Глава 5 Вслед за радугой

                                       Алгама

     Для подавляющего большинства современных людей, утративших связь с древними знаниями и выросших на библейских или атеистических представлениях, центр Мироздания сосредоточен на нашей родимой Земле-Матушке. А самые прекрасные уголки в этом «центре» несомненно там, где сохранилась девственная Природа и где можно естественным образом ощутить себя её частицей.

     К сожалению, уголков таких с каждым годом становится всё меньше даже в нашей огромной России. Тайга (не говоря уж о прочих природно-климатических зонах) под натиском технического прогресса сжимается в недоступные для большинства людей островки заповедников. И ничего с этим не поделать: цивилизации нужны полезные ископаемые, древесина, ресурсы. Телам хочется всё больших материальных благ, и что значат какие-то там звериные угодья, если «люди гибнут за металл». Благо, что Россия наша сродни безбрежному океану – есть пока ещё нетронутые места. К слову, заповедники, если обратиться к этимологии слова, как и заповеди, содержат корень ВЕД и призваны сохранять исконность Мироздания.

     В одно из таких мест, в район Эльгинского месторождения угля (юго-восточная Якутия), и отправился я ещё раз, чтобы повидать неиспорченную пока красоту. Сотворённая перестройкой частная компания намерена разработать месторождение, а значит, рядом вырастет многолюдный вахтовый посёлок, появятся шум, гам, пыль, копоть… Дикие звери уйдут, исчезнет в реках рыба, от вырубок поредеет тайга и станет походить на пригородные перелески. Вероятнее всего, эту же участь ожидает расположенное неподалёку и пока труднодоступное озеро Большое Токо, к которому примыкает Токинский Становик – самый высокий участок Станового хребта.

     Два года назад моя попытка проникнуть к озеру оказалась безрезультатной (описана в «Водоразделе»). Её можно назвать второй по счёту, потому что первый раз я мог побывать на озере ещё в конце прошлого века. И вот третья попытка.

     Дорогу от станции Улак на Байкало-Амурской магистрали (Амурская область) к месторождению полностью ещё не проложили, но МАЗы, КРАЗы, бульдозеры, экскаваторы усердно пыхтят, вгрызаясь в вековую тайгу. Сменив семь попуток различного калибра и назначения, в конце июля я добрался до знакомой базы на сто тридцать втором километре. Далее трасса, свернув в нужную ей сторону, заканчивалась, и мне предстоял двухдневный переход на реку Алгаму по знакомым вездеходным колеям, петляющим по грязи, мху и болотной жиже. Глухое прежде место стало людным, вместо оленьих и медвежьих следов кучи искорёженного тракторами грунта, на повороте трассы вырос временный посёлок дорожников.

     Началось всё с дождей. Ручей, протекающий рядом с базой, вышел из берегов, преграждая путь стремительным мутным потоком. Но двухдневная задержка из-за слякоти не огорчила, так как ещё из поезда были видны дымы таёжных пожаров, затушить которые могли только длительные осадки. Путешествовать по задымленной тайге крайне неприятно: в сплошном дыму трудно ориентироваться, лёгким не хватает воздуха, и поскольку огненная стихия вообще непредсказуема, нервы постоянно напряжены… Во время простоя отыскал в тайге знакомых по прошлой экспедиции оленеводов; старший из них, Александр, заинтересовал меня наскальными рисунками в бассейне реки Зеи, но указать место на карте не смог, сказав, что о месте их расположения лучше узнать у кого-нибудь, кто повстречается в том районе.

     Очень трудными выдались переходы к Алгаме: в пятьдесят семь лет тот же самый рюкзак стал тяжелей, чем в сорок или даже в пятьдесят. Правда, первый переход к заброшенному старательскому посёлку на реке Чапе смягчился прекрасным отдыхом с баней и ухой. В посёлке за два года практически ничего не изменилось, исчез только балок на санях, в котором ночевал в прошлый раз, да Чапа подкралась вплотную к бане, а десятки тонн ржавого металла, включая огромные цистерны под солярку, понемногу зарастают ерником и кипреем всё на тех же местах. Наглядная картина расточительства и пренебрежения к Природе.

     Порадовала яркой красотой великолепная радуга, будто указывающая исчезающим в тучах краем путь на Север. Лучи света преломились в массиве дождя, украсив хмурый горизонт. Хороший знак. Но следующий переход заставил забыть о хорошем предзнаменовании. После четырнадцатичасового перетаскивания по мари убийственной ноши (двенадцать часов два года назад) не только не осталось сил, но и ночлег устраивать выпало в сумерках под дождём с полусырыми дровами. От перенапряжения и недосыпа трясло, поташнивало, а сердце почти сутки не могло успокоиться. Возможно, кто-то из читателей, относящихся к убеждённым гуманоидам, подумает, что автор склонен к самоистязаниям, раз не избегает таких нагрузок, но тогда и тысячи первопроходцев XVII века, перенёсших во много раз большие испытания при освоении Дальнего Востока, следует отнести к психам…

     Первый день сплава по Алгаме тоже не добавил оптимизма, чересчур уж каменисто русло. Хотя обилие перекатов естественно – река прорезает горную гряду. Небольшую лодку из тонкого полихлорвинила китайского производства я обернул китайским же тентом и, хоть дважды делал обносы, в конце дня насчитал в нём несколько дыр от столкновения с камнями. Досадно. На Артыке, откуда в прошлый раз развернулся в обратный путь, оборвал свою самую уловистую блесну, а вновь зарядивший дождь и вовсе погрузил в пучину пессимизма, вынудив остановиться задолго до наступления темноты.

     Ночью подошёл грозовой фронт. Сверкало, гремело и лило так, что чуть не затух ночлежный костёр. До рассвета едва хватило дров, а при их заготовке в утренних сумерках от ствола сухостоины отскочил топор и прорубил свёрнутую голяшку сапога, прибавив лишних забот. Утром и днём вода в реке прибывала прямо на глазах, затапливая соседний перекат, и хоть это настраивало на оптимизм, поскольку высокий уровень воды для сплава – благо, но ко второй ночи непрекращающийся ливень вынудил искать запасное место для костра повыше от реки. К счастью, перебираться не пришлось, стихии не хватило аршина, чтобы залить стоянку. А на следующее утро вода начала заметно спадать, хотя вершины сопок всё также были окутаны тучами и всё ещё моросило.

     Ждать улучшения погоды, значит упускать большую воду. Накрывшись лёгкой накидкой, я помчал по Алгаме, радуясь скорости, «утонувшим» камням и чистой воде, к удивлению, не замутнённой сильным паводком. На перекатах маленькую лодку иногда заливало, но в целом сплав при высоком уровне реки намного проще, чем при низком. Правда, однажды неправильно выбранная протока раздвоившегося русла мощным течением придавила лодку к обрывистому прижиму, и если б не экспедиционный опыт, опрокидывающиеся валы, образованные выступом скалы, запросто могли наказать за невнимательность к русловым выкрутасам. Но это было последнее испытание. После него экзамен на профпригодность закончился.

     Сплавляясь, я то и дело испытывал противоречивые чувства: с одной стороны, хотелось остановиться на денёк, насладиться нетронутой красотой, порыбачить, с другой – опасение, что вода упадёт и вместо быстрого сплава опять начнётся муторное преодоление перекатов. И поскольку цель у меня – озеро Большое Токо, останавливаться не стал.

     Алгама до наших дней сохранила свою первозданность. Одних только медвежьих следов здесь видимо-невидимо. Но уже в ближайшее время всё измениться. По верховью её долины сначала пробьют автодорогу, а затем и железнодорожную колею. И скроются следы зверей в следах человеческой деятельности.

     К вечеру меж туч появились небесные лоскуты, блеснуло солнце. А немного спустя на берегу реки показалось охотничье зимовье, означавшее хороший отдых в тепле и сухости. Настроение взметнулось ввысь. Смутная полоса экспедиции явно заканчивалась. Это подтвердилось и на следующий день, когда я проплывал вдоль мрачных свежевыгоревших склонов гор без малейших признаков тления, и благодарил Небеса за обильные осадки. А под конец дня, встретившись с людьми, узнал, что совсем недавно тайга была окутана едким дымом и только последние дожди очистили её от удушающего пекла. Вышло так, что погода в прошедшие дни сложилась будто по заказу: с Небес пролилась не слякоть, а спасительная влага. Это можно назвать обычным совпадением, но мне, вернувшемуся к исконным славянским воззрениям на Природу, приятней было вспоминать о радуге в начале пути, думать о связи с миром Прави – обителью родных Богов, чувствовать себя в одной связке с Ними. И я ощутил эту связку через прилив радости.

     При путешествии в одиночку общение с Вышним миром не только прибавляет сил, поддерживает духовно, но и даёт ощущение неразрывности с ним, невзирая на разные сложности. Ловлю себя на только что высказанной мысли: очень уж она напоминает религиозность в обиходном понимании. Хотя на самом деле разница существенна. В отличие от слепого религиозного поклонения, моя благодарность зряча и относится к естественным (божественным), проявленным силам Природы, к Солнцу, к Небесам. Наука называет это пантеизмом, разновидностью религии, сама являясь, по сути, одной из таких же разновидностей. И если уж пользоваться термином «религия» как чувстве человека, то можно сказать, что оно неистребимо и живёт в нём постоянно, принимая различные виды: политеизм, монотеизм, пантеизм, атеизм (научное описание мира), экуменизм… Слепое поклонение Богам либо их неприятие свойственно головам, принимающим усечённое (обрезанное) Мироздание, в котором истина заключена не в глубине естественных образов, а в иллюзиях «суеты сует». Но закончу на этом, чтобы не впасть в словоблудие…

     В двух километрах от Алгамы, на левобережном притоке Гертанде, расположена небольшая база, принадлежавшая ранее оленеводческому колхозу. Четырнадцать лет назад, сплавляясь по Гертанде, я наткнулся на неё и познакомился с её старожилом Гошей. Разумеется, что в мои намерения входило навестить его. Старожила, теперь уже Георгия Ивановича, застал на месте, и хотя узнали мы друг друга не с первого взгляда, встрече были рады. Вместе с ним коротали время ещё три мужика, да и базой теперь пользовались не оленеводы, а геологи и вертолётчики.

     Жизнь в тайге – это другой мир. В основном – это размеренный и относительно спокойный уклад, но подчас что-нибудь случается, отчего становится не по себе. Такой случай произошёл с обитателем базы, водителем вездехода, Андреем. Года три назад поздней осенью он с женой охотился где-то внизу по течению Алгамы. Когда он ушёл по путику настраивать капканы, у избушки вдруг появился шатун и, видимо, попытался влезть в окошко. Женщина вместо того, чтобы воспользоваться ружьём или погреметь кастрюлями, выскочила наружу и стала убегать. От медведя и олень-то не всегда убежит… Ни о чём не подозревая, Андрей возвращался назад. Когда подошёл к зимовью, оттуда выпрыгнул медведь-убийца, разинул пасть и схватил его за голову. Спасли его соскользнувшая шапка и охотничий нож. Впрочем, он толком ничего не помнит, но когда пришёл в себя, увидел рядом зарезанного медведя, да половинку собственного уха... В этом происшествии, кроме жизненной драмы, есть и мистическая подоплёка. У погибшей жены, оказывается, медведи задрали ранее двух близких родственников, а Андрею уже три года топтыги не попадаются на глаза, несмотря на страстное его желание.

     Многих людей, с которыми мне приходилось встречаться в тайге, уже нет в нашем явном мире. Кто-то без следа сгинул, кто-то погиб в вертолётной аварии, кто-то утонул в кащеевых напитках, но более всего меня огорчила преждевременная смерть геолога, с которым я познакомился на глухой таёжной реке Ытымдже, жизнерадостного и здорового, ушедшего из жизни из-за общественных перипетий. Сердце, справлявшееся с любыми физическими нагрузками, не выдержало накала перестроечных страстей. Измена принципов легко даётся только тем, у кого их нет.

     Пертурбации безжалостно терзают Русь и её коренных жителей уже более тысячи лет. Всё большее число здравомыслящих людей желают уйти от цивилизации, и только обязательства перед близкими родственниками, привычка к комфорту да боязнь перед неизвестностью сковывают это стремление. Показательны в этом отношении слова Георгия Ивановича, живущего в тайге два десятка лет:

     - Навсегда здесь останусь. И место уже вон там присмотрел, – кивнул он на противоположный берег Гертанды.

     - Что-то рано ты помирать засобирался, – удивился я.

     - Ты не так понял, – поправил он, – жить мне нравится, но уезжать в посёлок, когда окончательно состарюсь, не буду. Зачем в старости тосковать по воле, нервы трепать?..

     Многие из нас хотели бы поменять бетонные казематы на природную вольницу, если бы «бы» не мешало…

     Когда впереди длинный путь, гостить долго не резонно. Взвалив рюкзак, я по старому зимнику двинулся к Эльге. Вскоре тайгу укутали дождевые тучи. От неуютной ночёвки на мокрой земле меня выручило охотничье зимовье Гоши, построенное им совсем недавно. Однако в нём основательно набедокурил косолапый: выдавил окошко, вытащил наружу одеяла, продырявил посуду, а вокруг избушки у самых стен набил тропу – я, мол, здесь хозяин.

     Несмотря на многочисленные следы зверей и громкие взлёты глухарей, всё говорит о том, что скоро в этих краях будет людно. Вездеходные колеи расходятся в разных направлениях и, в конце концов, сбили меня с толку, вынудив намотать несколько лишних километров по хлюпающим марям. В лётную погоду почти ежедневно слышно тарахтенье вертолёта, курсирующего по дорожно-строительным участкам Якутии и Амурской области.  В десятке километров от месторождения, на слиянии Ундытына и Ундыткана, наткнулся на заброшенную базу с кучами металлического хлама; при переправе через Ундыткан в верхнем течении сначала набрёл на покинутую кем-то стоянку, где и переночевал, а затем на лагерь гидрогеологов и топографов…

     Эльгинское месторождение находится на высоте около тысячи трёхсот метров над уровнем моря. Ныне там пустует с десяток домов геологоразведчиков, в одном из которых много лет назад мне пришлось прожить несколько дней в ожидании вертолёта. Дома эти, единственный обитатель которых пожилой таёжник, исчезнут, как только начнётся добыча угля, поскольку стоят прямо на месторождении. Это видно невооружённым глазом: уголь выходит на поверхность на размываемых дождями участках дорог, и такие выходы тянутся от базы почти до самого озера, к которому пешего ходу с увесистой ношей шесть часов, а налегке и того меньше. Дорога к озеру (расположено оно на девятистах метрах над уровнем моря) по большей части идёт на спуск. После тяжкого пути к посёлку это кажется приятной прогулкой.


                                 
                                  Заповедный угол

     Токо потому называется Большим, что в нескольких километрах к югу есть озерко поменьше, и на сотни километров вокруг не встречается озёр близких по размеру (пятнадцать километров в длину и семь – в ширину, при глубине около ста метров). С юга в него впадает Утук, с истоками в Становике, а на севере вытекает Мулам, который при появлении дороги к Эльге станет началом популярного маршрута для туристов-водников. Тайга подходит вплотную к озеру, и его практически не видно до тех пор, пока не окажешься на берегу.

     Меня Большое Токо встретило ярким солнечным светом и полным штилем. Внезапно открывшийся простор с красивым горным пейзажем, с отражёнными в озере облаками, похожими на гигантских лебедей, зрелище незабываемое. А редкие кряканья уток, разносившиеся над огромным «зеркалом», лишь усиливали грандиозность тишины и покоя. Это великолепие наполнило меня умиротворением. Всё, что я делал: тащил рюкзак, надувал лодку, плыл вдоль берега, проводил разведку, обустраивался – радовало, и казалось, что озеро то самое место на Земле, где я когда-то жил и куда вернулся после долгого отсутствия. Ночью, когда из-за гор и облаков выкатилась полная луна, прочертив по водной глади длинную сверкающую тропу, уснувшее могущество Природы и вовсе обрело вселенскую непостижимость.

     Редко удаётся испытывать такое всеобъемлющее чувство, не знаю даже, с чем его сравнить. В него входит восхищение, счастье, любовь… да, пожалуй, это самое настоящее слияние с окружающей средой. Я – это и озеро, и тишина, и Луна, и Вселенная, которая смотрит на саму себя моими глазами. Это то самое единение со своими корнями, с Землёй, с Мирозданием, с Ведами, которое даёт ещё и родственные чувства к Вышнему Миру, когда можно сказать Природе и Богам (особенно пройдя обряд имянаречения) фразу Киплинга: я с вами одной крови. Это такое всеохватное состояние, в котором единство и многообразие Вселенной ощущаешь всем своим существом, когда молекулы ДНК вдруг переплетаются с созвездиями, когда Тело и Душа становятся необъятными, когда начинаешь понимать, что такое духовное единение. Это и есть гармония, или, другими словами, несократимая система. Кажется, убери лишь одну самую тусклую звёздочку или лунный блик с поверхности озера, и целостность Вселенной рухнет.

     Созерцание подобных картин невольно придаёт смысл нашей жизни, так как в такие моменты мы излучаем любовь к миру. Положительные эмоции – это плоды света, ради которых и существует красота. Эти плоды собирает мир Прави, создающий и Природу, и нас, потомков Рода… Нам, людям, естественная, живая красота даёт заряд, из которого мы черпаем силы для созидания. Отсутствие красоты – это болезнь. При отсутствии красоты появляются больные плоды, собираемые кащеями. Эти плоды морока порождают «цари Природы», эгоисты. От их усилий ширится разруха, ведущая человечество в мир Тёмной Нави, или, попросту говоря, к вырождению. А ведь стоит лишь свернуть на путь гармонии, как изменятся взаимосвязи во Вселенной, а вместе с ними и судьба человечества…

     Просторная избушка на заброшенном егерском кордоне зияла широкими проёмами окон, закрыть которые было нечем. Поэтому остановился я в баньке, предварительно залатав крышу и завалинку. Время посвятил знакомству с окрестностями, рыбалке и общению с бурундуками, подбрасывая им стланиковые шишки. Сначала они пугались моих движений, а под конец общения стали подбегать почти вплотную и, застыв в выжидательной позе, словно требовали: «Давай шишку!» Дикие зверьки перестали видеть во мне опасность, подарив незабываемое чувство доверия, заставив лишний раз убедиться в том, что давать – это свет, а брать – темень. Хотя, в данном случае, я всего-то и сделал, что сорвал созревшие шишки с куста и принёс зверькам.

     Ещё до начала экспедиции я размышлял, в каком направлении двинуться от озера: на север или на юг. На север – сплошной сплав, сначала по Муламу, на берегу которого где-то лежит со времён военного ленд-лиза американский «Дуглас», потом по Идюму и, наконец, по Учуру. На юг – сначала «пешка» дней пять с переходом через перевал Тас-Балаган, затем сплав по Зее, где на одном из притоков есть древние наскальные рисунки, о которых мне стало известно в самом начале маршрута. Поскольку северный маршрут мне наполовину знаком, да и петроглифы интереснее развалившегося самолёта, южный вариант манил сильнее, но окончательно решил определиться на месте, исходя из ситуации и расспросив аборигенов озера. Здесь, на восточном берегу (это уже Хабаровский край) издавна находится база отдыха, куда частенько прилетают высокопоставленные лица и постоянно кто-нибудь дежурит из охраны.

     Базу отдыха я посетил через два дня, отлично попарился в великолепной бане, периодически окунаясь в прохладную воду небольшого озерка, и прекрасно выспался. Заведующий Иван сказал, что долина реки к перевалу проходима и что подбросит меня на моторной лодке. К тому же с гор ушла недавняя завеса дождя. Таким образом, дальнейший путь определился в пользу юга.

     Поднимаясь вверх по Утуку, я переплывал с косы на косу и не переставал удивляться количеству и разнообразию следов на песке. Лось, олень, медведь, волк, соболь, кабарга… – ни одной косы без звериных следов. И совсем не видно человеческого следа. Наконец-то настоящий медвежий угол, нетронутая тайга. Оазис первозданности! В реке вяло шевелили хвостами ленки, вокруг вздымались высокие горы; где-то здесь по берегу пролегал путь знаменитого геодезиста-писателя Федосеева. По всей видимости, и до, и после него в долину Утука, а затем Ивака, люди заглядывали редко (позже стало понятно – почему). На одном из плёсов попался на блесну небольшой таймень, а ночью на искусственную мышь клюнули ленки, которых я запёк на углях, запасясь экологически чистой едой более чем на сутки. Возле одного из перекатов, метрах в двадцати от меня, из зарослей вышел красавец лось, величаво осмотрелся, неторопливо перешёл речку и скрылся в лесу.

     В среднем течении русло Ивака разделяется на множественные протоки, образуя наледную поляну, отчего по всей долине несколько километров нет леса и открывается великолепный обзор местности; зато в верховьях русло сжато скалистыми обрывами. Идти нужно зверовыми тропами, которые постоянно теряются в переплетениях зарослей, и приходится петлять по ухабистым склонам в поисках обходов. Перед подъёмом на перевал начинается сплошной ковёр из кедрового стланика, но ожидание тяжёлого протискивания сквозь северные джунгли, к счастью, не оправдалось. Неожиданно появилась размытая дождями тропа со следами старой рубки. И хотя она сильно заросла, изредка пропадала, но подъём на полуторакилометровый Тас-Балаган облегчила.

     Перевал оказался рубежом не только в географическом смысле. Сжатая высокими горами долина одноименного ручья с другой стороны перевала вилась далеко внизу, что свидетельствовало об очень крутом спуске с него. С низовий в долину вползали клочья тумана, а над тайгой с южной стороны хребта висела непроглядная дождевая хмарь, которая поглощала пространство с пугающей быстротой, в то время как сзади, с севера, блистала небесная чистота и ярко светило Солнце. Как символично! Если иметь ввиду современную цивилизацию. Первоначальное желание переночевать на перевале между севером и югом, поближе к звёздам, исчезло, поскольку стало ясно, что звёзд не увидеть, а хмарь вскоре вымочит кусты, деревья и скалы. Следуя пунктиру на карте, я поспешил спуститься вниз до того, как окрестности окутаются дождём, и влез в тупик.

     Иногда приходится встречаться с несоответствием обозначений на карте с реальной обстановкой на местности. Здесь как раз тот самый случай. Сначала тропка, идущая по перевалу, разбежалась отдельными следами по разным направлениям, а затем крутизна склона увеличилась, начались труднопроходимые заросли и обрывы. Однако выбираться обратно и заниматься поиском удобного спуска мне показалось напрасной тратой сил. Вымеряя каждое движение, цепляясь за уступы, тонкие деревца и прижимаясь  к обрывам, я буквально сползал вниз. В одном месте пришлось спустить рюкзак на верёвке, а в другом, при обходе очередного водопада, зацепился сапогом за корягу, наотмашь упал и чуть не лишился глаза… Вскоре всё вокруг занавесили тучи, зачастил дождь. Устраивать ночлег выпало в неудобье, да ещё наполовину с еловыми дровами, от которых в мокрую погоду толку, как от козла – молока.

     Когда все дела были переделаны, а порывы ветра вперемешку с едким дымом и дождём не давали уснуть, почему-то вспомнилось намерение Гоши остаться в тайге навеки, и в голове возник вдруг безответный вопрос: «Где приткнется Душа, когда расстанется с Телом?» – и сразу подумалось о пристанище для праведников (ну не хочется ей томиться в каком-то кипящем котле). На время забылось о сомнениях, о больших и малых ошибках, о вредных привычках… хотя полувековой груз просчётов и неправедных поступков никуда не исчез. И представилось, что заживет Душа среди рощ и дубрав, цветущих черемух и пышных кедров, усыпанных зрелыми шишками, среди которых без опаски разгуливают звери, щебечут птицы; тут и грибы с ягодами, и рыба плещется в речушках, и Солнце ласково греет… Но одно обстоятельство смущало: очень уж уготованное сознанием пристанище для Души походит на привычную тайгу в хорошую погоду. В таком случае получается, что «я» и есть Душа, а Тело – это горшок, в котором Душа зреет, если её обогревает пламя Духа.

     Иногда кажется, что вот-вот и откроются тайны Небес, однако они ускользают налимом в глубокий омут невежества…

     На следующий день, когда тяжёлый спуск остался позади, я порадовался, что шёл вниз, а не вверх. Стало ясно, почему сохранился медвежий угол на Утуке: с юга добраться до него очень непросто, множество обрывов (только водопадов, требующих обхода, насчитал пять), с севера на страже стоит заказник «Большое Токо» с дачей якутского президента, ну а с востока и с запада – высокие горы. Хотя вряд ли это поможет, когда вблизи, с доступной северной стороны, начнётся добыча угля.

     Началась долина Зеи. В месте впадения Тас-Балагана она широкая, и, несмотря на высокие горы, русло сильно петляет, разбивается на протоки, воды мало, течение слабое. Устав от многочисленных бродов, от завалов в излучинах реки, я надул лодку, пытаясь облегчить путь сплавом. Однако завалы то и дело вынуждали делать обносы. Лишь под вечер удалось вырваться из выматывающего бездорожья и переночевать в окружении тихих плёсов. Судя по всему, в верховьях Зеи люди бывают чаще, чем за перевалом. Сначала встретился знак лесоустроителей, потом полуразваленное зимовье, на следующий день – след кострища, затем ещё одна развалюха.

     По утрам над рекой густой туман, плыть нельзя из-за плохого обзора перекатов, которых здесь множество. Лодка постоянно налетает днищем на камни, тент постепенно превращается в решето. Иногда приходится делать обносы или проводку у берега. И как я не оберегал лодку, в конце концов она начала травить воздух, вынудив сделать преждевременную остановку у притока с очень подходящим названием – Большие Мутюки. Я пообедал, заклеил лодку и вдруг услышал громкий выстрел. Выйдя на берег, увидел в двухстах метрах ниже по течению человека, оленье стадо и вскоре познакомился с молодой эвенкийской семьёй и их соплеменниками, перегоняющими оленей к месту постоянного обитания. К сожалению, молодёжь слабо ориентировалась в окрестной тайге и не знала о точном местонахождении наскальных рисунков, но по незыблемой таёжной традиции напоили чаем с оленьим молоком, которое по жирности походит на сливки. Они же рассказали, что ниже по течению живёт сторож, в одиночку охраняющий почти год буровое оборудование на притоке Зеи – Окононе.
 
     Завернув к сторожу на ночёвку, я увидел человека, совершенно не тяготящегося одиночеством. Всего три патрона к ружью хватило ему для поддержания собственного спокойствия и одной сети для рыбалки в течение года. От этого почти случайного таёжника узнал, что геологи проводили здесь разведку на золото, промышленных запасов не нашли, технику вовремя вывезти не успели. И очень хорошо, что золота не оказалось. Значит, верхняя часть Зеи будет пока ещё прозрачной и в ней будут ещё плескаться утки, а по берегам свистеть рябчики…

     После Больших Мутюков перекаты на Зее перестали таить в себе угрозу для лодки, так как воды стало больше, а камней меньше. Необходимость оборачивать днище лодки отпала. По берегам стали встречаться пригодные для ночёвок избушки. Но рыбалка стала хуже, ловился только мелкий хариус. «Нет рыбы», – посетовал сотрудник метеостанции «Локшак», куда я заглянул, чтобы спросить о петроглифах на скале. Увы, семья метеорологов о них даже не слышала, хотя живёт уже три года неподалёку от притока Зеи – Онони (в переводе с эвенкийского – писанка), название которого и говорит о достопримечательности. Зато дали мне в дорогу килограмма два свежих огурцов из теплицы. Первый раз в жизни плыл я по таёжной реке, хрустя огурцами.

     После метеостанции последний раз переночевал у костра. Блики огня освещали таган с закопчённым котелком, выхватывали из темноты стволы близстоящих лиственниц, создавая замкнутый и уютный мирок для отдыха. От костра шло убаюкивающее тепло, но заснуть почему-то не давала дума, порождённая недавними встречами. Дума – вольная птица – парила в ночной тишине, не желая укладываться в разомлевшую у нодьи плоть.

     В тайге люди никогда не сливаются в безликую толпу, поэтому каждая встреча памятна. Несмотря на различие людей, встречи эти, в подавляющем большинстве, обладают одним и тем же свойством – оставляют добрую память. Хотя в последние годы всё чаще к отзывчивости таёжных людей примешивается отчуждённость, чего совсем не встречалось в доперестроечное время. Таёжники всегда были отзывчивыми, но что-то стало меняться: словно какие-то вирусы, наподобие гриппозных, блуждают в пространстве. Открытость и участливость постепенно заменяются замкнутостью и отстранённостью. Виной этому, конечно, стало расслоение людей. Современная элита, возвысившись «из грязи – в князи» с помощью нечистоплотных политических махинаций и двойных мировоззренческих стандартов, принижает остальных граждан, что и накладывает отпечаток на человеческие отношения даже в самых глухих уголках страны. Сознание граждан не стыкуется с подсознательным мировосприятием и заставляет некоторых принимать настороженную позицию отшельников. К счастью, пока ещё не везде…

     Постоянно встречающиеся избушки указывали на то, что река обжита, что скоро конец экспедиции. Маршрут оказался подобным радуге на Чапе – таким же лёгким, ярким и запоминающимся. Август 2008 года пролетел, как неделя. Будут ли ещё такие дни впереди? Пока впереди маячит цивилизация, от которой «просто некуда деться» и которую на какое-то время смягчит лекарство под названием «экспедиция». А когда действие его кончится, нужна будет новая инъекция… К сожалению, где-то в стороне осталась наскальная писанка, а незадолго до водохранилища вода в Зее стала мутной от влившегося Тока (в его бассейне моют золото). Маршрут заканчивался. Стало жаль быстро бегущего времени. Впрочем, всегда так: хорошее пролетает быстро, потому что оно близко к предназначению человека, а плохое тянется, поскольку неотделимо от насилия, принуждения и близко бесам. Деятельность по предназначению приносит радость, и потому время становится незаметным, как дыхание.

     Первого сентября в посёлке Бомнак, откуда начались экспедиции Федосеева со знаменитым эвенком Улукитканом, невольно вспомнились описания тайги тех времён, насыщенной зверьём и бездорожьем. Мне удалось побывать в таком уголке первозданной Природы, который, к сожалению, вряд ли долго останется нетронутым при существующих нравах и порядках в обществе.



                                  Перед Ра-светом

     Как физическую плоть при подъёме в гору оттягивает рюкзак, так духовное тело при восхождении отягощается плотскими желаниями, особенно когда нарушены связи с Мирозданием. Современные «крутые» идеалы также далеки от духовности, как и крутые обрывы, с которых можно только падать.

     В несметном количестве звёзд и планет нашей Галактики есть центр, называемый Ирием Небесным, – место Вышнего Бытия. В Ведах говорится, что на Землю наши Пращуры (Асы) прибыли из-за пределов Солнечной системы, в том числе из системы звезды, носящей нынче имя Денеболя (бета Льва), откуда и привезли знание об Ирии. Какими физико-биологическими качествами они располагали для преодоления межзвёздного пространства, нам пока неизвестно. Несомненно, что уровень развития Асов (от них и страна Асов – Асия – современная Азия) был гораздо выше нашего… После катастрофы, произошедшей на Земле по причинам внеземного происхождения и называемой ныне Всемирным потопом, Землю оккупировали пекельные силы Чернобога. А наступившая впоследствии ночь Сварога (когда Светлые Силы «отдыхают») создала благоприятные условия для распространения их влияния на человечество через мировосприятие, в основе которого лежат инстинкты.

     Люди нашей эпохи, обременённые земными заботами, зачастую лишь скользят взглядом по мерцающим звёздам. Однако многие наверняка замечали: как только зрительный контакт с Небесами становится продолжительным, почти всегда появляются мысли о вечности, сопровождаемые необъяснимой, на первый взгляд, грустью. В такие моменты мы интуитивно хотим восстановить разорванные связи, но, как правило, попытки эти мимолётны и мало что дают. Очень вероятно, что при существующем устройстве общества вторжение нанотехнологий в биологическую клетку – основу жизни – погубит и эти подсознательные желания.
 
     Современное общество, отделив себя от Природы, называет себя разумным, но этому уже как-то не верится. Ум без Совести – раб плоти и очень напоминает инстинкт саранчи. От умного человечества, как и от глупой саранчи, остаются схожие пейзажи. Выходит, что между развитием цивилизации и нашествием саранчи пока нет существенной разницы. Разница лишь в форме и масштабах.

     Биологическая жизнь на Земле разбалансирована. Выражаясь по-современному – это аксиома. Из Тела, Души, Духа и Совести, составляющих гармоничного человека, разум служит, в основном, Телу. Это наглядно видно по отношению государства к культуре, служащей для развития душевных качеств. Религии, декларирующие развитие духовности, подчинены государству и потому служат не развитию Духа, а его закабалению. По сути, государство и религии загоняют разум либо в тиски плотских утех, то есть в телесное рабство, либо склоняют людей к почитанию чуждых Богов, то есть к духовному рабству, а Совесть всюду подменяется законом или, как выражаются в народе, филькиной грамотой.
Совесть – древнее мерило деяний – стала абстрактным понятием, она не вписывается в рамки закона.

     Казалось бы, всё логично – ночь, пора сна для честных людей и время для шабаша нелюдей. Но логика – вещь относительная, то есть зависящая от мировоззрения. К примеру, нам хорошо известно, что никотин – это яд. Но мы также знаем, что яд – это и лекарство, а лекарство – это здоровье. И что же подсказывает логика в абсолютном (безразмерном) виде?..

     Дальневосточный писатель Сергей Крившенко, убеждённый коммунист, любил повторять отнюдь не коммунистическую фразу: «Мера – высший дар Богов». Как только начинается чрезмерность, человечество входит в революционный или, наоборот, в застойный этап своего развития. Так чрезмерное стремление к религиозности породило инквизицию, а отказ от неё или её замена – развал империй. Даже на бытовом уровне, например, от чрезмерного телеюмора демократии порой также невесело, как и от сводок о «перевыполнении» планов соцреализма…

     Конечно, можно сослаться на космические процессы, как на причину общественных пертурбаций на Земле, но существам разумным и, более того, потомкам Богов, вряд ли удобно прятаться только за такую ссылку?

     Умеренность в материальной жизни – это следование Кону, за соблюдение которого люди получают, прежде всего, здоровье и долголетие. Чрезмерность – за Коном, она неотделима и от жадности, и от лени, а это категории тьмы. Так чрезмерная лень приводит к нищете, а чрезмерная жадность – к олигархии.

     Мера уходит корнями в центр мифической Гипербореи, к горе Меру с пантеоном славяно-арийских Богов. С мерой связано и понятие смерти (перехода человека в другую реальность), то есть человеческая Душа покидает мир Яви с мерой жизненных деяний, определяющих её дальнейшую судьбу. Чрезмерное, значит, неправедное, вредное, разрушающее и Природу, и её составную часть – человека, ставшего на путь излишества. При этом невежда, вовлечённый в поток потребительства, самоуверенно рассуждает о жизни и смерти плоти, даже не подозревая о телах более высокого порядка. «После меня – хоть потоп», – цинично думает он. Нетрудно догадаться, куда путешествует такой «человек».

     Основоположники религий, объявляя себя посланцами Всевышнего, возможно, надеялись стать монополистами в духовной сфере человечества, однако реальная жизнь скорректировала эти надежды с точностью до наоборот. Нетерпимость религиозных фанатиков друг к другу всё сильнее разжигает рознь среди людей, захватывая в сферу влияния всё большие массы. Подобно фидаям ассасинов древнего Востока, жертвующих собой по указанию «старца горы», надевают на себя «пояс шахида» современные протестанты. Многим уже становится безразличной собственная жизнь, не говоря уж о жизни других людей. Очевидно, что в условиях дефицита жизненного пространства благополучием это не кончится, хотя пока формула «разделяй и властвуй» приносит выгоду кровожадным кащеям.

     Народам Руси нужно вернуться к мировосприятию своих Пращуров. Только этот путь ещё сулит какую-то надежду на выход из тупика. Почитание чуждых Богов приносит лишь душевный разлад. Никогда славянам не найти духовной опоры в корыстолюбивой Библии и психологического уюта в западной модели развития общества, магистрального пути в пропасть, о котором предостерегают и Веды, и прочие древние источники.

     Запад достиг процветания за счёт колонизации большей части мира. И когда тёплые тропические и субтропические края поделили и обобрали, сказочно разбогатевшие кланы устремили алчные взоры на северо-восточные территории России с неисчислимыми ресурсами. Началось противостояние России с Западом. Не зря ведь бытует сравнение Запада с желудком. На Востоке и ныне слог «ци» означает энергию жизни (живота, по древнерусскому понятию), располагающейся на энергетической схеме человека в районе пупа. Нетрудно догадаться, что западная цивилизация – это путь ожирения. Россия со своей необъяснимой Душой стояла на этом пути, как кость в горле Ротшильдов, Борухов, Кунов и прочих почитателей «золотого тельца». И они добились-таки своей цели: навязали народам Земли, в том числе и России, губительное отношение к Природе, к её ресурсам. Впрочем, галактическая ночь заканчивается, и когда возобновится Ра-свет, люди пресытятся. Настанет тот критический момент, при котором любая материя меняет своё качество. Возможно, цивилизация не успеет счавкать всё и «обрушить небо». Дать следующим поколениям пригодную для выживания территорию после кризиса Духа – это и есть главное предназначение огромной Руси...

     Знания о происхождении миров, о коловрате Вселенной, о правилах Бытия, которыми обладали Пращуры, большей частью уничтожены «ночными управленцами» и сегодня недоступны широким массам. При искажённом ныне обывательском сознании в этом будто бы есть резон, поскольку знания – это сила. Мир лжи рухнет, если Правда станет достоянием испорченного общества. Поэтому верховная власть стремится не допустить просачивания Правды в массы, навешивает на неё ярлык экстремизма, хотя на самом деле экстремистскими следует признать, прежде всего, некоторые книги «Ветхого Завета» и прочие инструкции пришельцев. (Только поэтому Правда стала экстремизмом, а ложь – благом). Тем не менее, исконные знания, блокированные волхвами и жрецами от полного уничтожения, ныне, накануне Сварожьего утра, постепенно возвращаются к людям. Они не всегда согласуются с научными представлениями о сути явлений и расходятся с религиозными воззрениями на устройство Мира.

     «Осознание Мироосновы, то есть энергии во всех её проявлениях, помогает человеку осознать себя частью Вселенной, – говорит Патер Дий Древнерусской церкви. – Взаимосвязь со Вселенной порождает в человеке скрытые силы, при помощи которых он может вносить изменения в её формы, а также создавать новые Миры. Энергия, берущая своё начало от первичного источника, уплотняясь в Яви, становится живой формой, которая входит во взаимосвязь с другими энергиями, как воплощёнными в живую форму, так и существующими самостоятельно. На этих принципах взаимодействия строились все древнейшие ритуалы и обряды. Использование различных потоков энергии и их воплощение (материализация) в плотную форму жизни вызывало у окружающих чувство видения чуда. Любое чудо имело под собой чётко выраженную систему энерговзаимодействия, смысл которого мог объяснять не только существование человека, но и познание им различных вселенских законов».

     Сказано чётко и понятно. Остаётся только сожалеть об утрате нами способов гармоничного взаимодействия с окружающей средой, и сегодня человечество в Природе – это «слон в посудной лавке»…

     Наука, отрицая явления, в которые не может пока вникнуть, отгораживает людей от древних знаний. Иногда человек с учёной степенью поражает неспособностью выйти за пределы узкого атеистического кругозора. Возможно, это стало уже свойством современного человека – быть «Фомой». Многие полагаются только на свой опыт, замыкаются в рамках своей профессиональной деятельности и индивидуального жизненного пространства. Даже такой знаток славянства, как академик Рыбаков, которому были доступны любые источники информации, писал о Роде как о племенном божке славян и совсем не увидел, что Род – это и есть неизмеримая мощь, Всевышний Породитель, вмещающий рождение и галактики, и человечества, и отдельного народа. А может, не захотел увидеть?

     Отсечение от идеального мира «опустило» людей в осадок, в тяжёлую фракцию материи (переквалифицировало их из потомков Рода в адамитов), вывело их за пределы гармонии, а между тем, превращение качества материи в неподвластные науке формы происходят и на просторах Вселенной, и в мире элементарных частиц. Наука, сталкиваясь с нестационарными явлениями, в которых плотность вещества и напряжённость полей меняется в неизмеримых соотношениях и где теория не в состоянии описать их законами современной физики, прибегает к аксиомам и постулатам, а иногда уподобляется, по отношению к древним знаниям инквизиции, разве что без сожжений на костре. Особенно это касается общественных и биологических наук, следующих библейской парадигме об устройстве Мира и общества.

     Объяснять смысл и суть общественных явлений на Земле только цикличностью космических процессов, без конца ошибаясь, можно с человеческой точки зрения. Если же опираться на точку зрения наших Пращуров, отражённую в Ведах, то невольно возникнет вывод, что жизнь человека – это и есть «врата междумирья». В течение жизни он думает, желает, совершает поступки и, таким образом, накапливает с помощью энергий Тела, Души и Духа некий опыт. Если происходит это по Кону, по заповедям Богов, то есть по Совести, по ПРАВИльным энергетическим каналам, то ему уготован мир Православия, если нет, то… впрочем, оставим область неведомого нам будущего. Жизнь можно сравнить с вполне понятным обычным фильтром. Не вдаваясь в огромные для человека вселенские циклы, можно сказать, что в ночь Сварога естественным образом отфильтровывается негатив, накопившийся у человечества за прошедшие тысячелетия. И те из людей, кто не осядет на фильтре библейства или атеизма, смогут войти в мир Слави вольными и желанными личностями. Ну а прочим субъектам предназначены миры иные.

     Из-за разбалансировки мироустройства человеческий мозг всё время пытается придумать нечто такое, что позволило бы ему возвыситься над силами Природы. И так как эта недостижимая цель постоянно находится где-то в туманном будущем, то и поводырём к ней становятся призрачные иллюзии, устилающие дорогу в ад. Этот факт является следствием действия силы (монотеизма), одним из начальных проводников которой в современной цивилизации стал египетский Эхнатон, но в практическую жизнь землян её воплотил Моисей, введя в Мир социально-племенного Бога, действие которого не требуется в Природе. Это принесло во взаимоотношения людей вместо кастовой иерархии, основанной на их природных способностях, понятие «хозяин (собственник) – слуга (невольник)». Общественный статус людей стал измеряться не опытом жизни или знаниями, а наличием у них золота. Вторичный Бог благословил страсть к богатству и власти и, таким образом, обозначил себя одной из ипостасей Чернобога. По трактовке апокрифической книги Иоанна, в которой Христос отвечает на вопросы автора – это не кто иной, как Сатанаил. Его неизображенно-воплощённый лик – «Чёрный квадрат» Малевича – в цене у разрушителей.

     Исходя из «образа и подобия», а также из свойств наследственности, мы можем чётко определить, чьи потомки сегодня ратуют за глобализм. И хотя практическое представление о нём сегодня такое же, как о единстве процессов на Земле или о единстве многообразной Вселенной, но в идеале – это нераздельная точка, или в космических масштабах – «чёрная дыра», эпоха которой даже не обозначилась…

     Человечество, погрязшее в отступничестве от ведической культуры, увлечённое плотскими потребностями, превращается в поглощающее мир иудечество, в частицу той самой дырки космического пространства; мир погрузился в потребительский хаос, регулируемый войнами и кризисами, то есть пороками, и втягивается в Пекло.

     Заратустра говорил, что человек – это то, что необходимо преодолеть, подразумевая, по-видимому, его плотские желания. Уточняя его слова, нужно сказать, что первой ступенью в преодолении человеческой плоти является преодоление порока – «князя мира сего». Ведь именно его усилиями впоследствии написаны ветхозаветные книги. Неспроста Христос пришёл спасать иудеев и говорил своим апостолам не ходить на Север, ведь нелепо же нести туда то, что там уже существует в первозданном виде. Другое дело, если нести искажённое учение. Совсем неприглядно в свете вышесказанного выглядят современные иерархи церкви, поскольку не могут не знать об этом… То есть в уточнённой интерпретации преодолеть нужно, прежде всего, Иуду в человеке.

     Египетский бог Гор за три тысячи лет до новой эры, персидский бог Митра, иудейский Христос – все они практически боги-близнецы: рождены в день зимнего солнцестояния, носят одни и те же имена (Свет, Истина, Альфа и Омега), все они умерли на кресте и через три дня воскресли. Этому сходству существует вовсе не мифическое объяснение. Известно, что Сириус, всходящий на востоке после захода Солнца в дни зимнего солнцестояния, и является той звездой, на которую указали волхвы (в древности так называли три звезды пояса Ориона). В это время Солнце перестаёт двигаться к югу (умирать для северных народов) и после трёхдневной неподвижности начинает движение к северу, то есть воскресает (в этом каждый может убедиться и сегодня). К тому же в древности на вечернем небе в точке восхода Солнца в южных широтах (при зимнем стоянии) всходило созвездие Южного Креста, отсюда и умирание «богов» на кресте.

     Вместо явного и истинного Ярилы-Солнца (тут уж никто не скажет, что это иллюзия, что жизнь не в его власти) люди поклоняются предводителям иллюзий, вторичным процессам. Неужели от этого может совершенствоваться Дух, который изначально первичен? В таких условиях ничего кроме упадка и деградации современную цивилизацию не ждёт.

     Замена почитания проявленного лика Рода (Ярилы-Солнца) на почитание социальных пророков, а затем невежественное опускание его на уровень термоядерного реактора нарушило взаимосвязь людей с Мирозданием. В результате духовный мир людей сжался до уровня плотских потребностей. Их деятельность покрыла Землю, словно язвами. На исходе эпохи Рыб (Лисы, по Ведам) они сдирают с Земли «кожу», вырубают её «лёгкие», отравляют атмосферу вредными газами и радиацией, околоземное пространство превращают в помойку. Совершенно очевидно даже без посвящённости, что биосфера Земли гибнет.

     Если с разницей хотя бы в один век окинуть взглядом из Космоса Землю, то масштабы изменений очень огорчили бы наблюдателя. Голубой прежде шар окутан хламом отработанных частей искусственных спутников; воздушная среда, ещё совсем недавно прозрачная, стала мутной из-за миллионов дымящихся труб и многочисленных лесных пожаров. И картина с каждым годом только ухудшается. Можно и не напрягать воображение, а просто выехать в тайгу и увидеть, что прежде «голубая тайга» перестала быть таковой; туманная дымка (когда нет дыма от пожаров) окрасилась серым отливом. Можно выйти в открытое море и там увидеть пятна мазута, полиэтиленовую рвань и прочий плавающий мусор, постепенно отлагающийся на дне. Вместо голубой планеты и голубой тайги теперь совсем другие «голубые»…

     Что делают люди, когда в жилище появляется плесень? Ремонт. Всё, что испортилось безнадёжно, ликвидируют, остальное приводят в надлежащий вид. Но в состоянии ли они провести ремонт общего жилища – планеты? С существующим на данном этапе мировоззрением, когда во главу угла ставятся «растущие материальные потребности», вряд ли. Возникает вечный вопрос: что делать? Есть два подхода к проблеме: изменить концепцию мировоззрения или ничего не менять. При смене мировоззрения необходим отказ от взгляда на Мир, где человек – царь Природы, и приятие изначального представления о человеке, как о составной части Мироздания. Если же ничего не менять, то потребительское отношение к Природе вынудит планетарную власть (глобалистов) либо резко сократить численность человечества, либо загнать лишние рты в резервации. Многим ведь известно о существовании теории «золотого миллиарда». Но, в конечном итоге, такой подход не изменит разрушительной тенденции, а только притормозит её.

     Похоже, что именно к такому решению проблемы и движется мир неумолимыми шагами. Признаков этому много, но достаточно назвать главный: резкое расслоение общества на богоизбранную элиту и бесправную толпу. На это указывает смена направления в определении главного врага сформировавшейся мировой элиты. В последний век Сварожьей ночи на Земле жили бок о бок две противоборствующие системы, а ещё раньше государства боролись за сферы влияния, но ныне, перед рассветом, эти задачи в основном решены. Уже не нужны огромные армии для борьбы с внешним врагом, и хотя запас стратегического вооружения остаётся (иначе не «обрушится небо»), произошла смена ориентиров. Особенно это заметно на примере России. На фоне сокращения вооружённых сил происходит постоянное увеличение внутренних войск. Жандармерии ни к чему стратегические ракеты, потому что их предназначение ликвидировать партизан-террористов, разгонять демонстрации антиглобалистов, охранять собственность элиты, бывшую ещё недавно народной, утихомиривать бунты несогласной части общества с курсом и режимом правления. Или, другими словами, воевать с народом. И если пользоваться известным выражением Шекспира «весь мир театр, а люди в нём актёры», то цивилизация дожила до театра абсурда. Замаскированные режиссёры ставят спектакль, в котором нанятый элитой народ воюет с ненанятым народом. Численность внутренних силовых структур уже превысила армию. Верховная власть «бронируется» силовыми ведомствами, постоянно заботясь об их материальном и жилищном благополучии, создавая, таким образом, прослойку наёмников (средний класс) между собой и народом России. В немалой степени с этим связано и переименование милиции (народного ополчения) в полицию (городскую стражу), высшее руководство которой будет из представителей тайных обществ, а начальство на местах – из нерусей.

     Народ всегда был кормильцем любой элиты, а в эпоху технического прогресса, когда электромеханические и электронные устройства могут заменить мускульную и интеллектуальную силу трудящихся, он становится лишним и постепенно обретает статус врага современной элиты.

     Если «вся жизнь – игра», то, представляя цивилизацию шахматной доской, мы видим, что белые фигуры (славяне и арии) попали в трудное положение. Но мы также знаем, что белые имеют преимущество первого хода (не только в шахматах, а и по праву аборигенов). И поскольку Роды Асов Страны Асов (РАСА) коренные по отношению к более поздним переселенцам, то и Кон, в конечном счёте, будет выше Второзакония, если, конечно, фигуры на доске не исчезнут.

     А пока мания величия пришельцев-богоизбранцев извращает изначальное древо жизни, губит славяно-арийские народы. И сегодня видно, что идея всемирного господства ведёт человечество (за исключением элиты) к унифи¬кации, к вырождению. Пролиты реки крови. И если не вернуть сознание людей к исконному мировосприятию, то ещё больше будет пролито при реализации идеи «золотого миллиарда». Остановиться пришельцы уже вряд ли смогут: над голо¬вой висит да¬моклов меч ответственности. От этого у них появилась мания преследования, как говорится, «знает кошка, чьё мясо съела». Отсюда и попытки скрыться за забором, воздвигаемым на пути усиленно раздуваемого терроризма и экстремизма, а также призывы к единству палачей и жертв без малейших признаков покаяния…

     Если нет прошлого, то откуда взяться будущему? Интернационалист, намешавший в себя от всех понемногу, не может быть последователем исконных правил, поскольку живёт в искажённой среде. Не имея корней, он скользит по поверхности, подобно растению перекати-поле, путается в многочисленных «истинах», соответствующих разным мирам, правду (свет) не отличает ото лжи (морока), у него нет ориентиров. Он, как путешественник посреди тайги без компаса и карты, да ещё с кандалами на ногах. Он двигается неведомо откуда, неизвестно куда, он производитель дисгармонии и нездоровых потомков. При существующем мировоззрении преодоление беса в человеке, то есть преодоление плотских желаний, и возвышение в область Духа может отодвинуться на весьма далёкую перспективу.

     Сказывается и старение общества. Средний возраст жителей развитых стран неуклонно повышается. Старость, руководствуясь опытом материализма и нарушением родовых связей (отсутствием заботы близких людей), не уходит от «кормушек» до последней возможности, чем мешает продвигаться молодости, потому что не верит никаким посулам и гарантиям государства; она многажды была обманута и светскими, и религиозными властями. Русская старость – это бедность, и у нас подавляющей массе стариков (если доживают) гарантирована лишь одна участь – нищета. И у русской молодости никаких перспектив, кроме наёмного рабства на своей же земле. От этого повышается агрессивность в обществе, что ведёт к ещё большей его разбалансировке.

     В бытовых разговорах часто можно услышать, что нет плохих народов, потому что время оставляет только тех, кто целесообразен. Слова очень правдоподобны для исторических (коротких) отрезков времени, но если примерить их к ведическому мировоззрению (к вечности), сразу видна поверхностность. Созидатели в развивающейся Вселенной подобны пчёлам на распускающемся цветке и потому целесообразней прожорливых гусениц.

     Нарушение гармонии между цивилизацией и Природой вызывает изменение напряжённости Земли и, соответственно,  влечёт изменение силовых полей в Солнечной системе. Об этом свидетельствует неуклонное повышение стихийных бедствий.

     Любой человек хоть раз в жизни задаётся вопросом: был ли я кем-то до того, как появился в настоящей жизни? Если был, то почему ничего не помню? Наука ответить на это пока не может. Веды же отвечают вполне определённо: и был, и есть, и будешь, если живёшь по Совести. Нынешнее воплощение зависит от прошлой жизни, а будущее – от настоящей. И некоторые моменты из прошлых (возможно, и из будущих) воплощений проявляются в виде неосознанных зрительных или слуховых ощущений почти у каждого человека, особенно в раннем возрасте. Но у отдельных личностей есть ведь и конкретные факты не только видений, но и знаний из других воплощений. Иначе чем объяснить, например, знание древних и даже исчезнувших языков такими людьми. Умением странствовать во времени и пространстве? Но это мерные категории и не могут содержать в себе знаний. Главное, говорят Веды, не создавать образов зла в мире Яви, тогда и последующие реальности будут гармоничны.

     Находясь на окраине Галактики, человечество, «благодаря» религиям и невежеству, считает себя чуть ли не единственным обитателем Вселенной, этаким «пупом» Мироздания. Из-за недостатка знаний принимать это всерьёз нельзя даже в доступной людям трёхмерной системе координат. Да и «пуп» всегда в центре, а не на окраине.

     Можно легко представить, например, что произойдёт в Солнечной системе, когда к ней хотя бы приблизится некая другая космическая система. Начнётся хаос. Изменятся силовые и энергетические поля, нарушатся орбиты планет, климат и география на Земле резко изменятся, хрупкая биологическая жизнь исчезнет. Пользуясь выражением «народ – это Малая Вселенная», легко понять, что происходит с народом, когда в его жизнь вторгаются чужеродные силы. Войны, революции и кризисы наглядное тому подтверждение. Славяне многократно это испытали, начиная с хазарского ига, если пользоваться урезанным летоисчислением. И, похоже, что под влиянием этих сил высочайшим указом на русской земле возрождается Хазарский каганат (потерянное колено), пока в виде Северо-Кавказского федерального округа. Отсюда становится понятной «неуловимость» некоторых деятелей в этом регионе: «вор(он) вор(он)у глаз не выклюет». А помощниками Кащея в возрождении ига стали в числе прочих и… потомки Святослава! Впрочем, этого и следовало ожидать, поскольку на престол Руси забрались «последние», изначальные противники «первых» (коренных народов Земли) и всё запутали.

     Влияние чужеродных сил видно и по другим фактам. Например, объявление траура по стране в праздничный для России День космонавтики (в связи с гибелью польской делегации). Но если учесть, что в этот день Израиль погрузился в траур по Холокосту, то совпадение в траурах (в «свете» моисеева писанья) выглядит не так уж и странно. Только вот возникают вопросы: народ какой страны современному российскому государству ближе и не спланирован ли предлог для такого совпадения? Ответы на эти вопросы лежат в сфере человеческой Совести, а власть – аппарат принуждения – лишена её и потому неустанно жонглирует и законами, и мероприятиями по заботе о населении, в основе которых лежат двойные стандарты. Например, власть широко озвучивает свою заботу о почти вымерших фронтовиках, о крохотной части граждан, пострадавших от чрезвычайных ситуаций, о грандиозных проектах, связанных с саммитом АТЭС, зимней олимпиадой и чемпионатом мира по футболу, но скромно помалкивает об уровне жизни основной массы коренных народов. А народы могли бы жить припеваючи в самой богатой стране Земли. Увы, это противоречит клану избранных, согласно божьему обещанию («Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам»), они приватизировали: власть, экономику, землю Руси…

     «Хлеба и зрелищ!» – требовали толпы римлян в средневековье. С учётом непрерывных сериалов и развлекательных программ по телевидению, а также накачки России интернациональной толпой, уничтожающей дружбу народов, этим же принципом власть руководствуется и сегодня. Хотя наблюдается явный приоритет в сторону зрелищ, а хлеб уходит в карманы «назначенных» доморощенных олигархов и зарубежных инвесторов.

     Если попытаться сравнить послевоенный и перестроечный периоды… Впрочем, сравнивать их можно разве что по убыли коренного населения за время войны и перестройки.

     Стремительное снижение рождаемости белых людей на планете – это показатель того, что их современное мировосприятие неправедное, и это предвестник неких грандиозных событий на Земле, о которых, как о конце времен, говорится в Ведах. Объяснить это можно только стремлением Богов уменьшить приток в Пекло своих заблудших потомков. Воплощаться душам в деградирующую плоть нет смысла. Ну а то, что население Земли растёт под «крышей» вторичных богов, так это, как говорится, их сфера ответственности, чёрная сфера. Как уже упоминалось, архетип поведения их подданных плюс мера ответственности не дают возможности свернуть с избранного пути. Да и не хотят они другого, поскольку Иегова для этого пути их и сотворил.

     Кажется, что при такой постановке вопроса нет другого выхода, как сложить руки и ждать конца, всё равно, мол, ничего не изменить, раз всё предопределено: противодействие космическим циклам равносильно попытке остановить грудью цунами. Однако если помнить о причинно-следственных связях в Природе, то отсутствие действий и приводит к тому, что называется концом. Концом пути, ведущего к новому, более совершенному воплощению, то есть в вечность. А если не унывать, то можно встать на путь Святослава, вырваться из обморочного мира дрожащих тварей и обрести родовую стезю, которая приведёт совсем к другой жизни, а затем к другим возможностям, сопоставимым с возможностями родоначальников славяно-арийских родов (Асов). И нетрудно догадаться, что приятие нас Вышним миром будет зависеть от наших мыслей и поступков «здесь и сейчас», от нашей способности вырваться из духовной деградации.

     Русские люди часто недовольны безнравственной властью (выросшей, между прочим, на бесплатном образовании, медицине, жилье…), что вполне понятно, исходя даже из статистики, публикуемой официальными средствами массовой информации. Недовольны они и разжиревшими на богатствах Руси собственниками, подавляющая масса которых – кащеевцы, заблаговременно скрывшиеся под русскими фамилиями. Однако вместе с недовольством уровнем благосостояния перестраивается и мировоззрение коренных народов Руси. Недовольное сознание взывает к памяти подсознания, и не за горами час массового прозрения.

     Если иметь в виду ведическую трактовку происхождения людей, то можно представить Землю как грандиозную лабораторию, в которой Вышний Мир «проводит опыты» над человеческим поведением в разных мировоззренческих средах. Известна исследовательская цель в виде неуклонного стремления к совершенству. Но в опыте под названием «пятая цивилизация» в терминологии некоторых эзотериков на одном из этапов заданы неверные параметры, поэтому созидание скоропостижно вступило в свою противоположную фазу – разрушение. Опыт близится к завершению. Это факт для пессимистов.

     Для тех, кто не желает сдаваться пагубным процессам, существует альтернатива, которую внедрить в практическую жизнь можно, отказываясь, прежде всего, от пороков во внутриродовых отношениях. Отказаться от них возможно единственным способом: прозреть и вернуться к Вере Предков. Чтобы это произошло, нужно знание. Нужно избавиться от невежества путём соотнесения данных современной науки и знаний древности. Человечеству нужен не «новый мировой порядок» в интерпретации иудейского закулисья, а новое осознание Богов, как сил и энергий Вселенной. Мировой порядок возможен лишь на основе Совести, суть которой в жизни формулируется очень простым и всем известным выражением: поступай так, как хочешь, чтобы поступили с тобой. А закон может служить только мерой, но не основой, поскольку не может вместить в себя многообразие Мира. Совесть и закон – это как слон и моська по той простой причине, что вместилищем Совести является человеческий Дух, а закону вполне хватает бумаги. Хотя и для бездуховных особей бумажный закон не указ: кто-то руководствуется «понятиями», а кто-то – предписаниями объёмного Талмуда. И выходит, что при раздельном существовании ни созидателям, ни разрушителям общий закон не нужен. И только потому, что ночь Сварога смешала всех в единую массу, родился парадокс интернационального законотворчества, утопающего в какофонии изменений, дополнений и процессуальных вопросах или в «телефонном праве» властных кланов.

     Взглянув на Россию с Небес, отчётливо видно, что она всё сильнее напоминает жертву, из которой высасывают жизненные ресурсы: территорию, полезные ископаемые, мозги, души… Никакая другая страна мира не выдержала бы за один век две революции, гражданскую и две мировые войны, перестройку (возрождённую ленинскую НЭП)… Этот факт говорит о том, что русский народ независимо от временных идеологических лозунгов («За Веру, Царя и Отечество!» или «За Родину, за Сталина!») нерушимо стоит на земле своих Предков. И до тех пор, пока живёт хоть один русский человек, Дух которого не поддался чуждым веяниям, у Руси будет шанс на светлое будущее.

     Сегодня нефте- газопроводы, тянущиеся за пределы страны,  преподносятся как благо, как элемент кооперации с мировым сообществом, хотя на самом деле за этим благом стоят те самые корпорации во главе с разрушителями, усилиями которых осуществляется «мирное» завоевание. С не меньшей интенсивностью, чем природные энергоносители, отсасывается из страны интеллектуальная энергия, с одновременной накачкой земли наших Предков примитивными мигрантами и, таким образом, «разжижается» генофонд Руси новоиспеченными россиянами, предназначенными обслуживать добычу и транспортировку ресурсов. За кооперацией, базирующейся на мировых религиях, стоит пустошь. Не за этим ли самым двигались на Русь в прошлом разнообразные завоеватели?

     Нынешние завоеватели идут другим путём. Внедрив во власть своих резидентов, они возглавили государство и на «законных» основаниях выкачивают ресурсы и создают условия для вымирания коренных народов (лишних ртов). Негласное пока мировое правительство, осуществляющее свою практическую деятельность в различных международных клубах и комитетах, – это и есть истинные правители не только России, но и всего постсоветского пространства. Оттуда исходят перманентные кризисы, революции и войны, оттуда происходят «демократические назначения» на престол любого государства. Может ли губернатор отменить решение президента? Точно также не может отменить решение мирового правительства п(оставленный)резидент, то есть деятельность его втиснута в рамки глобализма, за пределами которых кончается и его самостоятельность, и независимость России. Форумы, саммиты, переговоры с участием первых лиц государств всё больше напоминают административно-хозяйственные собрания приказчиков, за спинами которых незримо стоят «мудрецы Сиона».

     Полтора века назад Тютчев подметил эту тенденцию в России:

Куда сомнителен мне твой,
Святая Русь, прогресс житейский!
Была крестьянской ты избой –
Теперь ты сделалась лакейской.

     Многие, наверно, помнят первостепенные четыре «И», озвученные и расшифрованные последним президентом сразу после вступления в должность как «инвестиции, инновации…» Поскольку живём мы во времена двойных стандартов, то и за внешней формулой для всеобщего потребления стоит, скорее всего, совсем другая информация посвящённым. Во всяком случае, странность её наводит на размышления о двойственности. Озвучивать их не буду, чтоб не выглядеть фантазёром. Читатель сам может догадаться, если покопается в древних событиях на Ближнем Востоке, связанных с возникновением пришлых государств.

     Такой же странной выглядит забота первых лиц о демографической ситуации в стране. Призыв рожать детей не соответствует финансовым возможностям русских семей обеспечить их культурное, физическое и интеллектуальное развитие: зарплата трудящихся и даже материнский капитал пока явно отстают от стремительного роста цен и налогов. Но зато для массовых мигрантов из неблагополучных и перенаселённых стран при упрощённом получении гражданства и коррумпированности власти – это «манна небесная», особенно при раздаче земли многодетным семьям. При такой «заботе» через пару десятков лет Русь превратится в Нерусь. В крупных городах уже появляются районы с компактным проживанием зарубежных этнических группировок (анклавов), живущих по своим правилам, что является источником конфликтов с русскими людьми. Этого, судя по всему, и добиваются присягающие на Библии президенты, чтобы обоснованно ужесточить контроль за населением.

     А если вспомнить о событиях, связанных с разгулявшейся нерусью на землях России, то о власти можно сказать, что она, мягко говоря, недружелюбна к русским людям, поскольку за последние четверть века обеспечивала лишь условия для захвата природных богатств пришельцами. За последние четверть века она ни разу не подала руки «государствообразующей нации», игнорируя даже такое громкое обращение из Государственной Думы, как «Письмо 500» (по поводу преподавания молодым иудеям инструкции Талмуда «Шулхан Арух», содержащей мизантропские строки). Более того, «спуская на тормозах» провокационные действия пришельцев и высказываясь о русских, пытающихся отстаивать честь, достоинство и независимость родной земли, в стиле русофобов: «придурки», «недоумки», «преступники, не имеющие национальности» (и это после отмены графы в паспорте!), «нацисты» и тому подобное, – власть пытается прикрыть упомянутые качества, свойственные последователям ветхозаветности, то есть сваливает их с больной головы на здоровую. Как говорится, Совести ни на грамм. Да и с культурой, судя по лексикону, у руководства проблемы. Если же исходить из умения правителей продавать Русь по протоколам сионских мудрецов, то это исходит из неукоснительной пирамидной иерархии и, видимо, от «большого ума». И только погромы в столице и других городах выдавили из власти слова о русском народе, как о стержневой нации России. Но за этим, скорее всего, последуют террористические акции, организованные тайными службами, чтобы, «разоблачая и устраняя их, проявлять заботу обо всех народах» в образе «закручивания гаек» на правах и свободах этих самых народов. Кстати, безбоязненное появление в подвергающихся террористической угрозе аэропортах и вокзалах первого лица государства и свидетельствует о тайной управляемости глобальным терроризмом. Вслед за транспортными узлами последует ужесточение контроля в других присутственных местах: стадионах, театрах, учебных заведениях, жилых многоэтажках… Этот контроль ничто иное, как тот самый всевидящий глаз в вершине символической общественной пирамиды. Но первые ли это?.. Они (библейцы) лишь плотью могут вознестись на миг, а душами останутся в глазах Правды и Справедливости на веки вечные последними, несмотря на высокие должности, учёные степени и миллиардные счета в банках. Помнит ли кто первых лиц Содома и Гоморры? Если и существуют их имена, то не иначе, как в недрах Пекла. А вот наши Пращуры вовсе не чета ветхозаветным кровожадным «героям». И раз память о них до сих пор не только жива, но и с каждым годом крепнет, значит, времена те обязательно вернутся.

     В любом событии или деянии всегда задействованы как минимум две стороны: та, которая свершает деяние, то есть является причиной, и та, которая становится следствием. Когда следствие довольно причиной, возникает гармония, если нет – разруха. Никакая религия, ни один поп, каким бы саном он не обладал, не могут изменить причинно-следственные связи в Мироздании. Наивно предполагать, что в этой связке может что-либо исправить какая-нибудь церковь, исповедуя свершителя. Максимум что ей удастся – это утешить «ложью во спасение», успокоить сознание и, таким образом, встать на сторону причины. Такими же, по сути, являются абстрактные дни, называемые прощёными, предназначенные для следствия… Всё это уловки для иллюзорного успокоения душ. Без контакта сторон не может возникнуть гармонии. Единственным средством, способным как-то уравновесить стороны – это личное покаяние неправедной причины перед следствием. Ведь давно известно, что повинную голову меч не сечёт. Но признание ошибок для потомков Адама – это проявление слабости, что, по представлению деградантов, невозможно даже теоретически, потому что логику фактов они подменяют логикой понятий, они послушны лишь силе. Да и повинная голова – это только Тело; чтобы Душа и особенно Дух обрели гармонию, придётся много прилагать усилий. Очень наглядно, когда от всплеска камня, брошенного в спокойный водоём, уже нет и следа, а волны всё бегут, пока не разобьются о берег. Но где берега во Вселенной?

     Легко представить, каким путём мог бы пойти человеческий разум, чтобы достичь гармонии, если бы не устремился вслед за иллюзиями, швыряясь камнями невежества. Есть даже фраза «время собирать камни», только вот не станет их собирать Кащей, руководствующийся известным принципом «разделяй и властвуй» (а точнее – разделяй народы, стравливай их и стриги купоны). Также легко догадаться, рассуждая о созидании, как об основе Вселенной, о реакции Вышнего Мира на невежество и корыстолюбие современного человечества, служащих исключительно утяжелению Плоти.

     Конечно, ночи Сварога предшествовал вечер. И можно было бы предположить, что чувство меры стало нарушаться в переходный период среди самих славяно-арийских народов, а не в результате проникших в их пределы чужеродных сил. Однако область предположений никогда не имеет точки опоры, поскольку предположить можно всё, что угодно. С точки зрения правды в этом нет смысла.

     Во внешнем мире действуют мощные причинно-следственные энергоинформационные потоки, которые взаимодействуют с нашими внутренними энергиями, о чём свидетельствуют и Веды, и Библия, и естествознание. Только трактовка и степень понимания везде на разных уровнях. Нам остаётся выбирать, что нам ближе и роднее. И поскольку опыт тысячелетнего следования за иллюзией (библейской парадигмой) привёл нас в тупик, выбора-то и не осталось. Значит, пора очнуться, привести свои мысли и себя в порядок, принять правильное решение в философском вопросе: человек для Мироздания (позиция Веры) или Мироздание для человека (позиция религий)? И остаётся лишь пожелать, чтобы и в научной сфере скорее произошёл качественный сдвиг в познании тонких материй, от которого во многом будет зависеть наша дальнейшая судьба.

     Так же как человеческая жизнь выглядит пылинкой цивилизации, так же, исходя из «образа и подобия», цивилизация является пылинкой Вселенной. Но так же, как любой гений не меркнет в человечестве, так и человечество, очевидно, способно не померкнуть в Мироздании. Вопрос весь в том, какому гению оно уподобится: злому или доброму, вырвется ли оно из эпохи обрезанства?

     Инволюция Духа противоречит космической действительности, то есть на этапе расширяющейся Вселенной она всего лишь частный случай на окраине Млечного Пути (аномальное завихрение в пределах отдельной звёздной системы) и по меркам Космоса недолговечна, как любое испытание. Глядя на галактики и созвездия, мы видим их раздельное существование и развитие, и можно сказать, что зачатки «глобализации» в Космосе примыкают лишь в узкой сфере влияния «чёрных дыр». Поэтому царство инволюции во Вселенной, очевидно, наступит после того, когда начнётся этап её сжатия, но до этого момента, судя по данным астрофизики, ещё многие миллиарды лет. И хотя человеческая жизнь, да и жизнь цивилизации, несоизмеримы с таким огромным отрезком времени, повторюсь, говоря об их общем смысле: через жизнь пролегает путь к совершенству, жизнь – это пропуск в иные космические инстанции на новый качественный уровень Бытия.


Рецензии
Павел, БЛАГОДАРЮ от души. Это то, что я давно хотела услышать.С уст Мужчины. Услышать СЛОВО Человека. Всё верно, истинно. Широкий, всеобъемлющий взгляд на действительность. Низкий поклон. С глубочайшим уважением,

Валентина Анисимова   25.03.2015 10:46     Заявить о нарушении
Валентина, рад встретить единомышленника и благодарю за хороший отзыв.

Павел Ткаченко   26.03.2015 00:57   Заявить о нарушении
Павел, приветствую Вас снова! Хочу спросить Вашего разрешения поместить отрывок из Вашего произведения у себя на страничке со ссылкой на Ваше авторство. Ваши идеи так близки мне, что хочется больше знакомить с ними других.Мудрость и здравомыслие, широкий взгляд..Буду рада Вашему согласию! С поклоном и благодарностью,

Валентина Анисимова   02.04.2015 15:58   Заявить о нарушении
Здравия Вам, Валентина! Разве не для того пишут, чтобы поделиться? Чем больше читателей, тем лучше автору. Конечно же помещайте. Возможно, кому-нибудь это тоже придётся по душе. Благодарю Вас за участие.

Павел Ткаченко   03.04.2015 03:08   Заявить о нарушении
Моя искренняя благодарность Вам, Павел. С тёплышком!

Валентина Анисимова   03.04.2015 10:01   Заявить о нарушении
Хотелось бы заявить о причастности.
Никто не против?

Ведогонь   03.04.2015 21:08   Заявить о нарушении
Единомышленникам всегда рады! Как бы мы ни называли что-то, как бы не объясняли явления, но цель у нас одна: возрождение народа через Знание о Силе Рода. Не отродье мы, не выродки, а достойные дети своих Предков, о которых напоминает и Павел, Благодарность ему! Через осознание и возрождение Памяти воссияет Свет души народа.
Враждебные нам миры лжесвидетельствуют о нас (по идее, люди-то живут большей частью бессознательно), намереваясь уничтожить наш мир через огонь - этот страх навязывают нам через лжепророков."Когда произойдёт сие? -Как только будет повергнута сила народа святого". не дословно цитирую, но примерно так. Русичи - святой народ, святой душою своею.Святой по факту, а не по "богоизбранности" фальшивой.
Сила ? Это сила Духа народа, но мы видим, что она слабеет (и всё из-за лжеверы,по безродству вынужденному),но Память возвратится, уже возвращается! И я рада видеть Вас, друзья мои, рада знать, что Вы - лучи Света в этом мире! С любовью и благодарностью!

Валентина Анисимова   03.04.2015 21:47   Заявить о нарушении
Полностью согласен с тем, что через единомыслие на основе Рода крепнет Дух. Чем больше единомышленников, тем надёжнее завязь, а значит, и восстановление подзабытого наследия. И хотя есть на этом пути ухабы и рытвины - главное, что мы встали на него. И со временем тропа превратится в дорогу.

Павел Ткаченко   04.04.2015 01:31   Заявить о нарушении
Павел Евгеньевич, я почему встрял-то.
Валентина Ивановна не призналась Вам, что это я часто обращаю её внимание
на наиболее ценные, по моему мнению, работы как мировых знаменитостей,
так и "местных" (в том числе Ваши), ничем, кстати, не уступающих "мировым".
И слова благодарности за это от неё поступают, чему рад.
Добра, Мира и Света.

Ведогонь   04.04.2015 02:21   Заявить о нарушении
Искренне благодарна за радость общения, за то, что вы есть, МУЖчины!

Валентина Анисимова   04.04.2015 08:38   Заявить о нарушении
Юрий Николаевич, почему "встрял-то"? Мы, как я понимаю, заодно. Так что всякое общение между нами только в радость и на пользу.

Павел Ткаченко   04.04.2015 15:33   Заявить о нарушении
"Встрял" потому, что не приличествует
вмешиваться в беседу мудрых сервера сего.
В моей подборке "Пособие 2" взгляните
на позицию 149 (на букву "Н").
И большая БлагоДарность за тёплые слова.
С уважением.

Ведогонь   04.04.2015 16:30   Заявить о нарушении
"Не вопи зде, чадо моё..." Это в таком-то возрасте, да со столькими передуманными мыслями?.. Когда есть о чём сказать, совсем не лишне поделиться. Особенно в среде своих. С уважением,

Павел Ткаченко   06.04.2015 03:49   Заявить о нарушении