Ночь между исповедью и причастием

…Это вовсе не художественный рассказ. Это художественно изложенный отчёт о первых в моей жизни ночных покатушках на мотоцикле. Мемуары маленького хомячка о том, как он выглянул из банки.

…Можно сказать объёмно и кратко: это была моя первая ночь. Сразу со всеми оттенками смыслов, что сюда просятся. Да, я – родившись в Ленинграде и взрослея в Санкт-Петербурге - много раз гуляла в белую ночь, смотрела развод мостов, встречала рассвет над Невой. Но такой ночи у меня не было ещё никогда.
На тему того, как именно возникают идеи из разряда «а давайте поедем!..», много писано в мотожурналах. Творцом моей стала подруга, для которой мы с мужем организовали прогулку накануне, в  ночь с 7-го на 8-е июня. В полночь погрузились в автомобиль и поехали в центр. Несмотря на то, что я ехала пассажиром, от дороги у меня осталось вполне чёткое впечатление: «Похоже, я вполне готова проделать этот путь самостоятельно… На мотоцикле. Ночью. Белой ночью!..»
Мы погуляли по Университетской набережной, спустились к воде на стрелке Васильевского острова. Посмотрели развод мостов… Потом - когда, пропустив единственный корабль, свелись Тучков и Биржевой, да ещё закапал давно собиравшийся дождь – мой супруг внезапно предложил: «Ну что, отвезём гостя домой?» Подруга живёт в пригороде, притом не самом близком. Путь туда (после трёх ночи) и обратно (после четырёх утра) по загородному шоссе окончательно утвердил меня в мысли, что... И на вопрос своей половинки: «Ну-с, какие у тебя планы на выходные?» я тихо и очень серьёзно ответила: «Знаешь… Я снова хочу поехать завтра ночью в центр. Но уже на мотоцикле». - «А ты выдержишь?» - «Да. Я практически уверена».
И решение было принято. Я легла спать в пять утра и встала в два часа дня в субботу. Ощущения были – как в детстве: ждёшь и готовишься морально. Очень ждёшь и очень готовишься. И с каждым часом становишься всё счастливей, и вместе с тем – всё больше волнуешься.
Одно лишь омрачало моё ожидание: явная и недвусмысленная перспектива третье воскресенье подряд проспать церковь. Если мы в пять-шесть утра только вернёмся, а служба в десять – ну, какой храм? Ясно, я пролетаю. Ехидный голосок внутри напомнил: дескать, когда ты копила на мотоцикл, вспомни, какая ты была хорошая – в плане обещаний! Смотрела на иконы честными такими глазами: «Боженька, дай мне мотоцикл, а я и в храм ходить буду чаще, и исповедоваться, и причащаться!» Ну, и где оно теперь?..
В самом деле, подумала я – ладно, не попаду я завтра на литургию. Но сегодня-то вечернюю службу никто не отменял! И исповедь во время неё, кстати, тоже.
В итоге – была всенощная, и была исповедь, и мне повезло попасть к отцу настоятелю. После Таинства он спросил:
- Причащаешься завтра?
- Боюсь, нет. Хотели гулять сегодня ночью, смотреть развод мостов…
- Гулять хотели? Отлично! Вот погуляешь ночь, а утром причащайся.
И я поняла, что больше всего на свете мечтаю, чтобы получилось именно так.
После службы я подошла снова:
- Батюшка, благословите! Я ведь не просто так гулять собираюсь. Я буду за рулём. Причём за рулём мотоцикла.
Он посмотрел на меня спокойно. Как будто я с пафосом излагала вещи, которые ему давным-давно известны. Благословил и очень просто сказал:
- Ну, давай.
Так я получила благословение на свой первый серьёзный ночной выезд.
Тут нелишне будет упомянуть, что приступать к причастию положено натощак. После полуночи уже не едят и не пьют. Совсем. Нельзя сделать даже глотка воды – при условии, конечно, что человек вполне здоров и ему не требуется ночью принимать лекарства. Поскольку я определённо отношусь к людям здоровым (по крайней мере, физически) - я сразу осознала, какой заманчивый квест ждёт меня этой ночью. Естественно, я возложила печаль свою на Господа и совершенно перестала париться по вышеуказанному поводу.
С восьми до десяти часов вечера я проспала, в одиннадцать мы поужинали и выдвинулись на стоянку.
Поскольку днём супруг менял свет в мотоцикле, а свет, естественно, необходимо было проверять и настраивать (при неработающем двигателе), аккумулятор оказался разряжен. Поэтому покатушки начались весьма прозаично – с «крокодилов», кинутых от семейного авто.
Потом заехали на парковку, где я несколько минут покрутила круги и восьмёрки, потренировала торможение с полной остановкой и последующим продолжением движения, трогание с места с полностью вывернутым рулём, подъем и сброс передач. Окончательно настроили свет, утвердили маршрут – и старт был дан!
Я не волновалась совершенно. Напротив: я рвалась в бой! И понимала, что только суровая самодисциплина сдержит меня от желания открутить ручку газа и пролететь по пустой ночной дороге на пределе своих возможностей. Прекрасно чувствуя это, перед стартом почётный эскорт очень строго погрозил мне пальцем:
- Только не отжигать!!! Ни в коем случае!!!
И я послушно кивнула головой в шлеме.
Я сделала ещё маленький тренировочный круг по микрорайону – а потом въехала на Ушаковский мост. Вокруг была ночь, самая настоящая тёплая летняя ночь, а я ехала по родному городу верхом на мотоцикле! Ехала в центр - смотреть, как разводятся мосты, наслаждаться жизнью - и, конечно, катанием…
И я наслаждалась. Я старательно сдерживала себя, чтобы не отжигать и ехать спокойно. По мере того, как мы подбирались всё ближе к конечному пункту – то есть к стрелке Васильевского острова – я чувствовала себя всё более свободной и счастливой. Я ощущала, что фантастически крута – и даже жаль, что мой спутник так настойчиво просил не гнать по незнакомой дороге… Я бы вполне могла добавить ещё!
Каково же было моё удивление, когда посреди дивной красоты ночного Петербурга, прямо под Ростральной колонной, мой строгий критик подошёл ко мне на плохо гнущихся ногах и сказал, что ездить я не умею совершенно. Что в город мне выбираться рано, а уж тем более – ночью! И что мы немедленно разворачиваемся и едем обратно спать, на хер!! Потому что всякое желание наслаждаться белой ночью у него - после моей езды - пропало абсолютно!!!
…Помните, как капитан Врунгель отдал приказ Лому отдраить палубу так, чтобы огнём горело? Что Лом и выполнил – очень буквально. Еле потушили. Ну так вот, из предыдущих поездок я вынесла, что «отжигать» применительно ко мне в устах супружеских обозначает «ехать со скоростью, превышающей 50 км/ч».
Да. Я тащилась по ночному городу со скоростью 40-45 км/ч. Мне было очень хорошо!! А мужа в машине бросало то в жар, то в холод – потому как он прекрасно понимал, что думает весь тот хвост, который собрался сзади… Особенно - на дороге, где предусмотрена только одна полоса!.. Но ему и в голову не могло прийти, что жена банально его послушалась. Разумеется, он решил, что я безобразно туплю и просто не готова ехать быстрее.
Я успокоила, что вполне готова и очень даже могу. И попросила сфотографировать нас с мотоциклом рядом с Ростральной колонной.
…А про себя, между тем, подумала: вот очень хорошо, что я поняла его буквально. И проехала вполне приличный для меня кусок ночных трасс на той скорости, которая была для меня совершенно комфортна и безопасна.
Сфотографировавшись, немного погуляли. Нас поджидал суровый облом: Биржевой и Тучков мост в эту ночь не разводили. Ну, да это ничего. Мы ведь вчера видели. И без поднятых мостов красот в центре города хватает. Ну, и вообще – будет повод приехать в следующий раз!
В два с небольшим стартовали домой. Ещё было темно, но машин на улицах поубавилось, и я уверенно шла 50-60, получая от этого огромный кайф. Правда, на радостях умудрилась свернуть не туда и въехать в тупик. Ну, не то что бы свернуть… Говорят, любая особь женского пола, усевшаяся за руль, рано или поздно перепутает газ с тормозом и право с лево. Газ с тормозом я уже путала, управляя автомобилем. Оставалось только перепутать право с лево. Сделать это было объективно сложнее, но я успешно справилась. Меланхолично полюбовавшись мигающей стрелочкой «Объезд препятствия слева», я объехала его справа. И упёрлась взглядом в строительные вагончики у Тучкова моста. Остановилась – и  выковыривалась оттуда, отталкиваясь ногами, к огромному удовольствию мужской компании, сидевшей на набережной. Вот тут, кстати говоря, и пригодились тренировки стартовать с вывернутым рулём.
Несмотря на этот эпизод, за обратный вояж мне стыдно не было совершенно. Трудные закрытые повороты я прошла уверенно и спокойно: вовремя сбросила передачу, заранее выбрала скорость, прошла по намеченной траектории – хорошо. Жутковато было въезжать на Ушаковскую развязку: прямо после поворота, на подъёме, нас поджидала машина разметки, и работники как раз перекрывали правую полосу. Вопреки обыкновенному моему желанию жёстко затупить и остановиться (на подъёме!) я сориентировалась, быстро перестроилась в левую полосу, пока была такая возможность, и проехала, набирая скорость.
Мы постановили: доедем до дома, а там решим, готовы ли мы ко второй части задуманного путешествия. Мне очень хотелось прокатиться на рассвете по пустому шоссе за город, на озеро Разлив, и вернуться обратно через КАД. Возвращение из центра показало: да, я готова! Мы по очереди заскочили домой; я вернулась с пакетом в руках. Почётный эскорт ехидно заметил:
- Ты взяла купальник, что ли?
- Я взяла купальник!..
Он только глаза закатил и покачал головой: мол, чего ещё можно было от тебя ожидать?
Пока домой бегал мой бесценный, а я стерегла мотоцикл – успела сфотографировать его на фоне родного дома. Ярко горят фонари, вроде бы совсем ночь - а окна верхних этажей уже синие: отражают светлеющее небо.
Стартовали красиво. Я (видимо, ностальгируя по первым мото-урокам) бросила сцепление и заглохла. А потом не смогла интеллигентно – в смысле, тихо – завестись. Чтоб не посадить аккум, пришлось в три часа ночи прямо во дворе со всей дури открутить ручку гаааааааазззззззааааа – спокойной ночи, малыши!!

…Несколько минут, пара километров – и вот я уже лечу по Приморскому шоссе. Три с лишним часа утра, брезжит рассвет. На дороге кроме меня и моего спутника – никого. Только летняя ночь – моя первая настоящая летняя ночь.
Господи, как пахнет она! Влажной травой… Землёй, остывающей под утро. Спящими деревьями, пряным туманом. Запахи сменяют друг друга, наполняя мой шлем так, словно в него влили пробирку с концентратами. Пологие повороты на скорости 60 км/ч – будто еду по прямой. Перечёркнутый указатель «Санкт-Петербург»… Всё, вот оно! Втыкаю пятую и лечу на 75 км/ч мимо тёмных деревьев, мимо железнодорожной насыпи, заросшей душистыми травами. Перед белой табличкой «Лисий Нос» сбавляю до 60-ти; но сегодня мне не направо, под мост – а вперёд. Впервые; прежде я не ездила дальше Лисьего Носа. Переваливаю через эстакаду – и неожиданно окунаюсь, будто в озеро, в пласты ледяного воздуха. Теперь тянет холодом; становится зябко. Ух, куда там купаться! Доехать бы, не замёрзнув!
В районе Горской неожиданно гаснут фонари над дорогой. Вы что?! Вы что! Ещё же ночь! Ещё темно! Впрочем…
Нет, конечно – давно уже рассвет; нам сказочно повезло: нет ни туч, ни тем более дождя. Вот и он, поворот к озеру Разлив, большой указатель – «Шалаш Ленина». Переползаю на первой передаче через железнодорожные пути, и совсем скоро паркуюсь на обочине дороги, ведущей вдоль озера. Глушу мотор, снимаю шлем – в лесу поют ночные птицы…
Идём вдвоём к воде. Тишь, ни плеска; вдалеке на розовом фоне рассвета рельефно вычерчены фиолетовые облака. Температура воздуха – не больше 16 градусов; опускаю руку в воду – конечно, она тёплая! Все сомнения смывает волна детской радости: купаться!! Переодеваюсь у машины, бегу бегом по ледяному асфальту, по тропе и песку – но всё равно успеваю замёрзнуть до дрожи, пока лезу в воду. Она обволакивает меня шёлковым теплом; расслабляюсь и плыву вперёд. Круглые ярко-оранжевые буйки постепенно выстраиваются в одну линию, скрываясь друг за другом, вода гладкая, ни ветерка… Любуюсь берегом в сонных сумерках, розовым восходом, ещё более ярким отсюда, из воды. Плыву обратно: знаю, что ощущение тёплой воды весьма обманчиво. Стоит чуть «пересидеть» - и нескоро отогреешься.
Четыре утра – и я, мокрая, счастливая, изо всех сил бегу босиком по асфальту к спасительному полотенцу, оставшемуся в машине. В машине уже жарко натоплено; растёршись полотенцем и переодевшись, я быстро согреваюсь. Что ж, теперь только сфотографироваться – и в обратный путь! Почему-то мне не хочется лишнее заводить мотор, нарушая тишину берега; я снимаю мотоцикл с подножки и веду его тем же путём, которым только что бежала на купание и с купания. Толкаю в маленькую пологую горку все его 140 кг – эй, ухнем! Не прошли зря и вечерние занятия на тренажёрах во дворе…
…Я мечтала, что когда-нибудь сфотографируюсь на мотоцикле и на этом берегу. Сбылось!..
Стартуем домой в половину пятого. Поворачиваю на улицу посёлка, идущую вдоль железной дороги – и понимаю, что везу с собой незапланированного пассажира. Пока надевала шлем, тощая камашка влетела и притаилась внутри – а, встряхнувшись на ухабах, пошла скакать по визору прямо у меня перед глазами. Сбрасываю газ; правый поворотник, остановка. Усталый донельзя муж подходит, взволнованный:
- Что-нибудь случилось?
- Не-не, ничего. У меня муха в шлеме.
- Что?..
- Муха в шлеме!
Он опять закатывает глаза: мол, ну, что тут скажешь!
…За забором надрывается собака, разбуженная рёвом моего мотора. По счастью, насекомое оказывается сообразительным - и, не требуя персонального приглашения, сразу выныривает в утреннюю прохладу, едва я приоткрываю визор. Что ж, счастливого полёта!
Всё, теперь точно можно ехать. Отчаливаю с обочины – внаглую без поворотника, ведь никого нет – и спустя пару километров ухабистой дороги выезжаю на КАД. Пока мотор на обкатке, больше пяти тысяч крутить нельзя – и максималка моя на шестой передаче колеблется между 85 и 87 км/ч. Так и еду; от скорости и от раннего утра ехать холодно – даже зеркала помутнели. Вентиляция шлема восхитительна: я чувствую, как ледяной воздух свистит у меня буквально в затылке. Впереди, прямо над дорогой, плавает туман – не слоистый, а как самые настоящие кучевые облака – только не в небе, а на земле, над самой поверхностью. Жутковатое, но очень красивое зрелище.
Вот и поворот в город… Хорошо, что раннее утро, и нет ветра – запахи северной городской свалки, мимо которой мы пронеслись, не набились в шлем! Съезжаю с КАДа – и прямо передо мной оказывается гигантский красный диск только-только проснувшегося солнца. Величественное зрелище! Сбавляю скорость; на дороге по-прежнему никого, но впереди меня поджидают два крутых поворота. Прохожу легко – а потом дую напрямик до окраин родного района. Когда подъезжаем к Коломягам, солнце уже просыпается и льёт золотистый свет на верхние этажи высоток; на улицах по-прежнему тишина. Через Коломяжский проспект выезжаем к Чёрной речке – а там уже рукой подать до нашей стоянки.
…Парень, которого мы заметили, выезжая в полночь (товарищ не мог поднять его, пьянющего, с карачек) за ночь одолел целых два квартала. И уже пьёт пиво из банки. С добрым утром!
В 05.14 мы въезжаем на стоянку. Обнимаю мотоцикл и благодарю. Заботливо накрываю плащиком. По дороге со стоянки домой восторженно замечаю:
- Ох, до чего же здорово было дубасить по абсолютно пустому КАДу!!
В углах губ замученного супруга появляется ехидная улыбка:
- Это не называется «дубасить». Это называется – «тошнить»…
Но я вижу, как искренне он рад за меня. В самом деле, мы молодцы. Мы сделали это. Путешествие удалось!
Но история не кончена. За прошедшую ночь я не съела ни крошки, не выпила ни глотка воды – мне не хотелось! Чудо… Закономерное маленькое чудо; иначе просто не могло и быть! И я, окрылённая, ложусь в шесть, чтобы подняться по двум будильникам в девять утра. И бегу в храм. Где – ощущая себя на самой высшей точке земного рая – причащаюсь.
…Ночь между исповедью и причастием. Ночь очищенного покаянием сердца. Ночь распахнутых дорог. Ночь влажных запахов лета. Ночь незабываемого счастья, небывалой свободы. Моя первая ночь.


10.06.2013, Санкт-Петербург


Рецензии
Вета, спасибо,замечательный рассказ и замечательное путешествие!

Ермилова Нонна   28.08.2015 17:03     Заявить о нарушении