Пионеры афганской войны. ошский батальон вдв

 
ПИОНЕРЫ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ.
«ОШСКИЙ» БАТАЛЬОН ВДВ
У человека, мало-мальски знакомого с историей Афганской войны,
наверняка сложилось впечатление, что первыми советскими десантни-
ками, вступившими  на афганскую землю, были воины  345-го полка
ВДВ. Однако, это не совсем так. На самом деле пионерами необъяв-
ленной войны в ДРА были гвардейцы-десантники из 111-го полка, вхо-
дившего до осени 1979 года в состав 105-й Ферганской дивизии ВДВ.
Справедливости ради расскажем об этом малоизвестном факте под-
робнее.
Сначала – краткая история самого 111-го гвардейского парашют-
но-десантного полка. Этот полк вош;л в состав 105-ой дивизии не в
момент е; формирования в декабре 1944 г. в Белоруссии, а уже зна-
чительно позже, в эпоху Хрущ;ва. Середина 50-х годов прошлого века
характеризовалась реформами в Советской Армии. Сокращение  чис-
ленности ВДВ было незначительным. Однако соединения и части со-
ветского десанта  подверглись новому структурированию. Некоторые
дивизии ВДВ были расформированы, их полки стали пополнять другие
соединения  крылатой  пехоты. В 1955 г. была расформирована 11-я
гвардейская воздушно-десантная дивизия, а 111-й полк этого бывшего
теперь соединения был включ;н в состав 105-й гвардейской воздушно-
десантной дивизии. Местом дислокации 111-го полка 105-й ВДД  яв-
лялся город Ош в Киргизии (Киргизской Советской Социалистической
Республики). Ош  –  один  из древних городов Средней Азии;  первые
упоминания о н;м в исторических источниках относятся к  IX веку н.э.
Через это место, издревле являвшееся центром шелководства, когда-
то проходил торговый путь из Средней Азии в Китай, а также в Индию.
В состав Российской Империи он вош;л в 1876 г. после покорения Ко-
кандского ханства. В советское время Ош стал превращаться в инду-
стриальный город Киргизской ССР. Основой экономики стала л;гкая и
пищевая промышленность. В 1978 г. в городе проживало 165 тыс. че-
ловек. Ош, расположенный в южных  предгорьях Алтайского хребта, по
обеим берегам р.Акбура, находится в 120 км к востоку от Ферганы,
места дислокации 345-го полка 105-й ВДД.
Во второй половине 60-х и в  70-е гг.  XX  века, во время руково-
дства ВДВ генералом Василием Филипповичем  Маргеловым,  111-й
полк был на хорошем счету у советского командования. Благодаря
строгим и ж;стким традициям 105-й Ферганской дивизии в 111-м полку
была на должном уровне поставлена боевая, огневая и физическая
подготовка. Почти каждый год ошский полк участвовал в крупных уче-
ниях Среднеазиатского военного округа. При этом иногда учения име-
ли характер двухсторонних, т.е. в них участвовали и другие полки 105-
й дивизии. К примеру, в 1968 г. такое двухстороннее учение с десанти-
рованием в горно-пустынной местности было проведено с участием
111-го и 345-го полков 105-й ВДД. 1970 год был юбилейным для совет-
ских ВДВ. Крылатая гвардия отмечала сво; сорокалетие. Неслучайно
тогда в СССР были проведены крупные учения под кодовым названи-
ем «Восток-70». В этих учениях, которыми руководил маршал Совет-
ского Союза,  замминистра обороны Кирилл Сем;нович Москаленко,
участвовал 111-й полк ВДВ. Примечательно, что этот полк получил
наивысшую, отличную оценку, что давало основание считать эту бое-
вую часть одной  из лучших в составе советского десанта. Следует
также добавить, что получить оценку «отлично» на учениях такого
уровня удавалось далеко не всем частям и соединениям ВДВ, совет-
ское военное руководство в то время подходило к оценке боеготовно-
сти наших войск строго, порой очень строго. Были случаи, когда наши
десантники незаслуженно получали за действия на учениях даже
удовлетворительные оценки. К примеру, в 1978 г. 103-я Витебская ди-
визия  получила «тройку», и  эта оценка была, очевидно, необъектив-
ной (об этой истории подробнее говорится во второй книге нашей три-
логии, посвящ;нной  Витебской дивизии).
Думается, такое положение дел сложилось в силу субъективного,
человеческого фактора, из-за сложных, натянутых отношений замми-
нистра обороны маршала С.Л.Соколова и командующего ВДВ генера-
ла В.Ф. Маргелова.
На протяжении 70-х годов 111-й полк 105-й ВДД уверенно удержи-
вал репутацию одного из лучших полков крылатой гвардии. В 1973 г. в
300 км от столицы Киргизии г. Фрунзе были проведены крупные учения
с участием войск Среднеазиатского военного округа, на которых при-
сутствовал командующий округом генерал армии Николай Григорьевич
Лященко. В этих учениях участвовал и 111-й полк, которому была по-
ставлена задача  захватить условный объект противника – отдельный
ракетный дивизион танковой дивизии. Выполняя поставленное зада-
ние, ошские десантники десантировались сразу на несколько площа-
док приземления, что и позволило достичь окружения объекта и его
«уничтожения». Гвардейцы действовали, как их учили: дерзко и реши-
тельно. Закономерно, что 111-й полк получил за свои действия на уче-
ниях оценку «отлично». Главным экзаменатором был командующий
округом Н.Г. Лященко, который выразил благодарность десантникам за
их профессионализм.
111-й гвардейский парашютно-десантный полк стал добротной
школой для молодых офицеров, сержантов и рядовых, которые впо-
следствии совершили карьеру на поприще службы в советском десан-
те. Примером может служить военная судьба генерал-полковника Ос-
вальдса Миколовича Пикаускаса, который в 80-е гг. был авторитетным
высокопоставленным офицером ВДВ. Пикаускас  начинал свою де-
сантную карьеру как раз в 111-ом полку; в 1964 г. он служил рядовым в
этой  воинской части. Впоследствии  он окончил с золотой медалью и
дипломом с отличием Рязанское училище ВДВ. Продолжил службу в 7-
й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Каунас). В 70-е годы обу-
чался в Военной академии им. М.В. Фрунзе. Несколько лет О.М. Пи-
каускас командовал 108-м гвардейским парашютно-десантным полком.
При этом командире коллектив полка добился отличных  показателей
по боевой подготовке и прочим критериям. Поистине О.М. Пикаускас
являлся достойным представителем десантной школы, командующего
ВДВ Василия Филипповича Маргелова. Освальдс  Миколович был,  с
одной стороны, строгим, весьма требовательным командиром, а с дру-
гой  –  тактичным и интеллигентным человеком, никогда не употреб-
лявшим нецензурную лексику, матерщину. Идеи боевого братства, вы-
двинутые ещ; В.Ф. Маргеловым в 60-е гг., Пикаускас успешно вопло-
щал в частях ВДВ, которыми ему довелось командовать. Он также ко-
мандовал 98-й дивизией ВДВ, которая становится лучшим соединени-
ем крылатой гвардии в 80-е гг. В 1995 г. первый заместитель коман-
дующего ВДВ О.М. Пикаускас, не дожив до 50 лет, скончался в резуль-
тате тяж;лой болезни. Крылатая гвардия понесла действительно
крупную утрату.
В книге «История ВДВ России» да;тся следующая историческая
оценка этого командира-десантника: «В воздушно-десантных войсках
он был одним из самых любимых генералов. Освальдс Миколович по-
нимал, что учить людей, которые выполняют трудные боевые задачи,
можно только на личном примере. Помимо исключительной честности,
острого чувства справедливости,  ему были присущи спокойствие, ос-
новательность, тактичность, редкое умение не повышать голос на под-
чин;нных. Он был прирожд;нным педагогом…
Не считают умершими людей, память о которых жив;т в наших
сердцах, именами которых мы вправе гордиться. Они живы, пока жи-
вет наша память, пока мы произносим за них третий тост. Никогда не
забудется в Воздушно-десантных войсках имя настоящего десантника
и мужественного человека  –  генарал-полковника Освальдса Миколо-
вича Пикаускаса».
 
*  *  *
 
1979 год  стал судьбоносным не только для  105-й гвардейской
воздушно-десантной дивизии. В начале этого года советское руково-
дство  спровадило «Железного Человека» на поч;тную пенсию. С ян-
варя Василий Филиппович становится Инспектором Генеральной ин-
спекции Министерства обороны СССР. Новым командующим ВДВ был
назначен генерал Сухоруков, военачальник, безусловно, достойный и
опытный, преданный идеологии в советских ВДВ, но лиш;нный хариз-
матической отметины, которая была у его предшественника. Эпоха
Маргелова завершилась. Через несколько месяцев завершится и ис-
тория 105-й Ферганской дивизии как таковой. Это элитное соединение
ВДВ будет вовлечено в реформаторские пертурбации, которые ини-
циировало Министерство обороны с целью создания сил быстрого
реагирования окружного подчинения  –  десантно-штурмовой бригад.
351-й полк 105-й ВДД и станет базой для создания одной из таких бри-
гад – 56-й. Это соединение, как и 345-й полк (который будет считаться
отдельным), примет участие в необъявленной войне с самого начала.
Но верн;мся к 111-му полку Ферганской дивизии. К середине 1979
года эта десантная часть, дислоцированная в  киргизском  городе Ош,
по-прежнему имела достаточно высокий рейтинг боевой подготовки.
Личный состав полка был достаточно хорошо подготовлен к боевым
действиям в горно-пустынной местности. Это исторический факт. И
именно бойцам этого полка будет суждено первыми вступить на отно-
сительно мирную и дружественную нам тогда афганскую землю.
Решение направить в Афганистан один батальон 111-го гвардей-
ского парашютно-десантного полка было принято советским руково-
дством 28 июня 1979 г. Предыстория этого решения такова.
14 июня в Доме народов в Кабуле премьер-министр ДРА Хафи-
зулла Амин (который через несколько месяцев,  отстранив от власти
президента Тараки, станет правителем Афганистана) через советского
представителя Горелова обратился к советскому правительству с оче-
редной просьбой об оказании военной помощи правящему в ДРА про-
коммунистическому режиму. В личной беседе с Л.Н.  Гореловым дес-
пот-премьер заявил, в частности: «Мы полностью не уверены в людях,
охраняющих Дом народов. Я обращаюсь к Вам с просьбой, чтобы Вы
доложили своему руководству об оказании нам помощи, направив в
ДРА для охраны правительства в Доме народов и аэродромов Баграм
и Шинданд советские экипажи на танках и БМП».
16 июня 1979 г. Л.Н. Горелов из Кабула доложил об этом обраще-
нии в Москву. Согласно размещ;нным в Интернете данным (В.И. Аб-
лазов), уже 24 июня 1979 г., т.е. за несколько дней до принятия офи-
циального решения в Кремле, министр обороны маршал Д.Ф. Устинов
распорядился выделить батальон  десантников из состава 105-й ВДД
для отправки в Афганистан «для охраны техники и л;тчиков транс-
портной авиации в Баграм и возможного обеспечения эвакуации со-
ветников в экстремальной обстановке».
27 июня решение относительно просьбы Х. Амина было принято в
Москве «кремл;вскими старцами». В книге корифея истории Афган-
ской войны Александра Ляховского «Трагедия и доблесть Афгана»
есть ранее засекреченный документ, извлеч;нный автором из Архива
Президента РФ. В записке ЦК КПСС об этом факте, в частности, гово-
рилось: «Для обеспечения охраны и обороны советской авиаэскадри-
льи на аэродром Баграм направить в ДРА, при согласии афганской
стороны, парашютно-десантный  батальон в униформе (комбинезоны)
под видом авиационного технического персонала». В этом же доку-
менте  признавалось  целесообразным направить в Кабул для охраны
советского посольства спецотряд КГБ в составе 125-150 человек под
видом обслуживающего персонала нашего посольства. Эта «Записка»
была подписана главными лицами государства: А.  Громыко (министр
иностранных дел), Ю. Андропов (КГБ), Д. Устинов (министр обороны),
Б. Пономар;в (заведующий Международным отделом ЦК КПСС).
На следующий день, 28 июня 1979 г., Политбюро ЦК КПСС утвер-
дило изложенные в «Записке» предложения, направленные на усиле- 
ние советского присутствия в Афганистане,  обстановка  в котором с
каждым дн;м становилась вс; более напряж;нным.
Итак, Кремль сделал свой выбор. Было решено отправить в Баг-
рам один батальон советских  десантников. Министерство обороны
распоряжается направить в ДРА батальон 111-го полка 105-й Ферган-
ской гвардейской воздушно-десантной дивизии. Уже в июне 1979 г.
Генштаб Советской армии принял решение о расформировании 105-й
дивизии ВДВ. 3 июля генерал-лейтенант Н.Н. Гуськов (руководитель
ликвидационной комиссии) вызвал командира первого батальона 111-
го полка 105-й ВДВ-гвардии подполковника В.И. Ломакина и поставил
ему следующую задачу: «Летите под видом технических специалистов,
все офицеры с погонами сержантов, чтобы не раскрывать структуру
батальона. Никаких привязок к округу и ВДВ  –  прилетели из СССР.
Первое и основное – охрана аэродрома. Пусть кругом вс; горит и ру-
шится, но самол;ты при этом должны взлетать и садиться. Обустраи-
ваться прид;тся самим, все материалы – из Союза. Продукты пока на
30 суток, в дальнейшем – закупать на базаре. Деньги будете получать
местные – афгани. Офицеров в общих чертах сориентировать сейчас,
солдат и сержантов – на аэродроме, перед посадкой в самол;ты». Уже
с конца июня личный состав этого полка находился в состоянии повы-
шенной боеготовности. Наступило 7 июля 1979 г. – исторический мо-
мент, когда 1-й батальон 111-го ГПДП по воздуху был переброшен на
афганскую землю, на авиабазу Баграм. В указанной выше книге Алек-
сандра Ляховского говорится, что 1-й батальон ошского полка под ко-
мандованием гвардии подполковника В.И. Ломакина был отправлен в
ДРА  7 июля в полном составе на тр;х военно-транспортных самоле-
тах. Очевидно, это не совсем так. Согласно воспоминаниям некоторых
ныне здравствующих ветеранов – участников тех событий, переброска
1-го батальона в Баграм осуществлялась в несколько заходов. Утром 7
июля в Афганистан с  Ферганского  аэродрома улетела 1-я рота  1-го
батальона, а остальные роты убыли в ДРА в ночь на 8 июля. Личному
составу  «ошского»  батальона в воздухе сообщили о том, что их на-
правляют в Афганистан. Ещ; в Фергане бойцам и командирам этого
батальона было приказано снять с военной формы всю десантную
символику и штатные знаки отличия (петлицы и шевроны ВДВ, тель-
няшки и береты). На погонах офицеров были закреплены ж;лтые сер-
жантские лычки. Командир  «ошского»  батальона В.И. Ломакин носил
погоны старшины. Сержантский же состав имел на погонах красные
(полевые) лычки. Таким образом, ошские десантники были закамуф-
лированы под технических специалистов ВВС.
Итак, в начале июля 1979 г. десантники «ошского» батальона 111-
го ГПДП оказались на земле Афганистана. Советские воины оказались
в совершенно незнакомой и диковинной обстановке, словно в другом
историческом измерении. Для них здесь в Баграме вс; было необыч-
но: климат, рельеф, люди… Нельзя сказать, что настроение у солдат
было подавленное. Для этого не было оснований, ведь никто из них не
мог предположить, что через несколько месяцев они и целая Совет-
ская армия будут по непонятной воле рока вовлечены в страшную и
необъявленную войну с непонятным и диким народом. А тогда, в июле,
наши воины будут испытывать только одно настоящее страдание. От
афганской жары в первое время все гвардейцы по-настоящему муча-
лись жаждой. Но, как известно, человек ко всему привыкает. Уже вско-
ре эта прозаическая проблема была не так актуальна.
Между тем  бытовая жизнь в Баграме потихоньку налаживалась.
Были поставлены казармы, столовая, сооружены и прочие бытовые
армейские объекты. Армейская жизнь стала идти своим чередом. Ко-
нечно, в этой жизни была своя специфика. Полноценной боевой и ог-
невой подготовки в новых условиях  быть не могло. Да и официальный
статус ошских десантников на этой авиабазе не позволял выявлять их
принадлежность к ВДВ. Ведь эти здоровые и бравые ребята в комби-
незонах были, выражаясь армейским сленгом тех врем;н, «фанерой»,
младшим обслуживающим персоналом ВВС.
Наши воины не были единственным боевым контингентом на баг-
рамской авиабазе. Здесь находились и военнослужащие афганской
армии, а именно – офицеры и солдаты афганских ВВС, а также штат-
ный состав мощных  противовоздушных (зенитных) установок. Отно-
шения  между «шурави»  («советскими») и афганскими военными в те
месяцы, предшествующие войне, были вполне дружелюбными и спо-
койными. Ведь «шурави» уже много-много лет были друзьями афган-
ского народа. Советских людей в афганском обществе (за исключени-
ем религиозных фанатиков) воспринимали с должным  уважением и
почитанием. И было, конечно, за что.
До начала осеннего сезона, наверное, главным занятием личного
состава батальона были инженерные, фортификационные работы.
Аэродром в Баграме в тот момент был, в общем-то, советской военной
базой,  dе  facto. Сюда почти постоянно из Союза прилетали военно-
транспортные и прочие самол;ты с грузами, и не только. Чтобы обезо-
пасить эту базу от возможных нападений, было решено опоясать Баг-
рамский аэродром системой  окопов и прочих простых земляных со-
оружений. Вот и пахали в поте лица, изнывая от баграмской жары на-
ши гвардейцы, роя окопы и проклиная очень ж;сткую, похожую на це-
мент землю. Немало, конечно, было и свободного времени, а коротать
его было нелегко. Территория передвижения была ограничена авиаба-
зой Баграма. Хотя в то относительно мирное время рядовому составу
ошского батальона командиры разрешали иногда выбираться за пре-
делы аэродрома, за мелкими покупками. Наши воины  тогда  были
удивлены одним парадоксом. В этой беднейшей и дикой горной стране
на рынках и в лабазах  свободно продавали дефицитные для тех лет
товары ширпотреба (джинсы, кроссовки, прочее модное в мире барах-
ло, фирменные кассетные магнитофоны и проч.). У нас, в Советском
Союзе, эти дивные и очень желанные вещи простой человек, «совок»,
мог приобрести, что называется, «из-под полы» у фарцовщиков и спе-
кулянтов втридорога. Поэтому наши солдаты, очарованные этими ве-
щами, конечно, желали что-то купить на свою скромную зарплату, что-
бы, демобилизовавшись,  увезти эти вещи в Союз. Особенно эта про-
блема была актуальной для тех бойцов, кто должен был уйти на дем-
бель в конце 1979 года. Старались что-нибудь припасти на дембель и
те воины, которые должны были демобилизоваться в 1980 г.
В фотоальбоме нашей книги есть один характерный фотоснимок,
на котором изображены несколько молодых беззаботных людей в
модной одежде: джинсах, батниках, очках. Это – мои земляки из Стер-
литамака: Михаил Пермяков, Анатолий Макаров, Сергей Крылов. Все
они с «ошского» батальона. В момент, когда они фотографировались в
Баграме (очевидно, конец лета 1979 г.), парням, увы, было неведомо,
какое испытание готовит им судьба. На их лицах – улыбки, а в головах,
наверное, мысли о мирном и спокойном дембеле в 1980 г. Но уже ско-
ро шестерни  неумолимого рока  вовлекут этих  первых  «афганцев» в
мясорубку необъявленной и проклятой войны. Эти парни уже в начале
следующего года будут участвовать в первых боях с мятежниками.
Михаил Пермяков («Седой»)  погибнет в бою в августе 1980 года, не
дотянув до дембеля совсем немного. Родители этого парня до сих пор
живы. Когда я был у них дома два года назад, то запомнил фотопорт-
рет «Седого», который стоял на серванте. Взгляды наши тогда встре-
тились. Анатолий Макаров также будет участвовать в первых бое-
столкновениях. Но судьба его будет миловать. Он благополучно вер-
н;тся домой и через почти 30 лет даст мне за бутылкой горилки интер-
вью, поделится воспоминаниями, предоставит редкие фото, которые и
будут включены в фотоальбом книги. Сергей  Крылов, насколько я
знаю, был поваром в батальоне; дыхание войны его обжигало не час-
то, но стрелять приходилось и ему. Он тоже уйд;т на дембель невре-
димым, и мне с ним будет суждено познакомиться и выпить водки.
Именно от него я впервые услышал об «ошском» батальоне, который
первым вступил на афганскую землю за полгода до начала войны. Как
и  Миши Пермякова, его уже тоже нет на земле, он умер два года на-
зад от сердечного приступа. Поэтому посвященное ему стихотворение
я так и не успел передать…
До декабря  1979 г. личный состав  «ошского»  батальона продол-
жал мирно пребывать в Баграме, неся обычную гарнизонную службу.
Дембеля считали дни до возвращения в Союз, солдаты других призы-
вов также думали, что их пребывание в ДРА скоро закончится, и они
вернутся на советскую землю. Размеренный темп службы наших де-
сантников был нарушен в  сентябре. Батальон подняли по тревоге и
выдали боеприпасы. Построенным на взл;тной полосе воинам сооб-
щили, что предстоит лететь в Кабул. Это было связано со сменой вер-
ховной власти в афганском правительстве. 8 октября 1979 г. прези-
дент ДРА и лидер НДПА  Н. Тараки был убит (задушен подушками) по
приказу начальника  гвардии премьер-министра Х. Амина. 10 октября
было официально объявлено, что Тараки умер от непродолжительной
и тяж;лой болезни. К власти в Афганистане приш;л Х. Амин, злодей
афганской истории и главный зачинщик грядущей войны. Вот почему в
те октябрьские дни «ошский» батальон подняли по тревоге. Убийство
президента Н. Тараки было, с одной стороны, неожиданным фактом
для высших военных советских советников в Афганистане, и это тра-
гическое событие могло обернуться непредсказуемыми последствия-
ми. Но в тот же день десантникам  был дан отбой. Возникает вопрос:
почему батальону вооруженных десантников, которые уже должны
были лететь в Кабул для защиты Н.Тараки, дали отбой? Причина за-
ключалась в том, что самол;ты с советским десантом на борту не
имели возможности взлететь, ибо на наши лайнеры были нацелены
жерла афганских зенитных установок, которые могли в любой момент
начать изрыгать смертоносный огонь. Дело в том, что Х. Амин, кото-
рый в тот момент уже был фактически правителем Афганистана, дал
соответствующее распоряжение войскам афганского гарнизона в Баг-
раме. По утверждению такого компетентного исследователя, как Алек-
сандр Ляховский, афганским зенитчикам была поставлена задача  –
расстреливать любой самол;т независимо от того, взлетает он или
приземляется. На другой день в Баграме стало известно, что новым
президентом Афганистана стал Х. Амин.
7 октября 1979 г. на авиабазе в Баграме произошло серь;зное ЧП.
В результате несчастного случая погиб офицер особого отдела, капи-
тан Чепурной. В книгах по истории Афганской войны этот случай упо-
минается лишь вскользь. Как же погиб этот советский офицер-
особист? Согласно официальной версии,  гибель этого человека про-
изошла в результате неосторожного обращения с пистолетом ино-
странного производства. По  непроверенным данным,  капитан Чепур-
ной находился за пределами баграмской авиабазы. После общения с
Бахусом он стал крутить и рассматривать пистолет и случайно сам
произв;л роковой выстрел. Вот такая нелепая смерь.  Гроб с телом
погибшего советского офицера был уже готов для отправки в Союз на
самол;те, когда представители афганской военной администрации
потребовали вскрытия «груза  200». Такая оскорбительная  акция аф-
ганских властей объяснялась внутренней политикой нового президен-
та-сатрапа Хафизуллы Амина, который, придя к власти, начал сразу
жесткое преследование своих политических врагов и оппонентов.
Главными недругами он считал т.н. «банду четыр;х» членов Политбю-
ро НДПА, сторонников убиенного Н.Тараки: Сарвари  –  начальник
службы безопасности, Ватанджар – министр внутренних дел, Маздурь-
яр – министр по делам границ, Гулябзай – министр связи. По приказу
Амина все рейсы на афганских аэродромах подлежали осмотру, при-
ч;м  вскрытию подлежали все подозрительные грузы, ящики. Крово-
жадный президент ДРА опасался, что его главные враги сумеют уйти
от преследования. Процедурой отправки «груза 200» из Кабула в Союз
руководил генерал-лейтенант Николай  Гуськов, заместитель  коман-
дующего ВДВ. Несмотря на его протест, афганцы вс; же вскрыли гроб
с телом Чепурного  и,  удостоверившись, что в ящике лежит умерший
советский офицер, дали добро на взл;т.
Существует и другая, неофициальная версия гибели капитана Че-
пурного. Е; источник  – мнения ныне здравствующих ветеранов  «ош-
ского»  батальона. Согласно этой версии, Чепурной находился в ком-
пании с офицерами ВВС. В ходе этого застолья вспыхнула ссора меж-
ду Чепурным и одним из офицеров (В.И.Ломакин?). Началась стрель-
ба, и офицер-особист был убит.
На другой день командир  «ошского»  батальона гвардии  подпол-
ковник Василий Иосифович Ломакин был  уволен из рядов Советской
Армии. Формально он нарушил приказ командования не покидать рас-
положение батальона (выезд в Кабул на узел связи был разреш;н
один  раз в неделю). Командование ВДВ, конечно, попыталось как-то
смягчить положение, в котором, увы, оказался  заслуженный подпол-
ковник крылатой гвардии. Благодаря заступничеству руководства ВДВ,
В.И. Ломакин не потерял права на пенсию.
Следует заметить, что капитан Чепурной был не единственный
погибший из числа советских военнослужащих, находящихся на аф-
ганской земле в довоенный период, т.е. до конца декабря 1979 г.
Из-за нелепой случайности где-то  в  начале осени 1979 г. погиб
рядовой «ошского» батальона Ибрагимов. Источником этой информа-
ции является не печатный архивный документ, а устная информация,
которую автор этой книги получил от одного ветерана  «ошского»  ба-
тальона. Согласно этой версии дело было так. Не только рядовой со-
став «ошского» батальона, но и офицеры раз в 1,5-2 недели получали
возможность посетить столичный город Кабул. Понятно, что важной
для молодых офицеров целью такого «культпохода» была покупка
модных товаров, ширпотреба. На машине группа офицеров, переоде-
тых в гражданскую одежду, организованно выезжала в столицу ДРА.
При этом штатное оружие (пистолеты) офицеры оставляли на «базе» в
расположении батальона. Пистолеты при себе имел лишь старший
группы убывающих офицеров.
Во время одного  из таких выездов в Кабул и произошло несча-
стье. Один из офицеров,  переодетый в «гражданку», оставил дежур-
ному по роте свой пистолет, который был снят с предохранителя. По-
видимому, дежурный, балуясь с оружием, и произв;л выстрел в рядо-
вого Ибрагимова. Этот боец, который был родом из. г. Калинина (ныне
– Тверь), скончался.
 


Рецензии
Дмитрий, Вы молодец! Я уже много лет выношу идею написания книги о разведчиках 111го Ошского ГВ ПДП, которые были в составе первой роты (нештатная неофициальная разведрота полка) 1го батальона. Именно они, разведчики 1ой роты на двух Ан-12 приземлились на Баграмский аэродром рано утром (еще было темно) 8го июля 1979 года, затем минут через 10-20 начали садиться 12 самолетов АН-12. Это и был 1й батальон 111го Ошского ПДП 105ой Венской (Ферганской) Гвардейской воздушно-десантной девизии. Неофициальная нештатная разведрота на тот момент была лучшей разведротой среди всех разведподразделений 105ой ГВ ВДД. С 1976 года когда командиром роты стал капитан Манюта Владимир Александрович, пальму первенства лучших разведчиков среди разведподразделений 105ой ГВ ВДД никому не уступало. Она была действительно лучшей среди лучших в дивизии и во всех ВДВ СССР. До 1976 года лучшей среди разведподразделений была 100-ая отдельная разведрота. Кто в те времена служил не только в названной разведроте, но и в девизии были наслышаны о 7-дневном переходе по пустыне с одной фляжкой воды на 7 суток и по 3 банки тушенки с кашей на каждого. Остальное должны были добыть в пустыне.на исходе 6-7 дняокончания похода десантники ели змей, пауков, верблюжьи колючки. Воду незаметно добывали у местных пастухов, случайных путников, геологов и у водителей случайно попадавших машин.Гвардейцы десантники 100-ой разведроты с доблестью и честью, похудевшие на 10-12 кг и стройные как кипарисы прибыли на конечную точку в заданный срок и время.

Почему то Вы ничего не пишете о командире полка 111го Ошского ГВ ПДД 105ой ГВ ВДД. Это был подполковник Швец Николай АЛександрович (ему сейчас 72 года, живет в Украине, г.Чернигов), человек-легенда в ВДВ СССР, не зря его в дальнейшем десантники прозвали "КэП" или "наш батя". Швец Николай Александрович настоящий офицер, соответствующий предназначению и духу ВДВ (Войска дяди Васи). Он ученик генерала армии, Героя Советского Союза, участника ВОВ, два раза командующего ВДВ СССР - Маргелова Василия Филипповича. Пополковник Швец Н.А. дважды, один раз с подполковником Ломакиным В.И., был на территори Афганистана. Первй раз в начале апреля, второй раз в середине мая. Продолжение следует...

Уважаемый Дмитрий, не хотели бы Вы быть соавтором в нашей книге? Вы и я? У меня есть очень много свидетелей того времени, непосредственно участвующих в этих событиях и фотоматериалы.

С уважением Уфимцев А.В.

Александр Уфимцев   22.09.2014 22:09     Заявить о нарушении
Александр, извините! У меня дед носил такую же фамилию (довольно редкую, нужно сказать). Не родственники ли? Одного родственника (или, по крайней мере, земляка) я на Прозе нашёл.

Сергей Малыгин   22.09.2014 23:34   Заявить о нарушении
Я служил в 1 пдб 2 пдр, и всех командиров батальона знаю хорошо. Наш командир роты Леджиев Л.Г. живет сейчас в Колмыкии,за Афганистан награжден боевыми орденами. Про взводных наших ничего не знаю, и про Батырова М.Т,зам комбата, тоже не знаю. Если вы что-то знаете напишите, буду очень признателен.Гв. рядовой 2 пдр Журавлев А.И.

Андрей Журавлёв58   26.12.2015 17:41   Заявить о нарушении
А что сделали десантники и бывшие афганцы в августе 91-го и октябре93-го для сохранения СССР и Народной Конституции? Абсолютно ничего.Только умудрились предать данную Родине и советским людям Присягу...

Якоб Рэдз 2   09.05.2017 11:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.