Впечатления о Крите

                 Глава из романа - эпистола

                    ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ
 
                     2003 год

Читать предыдущую главу  http://www.proza.ru/2013/08/04/1902 
 

Давид - 21.06.03.
Пляжница дорогая!  Жду в Комаровку, пора уже домой. И Барри подлечить бедного. Получил подтверждение от Ксени, что прилетает ночью 24. И еще, с нетерпением жду ответа от Вашего Захарова. А пока целую Вас.- Д.

Галя – 22.06.03.
  Ну, Давик, отмучилась. Нет, было все прекрасно, но целыми днями (и вечерами) смотреть только в море - надоест. Одно, несомненно, я вызвала в моих дамах такой энтузиазм, что они решили (Вика) поехать на море, чтобы нагулять такой же вид. Когда улетала, то в  Ираклионе на табло был рейс «Тель-Авив», я даже подумала, вот бы показаться, слететь на пару дней.
 Рада, что прояснилось с Ксеней.  Это пока  для галочки от Галочки.
 Целую. Галочка.

Давид – 24.06.03.
Милая Галочка, что-то мы с Вами захлопотались! Принимал сегодня Давика! Завтра, надеюсь, еще напишу.
 Ведь будет же моя дочь и спать-отсыпаться!  - Ваш Д.

Галя – 24.06.03.
  Ой, Давик, Давик! У Вас  радость. Встретите дочку. Я понимаю, что именно сегодня Вам не до меня, но то, что я собираюсь сообщить - не могу удержать до завтра. Пусть будет удовольствие к удовольствию.
Издатель «Захаров» сказал, что книга удалась, никаких сомнений, только ему все мало и мало. "Давай подробности"- уточнил он, цитатой из Высоцкого. Сейчас Захаров едет в отпуск,  1 августа он  вернется,  и я должна приготовить дискету, а он в обмен - подпишет договор.  Мы долго беседовали, он явно заинтересован, как книгой, так и беседой. Но, как уже не раз за время работы возникали загадочные совпадения, и здесь не обошлось без них. Я спросила, когда реально можно рассчитывать на выход книги. Он задумался, просчитал вслух  этапы работы и закончил: - Ну, я думаю, 7 ноября книга будет на прилавке. - Я внутренне ахнула: - Вы назвали число. Почему именно 7 ноября? Он сказал, что, просто так, это вроде праздник, так подвернулась эта цифра.  «Но Вы назвали день смерти Бориса Заходера, да, и в сентябре ему было бы, 85 лет». Ну, разве не символично, Давид? Еще раз благодарю за все.

Галя - 25.06.03.
Золото Вы мое, Вам и так некогда, но написали мне! Знаете, эти два дня по прилете, тоже, как Вы, была закручена просто актом вежливости по отношению к подругам, которые  выручили меня. И вдруг с ужасом поймала себя на мысли, что почти не думала о Вас. Настолько  спокойно, настолько легко и безмятежно, но  это оказалось, как-то бестрепетно, бесцветно, что ли. Но  сегодня встала утром и радостно почувствовала, что  снова вернулись прежние ощущения. Снова бессмысленные желания, легкомысленные, какие-то. Но самое обидное, что вся моя "красота" пропадает, ведь так хотелось бы показаться Вам, и это не хвастовство. Сегодня Куинджи сказала, что их гость, оперный режиссер, с которым я неоднократно встречалась у них,  а в этот раз забежала поздороваться, был (ну не смею сказать слово, которое она употребила), да я и сама увидела,  как он просто подскочил со своего кресла! Эх!  И ничего-то этого Вам не надо!
 Нет, нет, Давид, все хорошо! И это тоже. Так и должно, значит быть.
Посылаю  рассказ, написанный у моря.
 
                          ПЕДАНТ
Как мы любим постоянство. Я лишь второй день на пляже, но уже дорожу своим лежаком, мне нравятся мои соседи-итальянцы, их говорливость, даже бесконечное обращение беспокойной мамы к своему шаловливому бамбино: "Франческо, Франческо…" Чуть правее – симпатичная пара средних лет, как мне показалось, тоже итальянцев. Дама – «топлес». На пляже многие загорают без верха, но не все могут себе это позволить. Эта может.
 Рядом, прямо передо мной, если повернуться со спины на живот, пустующая пара топчанов, возле которых я и обнаружила, перевернувшись, новенького. Одинокий господин (что здесь само по себе редкость) неопределенных лет. Пожалуй, моих. Отметила – у него две пары туфель. Все ограничиваются пляжными шлепанцами, а у него – помимо них – элегантная черная пара, которую он держит в руках, затрудняясь найти для нее подходящее место. Ставит на стол под зонтик.
Наблюдаю с интересом (больше ведь делать нечего), как он отряхивает лежак, хотя они все вычищенные стоят в идеальном порядке по сторонам от столика, над которым укреплен зонт, слегка пропускающий солнечные лучи. Из сумки господин достал желтый матрас и разложил его на топчане. Извлек большое, цвета красного вина махровое полотенце и расправил его поверх матраса. Пока, кажется, ничего необычного не происходит, хотя наличие матраса (как и второй пары обуви) немного насторожило. Но дальнейшие действия я смотрела, как интересное кино. Появилась новенькая, упакованная в целофан бухта шпагата и голубые ножницы. Для чего?
Господин с помощью ножниц распаковал шпагат, отмерил кусок, причем длину его определил не с первой попытки. Отрезал. Перевязал лежак в изголовье вместе с матрацем и полотенцем аккуратным узлом, завязал бантиком. Лишние хвостики подрезал и обрезки отнес в колоду для мусора, стоящую неподалеку.
Снова отрезал кусок бечевки, уже более уверенно и так же укрепил ложе со стороны ног.
Оглядев придирчиво свое творение, перевязал еще и посередине.
Я обратила внимание, что за манипуляциями соседа с интересом, не меньшим, чем мой, наблюдает соседка - «топлес». Мы с ней понимающе переглянулись. Надо заметить, что погода в этот день была безветренная, полный штиль. Я бы даже могла воспользоваться этим обстоятельством и разложить пасьянс на своем топчане, не рискуя потерять карты, унесенные ветром, но я забыла про них – у меня появилось занятие значительно интересней.
Кажется, работа с бечевкой и ножницами на этом могла бы закончиться. Однако заботливый господин снова отмерил кусок шпагата. Что еще можно привязать? Мы с соседкой, словно подруги, заговорщически улыбаемся. Она даже уткнулась лицом в изголовье, чтобы скрыть усмешку.
 Однако объект наблюдения так занят работой, что, не замечая наших ужимок, привязал очередной обрезок на обод зонтика, устроив нечто вроде качелей. Сомневаясь в устойчивости зонтика, покачал его. Кажется, остался доволен. Теперь мы с моей неожиданно приобретенной подружкой просто наслаждаемся, мысленно злословя и понимающе качнув головами.
 Кадр следует за кадром. Чем-то сюжет, который разворачивается перед нами, напомнил кадры фильма Стеллинга «Иллюзионист». Там тоже идет нормальная жизнь слегка ненормальных людей. Мы, участвующие в нашем «фильме», были тоже слегка ненормальные.
 Сложные приготовления к отдыху, кажется, закончены. Наш хлопотун убрал в сумку, предварительно запаковав, веревку и ножницы. Собрал обрезки, поднял камень, оказавшийся возле лежака, и все это отнес к колоде. Вернувшись, долго и придирчиво осматривал ложе, поправил полотенце, выровнял изголовье. Перенес шлепанцы поближе к топчану, снял рубашку, положил ее на второй топчан. Наконец – лег...
 Жаль, что сеанс окончился, больше ничего интересного можно не ждать. Мы тоже решили позагорать, предавшись дремоте. Однако нам это не удалось. Сквозь полуприкрытые веки я увидела, что господин, словно вспомнив что-то, поднялся, убрал одежду со второго топчана, застелил его голубым полотенцем, но уже без укрепления и только после этого уложил рубашку. Начал собирать камни вокруг своего стойбища и относить их подальше.
Убрав камни, лежащие на поверхности, начал рыть босыми ногами песок, извлекая укрывшиеся от его взора. Лицо выражало полнейшее удовлетворение. Он даже хмыкал от удовольствия. Мы с моей сообщницей – тоже.
Пора бы нам пойти в море, но господин опередил нас, и мы уже не может оторваться от смены кадров, происходящих у нас на глазах. Тайна второй пары обуви открылась, по крайней мере, для меня. Он натянул парадные, словно лакированные туфли, которые оказались, к моему удивлению, – купальными. Видать – эстет.
Эстет пошел купаться.
Постояв недолго по пояс в воде, слегка смочил грудь, поднял несколько камней и вынес их на берег. Попробовал войти в другом месте, но снова помешали камни. После третьей попытки, покачав головой, видимо, понял, что море без камней не найти, вышел. На этом купание закончилось. Снял туфли, тщательно ополоснул их и вернулся босой, ворча себе под нос. Туфли поставил на стол.
Возможно мое описание столь же педантично, как и его действия, но если представить течение времени на пляже, когда не знаешь, как его убить, то станет ясно, что этот педант, как я его мысленно обозвала, оказался просто находкой для нас с моей смешливой «топлес». Мы продолжали смотреть фильм.
Итак, терпите и смотрите его вместе с нами до возможного конца.
Надев рубашку, босиком, неся в руках шлепанцы и сумку, отправился к душу. Постоял в недоумении перед ним, словно что-то вспомнив, снова покачал головой (уже знакомый нам жест), надел обувь и отправился по горной тропинке в направлении отеля – видимо в свой номер.
Мы, ожидая его возвращения, совершенно извертелись, боясь прозевать продолжение. Даже купаться не решились.
Вернулся довольно скоро...
Мы думали, что он ходил переодеваться. Нет, истина оказалась более волнующей, но мы поняли это не сразу. Скрывшись за душем, появился через минуту уже в других трусах, неся мокрые к стойбищу. Пытался их выжать, крутил и вертел в руках, но они, видимо, высохли за время его путешествия. Тем не менее, с педантичной тщательностью вывернув трусы наизнанку, начал укреплять их на бечевке-качелях. И тут мы поняли, зачем он ходил. Он вспомнил, что забыл прищепку! Он за прищепкой и ходил по солнцу, в гору, в самый полдень!
С левой стороны прикрепил трусы белой прищепкой.
Мы с итальянкой смотрели со все возрастающим возбуждением. Ну не мог же он ограничиться одной прищепкой! Тогда бы она была посередине. Так и есть! Появилась вторая, красная, которая вцепилась в правую половину трусиков. Ура! Они уже полощутся на солнышке. Даже вроде и ветерок,  какой то поднялся. Мы наслаждаемся! Словно желая рассмешить нас до изнеможения, достал третью, потом четвертую прищепку и … Тут мы просто повалились на топчаны лицом вниз и начали смеяться, сотрясаясь всем телом! Это была кульминация.
Второе купание, на которое наш Педант решился через некоторое время, было более удачным. Видимо, море сжалилось над ним, и камней оказалось так мало, что он спокойно вошел в воду и долго-долго плавал.
Вернувшись к стоянке и убедившись, что его первые штаны еще не высохли, достал третьи и с ними отправился к душу переодеваться. Для вторых мокрых трусов он соорудил вторые качели, на которых они и повисли, пришпиленные очередными четырьмя прищепками. Рукой покачал зонтик, убедившись, что он врыт крепко и выдержит вес двух пар штанов.
Сеанс окончился. Теперь можно и самой искупаться, если только мой купальник, подвешенный за бретельки на спице зонтика, – высох.
Я и дальше наблюдала за Педантом, но первый день остался самым ярким. На завтрак в ресторан он являлся в белоснежных носочках и таких же кроссовках, в свежей рубашке и шортах с продетым в них красивым кожаным ремнем. Всегда один. По каким-то признакам я решила, что он немец. За ужином не встретила ни разу. Просто ужин растянут по времени и мы, видимо, не совпали. А жаль.
Один раз мы столкнулись с ним возле душа, взглянули внимательно друг другу в глаза, и пробежала между нами некая искорка симпатии, - но, пожалуй, и все. После этого мы кивали друг другу. В предпоследний мой день, не увидев Педанта ни за завтраком, ни на пляже, решила, что он покинул чудный остров Крит.
В день отлета я пришла в последний раз (как огорчают слова «последний раз»!) на море очень рано. Пляж был пуст совершенно.
Но, о радость! Лежак педанта был заправлен, все три бечевки, ладно завязанные бантиками, были на месте. Из-под полотенца цвета вина виднелся краешек желтого матраца. «Качели» тоже были готовы принять мокрые штаны хозяина. Как нам необходимо постоянство!
Выходя из моря, увидела большой камень в розово-оранжевых разводах, изрытый глубокими бороздами. С трудом дотащила его до стойбища Педанта и водрузила на бантик в ногах его топчана.

Давид – 25.06.03.   
 Встретил нормально, весь день практически проболтали, она даже на море не поехала (легко отговорил),  правда,  она подрыхла часа 4-5, а я в это время пытался тоже спать или читать или поработать - и ничего не получалось, только время провел. На улицу ни разу не вышел, она сама бегала  за покупками. Привезла одно новое стихотворение и два переводных рассказа - с французского и английского. Увлеклась переводом, вот так. Вам передает большущий привет. Насчет отношений "взаимной симпатии" ни я, ни она сомнений не имеем. Вот в Москву только она никак не попадает. М б на обратном пути.
Вам предстоит активная хлопотная осень и зима - приятные хлопоты. Это здорово. Насчет гонорара надо уточнить.
Чувствуется, что мозги спят? Еще как. Целую. Спокойной ночи. Удач. - Ваш Д.
Надеюсь, что посмеетесь. Или улыбнетесь пару раз. В крайнем случае, поплачете. (Присланы “ФилосоФимы”

Галя -  27.06.03.
Вероятно, Вы правы. Можно бы и уточнить сумму, прикинуть доход... Так я и ремонтируюсь. Все ахают от моей беспомощности и непрактичности. Я только отмахиваюсь - что мне делать, тут я вся. Мне так легче жить. Когда за меня думали - я еще могла соображать слегка. Мне  вообще легче отказаться от гонорара, чем  разбираться с условиями договора. Деньги, Бог с ними. Да, меня Боря всю жизнь водил за руку и целовал ее. Вот и результат беспомощности в делах. Смотрите, я написала книжку, храбро добралась до издателя, я грамотно и разумно говорила о ней. Вроде не дура.- А-а-а! - Так я говорю, когда мне легче наплевать на все, чем огорчаться.
 - А…а-а-а! - И она махнула рукой. Проехали!
А, насчет, "мало", так издатель видимо имел ввиду, что я дала для чтения не всю книгу и ему захотелось узнать побольше и поглубже, чем он успел почерпнуть.
Утро было солнечное, я вылезла на двор в купальнике, а потом небо почернело, и начался ливень, перешедший в град,  да какой! Так лупило по крыше, думала, стекла полетят. Зато потом  бегала по "сугробам", которые растаяли через пару часов,  и опять вышло солнце. Забавно.  Не считайте это письмом. Завтра напишу что-нибудь связное.

Галя - 27.06.03.       Фиме.
Мне совестно, что я не отреагировала на Ваши ФилосоФимы. Ведь прочитала  дважды, а то и трижды. Первый раз, быстренько, выделила самые яркие. Улыбалась. Потом углубилась и нашла еще несколько, которые понравились больше, чем первые. В Вас действительно сидит философ и литературный талант. Как Вы чувствуете слово. Не даром, судьба столкнула Вас и Заходера. А уж тут и я подвернулась, со своим чувством к слову у своих любимых мужчин. Я так и не поняла до конца, что мне в мужчинах нравится - сами ли они, как явление природы, отличное от нас или яркость ума, которая и нам иногда свойственна, а если не в такой мере, то хотя бы в умении почувствовать ее. А зачем разбираться? Просто наслаждаюсь постижением ума и таланта. Вот и все. Так просто. Теперь Вас целует Ваш Ангел.

 Давид - 27.06.03.
Ангел мой, как-то наши письма перепутались, и я ощущаю какой-то пробел с комаровской стороны после 26, но это совсем не важно, главное, что они есть и руки шевелятся, чтобы стучать, и глаза открываются, чтобы читать, и потому все правильно - все прекрасно! И частица Вашей энергии и Вашей динамики каким-то чудом передаются мне, и я не засыпаю в моем полусонном царстве тихого компьютера и тихой музыки. (Нет, иногда все же засыпаю, и это тоже здорово, потому как не выспишься и все так муторно становится). Ну вот, чего-то намолол, пока Ксенька спит-отсыпается. Она ночь проболтала с подругой, потом провожала ее черти куда, а потом явилась неетая и неспатая. Теперь сытая и скоро встанет спатая. И мы пойдем в парк гулять с "моими", а потом к ним пить чай. Вот и у меня светская жизнь! О-ё! Эй-гей!
Напрасно Вы думаете, что "ничего мне не надо". Да мне приятны все Ваши радости, и я делю их с Вами так же как неприятности. А когда какие-то оперные режиссеры ......... при виде Вас (уж не знаю, что там с ними происходит, но могу представить и слабо догадаться) - так я просто в восторге, и от них, и от язычков милых женщин из Комаровки.
Прочитал Ваш рассказик. Он очень забавный, Вы лихо пишете, легкий, как экспромт (да он и есть, я уверен) и сразу набело. Везет же Вам на типажей! Такого и не придумаешь - готовый собирательный образ. Прямо Мольер! Представить только, как он ведет дом и семью! Но финал с камнем на бантике - это уже искусство, воплощенное в жизнь! Писатель соорудил себе финал для рассказа в живом виде! До чего же прыткий эта писатель. Читателю только остается вообразить ужас на лице героя и душевную травму на всю жизнь при виде этого жестокого женского сюрприза!
Ксеничка Вам низко кланяется. Мы вас целуем и ждем, что Вы будете отвлекать нас расперезанятых своими милыми письмами! (За себя, по крайней мере, ручаюсь). Целую, Ваш Д.

Галя - 27.06.03.
От Вашего милого-премилого письма хорошо на душе. Фотография уже красуется на столе, теперь я знаю, кому пишу. Вам к лицу белая рубашка.
Слабая надежда, что Вы  навестите нас, появилась, но я не буду тешить себя этой мыслью. Получится – обрадуюсь, а нет - не буду расстраиваться.
Как выглядит дочь? Изменилась ли она? Надеюсь, идея татуировки отпала? Очень портит впечатление, если видишь на голом теле подобные картинки (насмотрелась за эти дни). Сразу, как бы ни был привлекателен персонаж, сбрасываешь несколько баллов.
У нас намечен комаровский бал между тремя домами этого старинного анклава.
Сейчас с Галей готовили разные блюда, а Дорман сделает шашлык. Приедет еще Вика. К сожалению, я без музыки. Галя не расположена к ней, а я не хочу нарушать мирный ритм нашей дружной жизни.  Удивительно, но мы, в общем, совершенно разные по каким-то главным жизненным (пожалуй, по  женским) позициям. У нас разница 12 лет, как раз в цикл восточного календаря, естественно не в мою пользу. Но именно поэтому и странно, словно все наоборот. Она должна уехать в свою Америку в середине июля. Мне будет без нее хуже.
По поводу персонажа из рассказа «Педант». Ведь этот человек был среди толпы, а обратили внимание на него далеко не все.  На этой почве я могла бы подружиться с моей смешливой Топлес. Но Бог лишил нас языка и мы не могли весело поболтать. Но, как  мне свойственно  при моем доброжелательном отношении, решила переломить ситуацию и на следующий день, после взаимного обмена радостными улыбками, подсела к ней с бумагой и ручкой и, нарисовав себя в виде – «Точка, точка,  два крючочка…»  подписала  Galina. Тогда она  тоже нарисовала, что могла и написала. Djutta. Прекрасное начало знакомства. Далее пошел возраст. Ей оказалось 42. После того, как я обозначила свой - она сделала знак "на большой". Она немка, рядом с ней муж. Есть дочь 23 лет.  Ну и так далее. Мы прекрасно "проболтали" утро. Потом завелись две англичанки. Как-то после ужина, не зная, куда себя подевать, я зашла в салон возле бара. Все комплекты мебели, а это круглый стол и вокруг каждого шесть мягких  кресел, были, так или иначе, заняты. Неудобно подсаживаться к компании, даже если у них есть свободные места. И тогда одна из англичанок, что не оставляло сомнения в принадлежности их к  "дочерям Альбиона" - (ну эта, типичная, сухопарая, с плоской спиной и задом, долговязая, но хорошо причесанная седая особа, вторая, попроще), пригласили присесть с ними. Их трудный язык невозможно понять. Ну и что, ведь они тоже не могут, по-моему. Вот если бы меня спросили, о чем я жалею больше всего, то я бы ответила, что об отсутствии языка. Так вот - военное время, как-то недосуг. В школе немецкий, в институте английский.  Тот и другой поверхностно. (Молодец ваша дочь). Все что-то пили. И тогда седая англичанка пошла и принесла мне меню из бара. Взглянув на цены, указанные против каждого из сотни напитков, я подумала, что уж не так-то я и хочу всего этого. Но, дойдя до последней строчки, увидела, что "все включено до 12 ночи". Тогда я выбрала что почудней, нечто из "негров", и получила темный коктейль из коньяка, лимона, соков, льда и чего-то горького. Мне это совсем и не понравилось. Так мы и просидели с англичанками, вежливо улыбаясь друг другу, но  все последующие дни они всегда оставляли мне место возле себя и приглашали  присоединиться, где бы ни встретили. Потом появилась хорошенькая особа, примерно моих лет  и,  взглянув друг на друга, поняли, что мы - родственные (по крайней мере, на расстоянии),  души. Такая беленькая пушистая молодящаяся старушка. Прелесть. У нее был очень приличный спутник, я подумала, что она тоже англичанка. Что думала хорошенькая особа  обо мне - я никогда не узнаю, но с этого взгляда мы никогда больше не пропускали друг друга и тоже кланялись. Но,  вообще-то приличных спутников было наперечет.  Это я особенно отметила в последний день, когда уже сидела  в холле, ожидая автобус. Мимо меня продефилировали многие представители вашего  класса, отряда или подотряда, как там, в зоологии, и  подумала, что если бы мы появились, вот так рядом, то смотрелись  бы лучше всех. У мужчин, а они, мне кажется большинство немцы, совершенно нет никакой "печати" в лице.
Мое одиночество было совершенно оригинальным. Кроме того странного педанта и меня -  были вполне респектабельные семьи, подчас с детьми и внуками. Вполне буржуазный курорт. И, даже будучи  не знакомы, невольно определялся круг симпатий и взаимного признания.
Ну вот, мой друг. Так и прошел день. То дождь, то снег.  Нет, сегодня без снега. Это вчера. Но все равно, хорошая весть:
 - Я живу, -  как сказал ваш чудесный персонаж.
И от меня,  хорошее:  - У меня есть Вы.
Что же тогда, плохое? - У меня Вас нет.

                     

   Читать след главу http://www.proza.ru/2013/08/10/1128


Рецензии
"Педант" мне очень понравился. У Вас дар.
Кстати, из этой главы определился Ваш психотип. Вы - Есенин по соционике. Я так и подозревала, почуяв "фарфор".)

Татьяна Васса   07.08.2013 19:07     Заявить о нарушении
Таня, что следует из этого вывода? Что от меня еще можно ждать? Фарфор, не разобьется ли о суровость жизни?

Кенга   07.08.2013 22:05   Заявить о нарушении
http://www.socionika.info/tip/iei.html

Ничем не грозит. Прекрасный психотип. Но "Есенин" не может жить без крепкой опоры рядом, особенно женщина. Поэтому, конечно Вам очень трудно было ещё и по этой причине утратить супруга. Это - единственный психотип из 16-ти, у которого это качество так существенно выражено.

Татьяна Васса   08.08.2013 08:42   Заявить о нарушении
Спасибо, прочитала. Пожалуй, Вы правы.

Кенга   08.08.2013 08:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.