В логове мафии

1992 год. Менее года после распада Советского Союза, когда вновь созданные государства только оформляли и развивали свои государственные структуры. Промышленные предприятия в большинстве своем закрылись. Тысячи людей остались без работы. Мафия и проституция процветали.
В основу рассказа положены реальные факты.
Женщина ехала по обычной асфальтированной дороге в пригороде Таллинна, края дороги обрамляли пышные хвойные деревья, типичные для Эстонии. Четыре километра от железнодорожной станции уже позади и, наконец, поворот направо на лесную не асфальтированную дорогу, еще два километра по ней, и машина остановилась перед большими закрытыми железными воротами, с калиткой в них.

— Спасибо, — сказала женщина водителю. — Что с меня? — Ничего не надо, — ответил мужчина с эстонским акцентом, — я же вас только подбросил по пути. -Еще раз, спасибо! — Женщина, приветливо улыбнулась мужчине.- Счастливо! И пошла по направлению к железным воротам, остановилась, достала какую-то бумажку, что-то прочитала в ней и вошла в открытую калитку.

Дул порывистый ветер, мрачно шумели сосны, тучки то и дело закрывали солнце, размывая очертания этого островка жизни посередине леса, окруженного высоким и незаметным забором из железной сетки, которая переплеталась с зеленой растительностью леса, поэтому была невидима. С двух сторон сетка упиралась в глубокую, но неширокую реку, которая частично ограничивала территорию базы отдыха. Таким образом, вход и выход на территорию был возможен только через ворота, в которые вошла женщина.
У выхода небольшого деревянного домика стояла высокая, крепко сложенная женщина, азербайджанской национальности с суровым лицом.
— Хорошо, я беру тебя посудницей, работа неделя через неделю. Рабочую неделю живешь на территории базы отдыха. Потом неделю дома. Как тебя звать-то?
— Софья, — ответила женщина.
— Можешь оставаться, Софья, сегодня воскресенье,а завтра заступишь на работу. Пройди в соседний домик, там живут работники, и устраивайся.
Софья обрадовалась. Наконец, она получила работу, повезло. Как здорово! Свежий воздух, красота какая вокруг! Она осмотрелась. Территория базы была небольшой. Пересечь ее в длину от железных ворот до реки требовалось не более 30 минут и поперек слева направо от одного забора из железной сетки до другого примерно столько же. Вдоль правой сетки до самой реки стояли небольшие двухэтажные домики. С левой стороны и по центру несколько одноэтажных домов.
Еще вчера Софья пересчитывала оставшиеся деньги.
— Ничего, еще дня два проживем с дочкой, — думала она.
Они обе были безработные. Дочь, 18 лет, медсестра по образованию, не могла найти работу, так как не имела документа о знании эстонского языка на достаточно высокую категорию для работы медсестрой, а за сдачу экзамена ведь тоже надо платить. И где же взять столько денег?
Подвернулось объявление в газете о том, что базе отдыха требуются работники, и Софья, не мешкая, поехала туда устраиваться на работу, ей повезло, вакансии еще были. Она прошла к маленькому домику, где жили работники, нашла дородную сестру-хозяйку, та выдала ей постель, состоящую из застиранных простыни, пододеяльника и наволочки и показала свободное место в комнате для женщин, полностью заставленной железными кроватями.
Поздно вечером женщины, разного возраста, приветливые и доброжелательные, собрались в комнате. Наработавшись за день, быстро и крепко заснули. На кровати рядом с Софьей, лежала молодая женщина лет 30, не спала…
— Меня зовут Катя. А как тебя зовут? Кем тебя взяли?
— Софья. Посудницей.
— А я горничная. Меняю постели и убираю номера после клиентов. Здесь никто долго не задерживается. Приезжают отдохнуть дня на 2—3. Пойдем погуляем. Там кто-то отмечает день рождения.
— Пойдем.
Софье захотелось подышать свежим воздухом и посмотреть на отдыхающих. Потихоньку пробрались к выходу, чтобы не разбудить спящих, вышли. Ночь была удивительная, какие редко встречаются в Эстонии. Небо ясное, покрытое миллионами сверкающих звезд и полная луна, нависающая над головами и вносящая некоторое чувство беспокойства и словно надвигающейся опасности, Софья не любила луну, она любила солнце.
Вдали слышались голоса, музыка, и чувствовался соблазнительный запах шашлыка.
— Это Кнут отмечает день рождения, — сказала Катерина, словно Софья знала, кто такой Кнут. Но Софья промолчала, она не любила выглядеть неосведомленной, это всегда помогало ей в жизни.
Подошли поближе. Приятный голос Михаила Круга пел: — Владимирский централ, ветер северный…
Вокруг небольших и высоких столиков, за которыми можно было есть и пить только стоя, никого не было, на столе стояли недопитые бутылки с дорогим коньяком и водкой, закуска и несколько шампуров с остывающим шашлыком. К женщинам подошел высокий накачанный парень.
— Привет, Катерина, ты с кем?
— Это Софья, моя подруга. А где все?
— Кнут с друзьями и девчонками сейчас парятся, а меня здесь оставили на шухере, он знает, что я не люблю баню.
— Ха, ха, а чего здесь охранять-то и от кого?
— Ну, если честно, тебя ждал. А ты чо так долго?
— Дела были, — сказала уклончиво Катерина,
— и, вообще, у меня сегодня нет времени, завтра много работы. Ну, так ты кормить — то и поить нас будешь?

— Давайте, девчонки, вот коньячок армянский, и шашлыки, правда, уже остыли.
— Ничего пойдет, -сказала Катерина.
Женщины выпили по рюмке коньяка, закусили лимоном. Вдали послышались мужские голоса и женский смех.
— Пока, Сыч, мы уходим, — сказала Катерина, забирая с собой пару шашлыков.
— А когда увидимся? — спросил растерянно парень.
— Ну, не здесь же. Созвонимся в Таллинне. — решительно сказала Катерина.
— Пошли, посидим у речки на берегу, съедим шашлыки. А то тут сейчас такое начнется, — сказала она Софье, решительно уводя ее.
Софья послушно последовала за ней. Она не задавала вопросов, а только наблюдала, думая о будущей работе, об оплате и о дочери, которая целую неделю будет сидеть без денег, а значит и без еды.
— Ладно, пошли спать, — сказала Катерина.
Софья проснулась рано, рабочий день ненормированный, и ее главная работа — следить за чистотой в кухне и в подсобных помещениях, а также за тем, чтобы не было грязной посуды.
Будучи крепкой женщиной, она пользовалась любым моментом для поддержания своей спортивной формы и своего здоровья, зная из печального жизненного опыта, что это главное условие для выживания в этой непростой жизни. Все еще спали. Софья тихонько встала, одела спортивный костюм и вышла на улицу, сделала пробежку и разминку и уже собралась немного погрести, поскольку еще вчера приметила лодку, стоящую у берега, вдруг к ней подошел высокий мужчина лет сорока пяти.

— Ну, что, дорогуша, ты новенькая, что ли? — спросил он, дыша ей в лицо слабым винным перегаром, и глядя на нее масляными глазами.
— Да. Посудница
— Как звать-то?
— Софья
— А я, Иван, местный банщик. Хочешь попаримся?
— Не могу. У меня сейчас утренняя молитва.
— Ты что верующая?
— Конечно. У меня вся семья верующая и все родственники.
— Ну, бывай, — и Иван быстро пошел в домик, видимо, отсыпаться. Софья знала, что ничто не вызывает большего отвращения у мужчин такого типа, чем верующая женщина, и иногда использовала этот прием для приостанавливания ненужных ухаживаний.
Пора работать, она пошла в кухню, помыла посуду, пол, навела порядок, работы было немного.
С 7.30 до 8.00 — время завтрака, отводимое для рабочих базы отдыха, обычно они доедали то, что оставалось не съеденным после предыдущего дня.
Появилась Катерина, подошла к Софье.
— Слушай, у меня сегодня много работы, ты мне не поможешь? А то вечером большой заезд.
— Конечно, помогу, — согласилась Софья, — мне пока делать нечего. А кто заезжает?
Катерина приложила палец к губам.
— Тссс…, и прошептала:
— Эстонская мафия. Вечером у тебя тоже будет полно работы.
День прошел быстро, помогала Катерине, мыла посуду, убирала в кухне.
— Я тебя сейчас познакомлю с официантом и поварами, они, молодые парни, если ты им перемоешь все кастрюли, а это их обязанность, то они тебе дадут много разной еды, — сказала Катерина, она уже знала о домашней ситуации Софьи и то, что ее дочь, видимо, голодает сейчас.
— Завтра моя сменщица заступает, я поеду в город и передам твоей дочке еду.
— Только, как мы ее вынесем? Продолжала Катерина.
— Эта ведьма все время следит за нами из окна своего офиса, а он как раз на ворота нацелен. Не дай бог, что возьмем. Она лучше в помойку все выбросит! А если поймает, то сразу уволит и деньги не заплатит.
— Я придумаю что-нибудь, — сказала Софья,

— Встану пораньше, спрячу продукты в лесу, а потом пойду тебя провожать и передам их тебе.
— Хорошо! — согласилась Катерина.
Софья помогла Катерине, потом решила прилечь и отдохнуть перед вечерней работой. Вечером начали подъезжать одна за другой сверкающие дорогие машины, из которых парами выходили нарядные люди, больше ничем особенным непримечательные. Мужчины пошли в бильярдную, женщины гуляли на улице, о чем-то беседуя.
— Какая же это мафия? — подумала Софья.
— Может быть, Катька что-то сочиняет? Но вообще-то она здесь «своя», всех знает. Чего же ей от меня надо? Может, ей скучно? А может, она меня принимает за свою? Но почему?
Софья пошла в кухню работать. Официант крутился, как волчок, накрывая столы, покрытые белоснежными, накрахмаленными скатертями и расставленные в зале буквой П. Она помогала ему, раскладывая сверкающие ножи и вилки и многочисленные тарелки с замысловатым рисунком на белоснежном фоне, хрустальные фужеры, рюмки.
— Надо же какая красивая посуда! Никогда ее не видела раньше! — подумала Софья. Ребята — повара были на месте.
— Ну, как Софья? Ты у нас тут сделаешь уборку?
— Конечно.
— Надо помыть кастрюли, плиту и духовку. А за это ты можешь забрать все съедобное, что останется после банкета. — Договорились.

Начался банкет. Грязная посуда непрерывным потоком поступала к Софье, работы было много, она едва успевала все делать во время. Праздник закончился в 12 часов, все разошлись по номерам спать. Софья проработала до 2 — х часов ночи, пока перемыла всю посуду и кастрюли, вымыла полы. Еды осталось много. Она наполнила несколько пластиковых коробок жареным мясом, тушеными овощами. Взяла булку хлеба. Теперь это надо было как-то спрятать в лесу.

Тайник она приготовила еще днем: выкопала ямку, которую прикрыла сосновыми ветками, место запомнила. Но найдет ли она его сейчас, ночью? Хотя ночи здесь достаточно светлые. Дрожа от страха, она сложила все коробки в мусорное ведро, прикрыла их какими-то бумажками, имитирующими мусор, и вышла на улицу. Свет в окне офиса, выходящим как раз на ворота, еще горел.
— Что же делать? Подожду еще немного. Это просто счастье, что мусорные контейнеры находятся за воротами: всегда есть повод выйти за ворота. Свет погас. Через полчаса Софья вышла и пошла к воротам уверенной походкой, не оглядываясь и не осматриваясь. Вроде все тихо. Вышла за ворота, сердце бешено колотилось. Темновато. Нырнула в кусты сразу за контейнерами. Пошла дальше. Что за шум в кустах? Она вздрогнула, остановилась.

— Наверное показалось? — подумала она. Пошла дальше. Какой-то зверек выскочил из под ее ног. — Господи, какие страсти кругом!
И вдруг над ее головой кто-то, как закричит
— Ууухх, ууххх! — Софья вздрогнула, затем поняла, что это филин и немного успокоилась, лес жил своей ночной жизнью.
Наконец, Софья дошла до тайника, открыла ямку, внизу было холодно, сложила в нее все продукты, прикрыла веточками и, дрожа от страха, пошла назад, ей казалось, что за каждым кустом кто-то прячется. Ну, вот, слава богу, добралась до базы отдыха, облегченно вздохнула, проскользнула в свою комнату, а затем и в постель. Все спали. Она тоже заснула крепким сном.
Утром проводила Катерину до тайника, отдала продукты, написала на клочке бумаги свой адрес.
— Давай, с Богом! Да скажи Маринке, пусть учит эстонский, получу деньги за эту неделю, пойдет сдавать экзамен на категорию. Когда вернешься-то?
— У меня отгулов много, вернусь дней через 10. Заступлю на той же неделе, что и ты. Пока!

Катерина помахала рукой и быстро пошла, и вот уже вдалеке виднеется ее стройная фигурка. Надо успеть на поезд.
Закончилась неделя Софьиной работы, она получила деньги и поехала домой в Таллинн. Дочь Марина уже ждала ее с радостной новостью, что она сдала экзамен по эстонскому языку, и ее взяли на работу медсестрой в больницу скорой помощи. Это было действительно радостное событие, вот если бы еще Софье удалось вернуться на свое старое место работы, то было бы совсем здорово.
— А где же ты деньги взяла?
— Катерина одолжила, та, что мне продукты привезла!
Неделя отдыха пролетела незаметно в хлопотах и домашней работе.
— Ты приезжай ко мне в воскресенье, а в понедельник вместе уедем домой. У тебя ведь эти дни свободны от работы? — предложила Софья дочери.
— Хорошо. У меня только ночные дежурства среди недели, — ответила Марина.

Софья вернулась и приняла смену у своей напарницы Валентины — пожилой женщины.
— Повезло тебе, подруга!
— В чем дело? — удивилась Софья.
— Лысый, как будто взбесился, не пьет, а только ходит, везде свой нос сует, все проверяет и от всех требует самолично чистоту и порядок, -пояснила Валентина:
— Смотри, не попадись под горячую руку.
Лысый — так все называли владельца гостиничного комплекса, именуемого базой отдыха.
Это был невысокий, за 50, коренастый, с небольшим животиком и огромной лысиной мужчина, лысина была в пол головы, от самого лба и почти до затылка, лишь по бокам в виде нешироких дорожек росли светлые волосы. Глаза имели какой-то выцветший голубоватый цвет, у них не было особого выражения, лицо было несколько одутловатое и мясистое и впечатление от этого человека не поменялось бы, если бы зад и лицо поменять местами.
Он редко появлялся на территории, поскольку почти все время пил. Зато его жена, высокая, стройная молодая женщина, все время гуляла по территории с маленьким ребенком в коляске. Занимали они отдельный двухэтажный домик.
Софья, приняв смену, пошла в домик для рабочих, чтобы переодеться, внезапно какой-то мужчина перегородил ей дорогу:
— Привет, святая!
Она присмотрелась. Так ведь это же Иван-банщик.
— Ну, привет! Чего тебе?
— Слушай! Выручи меня!
— ???
— Помоги мне убраться в бане сегодня. А то хозяин зверствует, сказал, что придет проверять вечером. А у тебя ведь до вечера не будет много работы? Я видел, как ты Катьке помогала. Может и мне поможешь? Бог тебе это зачтет. Да и что тебе делать? Молись и работай.
— Я подумаю.
— Думать некогда. Уже надо идти и работать, а то можно не успеть.
— Хорошо, я помогу тебе, если после уборки бани, я в ней, в чистой, попарюсь первая, и ты не будешь в это время совать туда нос.
— Хорошо!
— Нет, побожись!
— Слово десантника!
— Десантника? Ха-ха, правда? Ладно, десантнику, хоть и бывшему, я поверю.
— Десантников бывших не бывает, — сказал Иван, глядя на нее серо-стальными глазами. Софья немного поежилась под его пронзительным взглядом, но эти слова ей понравились.
— Сейчас подойду. Только переоденусь.
— Жду тебя здесь.
Работы в бане было много, особенно с бассейном.
— Вот тебе перчатки, здесь дезинфицирующий раствор. Сначала все продезинфицируем, а потом будем промывать. Будь осторожна, хоть я все презервативы уже выгреб, но они могут встретиться в самых неожиданных местах. Последний раз тут армяне развлекались, а ты, сама понимаешь, они, темпераментный народ.
— Фу, что-то мне совсем не хочется париться в такой бане, — подумала брезгливая Софья.
Работа вдвоем заняла около 2-х часов. Закончив уборку, Софья все же попарилась, ополоснулась под душем, но в бассейн не полезла, хотя они его промыли, продезинфицировали и сменили воду. Иван честно сидел в предбаннике.

Когда Софья, порозовевшая с распущенными длинными и влажными волосами, вышла из бани, она была необыкновенно привлекательна. Сердце Ивана забилось, и он не выдержал и обнял ее, Софья не оттолкнула его.
— Ну ладно, хватит, — сказала Софья, когда руки Ивана начали делать уж очень активные движения.
— Мне пора уходить, я думаю, что скоро Лысый придет проверять твою работу. А мне через час надо быть в кухне.
Эти слова отрезвили Ивана, и он отпустил Софью. Подойдя к своему домику, она увидела фигуру Лысого, приближающего к бане.
— Слава богу! Пронесло! — обрадовалась Софья и тут же попала в объятия Катерины.
— Ну, что? Попалась! И где тебя носит?
— Да я тут недалеко была, — оправдывалась Софья, вспомнив, что обещала Катерине помочь, но ее перехватил Иван.
— Ты представляешь, к нам едет Сибирская мафия! Поэтому хозяин и зверствует. Это самая влиятельная группировка…
— А что за армяне тут были? — спросила Софья, проявив интерес.
— В выходные отдыхала армянская мафия, понавезли тьму проституток, трахались с ними всю ночь, потом не поделили их между собой и стрелялись в лесу. Не знаю, все ли живы? Уже уехали.
— А что полиция? — спросила Софья.
— Понятия не имею, я тоже была выходная, это мне Игорь рассказывал, наш сторож, — ответила Катерина.
— Помнишь, я вас знакомила.

Софья вспомнила высокого светловолосого красавца — сторожа, который неплохо смотрелся бы даже в Голливуде.
Напряженная работа по уборке, ремонту и очистке территории почти закончилась. Нужно было выполнить последнее требование хозяина — вымести всю лесную дорогу длиной около двух километров от базы отдыха до заасфальтированного шоссе. Всех освободившихся отправили туда, включая Софью. Это была нелегкая работа, но, наконец, и эта работа была сделана. Да! Гости, видимо, должны были быть необыкновенно важные, если шли такие тщательные приготовления.

Наконец, день приезда наступил, Софья хорошо запомнила этот четверг. Кортеж примерно из 8 шикарных иномарок, с затемненными окнами, въехал на территорию базы отдыха и остановился сразу около ворот.
Софья смотрела на машины широко открытыми глазами, и у нее было такое ощущение, что задние дверки багажников сейчас автоматически откроются и оттуда их всех начнут расстреливать. Но ничего такого не случилось. Из машин вылезла группа парней с необыкновенно жесткими и жестокими лицами. Софья запомнила их лица на всю жизнь, теперь она знала, в какие лица можно, а, может быть, и нужно сразу стрелять, не задумываясь. Вместе с парнями приехала группа очень красивых молодых девушек.

Катерина ей позже рассказала, что это были не проститутки, это были девушки, с которыми они познакомились в Таллинне, и которые добровольно согласились с ними поехать на отдых. А также она рассказала ей, что сибиряки вместе с женщинами не мылись в бане, девушки и парни мылись раздельно, а в номерах, где они проводили ночь, были накрыты столы с фруктами, цветами и шампанским для девушек.
Софья, стояла на крыльце и, спрятавшись за угол, наблюдала, как парни тащили нечто тяжелое в большом мешке, затем вытащили какой-то предмет из голубого материала, подтащили газовый баллон и начали надувать его, не прошло и 30 минут, как огромный, прекрасный воздушный шар ярко голубого цвета с белыми разводами был готов и рвался взлететь в небо. Несколько парней его едва удерживали, а другие привязывали шар к сосне веревками. Наконец, шар был привязан.
Затем гости разместились в номерах и готовились к торжественному ужину. Приехали девочки из кордебалета и веселье началось.

Софья пошла в кухню, выполнять тяжелую работу. Девочки из кордебалета станцевали несколько зажигательных танцев под одобрительные крики, свист и выстрелы из пистолетов в потолок и затем уехали, праздник продолжался. Официант часто прибегал в кухню и отдавал Софье не только грязную посуду, но и почти полные банки с красной икрой, недопитые бутылки с коньяком и марочным вином.

Публика была особенная, с куражом: съев немного икры или выпив часть коньяка или вина из бутылки, они заставляли официанта уносить все это и приносить новую баночку икры и новые нераспечатанные бутылки.
Хозяин часто появлялся в кухне, наблюдая за ходом праздника через дверь. Он переживал, хватит ли икры и вина на весь праздник. Раздавалась громкая музыка и блатные песни о Сибири.

Время от времени несколько девушек с парнями выходили на улицу, парни садили девушек в корзину воздушного шара, и они с визгом поднимались на шаре немного выше сосен, еще выше шар, привязанный к дереву веревками, не мог подняться. Веселье было замечательным, достойным настоящих мужчин-джентльменов, если бы не их преступная деятельность.

Софья уже валилась с ног от непрерывной работы, но к 2-м часам ночи все разошлись по номерам и отдых продолжался в бане и комнатах. Из комнат в открытые окна неслась красивая музыка, звон бокалов и хохот девушек.

Уборка в кухне и мытье посуды продолжались до 5 утра. Всю оставшуюся икру Софья сложила в баночки, ну, не выбрасывать же ее. Одну официанту, одну бармену, одну себе и 2 поменьше парням-поварам, поскольку они молодые, бессемейные. А что же делать с вином и коньяком? Их ведь не вынесешь! Пару бутылок взяла в комнаты для рабочих, остальное отдала бармену, пусть парни сами разбираются с ними и пошла спать.

Проснулась в 10 утра. Испугалась, что проспала, выскочила на улицу, но кругом стояла тишина. Побежала в кухню, там тоже тишина и чистота кругом, здесь никого не было с утра. Значит все спят еще. А где же машины? Их уже нет. А где же этот обалденный голубой шар? Его нет тоже, она грустно огляделась, как-то пусто стало без него.
Пошла обратно досыпать. И вдруг навстречу Лысый, то есть хозяин, она не любила блатной жаргон. Видимо, провожал гостей.
— Привет, Софья! Хочу похвалить тебя, ты замечательно справилась с работой, и выглядела хорошо! В нашем деле внешность очень важна! Не посрамила, я человек благодарный, выпишу тебе премию!
— Спасибо, Сергей Петрович!
— Ну, иди, иди, спи, пока делать нечего. — И заковылял к своему домику, видимо, тоже устал, да и нервное переутомление было большое, ведь если что не так, то у этих ребят пистолеты всегда при себе. Но он радовался, что сумел угодить им, да и бабки заработал немалые.


Bсю субботу отсыпались, после обеда Катерина снова попросила Софью помочь прибраться в комнатах, поскольку вечером уезжала в Таллинн, она умудрялась работать по более свободному расписанию, чем Софья.
День и вечер прошли спокойно, все отдыхали от напряженного дня и ночи, связанных с обслуживанием важных гостей. Лысый собрал всех мужчин и сказал, что они могут выехать на воскресенье в Таллинн, отдохнуть, но в понедельник рано утром должны быть на месте. Сам он с женой, ребенком и своей свитой тоже собрались выехать за покупками в Таллинн. Они уехали в субботу вечером до понедельника.

Женщины облегченно вздохнули, экономка Лысого Ахмар, которая, как овчарка, все вынюхивала и надзирала за всеми, тоже уезжала, оставляя вместо себя молоденькую девчонку-секретаршу, свою 18 летнюю дочь Фатиму.

Воскресное утро выдалось замечательным: тепло, солнечно, птички радостно щебечут, никаких забот, можно расслабиться. Сегодня Софья встала не в 6 утра, как всегда, а в 8, она поджидала дочь, которая должна была приехать утром 10 часовым поездом. Встречать не надо, она едет со своей любимой собакой, так что 4 километра пройдет пешком, к 11 уже будет здесь.

Софья посмотрела на часы, уже 9, надо бежать на кухню, посмотреть нет ли грязной посуды. Несколько чашек лежало в раковине. Софья помыла их, прошла через ресторан, народу не было, проскользнула мимо кабинета Ахмар, дверь была открыта, Фатима сидела за столом и что-то писала. Софья прошла по коридору дальше и, проходя мимо туалета, вдруг встретила в коридоре сторожа Игоря, выглядел он странно: лицо злое, красное, глаза, налившиеся кровью. Он шел быстрым, решительным шагом, поравнявшись с Софьей, он крепко схватил ее за плечи, запихнул в туалет и сказал ей:
— Сиди здесь и не высовывайся!
И закрыл снаружи дверь на задвижку. Софья была в шоке.
— Что за такие шуточки? — думала она, оскорбленная его глупым поведением. Но не прошло и пары минут, как снаружи раздался душераздирающий женский крик. Потом все смолкло.
Затем снова душераздирающий крик уже на улице, перемежающийся с громким мужским голосом. Софье это не понравилась. Она несколькими сильными толчками в дверь сломала наружный замок и вышла из туалета. Потихоньку выглянула на улицу. Метрах в 30 от ворот, заняв удобную позицию, так что было видно всю территорию, стоял Игорь с пистолетом в правой руке, а левой он крепко держал Фатиму.

Вдали видно было женщин, выскочивших из домика, Игорь наставил на них пистолет и скомандовал:
— Все в домик!

Женщины отступили и спрятались в домике. Фатима визжала, Игорь громко кричал:
— Где ключ от сейфа? Дай мне его немедленно, я взорву этот притон!
— У меня нет ключа, — визжала Фатима,
— Лысый никогда не оставляет ключ от сейфа!
Софья посмотрела на часы, без десяти минут десять, через десять минут приедет дочь. Надо что-то делать. А что? Все пути перекрыты, да и путь-то собственно один, через ворота, а он под дулом пистолета.

Не рассуждая долго и не думая об опасности, она вошла в помещение, надела рабочий халат и по всем углам набрала какого-то хлама нужного и ненужного и заполнила доверху им ведро. Затем как ни в чем не бывало вышла из помещения, прошла недалеко от Игоря, держащего пистолет в боевой готовности, и деловой походкой человека, занятого очень важным и неотложным делом, пошла по направлению к воротам, все время ощущая где-то между лопаток холодное дуло пистолета, эти 30 метров до ворот казалось никогда не закончатся, наконец, миновала ворота.

Мусорные контейнеры стояли за воротами. Она подошла к крайнему контейнеру, аккуратно высыпала весь мусор, боковым зрением, наблюдая за террористом Игорем, он смотрел в ее сторону, затем вместе с ведром, как молния нырнула за контейнер, сзади которого вплотную были густые заросли кустов, бросила ведро и продираясь через заросли, опасаясь погони, понеслась к реке. Софья уже услышала гудок поезда, все, дочь приехала, надо ее опередить.

Она прыгнула в глубокую реку прямо в одежде и в обуви и переплыла ее, на том берегу стоял большой дом, Софья заскочила в дом, где жили эстонцы, и позвонила в полицию, затем сбросила мокрый халат и в мокрой одежде, что была под халатом, побежала по дороге. Добежала до станции, дочери не было, разминуться не могли.
— Где же она? — забеспокоилась Софья. Она поехала в Таллинн. Дома на столе лежала странная записка. «Уехала с Катериной к ней домой в Кохила…»
— Видимо, Катерина знала о том, что сторож попытается совершить это нападение на базу отдыха и увезла Маринку? Вот дела! Хоть бы меня предупредила! Что делать? Надо возвращаться, денег нет, Маринка получит зарплату только дней через десять, а на что жить?
Софья быстро переоделась и бегом на поезд, к шести вечера она уже была на месте, благо ехать недолго. Сразу прошла в ресторан, о ужас! Все, что можно, было перломано и разбито, офис открыт, все бумаги валялись на полу. Встретила Валентину, сменщицу, она уже приехала.
— Ты где была? -спросила Валентина,
— я тебя уже целый час ищу. Хозяин и все остальные еще в Таллинне и ничего не знают о случившемся, а тут видишь какой разгром, а убирать до приезда хозяина, я думаю, нельзя. — Выходила по делам. А что тут произошло? — Мне все рассказала сестра-хозяйка. Ахмар уже три месяца не платила сторожу зарплату, и он пришел злой и решил все тут разнести. Схватил секретаршу и бил ее, пытался узнать, где ключ от сейфа, в сейфе Лысый хранил бомбу. Сторож никому не давал даже носа высунуть из домиков, сразу начинал стрелять. Фатима потеряла сознание, и валялась на улице, а он все громил и искал ключи. Это счастье, что Иван рано вернулся, он его скрутил, как он это сделал никто не видел, скрутил и связал, телефонная связь была нарушена, Иван и ее восстановил, вызвал полицию и скорую. Потом полицию со скорой еще часа полтора ждали, они сюда боялись ехать. Наконец, доехали. Девчонку быстро увезли. А потом всех опросили и сторожа тоже увезли. Надо же, какой бандит! — Они похоже все тут бандиты! — подумала Софья, вообще-то она была из трусливых и не любила лезть на рожон. — Надо тоже ноги уносить пока жива! После такого разгрома вряд ли мне что-нибудь заплатят, как-нибудь пробьемся до Маринкиной зарплаты. Она пошла к домику собрать свои немногочисленные вещи. Вышла с сумкой и встретилась с Иваном.
— Вот ты где? А я тебя уже полдня ищу. Приехал специально за тобой. Я уже уволился и знаю, что тебя на следующей неделе не будет. Мне нужна серьезная женщина, помощница.
— Серьезная? А может несерьезные лучше? — Засмеялась, обрадованная Софья.
— Не смейся, я открываю охранную фирму. Пойдешь ко мне работать?
— Короче говоря, пошли. У меня машина за воротами стоит, по дороге все обсудим. Но это уже другая история..


Рецензии
Здравствуйте, Лилия! Хотел разместить свою рецензию на ваш рассказ здесь, однако сначала как новичок тупо написал ее в виде ответа на ваше письмо на своей страничке.)) А потом подумал, что вашим читателям может быть интересно, а вам принести несколько баллов, которых вы заслуживаете в гораздо большем количестве.)) И попытался опубликовать один текст и там и там. Однако видимо это не нравится г.г. модераторам сайта. Что поделать - жизнь капиталистов трудна и опасна.))) Это мы с вами - поем как птички, а они делают бизнес.))) Это нормально. Буду знать на будущее и писать рецензии туда где положено. Просто как случается писал короткий ответ, потом накатило и понесло Остапа по всем кочкам!))) В общем - прекрасный рассказ получился - и даже с интригой для продолжения.)) Которая вполне связывается с моей теорией, что вы уже не та, что в этом рассказе - вы выросли и окрепли Духом. Боюсь, как бы снова я не увлекся, сестра по вере и разуму Лилия!!))) Как красиво сказал Че Гевара -"Каждый человек, в котором несправедливость вызывает дрожь негодования - мой товарищ!" Будем дружить, товарищ Лилия!!! Успехов и удачи!!

Платонов Александр Михайлович   25.05.2017 11:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Вы меня все время удивляете в хорошем смысле слова.

С уважением

P.S.Честно говоря, особенно не стремлюсь к большому количеству баллов. Люди читают и ладно, некоторым даже интересно. И потом ко мне приходит 80-90% неопознанных читателей, а они ничего написать не могут.

Лилия Каширова   25.05.2017 13:00   Заявить о нарушении
Согласен - лично я занимаюсь самопознанием через вот такого рода труд Души - изгоняю страхи через их осознание, понимание и прощение.)) Как говорит наш товарищ Антон Чехов - "Выдавливаю из себя раба по капле."))) Как гной из раны. Честно говоря - мельком и избирательно пробежал "по верхам" - авторам нескольких популярных текстов и немного разозлился - очень уж все благостно и мармеладно. Не чувствуется "дрожи негодования", ну или она хорошо замаскирована?))) Не буду спешить - люди как правило лучше, чем мы о них думаем. Я сам далеко не всегда был таким смелым и умным. Да и сейчас далеко до многих и многих моих Учителей. Забавно, что кажется мой Брат Толстой делал то же самое в своей "Исповеди".)) Поскольку полное избавление от своих страхов лежит как раз через "извлечение всех скелетов из наших шкафов" и публичное их осмеяние. Если человек может смеяться над собой - это явный признак силы, храбрости и мудрости. Если конечно он не делает своим бизнесом.))) Предложение дружбы остается в силе, Лилия - я вас не тороплю. И спасибо за графа Витте. Вы (и он) навели меня на мысль, что нужно все таки прояснить для себя самого - что же можно сделать для реального спасения России? Не куцых реформ и тем более не разговоров о них. Не кровавых революциях и прочих майданах. О нормальном творческом проекте такой силы и энергии, который мог бы соединять людей и их энергию воедино по принципу цепной реакции - невзирая на статусы, религии, нации, понты и степень жадности или гордости. Ну хотя бы чтобы не сильно от этого зависел.))) Знаете - я написал письма с изложением проекта "Русский Космос" президенту и премьеру. С любопытством жду что получится. А пока пытаюсь вызвать полемику - хоть какой то признак Разума на этом сайте.))) С уважением ваш брат АМП. Чуть не забыл - с Воскресением Христовым вас, Лилия. Хоть это и не совсем мой праздник - я уважаю и чту Христа как настоящего Мастера. Человека - достигшего состояния Божественности. Думаю что Ленин был близок к такому состоянию - вот только количество актов насилия вокруг такой сильной идеи как коммунизм, да еще и преувеличенное сделали пугалом для обывателей. Вот Махатма Ганди - сумел совершить свою миссию - освободить Индию от британского владычества ценой всего менее 2000 жертв. Святой в политике - это я вам скажу дело нечастое. Его имя переводится как "Великая Душа" - хороший пример для политиков. Успеха и удачи, Лилия!!!

Платонов Александр Михайлович   25.05.2017 17:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.