставил в корзину.
Прихватив лекарство с собой, он отправился к Адели за материалом для костюма. Дриада его не подвела – подарила ему большой лоскут хорошо выделанного узорчатого лишайника и блестящие, светло-коричневые туфли из липы.
Довольный полученными подарками, леший поспешил в берёзовую рощу. Баба-Яга, устав от капризов захворавшей избушки, пригорюнившись, сидела на пенёчке.
Принялись они вдвоём уговаривать избушку вытащить больную лапу из-под крылечка. Но та возмущённо скрипела брёвнышками и не хотела этого делать. Только после того, как Яга пригрозила отправить упрямое строение на дрова, избушка осторожно опустила ногу на землю. Врачевание прошло успешно. Лёня не только мазь приложил, ещё и заговор, для верности, нашептал. Баба-Яга поблагодарила его за лечение и, забрав лоскут лишайника, скрылась в домике.
Не теряя времени, леший отправился к водяному добывать для дриады приглашение на юбилей.
Савву Захаровича в лесу уважали и побаивались. Все знали: попадёшь в немилость к водяному, отведёт воду, высушит землю и превратит в пустошь заваленную погибшими деревьями красивый березняк или пушистый ельник. Савва владел не только Большим озером, на дне которого он устроил свой дом, но и всеми речками и ручьями, что протекали по заповедному лесу. Владения у водяного хлопотные – надо проследить, как устроились на зимнюю спячку обитатели водоёмов; весной обозреть, все ли реки проснулись, – ледоход вовремя начать. Стала у него болеть спина от холодной воды. Обратился он за лечением к лешему. Лёня вылечил его мазями да заговорами, ещё присоветовал ванны в горячем ключе принимать. С той поры были они друзьями.
Спасаясь от жары, водяной плескался в озере. Поджидая его, Лёня присел на нагретый солнцем камень. Заметив гостя, Савва выбрался из воды и устроился на соседнем валуне.
– Хороша водичка сегодня! Хочешь искупаться?
– Некогда мне, Савва Захарович, пришёл я к тебе с просьбой: дриада Адели печалится, что все обитатели нашего леса на твой юбилей собираются, а ей ты приглашение не отправил. Чем она так тебе не угодила?
– Обидела она меня. Как-то путешествовал я по реке Звонкой. Берега у этой речки – залюбуешься. Да что говорить, сам, наверное, видел?
– Видел, там же находятся угодья дриад, каких цветов там только нет – красота необыкновенная.
– Вот! Увидел я эту красоту и решил себе место для отдыха обустроить – на пологом берегу болотце небольшое развести, лягушек певчих пригласить, вечерами их концерты слушать. Как решил, так и сделал. Болотце, скажу тебе, замечательное получилось, опять же грязь лечебная, полезная для моего ревматизма. Только эта твоя Адели весь отдых мне испортила. Расположился я в грязевой ванне, лягушки хор свой выстроили, и тут, откуда ни возьмись, дриада появилась. И давай кричать: «Как вы смели развести свою грязную лужу на моей поляне! У меня здесь орхидеи “Венерин башмачок” росли, редкий исчезающий вид!» Я, конечно, виноват, что на её территории место отдыха устроил. Но она-то как смела назвать моё болотце – грязной лужей!
– Может, у них там не принято на болотах отдыхать? Не поняла она красоты, созданной тобой?
– Может, и не поняла! Но могла бы со мной по-хорошему поговорить.
– Это она от переживания. Знаю я, как она по всему лесу орхидею разыскивала, над каждой былинкой тряслась, каждому цветочку, как ребёнок, радовалась.
– Как ребёнок, говоришь, радовалась?
– Радовалась. А ты, Савва, всё загубил.
– Нехорошо получилось.
– Нехорошо. Болотце-то своё ты мог и в другом месте устроить. А лечебные грязевые ванны лучше всего возле горячего ключа принимать, это я тебе как лекарь говорю.
– Не подумал я как-то об этом тогда, но место отдыха всё же сменил. Так и быть, пошлю я ей приглашение, пусть Адели повеселится с нами на празднике.
– Я там недавно был, та поляна ещё краше стала. А какие роскошные орхидеи на ней цветут! – улыбнувшись, сообщил Лёня.
Праздновать юбилей Саввы Захаровича обитатели леса собрались на лужайке, что зелёным ковром спускалась к самой воде Большого озера. День выдался ясным, солнечным. Леший Лёня в новом костюме и липовых туфлях был неотразим. Кикимора и Баба-Яга даже поссорились из-за того, кто первым с ним мазурку будет танцевать. Адели подарила Савве Захаровичу горшочек со своими любимыми орхидеями – «Венериными башмачками». Всех удивила избушка Бабы-Яги, которая пустилась в пляс, раззадоренная весёлой музыкой. Савва Захарович и филин Никифор отведали княженику, вновь собранную и подаренную своему другу лешим. За беседой оба сожалели, что ягода с таким удивительным вкусом и ароматом большая редкость в их лесу.
Пели и плясали гости до позднего вечера. Праздник удался на славу. Долго потом обсуждали лесные обитатели, как дружно и весело справили они юбилей водяного.


Невозвратный заговор

Сказка вторая

Там, где кончается граница леса и начинаются луга, когда-то образовалось круглое мелкое озеро. Прошло время, берега его стали зарастать камышом и осокой, вода подёрнулась ряской, озеро постепенно начало превращаться в болото. Весной в прибрежных камышах любили селиться утки. Здесь они жили до глубокой осени, выводили утят. Когда птенцы подрастали, родители ставили их на крыло и улетали на юг зимовать. Летом на озере было хорошо. Не затянутая ряской полоска воды покрывалась белыми кувшинками и жёлтыми лилиями, над которыми стремительно летали голубые стрекозы. Вечером в камышах устраивали хоровое пение лягушки. Кикиморе Евдокии очень понравилось это место, и решила она поставить свою камышовую хижину под раскидистыми кустами тальника, на небольшом островке, что возвышался посередине озера.
Евдокия строго следила за своим маленьким хозяйством. Отгоняла рыжую лису Лизавету от птичьих гнёзд, не позволяя воровать утят. Следила, чтобы не зарастала протока, соединяющая озерцо с рекой Звонкой. Стаи мальков, заплывавшие из реки в озеро, беззаботно резвились в тёплой воде. Они не боялись, что зубастые щуки могут подстерегать их в водорослях, потому что каждую весну у входа в протоку кикимора ставила охранное заклятие от хищниц.
Но однажды, тихая жизнь этого укромного уголка была нарушена. На берег озера приехали машины, из которых вышли люди. Они громко разговаривали, смеялись, потом перегородили реку сетями. Старую иву, на ветвях которой любили по вечерам сидеть подружки кикиморы – русалки, – распилили на дрова. Люди помыли свои машины и вылили грязную, воняющую бензином воду в озеро. Евдокия с ужасом увидела, как отчаянно заметались стаи мальков в поисках спасения. На весь лес гремела музыка, к небу взлетали искры от большого костра. Люди достали ружья и начали стрелять по уткам. И тогда Евдокия поняла, что ждать больше нельзя! Она взобралась на камышовый плот, окутала себя заклятьем невидимости и поплыла к берегу. Выбравшись на знакомую тропку, кикимора торопливо пошагала к Бабе-Яге, домик которой стоял на поляне у старой берёзы. Ещё издали она увидела, что вокруг избушки собрались лесные обитатели. Филин Никифор устроился на большой ветке, леший Лёня и дриада Адели расположились на упавшем дереве, Баба-Яга сидела на пеньке, а возле неё, обернув лапы пушистым хвостом, пристроилась лиса Лизавета. Водяного не было. Говорили, что Савва Захарович уплыл в верховья реки Звонкой по неотложному делу. Из-за жаркого лета в лесу стало не хватать воды, река обмелела, потребовалось выпустить на волю родники, что были до поры заперты под землёй.
– У нас беда, – обратилась Евдокия к собравшимся, – на берегу моего озера спилили на дрова старую иву, реку сетями перегородили, в уток стреляют. Села я на плот и скорёхонько к вам, за помощью. А вы что собрались? Тоже про нашествие узнали?
– Как же не узнать? Грохот от выстрелов далеко слышно. Давно здесь такого безобразия не было, – ответил Никифор. – Мы живём в заповедном лесу, рубить деревья, разводить костры и охотиться здесь строго запрещено.
– Это какие-то неправильные люди. Разве можно стрелять в уток? У них сейчас детки малые, если мама и папа погибнут, кто же их кормить, учить будет? – возмущённо проговорила Адели.
– Надо отыскать домового Иннокентия, которого мы отправили в город наблюдателем, и спросить, что произошло, почему люди нарушили наш давний уговор, – предложил леший.
– Не надо за мной отправлять, – раздался из-за кустов голос домового.
Он вышел на поляну, снял шляпу, вытер белым платочком лоб и аккуратно сел на брёвнышко рядом с Адели.
– А ты как здесь оказался? – спросила Баба-Яга.
– Вместо человека, который оберегал много лет наш лес, теперь в заповеднике работает хозяин дома, в котором я живу. Вчера я подслушал его разговор с друзьями – они собирались в заповедник на охоту. Забрался я к нему тайком в машину, спрятался за сидением, вот так и добрался до вас.
– Это что же, выходит, снова вражда? Будем, как в старые времена, людей устрашать, чтобы они лес и зверей не губили? – огорчённо спросил леший. – Жаль, так хорошо, дружно жить начали.
– Как это – устрашать? – осведомилась Адели.
– Придётся нам стать злыми, страховидными. Будем у людей вызывать ужас, тропинки путать, чтобы в заповедник боялись ходить. Они разгневаются на нас, станут ругать «нечистью», будут слагать страшные сказки и рассказывать на ночь детям. А дети будут видеть жуткие сны, пугаться и плакать. И станем мы виноваты во всех человеческих бедах.
– Возвращаться к прежним временам и нарушать перемирие нельзя, – возразил домовой.
– Если в этом виноват человек, который вместо того, чтобы лес охранять, привёз сюда охотников, то давайте возьмём его в плен, – предложил филин.
– Это как?
– Леший вспомнит своё старое ремесло, поводит его по лесу, закружит, а потом в яму столкнёт, и будем мы его там держать.
– Да ты что! Да чтобы я человека в яму столкнул?! – вскочив со своего места, возмущённо заорал Лёня, подпрыгивая перед веткой и пытаясь стащить оттуда Никифора.
– Ну что ты, леший! Мы же его там поить, кормить будем, все условия для жизни создадим, пусть он посидит и подумает: почему закон преступил, – отдёргивая лапы от цепких пальцев Лёни, пытался объяснить филин.
– Тише вы, вояки! – громко сказала Баба-Яга. – Не дело ты, филин, предлагаешь. Если человек в нашем лесу потеряется, сюда столько народу соберётся, что все ягодники и цветы потопчут, зверей и птиц распугают. Да и не можем мы в своём обличии людям показываться.
– Только Берегиня сможет нашу проблему решить, – произнесла молчавшая до сих пор Лизавета.
– Давно я о ней ничего не слыхала. Говорят, сильно обиделась она на людей за то, что они мать-Природу губят, ушла далеко в северный лес, – с сомнением промолвила Евдокия.
– Этой весной она вернулась, в истоках Звонкой свой дом устроила, – сказала Адели. – Мне по секрету рассказал Савва Захарович, просил меня туда не ходить, не тревожить её.
– Берегиню тревожить нельзя, человека, что нарушил закон, в плен брать нельзя, давайте тогда я слетаю за горный хребет, вызову на помощь Змея Горыныча, – предложил Никифор.
– Да что ты! Он же огнём плеваться начнёт, такой нам тут пожар устроит! Мы же с таким трудом переселили его в горный район из-за этого, – возразила Яга.
– Я не зря жил долго среди людей, много чего повидал, есть у них научный метод, когда человека усыпляют и внушают ему во сне, что нужно делать. Так, может, и с моим хозяином так поступим? – предложил домовой.
– И кто же у нас этим владеет? – ехидно спросила лиса Лизавета.
– Науками не владеем, но волшебство старое не забыли! – приосанившись, проговорила Баба-Яга. – Сварю я зелье снотворное да в котёл им подолью. А когда уснут, такой заговор на них наворожу, навсегда дорогу в наш лес забудут! Другие предложения есть?
– Да как будто все варианты перебрали. Лучшего не придумаешь. Изгонять надо супостатов, а то ещё лес подожгут. Колдуй, Яга! На тебя одна надежда, – ответила за всех Евдокия, остальные одобряюще зашумели.
Всю ночь над избушкой Бабы-Яги курился дым над трубой. Доносились звуки странного пения, переходившие в бормотание. С рассветом Яга вышла на крыльцо с плотно укрытым горшочком в руках, молча села в ступу, махнула помелом и полетела в сторону лагеря охотников. Обитатели леса, ждавшие результатов волшебства, дружно кинулись догонять летающее средство. Всей толпой устроились на холме, с которого в долине всё хорошо было видно. Спрятавшись за деревьями, они стали наблюдать, что будет дальше.
Судя по запаху, что доносил к ним ветер, люди готовили на костре уху. Неожиданно за прибрежными кустами кто-то громко позвал на помощь. Охотники бросились к речке. Когда лагерь опустел, Баба-Яга быстро выскочила на поляну и вылила содержимое горшочка в котёл. Не обнаружив того, кто кричал, люди вернулись в лагерь и сели обедать. Зелье, подлитое Ягой в уху, подействовало быстро, через несколько минут все в лагере заснули крепким сном. Не теряя времени, Баба-Яга приступила к колдовству. Напевая заклинание, она кружила в ступе над спящими. Закончив ворожбу, она взмахнула руками, и лагерь окутался зелёной дымкой.
Приземлившись на холме, Яга, вылезая из ступы, сказала:
– Сейчас заговор подействует.
Когда завеса дыма развеялась, лесные обитатели, следившие за происходящим в лагере, онемели от увиденного: у безмятежно спящих людей вместо волос на голове выросла трава, а лица покрылись зелёными бородами изо мха. Когда охотники проснулись, то решили, что кто-то над ними пошутил. Принялись они хохотать да пальцами друг на друга показывать. Но вскоре поняли они, что происходит что-то невероятное, – начали себя за зелёные бороды дергать, траву на голове рвать – жутко им стало. Отталкивая друг друга, ринулись они к своим машинам, завели их и помчались напрямую через луг в город, вон из страшного леса.
– Что же ты, Яга, натворила! Людей-то как изуродовала! – прикрыв рот ладошкой, прошептала Адели, глядя перепуганными глазами вслед уносившимся машинам.
– Лучше бы мы их в плен взяли, – сердито хлопнув крыльями, произнёс Никифор.
– Да-а-а, наколдовала… Кто тебя просил? Возвращай моему хозяину нормальный образ, как он домой с таким лицом явится?! – сжав кулаки, подступился к Бабе-Яге домовой.
– А расшумелись-то! Да я самое лучшее, что можно было придумать, сделала. Теперь они близко к нашему лесу не подойдут. Эх! Что вам объяснять! – возмутилась Яга, гневно махнула рукой, вскочила в ступу и улетела в сторону своего домика.
– Зря вы её обидели, – произнёс молчавший до сих пор Лёня. – Баба-Яга на них невозвратный заговор наложила. Эти люди обидели нашу мать-Природу. Нечего им в лесу делать.
– И куда же они теперь в таком виде отправятся, заступник?– накинулся на него Иннокентий.
– Домой пойдут, куда же ещё? Яга не сказала вам самого главного. Чары заклинания действуют до границы леса. Как только они выйдут за лесной предел, снова прежний образ примут. Но обратной дороги им больше сюда не будет, как переступят границу вновь – так опять волосы из травы и бороды зелёные вырастут.
– Но это же жестоко! – возмутилась дриада.
– А они не жестоко поступили, когда в уток стреляли? Детки-то у них совсем малые остались, – гневно возразила кикимора. – Всё она правильно сделала. Не умеешь любить лес, живи в городе.
– Чары могут исчезнуть, если охотники поймут, что сотворили, и искренне раскаются. Только они должны сделать это сами, – пояснил Леня.
– Если охотники расскажут, что с ними произошло в нашем лесу, люди вспомнят о старой вражде и будут звать нас «нечистью», – грустно проговорила Адели.
– Да кто им поверит? Мы же для людей только в сказках существуем, – возразила кикимора.


Как «лесного царя» уму-разуму учили

Сказка третья

Леший проснулся от громкого стука в дверь, выглянув наружу, он увидел посыльного ворона, сидевшего на большом, выступающем из земли корне.
– Ты чего, Черныш, так рано ко мне явился? – зевая, спросил Лёня.
– Велели тебе передать, чтобы шёл ты на берег Большого озера, туда домовой из города с новостями прибыл. Твои друзья давно уже все собрались, – прокаркал ворон и полетел дальше.
Причесав взлохмаченные волосы, Лёня торопливо пошагал к озеру. Ещё издали он увидел, что вся их компания, расположившись на больших прибрежных камнях, слушала Иннокентия. Как леший ни спешил, всё-таки опоздал.
– Люди на той поляне, где Яга заговор сотворила, завтра праздник устраивать будут, – услышал он последнюю фразу домового.
– Надо было, Иннокентий, хозяина твоего в плен взять, как я предлагал, – огорчённо сказал Никифор.
– Кто же думал, что всё так обернётся? – вместо домового ответила Баба-Яга.
– Может, объяснишь мне, что произошло? – обратился Лёня к водяному, плавающему неподалеку от него, на мелководье.
– Странные события стали свершаться в подлунном мире, мой друг, – задумчиво произнёс Савва Захарович. – Не думал я, что люди решаться подойти к лесу после невозвратного заговора.
– И кто же такой храбрый? – воскликнул леший. – Все охотники после сотворённого волшебства бежали отсюда в панике. Возможно, чары оказались слабыми?
– Как это «слабыми»? Я заговор наложила по всем правилам! Ты лучше послушай, что Иннокентий нам поведал, – возмутилась Баба-Яга.
– Не буду я для него рассказ повторять! Он спал до обеда, а я, голодный, на рассвете из города вышел, с новостью к вам торопился, – сердито возразил домовой.
– Друзья, так, может, пойдём ко мне в гости, чаю попьём и всё обсудим? – предложила дриада.
– Чай – это хорошо! Пока вы стол на поляне накрываете, я слетаю до избушки, свежие шанежки с черемухой принесу, – оживилась Баба-Яга.
Увлечённые организацией чаепития, лесные обитатели новость до поры не обсуждали. Домовой занялся самоваром, кикимора Евдокия расставляла чашки, Адели открыла свой погребок и подавала лешему баночки с вареньем. Баба-Яга принесла из дома большое блюдо с пышными, румяными булочками. Филин Никифор внимательно следил за всеми.
– Лёня, ты ещё не слышал, как воспринял моё колдовство хозяина дома, где живёт Иннокентий, – наливая в чашку чай, начала разговор Баба-Яга. – В прежние времена люди после такого заклятья к лесу боялись близко подходить, а тут такое произошло! Кеша, повтори, пожалуйста, свой рассказ, – обратилась она ласково к домовому.
Тот, съев вкусную булочку, выпив чашку чая с земляничным вареньем, – подобрел и стал охотно рассказывать:
– Добрался я в тот день в город к вечеру. Сергей – так зовут моего хозяина – был дома, лежал на диване с мокрым полотенцем на голове. Очень он был огорчён случившимся, ночью уснуть так и не смог, всё по дому бродил. Утром вспомнил, что с испугу забыл ружьё на поляне. Позвонил друзьям, позвал их с собой, но те отказались, сказали, что после пережитого ужаса близко к лесу не подойдут. Вижу, начал он в дорогу собираться, я за ним.
– Храбрый мужчина твой хозяин. Один из всех не побоялся перейти лесной предел после колдовского заклятья, – похвалила Адели.
– Изменились люди, я раньше таких не встречал, – поддержал её леший.
– В том-то всё и дело, – произнёс домовой, – послушайте, что дальше было. Приехали мы на злосчастную поляну, вышел Серёга из машины, тут же заговор подействовал – подбородок мхом зарос, волосы травой стали, потрогал он себя за лицо, посмотрел в зеркальце и совсем загоревал. Я думал, что хозяин смирится, забудет про лес, как его друзья, но Сергей твёрдо решил избавиться от неожиданной напасти. У нас на окраине города живёт гадалка. Только это она для людей гадалка, а нас, домовых, не проведёшь – ведьма она, самая настоящая ведьма. Как её хозяин отыскал, не знаю, но на другой день прямёхонько к ней отправился. Уменьшился я в размере, в карман к нему залез и вместе с ним пробрался в её дом. Там и подслушал весь их разговор. Вначале Сергей рассказал подробно о своей беде, потом она карты на столе раскинула, посмотрела на них и говорит:
– Порчу на тебя леший или Баба-Яга навели. Чем-то ты их в лесу разозлил. Излечишься только тогда, когда их изведёшь.
– Сказки всё это, да и не было там никого, – не поверил тот.
– Если считаешь, что я лгу, зачем пришёл? А как объяснишь то, что за опушкой леса твоё обличие меняется? Перед тем как колдовать, сон беспробудный они на вас навеяли, потому и не заметили вы их.
– Неужели в нашем лесу существа сказочные водятся? – растеряно спросил он. – Как же я этих чудищ изведу?
– Так и быть, помогу я тебе от беды избавиться. Используй их заговор на пользу себе. Пригласи людей в заповедник, покажись им в заколдованном виде, скажи, что ты теперь Лесной царь и обладаешь небывалыми способностями.
– Да напугаются люди меня, разбегутся в страхе, когда увидят.
– Пригласи тех, кто к гадалкам да колдунам ходит, они и не в такое верят. Когда убедишь их в том, что чудо с тобой произошло, пригласи всех в лес, чтобы отпраздновать приобретённое тобой волшебное могущество. Да смотри, чтобы народу пришло как можно больше. Нечисть ох как человеческого веселья не любит, покинут они эти места – тогда и заклятие твоё развеется.
– Так складно, убедительно она говорила, что Сергей уверился в своих силах и решил всю нечисть из заповедника выжить, – закончил свой рассказ Иннокентий.
Выслушав его, лесные обитатели приутихли, молча пили чай, размышляя над услышанным.
– Обманула ведьма твоего хозяина, – первой заговорила Баба-Яга. – Древний тот заговор – невозвратный, заклинание может исчезнуть, если только заговорённый искренне раскается в содеянном.
– Не раскается он, очаровала его ведьма. Сергей уже людей из города сюда привозил, показался им в своём новом обличии, сказал, что он Лесной царь, что может лечить любые болезни, будущее предсказывать, насылать засуху и дождь, много чего наговорил…
– И они поверили?
– Как не поверить, когда каждый получил пучок травы с его головы в доказательство. Он теперь в городе большая знаменитость. Люди к нему на лечение в очереди стоят. Вот и получилось, что злая ведьма твой заговор, Яга, против нас повернула, говори, как расколдовать моего хозяина, иначе беды не избежать.
– Не могу я этого сделать!
– Что же ты такое колдовство учинила, зная, что снять его не сможешь? – возмутилась Адели.
– Поздно о чём-то сейчас жалеть. Знавала я одну ведьму – когда мы с людьми перемирие заключили, наперекор всем пошла, пришлось её из леса изгнать, так она в городе поселилась. Может, это она и есть, затаила обиду, а сейчас решила с нами расправиться руками твоего хозяина, Иннокентий.
– Ну что вы так переполошились? Как будто люди первый раз в лес приходят? Что в этом страшного? – попытался успокоить всех леший.
– А ведь Лёня прав. Надо понаблюдать за Сергеем, посмотреть, чему его ведьма учить будет, а потом уже решать, что делать, – поддержала Адели.
– Наблюдайте, только смотрите, чтобы поздно не оказалось, – сердито сказала молчавшая до сих пор кикимора.
– Их двое, а нас вон сколько! – возразила Адели. – Или вы хотите волшебство ещё раз сотворить? А вдруг потом снова чары не сможете снять?
– Ты что, решила во всём обвинить меня? – возмутилась Яга.
– Не хватало ещё нам поссориться! Я согласен с тем, что лес нужно защищать, но делать это надо с умом, так, чтобы люди, невиновные в заговоре ведьмы и твоего хозяина, Иннокентий, не пострадали, – остановил споривших филин Никифор. Все дружно его поддержали.
О том, что праздник начался, известил шум автомобилей и рёв мотоциклов. Лесные обитатели наблюдали за нашествием с полюбившегося им холма.
Застучали топоры, завизжали пилы, из спиленных деревьев люди соорудили длинный стол и лавки, достали привезённые припасы: упаковки разной городской еды, пластиковые бутылки с водой, пакеты с соком. Они развели костры, запах дыма и жареного мяса распространился по лесу, пугая зверей. Из машин громко зазвучала музыка. Птицы, оставив гнёзда, улетели подальше от шумного места. Дети, приехавшие вместе с родителями, забрели в мелкое озерцо – владение кикиморы. Пригорюнившись, Евдокия наблюдала из-за кустов, как рвали они с корнями её любимые кувшинки, а потом, поиграв, побросали на землю. Снующие по поляне люди растоптали их белые нежные лепестки.
Сергей выделялся среди толпы ярким причудливым одеянием, зелёными волосами и бородой. Он руководил сооружением на середине поляны помоста из срубленных молодых берёзок и сосен. Девушки в длинных белых платьях бродили по лужайкам, рвали цветы, плели венки, украшая ими головы.
– А эти кто? – спросила Адели.
– Они его нимфы – дриад изображают. Хозяин вчера долго им объяснял, как они должны себя вести, – сказал домовой.
– Это – дриады?! – тряхнув копной волнистых серебристо-зелёных волос, возмутилась Адели.
– Что гневаешься? Красивые девушки, вон у той и волосы не хуже, чем у тебя, – пошутил Лёня.
Лесная дева обиженно замолчала.
– Не справимся мы с ними, – усомнился филин Никифор, глядя на учинённый беспорядок.
– Молчите! Наше дело пока наблюдать, – прикрикнула на них Баба-Яга.
Все затихли и стали смотреть, что будет дальше.
Сергей забрался на помост и произнёс речь о чуде, что с ним произошло. В доказательство он вырвал несколько пучков травы из головы и передал их в протянутые руки.
– Твой хозяин если так растительность на голове дёргать будет, лысым станет, как ты, Кеша, – ехидно сказала Баба-Яга.
– Тише вы, не слышно, что говорит, – зашипел на них Никифор.
– А чего слушать? Он сейчас долго будет рассказывать о своих исключительных способностях, я его выступление наизусть выучил, если хочешь, перескажу потом, – усмехнулся домовой.
Вечером люди разъехались, оставив после себя вскрытые железные банки, пластиковые бутылки, упаковки из-под еды, кучу отбросов, чернеющие кострища, сорванные, повядшие цветы, совсем недавно украшавшие лужайки.
Одинокий Сергей угрюмо сидел в сторонке на пеньке, оставшемся от спиленной старой ивы. Чувствовалось, что праздник его разочаровал.
– Что приуныл? – спросила его черноволосая женщина, появившаяся из-за кустов.
– Власта! Как я рад, что ты пришла. Не получилось у меня ничего. Люди в лесу такой разор устроили, а нечисть так и не показалась.
– Все они здесь, вон с того холма за нами наблюдают. Отправляйся пока домой. Завтра придёшь ко мне, обсудим, что дальше делать.
На другой день лесные обитатели заняли свои места у избушки Бабы-Яги в ожидании хозяйки. Она ранним утром отправилась в город за домовым.
– Летят, – заметив чёрную точку в небе, сообщил Лёня.
Ступа приземлилась у крылечка домика, охая и стеная, ругая Ягу за сумасшедшую скорость, Иннокентий спустился на землю. Для успокоения нервов Адели поднесла ему кружку мятного настоя. Выпив его, домовой присел на приготовленный для него табурет и, видя нетерпение слушателей, заговорил:
– Здорово мы придумали, как Серёгу наказать за учинённый в лесу беспорядок! Надо было видеть его лицо, когда он открыл ворота своего особняка, а на него вывалилась куча мусора, который собрали мы на месте вчерашнего пикника и перенесли ему в ограду. Ох, и орал! Банки консервные и бутылки пластиковые по всей ограде пинал. Особенно обозлился, когда увидел, что новый светлый костюм испачкали жирными пятнами колбасные огрызки.
– Это я наколдовала, чтобы они к нему приклеились, – скромно улыбаясь, промолвила Адели.
– Помните, как я уговаривал вас не делать свалку посередине зелёной лужайки, а завалить мусором ворота, видите, как всё здорово получилось! – восторгался леший.
– Молодцы! Хорошо потрудились. Только новости у меня неутешительные, – прервал оживлённое обсуждение домовой. – После нашей вылазки Серёга ещё больше рассердился. Не дожидаясь утра, завёл машину и помчался к Власте. Та его уже поджидала, встретила ласково, чай налила и, думаю, что-то туда подмешала, стал мой хозяин совсем ручным, словно котёнок. А она ему новый план рассказывать принялась: «Чего ты так расстроился? С одного раза лесовиков не победишь. Вот, бери баночку – я зелье сварила. Утром поедешь к реке, выльешь его в воду, заклинание прочитаешь, слова на этом листочке написаны», – и протягивает ему бумажку. Серёга записку в карман положил, баночку открыл, понюхал, скривился от отвращения и говорит: «Что это за мерзость такая? Ты что, рыбу в заповеднике решила потравить? Я на такое не согласен!» А Власта отмахнулась от него и молвит: «Нужна мне твоя рыба. В реке живут русалки, а в Большом озере водяной, их хочу истребить». Разговор закончился тем, что хозяин пообещал план Власты исполнить, – завершил рассказ Иннокентий.
– Да-а-а, дела! Что же за зелье она сварила? Надо Савву Захаровича предупредить, – озабоченный известием, предложил Никифор.
– Уже предупредили, потому и задержались. Вчера, пока хозяина спал, я зелья немного в бутылочку отлил, бумажку с заклинанием у хозяина из кармана вытащил, а другую, с детской считалочкой, положил. Сегодня мы с Ягой сначала у водяного побывали, всё ему передали. Савва с русалками сейчас разбирается – чем ведьма хотела их уничтожить.
Противостояние набирало силу. Сергей, забросив все дела, отправился к реке Звонкой. Остановив автомобиль на дороге, он взял склянку, что дала ему Власта, и пошёл к воде. Открыл крышку, принюхался с отвращением к едкому запаху жидкости и, не раздумывая, закинул банку подальше от берега. Вспомнил наказ гадалки: прочитать заклинание; вытащил из кармана записку и громко прочитал считалочку. Заметив, что течение несёт большой косяк рыб, всплывших кверху брюхом, он подумал: «Ого! Сколько рыбы от заклинания погибло! Их хозяин – водяной – точно теперь не выживет. Ещё до лешего добраться, и все напасти от меня отстанут». Домой он вернулся в хорошем настроении. Осторожно открыл ворота – на этот раз никакой сюрприз его не поджидал. Во дворе всё было как обычно. На всякий случай Сергей решил обойти усадьбу, заглянуть в дальний её уголок, где у него был устроен бассейн, которым он очень гордился. Ещё издали слабый ветерок нанёс знакомый запах. Пробежав по дорожке, Сергей растерянно остановился у знакомого места. В бассейне, выложенном голубой плиткой, вместо прозрачной воды плескалась чёрная жижа, пахнущая так же, как зелье Власты. В отчаянии, не заходя в дом, он помчался к гадалке. Она встретила его у порога и начала сердито выговаривать:
– Что же ты такой неумёха! Что ни поручу, ничего до конца не доведёшь. Зелье в воду выливать поленился – вместе с банкой закинул, вот и поймали его русалки своими чарами. Вместо заклинания детскую считалочку прочитал, а я при помощи него хотела следы запутать, чтоб не смогли эти злодеи тебе вновь навредить.
– Откуда ты об этом знаешь? – удивился он.
– По хрустальному шару за тобой следила. Вот и сейчас прибежал гнев свой на меня излить. Что? Неправду сказала?
– Всё правда. Помоги мне, Власта, совладать с нечистой силой, что в лесу поселилась, без тебя мне их не осилить, – взмолился он.
– Помогу. Чтобы с лесной нечистью справиться, мне нужен мой амулет. Спрятан он посередине озерца, на островке. Ты знаешь это место. Вы там недавно уток стреляли. Там возле кустов тальника стоит камышовая хижина, рядом с ней большой белый камень, поднимешь его – в углублении шкатулка, принесёшь её мне. Да не пытайся открывать, зачарована она. – Сергей выслушал наказ Власты и отправился домой.
А лесная компания в этот вечер собралась на берегу Большого озера узнать, как предупредили Савва Захарович и русалки бедствие, что приготовила им ведьма.
– Кинул он банку в реку, а русалочки мои ей уже ловушку из воздушного пузыря приготовили. Опустили аккуратно на дно, закрутили в ледяной кокон и направили при помощи заклинания по ручью, что вливается в бассейн. Ледяной кокон хотя и волшебный, но тоже тает. Нескоро Сергей в жару прохладной водичкой насладится в бассейне, – смеясь, рассказывал водяной.
– Твоё хозяйство тоже пострадало. Я на берегу стоял и видел, как косяк погибшей рыбы мимо проплыл, – посочувствовал леший.
– Нет, это я своих окуньков попросил нашему гостю показать представление. Весёлые ребята, рады стараться. Так правдоподобно всё исполнили, даже я чуть не заподозрил, что капля зелья в реку попала.
– Что, такое ядовитое?
– Если бы вы меня не предупредили и план Власты удался, надолго бы Звонкая и Большое озеро мёртвыми стали.
– Вот ведьма! Такую злодейку выпускать из виду нельзя. Вы тут пока беседуйте, а я за Иннокентием слетаю, может, он что-то новое узнал, – сказала Баба-Яга, забираясь в ступу.
На этот раз рассказ домового был коротким. Выслушав его, Евдокия возмутилась:
– Нет на моём островке никакого тайника и камня такого нет! Вы же знаете, что я клады издалека ощущаю, а чтоб не почувствовала у порога своей хижины, такого быть не может!
– Так ведьма сказала, что чары на той шкатулке, – возразил домовой.
– Колдовство всегда след оставляет. Нет, здесь что-то не так. По какой, говоришь, тропинке она его направила?
– Не знаю. Дорогу она ему по карте показывала, а подглядеть мне не удалось.
– Чувствую, что-то чёрное ведьма задумала. Если он к острову с северной стороны леса пойдёт, то как раз на зелёную лужайку выйдет. У берега цветочки растут, а дальше под травой топь глубокая затаилась, попадёт в неё – утонет и следов не найдут.
– Я не допущу, чтобы моего хозяина какая-то ведьма убила! – воскликнул домовой. – Я в их семье не одно поколение живу, за Серёгой с малых лет присматриваю.
– Плохо будет, если злой замысел ведьмы получится, – поддержал его филин Никифор.
– Тогда остаётся одно – глаз с него не спускать, как в лес войдёт – находиться рядом, если что случится – спасать, – сказал леший.
Машину Сергей оставил на дороге, а сам по тропке, указанной гадалкой, направился к озерцу. «Ничего, – думал он, весело шагая к указанному месту, – добуду амулет, Власта поможет избавиться от лесной нечисти, и всё станет по-прежнему». Неожиданно земля под ногами стала проваливаться, из-под ботинок просочилась бурая болотная жижа. Беспомощно оглянувшись, он увидел, что уже далеко отошёл от леса и вокруг нет ни одного кустика, за который можно было бы ухватиться.
– Помогите! – закричал он, провалившись до пояса. Сергей барахтался, не чувствуя дна под ногами. Надежды на спасение не было. Он знал, что места здесь безлюдные, но всё равно звал на помощь – погибать было безумно страшно.
Лесные обитатели, как ни торопились на помощь, успели в последний момент. Водяной обхватил его за ноги и стал толкать вверх. Дриада быстро плела вязь заклинания, сооружая настил из гибких, но прочных ивовых прутьев. Никифор притащил в когтях длинную жердь. Леший и Баба-Яга, распластавшись на настиле, сплётённом Адели, протянули палку кикиморе, она одной рукой вцепилась в неё, а другой намертво схватилась за воротник куртки Сергея.
Перемазанные в болотной грязи, почти неотличимые друг от друга, они выбрались на твёрдую землю вместе со спасённым и, обессиленные, упали на траву. Иннокентий хлопотал над хозяином, обмывая ему лицо водой, которую принесли русалки.
– Живой? – приподнявшись на локте, спросила Баба-Яга.
– Живой! – радостно сообщил домовой.
Сергей, услышав голоса, с трудом сел и, оглядев собравшихся вокруг него существ, хрипло спросил:
– Вы кто, черти?
– Почему черти? – обиженно спросила худая особа с невероятно длинным носом.
– Потому что вы все чёрные.
– Мы спасали тебя из болота и вымазались в грязи, – пояснило нежным голосом создание, стоявшее рядом.
– Вы меня спасли? Но когда я тонул, вокруг не было ни одного человека.
– Мы не люди, мы те, кого ты называешь «нечисть», – объяснил невысокого роста человечек.
– Но этого не может быть! Власта сказала, что вы напустили на меня порчу, что вы желаете людям зла и гибели. Зачем вам меня спасать?!
– Власта – злая ведьма. Это она всё подстроила, – прозвучал за их спиной мелодичный голос.
На поляну вышла дева сказочной красоты. Волосы цвета спелого колоса заплетены в длинные, ниже колен косы; глаза ярко-голубые – словно небо осеннее; сарафан на ней расписной, рубашка белоснежная, кружевами украшенная. Подошла она к Сергею и обитателям леса, улыбнулась – словно солнышко ясное выглянуло.
– Хотела ведьма людей с лесными духами навечно поссорить, чтобы ей никто не мешал дела злые творить. Решила стать здесь полновластной хозяйкой. Потому подсказала она тебе, Сергей, гулянье шумное в заповеднике устроить. Знала, что не простят лесные обитатели такого злодейства. Когда поняла, что не совладать ей с лесными защитниками, решила она погубить тебя, а в смерти твоей их обвинить. Только разгадали они злой замысел, вовремя на помощь успели. Заплутались вы, люди, в желаниях своих. Всё мать Природу победить стремитесь. А надо вам, как в давние времена, в ладу с ней жить. Пора тебе, Сергей, не Лесным царём, а настоящим, заботливым хозяином леса стать.
– Плохим хозяином я оказался. Думал – власть большая дана, почему бы с друзьями в заповеднике не поохотиться, рыбу сетями ни половить. Простите меня, если можете, – поднимаясь с земли, искренне произнёс Сергей. – Буду теперь лес и его обитателей беречь. Исправлю всё, что в силах моих, только вот деревья и цветы загубленные жалко.
Как только он произнёс эти слова, затянул всё вокруг непроглядный туман. А когда развеялся, стало как прежде – на озерце цвели белые кувшинки, лужайки пестрели цветами, берёзки и сосенки стояли на прежнем месте. Молодой мужчина с кудрявыми русыми волосами шагал по тропинке к оставленному на дороге автомобилю.
– Он вспомнит о нас? – негромко спросила дриада, глядя ему вслед.
– Забудет, но чувство хозяина земли родной навсегда с ним останется.
– Спасибо, Берегиня.
– Это вам за помощь спасибо, – донеслось в ответ.


Рецензии
ЗАЩИТНИКАМ СЛАВЯНСКА ПОСВЯЩАЕТСЯ!

На рубеже Отечества далеком,
Деремся за Отчизну - нашу мать...
Из облаков как Немезиды око -
Не смей фашист Россию попирать!

Родные земли, где пожар пылает,
Враг оросил в кровавый сток поля...
Когда-то победили Вермахт в Мае,
Теперь в опале вишни, тополя!

Тут люди гибнуть, в славе патриоты,
Обломки зданий, черепица крыш.
Идут в таране на врага пилоты,
Чтоб не проснулся в ужасе малыш!

Ну, где берете силы вы лихие,
Бойцы Славянска, славные бойцы!
Во славу матери Родной России,
Завет священный, что несли отцы!

Кресты целуют юноши-солдаты,
Готовы, драться, презирая смерть!
Кошмарный ужас извергают "Грады",
Не будет Русь насилие терпеть!

Погибших много - помощи не видно,
Прут танки грозно, дул из стали тьма.
Но за бойцов, поверьте, нам не стыдно,
Из наших душ не наскрести дерьма!

Лихая дева верой - комсомолка,
Погибла с честью, выкрикнув ура!
Девиз на небе - яркая наколка;
"Пусть светит солнце, хоть ревет пурга!"


Олег Рыбаченко   14.05.2017 22:44     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.