Проклятье Звёздного Тигра - глава пропущенная

                            ВИДЕНИЯ


     - Я видела тебя прежде.
     - Я видел тебя прежде.
     - Ты настоящий? Почему ты всегда грустный в моих снах?
     - Это не сон… или очень странный сон… я не слышу твой голос, но знаю, что он тревожный…
     - Из-за тебя. Ты испуган. Кто-то напугал тебя?
     - Книга… то, что я прочитал в книге. Там написано, что в давней войне врагам как-то удалось убить всех женщин, носивших под сердцем детей.
     - И ты боишься, что они сделают это снова?
     - Нет. Они не смогут. Нашу страну с тех пор защищает Поле… невидимый барьер, сквозь который никто и ничто не может пройти уже больше двадцати веков.
     - Поле? Как интересно. Но если ваш барьер так надёжен, то почему в твоём лице и голосе этот страх?
     - Как можно решиться на такое страшное злодеяние - убивать женщин?! Да ещё тех, кто носит детей. Даже самый жестокий злодей не тронет женщину, ведь они хрупкие… они как цветы, рождённые для того, чтобы дать миру больше красоты… и дарить новые жизни.
     - Хрупкие? Ты смешной. С чего ты взял? Я не хрупкая. Я могу защититься от любого злодея, да и от десятка злодеев тоже. Не понимаю тебя… и твой мир. Чем заняты у вас женщины, если их считают «хрупкими цветами, созданными для красоты»? Только и делают, что рожают детишек, бедняжки?
     - Нет, что ты. Они делают это, лишь когда хотят… и не все хотят. Я видел много тех, кто не хочет. И тех, кто умеет защитить себя, - тоже, но это не та сила… и не та хрупкость. У мужчин сильные души, они могут вынести много боли. А женщины совсем другие. Но почему ты удивляешься? У вас не так?
     - У нас убийство тоже считается преступлением, но оно никого всерьёз не ужасает. Будь то мужчина, женщина, ребёнок или сотни женщин и детей. В нашем мире было много войн. И сейчас люди часто умирают. Грабежи, наркотики, разборки в бандах. Убивают для выгоды или из мести. Или в ярости. Женщин убивают не реже, чем мужчин… ревнивые мужья, нетерпеливые наследники… проституток убивают постоянно, никакая полиция тут не справится.
     - Что за слово… прости… кто это?
     - Проститутки - женщины, которые продают себя. Занимаются сексом за деньги. Разве у вас их нет?
     - Нет. Я никогда о таком не слышал. Но почему их убивают? Почему всё это происходит? У вас нет людей, которые охраняют порядок и наказывают убийц?
     - Есть, но они же не всесильны. Даже такие, как я. Не всегда удаётся найти преступника или доказать его вину. Когда он тоже сенс, тем более, если он достаточно богат, чтобы подкупить судей…
     - Сенс… ты можешь и чувствуешь больше, чем прочие люди?
     - Больше, чем многие, да.
     - И такие, как ты, могут творить злодейства? И брать деньги за то, чтоб злодеи ушли от расплаты?
     - Конечно. Ведь они люди. И как все люди, бывают жадными и жестокими. Не верю, что у вас - нет.
     - Наверное… но честь Вэй не даёт им вести себя низко. Лгать, продаваться… для них это бесчестье.
     - Нет, ты очень смешной. Честь… для многих это пустой звук. Ими правят лишь их страсти… и страх наказания.
     - Думаю, не будь Поля, честь бы их не удержала. В книге сказано и об этом. Творец Поля хотел, чтоб особые силы не сделали Вэй всевластными тиранами, творящими зло безнаказанно. И тогда он создал сеть Чар, накрывшую всю страну… сеть, хранящую след любого деяния Чар-Вэй. Если кто-то из нас совершит злодейство, то все прочие Вэй ясно увидят в Сети его портрет… звук его Кружева. Тот звук, что присущ лишь ему одному.
     - Отпечаток псина… потрясающе. Он гений. У нас никакие научные изыскания не дошли до такого!
     - Легенды говорят, он не был человеком. Не-человек не-Сумрака… но я не верю. Книга рассказывает о человеке. Он хотел людям добра, хотел уничтожить голод, и чтоб жестокости в мире стало меньше… и чтобы женщины и дети никогда больше не погибали по чьей-то вине.
     - Уничтожить голод? При чём тут Поле?
     - С его помощью Вэй управляют погодой. Когда-то люди постоянно голодали из-за неурожаев, поля смывали ливни и выжигали засухи, пылевые бури сотнями убивали скот… Но уже много веков ни одна  дождинка, ни один луч не падают на землю случайно. Всё рассчитано: когда быть ветру, когда солнцу, когда облакам, и как сильно греет солнце и дует ветер… У нас нет голодных. Нет нищих и бедняков.
     - Но ты знаешь эти слова.
     - Да, из сказок. Как и о тиранах-правителях.
     - Но если один из ваших Вэй возьмёт от злодея деньги за молчание - это не оставит в Поле следа, так?
     - Нет, но ведь о преступлении узнают и другие. Они захотят, чтоб виновного нашли и наказали. Если один Вэй не станет его искать - люди пойдут к другому. К Магистру этого края, а то и к Лучу. А когда тот узнает правду, а он непременно узнает, ведь виновный своим страхом выдаст себя, - того Вэй, что повёл себя бесчестно, Магистр уничтожит.
     - Убьёт?
     - Или отнимет дар слышать песни Кружев, а после этого бедняга сам убьёт себя… или будет жить в одиночестве и позоре. Ведь куда бы он ни пришёл, всюду Вэй будут знать, кто он. И все будут знать.
     - Эффективно. Если только кто-то не выучится скрывать от Поля свои следы.
     - Это невозможно. Как огонь не может не обжигать.
     - Разве ты не умеешь делать так, чтоб тебя не обжигал огонь?
     - Да… плохое сравнение. Но вообще-то я пока не умею. Лишь знаю, что можно создать из воздуха нечто вроде крохотного Поля вокруг себя… ненадолго оно защитит от огня. Мне это ещё не по силам.
     - А можно слегка изменить своё тело… или суть огня. Отчего же кому-то не изменить след в Поле?
     - На это нужно столько сил, что сама попытка тотчас же будет услышана. Как крик… а этот крик был бы оглушительным и разнёсся по всей стране. А какой смысл делать это, если нельзя сделать втайне?
     - Ты прав. Жаль, что у нас нет такого Поля. Но при чём тут женщины? Этого я не понимаю.
     - Не понимаешь - что?
     - Отчего вы считаете их души более хрупкими, чем у мужчин? И твой ужас, что тогда их убивали… разве теперь ваши женщины не страдают от насилия и жестокости?
     - Конечно, нет.
     - И как Поле делает это?
     - Твои вопросы тоже забавны… тут Поле вовсе не при чём. Просто даже самые глупые и самые злые мужчины понимают: если женщину обидеть, она расскажет это своим подругам, а те - своим, и тогда ни одна не согласится родить ему ребёнка. А если уедет, тамошние люди ведь захотят узнать, что его заставило бросить родные края. Вэй спросит, откуда он, потом поговорит через Поле с Вэй того края, и всё станет известно. Женщины и там будут сторониться его. Его жизнь превратится в насмешку.
     - У вас презирают тех, у кого нет детей?
     - Да, если это их собственная вина. Иные просто не умеют нравиться женщинам… таких жалеют. Но в деревнях в этой жалости больше презрения. Там люди простые, для них есть лишь чёрное и белое, и к тем, кто отличается от прочих или кому не повезло, там жестоки.
     - Как у нас - к тем, у кого не так много денег…
     - Но денег больше у того, кто делает более сложную работу… а это зависит от ума и талантов, а не от душевных достоинств. Если ты рождён не столь способным, как твой сосед, - за что же тебя презирать?
     - Какой странный у тебя мир!
     - Какой странный у тебя мир…
     - Значит, ребёнок делает мужчину уважаемым в обществе? А женщину? Ты говоришь, не все женщины хотят детей - таких тоже презирают?
     - Что ты, нет! Это значит, что они просто не нашли достойного стать отцом.
     - А если ребёнок рождён без отца, это не позор для матери?
     - Без отца?! Но… это ведь невозможно! Отец есть всегда, а то ребёнок бы не родился!
     - Ты даже во сне заставляешь меня смеяться. Конечно, не родился бы. Я имею в виду - если мать и отец не живут вместе, если у него есть другая жена, а ребёнок незаконный…
     - Я совершенно не понимаю тебя. Как ребёнок может быть «незаконным»? Дети к законам не имеют отношения! Если женщина захотела дитя от мужчины, у которого уже есть семья, - это честь для него. Чем больше детей, тем больше чести.
     - А для неё?
     - Конечно. Мать почитают всегда, неважно, кто помог ей дать миру новую жизнь.
     - Всё это так логично и просто… и так странно. А если для мужчины честь быть отцом, то что мешает ему попросту взять желанную женщину силой? Или угрозами заставить? Запереть, запугать… может, обещать за неповиновение причинить зло её близким?
     - Даже если представить, что у кого-то хватило подлости и безрассудства пойти на такое, а она столь робкая, что побоялась пожаловаться вейлину, - какой смысл? Нельзя зачать дитя под угрозой. Если женщина в самом деле, в глубине сердца, не желает от этого мужчины ребёнка - он никогда не родится.
     - Но как?.. почему?!
     - Но я не знаю. Это тебе могла бы сказать лишь женщина. Всю жизнь я считал это частью устройства мира… как то, что солнце греет, дождь мокрый, а трава зелёная. Но теперь… из книги выходит, что так было не всегда. Что до той страшной войны всё было иначе. Прости, но пока я этого не понимаю.
     - Всю жизнь ты не знал того, что сказано в книге? А другие люди знают?
     - Нет. Никто из тех, кого я встречал. И этого нет ни в одной легенде. Быть может, знают только Вэй…
     - Похоже, это необычная книга.
     - О да. Ты даже не представляешь, насколько необычная… она такая одна. И пока я не увидел её в своих руках - был уверен, что она уничтожена много лет назад. Или она вообще сказка.
     - Ты и сам не очень-то обычный, верно?
     - Ну что ты. Нет. Мне просто повезло с другом. А вот ты - особенная.
     - С чего ты взял?
     - Ты приходишь ко мне во сне… раньше я лишь видел твою тень, но сразу узнал тебя.
     - А мне кажется, я давно знаю тебя. Ты часто снился мне.
     - Жаль, что мы не могли поговорить раньше. Мне легко с тобой… как ни с кем никогда.
     - Жаль… я чувствую то же самое. Мне хотелось бы оказаться в твоём мире.
     - А я не уверен, что мне понравилось бы в твоём… но с тобой - очень. Тебе не кажется странным, что мы говорим о злодеях, законах, чести мужчин и женщин… но совсем не говорим о нас с тобой?
     - Мы говорим о том, что интересно, непонятно, что волнует нас… а о тебе я знаю всё, что мне надо. Ты такой, как я; ты мой друг… о чем тут ещё говорить?
     - Я чувствую то же самое.
     - Конечно. Ведь у нас одинаковые души.
     - Иначе бы мы не приснились друг другу.
     - Обещай, что никому не скажешь обо мне. И я о тебе не скажу. Пусть это будет нашей тайной.
     - Обещаю. Только для нас двоих.
     - Только для нас. Ты ещё приснишься мне?
     - Если смогу. Я буду скучать без тебя. Очень, очень скучать.
     - Я буду ждать тебя.
     - Я буду ждать…


Рецензии