Прыжок ягуара. Главы 21 - 28

Глава 21.


— Я дядя Луиса де Сабио, прапрадеда вашего отца, сеньорита.

— Вы?!

Лицо Изабелл вытянулось сначала от изумления, а глаза ее превратились в два огромных блюдца, но тут же удивление на этом вытянутом милом личике сменил набежавший как мрачная грозовая туча испуг.

— Вы — призрак? Вы явились покарать меня за то, что я не сберегла нашу семейную реликвию?

— Покарать? Зачем? Вовсе нет. Но давайте уточним: под семейной реликвией вы подразумеваете золотую статуэтку, изображающую ягуара в прыжке?

— Да, именно ее.

— Что ж, это действительно очень прискорбно, что она досталась пиратам. Если бы она оставалась при вас, это бы нас избавило от множества лишних хлопот. Но покарать вас? Зачем? В конце концов, это не ваша вина.

— Мой отец очень боялся вас. Он говорил, что вы являетесь к нему по ночам и грозитесь покарать и его, и меня, если со статуэткой что-либо случится.

— Ваш отец немного преувеличивал. Возможно, из суеверия. Да, я на самом деле часто беседовал с вашим отцом об этой статуэтке. Видимо, я допустил ошибку. Мне надо было забрать артефакт еще у моего племянника дона Луиса сразу по возвращении его в Испанию. Но в моей Книге сказано, что вашей семье выпала участь хранить эту священную вещь. Похоже, я слишком сильно запугал предков вашего отца… Да, надо было действовать мягче и спокойнее. Но что поделать? Так все случилось… А теперь я явился сюда, чтобы разыскать вашу семейную реликвию. Пусть даже на дне моря. Это очень важно. Важно не только для вас или для меня, — важно для всего человечества. И вы не бойтесь меня, Изабелл. Я вовсе не призрак, я живой человек. Просто я бессмертен. А еще я могу перемещаться как в пространстве, так и во времени. Вместе с моим другом, Педро Бенито.

Бравый капитан при этом снова поклонился.

— Дело в том, что статуэтка, которой так дорожил ваш отец, и которая в течение ста семидесяти лет считалась священной реликвией вашего рода, должна спасти мир от вселенской катастрофы, иначе ровно через триста лет мир будет разрушен.

— Да, я знаю. Отец мне часто рассказывал о золотом ягуаре и о том, что он должен прыгнуть в огонь. Но я считала, что это всего лишь древняя индейская легенда.

— Нет, это не легенда, Изабелл, это Судьба. Это - История. Но в ход истории вмешался пират по прозвищу Черная Борода и спутал все карты.

— Черная Борода?! — воскликнула Изабелл. — Да! У главаря пиратов, напавших на нас, была огромная черная борода!

— И я почти полностью уверен, что артефакт попал ему в руки. Вряд ли он смог бы обойти своим вниманием столь впечатляющую и дорогую вещь. Статуэтка была упакована в ваш личный багаж? Она лежала в каком-нибудь из сундуков в момент нападения?

— Нет, я держала ее в руках, когда на нас напали пираты. Я, очевидно, выронила ее, когда Черная Борода выволок меня из каюты на палубу. У него такие грубые и сильные руки… А потом я прыгнула в море… И я не помню, выронила ли я ягуара на палубе или вместе с ним прыгнула в воду.

Лицо идальго помрачнело.

— Постарайтесь вспомнить, Изабелл. Ведь вы понимаете, найти эту вещь на дне океана будет очень нелегко. Даже в течение трехсот лет.

— Кажется… кажется, я все-таки выронила ее на палубе. Да. Он так больно дернул меня за руку. Но вот тот человек, Серж, ну, который раненый в шалаше, он тоже что-то говорил. Он говорил, что видел эту статуэтку.

— Интересно. Ладно, спросим его, когда проснется. Понимаете, Изабелл, если бы пираты не напали на ваш корабль, вы бы с отцом добрались до Венесуэлы. Правда, как это ни прискорбно, вашему отцу все равно жить оставалось недолго — ему суждено было в скором времени умереть от сердечного приступа. А вы должны были выйти замуж за французского моряка и буквально по весне отправиться на остров Йолон Йакаб, и отвезти туда эту самую статуэтку.

— Йолон Йакаб? Такой остров действительно существует?

— Да, существует. А вы что-нибудь о нем знаете?

— Отец мне рассказывал об этом острове. Он вообще рассказывал мне много разных легенд и мифов племени майра. Вроде по преданию на острове Йолон Йакаб индейцы хранили свои сокровища.

— Ясно. Так вот, посетив этот остров, вы должны были оставить там, в сокровищнице, статуэтку, а потом вместе со своим мужем отправиться в Европу. Разумеется, прихватив с собой такое количество драгоценностей, которое позволило бы вам безбедно жить до конца дней своих и еще оставить наследство вашим детям и внукам.

— Да, красивая сказка, — усмехнулась Изабелл.

— Это не сказка, все так и должно было произойти, если бы на вас не напал Черная Борода. Мы с Педро уже в течение нескольких дней ожидали в Пуэрто-Кабельо прихода вашего корабля, но он так и не пришел в гавань. Кто-то из матросов с одного прибывшего сегодня утром судна сказал, что накануне, в сотне милях от берега они подобрали полузатонувшую лодку. Ни людей, ни их останков в ней не оказалось, но на лодке имелось название вашего судна — «Утренняя Звезда». Ведь так, кажется, оно называлось?

— Да, именно так.

— Отсюда сразу возникло предположение, что либо ваш корабль потерпел кораблекрушение, либо вы стали жертвой пиратов. Поскольку ни одного крепкого шторма — да и не крепкого тоже — за последние дни не отмечалось, я склонился ко второму варианту. Мы с моим другом решили посетить все близлежащие острова, где обычно появляются береговые братья. Ведь мы с Педро Бенито можем с легкостью и в считанные мгновения переместиться как на сотню-другую туазов, так и на тысячи миль. Короче, на острове Аруба один кабатчик нам поведал, что у них на рейде стоит «Месть королевы Анны» под командованием известного флибустьера по имени Черная Борода.

— Да, это его корабль! Я хорошо помню, именно так, он его и называл.

— Так вот, нам с Педро удалось выяснить в одной таверне на Аруба, что на рассвете Черная Борода бросил якорь в бухте. И тут нам несказанно повезло — один подвыпивший матрос из команды Черной Бороды, не без нашей, разумеется, помощи, очень хорошо развязал язык. В изрядном подпитии он рассказал нам, что вчерашним утром они атаковали ваш корабль и потопили его. А еще он проговорился про остров Веселого Роджера, где их шайка хранит награбленное добро, и что прошедшим вечером они побывали там. Из рассказа этого флибустьера о таинственной подземной кладовой мы с Педро моментально сделали вывод, о каком острове идет речь. И вот мы здесь.

— Я очень рада, что вы здесь. И я вас уже не боюсь. Вы… вы — добрый. Вы только что оказали помощь совершенно незнакомому человеку. И совершенно бескорыстно. А знаете, это так странно — встретить наяву своего далекого предка. Вы… вы очень похожи на моего отца. А сколько вам лет?

— Я родился в 1453-м году.

— Значит, сейчас вам… — Изабелл произвела в уме вычисления, — двести пятьдесят девять лет? А выглядите вы намного моложе.

— В сорок два года я стал бессмертным. С тех пор моя внешность практически не изменяется.

— Вы колдун?

— Не надо называть меня этим словом. Оно оскорбительно. Я — ученый. И маг.

— Так значит, на этом самом острове хранят сокровища пираты?

— Да. И как нам стало известно, вчера они побывали здесь.

— Я вчера вечером видела уплывающий корабль. Неужели это были пираты?!

Девушку охватил испуг. Ведь еще бы чуть — и она снова попала бы в лапы Черной Бороды.

— Вполне возможно. А хранят пираты награбленное добро в древней сокровищнице индейцев.

— В какой сокровищнице? Каких индейцев?! — удивилась Изабелл.

— Древнего племени майра. Дело в том, что остров Веселого Роджера, как его окрестили пираты, и на котором мы с вами сейчас находимся, в действительности это и есть тот самый Йолон Йакаб, название которого с языка майра переводится как «Божественная молния»…

— Правда?! — еще больше изумилась Изабелл. — Неужели это и есть тот самый Йолон Йакаб?

— Именно так. Каким-то образом пиратам посчастливилось разгадать тайну индейцев и открыть тайник. Хоть мой друг Педро Бенито и пытался двести лет назад замаскировать секрет открывающий вход в сокровищницу. Но так или иначе, они воспользовались для хранения награбленного кладовой майра…



Сергей проснулся. В шалаше, кроме него, не было ни души. В груди его не ощущалось никакой боли, зато невыносимо болела, словно раскалывалась, голова. Сергей нащупал флягу, сделанную из кокосового ореха, и с жадностью выпил всю воду. Облегчения это почти не принесло, его по-прежнему мутило, а в голове словно ворочался кирпич. Куда же подевались девушка и тот аксакал, который залечил его рану? Превозмогая головную боль, он выполз из шалаша и неуверенно встал на ноги. Выйдя на берег, он заметил группу людей из трех человек, стоявшую поодаль Это как раз и были дон Диего, Педро Бенито и Изабелл.

— Вот и больной наш проснулся, — улыбаясь, произнес дон Диего. — Как вы себя чувствуете, молодой сеньор?

Сергей криво улыбнулся и развел руками.

— Он не понимает по-испански, — пояснила Изабелл. — Мы объяснялись с ним по-французски.

Дон Диего повторил свой вопрос о самочувствии  на французском языке.

— Голова… — только и смог произнести больной.

— Ничего, сейчас я сниму вам похмельный синдром.

— Ага, ему-то сразу, — проворчал Педро. — А кое-кому, так и не допросишься.

— А кое-кому я не обрабатывал рану после пулевого ранения. Что я могу поделать, если кроме орухо другого средства анестезии под рукой не оказалось. А когда кое-кто, — маг выразительно посмотрел на Педро, —  не знает меры и напивается как скотина, так это его проблемы.

Дон Диего сделал пассы руками над головой Сергея, и через минуту его выражение лица с мученического сменилось на вполне жизнерадостное.

— Уф, какое счастье! — произнес Сергей с облегчением. — Как заново родился.

— Вы на самом деле в рубашке родились, молодой человек. Пуля лишь чудом не зацепила ваше сердце.

— Вы просто волшебник, дон Диего! — воскликнула Изабелл.

— Что вы, я — просто ученый. И маг. Вы французский моряк? — обратился дон Диего к Сергею.

— Нет, я — инженер. Из России.

— Ясно. Ну так что, друзья? Вернемся к нашим баранам. Боюсь, нам придется исследовать остров пядь за пядью вдоль и поперек. Помнишь, Бенито, один мешок с драгоценностями, оставленный пиратами в хранилище, имел прореху. Возможно, статуэтка вывалилась через эту дыру, пока мешок тащили к сокровищнице.

— Вы что, тоже ищете здесь пиратский клад? — поинтересовался Сергей.

— Почему тоже? — удивился дон Диего.

— Мы с моей невестой прилетели сюда, на Карибские острова, потому что у нее есть медальон, на котором нацарапана карта этого острова и его координаты. Я доверяю вам, поэтому ничего не скрываю. Ведь вы меня вернули к жизни и, наверно, не для того, чтобы снова убить. Тем более, Марина побывала в сокровищнице и сказала, что там столько богатства, что на всех хватит с лихвой.

— Да, богатства там хватает. Но мы вовсе не охотники за сокровищами. Так вашу невесту зовут Марина?

— Да, а что?

— Да нет, ничего. А где она сейчас?

— Не знаю. Мы расстались вчера, с тех пор я ничего о ней не знаю.

— Ясно. Но не беспокойтесь, — успокоил его маг. — Мы ее непременно найдем. Сообразительная девушка, если она сама догадалась, как открыть сокровищницу племени майра. Впрочем, и пираты тоже не дураки, ведь и они разгадали этот секрет. Там и на самом деле столько сокровищ, что каждому жителю земли хватило бы прожить, не бедствуя едва ли не год. Но из всех богатств, лично меня, по крайней мере, интересует только одна вещь. А ее, к сожалению, там не оказалось…

— Но ведь мы с тобой не до конца все перерыли, — напомнил Педро. — Хранилище очень большое. Найти среди всех этих вещей статуэтку — все равно что иголку в стогу.

— Нет, — решительно возразил маг. — Во-первых, я чувствую этот артефакт. А во-вторых, какой смысл пиратам закапывать ее неизвестно куда? Они побросали свои мешки и сундуки и убрались восвояси.

— А о чем идет разговор? — поинтересовался Сергей. — Что такое вы ищите, если не секрет? Простите, конечно, за любопытство.

— Мы ищем золотую статуэтку, изображающую ягуара в прыжке. По моим сведениям, ею завладели флибустьеры, и я предполагал, что они спрятали ее именно здесь. А вы что-нибудь знаете о ней, молодой человек?

— Ягуар в прыжке? Золотой? Я вчера видел нечто подобное. Марина подобрала на морском дне похожую вещь, как вы описываете. Странно, почему последнее время все твердят об этой статуэтке? Вот и Изабелл вспоминала про такую штуковину буквально сегодня, — Сергей показал глазами на девушку. — Она сказала, что потеряла ее и теперь из-за этого погибнет.

— Если мы не найдем эту, как вы сказали, штуковину, то погибнет все человечество, — дон Диего горестно вздохнул. — И это случится 25 декабря 2012 года. Правда, на поиски артефакта у нас еще куча времени — целых триста лет.

— Каких триста? — удивился Сергей, но не без иронии, он никогда и не верил ни в какой конец света. — Двадцать пятое декабря две тысячи двенадцатого года — это… это ведь послезавтра!

— Ошибаетесь, молодой человек. На дворе только тысяча семьсот двенадцатый год.

— Вы меня разыгрываете?

Сергей перевел взгляд на Педро Бенито, потом на Изабелл. Но на их лицах он не нашел ни намека на розыгрыш. Даже наоборот, они выражали озабоченность состоянием его психики.

— Отнюдь, — ответил маг совершенно серьезно. — Постойте-ка. Вы утверждаете, что сейчас две тысячи двенадцатый год?

— Я не утверждаю, это так и есть.

— Минуточку. А каким образом вы очутились здесь, на острове?

— Вчера мы с Мариной приплыли… пришли сюда на катере, мы выходили на берег, но берег выглядел совсем по-другому, не так как сейчас. Она никак не могла найти дорогу к месту, где спрятан клад. Потом мы сели в катер, отошли немного в море, она погрузилась с аквалангом, а на меня как раз в это время напали бандиты. В меня выстрелили из пистолета, я упал в воду, но каким-то чудом смог выбраться на сушу. А вообще плавать я не умею. Вот так и оказался здесь.

— Да, вам действительно повезло. И не утонули, и рана оказалась не смертельной. А ничего странного вы не успели заметить, после того как упали в воду?

— Я был почти без сознания, мало что помню. Правда, мне показалось… мне показалось, что море вдруг стало мельче.

— Интересно.

Маг достал свою книгу, увеличил ее, просмотрел оглавление и открыл нужную страницу.

— Впрочем, ничего интересного. Обычный временной портал. Таких на Земле несколько. Один есть в Индии, один в Японии, один на севере России. И этот. И еще есть два, только они находятся в тех землях, которые в настоящий момент не открыты. Все эти порталы настроены на разный промежуток времени — на сто, на двести, на триста, на пятьсот лет… В принципе, этим порталом можно пользоваться, но у него есть одно неудобство: он действительно находится под водой. Этим порталом пользовались индейцы племени майра, но только три тысячи лет назад. В те времена здесь еще была суша. На том месте, где портал, я имею в виду. Ведь остров постепенно погружается в воду.

— Фантастика! — поразился Сергей. — Нет, в это невозможно поверить. Хотя это и многое объясняет. Теперь я понял, Марина отыскала тайник в далеком прошлом. Но ведь тогда и она сама, может быть, где-то здесь! Я должен найти ее!

Сергей сделал движение, чтобы отправиться на поиски невесты немедленно. Но дон Диего удержал его за локоть.





Глава 22.



Выпроводив незваных гостей, Марина научила, наконец, Жоржа как пользоваться ванной, а сама тем временем навела в номере маломальский порядок — вытерла пол и собрала осколки стекла. Завтра придется сообщить администратору о разбитом окне и пусть пришлют стекольщика. А пока можно придавить штору на подоконнике цветочной вазой, чтобы она не развевалась от сквозняка. Конечно, с них с Сережкой удержат за нанесенный ущерб. Ну да ладно, подумаешь, все это издержки производства, теперь их бюджет выдержит. Только бы бандиты его отпустили.

Марина постелила Жоржу на полу, но когда сама вышла из душа, обнаружила его лежащим в кровати.

— Так! — она указала пальцем на приготовленное для него спартанское ложе. — Ну-ка марш!

— А мы разве не вместе будем спать?

— И не рассчитывай!

Жорж нехотя перебрался на свою постель, лег на спину и мечтательно уставился в потолок, подложив под голову руки.

— Как тут у вас все здорово в твоем подводном царстве! Здесь такие высокие дома. И в них есть волшебные комнаты. В нее входишь на поверхности земли, а выходишь высоко-высоко. Отсюда можно достать до неба, да? И еще есть такое интересное окно, в котором живые картины и оно само разговаривает… И вон та забавная комната, в которой можно устроить маленький теплый дождь…

— Не заговаривай мне зубы!

Минуты две царило молчание. Марина, хоть и была по натуре романтиком, к фантастике относилась скептически. Умом она понимала, что путешествия по времени — это что-то из области иррационального. Да, она видела сегодня настоящих пиратов и старинный парусный корабль. Но все же ей представлялось, что на самом деле это какая-то ролевая игра, а таинственные метаморфозы, происходящие с островом, готова была объяснить пространственным переходом, но никак не переходом во времени. Хотя как можно было в это не поверить, если вот он здесь, человек из прошлого! А вдруг она действительно перемещалась на триста лет назад? Или же он все-таки ее разыгрывает?

— Так ты что, на самом деле жил в восемнадцатом веке?

— Ну да.

— Нормально. Неужели там, где я погружалась, портал временного перехода? Надо же! Получается, что если с твоего острова добраться до Питера, можно увидеть живого Петра Первого… Забавно. Черт! Ни за что бы в это не поверила, просто фантастика! Хотя это многое объясняет. Медальон, пираты… Ну все, Робинзон, давай спать.

Утром Жорж разбудил ее.

— Смотри, я нашел это под дверью. Тут что-то написано на непонятном языке.

Марина взяла у него записку. Там корявым почерком, очевидно левой рукой, на неграмотном русском было накалякано следующее:



«Долг тваево парня 60 кусков зиленых. За его шкуру мы просим исчо сорок. Короче притащи побрекушек на сто штук. Тагда отдадим тваего хахеля».



— Да, язык и на самом деле едва понятный. Черт, зря мы их вчера отпустили!

— Их надо было убить? — уточнил Жорж.

— Надо было заставить их сказать, где Сергей. Допросить с пристрастием.

— В смысле, с пытками?

— Именно. Вставить, например, каждому в задницу электрический паяльник.

— Что вставить?

— А-а, ну да. Или раскаленный железный прут. Холодным концом.

— Почему холодным?

— Чтоб вытащить не смогли. Так, ладно. Быстро завтракаем и собираемся.

— Куда?

— На твой остров. Я думаю, пираты оттуда уже убрались. Нам надо взять из сокровищницы побольше драгоценностей.

— Мы опять поплывем на той быстроходной лодке? В ее рычащую коробку уже вернулись дьявольские силы?

— Да. Только пойдем, а не поплывем.

— А ты меня не оставишь там, на острове? Заберешь меня обратно в это замечательное подводное царство?

— Заберу. Черт, тебе же надо что-то с документами придумать. Может, сказать, что ты попал в аварию и впал в амнезию? Или что тебя ограбили, стукнули по башке, и ты потерял память… Понимаешь, в двадцать первом веке нельзя жить без паспорта.

— Без паспорта? У меня есть паспорт.

— А-а. Ну тогда хорошо. Ладно, пошли.

— А завтрак?

— Ах да, завтрак… Все вы, мужики, только о брюхе о своем и думаете!

Марина достала из холодильника два йогурта и два банана и поделила эту скудную пищу между собой и Жоржем. Банан Жорж проглотил с удовольствием, а йогурт ему не очень понравился.

— Сметана тетушки Жоли из Сен-Мало гораздо вкуснее. Она не разводит ее простоквашей.

В пункте проката Марине отказались выдать катер, поскольку у нее не было прав судоводителя. Но тут к ней подошел высокий загорелый парень неопределенного возраста в красной бейсболке, наблюдавший за ее перепалкой с лодочником.

— У вас проблемы, мисс? — спросил он на ломаном английском.

— Да, — раздраженно ответила Марина.

— Давайте я возьму напрокат катер и довезу вас куда надо?

— Если будете так любезны… Но мне надо уйти в море почти на целый день.

— Ничего, до пятницы я совершенно свободен.

— О кей. Впрочем, я и сама умею управлять катером. Вы только договоритесь с этим бюрократом, а потом можете заниматься своими делами.

Лодочник проводил их к причалу, снял цепь с катера. Первой на борт запрыгнула Марина, за ней ее новый провожатый. Но едва Жорж хотел последовать за ними, как на его плечо легла рука полицейского. Полицейских было двое.

— Предъявите ваши документы, — потребовал один.

— Это со мной! — крикнула Марина. — Отпустите его!

Но внезапно парень-моторист запустил двигатель и резко рванул с места.

— Стой! — закричала Марина. — Ты куда?!

В это время Жорж залепил в ухо одному полицейскому, второго отпихнул ногой и бросился в воду. Но далеко уплыть ему не удалось. Патрульный катер догнал его, полицейские профессионально вытащили его из воды и надели наручники.



Тем временем Марина боролась с парнем в бейсболке, пытаясь дотянуться до руля и повернуть катер обратно.

— Что ты делаешь, скотина! — орала она по-русски. — Куда ты меня везешь?

— Цыц, шалава, — ответил парень тоже на чистейшем русском языке, при этом отпихивая Марину и не давая ей достать до рулевого управления. — Куда надо, туда и везу.

Минут через пятнадцать катер причалил к белоснежной яхте, на борту которой находились уже известные Марине мачо, он же Феликс Карякин, и Блатной. А также новые для нее лица — «шкаф», он же Стас, и Александр

— Молодец, Червяк, — похвалил парня в бейсболке Стас, когда тот заглушил мотор катера.

Стас достал из кармана широких брюк «Макаров», демонстративно передернул затвор.

— Ну что, красавица, будем знакомиться. А ну, давай-ка, поднимайся сюда. Серьезный разговор будет.

Червяк подтолкнул ее к трапу.



— Ваше имя и фамилия, — обратился к Жоржу по-английски рыжий полицейский сержант с выпученными рыбьими глазами, сидевший за письменным столом и заполнявший протокол, тыкая одним пальцем в клавиатуру компьютера.

Жорж задумался. Назваться ли ему своим настоящим именем или Сержем Маре, как вчера Марина представила его одному важному посетителю? А еще он припомнил, что Марина просила его называться неким странным и очень труднопроизносимым именем. Но он как ни силился, не мог его вспомнить. Как же быть? Тогда Жорж решил, что представителям закона надо говорить чистую правду.

— Жорж Люсьен Дюбуа.

Полицейский, произнося вслух каждую букву, медленно отыскивал на клавиатуре нужные клавиши.

— Место постоянного проживания?

И на этот вопрос, поразмыслив, Жорж решил тоже ответить правдиво.

— Сен-Мало, Франция.

— Профессия?

— Моряк.

— Год рождения?

— Девяносто второй.

— Тысяча девятьсот девяносто второй, — машинально повторил сержант, все так же медленно нажимая на клавиши.

— Нет-нет, — поправил Дюбуа. — Тысяча шестьсот девяносто второй.

Полицейский поднял на него и без того экзофтальмические, словно от базедовой болезни, глаза.

— Симулируешь сумасшествие, придурок? Думаешь, меньше срок дадут? Ты затеял драку с полицейскими, а это нападение на представителей власти при исполнении! Потом пытался бежать. Тебе уже год тюрьмы светит. Документы у тебя есть?

— Документы? У меня было рекомендательное письмо от шкипера «Магнолии». Но оно осталось на нашем судне, которое захватили пираты.

— Подотри этим письмом свою задницу! Паспорт у тебя есть?

— Паспорт? Есть, только он там…

Жорж махнул куда-то в сторону руками, скованными наручниками. Он забыл слово «отель» и никак не мог подобрать нужное определение.

— Там, в той высокой большой таверне, похожей на стеклянный замок.

В его брюки был вшит непромокаемый кожаный мешочек, зашитый особым швом. В нем лежал пропуск в порт Сен-Мало, этот документ во Франции в начале восемнадцатого века назывался «паспорт». Но сейчас Жорж был одет в джинсы Сергея, а его штаны остались в гостиничном номере.

— Короче, документов нет, — резюмировал полицейский. — Так и запишем. До выяснения личности пока что посидишь в камере для задержанных.

Он нажал кнопку звонка.

— Но это невозможно! Я не могу! Там девушка Марина, мы должны с ней плыть на остров за сокровищами, чтобы выкупить у разбойников ее друга!

В комнату явились двое рядовых полицейских.

— Ты думаешь, в сумасшедшем доме тебе будет лучше, чем в следственной камере? — усмехнулся сержант. — Ничего не выйдет, не надейся. Можешь пожаловаться своему адвокату, кладоискатель. Обыщите его, ребята!

Полицейские проверили содержимое карманов. В заднем кармане джинсов они нашли водительские права. Поскольку документ был заламинирован в пленку, он не пострадал от морской воды.

— Так говоришь, документов нет! Чего ты нам голову морочишь, а? Так. Сер-гей За-бо-ло-ц-кий. Ха-ха! А говоришь, Жорж Дюбуа. Как это понимать, а? Устроил драку с полицейскими, оказал сопротивление при задержании, назвался чужим именем и тут нам спектакль разыгрываешь! А может, на тебе еще и труп висит, а?

Жорж оглянулся по сторонам, посмотрел вверх, словно проверяя, не висит ли на нем труп.

— Ведите его, мальчики! Туда, где его ждут гостеприимные соседи. Береги свой зад, Сергей Заболоцкий! Ха-ха!





Глава 23.



Дон Диего удержал Сергея за плечо и, покачав головой, произнес:

— Интуиция подсказывает мне, молодой сеньор, что в настоящее время на острове нет ни души кроме нас четверых. Скорее всего, ваша невеста там, в вашем времени. Так вы говорите, что она нашла на дне моря золотую статуэтку, изображающую ягуара в прыжке? На самом деле, вполне вероятно, что именно ту самую, которую разыскиваем мы. Очевидно, эта штуковина вывалилась через прореху в мешке, когда пираты вытаскивали из лодок награбленное добро, и после этого она пролежала в песке триста лет. За это время остров углубился в океан, поэтому ваша невеста подобрала вещицу на дне моря. В таком случае, мы тоже заинтересованы отыскать вашу девушку. И мы немедленно отправляемся к вам в двадцать первый век.

— Да, да! — торопливо согласился Сергей. — Мне надо поскорее вернуться туда. Несчастная Марина! Она там одна, она не знает где я, что со мной и сходит с ума! А я тут, босиком, в восемнадцатом веке…

— А можно и мне вместе с вами отправиться в то далекое будущее? — обеспокоено спросила Изабелл. — Я не хочу оставаться одна на этом диком острове.

— Разумеется, сеньорита, — успокоил ее старый маг. — Мы не оставим вас тут пропадать в одиночестве.

— Только… — Сергей забеспокоился. — Для того, чтобы пройти временной портал, нам что, придется нырять в море?

— Зачем? — успокоил его дон Диего. — Мы с Педро владеем искусством перемещения во времени и можем создать портал перехода в любом месте, там, где нам будет удобно. А каждый путешествующий по времени может являться проводником даже для группы лиц. Поэтому мы с Педро доставим вас и Изабелл ровно на триста лет вперед минута в минуту. Если кто-то из вас захочет, может прихватить с собой какие-нибудь личные вещи. Только не очень тяжелые. И давайте-ка отойдем подальше от моря, на какое-нибудь возвышенное место, чтобы и на самом деле не оказаться на морском дне после перемещения.

Ни у Сергея, ни у Изабелл личных вещей при себе не было, но девушке очень понравилась подзорная труба в медном корпусе с чеканкой, которую она нашла в шалаше. Она решила, раз хозяин бросил свое жилище, то она вправе прихватить с собой эту вещь, которая может пригодиться им в далеком будущем.

Они поднялись на пригорок и нашли небольшую площадку, покрытую песком, на котором маг заостренной палкой принялся чертить магические символы. Потом они все вчетвером встали посередине начерченных фигур и крепко взялись за руки. Едва дон Диего и Педро Бенито хором произнесли последнее слово заклинания, как лес вокруг них расступился, и вся компания очутилась в зарослях невысоких кустов в нескольких метрах от морского берега. Сергей огляделся по сторонам.

— Ни за что бы не поверил, если бы это произошло не со мной. А ведь все верно, теперь я узнал это место. Вчера мы с Мариной были здесь. Когда она пыталась отыскать дорогу к пещере с сокровищами.

— Вряд ли бы ей удалось найти эту пещеру. В настоящее время вход в сокровищницу майра находится на морском дне, поскольку за триста лет остров погрузился в море более чем на три туаза или на восемнадцать футов.

— Неужели мы действительно минуту назад были в начале восемнадцатого века? — все еще не мог поверить Сергей. — И только что вернулись назад?

— Это вы, молодой человек, вернулись назад, — поправил его дон Диего. — А мы переместились вперед. Время относительно.

— Да вы — великий ученый! Это же грандиозное открытие! Фантасты всех времен и народов мечтали о машине времени, а вы делаете переход через века при помощи магических символов и заклинаний! Невероятно! И вы никогда ни с кем не делились своим открытием? Почему?

— Потому что это открытие может принести много бед человечеству. Причем совершенно непредсказуемых и непоправимых бед. Очень часто даже простые открытия оборачиваются обществу во вред. Например, изобретение пороха. Ведь предназначался он для использования в пиротехнике, для развлечений, а впоследствии принес несметное количество смертей и разрушений. А если я открою секрет перемещения во времени? Вдруг кому-нибудь вздумается вернуться в прошлое и вооружить пушками и ружьями, скажем, армию Чингисхана или Александра Македонского? Вы помните пресловутую притчу об убийстве бабочки в мезозойскую эру, и эта смерть вызвала колоссальные изменения в ходе истории и эволюции? Нет, я никогда и никому не открываю свои секреты. Только своему верному помощнику Педро Бенито. Но я взял с него клятву о неразглашении моих тайн. Я не одержим славой, мне не нужно богатство. Поэтому мои открытия служат только мне.

— Понятно. Только я не вижу в море нашего катера. Мы точно попали в 23 декабря 2012 года?

— Мой метод основан на Григорианском календаре, в расчетах я использовал продолжительность года триста шестьдесят пять дней, пять часов, сорок восемь минут и сорок секунд. Погрешность может составлять несколько минут на каждое столетие. Но никак не сутки.

— Странно. Где же Марина? А во вчерашний день мы никак не можем попасть.

— Увы, мой метод пока не столь совершенен. Возможно, когда-нибудь я добьюсь дискретности перехода в сутки или даже часы. Но пока только кратно целому году…

Маг развел руками.

— Жаль. Тогда, скорее всего, Марина вернулась на Кюрасао. Ну конечно, не осталась же она ночевать на острове или в море. Быть может, она решила, что я утонул и привезет сейчас водолазов на поиски моего тела. Нам надо срочно на Кюрасао. Но каким образом мы доберемся туда?

— О, это сущие пустяки, — улыбнулся Педро Бенито.

— Да, — согласился маг. — Одно мгновение — и кое-кто окажется в лучшей забегаловке этого острова.

Бывший капитан обиженно засопел.

— Посмотрите на море, — Изабелл указала рукой в морскую даль. — Сюда плывет какой-то корабль.

— Это, наверное, спасательная экспедиция, которую ваша невеста выслала на поиски вашего тела? — предположил маг, обратившись к Сергею.

— Это яхта, — приглядевшись, определил Сергей. — Белла, дайте, пожалуйста, вашу подзорную трубу… Черт, это, кажется, та самая яхта. Да, это они, бандиты. Которые вчера напали на меня.

— Как этот странный корабль так быстро движется без парусов? — удивился Педро Бенито.

— Моторная яхта, — пожал плечами Сергей.

— Не удивляйся, Педро, — маг хлопнул по плечу своего компаньона. — Когда попадаешь в будущее, всегда сталкиваешься с чем-нибудь непонятным и неизведанным. Помнишь, в 1862 году, куда мы попали по ошибке, мы с тобой видели самоходную тележку, которая дымила высокой черной трубой? Это что-то типа того.

— Да, — подтвердил Сергей. — Только теперь вместо паровой машины — дизель. Они идут сюда, к нам. Вчера они стреляли в меня. Они тоже охотятся за пиратским кладом. Надо решить, что нам делать дальше. У них есть оружие…

— Это пираты? — испуганно спросила Изабелл.

— Не совсем. Но это тоже алчные и очень злые люди. Нехорошие люди. Ради денег они пойдут на все. Из-за них я попал в очень скверную историю. Теперь я им должен кучу денег.

— Ты проиграл им в карты? — поинтересовался Педро Бенито.

— Ну почти. Они предложили мне купить акции одной крупной компании по очень дешевой цене. Сказали, что компания быстро развивается, и скоро ее акции будут стоить очень дорого. Короче, биржевая игра на повышение. Я сдуру проявил интерес, потому что собирался жениться, и мне нужны были деньги. Правда, свободных средств на приобретение этих ценных бумаг у меня не было. Тогда они предложили мне взять у них в долг. Но эта компания — наоборот, через год обанкротилась, а я оказался должен не только ту сумму, которую взял в долг у бандитов, но гораздо большую, поскольку брал под проценты.

— Короче, ты влип, — подвел итог Педро Бенито. — Это как игра в наперстки. Тебе сначала предлагают сыграть без денег, потом за деньги, потом дают в долг, но ты никогда не выиграешь. И в итоге остаешься без штанов.

— Типа того, — согласился Сергей.

Тем временем, яхта подошла довольно близко к острову.

— Смотрите, они остановились на том месте, где я обычно ждал Марину, когда она погружалась, — Сергей снова поднес к глазу подзорную трубу. — Там… Там на палубе у них Марина, они схватили ее! Марина!!! Надо ее спасти!

Сергей бросился было к берегу моря, но дон Диего его остановил.

— Не надо торопить события, мой мальчик, и не надо делать лишних телодвижений. Я хорошо знаю эту публику — разбойников, пиратов и прочих лиходеев. Если они заметят посторонних людей, которых не предполагали встретить и которые начнут вмешиваться в их планы, их действия могут оказаться непредсказуемы. Давайте-ка лучше наоборот — притаимся в зарослях и понаблюдаем за их дальнейшими действиями

Они отступили немного назад, в заросли индиго и агавы. Сергей продолжал наблюдать в подзорную трубу за яхтой. На палубе он видел Марину и всю остальную компанию. Марина надела акваланг, с яхты опустили трап, девушка спустилась по нему и погрузилась в воду.

— Дон Диего, нам надо срочно вернуться назад.

— К берегу? — удивился маг.

— Нет, в восемнадцатый век. Очевидно, они отправили ее за драгоценностями.

— Вашу невесту?

— Да.

— Она прыгнула в воду, чтобы пройти через временной портал?

— Да, да! — нервничал Сергей.

— И вы хотите встретиться с ней в восемнадцатом веке?

— Я хочу спасти ее от бандитов. Там, в прошлом, это будет сделать проще и безопаснее! Когда она выполнит то, что они заставили ее сделать, то есть принесет драгоценности, они могут ее просто-напросто убить!

— Вполне вероятно. Что ж, давайте вернемся назад. Там мы ее встретим и расспросим заодно о статуэтке. Надо только найти площадку без травы, где я смог бы начертить сигиллы.

Песчаная площадка нашлась буквально в двадцати метрах. Правда, для этого пришлось покинуть заросли и подойти ближе к морскому берегу.

— Скорее, — торопил мага Сергей. — Скорее!

— Не спешите, молодой человек, не все в моей власти. Очередное перемещение нельзя совершить ранее, чем через час после предыдущего. Так что, нам все равно придется подождать еще пять минут.

Сергей нервно переминался с ноги на ногу.

— Но они нас заметили. Бандиты. Вон, смотрите, они садятся в катер и сейчас приплывут сюда.

— Еще три минуты, — маг с олимпийским спокойствием чертил на земле магические знаки, как он их сам назвал — сигиллы.

Катер уткнулся носом в песок. Четверо мужчин выпрыгнули из него и решительно направились к группе лиц, тесно стоявших в центре начерченных на песке магических символов. Их разделяло метров пятнадцать, когда маг и Педро Бенито дочитали заклинание.



Вернувшись обратно в 1712 год, дон Диего, Педро Бенито, Сергей и Изабелл оказались в глубине острова, в зарослях молочая, окруженных высокими пальмами. Первым делом они вышли к берегу, и там, на берегу, возле устья ручья, Сергей увидел брошенный акваланг.

— Марина уже здесь. Наверное, она ушла к сокровищнице.

— Так это приспособление позволяет дышать под водой? — дон Диего поднял баллоны с дыхательным аппаратом и с любопытством рассматривал их.

— Да, — подтвердил Сергей.

— Интересно. Надо будет попробовать сочинить нечто подобное. А может, и не надо. Зачем убивать бабочку, правда? Однако если ваша девушка уже в сокровищнице, нам тоже надо поспешить туда.

Марина действительно в это время уже разводила костер на месте сгоревшей хижины.

— Сережка?! — удивилась она. — Ты как здесь оказался? Я думала, что ты в плену у бандитов.

Девушка бросилась в объятия Сергея и буквально разрыдалась у него на груди.

— А я думал, что ты, — успокаивая, он гладил ее по волосам. — И я оказался прав. Они ничего тебе плохого не сделали?

— Пусть только попробуют! — мгновенно возникшая злость заставила ее прекратить истерику и войти в адекватное состояние. — Фигу с маслом тогда получат, а не сокровища. Ой, здравствуйте!

Только сейчас Марина обратила внимание на спутников Сергея, которые стояли поодаль, скромно отведя взгляд в сторону. Хоть приветствие было произнесено по-русски, они поняли, что с ними здороваются и ответили каждый по-своему. Дон Диего и Педро Бенито отвесили галантные поклоны, Изабелл присела в книксене. Марина уже не удивлялась ничему на этом острове, поэтому ее нисколько не озадачил вид двоих мужчин, одетых в камисы, хубоны, короткие панталоны, и кальсесы под ними. На темноволосой молодой девушке было некогда белое, а теперь уже слегка замызганное платье средневекового покроя с оборками и пелеринами и ярко выраженной талией.

— Это кто?

На всякий случай, обращаясь к Сергею, Марина понизила голос, хоть уже и поняла, что его спутники не знают русского языка.

— Мои новые друзья. Мы познакомились тут, на острове, в 1712 году. Вон тот высокий седой человек с эспаньолкой вроде как чародей. Его зовут дон Диего. Он залечил мне пулевую рану. Второй, краснолицый, это Педро Бенито, его друг.

— А девица кто?

— Ее зовут Изабелл. Она была тут, на острове, когда я вчера попал сюда.

— Ах вот как! Значит, ты провел ночь в компании молодой девицы!

— Марина! Да как ты… Ты что, думаешь?.. Да ничего такого. Вчера мне вообще было не до девиц, я же был тяжело ранен.

— Ранен? Погоди, ты что-то сказал про пулевое ранение?

— Да. Александр стрелял в меня. Я упал в воду, начал тонуть, но случайно выплыл и оказался в 1712 году. Я же ночью вообще чуть концы не отдал. А этот человек, он просто кудесник. От моей раны и следа не осталось.

— Ладно. С этим мы еще разберемся.

— Молодые люди, — вмешался дон Диего. — Позвольте прервать ненадолго вашу приятную беседу. Я хотел бы спросить вас, милая сеньорита, об одной небольшой золотой скульптурке.

— Вы имеете в виду ягуара?

— Да, именно.

— А-а. Очень жаль. Вчера их у меня было два. А теперь нет ни одного.

— Как два? Почему два?

— Одного я нашла на дне моря, глубоко в песке. Я хотела поймать стыдливого краба, а наткнулась на золотую статуэтку. А вторую такую же фигурку я подобрала здесь, на берегу. Когда мы с Жоржем удирали от пиратов.

— Так, так, так, с этого места поподробнее! — воскликнул Сергей. — С каким таким Жоржем ты спасалась, и от каких пиратов?

— Сереж! Я же тебе говорила про Жоржа. Он жил на этом острове.

— Это тот самый французишка? Ничего ты мне не говорила.

— То есть, как не говорила? Ты сам сейчас сказал, что это французишка.

— Молодые люди, — прервал перепалку дон Диего. — Давайте вернемся к нашим баранам. К статуэткам, то есть.

— Короче, я подобрала эту вещицу, она валялась возле пиратской лодки, и я взяла ее с собой. Потом мы гнались на катере за яхтой, я подумала, что это яхта бандитов, и они увезли Сережку. Во время погони я перестала контролировать обе статуэтки, а когда мы добрались до Виллемстада, я обнаружила, что уже нет ни одной. Очевидно, первую, которая оставалась в лодке, прихватили бандиты, а вторую я потеряла. Скорее всего, даже когда была под водой.

— Все ясно. Видите ли, сеньорита Марина, на самом деле этих фигурок не две, это была одна и та же статуэтка. Просто ту, которую вы подобрали около пиратской лодки, вы действительно обронили в момент перехода через временной портал. И ей было суждено пролежать на морском дне триста лет. И именно ее вы и нашли в песке, когда охотились на стыдливого краба, но уже в двадцать первом веке. Так вот, судьба этой вещицы меня очень сильно волнует. Значит, вы говорите, ее могли забрать нехорошие люди, которые стреляли в сеньора Сергея?

— Я думаю, так оно и получилось.

— Это те самые люди, которые привезли вас сюда на красивом белом корабле без парусов? И которые отправили вас за сокровищами?

— Да, они самые. Они сказали, что Сережка у них в заложниках, и они отпустят его, когда я принесу им драгоценностей на сто тысяч баксов. Но раз Сережка здесь, фигу они у меня получат, а не сокровища. Правда?

Дон Диего подумал несколько минут, вороша длинной веткой полешки в горящем костре. Вход в пещеру давно был открыт, но никто пока не собирался туда заходить.

— Пожалуй, мы поступим так. Я сейчас отправляюсь в 2012 год и попытаюсь выяснить у ваших недругов судьбу статуэтки. А вы…

Он почесал свою эспаньолку, соображая, что предложить своим спутникам.

— Здесь вам оставаться не стоит, поскольку на остров могут неожиданно заявиться люди Черной Бороды. Со мной вам отправляться тоже нет необходимости. Один я лучше разберусь с лихими людьми, поскольку я бессмертен и никакого вреда они мне не сделают.

В раздумье маг помолчал еще минуты две.

— Так вы, молодые люди, — обратился он к Марине с Сергеем, — жили на острове Кюрасао, как я понял?

— Да, мы там живем в отеле.

— Знаете что... Педро, отправляйся-ка с ними на Кюрасао. Только не перемещайтесь в будущее, оставайтесь, пожалуйста, в этом времени. Хорошо зная Педро, я уже представляю, где вас там можно будет найти. Прихватите из сокровищницы пяток эскудо, чтоб было чем расплатиться с хозяином забегаловки, в которую вы попадете. Ведь вы наверняка все голодны?





Глава 24.



— Ну-ка, глянь, что это там за группа клоунов, — Стас протянул бинокль Феликсу.

Тот приложил окуляры к глазам и подстроил после Стаса фокус, потому что шеф был близорук, хоть и упорно скрывал этот факт от друзей.

— Хрен их знает. Маскарад какой-то…

На берегу в зарослях индиго стояли четверо человек — трое мужчин и одна девушка. Двое мужчин из этой группы были одеты весьма экстравагантно, в средневековые костюмы испанских грандов. Да и на девушке было платье давно минувшей эпохи. А вот третий мужчина, одетый в шорты и драную футболку со следами запекшейся крови показался Феликсу знакомым.

— Оба на! А покойничек-то наш жив, оказывается!

— Чего-чего?!

— Должничок наш, которого Сашка вчера грохнул, — живехонький, голубчик.

— А ну, дай-ка! — Стас выхватил бинокль у Феликса. — Блин! Точно! Черт, надо его схватить, пока он с девкой со своей не встретился. Давайте-ка, с Блатным и Червяком быстро в катер!

— Червяк! Давай, заводи катер живее! — Феликс передал дальше распоряжение шефа.

Когда все трое погрузились в катер, который они прибуксировали на веревке — тот самый, что Червяк взял напрокат для Марины, Стас крикнул:

— Стоп, мужики, я тоже с вами. Сашок, ты остаешься за старшего. Смотри, не трогай тут ничего, понял?

Катер на полном ходу зацепил днищем едва прикрытый водой риф и дал течь.

— Блин, Червяк, охренел совсем! — заорал на него Стас. — Смотри, куда правишь, дурень!

— Да тут ни фига камней под водой не видно!

— Слепой? Очки носить надо! Скорость сбавь!

«Сам очки носи!» — хотел парировать Червяк, но, опасаясь гнева шефа, воздержался. Сказал только:

— Да все, приплыли уже.

Катер, наполовину заполненный водой, шкрябнул днищем о песок у берега. Пассажиры выпрыгнули из него. Червяк хотел приподнять один борт, перевернуть катер, чтобы осмотреть пробоину на днище.

— Оставь, Червяк, некогда, потом, — поторопил его Феликс. — Догоняй, давай!

Его спутники уже бегом направлялись к группе людей в прибрежных кустах, до которых оставалось метров пятьдесят, не больше. Но, пробежав десятка два шагов, вся четверка преследователей остановилась и застыла на месте — внезапно люди куда-то исчезли.

— Не понял, — оторопело произнес Стас. — Я же только что видел тут нашего мертвеца, а с ним стояли два клоуна и симпатичная деваха. Где они?

Блатной нецензурно выругался. Червяк пожал плечами.

— Да спрятались они в кустах, — Феликс решительно двинулся вперед, раздвигая зеленые ветви индиго с розовыми цветами. — Прочешем все, сейчас мы их найдем.

Но и в кустах никого обнаружить не удалось.

— Испарились… — растерянно произнес Червяк. — Блин, как сквозь землю провалились.

— Точно! — воскликнул Феликс. — Сквозь землю! Может, тут яма? Люк, присыпанный песком, а? Вон тут и иероглифы какие-то на песке нарисованы.

— Ну что стоите, глаза вылупили? — Стас обвел сердитым взглядом братков. — Откапывайте люк.

— Чем копать-то? — саркастически хмыкнул Блатной. — Руками что ль?

— Хоть зубами! — сердито крикнул Стас. — Но оживший жмурик должен быть здесь, поняли?!

Все трое по-собачьи стали дружно раскапывать песок в том месте, где стояли исчезнувшие у них на глазах люди. Копали они около часа.

— Ну что там? — спросил Стас, когда яма, диаметром метра в два, стала глубиной почти в рост.

— Да нет тут никакого люка, — Феликс выбрался из ямы. —  Песок один. Шапки-невидимки у них что ли?

— Будешь мне тут сказки рассказывать, — недоверчиво проворчал Стас. — Шапки-невидимки… Скажи еще — пространственно-временной портал. Куда они делись?! Не померещились же они нам?

— Ты меня спрашиваешь?

— А кого?

В этот момент в яме между Червяком и Блатным возник высокий человек средних лет с небольшой седеющей бородкой и в средневековой одежде испанского гранда.

— Вы хотите прокопать тоннель в Европу? — поинтересовался он. — Тогда бы вооружились хотя бы заступами.

Поскольку сказал он это по-испански, землекопы, естественно, ничего не поняли. Но все были немало удивлены материализацией человека.

— Цирк, да и только, — Блатной сплюнул под ноги, попятился назад, оперся о край свежевыкопанной ямы и, подпрыгнув, присел на него.

— Вы кто? Иллюзионист? — первым опомнился Стас.

— Французский? Испанский? Английский? — спросил дон Диего, перечисляя возможные языки общения, поскольку русским не владел.

— Английский, — сделал выбор Феликс.

В компании он один достаточно хорошо знал иностранный язык. Стас и Червяк знали лишь несколько фраз из разговорника, а Блатной мог изъясняться только по фене либо по-матерному. Ну и по-русски, естественно, правда, со словарем.

— Давайте для начала выберемся из этой ямы, — предложил дон Диего Феликсу, поскольку, как он понял, общаться придется в основном с ним.

Феликс поднялся наверх и подал руку дону Диего, помогая ему выбраться на поверхность.

— И давайте сразу к делу. Я хочу, чтобы вы вернули золотую статуэтку, изображающую ягуара в прыжке. Насколько мне известно, она у вас.

— Что он хочет? — нетерпеливо спросил Стас.

— Он говорит, что золотая цацка, которую мы вчера подобрали в лодке жмурика — его.

— Ты сказал, куда ему идти?

— Нет еще.

— Ну так скажи.

Феликс перевел, но в достаточно деликатной форме.

— Понимаете, мой дорогой друг, — дон Диего еще не терял надежды договориться по-хорошему, — вы не представляете значение этого артефакта для всего человечества.

Маг особо и не рассчитывал, что бандиты так легко расстанутся со своей находкой. Но, по крайней мере, они не отрицают, что статуэтка действительно у них, и этот факт уже радовал. Если, конечно, они имеют в виду одну и ту же вещь. Хорошо бы в этом убедиться.

— Ведь вы хотите отыскать пиратские сокровища, не так ли? — снова обратился он к Феликсу.

— Какая вам разница, что мы хотим отыскать!

— Ну-ну. Не надо грубить, молодой человек. Давайте заключим сделку: в обмен на статуэтку я покажу вам пиратский тайник. Там очень много сокровищ, и подобных статуэток из чистого золота вы найдете там сотни.

— Хорошо, — согласился Феликс. — Веди нас.

Сейчас он разведет этого лоха как первоклассника на сникерс.

— Нет. Сначала покажите мне статуэтку.

— О чем вы базарите? — снова поинтересовался Стас.

— Он хочет обменять статуэтку на тайник с пиратским кладом.

— Ну хорошо. Пусть покажет, где клад.

— Он хочет сначала посмотреть на статуэтку.

— Ну, показать можно. Только из наших рук. Где у нас цацка, на яхте?

— Да.

— Червяк, слышь? Сгоняй по-быстрому.

— Катер продырявлен.

— Ну заделай дыру.

— Чем я ее заткну? Пальцем?

— Мне по фигу. Ты продырявил, ты и чини. А как мы вообще назад поедем?

— У вас проблемы? — поинтересовался дон Диего.

— Да. В лодке пробоина. А статуэтка у нас на яхте.

— Вон на том белом корабле?

— Да.

— И вы не можете туда попасть? Но это же сущие пустяки. Пойдемте.

Дон Диего взял Феликса за руку и потащил к берегу.

— Садитесь мне на закорки, — велел он, когда они подошли к самой воде.

— Вы знаете, я и сам умею плавать. Но до яхты довольно далеко.

— А я не собираюсь плавать. Терпеть не могу мочить одежду. Забирайтесь мне на спину!

Неизвестно почему, но Феликс послушался. Весил он не меньше восьмидесяти килограммов, но дон Диего был сильный мужчина. К тому же, по возможности, он ежедневно упражнялся с гирями. А ходить по воде аки по суху умел не хуже самого Иисуса. Однако пройти триста шагов с таким грузом без остановки было довольно-таки нелегко. А остановиться и бросить в воду своего всадника дон Диего не мог себе позволить не только из-за человеколюбия, но из собственного упрямства и гордости — типа взялся за гуж, не говори, что не дюж.

— На шею не дави! — несколько раз предупреждал он Феликса хриплым голосом.

Наконец, они добрались до трапа, свешенного с яхты, и дон Диего смог освободиться от груза и отдышаться. Нет надобности описывать, как изумлен был этой картиной Александр, наблюдавший за этим чудом с открытым ртом. Он даже не смог произнести ни слова, когда оба поднялись на борт.

Статуэтка находилась в сейфе в кают-компании. Сейф был заперт, а шифра Феликс, естественно, не знал.

— Ну! — поторопил его дон Диего.

— Ща, минуту, — Феликс достал мобильный телефон.

— Стас! Какой шифр?

— Блин, ты с дуба рухнул? Так я и сказал тебе.

— Стас, кончай дурить. Тут дело миллионом баксов пахнет, а ты из-за мелочи трясешься. Поменяешь потом шифр, если уж своим ребятам не доверяешь.

— Ладно, сейчас эсэмэской пришлю. Только Шурику не показывай.

— Хорошо.

— Да, это она, — удовлетворенно сказал дон Диего, протягивая руку к золотой фигурке.

— Нет, отдам после того как покажешь нам, где клад. А то вот так возьмешь и удерешь по воде, только тебя и видели.

— Хорошо. У вас на корабле есть еще какая-нибудь лодка? — дону Диего очень не хотелось тащить Феликса обратно на закорках.

— Есть. Надувная спасательная. Сашок, надуй лодку, пожалуйста! И побыстрее!

Пока Александр накачивал лодку насосом-лягушкой, Феликс крепко прижимал к груди драгоценную статуэтку, боясь, что этот странный тип вырвет ее из рук. От этого клоуна все можно ожидать. И кто он такой, кудесник, словно явившийся из прошлого?

— Вот уж не думал, что в наши дни можно встретить настоящего колдуна.

— Я не колдун! — грозно возразил испанец. — Я — маг. И ученый.

Наконец, лодка была готова и спущена на воду.

— Только грести будете вы, — Феликс то ли из уважения, то ли из страха перестал тыкать испанцу, но по-прежнему боялся выпустить из рук статуэтку.

— Ну давай, показывай, где клад, — поторопил Стас, когда дон Диего и Феликс вернулись на остров.

— Минуту, — дон Диего принялся рисовать на песке сигиллы. — встаньте все сюда, в этот круг.

Когда было дочитано заклинание, братки увидели, как изменился рельеф местности. Яма тоже мгновенно исчезла

— Куда мы попали? — удивился Стас.

Феликс перевел этот вопрос на английский.

— Да пустяки, совсем рядом, — ответил идальго. — В восемнадцатый век.

Все приняли ответ за шутку.

— Пойдемте.

Дон Диего повел всю группу к замшелой плите под знаком Веселого Роджера. Когда разгорелся костер и поднялась плита, некоторая оторопь охватила пришельцев из двадцать первого века. Но алчность оказалась сильнее страха, все они спустились в кладовую и были поражены обилием сокровищ. Возгласам восторга с использованием нецензурной лексики не было предела. Такое количество богатства не могло не ослепить. Дон Диего взял из рук впавшего в заторможенное состояние Феликса статуэтку. Тот выпустил ее не сопротивляясь.

— Ну что, обмен равноценный? — спросил маг.

— Да, да! — отмахнулся Феликс.

Теперь, освободив руки, он мог хватать все — и золото, и жемчуг, и изумруды…

— Куда лапы тянешь, это мое! — орал Стас на Блатного, который хотел взять в руки тяжелый золотой слиток.

— Заткни пасть, тут на всех хватит!

— А хрен тебе! В общак все добро, сам делить буду!

Пока братки занимались дележкой сокровищ, маг чертил осколком известняка на полу магические символы.

— Я думаю, что я вам здесь больше не нужен? — спросил он и стал читать заклинание.

— Да, да, конечно, — согласился Феликс. — Слушайте, мужики, а как мы все это отсюда потащим?

— Как, как? Берем сундук и несем, какие проблемы?

Стас попытался приподнять за одну ручку сундук, но он оказался неподъемным.

— Слыш, Червяк, сгоняй на яхту, притащи там коробки какие-нибудь или пакеты.

— А почему сразу Червяк? Как что, так Червяк! Самого молодого нашли?

— Поговори мне еще!

Тем временем дрова в костре на поверхности давно прогорели, и вход в пещеру закрылся.

— Черт возьми! А как отсюда выйти?

Червяк, который согласился, наконец, сгонять за пустой тарой, обнаружил, что выход из пещеры плотно закрыт, и поднять плиту мускульной силой не представляется возможным.

— А где этот? Мужик, который нас привел сюда? Стой, блин, стой! Выведи нас!

Но маг уже дочитал заклинание и растворился в облаке дыма. В пещере запахло озоном и серой.

— Вот черт!

— А может, это и в самом деле был черт? И что теперь? Мы так и останемся здесь?

— Он, кажется, разводил костер снаружи, — вспомнил Феликс. —  Перед тем, как люк открылся.

— Он не костер, он нас всех развел как лохов, мать его так! Давай, звони Сашке. Пусть плывет на остров, разыщет это место и разведет костер, — велел Стас.

Феликс достал мобильник.

— Ага. Хрен-то. Здесь сигнал не ловит…



Александр ждал возвращения компаньонов до поздней ночи. Бросить яхту и плыть на остров на поиски он не решался. Проснувшись рано утром, он убедился, что по-прежнему на яхте один. Весь день прошел в томительном ожидании, а к вечеру, накануне Рождества, разразился сильный шторм. Яхту сорвало с якоря. Управлять судном Александр не умел, да если бы и умел, вряд ли это бы помогло. Первая же крепкая волна швырнула яхту на рифы и она затонула. Александр еще некоторое время барахтался в бушующих волнах и звал на помощь, но никто его не услышал…



***



Находящиеся в пещере ничего не могли знать ни о шторме, ни о гибели яхты и Александра. И не потому, что четверо братков были отделены от мира каменной плитой, а потому что в это время на планете Земля шел 1712 год. Дня через три у всех сели батарейки мобильных телефонов. На четвертые сутки Стас забыл завести свой «роллекс», и часы остановились. Все уже теряли сознание от голода. Жажду помогал утолять маленький подземный ручеек в дальнем углу пещеры, но вопрос каннибализма уже назревал.

На пятый день плита поднялась. Пленники пещеры обрадовались этому событию, хоть и готовы были принять все происходящее за галлюцинацию. В сокровищницу спустились люди, как показалось браткам, в маскарадных костюмах пиратов. Очевидно, вовсю начались рождественские праздники, переходящие в новогодние, и сюда явились люди с карнавала. Они скалили редкие зубы и поигрывали кривыми абордажными саблями и средневековыми пистолетами. Процессию возглавлял высокий человек с огромной черной бородой.

— Ага, — произнес он с ухмылкой. — Попались, голубчики…





Глава 25.



В тот миг когда дон Диего отправился к бандитам за статуэткой, Марина, Сергей, Изабелл и Педро Бенито очутились в таверне в небольшом еврейском поселении за фортом Амстердам — там, где впоследствии возник город Виллемстад. Как и предполагал дон Диего, чутье привело бывшего капитана именно туда, где можно неплохо подкрепиться и задурманить мозги стаканчиком рома местной перегонки.

Разумеется, внезапное появление посреди зала новых лиц вызвало если не шок, то некоторое удивление как самого трактирщика, так и присутствующих посетителей. Причем, в значительной мере шокировал внешний вид двоих из явившихся ниоткуда людей. Сергей был в шортах и в драной, перепачканной кровью футболке, а Марина — вообще в довольно откровенном бикини, то есть, по меркам восемнадцатого века, совершенно голой. Хоть Педро и набросил ей на плечи свой плащ, это не заглаживало конфузности ситуации.

Однако Педро Бенито не впервые приходилось появляться из небытия в людном месте, а именно в кабаке. У него уже была отработана тактика выходить из подобного положения, основанная на методе перехвата инициативы. Он первым делом привлекал внимание трактирщика раздраженным возгласом: «Эй, хозяин! Я уже битый час прошу подать мне стаканчик теплого хереса! Принесут мне его, в конце концов, или нет?!» Трактирщик спешил бегом выполнить приказание, а публика возвращалась к еде, выпивке и прерванным разговорам. Мол, кто его знает, может, и впрямь этот человек здесь давно, просто мы его раньше не замечали.

Вот и теперь первым делом Педро обратился к хозяину, пожилому еврею, вылупившему на него черные глаза:

— Послушай, хозяин! В который раз тебя спрашиваю. Есть тут свободная комната для отдыха или нет?

— Я таки не помню, сеньор, чтобы меня об этом спрашивали, но если вам нужна комната, то она у меня есть.

— Хорошо, веди нас туда, — Педро вложил ему в ладонь золотой эскудо. — И позаботься, чтобы нам принесли обед. Клянусь преисподней, у меня в животе пусто как в опрокинутой кружке.

— Обед на четыре персоны? — уточнил хозяин.

— На пять. Я жду еще одного своего друга.

— Он тоже появится… мнэ-э… таким же необычным способом?

— Каким необычным? Мы вошли через дверь. Ясно?

— Да, конечно.

Трактирщик отвел гостей на второй этаж, показал им апартаменты и удалился, бормоча под нос молитвы. Очевидно, ведьмы и колдуны выбрали его таверну для шабаша. Это господь покарал его за то, что он пятый день не был в синагоге. Надо срочно сходить. А может, и не надо. Какая разница, что за постояльцы? Главное, чтобы платили хорошо. Хозяин разжал ладонь, в которой все еще держал эскудо, взглянул на монету и попробовал ее на зуб.

Когда постояльцы остались одни, Педро обвел взглядом Марину и Сергея.

— Не знаю, сколько нам придется пробыть здесь, но до прихода дона Диего ничего предпринимать не будем. Однако клянусь когтями дьявола, в таком виде вам оставаться нельзя. Сидите здесь и никуда не выходите, а мы с Изабелл скоро вернемся.

Педро разыскал лавку портного, и вдвоем с Изабелл они выбрали подходящую одежду для Сергея и Марины. Когда они вернулись, обед уже был подан. Сергей с Мариной облачились в принесенные им костюмы. Изабелл помогла Марине справиться с корсетом и кринолином, а Педро показал Сергею как обвязывают чулки.

В самый разгар трапезы в дверь постучали, и вошел дон Диего.

— А почему через дверь? — удивился Педро Бенито. — Я думал, учитель, ты появишься прямо посреди этой комнаты.

— Я не такой болван, чтобы озадачивать непонятными явлениями местных жителей. Город и так уже наполнен слухами, что колдуны и ведьмы собрались на шабаш в кабачке старого Моисея Абрамзона.

— А вот скажите, — обратился к магу Сергей. — Вы не хотите делиться с человечеством секретом перемещения во времени. Я понял, почему — вы меня убедили. Но телепортация, то есть, перемещение в пространстве, оно же не принесет человечеству вреда. А какое грандиозное открытие! Почему им нельзя поделиться с народом? Это ведь решит множество проблем. Не нужно никаких самолетов, не нужно жечь керосин, в любую точку планеты можно попасть за считанные секунды! Метро, автобусы, автомобильные пробки — все это останется в прошлом!

— Видите ли, молодой человек, перемещение только на одно лье тела весом около двухсот фунтов требует такое количество энергозатрат, какое эквивалентно упряжке в миллион лошадей. А если надо переместиться на сотню лье или на тысячу? Мой метод черпает энергию Солнца через астральный канал, но при этом за каждое мое перемещение светило остывает на одну миллиардную градуса. Вроде пустяк. Но представьте, если перемещением или, как вы сказали — телепортацией, будут пользоваться все жители земли да по нескольку раз на дню? Пройдет сто-двести лет, и Солнце остынет.

— А если вместо энергии Солнца использовать ядерную энергетику?

— Не все так просто. Всему свое время. Пусть человечество само додумается. Додумались же делать железных птиц, летающих на керосине.

— А я никогда не видела таких птиц, — задумчиво произнесла Изабелл.

— Скоро увидите, сеньорита. Думаю, прямо после обеда.

Дон Диего тоже был голоден, поэтому не мешкая присоединился к трапезе. За обедом он поведал присутствующим о том, что произошло в течение прошедшего часа на острове.

— Значит, ты вызволил статуэтку?

— Да, Педро. Вот она! — Дон Диего положил на стол драгоценный артефакт, сияющий ослепительным блеском, словно его только что отлили и тщательно отполировали.

— Она! — радостно воскликнула Изабелл.

Тягостная тревога отпустила, наконец, ее душу — ведь она чувствовала себя виноватой в потере столь ценного талисмана, способного спасти судьбы человечества.

— Но завтра вечером, — продолжал маг, — этот ягуар должен прыгнуть в огонь на высокой горе.

— С высокой горы? — уточнила Изабелл.

— Нет, — улыбнулся дон Диего, — я не оговорился. На высокой горе. Так сказано в Книге.

— А бандиты? — спросила Марина. — Они так и остались с подземелье?

— Ну да.

— Не слишком ли это жестоко?

— Алчность должна быть наказана. А со свиньями я поступаю по-свински. Да, собственно, и с вами они поступили бы не лучшим образом, даже если бы получили свое. Эти люди не умеют быть благодарными. Ничего. Вода в пещере есть, а посидеть немного на диете им не помешает. Особенно тому бритому жирному борову. Я думаю, через несколько дней туда заявятся люди Черной Бороды и разберутся с ними. Ворон ворону глаз не выклюет, возможно, возьмут их к себе в пиратскую шайку. А может, и на тот свет отправят. В любом случае, этим негодяям досталось по заслугам. Suum cuique — каждому свое. Зато вы, мой друг, — маг обратился к Сергею, — теперь никому ничего не должны.

— Это радует, — задумчиво ответил Сергей, а дон Диего замолк, занятый обгладыванием кости.

Сергей тоже какое-то время занимался едой. Мысли его постепенно переключились с незадачливых кредиторов, к которым он, в отличие от Марины, жалости не испытывал, на нечто другое. Он тоже смотрел на лежащую на столе статуэтку, но как прагматичному современному человеку вся эта суета вокруг нее казалась ему бессмысленной игрой.

— Неужели слухи о конце света не глупые бредни экстрасенсов и лжепредсказателей? И как может маленькая статуэтка предотвратить катастрофу, если она неизбежна?

— Она как раз избежна, — ответил маг. — Если не нарушать ход истории. Я уже упоминал про бабочку. Но здесь нечто иное. Золото — символ богатства и власти. Все алчные люди хотят владеть золотом. Конкистадоры, пираты, бандиты XXI века — все хотели завладеть этой статуэткой из алчных побуждений. А страсть к богатству, стремление к роскоши и жадность способны погубить этот мир. Когда мы бросим золото в огонь — мы тем самым символизируем отказ от алчных побуждений, преодолеваем низменную жадность. А ягуар — символ храбрости и силы. Его прыжок в огонь — отвага и страдание за людей, примерно то же, что и смерть Иисуса на кресте. Вам ясно?

— Почти.

— Ну хорошо. Если все уже утолили голод, то нам пора в XXI век. Завтра вечером нам предстоит серьезное дело, ведь вы, надеюсь, не откажетесь мне помочь?

Никто не возразил.



Для перехода в XXI век дон Диего выбрал тихое безлюдное место на берегу моря. Но он не предполагал, что через триста лет здесь все может измениться кардинальным образом. Наша компания оказалась на городском пляже, густо усеянном отдыхающими, под зонтиком рядом с шезлонгами, на которых загорали две пышногрудые дамы из незалежной Украины. Они сквозь дымчатую оптику флегматично оглядели пятерых человек в средневековых костюмах — мол, чего только за границей не встретишь — и, надвинув шляпы на лица, вновь принялись загорать. Однако среди отдыхающих нашлось и немало любопытных, устремивших взоры на нашу компанию. При этом Марине, которой в принципе, нравилось быть в центре внимания и привлекать к себе взгляды, не очень понравился тот факт, что эти взгляды были не восторженными и любопытными, но, скорее, ироничными и даже осуждающими. Она теперь пожалела, что облачилась в доисторическое платье, а не осталась в бикини.

— Нам надо срочно поменять имидж, — решительно сказала она. — Давайте-ка быстренько перенесемся к нам в отель. Там мы переоденемся, а потом уж примем план действий.

До отеля было недалеко, поэтому маг не захотел шокировать публику во второй раз и исчезать в клубах серы и хлора, он предложил дойти до гостиницы пешком. Тогда Марина потребовала хотя бы взять такси, но современных денег при себе ни у кого не было, а расплачиваться с таксистом золотыми монетами как-то не хотелось. Но в городе, вопреки опасениям Марины, большого интереса прохожие к ним не проявляли. Некоторые поглядывали с улыбкой, иные просто не обращали внимания. В последнее время публика привыкла ко всему. Можно хоть голышом пройти по улице и никто не обратит на тебя внимания. Правда, один турист захотел сфотографироваться в их компании, но Марина довольно ясно объяснила, куда ему пойти. Турист был из России, поэтому быстро все понял и не стал переспрашивать.

Пока они шли к отелю, над их головами два раза пролетали заходящие на посадку авиалайнеры. Дон Диего оба раза отреагировал индифферентно, Изабелл и Педро первый раз испугались. А во второй раз проводили взглядом «железную птицу» с нескрываемым интересом.

— И какая же дьявольская сила заставляет эту штуку летать? Клянусь зубами акулы, ведь невозможно лететь не махая крыльями!

— Долго объяснять, — пробормотал Сергей. — Аэродинамика, скорость воздушного потока, подъемная сила…

— Что он говорит? — не понял капитан.

— Он говорит, — пояснил дон Диего, — что разгоняет эту птицу пламя, вырывающееся вон их тех круглых штук, похожих на бочки. Встречный ветер давит на крылья как на паруса, только снизу. И поднимает железную птицу вверх.

— А, ну теперь понятно, — кивнул Педро.

Дежуривший на ресепшне портье узнал Марину. Выдавая ключи, он даже вышел из-за своей стойки и отвесил элегантный поклон, изобразив рукой снятую с головы шляпу:

— Готовитесь к рождественскому карнавалу?

— Да, привыкаем к маскарадным костюмам.

— С вами гости, мисс? Вы же знаете, по правилам нашего отеля…

— Знаем, знаем. Непременно заплатим. Только сейчас нет с собой современной валюты  Золотом возьмете?

— Как? — не понял портье.

Марина протянула служащему золотой эскудо.

— О! Мисс! Благодарю покорно! Вы так вжились в роль, что даже расплачиваетесь старинной золотой монетой…

— Зачем ты это сделала? — возмутился Сергей уже в лифте. — Теперь все будут знать, что мы храним антикварные ценности и разбазариваем их. За нами начнут охотиться не только бандиты, но и полиция. Я уже сделал один раз такую глупость, зачем наступать второй раз на грабли?

— Не психуй! Не оставлять же гостей из прошлого на улице. А завтра нас тут не будет.

— Как завтра? У нас билеты на двадцать девятое. Нам еще пять дней тут жить.

— Билеты? Зачем нам билеты? Я думаю, дон Диего не откажет нам в любезности отправить нас домой.

Последняя фраза была сказана по-французски, поэтому дон Диего ее понял и любезно согласился:

— Конечно, конечно, сеньорита Марина. Я помогу вам вернуться на родину.

Марина поделилась с Изабелл платьем из своего гардероба — тем самым, вечерним и длинным. Надеть футболку и джинсы девушка эпохи просвещения категорически отказалась. Для полного и коренастого Педро Бенито ничего подходящего в номере, конечно же, не нашлось. Одежда Сергея вполне подошла бы подтянутой высокой фигуре дона Диего, но, вещей Сергей взял с собой немного. Рваная футболка и шорты остались в трактире Моисея Абрамзона, а его джинсы, как мы помним, надел Жорж Дюбуа.

— Черт побери, где же мои джинсы? — чертыхался Сергей, роясь в шкафу и в чемоданах. — Там, между прочим, водительские права были в кармане! И чьи это штаны?

Он гневно указал на висевшие на сушилке в ванной холщовые матросские брюки Жоржа.

— Тут у тебя что, кто-то был, пока я подыхал раненый на острове?

— Сереж, прекрати. Это совсем не то, что ты думаешь. Я тебе все потом объясню. Сейчас не время. Мы с Изабелл пойдем, купим вам одежду, а ты прими холодный душ и остынь.

Пока девушки ходили за покупками, Сергей на самом деле воспользовался советом Марины и помылся. Потом он удивил мага и капитана «самобегущей» водой. Они тоже с наслаждением приняли теплый душ.

Привыкнув экономить во всем, Марина отправилась в маленький магазинчик «секонд хенд», расположенный неподалеку. В номере еще оставались сорок долларов из суммы, вырученной Сергеем позавчера, и она считала, что этого должно хватить. Бежать в скупку и обменивать золото ей сейчас не хотелось. Изабелл она взяла с собой просто за компанию. А может, из тех соображений, чтобы Сергей во время ее отсутствия не пялился на эту девицу — все-таки девушка молодая и хороша собой.

«Но надо же какой оказывается Сережка ревнивец!» — думала она, выбирая штаны подешевле. Увидел в ванной мужские брюки и сразу подумал неизвестно что! И, надо сказать, лишь теперь она вспомнила об утреннем происшествии с Жоржем Дюбуа. Ведь его схватила полиция, когда Червяк увозил ее на катере. Боже, как много событий произошло за сегодняшний день! Бедняга Жорж! Надо срочно бежать в полицейский участок и освободить его. К тому же, заодно надо найти там инспектора Гордона и забрать заявление о пропаже Сергея. Ведь он нашелся.

Прямо из магазинчика Марина, таща за руку Изабелл, помчалась в полицейский участок. Там ей сказали, что инспектор Гордон занят и никого не принимает. Дверь в кабинет была заперта, около нее дежурил полицейский. Используя женское очарование, мило улыбнувшись дежурному, она выяснила для себя всю необходимую информацию. Задержанный утром на пристани молодой человек находится в следственной камере. При составлении протокола он назвался Жоржем Дюбуа, но как выяснилось — это вовсе не Жорж Дюбуа, а пропавший русский турист Сергей Заболоцкий. Ему инкриминируется нападение на полицейских, дача ложных показаний и еще куча всяких грехов, но он может быть выпущен под залог некоторой суммы денег.

Все ясно, подумала Марина и, нащупав машинально на своей груди жемчужное ожерелье, которое совершенно не вязалось с оранжевой спортивной футболкой, решила, что от посещения скупки драгоценностей никуда не деться. Поэтому она срочно побежала туда, естественно, волоча за собой Изабелл.

Вернувшись в номер, она тут же велела мужчинам переодеться и обратилась к дону Диего:

— Мне срочно необходима ваша помощь! Надо выручать из беды одного хорошего человека.





Глава 26.



Прогрохотал засов и тяжелая железная дверь отворилась с протяжным стоном.

— Сер-гей Заболо-ц-кий! — конвоир-полицейский несколько раз потренировался заранее произносить вслух это имя, чтобы не запнуться, обращаясь к задержанному в камере. — Вас приглашает для беседы инспектор Гордон.

Жорж нехотя прервал игру в кости с одним из сокамерников. До того, как его сюда привели, задержанные развлекались игрой в наперстки, используя игральные кубики и одноразовые пластиковые стаканчики, и обдирали одного из новеньких. Жорж предложил сыграть в древнюю игру, используя пару костяшек. Игра пришлась сокамерникам по вкусу. Дюбуа уже выиграл бейсболку, вставную челюсть, зажигалку и наручные часы. Сейчас он ставил часы против серебряного портсигара.

— Ладно, месье, продолжайте без меня, — Жорж оставил на столике все выигранное, прихватив с собой лишь зажигалку (ему очень понравилось мгновенно получать огонь), заложил руки за спину и вышел в сопровождении конвойного полицейского.

Инспектор Гордон, пыхтя сигаретой, глазами приказал Жоржу сесть на стул напротив его письменного стола.

— Зачем был нужен весь этот спектакль?

— Какой спектакль? — удивился Жорж.

— С вашим исчезновением. Вчера ваша дама написала заявление о пропаже человека по имени Сергей Заболоцкий. Вы же присутствовали в номере, когда я беседовал с ней, и прятались в ванной комнате. И назвались тогда Сержем Маре. Но никакой Серж Маре в «Отеле Плаза Кюрасао и Казино» не проживает. Вот я и спрашиваю, зачем нужен был весь этот спектакль? Ведь вы и есть Сергей Заболоцкий?

— Нет, нет. Меня зовут Дюбуа. Жорж Люсьен Дюбуа.

— Прекратите паясничать. Если у вас есть документы, подтверждающие, что вы на самом деле Жорж Люсьен Дюбуа, предъявите их. Но у нас есть все основания предполагать, что вы — Сергей Заболоцкий. Если ваша девушка немедленно заберет заявление, отделаетесь штрафом. Если будете продолжать игру — вас обоих ждет тюремный срок. Где ваша дама? В отеле?

— Нет, в гостинице ее нет. Ее увез какой-то человек на лодке с гремящей коробкой в тот момент, когда меня арестовали.

— Какой человек? Куда увез?

— В том-то и дело, что мне незнаком этот человек. И я не знаю, куда он ее увез.

— Так. Значит, вы решили устроить второе действие спектакля. Теперь вы утверждаете, что ваша дама похищена неизвестным лицом.

— Но это на самом деле так!

— Ох уж эти русские! Господи, как же хорошо было двадцать лет назад, когда вы сидели у себя за железным занавесом и не вылезали оттуда!

— Русские? — удивился Дюбуа. — Но я — француз.

— Да. А я — папуас из Новой Гвинеи. Послушайте, — инспектор понизил голос. — Хоть это и строго запрещено, но я даже готов предоставить вам телефон, чтобы вы позвонили своей даме и пригласили ее сюда…

Инспектор не договорил и отпрянул назад, поскольку раздался хлопок, похожий на пистолетный выстрел.

— Не надо никуда звонить, я уже здесь!

Голос Марины прозвучал совсем рядом, и тут же она появилась сама в облаке дыма с запахом хлора, озона и серы. А рядом с ней высокий статный мужчина с аккуратной седеющей бородкой

— Как вы сюда попали? — удивился Гордон.

— Простите, дверь была не заперта, — Марина указала глазами на закрытую дверь, возле которой стоял удивленный, не менее чем инспектор, конвоир. —  Я хочу забрать заявление и согласна заплатить штраф. Отпустите этого человека.

— Тысяча долларов! — потребовал инспектор.

— Не вопрос, — Марина бросила на стол перетянутую аптечной резинкой пачку банкнот. — Можете не пересчитывать. Квитанции не надо. Мы можем идти?

Инспектор понял, что продешевил. Надо было потребовать полторы тысячи. Или даже две, судя по тому, с какой легкостью эта русская девушка рассталась с названной суммой. Да, русская душа — потемки, это уж точно. Но отступать от своих слов было уже поздно.

— Да, — после некоторого молчания произнес инспектор, поспешно убирая в стол пачку купюр, при этом хмуро поглядывая на конвоира. — Пишите расписку в передаче указанной суммы. А потом подпишите протокол и заключение, что дело закрыто и вы не имеете претензий к полиции. И проваливайте!

Подумав минуту, добавил:

— Только через дверь!

Когда все, включая конвоира, покинули кабинет, инспектор порвал расписку и переложил деньги в свой внутренний нагрудный карман.



В гостиничном номере все с интересом выслушали историю Жоржа с самого начала. О том, как он оказался на острове, как открыл тайну сокровищницы, и о его знакомстве с Мариной, начиная с того момента, когда она впервые оказалась на острове в восемнадцатом веке и прочищала клапан компенсатора и заканчивая ночным происшествием в номере, похищением Марины, арестом Жоржа и его освобождением.

Сергей поначалу воспринял Жоржа враждебно, все еще считая его своим соперником. Его переполняла ревность, отчего он злился, нервничал и вел себя довольно глупо, бросая не к месту различные реплики и комментарии. Но в процессе повествования Жоржа, он немного остыл, да и зная Марину, решил, что подозрения его беспочвенны. Присматриваясь к Жоржу, он обнаружил некоторое сходство его со своей невестой, они были похожи как брат и сестра. Да и Изабелл, хоть и была темноволосой и кареглазой, имела с голубоглазой блондинкой Мариной некоторые общие черты.

Жорж в свою очередь, порой даже прерывая свой рассказ, все пристальнее всматривался в юное личико Изабелл. И во взгляде его чувствовался уже не простой интерес, а нечто иное. Изабелл краснела, отводила глаза и нервно пыталась занять чем-нибудь руки — то поправляла непослушный локон, падающий на щеку, то теребила бахрому покрывала кресла, в котором она сидела.

— Стало быть так, — резюмировал маг после того как Жорж закончил свой рассказ. — Хорошо бы сейчас поужинать, а после еды обсудить главное — поговорить о том, чем нам предстоит заняться завтра.

Поскольку у Марины еще оставалось достаточно денег после продажи ожерелья, ужинать пошли в ресторан. За ужином Дон Диего не стал обсуждать ничего серьезного, разговор шел о пустяках. Весь вечер Жорж не сводил глаз с Изабелл и старался усиленно ухаживать за ней. При этом опрокинул бутылку вина и пролил соус ей на платье. Испанка явно смущалась, скромно принимала ухаживания, не выказывала сердитости на неловкость Жоржа и более того, кажется, в душе была польщена его вниманием. Марина сдерживала кипевшую в ней ярость. И вовсе не из-за того, что Жорж испортил соусом ее платье, в которое была одета в данный момент Изабелл. Ее, хоть и не испытывавшую к Жоржу любовных чувств, в душе будировал этот начинающийся роман, поскольку она относилась к тому типу женщин, которые считают, что все мужики должны принадлежать только им или, по крайней мере, только им оказывать знаки внимания. Однако виду она старалась не подавать, сидела рядом с Сергеем и время от времени одаривала его ласковым взглядом.

По окончании трапезы все вернулись в номер Марины и Сергея. Марина включила телевизор, как раз было время новостей по местному каналу.

— Завтра начинается светлый и радостный праздник Рождества Христова, — сообщил диктор. — Однако радость значительной части населения Земли может быть омрачена. Сейсмологи предсказывают волну массовых землетрясений во многих уголках планеты, даже не особо сейсмически опасных. Ведущие ученые в области метеорологии опасаются возникновения ураганов, цунами и других природных катаклизмов. Во многих районах синоптиками объявлены штормовые предупреждения. Нашим каналом только что было получено обращение губернатора острова ко всем его жителям и отдыхающим. Губернатором введен запрет на выход в море в течение завтрашнего дня любых типов судов. Также рекомендуется воздержаться от посещения пляжа, а утром покинуть высотные здания, поскольку есть вероятность их обрушения. При себе иметь документы и предметы первой необходимости.

— Я совсем упустил из виду! — хлопнул себя по лбу дон Диего. — Нам всем потребуется теплая одежда.

— Для чего? — удивилась Марина. — Здесь достаточно теплый климат. Или в результате природных катаклизмов резко наступит ледниковый период?

— Завтра мы отправимся в Гватемалу на вулкан Тахумулько, — пояснил дон Диего. — Нам предстоит очутиться на самой высокой точке Центральной Америки — на высоте около двух тысяч двухсот туазов. А там, смею вас уверить, довольно прохладно. До тех пор, пока не начнется извержение, разумеется. Когда вулкан проснется, может стать очень жарко.

— Это и есть та гора, с которой ягуар должен прыгнуть в огонь? — уточнил Сергей.

— Да.

— А огонь — это жерло вулкана.

— Именно.

— Но ведь этот вулкан давно спит. По неподтвержденным данным последний раз он извергался лет сто пятьдесят тому назад.

— Завтра начнут пробуждаться практически все вулканы. И вообще, тот человек за волшебным стеклом сказал правду — будут происходить невообразимые катаклизмы. Тахумулько проснется первым. Мы должны успеть совершить таинство до начала его извержения.

— Так что же мы медлим?! — воскликнула Марина. — Надо отправляться туда немедленно! Ведь вы перенесете нас туда, дон Диего?

— Ну что ж, если вы все не против переночевать под открытым небом, можно перенестись туда прямо сейчас. Только…

— Я помню про теплую одежду, — Марина поднялась с кресла. Мы сейчас с Сережкой сбегаем в «секондхенд» и купим пуховые куртки или свитера. Если он еще не закрыт, конечно. Сереж, пойдем!

— Изабелл, — обратился маг к девушке, когда Марина с Сергеем вышли. — Мне нужно конфиденциально задать вам один деликатный вопрос.

— Я к вашим услугам.

Изабелл и дон Диего вышли в коридор.

— Простите, дитя мое, не удивляйтесь, но вопрос щекотливый. Только отвечайте честно как отцу родному. Вы — девственница?

Изабелл покраснела и опустила глаза.

— Да, разумеется… А почему вас это интересует?

— Для завтрашнего таинства на Тахумулько мне потребуется несколько капель крови невинной девушки. Я надеюсь, ради спасения человечества вы не откажете мне в этом. Иначе придется пополнить нашу компанию еще одной участницей. Но что-то мне подсказывает, что в двадцать первом веке найти таковую весьма непросто. Так я на вас рассчитываю?

— Да. Безусловно.

— Ну и отлично.





Глава 27.



Звездное небо выглядело мирно и спокойно. Мерцали созвездия, пролетали спутники, на небосклон поднималась невероятно больших размеров луна, имевшая зловещий оранжеватый оттенок. Дон Диего выбрал конечной точкой перемещения границу леса, где можно было защититься от ветра и набрать дров для костра, чтобы достаточно комфортно провести ночь. Но главное, маг опасался, вдруг не получится абсолютно верно рассчитать место перемещения и при этом оказаться в самом кратере. До вершины, откуда начинался спуск в воронку кратера оставалось подняться вверх метров на семьсот-восемьсот. Впереди начинался уходящий в небо безлесный крутой склон, покрытый ксерофитной луговой растительностью. Освещенный луной, этот склон представлялся ландшафтом неизвестной дикой планеты.

Было решено выступить в путь и начать восхождение с рассветом. Спать никому не хотелось. Все сидели у костра в ожидании восхода солнца. Отдаленный гул, толчки и дрожание земли говорили о том, что вулкан уже готов к пробуждению. Это наводило тревогу, ведь извержение могло начаться не завтрашним вечером, а раньше. Но маг сохранял спокойствие и старался вселить его в своих спутников.

Подставляя огню то один, то другой бок, чтобы согреваться равномерно, они вели неспешный разговор у костра, каждый вспоминал интересные эпизоды своей жизни и делился ими с окружающими.

Ночь прошла незаметно, рассвет наступил почти мгновенно. Казалось, только-только на востоке появилась алая заря. И уже посветлел небосвод, выключились звезды, ушла на покой луна, а вершина вулкана окрасилась в золотистый цвет, освещенная лучами пробудившегося солнца.

Вверх вела узкая петляющая тропа. Да и не тропа вовсе, а скорее высохшее русло дождевого потока, промытое среди стобулышек высохшей травы и кустарников. Ведомые доном Диего все путники взбирались по крутому склону вверх. Склон то становился круче, то выполаживался, превращаясь в небольшое плато, и взору открывался следующий склон еще более крутой и высокий. И так много раз — казалось бы, что вот она вершина, до нее осталось десятка два шагов, но поднявшись вверх, становилось видно, что это вовсе не вершина, а всего лишь очередная ступень бесконечной гигантской лестницы. Подземные толчки все чаще сотрясали почву под ногами, гул, доносившийся из подземелья, становился громче.

К полудню стало еще прохладнее, небо заволокло тучами, повалил снег.

— А вот на это я никак не рассчитывал, — с досадой произнес дон Диего.

— Какие-то проблемы? — поинтересовался Педро Бенито.

— И весьма большие. Солнце скрылось. А нам будет необходим солнечный луч.

— Да, не позаботились заранее, — саркастически произнес Сергей. — В Москве перед парадами с самолетов разбрызгивают специальный реагент, чтобы разогнать облака.

— Не иронизируйте, молодой человек. Дело очень серьезное. Тут нет самолетов и реагентов, мы можем только молить бога.

— Гора высокая, быть может, он нас услышит? — с надеждой произнес Жорж.

Сергей хотел еще пошутить на эту тему, припомнив шаманский бубен, но, взглянув на серьезные лица спутников, воздержался. А лица людей были не только серьезными, но и усталыми. Несмотря на холод, пот с каждого лился ручьем от подъема по крутой и скользкой тропе.

Постепенно стих ветер, и стал опускаться туман. На самом деле, это был не туман, это облака опускались к земле, а когда из тумана показалась последняя ступень этого изнурительного восхождения, небо очистилось и показалось солнце. Облака простирались теперь внизу как бесконечная снежная равнина, словно продолжение покрытых снегом склонов. Из кратера Тахумулько вверх поднимался пар, оттуда же доносился рокот и свист, словно ко взлету готовился реактивный лайнер.

— Тут какие-то люди! — испуганно воскликнула Изабелл. — Они… они полупрозрачные!

Из облаков и в самом деле стали выплывать фигуры людей, облаченных в шкуры ягуаров. Они выглядели словно наложенными компьютерной графикой на изображение окружающего ландшафта. Оторопь и удивление охватило всех.

— Не пугайтесь, — успокоил дон Диего спутников. — Это духи. Призраки жрецов племени майра. Всех, кто был жрецами на протяжении пяти тысяч лет истории этой цивилизации.

— Но почему они здесь? — удивился Сергей. — Ведь племя майра, насколько мне известно, обитало на территории современной Венесуэлы, а не в Гватемале.

— Священная гора Тахумулько выбрана местом последнего обряда. Поэтому все они явились сюда. А роль последнего жреца придется исполнить мне, поскольку в настоящий момент я владею оберегом майра.

Дон Диего достал из дорожной сумки, с которой никогда не расставался, фигурку золотого ягуара и положил на землю перед собой. При этом духи жрецов выстроились в круг по периметру кратера, как бы заняв последний ряд арены цирка. Маг поискал глазами что-то перед собой.

— Ага, вот он.

В двух шагах от того места, где стоял, он подобрал с земли маленький прозрачный камушек, блеснувший на солнце яркой вспышкой.

— Это же… — у Педро Бенито перехватило дыхание. — Это же алмаз! Карат пять, не меньше!

— Да, алмаз, — согласился маг. — И это не простой алмаз, это священный камень ойяхэ. Его с собой принес один из духов и положил сюда.

Он вынул из дорожной сумки  небольшое круглое зеркало без оправы и, начертив на нем этим алмазом крест, разломил зеркало на четыре части. Осколки он раздал Сергею, Марине, Жоржу и Изабелл.

— Мы находимся на восточном склоне вулкана, — пояснил маг. — Сергей, вы пойдете на южную оконечность кратера, вы, Марина, встанете на западной стороне, вы, Жорж, отправитесь на северную точку, а вы, Изабелл, останетесь здесь. Как только из кратера перестанет подниматься пар, вы все увидите раскаленное жерло и кипящую в нем лаву. В этот миг Изабелл своим осколком направит луч солнца в сторону Сергея. Вы, Сергей, должны своим зеркальцем поймать этот луч и направить его Марине. Марина пустит луч Жоржу, а Жорж, в свою очередь, направит его на ягуара.

Когда все заняли свои места, солнце склонилось к закату.

— Изабелл, вам придется немного потерпеть — я надрежу вам запястье. Не беспокойтесь, будет совсем не больно, а от раны после этого не останется и следа.

Девушка кивнула головой. А маг вынул из своей дорожной сумки острый кинжал и уколол острием запястье девушки. В этот момент духи жрецов, стоявших по периметру, начали синхронно бить в барабаны. Их звук стал перекрывать рокот вулкана и свист пара. Из ранки на статуэтку ягуара капнуто семь капель крови. После этого маг провел по ранке рукой, и она быстро затянулась. Статуэтка начала увеличиваться в размерах, пока не стала величиной с настоящего ягуара.

Пар перестал подниматься из кратера и. как и предсказывал дон Диего, в глубине его открылся бассейн с кипящей лавой. Языки пламени поднимались вверх, становилось жарко, а толчки и грохот стали ощутимее и сильнее. С этим грохотом сливался и гул барабанов, в которые колотили духи жрецов. Изабелл поймала зеркальцем луч заходящего солнца и направила его на Сергея. Сергей подставил солнечному зайчику свое зеркальце и осветил лучом Марину. Не так легко было стоя на трясущемся склоне удерживать в зеркальце луч и направлять его в нужную сторону. Марина ловила своим зеркальцем солнечного зайца и старалась замереть на месте, передавая луч Жоржу. Жар, исходящий из жерла вулкана, становился сильнее, а брызги кипящей лавы уже взметались вверх и снопом искр как звездочки салюта таяли в темнеющем небе. Солнце клонилось к горизонту, скрытому пеленой облаков. Еще несколько минут, и оно скроется навсегда. Навсегда для всех людей на земле. Само Солнце будет и дальше продолжать свой путь по Вселенной, но ни один житель планеты Земля этого уже не увидит, поскольку жизнь на планете прекратит существование.

Напрягая все мускулы, Жорж пытался не двигаться, не раскачиваться вместе с уходящей из-под ног, как палуба корабля в штормящем море, землей. Наконец, луч коснулся фигуры ягуара. Жрецы единовременно ударили в барабаны. И ягуар ожил. Он напрягся, сверкнул в последних лучах солнца золотой шкурой, присел на задние лапы и сделал мощный прыжок прямо в озеро бурлящей лавы.

И едва его тело скрылось в огне, гул из недр земли утих, яснее стал слышен звук барабанов и восторженные крики жрецов. Потом и эти звуки стали утихать — фигуры духов постепенно исчезали, растворяясь в воздухе. Кипение лавы прекращалось, жар отступал, и яркий желто-оранжевый свет, исходивший из жерла, стал постепенно гаснуть. Марина, Сергей и Жорж вернулись к своим  спутникам на восточный склон. Солнце зашло, небо быстро темнело, и в нем вспыхнула новая звезда. Глядя на эту звездочку, Марина мечтательно сказала:

— Возможно, в эту минуту родился новый человек, которому суждено сыграть судьбоносную роль в жизни человечества.

— Все может быть, — согласился маг.

И пафосно произнес:

— Итак, Мир спасен!

А после добавил, словно режиссер, отснявший очередной эпизод кинокартины:

— Всем спасибо.

Остальные зааплодировали, а дон Диего принялся чертить на земле сигиллы, готовясь к перемещению.





Глава 28.



Маг перенес все группу обратно в «Плаза отель Кюрасао и Казино», в номер Марины и Сергея. Марина включила телевизор.

— Праздник Рождества был омрачен для многих жителей земли, — говорил диктор. — По всем уголкам земного шара прокатилась целая волна землетрясений. Разрушено тысячи зданий, миллионы людей потеряли кров, есть человеческие жертвы. Весь день мощные ураганы свирепствовали в степных районах, в океанах бушевали штормы, прибрежные города накрывали цунами. Пробудились сотни вулканов, вся эта картина поистине напоминала светопреставление. Однако в настоящее время, словно по волшебству, все катаклизмы утихли. Угроза вселенской катастрофы миновала, жители планеты могут продолжать спокойно праздновать Рождество.

— И никто никогда не узнает имена героев, спасших человечество! — не то в шутку, не то в серьез посетовала Марина.

— А разве это необходимо? — удивился маг. — Разве так важно, кто и каким образом спас человечество? Ведь на самом деле важен только результат.

— Да и рассказать кому — все равно никто не поверит, — поддержал его Жорж. — По крайней мере, в любой портовой таверне такой рассказ примут за веселую байку. Ожившая золотая статуэтка прыгнула в огонь и спасла мир. Да меня поднимут на смех, если я выдам это за правду.

— А в наше время в научных кругах ни один ученый муж не поверит в то, что мы только что сделали. Я, конечно, видел своими глазами, как статуэтка выросла, ожила и прыгнула в кратер. Но, тем не менее, не могу увязать это явление с прекращением Армагеддона. А уж заставить в это поверить современного неверующего прагматика — это вряд ли. Наше приключение может представлять интерес разве что для какого-нибудь кабельного мистического телеканала.

— Тем не менее, — подвел черту дон Диего, — знает ли общество о том, что мы сделали или нет, на самом деле мы совершили благое дело.

— Верно, — поддержал учителя Педро Бенито. — И неплохо бы это дело отметить бутылочкой мадеры.

— Это мы организуем, — заверил Сергей.

— А дамам — шампанского, — поддержала Марина.

Спасение человечества решили отметить тут же в номере. Сергей с Жоржем сбегали в ближайший супермаркет, принесли выпивку, закуску и одноразовую посуду. Несмотря на предшествующую бессонную ночь, возбуждение от прошедшего дня было настолько велико, что спать никому не хотелось. За импровизированным столом, роль которого исполнял маленький журнальный столик, шла дружеская беседа. Наконец-то новые друзья смогли поговорить в свободной обстановке и каждый рассказать о себе и о своем времени. Здесь собрались представители трех разных веков, трех эпох — Возрождения, Просвещения и наших дней,

— А послезавтра нам надо улетать в Россию, — напомнила Марина. — Завтра нам надо взять катер и отправиться к острову. Мы должны набрать немного сокровищ, ведь мы, собственно, за этим и приехали сюда.

— Марина, зачем? — удивился Сергей. — Мои кредиторы живут теперь в восемнадцатом веке, я как бы никому и не должен. Зачем нам сокровища?

— Сереж, а квартира?

— А почему мы не можем жить у меня?

— Потому что, хоть я и уважаю твою маму, твою бабушку и твою сестру, но, согласись, четыре хозяйки на одной кухне — как-то многовато.

— Не надо ссориться, друзья мои, — прервал их дон Диего. — В сокровищнице мы можем очутиться хоть прямо сейчас. И я как добрый волшебник, награжу вас всех, чем пожелаете. Но предупреждаю, не следует проявлять излишнюю алчность. Сокровищница майра не жалует жадных людей. Излишнее богатство выйдет вам боком, запомните это.

— А можно и мы с Изабелл возьмем оттуда что-нибудь для обзаведения хозяйством? — обратился к магу Жорж.

— Конечно, молодые люди, конечно. Кстати, а где вы собираетесь жить и в каком времени?

— Мы с Жоржем решили, — ответила Изабелл, — что будем жить во Франции. И в то время, в которое мы родились. Нам трудно будет привыкнуть ко всему тому, что окружает людей двадцать первого века. И вообще. Каждый должен жить в своем времени, в которое определил его Бог.

— Мудрые слова, — похвалил маг. — А чем вы собираетесь заниматься?

— Я хотел бы, — признался Жорж, — взять немного сокровищ, чтобы хватило купить маленький домик в Сен-Мало. И еще осталось бы на корабль.

Изабелл посмотрела на Жоржа с укоризной, и он поспешил добавить:

— Только сам я плавать на нем не буду…

— Ходить! — поправила Марина.

— Да, ходить. Я буду просто судовладелец, а это судно сдавать в аренду, и этих средств нам с Изабелл вполне хватит на жизнь.

Почти весь вечер Жорж держал в своей руке ладонь Изабелл, и было видно по всему, что отпускать ее он не собирается до конца дней своих.

— Что ж, хорошо. Значит, вы, дети мои, нашли друг друга. Вот, Марина, обратите внимание: вы видите перед собой далеких предков вашего французского дедушки. Ну, давайте же посетим сокровищницу, а после я всех вас перенесу в ваши эпохи и  в ваши города. Ведь, как я понял, у вас тут трудности перехода через границы?

Маг посмотрел на Марину с Сергеем.

— Да. Мы бы лучше воспользовались вашим методом перемещения, чем самолетом, — ответил Сергей.

— А чем будете заниматься вы? — спросила Марина.

— Я? — дон Диего задумался. — Мы с моим помощником так и останемся странниками по времени, и наша судьба — охранять судьбы человечества. Вот, например, древняя цивилизация мушеров предсказывала, что мир просуществует восемь тысяч лет. Эта цивилизация возникла в начале пятого тысячелетия до нашей эры. Так что надо будет заглянуть в три тысячи двенадцатый год и посмотреть, какой там катаклизм грозит человечеству и как его предотвратить.

— А к нам, в наше время, вы еще заглянете?

— Все может быть…







Пос. Жаворонки, январь — декабрь 2011г.


Рецензии
Владимир, если коротко, то понравилось. Но коротко - не хочется, потому что Ваш авантюрный приключенческий роман заслуживает гораздо больше слов. Легко и непринужденно написанный, он захватил мое внимание уже с первой страницы. Скучать не пришлось: сокровища, авантюристы, пространственно-временной портал, пираты, спасение человечества и, конечно, любовь. А еще немного иронии, немного философии, и, разумеется, хороший и справедливый финал. Спасибо! Отлично провела время с Вашими героями.
Удачи и творческого Вам настроения, с уважением, Лада.


Татьяна Рогожина   30.03.2014 21:36     Заявить о нарушении
Спасибо огромное, Лада! Вы меня порадовали своими теплыми словами))) Заходите, буду счастлив еще раз увидеть Вас среди своих читателей!

Владимир Жариков   30.03.2014 21:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.