АЯШ. Книга 1. Камень, приносящий удачу

***
Ну, кто придумал плавать в шубе? Нет никаких сил! Будто к рукам и ногам привязали огромные гири. Каждое движение – ужасная пытка.
- Всё я больше не могу! Я отказываюсь! Я тону!!!

Аяш захныкал. Он посмотрел на маму. Мама уверенно плыла рядом. Тоже в шубе. Очень легко скользила по поверхности. Как ей это удаётся? И зачем плавать в шубе? Это же так неудобно! У рыб ведь нет никаких шуб! Только тонкая серебристая чешуя. У дельфинов – толстая кожа. И никакого меха! Медузы вообще голые! Зачем мы так мучаемся?!
- Мама, я больше не могу!
- Иди, сюда, сынок!

Мама Аяша перевернулась на спину. Аяш с трудом забрался к ней на живот и почти без сил выдохнул:
- Я не хочу плавать! Я не люблю плавать! Я хочу жить на суше! Греться на тёплых камнях.
И лепить на песке куличики! Как все нормальные дети! Но сначала я хочу снять эту дурацкую шубу!  Мама, раздень меня!

Мама гладила его по голове, неторопливо плыла на спине, слегка двигая хвостом.
- Запомни, Аяш. Мы - каланы. Мы рождаемся с шубой. Наш мех очень густой. Он спасает калана от холода.
- Но сейчас тепло! Лето! – не унимался Аяш.
- Тебе тепло, потому что ты в шубе! А если ты её снимешь, то сразу замёрзнешь и погибнешь. Океан суровый и холодный. Это наш дом. Но он таит в себе много опасностей.

- Но почему у других нет шуб!? Они ведь тоже живут в океане, на море, и не умирают от холода! - Аяш ухватился лапками за мех, изо всех сил оттянул его, надеясь, снять с себя ненавистную одёжку.  Но у него ничего не получилось. На шубе не было ни пуговиц, ни застёжек, которые можно было бы расстегнуть, а значит, освободиться от меха не представлялось возможным. – Я бы отдал все свои ракушки, тому, кто освободил бы меня от этой толстой шубы!

- Не говори так, Аяш! Если бы ты знал, сколько наших братьев каланов гибнет каждый год из-за своих красивых тёплых шуб. Их убивает Большой Бо, чтобы завладеть ценным мехом.
- А зачем ему наш мех? – Аяш с любопытством посмотрел на свою намокшую шкурку.
- У Большого Бо нет своего меха. Он мёрзнет. И отбирает мех у каланов. Он убивает их, чтобы сшить себе шубу.

- Но так не честно! Нельзя отнимать то, что тебе не принадлежит!
- В этом мире прав тот, кто сильнее. Скоро ты будешь гордиться своей шубой! Научишься плавать в ней, быстрее рыб. А ещё поймёшь, что ты один из тех, кто рождён самым счастливым на свете.
- А кто такой Большой Бо?
Аяшу было три месяца, он задавал много вопросов. Без конца «почемукал». Но мама терпеливо отвечала ему.

- Большой Бо – это страшный зверь. Страшный и странный. Страшный, потому что приносит беду. Там, где появляется Большой Бо, гибнут наши братья. А странный, потому что ходит на задних лапах. А передними держит палку. Бо умеет плавать. Но делает это очень плохо. Бо ходит в разных шкурах. Думает, что так его не узнают. Но любой калан издалека видит Большого Бо, даже если он прячет глаза за стеклом.

Аяш так устал, тренируясь плавать, что незаметно для себя уснул. Под добрый мамин голос, под плеск воды, ласкающий слух, под крики чаек, шум насекомых, под лёгкие дуновения ветра. Аяш качался на волнах и сладко спал. Сладко и беззаботно, как все малыши.

Сны Аяша. Сон первый.

«Какая у тебя красивая шубка! Дай, поносить! – обратился к Аяшу незнакомец.
- Она на вас не налезет, дяденька, - ответил незнакомцу Аяш.
- А я из неё воротник сделаю! – объяснил странный прохожий.
- Я не хочу быть воротником! – запротестовал Аяш.
- А вот и зря! Из тебя получится замечательный воротник. Из тебя и из твоей мамы!
- Нет! – Аяш сжал кулачки и топнул ножкой.
Незнакомец громко рассмеялся. Аяшу стало очень обидно.
- Мама! Мама!– закричал Аяш».
- Что случилось? – забеспокоилась мама. У тебя что-нибудь болит? - она потрогала у сына лоб.
- Шуба! - Аяш ощупал себя, проверяя на месте ли мех.
- Ты опять за старое! - рассердилась мама Аяша.
- Мамочка, если кто-нибудь придёт и попросит отдать ему шубу, ты ни за что не соглашайся! Ладно?!
- Хорошо, - улыбнулась мама. - Спи.

***

Далеко-далеко, там, куда солнце заглядывает не так часто, как в другие края, а если и заглядывает, то торопится скрыться; там, где суша встречается с большой водой, а большая вода уходит за горизонт, есть Бобровое море. В это море впадает множество рек и ручейков. Они несут свою малую воду океану, собирая её по всей земле: по полям и лугам, перелескам и оврагам, холмам и долинам. Эту воду они находят глубоко под землёй, где прячутся подземные ключи, высоко в горах, где тают голубые снега, собирают её по лощинам и канавкам, которые напоил до краёв дождь. Капелька за капелькой, бусинка за бусинкой, ниточка за ниточкой ткут они водную ткань, и несут её радостно морю в подарок. С низким поклоном, в знак уважения. Как благодарные дети своему родителю.

Есть среди этих звонких речушек река Каланка. Быстрая, разговорчивая, весёлая. А хитрая какая! Как она кружит-ворожит. То прячется за бугорками и холмиками, то убежит влево, то выглянет справа и уйдёт за поворот, то на возвышенность взберётся, то с пригорка вниз сиганет. Будто резвится, играет, да не наиграется.
Места здесь красивые. Богатые. А значит, и местных жителей в них хватает. Облюбовали Бобровое море и каланы. Добрые морские зверьки, которые хоть и являются хищными, совершенно безобидны.

Для Аяша эти места ещё не стали родными, он только появился на свет. Каждый новый день приносил ему новые впечатления. А вот его мама жила здесь с самого рождения, уже шестой год. Она не могла себе представить другого дома, потому что не было лучшего места земле, чем этот волшебный край. Маму Аяша звали МишУ.

***

- Набери в лёгкие воздуха и ныряй за мной!
Аяш сделал большой вдох, надул щёки, вытаращил глаза.
- Да, нет же, нет. Не надо так стараться. А то лопнешь. Просто сделай вдох и ныряй. Каланы – отличные ныряльщики. Мы можем долго держать дыхание под водой!
- Я боюсь! – зашлёпал по воде лапами Аяш.
- Ну, тогда оставайся здесь. А я отправляюсь на охоту. Там на дне много моллюсков, рыб, ежей. В общем, всего того, что мы так любим.
Мишу выгнула спину и скрылась под водой. Последнее, что увидел Аяш, кончик её широкого хвоста. Мама словно помахала ему на прощанье.

- Мама! – закричал Аяш, не зная, что делать дальше. На воде Аяш уже немножко освоился, хорошо держался на плаву. А когда уставал, переворачивался на спину, чтобы отдохнуть. Этому его научила мама. Он не боялся утонуть, он боялся оставаться один. На глубине его ждала неизвестность. Когда не знаешь, что тебя ждёт и чего тебя бояться, это пострашнее будет, чем просто, бояться.

- Сейчас я сосчитаю до трёх и нырну! Раз, два, три…, - Аяш медлил. - Нет до десяти. Я буду считать до десяти! Раз, два, три…. Я же не умею считать до десяти! – с досадой вспомнил Аяш. – Мы с мамой прошли счёт только до  трёх! Мама! – позвал Аяш. – Мама!
И вдруг ему стало страшно от того, что он может потерять свою маму, что она больше не вернётся, и этот страх оказался сильнее страха неизведанного. Аяш надул щёки и опустил голову под воду. Он зажмурил глаза, вода встретила его темнотой. Как они тут живут, когда ничего не видно?! - подумал Аяш.

- А ты глаза-то открой, - сказал ему кто-то в правое ухо.
Аяш приоткрыл правый глаз. Никого рядом не было. Левый глаз. Опять никого.
- Ну, вот, так-то лучше! – сказал голос откуда-то сзади.
Аяш повернул голову и увидел тётю Рай. Тётя Рай была подругой мамы. Она жила неподалёку и часто приходила в гости.

- А теперь толкайся задними лапами и помогай себе хвостом. Догоняй! – тётя Рай сделала пару движений и устремилась на глубину. Аяш стал старательно работать лапами. Как не странно плавать под водой было куда легче, чем на поверхности. Достаточно было толкаться задними конечностями. Задние лапы каланов напоминают ласты и очень удобны для плавания. У тети Рай они большие и широкие. Размера эдак 47-го. Не меньше. А у Аяша ещё совсем маленькие. Детские.

Аяшу приходилось часто-часто перебирать своими  лапками, чтобы не отставать от тети Рай. Здесь, под водой, было столько интересного! Аяш и не подозревал, что внизу, под морской гладью, живёт так много причудливых существ. Аяш попытался догнать двух маленьких серебристых рыбок, но те, так быстро  исчезли, что Аяш подумал, не привиделись ли они ему.

Словно ленты серпантина, натянутые снизу вверх, танцевали свой медленный танец водоросли. Они держались своими корнями за дно, а листьями стремились вверх, к свету, на поверхность. Там на воде они подставляли свои лица солнцу. И кто бы мог подумать, что ламинарии имеют такие длинные ноги!

Мама Мишу что-то искала на дне. Аяш, что есть сил, засучил ногами, чтобы поскорее оказаться с ней рядом. Он подплыл совсем близко и увидел раковины. Те самые, с которыми любил играть на берегу. Там на песке, у Аяша был свой маленький секрет. Клад. Даже мама не знала место, где хранятся его богатства. Значит, эти ракушки живут на дне океана? – сделал для себя открытие Аяш.

Мама собирала раковины и прятала их за пазуху. Мишу сделала Аяшу знак, чтобы тот поднимался наверх. Аяш и сам не прочь был вернуться, воздух в его груди заканчивался, и задерживать дыхание становилось всё трудней.

Дорога обратно всегда короче. Раз, два, три! И нос Аяша высунулся из воды.
- Молодец! Ты справился, - похвалила Аяша мама. – Это твоё первое погружение. В своей жизни ты ещё сделаешь сотни, тысячи таких бросков на глубину. А пока я хвалю тебя за смелость!

- Мамочка, только не выбрасывай раковины. Они мне очень нужны. Пожалуйста.
- Зачем же выбрасывать то, что ты с таким трудом добывал в море. Сейчас мы будем пировать.

Мишу удобно расположилась на спине, достала из подмышки камень и положила его себе на грудь. Затем она нащупала в складках своей шубы раковину и принялась стучать ею по камню.
- Мама, ты её разобьёшь!
- А я и хочу её разбить. Иначе как же я достану спрятавшегося в ней моллюска?!
- Там кто-то живёт? – удивился Аяш.
- Там живёт самый вкусный и нежный каланий деликатес. Только он так не считает. И как видишь, закрылся на все замки. Но ничего. Скоро он сдастся, - Мишу продолжала ловко ударять раковиной по камню.
- А что это за камень, мама? Откуда он у тебя?
- О, это очень важный камень. Он достался мне от папы. Папе его передал его папа, мой прадед. А ему его папа, мой прапрадед. Он приносит удачу. На нём есть тайный знак, «Око калана». Видишь?
- Нет, - пытался отыскать тайный глаз Аяш.
- Каждый взрослый калан владеет искусством открывания раковин при помощи камня. Тебе тоже предстоит этому научиться. Когда ты станешь чуть старше, ты должен будешь найти себе камень, приносящий удачу. Он будет всегда с тобой. В кармашке твоей шубы. И в нужную минуту придёт тебе на помощь.

Словно в подтверждение её слов раковина приоткрылась.
- Ну что я говорила, он сдался! – Мишу раскрыла створки моллюскиного дома и протянула еду Аяшу. – Кушай, это очень вкусно.
- Спасибо!

С аппетитом отведав четырех моллюсков, облизав каждый коготок на своих маленьких лапках, Аяш вдруг почувствовал лёгкую истому и стал клевать носом. Мама Мишу, широко зевнув, прикрыла свои тёмные глаза. Аяш забрался к маме на живот и с чувством абсолютного счастья провалился в сон.

Сны Аяша. Сон второй.

«Во сне Аяш собирал ракушки. Он открывал их лапами без участия камня, чтобы не испортить красоту. Моллюски крепко держали двери своих квартир своими крохотными ручками. Аяш пыхтел, сопел, но ракушки не сдавались. Тогда он решил пойти на хитрость. «Ведь кому-то они открывают дверь»? – подумал Аяш. – «Знакомым, или почтальону».
– Я притворюсь разносчиком пиццы! Точно! Они повернут ключ в замке, а я тут же распахну створки!
Аяш постучал по раковине и вежливым голосом произнёс: «Добрый день! Пиццу заказывали»?
- Нет! – писклявым голосом ответил ему моллюск».

***

- Эге-гей, просыпайтесь, сони! Пришло время дневных игр!
Голос, произнёсший эту фразу, принадлежал фитнес-тренеру дяде Тору. Он вёл занятия в клубе «Здоровый калан» и приглашал всех желающих на разминку. Мишу и Аяш поплыли в Синюю бухту, куда уже спешили другие каланы, чтобы размять своё тело после дневного сна.
- Внимание, - громким голосом произнёс Тор, - начинаем универсальную гимнастику, разработанную лично мной, для поддержания тела в отличной форме! А также для поднятия духа и настроения!

Дядя Тор очень гордился своей методикой. Он даже получил медаль от международного сообщества каланов «За вклад в здоровье нации». С этой медалью он не расставался. Дядя Тор с ней плавал, охотился, спал, тренировался. Она всегда висела у него на груди, ярко сверкала и вдохновляла Тора на новые подвиги по оздоровлению каланьего братства.
Однажды Тор вышел на занятия без медали. Все очень удивились. А когда спросили его, что случилось, Тор схватился за сердце. Оказывается, он даже не заметил, как обронил свою драгоценность. Дядюшка Тор побледнел и от горя чуть не лишился чувств.

Он перестал есть, потерял всякий интерес к жизни, а самое главное к тренировкам. Тор завернул своё тело в водоросли, повесил табличку «не беспокоить» и целыми днями спал, качаясь на волнах.

Все бросились на поиски медали. Каланы призвали на помощь обитателей моря, с которыми дружили. А таких было не мало. Каланы очень миролюбивые животные. Они не любят враждовать. Они никогда ни на кого не нападают. Если им приходится кого-то лишать жизни, то только за тем, чтобы самим не умереть с голоду. И в этом нет их вины. Так решил кто-то свыше. А значит, они просто выполняют то, что предначертано им природой.

Медаль дядюшки Тора вскоре отыскалась. Её нашла дочка тёти Рай. Произошло это случайно, когда Мис, так её звали, собирала на дне разноцветные камушки для своих новых бус. Дочке тёти Рай было два года. Она слыла самой большой модницей в округе.

Радости дядюшки Тора не было конца. Он плакал от счастья. Тут же поменял замок на своей любимой медали, поставил новую, надёжную застёжку. И водрузил драгоценную награду себе на грудь. Туда, где она раньше красовалась. А в знак благодарности подарил Мис свой камень для охоты.

У Тора был самый красивый камень, из всех, что когда-то видели каланы. Изумрудно-голубого цвета. Такие камни в округе не водились. Тор говорил всем, что его камень упал с неба. Прилетел с далёкой планеты. И имеет космическое происхождение.

Тор очень гордился своим зелёным камнем, но медаль была ему дороже. Он торжественно вручил камень Мис, отчего та пришла в полный восторг, поскольку любила всё красивое, яркое, необыкновенное. Все были довольны и счастливы. Тор, Мис, и все каланы. Фитнес-школа опять открылась для всех желающих!

- Итак, - громогласно произнёс Тор, - лёжа на спине, начинаем массаж головы. Лёгкими движениями лап поглаживаем волосы. Начинаем с затылка и постепенно двигаемся к мордочке. Хорошо, молодцы! От затылка ко лбу. От затылка к щекам!
- Второе упражнение. Не прекращая массажа головы, начинаем работать задними конечностями. Скрещиваем ступни между собой, как ножницы. Раз-два, раз-два. Вовнутрь, в стороны, вовнутрь, в стороны.

Каланы с удовольствием выполняли команды Тора. Во-первых, это было приятно. Во-вторых, полезно. Движения в воде даются гораздо легче, чем на суше. Без особых усилий. Тело расслабляется. Мышцы двигаются. Кровообращение улучшается.
- Следующее упражнение. Согните передние лапы на груди и начинайте вращательные движения вперёд. Представьте, что вы большой мотылёк. И вам никуда не надо торопиться. Летите и получайте удовольствие!

У каланов очень маленькие передние лапы. Задние конечности массивные, а передние – крохотные. На таких коротких крыльях далеко не улетишь. Это если ты в воздухе. А на воде очень даже хорошо получается!
- А теперь разбейтесь по парам, возьмитесь за лапы. Работают только хвосты. Вращение в правую сторону начинай!

Большую часть времени каланы проводят на спине. Вода их прекрасно держит. На спине они спят, едят, играют с детьми, общаются друг с другом и проводят свидания. Упражнение, которое сейчас выполняли каланы, было известно многим из них, поскольку влюблённые каланы предпочитают плавать на спине, держа друг друга за передние лапы.
- Продолжаем вращение в левую сторону!

Дядя Тор очень любил свою работу. И спорт. Следил за своим телом. Постоянно тренировался. И являлся одним из самых сильных самцов колонии.
- А теперь возьмите друг друга  за лапки и образуйте один большой круг. Повторяйте за мной. «Мы – каланы. Мы – одна большая семья. Мы – дети моря. Мы самые счастливые»!
Каланы дружно вторили дяде Тору. Голос маленького Аяша сливался с общим хором. Малыш старался изо всех сил. Он был частью большого братства. Он был таким же, как все они. Он был каланом.

***

- Начинаем ёжбол! – объявил дядюшка Тор.
- Ура! – оживились каланы. Они очень любили игры на воде. Одной из таких любимых игр был ёжбол.
- Разбивайтесь на команды! Устанавливайте ворота! – поторапливал Тор.

Ворота не заставили себя долго ждать и сами сели на воду. Это были чайки. И хотя изображать штангу было делом не безопасным, от желающих подставить свою грудь мячу не было отбоя. Чайки кружили над водой, кричали от нетерпения. И всё потому, что после игры «ворота» получали целую дюжину свежей рыбы.

Наконец, взрослые каланы разбились на команды. Младшие заняли места болельщиков. Дядя Тор достал из-за пазухи большого морского ежа, покрутил его в лапах, чтобы избавиться от колючек, и надул его до размеров футбольного мяча.

Игрокам предстояло завладеть ежом, и забить его в ворота противника. Действовать нужно было сообща, всей командой, бросая мяч друг другу, ломая защиту соперника. Бить по мячу разрешалось любой частью тела.

Мама Аяша играла за команду синих. У неё на голове была синяя шапочка для плавания. А вот тётя Рай играла в команде жёлтых. Хоть и была маминой лучшей подругой. Но спорт есть спорт.

Раздался свисток главного судьи дяди Тора. Он вбросил мяч. Игра началась и сразу перешла на сторону синих. Уж больно прытко одна из жёлтых шапочек завладела ежом и устремилась вперёд. Мама Аяша стояла на воротах. Пас, ещё пас. Противник наступал. Синие сгруппировались в своей зоне, преграждая путь жёлтым.

Аяш нервничал. И громко кричал: «Си-ни-е! Си-ни-е! Мама, давай!»
Последовал сильный удар по воротам синих. Ёж попал в штангу. Точнее в чайку. Чайка с криком взлетела. А когда опасность миновала, тут же вернулась на место.

Теперь игра переместилась в зону жёлтых. Жёлтые отступали, синие пытались пробить их оборону. Наконец, игрок синих, выбрав удачную позицию, нанёс удар в угол ворот. При этом он сильно закрутил ежа, так, что в полёте мяч изменил траекторию. Это привело в замешательство вратаря желтых, и он бросился в противоположную сторону. В результате ёж оказался в сетке.
- Один-ноль! – заключил дядя Тор. Синие лидируют!
- Уррррра! – радостно завопил Аяш. - Синие вперед! - Ему вторили болельщики синих.

Жёлтые пошли в атаку. Пас, ещё пас, обманный манёвр, обводка одного игрока, другого. Нападающий жёлтых вышел к воротам Мишу. И оказался один на один с вратарём. Мама Аяша выплыла вперёд и приготовилась к прыжку. Угадать в каком направлении полетит мяч, было непросто. Нападающий жёлтых приподнял плечи, подбросил мяч вверх, а потом головой ударил по воротам. Мишу выпрыгнула из воды, всем телом устремилась к летящему ежу, и отбила его  за пределы поля.
- Мама! Урррр-а! Молодец! – кричал Аяш.

Он еле сдерживался от искушения выйти на площадку, чтобы помочь своей команде. Когда наблюдаешь за игрой, кажется, что игроки всё делают не так. Вот если бы у тебя был мяч, то ты свой шанс ни за что не упустил бы! И обязательно забил красивейший гол под восторженные возгласы трибун!

Пока Аяш мечтал о карьере ёжболиста, к воротам Мишу прорвалась тётя Рай, закадычная мамина подружка. Достигнув штрафной зоны, она выполнила несколько обманных движений ежом, и перешла к своему фирменному удару. Подбросила мяч вверх, сделала в воздухе переворот, прогнувшись, и нанесла удар задними лапами.
У Мишу тоже был свой коронный приёмчик: она выполнила встречный пируэт в воздухе, и поставила стенку. Ёж ударился о лапы Мишу, лопнул, и со свистом улетел за горизонт. Тор остановил игру.
- На сегодня всё! Со счётом один-ноль победили «синие»! Переходим к водным процедурам и чистке шерсти.

Каланы пожали друг другу лапы, поздравили победителей, подбодрили проигравших и разбрелись по своим квартирам. Хотя, если быть точными, домов у каланов не было. В отличие от других обитателей моря. Но об этом чуть позже.

Сны Аяша. Сон третий.

«Всю ночь Аяшу снились летающие ежи. Не успел он сомкнуть веки, как ежи замельтешили перед его глазами, большие и маленькие. Туда-сюда, туда-сюда. Бабки-ёжки, дедки-ёжки, детки-ёжки, тётки-ёжки. Аяш бегал за ежами, а они от него. Но бывало и наоборот. Ежи носились за Аяшем, а он еле-еле успевал уносить от них ноги. Вдруг один ёж, видно их главарь, поднял правую руку вверх и прокричал: «Отомстим за нашего брата Кубика, геройски погибшего от лап каланов»?! Ежи издали воинственный клич и под барабанный бой стали окружать Аяша плотным кольцом».
Аяш крепко спал и дёргал во сне лапками. Мама Мишу смотрела на сына, улыбаясь.
- Бежит куда-то. Неугомонный. Мальчишкам даже во сне на месте не сидится!»

***

Аяш лежал на берегу, смотрел на воду и неожиданно спросил.
- Мама, а почему мы нигде не живём?
- Как это мы нигде не живём? – удивилась Мишу. – Наш дом – океан.
- Это я знаю. Ну, вот смотри, - не унимался Аяш. – Моллюск живёт в раковине. Это его дом. Улитка тоже в раковине. У черепахи есть панцирь. Это её дом. Она всегда носит его с собой. И когда ей страшно, в него прячется. Ежи закапываются в песок. У них там свои домики. А нам некуда спрятаться. Нечем укрыться. У нас нет дома!
- Наш дом – море. Оно нас кормит.
- Но оно не сможет нас защитить, если придёт беда.
- А ты думаешь, что если бы у нас был дом, он бы уберёг от опасности?
- Конечно! А ещё, если бы у меня был дом, я приглашал бы к себе гостей. Я бы хранил дома свои игрушки. Почему каланы не строят гнёзд, например?
- Потому что мы не птицы.
- А почему мы не роем норы?
- Потому что мы не бобры. То есть мы – бобры. Но морские. А вот если бы мы жили на реке, как твой троюродный дядя Жош, тогда обязательно строили бы норы.
- Когда у тебя есть дом, то ты где-то живёшь. А когда у тебя нет дома, то ты живёшь везде. То есть, нигде не живёшь, - пробубнил под нос Аяш.
Мишу улыбнулась.
- У тебя есть дом. Это океан. Он тебя создал. Он тебя кормит. Он тебя любит. И другого дома каланам не надо.

Аяша не удовлетворил ответ мамы. Он решил, что каланам, тоже нужен дом. Настоящий. Дождавшись, когда мама уснёт, он направился вдоль берега, к старой барже. Там жила черепаха Чон. Ей было уже триста тридцать три года. Она давно жила на свете. И кое-что в этом понимала.

Преодолевать расстояние в сто с лишним метров Аяшу пришлось довольно долго. Его ноги не были приспособлены для хождения по суше. Попробуйте передвигаться в ластах. По камням. Да ещё лёжа на животе!

Черепаха Чон играла на песке в «ракушки-камушки». И увлечённо сама с собой разговаривала.
- Ну, и долго ты будешь думать? Пора уже сделать ход! - обращалась она к воображаемому партнёру. И сама за него отвечала:
- Поспешишь, людей насмешишь! Нечего мной помыкать. Я пойду, когда хочу и куда хочу! Вот так! Что не ожидала?!
- Ой, насмешил! Тоже мне Ботвинник! Молод ты ещё, чтоб с самой тёткой Чон тягаться?! Учись и запоминай! – черепаха Чон победоносно впечатала ракушку в игровое поле.
- Так не честно! Это не по правилам! – возмущалась Чон за своего незадачливого друга.
- 25 – ноль в мою пользу! – объявила тётушка Чон. - Я опять выиграла! Ура! – и тут же с грустью добавила:
- Скукотень страшная!

При виде Аяша, глаза черепахи вспыхнули озорным огнём, она тут же предложила ему сыграть партию. Аяш объяснил, что пришёл к ней по делу. Но Чон не унималась.
- Дела подождут, а пока сыграем!
- Да я и не умею, - возразил Аяш.
- Очень хорошо, - заключила Чон. - Тут и уметь нечего. Я играю камушками, ты - ракушками. Ставь их в свободные клетки и всё. Кто быстрее займёт ряд, тот и выиграл. Понятно?!
- Нет, - ответил Аяш.
- Камушек, - Чон положила на поле свой камень.
- Ракушка, - Аяш бросил ракушку в одну из клеток поля.
- А я вот сюда пойду, - хитро заулыбалась Чон.
- А я сюда, - Аяш сделал ход наобум.
- А я сюда, - продолжила игру Чон.
- А я сюда, - ответил ей Аяш.
- Стоп! - воскликнула Чон. - Ты что это у меня выиграл?!
- Не знаю, - ответил Аяш.
- Э, нет. Так дело не пойдёт. А говоришь, что не умеешь играть.
- Я, правда, не умею играть, - заверил черепаху Аяш.
- Тогда ещё партию!
- Тётя Чон, меня там мама ждёт. Она будет волноваться.
- Ну, хорошо, чего тебе надо?
- Я хотел узнать, нет ли у вас лишнего дома?
- Какого такого дома? – захлопала глазами Чон.
- Ну, ненужного какого-нибудь.
- Лишних домов не бывает, милый мой. Всё в хозяйстве пригождается. Ну, допустим, есть у меня старый панцирь. И что с того?! Я его берегу на чёрный день. Мало ли что.
- А вы не могли бы мне его отдать? – попросил Аяш.
- А у тебя что, чёрный день? – насторожилась Чон.
- Да нет, - успокоил её Аяш.
- Тогда с какой это стати? – возмутилась Чон. - С какой такой радости я буду свои панцири раздавать направо и налево! Да ещё задаром.
- А если не задаром?
- А что с тебя взять-то? – не унималась Чон.
- Я могу отдать вам все свои ракушки, - предложил Аяш.
- Ой, не смеши мои ночные тапки. Я этих ракушек и сама могу насобирать. Только толку в них никакого!
 - Ну, тогда, извините, - с грустью сказал Аяш, - до свидания.
- Постой, - остановила его Чон. У тебя, правда, нет дома?
- Нет, - подтвердил Аяш.
- Да, это плохо. Дом должен быть у каждого. Хоть маленький, но свой. Ладно, - смягчилась Чон. - Давай я тебе его подарю. Он, конечно, требует небольшого ремонта. Обои нужно новые поклеить, потолок побелить, окна поменять. Дверь бамбуковую заказать. Ну, это ты уже сам. А, в общем, жить там можно.
- Спасибо, тётушка Чон! - бросился к ней на шею Аяш.
- Ну, ладно, ладно, без сантиментов! Забирай дом, и сыграем ещё одну партию.
- Тётя Чон, я побегу, обрадую маму, а потом мы с вами сыграем.
- Ладно, - махнула лапой Чон.

Аяш поспешил обратно. Ему не терпелось рассказать маме о новом доме. Теперь они смогут укрыться в нём от дождя, от ветра, от назойливых мух. Он будет защищать их от жары и холода. – Вот мама обрадуется! – думал Аяш.

Неожиданно он услышал плач. Тревожные протяжные звуки раздавались с берега, где он оставил маму. Аяш прибавил ходу. Как мог, толкался лапами вперёд, изгибаясь при этом всем телом. Крики становились всё громче. Аяш испугался, что с мамой что-то случилось.
- Мама! Мама! – закричал Аяш.
- Аяш! – услышал он в ответ надрывный крик матери. Она плакала и звала его:
- Аяш! Аяш!
- Мама, я здесь!

Мишу услышала голос сына и поползла  к нему навстречу. Вскоре она увидела своего малыша. Аяш перебирал лапками, и спешил к ней, что есть мочи. Он так был рад её видеть. Он так хотел ей рассказать о доме.
Мишу добралась до сына и тут же отшлёпала его.
- За что! – заплакал Аяш.
- Как ты мог уйти без спросу! Как ты мог так поступить! - мама то обнимала Аяша, то шлёпала его по попе.

Аяш плакал и Мишу плакала. Мишу плакала от горя, что чуть не потеряла малыша, и от счастья, что нашла его. Аяш рыдал, потому что ему было обидно, ведь он хотел, как лучше. И потому что ему было жалко маму.

Ночью они качались на волнах, лежа на спине, и смотрели на звёздное небо.
- Ты говоришь, что у нас нет дома, - обратилась Мишу к сыну. – Кто ещё может похвастаться тем, что его постель – сам океан? Кто может сказать, что великий и бездонный океан, качает его в своей колыбели и поёт ему колыбельную песню?! Этой чести удостоены только каланы! А теперь ответь, у кого ещё есть звёздное одеяло, величиной с небо? Только у каланов. Луна дарит нам свет. Звёзды берегут наш сон и рассказывают нам сказки. Мы – самые счастливые существа на свете. Ты понял, Аяш!?

Аяш не замечал раньше этой удивительной красоты вокруг. Над его головой весь усыпанный бриллиантами простирался чёрный бархат Вселенной. Словно кто-то разбросал в небе драгоценности - бусы, колье, цепочки. Возможно, там далеко, живёт звёздная королева. И эти сокровища принадлежат ей. Иногда, она их надевает. На торжества и приёмы. А в остальное время, украшения лежат в чёрной шкатулке и дарят свет ночным странникам и мечтателям.
- А как называется вот эта звезда? – спросил Аяш.
- Это Альдебаран. Одна из самых ярких звёзд галактики, - ответила ему Мишу.
- А это что? - продолжал любопытствовать Аяш.
- Это созвездие Большой Медведицы. А рядом – Малая медведица.
- Мама, а созвездие Калана есть?
- Нет, малыш.
- Ну, почему? Разве мы недостойны?!
- Наверно, его ещё никто не открыл. Быть может, тебе удастся это сделать, когда вырастешь? А пока, закрывай глазки! – Мишу поцеловала сына и пожелала ему доброго сна.
- Какой я счастливый, - подумал Аяш. – Спокойной ночи, Мамочка! Спокойной ночи, дядюшка Океан. Спокойной, ночи, тётушка Небо.

Сны Аяша. Сон четвёртый.

«Аяш летел. Летел по звёздному небу. Он махал лапками, переворачивался в воздухе, вставал, как птица, на крыло. Его путь лежал в тридевятое звёздное царство, где жила Звёздная Королева. Аяшу очень нужно было с ней встретиться и поговорить.
- Простите, - обратился он к пролетающему мимо метеориту, - вы не знаете, где живёт звёздная королева?
- Держись Млечного пути. А там спросишь, - просвистел метеорит.
Аяш летел вдоль Млечного пути, глядел по сторонам и любовался звёздами. Они сверкали, переливались, как настоящие бриллианты. Вдруг одна звезда ему подмигнула.
- Привет, малыш! Куда летишь?
- Я ищу Звёздную королеву. Мне очень нужно с ней поговорить.
- О чём ты хочешь с ней поговорить?
- Я хочу её попросить, чтобы она назвала одно из своих украшений «Созвездием Калана».
- Калана? – удивилась Звезда. – Хорошо, я ей передам!
- А вы с ней знакомы? – поинтересовался Аяш.
- Конечно! – ответила Звезда.
- А как вас зовут?
- Меня зовут «Око калана»!

***

Уже вторую неделю Мишу водила сына на учёбу. Детская школа располагалась в заливе «Тихих приливов», на берегу моря, у песчаного откоса. За то время, пока Аяш грыз гранит науки, Мишу успевала поохотиться, наловить рыбы, почистить свой гардероб, посетить фитнес-школу, поболтать с подругами – сделать все свои дела.

Занятия в школе и общение со сверстниками Мишу считала делом крайне важным для сына. Аяшу нужно было научиться выживать в окружающем его мире, находить общий язык с обитателями суши и моря, уметь, постоять за себя, если придётся. Мишу учила сына житейским премудростям каланьего братства. А в школе он постигал законы, по которым живёт весь мир. Мишу радовалась тому, что Аяш с удовольствием посещает занятия, усердно учится, добивается успехов, и что у него появился друг.

Друга Аяша звали Тухтыш. Он был тУпиком. Нет, нет, не подумайте ничего плохого, он очень хорошо учился. И получал по всем предметам только четвёрки и пятёрки. Тупики – это птицы. Своё название они получили за свой большой, почти треугольный клюв. Оперенье у них чёрно-белое, а ноги - оранжевые.

Тупики прекрасные рыбаки. Умеют летать в небе и в море. Да, да, под водой они тоже летают. Машут своими крыльями, толкая воду от себя, и летят. И больше никто в мире, кроме тупиков, не умеет летать сразу в двух стихиях.
Год назад несколько семей тупиков поселились на берегу Синей бухты. Там в небольшом торфяном обрыве они вырыли себе норы. Вскоре у тупиков появились птенцы, и родители начали их учить всему, что умели сами. Когда птенцы повзрослели, оперились, их отдали в школу.

Тухтыш Аяшу сразу понравился. Во-первых, потому что он почти всегда молчал. Даже тогда, когда старшеклассники поднимали его на смех. Дразнились. Тухтыш как будто не замечал оскорблений.
- Эй, ты, большеносик! Или как там тебя?! – резвилась компания морских котиков.
- Он, похоже, броненосик! – подхватывала тему группа тюленей.
- Откуда такие модные боты раздобыл? Дай поносить! – продолжали ржать морские котики.
- Это он апельсинов переел. Вот у него лапы и порыжели, - отвечали тюлени.
- Чё, молчишь-то? Тупишь что ли? – под общее ржание Тухтыш продолжал, как ни в чём не бывало, решать задачку по математике, которую задал ему учитель.
- Да, что с него взять! Тупик, он и есть тупик! – завершала свои выпады молодёжь.

Ещё Аяшу нравилось, что Тухтыш умел хранить тайны. На берегу Аяш прятал свои  сокровища. Ракушки. Просто копить богатства, не интересно. Если их некому показать. А хвастаться опасно. Если о твоём кладе будет кто-то знать, есть риск всё потерять.
Аяш открыл свою тайну Тухтышу, потому что верил, что тот не способен на подлости. С тех пор друзья не расставались. В школе они сидели за одной партой, вместе плавали, охотились, играли. И были, не разлей вода.

В субботу проводились соревнования по рыбной ловле среди первоклассников. Главным претендентом на победу был Тухтыш. За одно погружение в воду ему удавалось поймать около десятка рыб. Аяш тоже хорошо плавал. И глубоко нырял. Однако в скорости ловли уступал Тухтышу.

По свистку судьи Аяш и Тухтыш заняли исходные позиции. Аяш отплыл от берега, Тухтыш поднялся в воздух. Он нырял в воду с высоты. Камнем. Сложив при падении свои крылья. Второй свисток – и поединок начался.

Аяш устремился вниз. На глубине он оказался раньше Тухтыша, поскольку начинал заплыв с поверхности воды. Но Тухтыш вскоре его нагнал, словно стрелой пронзив телом толщу воды. Несколько взмахов крыльями, и вот уже первая жертва оказалась в его клюве. Затем вторая, третья. Тухтыш нанизывал рыбёшек одну за другой, как на спицу. Проталкивал их языком в глубину клюва. И что удивительно, когда Тухтыш открывал рот, чтобы заглотить очередную жертву, пойманные рыбы смирно сидели в клюве и не пытались вырваться. Тухтыш был блестящий охотник.

А что же Аяш? У Аяша не было такого вместительного носа, который имелся у его друга. У него был только карман в складках шубы. Туда он положил одну рыбину. А вторую удерживал в лапах. С таким уловом на звание победителя вряд ли можно было рассчитывать. Прозвучал предупреждающий свисток арбитра. До финала оставалось 15 секунд.

Аяш обогнул заросший губкой камень, и увидел группу морских ежей. Они обедали. Поэтому не сразу заметили надвигающуюся угрозу. Ежей было штук пятнадцать. Они сидели за общим столом, и трапезничали. Бурая водоросль, которую дружно поедало семейство ежей, таяла на глазах.
- Вот она, добыча, как на ладони! – подумал Аяш. - Только собирай! Но как всех этих ежей унести с собой?!

Ежи заметили своего закадычного врага – калана, и у них тут же пропал аппетит. До них дошло, что теперь кушать будут их. От страха ежи окаменели. Замерли с открытыми ртами. Аяш на уловку ежей не повёлся. Этот приёмчик он изучал на уроках БЖ (безопасности жизни). Правило гласило: «Если перед вами опасность, замрите. Притворитесь мёртвыми». Что ежи и сделали.

И тут Аяшу пришла в голову блестящая мысль! Он выпустил из рук рыбину, подплыл к ежам и стал крепить их к своей шубе, как колючки репейника. Ежи цеплялись за шерсть Аяша, и сами того не желая, попадали в ловушку. Один, второй, третий, четвёртый…. Финальный свисток! Нужно всплывать! Аяш сильно толкнулся задними лапами и вынырнул на поверхность!
Тухтыш появился на секунду раньше. Весь его клюв был забит рыбой. Друзья выбрались на берег. И разложили перед судьёй свои трофеи.

Судья подсчитал «морские колючки» на шубе Аяша. Их оказалось 11 штук. И потом произвёл ревизию рыбы, выловленной Тухтышем. В клюве Тухтыша уместилось 12 рыбин. Это значило, что Тухтыш победил Аяша с разницей в одну единицу. Судья уже был готов объявить победителя, как Аяш закричал:
- Подождите! Подождите!
Аяш заглянул в складки своей шубы и вытащил из-под мышки тушку рыбы.
- Двенадцать! – радостно провозгласил он. – Ничья!
Проигрывать, хоть и лучшему другу, было не очень приятно. А вот разделить с ним победу – это совсем другое дело!

***

- А где мой папа? – спросил маму Аяш, вернувшись из школы.
- Почему ты об этом спрашиваешь? – поинтересовалась Мишу. Вопрос Аяша застал её  врасплох.
- Сегодня за Тыхом приходил его папа. Он всегда забирает его из школы. Мама приводит, а папа забирает.
Тых был детёнышем тюленя. Симпатичный добрый неуклюжий толстячок.
- Тых - славный малый. И очень воспитанный. Всегда здоровается. Уступает место старшим. Хорошо учится. Ты с ним дружи, – Мишу пыталась перевести разговор на другую тему.
- Он ябедничает, - возразил Аяш. И тут же добавил:
- Где мой папа?

Мишу не знала, что ответить Аяшу. Как объяснить ему то, что он вряд ли ещё поймёт.
- Понимаешь, - начала Мишу. – Так получилось, что папа больше с нами не живёт.
- А где он живет? – не унимался Аяш.
- Далеко, - начала было Мишу. Но Аяш её перебил.
- На небе? – вдруг сказал он.
- Да, на небе, - подтвердила его слова Мишу, не найдясь, что ответить.
- Я знаю, - продолжал Аяш. – Мой папа - лётчик. Он погиб, выполняя задание. Мой папа – герой! Правда, мама?
- Да, твой папа - герой, - ответила сыну Мишу.

На следующий день, Аяш вернулся из школы весь в слезах. У него была большая царапина под носом. Воспитательница объяснила, что ей пришлось поставить Аяша в угол, за драку. И пока все дети играли и купались, Аяш отбывал наказание в одиночестве. Под старым ветвистым кустом.
- За что ты ударил Тыха? – спросила Мишу сына.
- А так ему и надо! Не будет говорить глупости! – хлюпая носом, ответил Аяш.
- Ты давай, не мямли, и рассказывай, как всё было! Умеешь, хулиганить, умей и отвечать!
- А чего он говорит, что не было у меня никакого папы-лётчика! Мой папа-герой! Я знаю!
- Конечно, герой! – успокоила сына Мишу.
- Только Тых говорит, что каланы не летают! - Аяш посмотрел на маму с надеждой.

Мишу не хотела расстраивать малыша. Она погладила его по голове и сказала:
- Летают. Конечно, не все. Но твой папа умел.
Историю про папу-лётчика Аяш узнал от Тухтыша. Тухтыш рассказал другу о том, что его папа погиб. И что он – герой. И что теперь Тухтыш – единственный мужчина в семье. Поэтому он должен быть сильным и бесстрашным. Аяш тоже хотел быть сильным и бесстрашным.
- А ты можешь научить меня летать? – попросил своего друга Аяш.
- Попробовать можно. А зачем тебе? – поинтересовался Тухтыш.
- Нужно, - замялся Аяш.
- Конечно, это будет не просто. У тебя нет крыльев. Но если всё рассчитать и регулярно тренироваться, то шанс есть.
- Когда начнём? – оживился Аяш.
- Завтра. После уроков.

На следующий день Тухтыш принёс Аяшу лётный шлем.
- Вот, надень. Это моего папы. Так будет безопасней.
Друзья отправились к обрыву. К тому месту в заливе «Тихих приливов», где берег вставал к морю отвесной стеной. Высота обрыва была небольшой. Но если вы не птица и боитесь высоты, даже малая возвышенность покажется вам серьёзным испытанием.
- Итак, - сказал Тухтыш. – Приступим.
Тухтыш положил крылья за спину, стал расхаживать взад-вперёд, чтобы подчеркнуть важность момента.
- Первое правило полёта – скорость. Если у тебя маленькие крылья, или их совсем нет, - Тухтыш хитро посмотрел на Аяша, - тебя спасёт только скорость. Это значит, - продолжал Тухтыш, - перед тем как оторваться от земли, ты должен раз-бе-жать-ся! Попробуем.
Тухтыш начертил на земле линию.
- Я махну рукой, ты беги, как можно быстрее. Как будто за тобой гонится Большой Бо!
- Ага, - ответил Аяш.
- На старт! Пошёл! – крикнул Тухтыш.

Аяш, что было сил, рванул с места. Сначала он пытался тащить своё тело на передних лапах, слегка помогая себе задними. Но делом это оказалось нелёгким, к тому же не эффективным. Во-первых, получалось медленно. Во-вторых, больно. Живот тёрся о камни и песок.
- Давай, давай, давай! – подбадривал Аяша тренер. – Ты словно черепаха плетёшься!
Слова друга разозлили Аяша, и он прибавил ходу. Теперь Аяш выгибался всем телом, подтягивал свои задние конечности, толкался ими и снова делал волну. При такой технике скорость заметно выросла, но энергии тратилось вдвое больше. Аяш еле дотянул до финиша. Рухнул  на живот и тяжело задышал.
- Не расслабляться! Две минуты на отдых и новый забег!
- Я больше не могу!
- Хорошо, - спокойно сказал Тухтыш. – Завершаем тренировки. Потому что лётчика из тебя не получится.
- Нет, продолжаем, - Аяш поднялся на лапах и приготовился к старту.
Быстрей, быстрей, быстрей! - Тухтыш бежал рядом с Аяшем и кричал ему в ухо подбадривающие слова.

В отличие от Аяша бег давался Тухтышу легко. Во-первых, у него на это были две ноги, пусть и оранжевые. В беге цвет не имеет никакого значения. В беге важна скорость. Во-вторых, Тухтыш помогал себе крыльями. Аяш только мешал себе. И животом. И лапами, и ластами. Каланы рождены, чтобы плавать, а не чтобы бегать. Но если ты хочешь стать лётчиком, если ты замахнулся на небо, изволь терпеть!

Третья попытка забрала у Аяша последние силы. Тухтыш остался доволен тренировкой. Но заметил, что работы предстоит немало.
- А когда я смогу летать? – спросил у тренера Аяш.
- Ну, этого никто не может сказать, - загадочно ответил Тухтыш. – Одно я знаю точно, если ты действительно чего-то хочешь, то обязательно добьёшься. Главное, не сдаваться.

Перед сном Мишу смазывала Аяшу живот целебной мазью и всё удивлялась, чем это можно заниматься, чтобы так ободрать шерсть. На все её вопросы, сын отвечал что-то невнятное.
- Мамочка, это мы летали!
- Ага, - вздыхала Мишу, - и тёрлись животом о тучи.

Сны Аяша. Сон пятый.

«Аяш бежал быстро-быстро, легко-легко. В какой-то момент он почувствовал, что отрывается от земли. Он всё реже и реже касался ногами почвы, и всё больше зависал в воздухе. А потом вдруг подпрыгнул, расправил свои лапы и полетел, подхваченный потоком воздуха.
Аяш махал задними конечностями. Ведь они были больше передних и чем-то напоминали крылья. Хвост прекрасно справлялся с ролью руля. Аяш летел! Невидимые ветряные реки несли его вдаль, по своему руслу. Там внизу простиралось Бобровое море, Синяя бухта, река Каланка, залив Тихих приливов - они были абсолютно не похожи на себя. Такими их знали только облака и птицы. Аяш был первым из клана калана, кто смог воспарить над землёй. Первым, кому небо открыло свои тайны.
Аяш был несказанно горд. Он умеет летать! Один единственный из всех бескрылых существ Земли! Сверху он заметил какую-то тень. Вообще каланы хорошо видят только перед собой. Чтобы разглядеть тень, Аяш перевернулся на спину.
- Ты кто? – спросил Аяш незнакомца, летящего вниз головой.
- Кто, кто – слон! – ответил некто с большими ушами и длинным хоботом.
- Но слоны не летают! – удивился Аяш.
- Ещё как летают, - ответил слон и, взмахнув ушами, скрылся за облаком.
- Так значит я не один умею летать?! – расстроился Аяш.
- Нас двое, - успокоил его слон, появившись из тумана. – Ты и я!
- А мы? – возразили хором черепаха, тюлень и котик, вынырнув из облака. – Мы что же не в счёт»?!
- Намаялся за день! - думала Мишу, вытирая сыну слёзки. – Наверно, что-то страшное приснилось. Аяш во сне всхлипывал. Жизнь казалась ему такой несправедливой!

***

На сегодня был назначен первый полёт Аяша. Первый его самостоятельный выход в открытое небо. Тухтыш провёл последние инструкции, и попросил Аяша повторить весь порядок действий.
- Сначала я разбегаюсь, как можно быстрей. Потом сильно толкаюсь лапами о край обрыва. А потом совершаю свободное паденье. Помогая себе всеми четырьмя конечностями.
- И хвостом, - поправил его Тухтыш.
- И хвостом, - подтвердил Аяш.
- Ничего не бойся, я буду рядом! – Тухтыш закрепил Аяшу на поясе страховку. – Если что-то пойдёт не так, верёвка тебя выручит.
- Так вот вы где?! – словно из-под земли перед Аяшем выросла грозная фигура воспитателя.

Тётушка Сён, стояла руки в боки и качала головой. – Ну, это ж надо! У меня под носом устроили клуб космонавтики, а я, и ведать не ведаю!
Тётушка Сён была классной дамой Тухтыша и Аяша. И по совместительству - Ларгой на пенсии. Хоть и продолжала работать. Тётушка Сён не могла сидеть без дела. И очень любила детей.

Ларга – близкий родственник обыкновенных тюленей. То есть собственно тюлень и есть, только пёстрый. У тётушки Сён была очень красивая шерсть. Снизу – светло-серебристая, сверху тёмная, с коричневыми пятнами. Несмотря на свой солидный возраст, Сён следила за собой и за модой. Регулярно ходила в парикмахерскую, делала маникюр и покупала шляпки.
Старая Ларга считала, что женщина без шляпки – всё равно, что мужчина без усов.
- А я понять не могу, куда это они после занятий исчезают! И почему это у некоторых животы облезают! Признавайтесь, что задумали?! – грозно сказала тётушка Сён.
- Я хочу стать лётчиком, - ответил Аяш.
- Кем?! – вытаращила глаза воспитательница.
- Лё..лётчиком, - неуверенно повторил Аяш.
- Калан-лётчик – в этом что-то есть! – засмеялась Сён.
- Да, да! - закричал Аяш. - Я буду лётчиком! Как мой папа!
- Ах, вон оно что, малыш, - вздохнула Сён. Она была не только самой модной бабушкой в заливе, но и самой мудрой. – Давай-ка, сюда шлем, отвязывай веревку, и пойдём в класс. Там тебя мама ждёт.
- Он будет лётчиком, обязательно будет! – вступился за друга Тухтыш.
- Мой папа тоже был лётчиком, - начала свой рассказ тётушка Сён. Мне, конечно, никто не верил. И я очень хотела всем доказать, что тюлени летают. Летают, как птицы! Но я не стала этого делать. Я – Ларга. Я умею ловить рыбу. Я умею плавать. Я люблю море. Зачем тратить время на то, что другие делают лучше! Зачем заниматься тем, что мне не дано?! Лучше я буду хорошей Ларгой! – сказала я себе. И ни разу об этом не пожалела!
Аяш внимательно слушал тётушку Сён. Когда она говорила, всё было ясно и понятно. И, главное, верно. - И, правда, - думал Аяш, - зачем плохо летать, если можно хорошо плавать! Лучше быть первым пловцом, чем последним летуном!
- Тётя Сён, но ведь плавающих каланов много, а летающих - ни одного! – сказал Аяш, и тут же добавил: - Ну, кроме моего папы!
- Будь лучшим! Или хотя бы стремись к этому! – посоветовала тётушка.
- Ешь и спи, лови рыбу, плавай на спине, и так изо дня в день, всю жизнь?! Никакого героизма в этом нет. Я вообще не понимаю, зачем нужны каланы?
- Настанет день, когда ты всё поймёшь. Ты ответишь на вопрос, зачем ты здесь. Все живые существа, все обитатели земли – это огромный оркестр. Он слажено играет под управлением гениального дирижёра, не прерываясь ни на миг. Нет ни одного ненужного или плохого музыканта. У каждого своя партия. Своя роль, и ничья больше. Если мы здесь, значит, мы нужны. Если мы уходим, значит, нужно уступить место другим. Чтобы дать им сыграть партию. Но уже в другой пьесе.

Сны Аяша. Сон шестой.

«Яркий свет слепил глаза. Аяш не видел лиц в зрительном зале. Это было ему на руку, поскольку волнение, которое он испытывал перед выступлением, могло отразиться на игре. Дирижёр расправил руки-крылья, взмахнул палочкой, и оркестр заиграл прелюдию. Родилась музыка. Нежная, страстная и красивая.
На Аяше был смокинг, белоснежная накрахмаленная рубашка и галстук-бабочка. В руках он держал скрипку. Аяш водил смычком по струнам, и следил глазами за нотами. Его музыкальная партия была написана на белом листе бумаги, с дорожками из пяти линеек.
Мишу сидела в зрительном зале и с восторгом следила за игрой сына. Дирижировала оркестром тётушка Сён. Когда музыка достигла накала, тётушка Сён повернула голову к Аяшу и шепнула:
- Давай, малыш! Пришёл твой звёздный час! Твоё соло»!
- Мама, я хочу быть музыкантом!
Это были первые слова Аяша, когда он проснулся.
Мишу высморкала Аяшу нос и спокойно ответила:
- Конечно, сынок.

***

- Шторм! Шторм! – кричали чайки. – Скоро начнётся! Все в укрытие!
Этот сигнал тревоги был знаком всем жителям Бобрового моря и его окрестностей. Он не сулил ничего хорошего. Недобрая весть быстро разлеталась во все уголки Синей Бухты. И каждый её житель: на суше, в воде и в воздухе тут же передавал тревожное сообщение всем встречным, чтобы те посылали его дальше, глубже и выше.

На первый взгляд море было спокойным. Лёгкие волны катились на берег, разбивались белой пеной о камни. Накатывали и тут же таяли. Но было в воздухе что-то такое, что привносило ощущение беды, её скорое пришествие.
- Плывём к берегу! Скорее, малыш, - поторапливала сына Мишу.
- Мы же собирались ложиться спать! Солнце садится! – удивился Аяш.
- Сегодня мы будем ночевать на берегу! – объяснила ему Мишу.
- Но ты же сама говорила, что на берегу оставаться опасно. Туда наведывается Большой Бо, - напомнил маме Аяш.
- Сегодня на море будет опаснее, - ответила Мишу. – Надвигается шторм!
- Шторм?! – повторил Аяш, не понимая, значения этого слова.
- Быстрее! Быстрее! – поторапливали чайки. – Все в укрытия!

Обитатели моря спешили выбраться на сушу. Тюлени, каланы, сивучи, ларги, морские котики, птицы - все те, кто жил на море, а не в море. Но это не значит, что знак беды касался только надводных жителей. Ах, если бы вы видели, какая суета творилась сейчас на дне океана!

Морские ежи зарывались головой в песок. Они отчаянно работали своими крохотными ручонками, чтобы укрыть своё круглое тельце! Пыль стояла столбом!
Рыбы забивались под камни, кутались в траву, в водоросли. Крабы накрывались ракушками и камнями. Скаты ложились на дно. Осьминоги и миноги уносили ноги. Кальмары срочным рейсом отправлялись на Канары. Киты погружались на глубину.

Окна и двери жилищ повсеместно закрывались. Дома и домики запирались на все замки и на все засовы. Со всех сторон только и слышалось: - Хлоп! Хлоп! Хлоп!
- Пустите меня, пустите! – кричали потеряшки, и те, кто не успел спрятаться. Иногда чьё-нибудь окно открывалось, и несчастный успевал забежать внутрь. Но зачастую хозяева оставались глухи к чужой беде. Мой дом - моя крепость. Так гласил закон.

Вскоре весь берег Синей бухты был усеян морскими животными. Как будто они собрались на общее собрание или слёт. Здесь можно было встретить представителей совершенно разных кланов, семейств, родов, видов и подвидов. Различия сейчас ни имели никакого значения. Все были рядом, вместе, чтобы переждать беду.

Наступило всеобщее перемирие. Никто не выяснял отношений, никто не воевал. Надвигалась всеобщая беда, и никто не знал, выживет ли он после морских волнений.
- Вы не будете возражать, если мы с сыном, устроимся рядом с вами, - обратилась Мишу к пожилому Сивучу.
- Пожалуйста, - ответил Сивуч и даже подвинулся, освобождая для молодой мамы дополнительное пространство.

Мишу легла на живот и прижала к себе Аяша. Нужно было устраиваться на ночлег. Аяш не мог понять, что происходит, и почему все так суетятся. Ситуация его скорее веселила, чем пугала. Ему было любопытно узнать, что будет дальше, и чем всё закончится. Море по-прежнему не выказывало признаков беспокойства. Наоборот, наступила какая-то странная тишина.

Ни одной волны. Гладкая, как зеркало, поверхность воды. И абсолютная тишина. Молчали птицы, которые без болтовни минуты прожить не могли. Молчали насекомые, которых хлебом, не корми, дай пожужжать. Молчали звери. Молчало всё живое. Всё. И вдруг. Море содрогнулось. Вспучилось. Горизонт раскололся. Волны величиной с гору встали на дыбы. Как будто огромные кони с крутым норовом стали бить копытами. Они взмахнули своими гривами и помчались галопом. Морская конница неслась туда, где нашли своё пристанище Аяш и Мишу.

Табун волн дикий и неукротимый набегал на берег. Кони отчаянно бросались на камни. И тут же новые и новые скакуны сменяли их, новые и новые жеребцы вставали на дыбы и пускались вскачь.

Аяш прижался к маме. Он дрожал всем телом. Ему не было холодно, ему было страшно. И хотя волны не доставали до укрытия, всё происходящее наводило на Аяша ужас. Океан бушевал. Сегодня у него было плохое настроение. Почему оно испортилось, было не известно. Но он явно не хотел никого видеть. И выставил всех за дверь. От греха подальше.
Все подданные послушно пережидали гнев хозяина. И не роптали. Они знали, что он их любит. Просто их кормилец, отец родной, нынче не в духе. С кем не бывает! Если уж у захудалой букашки-таракашки случается плохое настроение, и она нет, да и куснёт кого от злости, то, что уж говорить о его величестве Океане!

Море кипело. Огромный котёл страстей пытался потушить дождь, но только ещё больше раззадоривал Гневливца. Небо кидало огненные стрелы, гром устрашал грозами. Всё напрасно. Океан бушевал, и не желал никого слушать.
- Мама, на что он обиделся? – спросил Аяш.
- Кто? – не поняла Мишу.
- Океан, - ответил Аяш.
- Не знаю, малыш. Этого никто не знает. Видно, что-то мы не так делаем. Не так, как он задумал.
 - А как он задумал? – не унимался Аяш.
- Так он ведь не говорит. Мы должны сами понять. Пока живём, - вздохнула Мишу.
- Как тут поймёшь, если он не говорит! Может его спросить? – предложил Аяш.
- Обязательно. Вот он успокоится, я пойду у него и спрошу: чего тебе надобно, старче?
- Мама, ты не смейся. Я серьёзно!
- Так и я серьёзно, - улыбнулась Мишу. – А сейчас спать. Кажется, стихает.

Море и вправду успокоилось. С отчаянного галопа кони перешли на лёгкую рысцу. Прогулочным шагом гуляли они по безбрежным просторам. Какой-то невидимый наездник обуздал их. Попридержал. Да они и сами были рады. Устали. Набегались. И хотели отдохнуть. Попастись и пощипать травку.

Сны Аяша. Сон седьмой.

«Гривы у коней длинные, густые. Их надо причёсывать. Возьмите Гребешок», - посоветовал Аяшу Морской конёк.
Аяш поблагодарил Конька и принялся за работу. Лошадка у него была маленькая, но ретивая.
- Где ж ты бегал-носился, что у тебя так волосы спутались! – выговаривал своей лошади Аяш. – Эх, ты, непутёвый!
Конь слушал хозяина и косил на него чёрным глазом. Когда Гребешок застревал в прядях и причинял боль, жеребец тряс головой. А Гребешок покрикивал.
– Терпи, терпи! – уговаривал лошадь Аяш. – И ты тоже, - обращался он к Гребешку.
Весь хвост лошади был усеян колючками, их было очень трудно отлеплять. Они явно не желали сниматься с насиженных мест. Аяш отдирал колючки, конь бил копытом. Эта процедура ему явно не нравилась. Наконец, он встал на дыбы и поскакал прочь.
- Стой! – закричал Аяш. - Не надо! Остановись»!
- Терпи, - услышал он в ответ, когда открыл глаза. Мама вычёсывала ему шерсть, чистила его шубку.
- Терпи, - повторила Мишу. – Кто колючек со всей округи насобирал?
- Это не я. Это – лошадка, - ответил Аяш.
- Ага, - сказала Мишу. – Тогда я мама-лошадь!

***

Уже почти весь берег был пуст. Животные покинули сушу, так как море успокоилось. Ничто не предвещало беды. Океан безмятежно спал, как будто накануне ничего не было. Ни страшной бури, ни девятого вала, ни безумства стихий. Несколько мамочек со своими детьми продолжали нежиться в лучах солнца. Остальные вернулись домой, в море. Жизнь вошла в своё привычное русло.

Прибрежная полоса была сплошь усеяна водорослями, мелкими рыбёшками, раковинами, выброшенными ночью волной. Чайки с криками подбирали еду, пировали остатками вчерашнего стола.

Мишу тоже собиралась выйти в море. Поохотиться. Пора было завтракать. Её останавливало непонятное чувство тревоги. Нарастающее в душе беспокойство. Неожиданно ей в глаза бросился странный силуэт. Кто-то очень тяжело двигался вдоль берега. Полз прямо у воды и кричал. Точнее, хрипел сорванным голосом.
Мишу узнала в странном существе свою подругу Рай. Она тут же бросилась к ней навстречу. Рай как будто не узнавала Мишу. Она продолжала ползти и беззвучно кричать.
Мишу попыталась её остановить, успокоить, расспросить. Но Рай как будто ничего не слышала и не видела.

Ситуацию прояснила черепаха Чон, оказавшаяся рядом.
- Она потеряла свою дочь, - кивнула Чон в сторону Рай. – Ранним утром, - продолжала Чон, - когда вся колония мирно спала после страшной ночи, на берег ворвалась акула. Из банды «косатиков». Она схватила первого попавшегося зверя и утащила в море. Этой несчастной оказалась Мис, дочка тётушки Рай.
- Но как же можно! Ведь было объявлено перемирие! Есть негласный закон - не воевать, не убивать во время общей беды! – с негодованием сказала Мишу.
- Для этих бандитов законы не писаны! Разве они когда-нибудь считались с мировым сообществом! Всегда делали, что хотели!
- Этого нельзя так оставлять! – кипела от возмущения Мишу.
- Что мы можем сделать, милейшая Мишу! - продолжала черепаха. – На их стороне сила. У них зубы и клыки в несколько рядов. Мы беспомощны, абсолютно беспомощны. Всё, что мы можем – возмущаться и негодовать. Надо благодарить небо, что мы живы. Ведь на месте бедняжки Мис мог оказаться любой из нас.

Тётушка Рай была убита горем. Погиб её ребёнок. И хоть Мис была уже взрослой девочкой, для Рай она по-прежнему оставалась ребёнком, любимой доченькой. Мишу не могла даже представить, что с её малышом может что-то случиться. Она знала, что мир таит в себе много опасностей, что много каланов и особенно медведок гибнет ещё в раннем возрасте, но она даже думать не хотела, что её малыша может постигнуть такая участь.

Мишу тщательно оберегала Аяша, всегда была рядом с ним. Она учила его быть бдительным, соблюдать все правила безопасности. Мишу безумно любила своего сына. И готова была сама оказаться в акульей пасти, лишь бы с её малышом ничего не случилось.
- Почему тётушка Рай плачет? – спросил маму Аяш.

Мишу крепко-крепко обняла своего малыша и, еле сдерживая слёзы, сказала:
- Никогда не уплывай далеко в море! Слышишь!?
- Хорошо, - пообещал Аяш.
- А почему ты плачешь, мама?
- Ветер, - ответила сыну Мишу. – Ветер.
Аяш очень удивился. Погода стояла чудесная. Светило яркое солнце, царило полное безветрие. Море безмолвствовало.

***

Весть о стае косаток быстро разнеслась по всему побережью. Новая беда пришла в общий дом. Последний раз косатки наведывались в Синюю бухту около года назад. Тогда колония не досчиталась пятерых братьев и сестёр. Акулы вышли на мелководье и напали на отдыхающих каланов. Двое оказались в акульей пасти сразу, остальным удалось выбраться на берег. Достигнув суши, каланы поползли по камням, но акулы настигли их и успели схватить ещё троих беглецов.

Во главе косаток стоял дельфин по имени Чуч. Да, не удивляйтесь, гроза всех морей и океанов - косатки – это родственники дельфинов. Но если их сородичи мирно и спокойно сосуществуют со всеми, то косатки – нет. Своё название они получили за спинной плавник в виде косы. Этот плавник наводил ужас на всех! Везде, где он появлялся, проливалась кровь, и гибли обитатели моря.

Договориться с косатками было невозможно. Все переговоры заканчивались скандалом. «Косатики» давали обещание не нападать, а потом первыми нарушали соглашение. Так случилось и в этот раз.

Сообщество призвало всех обитателей бухты держаться вместе. Не отплывать далеко от берега. Теперь большую часть времени каланы проводили на суше. И ночевать оставались на берегу. Суша не являлась идеальным укрытием. Насколько хорошо чувствовали себя каланы в воде, настолько неуклюжими они были на берегу. Кроме того, Большой Бо, любитель каланьего меха, нападал именно с земли. Каланы нервничали. Наступили не лучшие для них времена. На море их ждали акулы, на берегу – Бо.

Было решено, организовать дежурство. Чтобы беда не застала каланов врасплох, и колония могла спокойно отдыхать, ночью самые сильные самцы сменяли друг друга на посту. Организацию дежурства взял на себя дядюшка Тор.

Родителей призвали не отпускать малышей далеко от себя. Мишу теперь даже днём старалась не спать. Она часто навещала свою подругу Рай. Та понемногу возвращалась к жизни. Хотя по-прежнему была очень подавлена.

***

Аяш, как и большинство детей побережья, совершенно не разделял страхов взрослых. Он продолжал беззаботно играть, веселиться, как и полагается детям.

Занятия в школе продолжались. Особое внимание теперь уделялось урокам по безопасности жизни. Тётушка Сён объясняла ребятам, как нужно себя вести при приближении опасности. Мальчишки не воспринимали её слова всерьёз. К тому же им хотелось покрасоваться перед девчонками. Малыши вообще ничего не бояться. Бояться взрослые. Потому что знают цену беды.
- Запомните, - говорила Сён своим ученикам, - как только вы увидите над водой косой чёрный плавник, со всех ног плывите к берегу. Мы с вами умеем, и плавать и ползать, а косатки, могут только плавать. В этом их слабое место. И наше с вами спасение.
- Да они меня ни за что не догонят! – возразил Аяш. – Я стометровку за 5 секунд проплываю. Меня даже дядя Тор похвалил.
- Ты, молодец, Аяш. Только косатки плавают быстрее. И выбрасываются на берег. Помни об этом!
- А я и бегаю быстро! Меня Тухтыш научил!
- Да, он лучший бегун среди каланов! – подтвердил слова Аяша Тухтыш.
- Эх, мальчишки, мальчишки, вы всё дурачитесь. А беда шутить не будет.

На перемене одноклассники играли у самого берега в новую игру. Она называлась «Морской бой». Сообща выбрали водящего, он стал акулой, и «жертву», того, кого акула должна была ловить. Остальные игроки изображали морские рифы. Водить выпало Тыху. Роль жертвы досталась морскому котику по имени Гадж.

Тых бросился за Гаджем. Да так рьяно, что чуть не «запятнал» его. Гадж увернулся, «рифы» замкнули круг и преградили «акуле» путь. Тых пытался обмануть играющих, прорваться. Но ребята так азартно защищали Гаджа, что все уловки Тыха, превращались в прах.

Тогда «акула» пошла на хитрость, перепрыгнула через рифы и вырвалась из оцепления. Гадж убегал «восьмёрочкой», ловко  проходя между рифами. И если Гаджу не составляло никакого труда обходить «рифы», то для Тыха стало настоящим испытанием пробиваться сквозь цепь игроков. Рифы визжали, кричали, били лапами по воде и не пропускали Тыха вперёд.
Неожиданно Тых пропал из поля зрения. Ушёл на глубину. Выдержал небольшую паузу, незаметно подкрался к «жертве» и схватил Гаджа за хвост. Тых ликовал. Гадж проиграл, и был «съеден» акулой-Тыхом. Теперь ему предстояло самому побывать в роли хищника. На роль «жертвы» вызвался Аяш.

Через несколько дней Аяшу исполнялся год. Возраст для калана очень важный. В двенадцать месяцев детёныши каланов из медведок превращаются в кошлаков. Что это значит? Вот если бы каланы были людьми, то в этом возрасте они получали бы паспорт.
Аяш очень ждал свой день рождения. Ему так хотелось стать взрослым! Кошлакам уже многое разрешалась. Они сами охотились, сами добывали пищу. Их допускали во взрослые игры. Им доверяли взрослые тайны. И хотя Аяш по-прежнему очень любил маму, уж больно ему не терпелось стать самостоятельным!

Аяш уже подыскал себе камень для охоты. Камень торжественно вручается каланам на первый день рождения во время обряда посвящения. Но Аяш не мог удержаться, и тайком носил камень с собой. В кармашке шубы.

Гадж припустил за Аяшем. И если ещё минуту назад все игроки помогали ему, то теперь всячески препятствовали его передвижениям. Аяш держал Гаджа на расстоянии. Дразнил и сам подплывал к нему, чтобы обострить ситуацию. Гадж бросался за жертвой, и тут же нарывался на стену рифов. Новый рывок и новое препятствие. Гаджу никак не удавалось прорвать кольцо, он решил действовать так же, как Тых - напасть на Аяша из воды. Но Аяш ушёл на глубину и пресек все попытки внезапного нападения.
Соперники продолжали трепать друг другу нервы. Неожиданно одна из девочек закричала: «Акула! Акула»!

Дети заметили в двух метрах от себя акулий плавник. И тут же с визгом бросились врассыпную. Малышей охватила паника. Они старательно гребли к берегу, «плавник» преследовал их, казалось ещё миг, и он кого-нибудь догонит!

Тётушка Сён поспешила на помощь своим подопечным. Она хватала их за холку и отбрасывала подальше от воды. Почти все успели выбраться на берег. Плавник остановился и замер. Все притихли и напряжённо ждали, что непрошеный гость будет делать дальше.
К месту происшествия уже сбегались крупные самцы, чтобы своими телами прикрыть малышей, а если понадобиться и показать зубы.

Плавник ещё некоторое время постоял без движения, а потом начал удаляться. Опять замер. И вдруг вынырнул из воды. Вместе с Тыхом, который держал его в руках.
- Это Тых! – закричали ребята. Все были в ужасе.
- Эх, вы, трусы! - гоготал Тых. – Это же простой камень! А вы испугались!
В лапах Тых держал плоский чёрный камень, который по виду очень напоминал акулий плавник. Тых очень веселился оттого, что ему удалось так разыграть своих одноклассников.
- А ну-ка, вылезай из воды, шутник! – тётушка Сён стояла руки в боки. Это значило, что она страшно сердится.
- Да, ладно вам, это же не настоящая акула! Это розыгрыш. Это же смешно! – и в доказательство своих слов Тых громко рассмеялся.
Все на берегу пребывали в молчании. По их лицам было видно, что веселиться вместе с Тыхом, никто не желает. Тых почувствовал, что в воздухе запахло наказанием.
- Да, что такого! Что вы все как воды в рот набрали! – Тых возмущался и не хотел выходить.
- А ну-ка, марш на берег! – скомандовала тётушка Сён. В её интонациях появились жёсткие нотки. Тых нехотя вышел из воды. Воспитательница вырвала из его рук камень и зашвырнула подальше от берега. Так как камень был плоским, он выпек на воде пять блинчиков и только после этого скрылся из виду.
- Ого! Вот это круто! – восхитились ребята.

Тётушка Сён так рьяно запустила камнем, что с её головы слетела её любимая шляпка, привезённая внуком из дельфинария. Ветер подхватил головной убор воспитательницы и стал относить его в море.
- Я сейчас! Я достану! – крикнул Аяш и бросился в воду.
- Аяш, не надо! Вернись! – крикнула тётя Сён.

Но Аяш не слышал её, он сломя голову мчался за унесённой ветром соломенной красавицей.
Шляпку подхватила лёгкая волна, потом другая, протащил по воздуху ветер. Волны и ветер, словно играли, перебрасывая шляпку друг другу. Аяш почти настиг цель, как шляпой завладел ветер. Он поднял её высоко-высоко, и отдавать не собирался. На помощь другу поспешил Тухтыш. Он вырвал соломенную принцессу из объятий ветреного ухажёра и, крепко держа её в клюве, совершил круг почёта над  водой.

- Ура! – кричали на берегу. Все радостно приветствовали победителей. Один Тых сидел в сторонке и не разделял всеобщего веселья. Тухтыш подлетел к тёте Сён, под бурные аплодисменты торжественно вручил ей шляпку и вдруг услышал: «Акула!»
Все, кто стоял на берегу, заметили в воде чёрный косой плавник. Дети и взрослые переглядывались друг с другом и не знали, как реагировать.
- Аяш, немедленно плыви к берегу! – кричала тётя Сён. – Да что за день-то такой!
Плавник медленно приближался к Аяшу. Аяш воспринял это, как игру. Он тут же отплыл, чтобы держать плавник на расстоянии.
- Быстрей плыви к берегу! – кричали ребята.
Тухтыш взмыл в небо, чтобы разведать обстановку с воздуха. Зависнув над плавником, он крикнул другу: - Это настоящая акула! Спасайся!

До Аяша, наконец, дошло, что игра закончилась, и теперь начинается битва за жизнь. Он предпринял яростный рывок в сторону берега. Плавник тут же прибавил ходу. Аяш чувствовал в двух шагах от себя огромную беду. Но плыть быстрее у него не получалось!
 -Давай, давай, давай! – кричал ему Тухтыш. Как делал это на тренировках, когда подопечному нужна была поддержка.
- Давай, Аяш! – кричали хором с берега. И Аяш давал, сколько мог. Но силы покидали его. Движения становились ватными. Лапы отяжелели. Аяш чувствовал, что плавник его настигает.
Аяш остановился, чтобы передохнуть. Он видел, как огромный оскал движется на него. Он понимал, что беды не избежать. С берега отчаянно кричали. Тухтыш летал над акулой, не в силах, что-либо изменить.

Когда огромные зубы приблизились к Аяшу, он выхватил из-под мышки свой камень для охоты и ударил акулу по морде. Это скорее был акт отчаяния, чем попытка самозащиты. Удар пришёлся в аккурат косатке по носу. Но что для такого огромного многотонного зверя, как акула, удар камушком детёныша калана, который в десятки раз меньше и слабее его.
Аяш зажмурил глаза, чтобы не видеть больше эти страшные зубы, чтобы скорее всё закончилось. Секунда, две, три. Ничего не происходило. Когда Аяш открыл глаза, он увидел перед собой спящую акулу! В это было невозможно поверить, но косатка, которая только что хотела разорвать его на мелкие кусочки, мирно дремала. Аяш бросился к берегу и через несколько мгновений выбрался на сушу, где его уже не чаяли увидеть друзья и знакомые.
Тухтыш заключил друга в объятия:
- Ты молодец! Ты победил!
- Герой! Герой! – скандировали ребята.
Аяш ещё не осознал, что произошло. Он только понимал, что жив. И это главное. Все поздравляли Аяша, обнимали, целовали. Он смущался:
- Да, что я сделал-то?
- Ребята, качай его! - предложил кто-то. И тут же десятки лап подхватили Аяша и начали подбрасывать вверх!


***

История с акулой бурно обсуждалась в Синей бухте и далеко за её пределами. Слухи о медведке, который вышел победителем в схватке с косаткой, разнеслись со скоростью ветра. Везде и всюду: в воздухе, в воде и на земле, разговоры были только об Аяше. Как это часто случается, передаваясь из уст в уста, история начинает обрастать всякими небылицами.

Вот и сейчас толпы любопытных спешили посмотреть на чудо-малыша: одни были уверены, что Аяш бился сразу с тремя акулами. Первой сломал нос, второй выбил глаз, а третей забрался в пузо, вырвал у неё сердце, после чего акула сама его выплюнула.

Другие рассказывали, что Аяш вспорол акуле брюхо острой как лезвие раковиной. Третьи утверждали, что медведок отправил косатку в нокаут, так как занимался боксом. У малыша очень тяжёлый удар. Таким уж он родился богатырём.

Бабушка-черепаха проделала долгий путь, чтобы поглядеть на Избранника, который спасёт мир от злых сил. Бабуля почти ничего не видела, но ей было важно подержать за лапу чудесного малыша.

И только очевидцы тех событий могли с уверенностью сказать, что ничего этого не было, никто не вырывал никаких сердец. Аяш действительно ударил акулу, но камнем по носу. И это ж надо, так совпасть, что у них, у акул, нос – слабое место.

Мишу, когда узнала о случившемся, чуть не лишилась чувств. Она представила страшную зубастую акулью пасть, распахнутую над её малышом, и ей стало плохо. Её маленький Аяш мог погибнуть! Её сыночек был в шаге от смерти! Её кровиночка защищался, бился с огромной акулой и победил, чего не удавалось ещё ни одному взрослому.
Мишу ходила за Аяшем по пятам и ни на секунду его не отпускала.
- Мама, - успокаивал её Аяш, - не волнуйся! Я уже взрослый!

Надо сказать, что и на глубине, под водой шли бурные обсуждения случившегося. Больше всех негодовал Чуч. Ведь именно он получил по носу от Аяша. Дело осложнялось тем, что всё произошло на глазах его подельников. Обычно косатки выходят на охоту всей стаей. И пока один нападает, остальные ждут в сторонке. Чтобы потом вместе добить жертву.

Чуч получил по носу на глазах у своих сотоварищей. Да ещё от кого? От салаги-медведка! Такое унижение Чуч пережить не мог. Его авторитет в стае резко упал. Косатки не желали подчиняться главарю, который не смог справиться с детёнышем калана.

Акулы тайно готовились свергнуть Чуча и назначить нового главаря. Чуч чувствовал, что в стае назревает бунт, и вынашивал свой коварный план.

За короткий срок Аяш стал настоящим героем. Каждый хотел с ним познакомиться, подружиться. В школе учителя рассказывали, как надо себя вести в критической ситуации на примере подвига Аяша. Молодые мамочки называли новорождённых именем Аяш. Теперь на берегу то и дело слышалось: - Аяш! Аяш! Аяш! Десятки маленьких Аяшей – тюленят, котиков, медведок ползали по песку и лепили куличики.

А наш герой по-прежнему оставался скромным и добрым малышом. Слава,  которая  так внезапно на него обрушилась, совсем его не волновала. Всё, чего он сейчас страстно желал, был предстоящий день рождения. День, когда ему исполнится ровно год.

Был ещё момент, который не давал покоя Аяшу. Во время схватки с акулой он выронил свой камень для охоты. Найти его так и не удалось, а новый камень Аяш ещё не присмотрел. Ведь это должен быть особенный камень. Приносящий охотнику удачу!

Мишу не планировала пышных торжеств, а лишь собиралась испечь пирожки с морской капустой, чтобы Аяш мог угостить своих одноклассников. Однако к ней подошёл дядюшка Ракко и пригласил отпраздновать день рождения Аяша у него в кафе. Причём за счёт заведения. Ракко объяснил, что он почтёт за честь, сделать праздник такому кошлаку, как Аяш.

Мишу поначалу отказалась, но дядюшка Ракко расстроился до слёз, и она дала согласие. Ракко владел лучшим кафе в Синей Бухте. Обосновался он в этих краях давно. Обжился. Женился. Открыл свой бизнес. У него росли две замечательные дочки. Дядюшка Ракко делал самые вкусные суши в округе. Если учесть, что больше никто в округе их делать не умел.
Сам Ракко родился далеко от этих мест. В Азии. Он тоже был каланом, но внешне очень отличался от здешних жителей. У Ракко был узкий разрез глаз и чуть желтоватая шерсть. На голове - сплошь седая. На местном языке дядюшка Ракко до сих пор говорил с акцентом.
Итак, в кафе под названием «Суши на суше», принадлежащем дядюшке Ракко, на завтра было намечено торжество по случаю дня рождения Аяша. Аяш позвал на праздник всех своих друзей, одноклассников, черепаху Чон, дядюшку Тора, тётушку Рай, воспитательницу Сён. Он был рад всем.

Сны Аяша. Бессонница.

В ночь перед днём рождения Аяшу не спалось. Он смотрел на звёздное небо и думал. В чём его предназначенье? Может, это и был тот самый случай, который представился ему, чтобы проявить себя? Может, он родился для того, чтобы сразиться с акулой и выйти из боя победителем? А может, это просто проверка. Может кто-то там, на небе хочет знать выдержит ли он более сложные испытания? Не подведёт ли?
- Интересно, - вдруг подумал Аяш, а передала ли Звезда «Око калана» мою просьбу Звёздной королеве?

***

Уже с утра со всех концов Бобрового моря стали поступать срочные телеграммы. Все поздравляли Аяша, желали ему здоровья! Жители побережья устроили ему пышную встречу. Они нарисовали плакат, где были изображены Аяш с камнем в руке и акула с забинтованным носом. Надпись внизу гласила: «С нашим Аяшем и Чуч не страшен!»

В Синей бухте царил небывалый подъём духа. Все обитатели радовались наступлению новых времён. Их не пугали даже косые плавники. Они верили в то, что, косаток можно победить. Причиной таких позитивных настроений был подвиг Аяша, который показал всем, что нужно биться до конца. И не сдаваться.

Теперь уже и те, кто никогда не держал в руках камень, стали учиться, им владеть. Каланы давали уроки всем желающим. А таких было немало. Колония вооружалась. И готовилась дать отпор банде «косатиков».

Чуч был низвергнут. Его лишили власти и всех привилегий. Новым главарём был избран дельфин по кличке Коц.  Чуч затаил злобу. Прежде всего, на Аяша – виновника своих бед. Он поклялся отомстить недорослю. Не простил Чуч и бывших товарищей. За предательство! Он дал слово вернуть себе корону и разобраться с зачинщиками бунта! Первым, кого намеревался наказать Чуч, был Коц.

Косые плавники под предводительством Коца курсировали вдоль пляжа. Общее веселье и скопление живности их устраивало. Косатки ждали подходящего момента, чтобы напасть. Коц решил действовать наверняка. Он не хотел повторять ошибок своего предшественника.
В три часа по полудню в кафе дядюшки Ракко собрались друзья Аяша. Виновник торжества очень волновался и был не на шутку возбуждён.

Столики утопали в разнообразных вкусностях. Дядюшка Ракко превзошёл сам себя. Он приготовил несколько видов суши, роллов, салатов. Сделал лапшу с мидиями, креветками, кальмарами и осьминогами. Соки, напитки, сладости были тоже приготовлены из даров моря. Каждое блюдо было так необычно на вкус и так красиво на вид, что слюньки текли у всех присутствующих!

Первой взяла слово Мишу.
- Дорогой мой сыночек, - дрогнувшим голосом произнесла она. – Сегодня ты стал совсем взрослым. Год – это тот возраст, когда калан ещё подросток, но уже полноправный член братства. Я желаю тебе быть достойным наших дедов и прадедов! От себя хочу сказать, что я тобой горжусь!

Калан с белесыми усами и совершенно седой головой поприветствовал присутствующих.
- От имени всего сообщества хочу поздравить нашего маленького друга с днём рождения!
Важный гость возглавлял совет старейшин и был очень уважаемым самцом.
- По решению совета мне поручено вручить сегодня Аяшу награду, которой он, несомненно, достоин. Этот маленький калан стал для нас всех образцом мужества и отваги. Благодаря Аяшу, сообщество осознало, что может противостоять грозному врагу, который уже столько лет держит всех в страхе. Мы не только можем дать достойный отпор, мы сегодня заявляем, что не боимся акульих зубов!
- Не боимся! – подхватили присутствующие.
- Иди сюда, малыш, - обратился к Аяшу Председатель.

Высокопоставленный гость достал из бархатной коробочки медаль и повесил её на грудь Аяшу. На лицевой стороне медали красовалась надпись: «За мужество!» Председатель пожал награждённому руку, похлопал его по плечу и подчеркнул, что он первый раз вручает столь высокую награду столь юному созданию.

Эти слова вызвали бурные овации. На глазах у Мишу проступили слёзы. Тётушка Сён расчувствовалась. Ведь не каждый день вашим ученикам вручают медали. Она первая подошла к Аяшу, чтобы его поздравить:
- Это твой звёздный час, малыш! Твоё соло! – сказала она.
- Ты молодец, - обратился к другу Тухтыш, - я тебя поздравляю! - Тухтыш не любил и не умел произносить речи, и как всегда был предельно краток.

Дядя Тор долго и пристально рассматривал награду Аяша. И всё сравнивал её со своей. Он никак не мог определить, чья медаль лучше. Конечно, Тор был рад за Аяша. Но самому получать награды, было куда приятнее. Пользуясь случаем, дядюшка Тор, пожал руку Председателю и заверил его, что со своей стороны сделает всё, что в его силах.
- Ну, и, конечно, сынок, - продолжил Председатель, - сегодня очень важный для тебя день. Ты становишься одним из нас. Ты вступаешь в каланье братство. В знак свершения таинства посвящения, я должен благословить тебя и твой камень для охоты.
Улыбка исчезла с лица Аяша.
- Господин Председатель! – поникшим голосом произнёс Аяш. – У меня нет камня для охоты.
- Ты не подготовился к обряду? – удивился Председатель.
- У него был камень, - вступилась за Аяша тётушка Сён. – И именно этот камень спас ему жизнь!
- Ах, да, да…, - Председатель задумался.
- У него есть камень! – послышался чей-то тихий голос. Все повернули головы. Тётушка Рай, слегка прихрамывая, вышла в центр и обратилась к присутствующим.
- Вы знаете, что меня постигла страшная беда. Я потеряла дочь. Всё, что было у меня в этой жизни, это моя маленькая Мис, - тётушка Рай говорила спокойно, без эмоций. В её глазах уже не было слёз, столько ночей она проплакала. – И я не пожелаю ни одной матери пережить то, что пережила я.
Теперь уже Мишу не смогла сдержаться и начала всхлипывать.
- Я всегда буду помнить мою девочку. И я никогда не прощу тех, от чьих зубов она погибла. Вот, - продолжила Рай, - это всё, что осталось от моей малышки, - и она подняла над головой изумрудно-голубой камень. – Я нашла его на берегу, после той страшной ночи. Я хочу, чтобы этот камень был у того, кто наказал убийцу. Пусть он принесёт тебе удачу, Аяш!
- Спасибо, тётушка Рай, - Аяш был тронут.
- Ну что ж, это очень благородно с вашей стороны, - заключил Председатель. – И камень хорош. Я таких не встречал.
- Это мой камень! - поспешил заметить Тор. – Ну, то есть он был моим, а потом я его подарил Мис, - объяснил он Председателю.
Председатель посерьёзнел.
- Друзья, сегодня мы принимаем в свои ряды достойную молодую поросль. В нашем братстве стало на одного калана больше. И пусть он только кошлак, то, что он успел совершить в свои годы, по силам не каждому взрослому калану. Ты стал одним из нас, Аяш. Поздравляю! – Председатель торжественно вручил Аяшу камень. – А теперь возьмитесь за руки, друзья, - обратился он к собравшимся.
«Мы – дети моря. Мы – одна большая семья. Мы самые счастливые»! – Председатель произносил фразы, и дружный хор подхватывал их, повторяя снова и снова.
- Ну что ж, мне пора! – заключил Председатель. – А ваш праздник только начинается! - Важную персону ждали важные дела.

В это время Коц обсуждал с подельниками свой гениальный план.
- Нас выдают плавники! Они видят, торчащие из воды «косы», и спешат в укрытие. Наша задача, подойти к берегу, не обнаруживая себя! Не высовывайтесь! Это обеспечит нам эффект неожиданности.
Второе. Идём в атаку все вместе. Никто не отсиживается в засаде. Одной сплошной стеной, плечом к плечу, ноздря в ноздрю.
- Но обычно нападает старший! – заметила одна акула.
- Я же сказал! – рассвирепел Коц. – Забудьте о том, что было раньше. Теперь будет так, как я сказал! Выходим на дело все вместе! За мной, «косатики»! – скомандовал Коц.

Чуч отсиживался на мелководье, в зарослях водорослей. Он слышал всё, что творится на берегу. И ждал. Ждал момента! Когда какой-нибудь непутёвый отрок выйдет на бережок, помочить свои пухленькие ножки, а тут Чуч покажет ему свои остренькие зубки! Чуч хотел опередить Коца и первым нанести удар.

В кафе начались танцы. Птичий хор «Свистулька» исполнял мелодии и ритмы зарубежной фауны. Последним писком танцевальной моды в этом сезоне был «Танец маленьких пингвинят». Гости лихо отплясывали, изображая походку пингвинов. Когда зазвучал вальс, и кавалеры стали приглашать дам, молодёжь заскучала и решила поиграть на берегу в блинчики.
Дети принялись искать плоские камушки. В этой игре важно не только владеть техникой броска, но и найти правильный камень. От того насколько плоский и круглый он будет, зависит дальность полёта и количество испечённых «блинов». Решили бросать все одновременно. Встали вдоль берега. Замахнулись. Кинули….

Коц не понял, что произошло. Что-то совсем рядом от него булькнуло и пробуравило воду. Главарь оглянулся на своих ребят, те стояли в линию. С дистанцией в три метра. И ждали его приказаний.
- Победил Тых! – у него семь блинчиков. – Вторая попытка! Огонь! – скомандовал Аяш.
И снова камни полетели в воду. И снова Коц почувствовал что-то неладное. Вскрикнул его товарищ. Кто-то ударил его по лбу.
- А ну-ка, старички, покажем молодёжи класс! – дядюшка Тор, тётушка Сён и остальные взрослые, взяв в руки камни, присоединились к играющим. Молодёжь оживилась! Её вызвали на бой! Нужно было не ударить в грязь лицом!
- Давайте, кто дальше бросит! – предложил Тор. Приготовились! Огонь!

Два десятка камней, сделав в воздухе дугу, рухнули в воду.
Коц получил в глаз. Его подельники, атакованные со всех сторон, бросились утекать.
- Куда вы! Стоять! – кричал Коц. – Трусы! Вы акулы, или вы планктон?! – пытался остановить косаток главарь. Но в стане самых хищных хищников началась паника. Они не понимали, что происходит? Кто их избивает?! И не нашли ничего лучшего, чем драпать. Причём немедленно.
- Стоять! – завизжал Коц. И тут же получил очередной удар камнем. По носу. Но вы уже знаете, у акул нос – слабое место! Через некоторое время Коц удирал прочь от Синей бухты. Только зубы сверкали.
Так, сами того не ведая, наши герои  разделались с целой стаей акул. Но остался Чуч. Тот, который отсиживался в водорослях. И представлял серьёзную опасность для местных жителей. Но что ж, давайте дождемся развязки.

Сны Аяша. Сон восьмой.

Аяш спал очень беспокойно. Столько всего произошло за последние дни, столько  скопилось в его голове впечатлений, что они будоражили его даже во сне.
«Эй, малыш, - обратился к Аяшу незнакомец. – Какая красивая у тебя шубка! Дай поносить!
Аяш вспомнил странного прохожего. Он уже ему как-то снился.
- Нет, - решительно ответил Аяш. – Она мне самому нужна.
- Ну, тогда я сам возьму, - пригрозил незнакомец.
Аяш побежал. Быстро-быстро. Так, по крайней мере, ему хотелось. Но на деле получалось медленно. Ноги топтались на месте, вместо того, чтобы двигаться вперёд.
Тогда Аяш вспомнил, что умеет летать. Оттолкнулся от земли, и был таков! Он стремительно набрал высоту. Облака подставили ему свои спинки-перинки.
- Привет! – сказал ему слон. – Что-то тебя давно не было видно!
- Дела, - объяснил Аяш.
- Понятно, - кивнул слон. – Сладкую вату будешь? Я тут накрутил всякой разной из облаков. И в радуге выкрасил. Тебе какого цвета?
- Синюю.
- А нам? Мы что же не в счёт?! - возмутились хором тюлень и котик, пролетая мимо.
- А где черепаха? – спросил  у них Аяш. – С вами была черепаха!
- Да плетётся где-то сзади!»

***

Тётушка Чон, спешила на день рождения. Она вышла ещё ночью, чтобы успеть к трём часам дня. Но, то ли солнце было уж больно жаркое, то ли ноги уже не те, только Чон сильно опаздывала. Дорога осложнялась тем, что тётушка несла Аяшу дом. Тот самый старый панцирь, который когда-то ему с лёгкой руки подарила. Чон сама лично поклеила в домике свежие обои. Она долго подбирала расцветку. Наконец, остановилась на бежевых тонах. Уж больно ей понравился рисунок. Художник изобразил на обоях мух. Да, так правдоподобно, что когда тётушка Чон оклеила комнату, тут же схватилась за мухобойку и принялась лупить по стенам!

Чон появилась в кафе, когда уже все разошлись. Ракко, собирал со столов посуду. Его дочери подметали пол.
- Охо-хо-хо, - сказала тётушка Чон, тяжело опускаясь на стул. Кажись, я первая!
- Хочу вас огорчать, - обратился к ней дядюшка Ракко. Он не правильно произносил слова. – Но всё уже кончаться!
- Как?! – вскинула лапы Чон.

Ракко виновато улыбнулся.
- Хотите чушечка кофе? – предложил черепахе хозяин.
- Да, если можно, - поблагодарила его Чон.
- Вы можэтэ ночевать меня, уважамая Чон! – предложил черепахе дядюшка Ракко.
- Нет, спасибо! Я должна отнести свой подарок Аяшу! Ложка хороша к обеду! – ответила она. Черепаха Чон поблагодарила Ракко за чудесный кофе и отправилась к месту отдыха каланов.

Солнце уже клонилось к горизонту. Но тётушка Чон была уверена, что успеет поздравить Аяша именно в день его рождения, но никак не после. Она ползла вдоль берега, толкая впереди себя панцирь. Он хоть и был пустой, отбирал у неё немало сил. Как-никак триста тридцать три года – возраст солидный.

Чуч заметил какое-то движение на берегу. И попытался разглядеть, кого ему послали небеса. Смеркалось. Водоросли прятали его от посторонних глаз, но и мешали обзору. Чуч высунулся из воды, чтобы разведать обстановку.
- Ой, что это?! – тряхнула головой Чон. – Мне кажется или чудится? – спросила она вслух. И сама себе ответила:
- Старость – не радость! Надо покупать очки! Чтобы всякие акулы не мерещились!
Тётушка Чон плюнула и пошла дальше.
Чуч скрылся под водой. Ситуация его озадачила. Почему черепаха его заметила и не испугалась? Что бы это значило?
Чуч подплыл ближе.
- Да, что ж такое-то! – Чон остановилась. – Опять чудится! Эй, любезнейший, - обратилась она к калану, стоявшему на посту. – Мне кажется, или там, на мелководье акула?
Постовой подскочил, устремил свой взгляд вдаль, и тут же поднял тревогу. На его зов стали сбегаться жители побережья. Каланы, морские котики, тюлени, сивучи – все те, кто теперь умел держать камень в руках.

Чуч застыл от изумления. Его ужин сам шёл к нему в руки! Что происходит? – недоумевал он.
Тем временем мужская часть сообщества стекалась к берегу. Собравшиеся скандировали: «Мы вместе! Дадим отпор! С нашим Аяшем и Чуч не страшен»!
- Там что-то про меня говорят?! – Чуч подплыл ещё ближе.
- Давай, ребята! – скомандовал дядюшка Тор.

На Чуча посыпались удары такой силы, что он еле удержался наплаву. Едва Чуч пришёл в себя, как новый шквал камней обрушился на него с неистовой силой. Глаз, нос, плавник, пять рёбер, двадцать пять зубов – вот только малая часть потерь, понесённых Чучем во время камнепада. Гроза морей и океанов еле унес в тот день ноги.
Жаль только Аяш всего этого не видел. Он спал со счастливой улыбкой на лице, уплетая во сне синюю сладкую вату.
- Мы победили!!! Ура!!!

На берегу ликовали. Поздравляли друг друга, обнимали и благодарили. Взявшись за руки, жители Синей Бухты пели песни и повторяли: «Мы – дети моря. Мы – одна большая семья. Мы рождены для счастья». И всё бы хорошо, да только тётушка Чон потеряла в суматохе подарок, который несла Аяшу.
- Нет, ну что ты будешь делать! – возмущалась она. - Задала вопросик на свою голову!

2012


Рецензии
Я не знаю, АЯШ - это первое произведение для детей? Для первого - слишком круто. Это надо так вжиться в образ, изучить досконально жизнь и повадки морских животных, живущих от нас очень далеко, что невольно веришь и чувствуешь их. И это, казалось бы, не понятная нам жизнь, так и осталась бы загадкой, особенно для детей, если бы Елена Гудкова не стала очеловечивать морских обитателей. Написанная простым языком, с сюжетом близким и понятным детям, АЯШ займёт достойное место на книжных полках для детей.
Хочу пожелать Елене Гудковой дальнейших творческих успехов не только в поэзии, но и в прозе.


Анатолий Лыков 3   08.12.2013 18:19     Заявить о нарушении