2. 016 Омар Хайям

Омар Хайям

(1048—1131 гг.)

Мало кто из поэтов так мало занимался своими стихами, и мало кто достиг таких высот, как иранский поэт Омар Хайям, «палаточный мастер» Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури.

Стихи рождались у него ночами — когда поэт наблюдал за звездами, во время его раздумий над проблемами бытия, во сне. Они прилетали к нему из ада и рая, побывав и там, и там. Из души излетали и «для души» писались.

«Ад и рай — в небесах» — утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай — это две половины души.

Когда в прошлом веке решили перенести прах Хайяма на новое место, увидели серый скелет, лежащий прямо в земле. Едва прикоснулись к нему, и он рассыпался. Прах собрали и захоронили. «В этой тленной Вселенной в положенный срок превращаются в прах человек и цветок». Прах — любимое слово Хайяма, он на нем, как на абсолютно черном фоне, рисовал пленительными красками цветы жизни.

Прежде чем стать бессмертным, Хайям прожил 83 года.

Родился он 18 мая 1048 г. в Нишапуре, расположенном на востоке Ирана, в древней культурной провинции Хорасан. Семья располагала достаточными средствами, чтобы предоставить сыну возможность многолетней серьезной учебы. Омар учился сначала в Нишапурском медресе, затем в Балхе и Самарканде.

Имея феноменальную память, изучил в короткий срок математику, геометрию, физику, астрономию, философию, теософию, корановедение, историю, правоведение и весь комплекс филологических дисциплин, входящих в понятие средневековой образованности. В совершенстве овладел арабским языком, основами стихосложения, прекрасно знал родную поэзию и арабскую литературу. Был искусен в астрологии и врачевании, был докой в теории музыки. Познакомился с трудами Архимеда, Евклида, Аристотеля. Знал на память Коран и мог растолковать любой его аят. К нему частенько обращались за консультациями даже ведущие теологи Востока.

Приоритетом в юности Хайяма стала математика. В двадцать один год он написал «Трактат о доказательствах проблем алгебры», принесший ему славу выдающегося ученого. Его приблизили к себе правители, понимавшие, что власть должна освещаться «звездами».

Бухарский принц Хакан Шамс ал-Мулк (1068—1079 гг.) юного математика «сажал рядом с собой на трон».

В 1074 г. Хайяма пригласили на службу к султану Малик-шаху (1072—1092 гг.) в город Исфахан, столицу сельджукской державы, простиравшейся от Средиземного моря до границ Китая. Годы правления Малик-шаха были отмечены созидательной государственной деятельностью и широкими просветительскими преобразованиями.

Основная заслуга в этом принадлежала везиру Низам ал-Мулку (1018—1092 гг.). 30 лет поддерживал везир в государстве относительный порядок и спокойствие, необходимые для труда земледельцев и ремесленников, для развития торговли и науки; прокладывал новые дороги, поддерживал каналы, строил караван-сараи и базары. В Исфахане, Багдаде, Басре, Нишапуре, Балхе, Мерве, Герате Низам ал-Мулк открыл учебно-научные академии. В исфаханскую академию он пригласил известных ученых из других городов.

Хайям стал почетным приближенным султана. Везир назначил ему годовое жалование в 10 000 золотых динаров и предложил управлять дворцовой обсерваторией. Султан поставил перед ученым задачу — разработать новый более точный календарь, пригодный в повседневной жизни.

В обсерватории Хайям и его сподвижники собрали наиболее точные в то время инструменты — астролябии и квадранты. Точность расчетов ученого стала легендарной, она многократно превышала традиционную. Пятилетние научные наблюдения позволили Хайяму к марту 1079 г. разработать новый календарь, получивший название «Маликшахово летоисчисление». Он был на семь секунд точнее ныне действующего григорианского календаря (разработанного в XVI в.). Хайям составил также «Астрономические таблицы Маликшаха».

Как астролог, Хайям входил в число надимов — советников Малик-шаха. А еще он был и метеоролог.

В своих математических трудах Хайям за много веков до европейских ученых открыл бином Ньютона, разработал алгебру, неевклидову геометрию, математическую теорию музыки.

Хайям занимался и проблемами философии, перевел ряд сочинений Авиценны с арабского языка на фарси. Всего до нашего времени сохранилось пять философских сочинений Хайяма, кратких, лаконичных, занимающих иногда несколько страниц. В них, как и в его стихах, совсем нет воды.

Свои взгляды, заметно расходившиеся с официальной мусульманской догматикой, Хайям излагал эзоповым языком. В стихах же он был вызывающе дерзок, что воспринималось исламистами часто как кощунство.

В 1092 г. был убит Низам ал-Мулк, а вскоре при невыясненных обстоятельствах скончался и Малик-шах. Говорили, что это дело рук радикальных исмаилитов. В сельджукских владениях тут же воцарился хаос. Преемники Малик-шаха раздробили государство на множество мелких владений, и могуществу его наступил конец.

Положение Омара Хайяма при дворе Туркан-хатун, вдовы Малик-шаха, пошатнулось. Султанша, никогда не благоволившая к Низам ал-Мулку, не испытывала доверия и к его любимцам. Правда, в 1094 г. султанша и ее сын султан Махмуд I умерли от оспы. Хайям некоторое время оставался придворным астрологом и врачом при новом султане Берк-яруке.

Тем временем Исфахан потерял свое положение царской резиденции и главного научного центра. Обсерватория пришла в запустение и закрылась. Столицу перенесли в Хоросан, в город Мерв. Омар Хайям вернулся в Нишапур. Здесь он преподавал в медресе, имел небольшой круг близких учеников, изредка принимал ученых, участвовал в научных диспутах, написал трактат «Об искусстве определения количества золота и серебра в сплавах из них».

В эти годы Хайям стал резок и замкнут, «был скуп в сочинении книг и преподавании». Очевидно, его блестящие знания, намного опередившие его эпоху, читатели и ученики могли усваивать лишь в малых долях.

Сохранились, исполненные горечи, слова мыслителя:

«…Большинство тех, которые в настоящее время имеют вид ученых, переодевают ложь в истину, не выходят из границ обмана и бахвальства, заставляя служить знания, которыми они обладают, корыстным и недобрым целям. А если встречается человек, достойный по своим изысканиям истины и любви к справедливости, который стремится отбросить суетность и ложь, оставить хвастовство и обман, — то он делается предметом насмешки и ненависти».

Опасаясь мести духовенства, «чтобы сохранить глаза, уши и голову, шейх Омар Хайям предпринял хадж». Путешествие к святым местам в Мекку длилось тогда годами. На какое-то время Омар Хайям поселился в Багдаде, где преподавал в академии Низамийе.

По возвращении из хаджа Хайям обосновался в уединенном доме в деревушке под Нишапуром. Он не был женат, не имел детей. Жил замкнуто, каждую минуту ожидая репрессий.

Наиболее вероятной датой кончины Хайяма принято считать 4 декабря 1131 г. Поэт в этот день читал «Книгу исцеления» Авиценны. Дойдя до раздела «Единое и множественное», он вложил зубочистку между двумя листами и попросил позвать необходимых людей, чтобы сделать завещание. Весь день он не ел и не пил. После вечерней молитвы поклонился до земли и сказал: «О боже, ты знаешь, что я познал тебя по мере моей возможности. Прости меня, мое знание тебя — это мой путь к тебе». И умер.

Похоронили его в саду под грушевыми и абрикосовыми деревьями.

Ныне над могилой Омара Хайяма в Нишапуре возвышается величественный надгробный памятник — одно из лучших мемориальных сооружений в современном Иране, воздвигнутый в 1934 г. на средства, собранные почитателями творчества Хайяма в разных странах.

Скажете: где тут поэт? Какая часть поэта в этом универсальном гении? Поэзия и наука была сутью его жизни, и именно душа мыслителя, состоящая из этих двух великих половин, сделала его великим во всем.

Что же касается его стихов, они до сих пор «жалят как змея». Хайям никогда не писал хвалебных од правителям. Рубаи же считались тогда чем-то вроде частушек. Хайям записывал их на полях своих трудов, и в глазах современников не был поэтом.

В Европе Хайяма-поэта «открыл» в 1859 г. Эдвард Фицджеральд. «Старик Хайям звенит, как настоящий металл», — воскликнул он. До конца XIX столетия его перевод выдержал 25 изданий. Во время Первой мировой войны рубайат был карманной книгой английских солдат.

В 1928 г. перевел Хайяма на русский язык И. Тхоржевский. Затем последовали переводы Г. Плисецкого, В. Державина, О. Румера, Л. Некоры, Н. Стрижкова, Б. Голубева и др. Наиболее полным и совершенным признается перевод Германа Плисецкого.

P.S. Несколько рубай в переводе Г. Плисецкого.


..* * *


               Месяца месяцами сменялись до нас,
               Мудрецы мудрецами сменялись до нас.
               Эти мертвые камни у нас под ногами
               Прежде были зрачками пленительных глаз.


..* * *


               Лучше впасть в нищету, голодать или красть,
               Чем в число блюдолизов презренных попасть.
               Лучше кости глодать, чем прельститься сластями
               За столом у мерзавцев, имеющих власть.


..* * *


               Если труженик, в поте лица своего
               Добывающий хлеб, не стяжал ничего -
               Почему он ничтожеству кланяться должен
               Или даже тому, кто не хуже его?


..* * *


               Не одерживал смертный над небом побед.
               Всех подряд пожирает земля-людоед.
               Ты пока еще цел? И бахвалишься этим?
               Погоди: попадешь муравьям на обед!


..* * *


               Даже самые светлые в мире умы
               Не смогли разогнать окружающей тьмы.
               Рассказали нам несколько сказочек на ночь
               И отправились, мудрые, спать, как и мы.


..* * *


               Удивленья достойны поступки творца!
               Переполнены горечью наши сердца,
               Мы уходим из этого мира, не зная
               Ни начала, ни смысла его, ни конца.


..* * *


               Тот, кто следует разуму, - доит быка,
               Умник будет в убытке наверняка!
               В наше время доходней валять дурака,
               Ибо разум сегодня в цене чеснока.


..* * *


               Если низменной похоти станешь рабом -
               Будешь в старости пуст, как покинутый дом.
               Оглянись на себя и подумай о том,
               Кто ты есть, где ты есть и - куда же потом?


..* * *


               Океан, состоящий из капель, велик.
               Из пылинок слагается материк.
               Твой приход и уход - не имеют значенья.
               Просто муха в окно залетела на миг...


..* * *


               Нищим дервишем ставши - достигнешь высот,
               Сердце в кровь изодравши - достигнешь высот,
               Прочь, пустые мечты о великих свершеньях!
               Лишь с собой совладавши - достигнешь высот.


..* * *


               Как нужна для жемчужины полная тьма
               Так страданья нужны для души и ума.
               Ты лишился всего, и душа опустела?
               Эта чаша наполнится снова сама!


..* * *


               До рождения ты не нуждался ни в чем,
               А родившись, нуждаться во всем обречен.
               Только сбросивши гнет ненасытного тела,
               Снова станешь свободным, как бог, богачом.


..* * *


               Встань и полную чашу налей поутру,
               Не горюй о неправде, царящей в миру.
               Если б в мире законом была справедливость
               Ты бы не был последним на этом пиру.


..* * *


               Сбрось обузу корысти, тщеславия гнет,
               Злом опутанный, вырвись из этих тенет,
               Пей вино и расчесывай локоны милой:
               День пройдет незаметно - и жизнь промелькнет.


..* * *


               В этом мире на каждом шагу - западня.
               Я по собственной воле не прожил и дня.
               Без меня в небесах принимают решенья,
               А потом бунтарем называют меня!


..* * *


               Благородство и подлость, отвага и страх -
               Все с рожденья заложено в наших телах.
               Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже
               Мы такие, какими нас создал аллах!


..* * *


               Все, что будет: и зло, и добро - пополам -
               Предписал нам заранее вечный калам.
               Каждый шаг предначертан в небесных скрижалях.
               Нету смысла страдать и печалиться нам.


..* * *


               "Ад и рай - в небесах", - утверждают ханжи.
               Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
               Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,
               Ад и рай - это две половины души.


..* * *


               Не завидуй тому, кто силен и богат.
               За рассветом всегда наступает закат.
               С этой жизнью короткою, равною вздоху,
               Обращайся как с данной тебе напрокат.


..* * *


               Пить аллах не вели! не умеющим пить,
               С кем попало, без памяти смеющим пить,
               Ио не мудрым мужам, соблюдающим меру,
               Безусловное право имеющим пить!


..* * *

               Тот, кто с юности верует в собственный ум,
               Стал, в погоне за истиной, сух и угрюм.
               Притязающий с детства на знание жизни,
               Виноградом не став, превратился в изюм.


..* * *

               В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.
               Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить,
               Можешь пить свою желчь до скончания жизни:
               Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить.


..* * *


               Трудно замыслы божьи постичь, старина,
               Нет у этого неба ни верха, ни дна.
               Сядь в укромном углу и довольствуйся малым:
               Лишь бы сцена была хоть немного видна!


..* * *


               Ты при всех на меня накликаешь позор:
               Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!
               Я готов согласиться с твоими словами.
               Но достоин ли ты выносить приговор?


..* * *


               Мы похожи на циркуль, вдвоем, на траве:
               Головы у единого тулова две,
               Полный круг совершаем, на стержне вращаясь,
               Чтобы снова совпасть головой к голове.


..* * *


               Я раскаянья полон на старости лет.
               Нет прощения мне, оправдания нет.
               Я, безумец, не слушался божьих велений -
               Делал все, чтобы только нарушить запрет!


Рецензии
Посмотрела ваш список и страшновато стало. Да вы просто энциклопедист. Где же взять столько времени на это? Вы что 100 лет прожили? Поразили меня однако. С уважением.

Попова Алла   14.05.2018 13:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.