Крюкоообразность

посвящается Анатолию "Джорджу" Гуницкому







ПЕРСОНАЖИ:
Фламинго
три маленькие девочки
Пикассо
Бармаглот
Мадонна Литта
Червонец  Дней
Синхронный идиот
Алиса
2-е неизвестных








Акт первый



Фламинго: мы можем переродиться богом мира без форм

Бармаглот: Седой карлик немых Мерцаний повесился в беседке сияющей пустоты

Червонец  дней:  когда мой ум сдох в полнолуние я принёс в жертву своё кимоно, последний танец Кадзуо Оно

Мадонна Литта:  оставь меня в тени своей люциферствующей наготы,       которой неведома пощада
Синхронный идиот: когда я был не Я, был только Он во мне, взял под узды своё Я и пусть оно горит огнём в камине астрального фрейдизма.

Червонец  дней:  сотри пощёчины бога губной помады


Синхронный идиот: представь целый мир в своём чреве который я вскрываю ножом милосердия-слепые старцы молчат-антракт между сердцами и лицами в свадебных гротах гениталий я слышу алхимический смех Пана в оливковых рощах Аркадии-метроном одиночества-шпили гильотины и мудрость Диотимы всё смешалось в тревоге взгляда
Синхронный идиот:  Крюкообразность — мой каприз


Мадонна Литта: молчанье табуреток на паперти столов все натюрморты морга под кафельным полом

Червонец дней: симптомы сна рукой черчу метлой скрижали времён  сметаю как сметану выметаю как сор из избы вечности


Алиса: тромбоны Армагеддона скрипят на зубах пережёвывая свой страх



Мадонна Литта: Любовь сдирает с меня кожу и наслаждается моим воплем молитвой трупа разновидностью траурного смеха


Пикассо: боги холстов мазки уши Ван Гога синдром отчаянного креола


Алиса: изумруды мрака истекают кровью в забинтованных ранах земли


Бармаглот: крылатые кошмары Колорадо превращают слова в занозы. чистота Эдема гипнотизирует психозы.


Червонец дней: я снова занавешиваю тело Вероники-нас поглощает Красное-Пурпур внутренностей вавилонской Блуднице-паштет из печени девственницы-лающие сновидения-моя кровь говорит со мной из зеркала-mirror blood-слёзы её волос как воск обжигали мои колени астральный психоз вывернутых конечностей последних поколений


Мадона Литта: астральные догмы омывают твоё тело благословляя задумчивость ты как азалия в свете заката

Синхронный идиот: Виню себя за то что есть я. когда не-Я  нет Я есть только Я. моего я нет и в помине. своё не-Я я нахожу в камине


Фламинго:мы делили Бога пока он делил нас


1-неизвестный: Вечность пылает в камине и фаллическая поверхность окна натянутая на лицо как венецианская маска

2-неизвестный:  Прислушайся к гибельному эху телесного холокоста.

Алиса: мы превращаем дни в недели качая бога на карусели могилы лиц колени птиц эрекция ветвей и кошмары палуб


Пикассо: Готов ли ты вызвать жизнь на дуэль? Поплатившись за это своим талантом?

Бармаглот: скелеты лиц как паутина рвутся как листы бумаги

 


Синхронный идиот: стигматы в трёхмерном пространстве холста положи навоз на свои гениталии полей молоком и брызни кровью прислушайся к гибельному телесному эху ловушке сверхъестественных сновидений


Бармаглот: когда совы соблазна становятся зеркальными двойниками


Мадонна Литта: рельеф скатологических диалогов синтаксический пустоты под скальпелем вынесенного наружу откровений


Червонец дней: дар жертвы заново обретается через искупительные возможности речевых парадигм

1-неизвестный: трупная боль и швы на запястьях твоя эрекция опустошает мир и расшатывает его ветхий скелет

2-неизвестный: человек есть развоплощённая онтологическая единица охваченная пламенем автодеструкции


Синхронный идиот: стоны придорожного суда отель скатологии все стены кровоточат прахом маменькиных сынков продающих свои услуги за гроши уничтожая невидимых зрителей п

Мадонна Литта: твой дьявол олюциферивая кровь твою превращая пепел в лица раздавленные чужими небесами


Фламинго: нетрезвые ветра продувают эти коридоры заполненные только обожжёнными телами и чёрным светом распятия взрываются как мыльные пузыри

Пикассо: симптомы тянут к звёздам губы натянуты на табуретку сомнамбулическая печаль распятий водопады дрессированных сновидений славят Бога мрамора и девственного пепла

Бармаглот: Седой карлик немых Мерцаний повесился в беседке сияющей пустоты

Алиса: От всего отрекусь, кроме солнца. Розы милы мне садов Адониса, что расцветают с зарей и до заката умрут.

Мадонна Литта: Объектом любви и ненависти может оказаться лишь маска.

Пикассо:  Дайте мне пройти язычником путь мой, слушая звучанье свирелей заглущающих
суету молитв всё тщетно перед этими порывами ветра


Мадонна Литта: Приди ко мне, мой муравей,сожми в объятиях меня,будь нежен словно соловей экстравагантный вагант, гладиатор обескровленных башен, личный альбатрос Нерона,

Червонец дней: Продай мне, продай мне свой мозг, Герцогиня Колхиды!

Синхронный идиот: Крюкообразность — мой девиз


Бармаглот: Дыханье быка улетает не зря


1-Й неизвестный: Верлен остался ночевать с Гогеном  и буквы цвета лета выпавших глаз битых окон// эти комнаты на втором этаже обживают мальчики к которым ты направляешь своих клиентов// морщинистая рука с веером

2-Й неизвестный: С этого вечера осень разъедает мою кожу. Воспоминания испаряются через поры моей кожи вместе с кровью, и потом.


Бармаглот: за что мы должны любить эту дикую ночь? она швывряется в нас распятьями и камнями

Мадонна Литта: Цветок из могилы зовет меня в лес.


1-неизвестный: Мы не узнали себя в безмолвии, мы не узнали себя ни в криках, ни в наших пещерах, ни в жестах чужестранцев. Природа вокруг безучастна, и небо смотрит на нас отрешенно.

2-й неизвестный: Мы посмотрелись в зеркало смерти. Мы посмотрелись в зеркало обесчещенной клятвы, льющейся крови, обезглавленного порыва, в нечистое зеркало унижений.


Фламинго: этот усыпляющий экстаз невидимых потоков пламенных видений... я сгорал от любви и невыразимости того что переживание превалировало над созерцанием... техники молитвенных судорог и наши поцелуи  превращали в прах представления о будущем и воспоминания сыпались как песок сквозь пальцы нирванического откровения реальности вечное сияние настоящего...

Синхронный идиот: приставь дуло соблазна к сердцу поэта
 твоя задумчивость мой терновый венец


Пикассо: голова чёрного кастрата катится по лестницам борделя тряпичные куклы их лунными всхлипами  пронизан зимний туман и стёкла бьются в экстазе солдаты топчут пулемёты нагота Арто прикрыта маниакальной девственностью Джоконды

Фламинго: целуй хлыст Христа и бремя распятий спадёт с твоего искажённого мукой лица только Ад прощает Быть свиньёй или стать богом купаться в дерьме или милосердии Какая разница для умерших в руинах распятий чёрного смеха из пепла евангельского восстанет Синагога Сатаны и пламя пирамидального холокост сотрёт гримасу вселенского счастья с этой умирающий вселенной

Синхронный идиот: смерть как навязчивая шлюха повсюду за тобой таскается. её ничем не вспугнёшь.

Мадонна Литта: на окнах твоего черепа проступает Рембовидная туманность

Пикассо: Эрекция Джоконды побивает все рекорды мне пришлось это сделать снять скальп с её вагины чтобы войти в Эдем как Адам и Ева такими безумными андрогинами наши тела шуршат как прошлогодняя листва и шипы розы проступают сквозь плоть образую лунные иероглифы

1-Й неизвестный: Каждый ищет свой неизбежный конец и ставит себе мат. Эта шахматная партия уже кем-то проиграна без нашей помощи. Мы устали привыкать к невозможному. Пленники корысти и милосердия. Мы ревнуем к вседозволенности.


2-Й неизвестный: Любовники, наконец, выйдут из клеток, отозвавшись на прекрасную боль мучительных инъекций. Разве мы не свидетели потерянных ориентиров. Мы свиньи. Мы покусились на вдохновение, и стали причиной революции мясников. Фаллос хаоса, который выходит из тела мира, чтобы снова в него войти.

Бармаглот: Зеркала беременны фатальными образами опальных богинь, близоруких мальчиков-в-багряном, отчаянных содомитов и слепых рабов утешителей с острыми фаллическими видениями

Пикассо:  Внутренние ландшафты пустых коридоров, врачи, манекены в инвалидных колясках и одинокие фригидные женщины с ампутированными конечностями в белых платьях невест. Неужели ты уже в постели в своей одиночной камере любовных подаяний?

Синхронный идиот: Позабудь о зерне,
Как забыл о любви Чингисхана чиновник.


Алиса: Мы тратим своё одиночество так же безрассудно, как и время, которое оскверняет нас. скромная химера любви выставлена на продажу

Фламинго: Дерьмо дьявольских психозов в камерах где догнивают в гипнотических сновидениях стигматы детских криков скелеты ветхих ладоней отражают рельефы трёхмерных шрамов в экзальтированных гримасах распятий отражаются реликвии проклятий и пронзительный синтаксис суицида желание собственной смерти не испепелит красоту ада, не переживёт жестокость объятий кровожадных зеркал.

Пикассо: хочу чтобы ваши лица превратились в распятия тогда я надену каблуки и буду топтать их до полнолуния до бури равноденствия ибо Любовь есть закон, Любовь в соответствии с Волей.


Мадонна Литта: Идея универсального счастья несоизмерима с вибрациями изнасилованного сознания ускользающие отблески потребностей, целиком ограниченных жалкой человеческой природой.


Червонец дней: мне сказали что вы меня звали

Бармаглот: как вы могли об этом узнать если я вас не звал

Червонец дней: как это?


Бармаглот: я не мог вас позвать и вы ничего не могли об этом узнать если я вас не звал и никто не звал меня зачем вы же пришли?

Червонец дней: мне сказали что вы меня звали

Бармаглот: никто не мог меня звать и вам сказать потому что если бы я вас звал то не мог бы так долго вас здесь ждать если бы меня здесь не было тогда другое дело кто же вас сюда пригласил?


Фламинго: надеюсь что мой вечерний макияж поразит и удовлетворит вас он называется католики-стриптизёры!


Бармаглот: я то же готов но в следующем акте, я должен пересмотреть сои эстетические убеждения


Первая девочка: Смерть так ласкова ко мне не вспугните её она уже свила во мне гнездо

Вторая девочка: Мои куклы превратились в насильников и грабителей они хотят похитить моё лицо

третья девочка: танцы пьяных арлекинов вокруг виселиц


Алиса:
Вкусные ложки завтракают с утра

Огурцовое пространство
Огурцы рожают ластики
РОЖАЮТ ЛАСТИКИ!
Фиолетовые пятна
Я откормил мозг. теперь он на мозгобойне.
Зарываюсь в песочек и машу оттуда стерео-ножкой
Только не лежать
Не ложиться не моей
рукой твою ж мать
разум не хочет нет хочет
если кружка гусь крыла
то город у него вместо вшей или плечей нв волосах седых
осознавать, что люди там
в горящих гондолах
аптекари не кстати
Пианино, клавиши по всей 
комнате звенят, я играю как
Пмпарампампам
Пампарампампамыч
Я понимаю, что можно устраивать выходные.
Ползущий в руки и отравленый
в доске клещ имеет злобное
выражение лица

Пикассо: я уже готов затопить склеп Джоконды семенем эротической нищеты.


Бармаглот: учитывая вашу эрудицию господ скажу просто: и проститутки отворяют свои тела как двери кабаков корабль-призрак и татуированные самоубийцы одноногие шарманщики тонут под скрип трамваев рассеется под вечер ад глухонемые ароматы слова шинкуют нас как листопад и нет конца прибою величья требует поэт хоть нем он и неволен под суд отдать его хотел безмолвный хор уродов И звезды небесные пали на землю как глухие карлицы
Траурные марши для похорон великого глухого эти долгожданные минуты тишины или Первое причастие бесчувственных девушек в снегу или это больше похоже на Уборку урожая помидоров на берегу Красного моря апоплексическими кардиналам
избалованный рот всхлипывал вместе с зарёй смеялись распятия увитые плющём и хмелем
мечутся духи медленно тянутся к чёрным кружевам руки си минор утешение обратной стороной искушения


1-неизвестный с лицом девственницы: а яяяяя ****ь я снова заикаюсь твой член и этот рояль мои губы и смычок виолончель ты один будешь здесь моим раздевайся разве ты не любишь моллюсков осень а Мону Лизу любишь как думаешь ты бы стал ею в след жизни я а яяяя бббб***** опять здесь заикаюсь осьминоги между ног моллюски литература чтоли всю сперму высосал о Чарли инфицированного негритоса ты хотел этого пожара в груди я а яяяя вввввальс шопена играл **** я Вашего шуберта яяяя люблю шопена и сдохну или кончу вот клавиши чёрные и между ними гвозди Алиса приди Алиса возьми меня в свой склеп

2-й неизвестный: сожри меня Алиса яяяя так устал заикаться и играть этот вальс Шопена


Пикассо: и эхо поцелуев как тень гоняется за нами стремится нас поймать ухватить за хвост ума за протезы ног но мы уходим в голубые дали наречий и знаков препинаний а кто-то ставит на наших могилах свечи и кто этот кто-то мы не узнаем

Алиса: мужчины ужинают летом а женщины обычно зимой и так до самого рассвета
с ведрами алыми утренних песнопений


Бармаглот: ноги бегут за протезами губ
скрылась луна и пропел повешенный петух эти арии для нагих сердец слышат только тротуары но если бы ты успела наконец и нашла новые протезы в своём будуаре


Фламинго: фаллосы, как вулканы извергающие потомственное семя призрачных убийц, землетрясения, вызванные героиновыми лихорадками, преступлениями, выставленными напоказ и венерическими болезнями всех общественных связей…преступная халатность маленького человека виновна в истеричной привязанности к иллюзиям…обнажённое тело жертвы – симулякр…указывающий на местонахождение коленопреклонённого убийцы…


Пикассо: а листопад распятьев за окном мы дышим сквозь порезы протезов и бритвы для глаз ты называешь её игрушкой но обернувшись через час слепой потаскушкой ты вверяешь меня себе
нас обуглит ночь и даже арлекины не смогут нам помочь и карлицы невинны они пожимают своими плечами протезы торчат из мозгов мы снова засели в овраге печали и ждём появленья врагов


Алиса: одноногие карабинеры едят карабины шлюхи хлопают в ладоши когда мимо провозят катафалк с св. Себастьяном

Бармаглот: наступило дадаистское время когда Ромео посылает Джульетте своё ухо в конверте на завтрак и палец на ужин


Червонец дней: мужчина похожий на Аллена Гинзберга был похож на Уильяма Берроуза но не был похож на Керуака его трёхголовая тень встала на моём пути и говорила тремя голосами на трёх языках человек похожий на Уильяма Берроуза не был Керуаком если бы не был похож на Аллена Гинзберга не стал бы трёхголовой тенью Керуака если бы не был в достаточной степени похож на Уильяма Берроуза не был Керуаком если бы не был похож на Аллена Гинзберга не стал бы трёхголовой тенью Керуака если бы не был в достаточной степени похож на Уильяма Берроуза мужчина похожий на Аллена Гинзберга был похожа на Уильяма Берроуза но не был похож на Керуака похожий на Уильяма Берроуза не был Керуаком если бы не был похож на Аллена Гинзберга не стал бы трёхголовой тенью Керуака если бы не был в достаточной степени похож на Уильяма Берроуза похожий на Аллена Гинзберга был похож на Уильяма Берроуза но не был похож на Керуака если бы не был в достаточной стпени похож на Уильяма Берроуза


Синхронный идиот: у меня вместо головы скворечник вместо гениталий гиацинты


Мадонна Литта: Абсолютно красное проступает сквозь холсты. Краснее всякой возможной красноты. реванш Бога Красного. Бога тональных мерцаний


Бармаглот: табу олюциферят нас и нашу кровь которую по каплям выдавит весна



1-й неизвестный: из затылков торчат распятия

коровьи внутренности висят на ветвях

идиоты и герои умирают в один день в перестрелке

спящий дадаист проснулся съел правый глаз улыбнулся и помолился

облейте серной кислотой Ваших Божеств которые больше Вам не подчиняются!


2-й неизвестный: он отдал Господу свой глаз в надежде попасть в рай для умалишённых


Бармаглот: когда дадаист Пабло ослеп он не стал есть свои глаза а подарил их своей дочке Вильгельмине которая превратила их усадьбу в бордель став пророчицей когда она состарилась и умерла то перевоплотилась в птицу которая кричала Тру-ля-ля и выклёвывала глаза детям и шлюхам

Алиса: Начинает пропадать вес по
мере поступления на прилавки
завхоза который пьёт чай
с кружкой в цветочек, сидит
на дне кофе и пьёт
цветы из чая.
Идите ж, розовые хвосты, танцуйте
Виииииииииигоду свою
В криналине голубом!
Вес уходит в Руссо по
мере определения - постовления
Противодавления?
УМГН УМГН
Закрываю глаза, а там Нептун


Бармаглот: УМГН  УМГН   УМГН   УМГН  УМГН   УМГН УМГН  УМГН   УМГН УМГН  УМГН   УМГН

Пикассо: переведите стрелки его разума обратно что он здесь мычит


Алиса: я вижу свой мозг он как краб сползает по стене в мой супрематический гробик как здорово инъекция сопереживания оральный холокост безоблачное небо я стану воплем арлекина после того как выпотрошу и сожру его сердце я стану нагой карлицей суицида добравшись до аллеи где статуи проституток тянут ко мне ветви рук








Акт второй




два новых персонажа:
Сын номер один и женщина которая называет себя его матерью:

Сын № 1: Так как ****а мне с тобой обращаться?
Женщина, которая позже будет называть себя Мэгги: Делай со мной, всё, что хочешь, но подумай о моих детях!
Сын № 1: Как ****а мне с тобой обращаться?
Мэгги: Для начала свяжи меня! Представь, что тебе хочется причинить мне боль и тем самым доставить себе удовольствие!
Сын № 1: Мне трудно изображать из себя насильника
Мэгги: Попробуй! Ты же талантливый актёр.
Вы так считаете?
В противном случае я бы не стала приглашать вас сюда.
Где твой сын?
Его убил сутенёр. Он был милым мальчиком. Он так и не познал женщин.
Перейдём к делу! Ты должен изнасиловать меня и потом сымитировать удушение.
Задушить Вас?


Бармаглот: белизна костей девственниц которые просыпаются от боли в паху и гонореи и резь в глазах и одышка педофилов-патриотов и снова обстрел с моря отданы новые приказы и труп кока пожирают голодные акулы пока юнгу распинают на мачте пьяные матросы бриджитт ростом чуть больше метра и её татуировки и глаза цвета безумия менструальная кровь с запахом дорогого парфюма токийские сумерки недопитые стаканы с абсентом эликсир молодости


Пикассо:
Да и мастурбировать при этом. Да, именно. Ты ведь играешь роль психопата, который кончает только в случае фатального исхода.

Фламинго: Желания полностью меняют нас, а сексуальность делает неуловимыми.

Бармаглот: звуки медных труб и поцелуи суккуба во сне разве не достаточно чтобы пробудиться?

Сын № 1: Смерть осеняет вылетая из тела как дрожащий язык на теле невесты губы сержанта кусают соски оно овладевает кричащей девушкой подминает её по себя Почему нам так нравиться жить причиняя, друг другу боль? - когда нагота  стирает саму себя поцелуями?
мы делаем паузы мы режем вены, почему мы регулярно должны пробовать на вкус собственное
отчаяние?


Алиса: И жизнь становится шокирующим наваждением, спектаклем беспредметности. Именно сейчас мы убиваем себя как никогда.


Бармаглот: Главное, не оставаться на месте, когда на глазах выступают слёзы, а на руках набухают вены, по которым проходят острые лезвия и всё пространство напоминает вывернутую наизнанку свиную тушу, задача человека – идти в ногу со смертью



Пикассо: Зачумленные вздохи милосердия засохшая кровь на терновых венцах недоразвитых душ подлинное удовольствие доступно одному богу


Алиса: нищета осени распростёртая в водовороте умирающих времён


Бармаглот: и сын человеческий проникает во сны мёртвых тела


Пикассо: под водой появляется собор апокалиптической наготы
я рисую аквариум с кентаврами но они бросаются на меня прямо с холста
помогите мне укротить их!



1-Девочка: Какие сны теперь тебе снятся, всё та же чёрная пантера бросается тебе на лицо, и ты долго после этого палишь в пустоту ночи?

Решил ли ты свои новые экзотические проблемы?

Ты по-прежнему дрожишь при звуках японских колокольчиков?


Фламинго: в ожидании трубного гласа ты пишешь молитвы бритвой на телах проституток и механические птицы оживают обнажённые дети не пускают твою любовь на порог своего дома милосердие неслыханная роскошь



Алиса:  Болтаем ни о чем. Часы стучат в виски и пули тлеют на ветру                     
                     Все громче тиканье. И все молчат.



Бармаглот: седое дыхание улиц - Здесь продают черепа Арлекинов и девственниц все на распродажу!


Алиса: На картине - Каин прочь, убегает  Авель убитый; камень превращённый ветром осени в распятие стал гиацинтом потом розовым фламинго в кровавой, карманной луже.


1-Девочка:  Вечер. На балконах дотлевает пламя гаснущего солнца, испитого домами.

2-Девочка: все туманней блики, все чернее тени.


3-Девочка:  Ты все еще будешь спать на своем берегу хрустальном,
                     а проснешься - увидишь: к новому берегу
                     херувимы твои причалили


Алиса: Бывают укромные прибежища воспоминаний, где зелень, одиночество и грёзы,         обрывки слов, навеянных кошмарами сов после свиданий придорожных цветов


Пикассо: Оплодотворение закончится…снами разума который рождает кастратов Гойии, мир, отравленный беззаконием Кроулианства , это всё, что осталось от наших снов, грусть дремлющих стражей Плача отделяется от своих насущных ран, всё растворяется в незыблемости разбитых сердец и распятий. Бесконечная грусть и безумие всё сосчитано и проплачено.


Алиса: Вот наконец мои ладони запели как мелодия флейты в пасти ночи моя соната как смех тёмных комнат где в зеркалах иногда проявляются неподвижные лики богатой настенной проказы мертвый солдат и бледный ангел молятся безмолвию зимы возмездию земли искренности змеи




Бармаглот: смерть как навязчивая шлюха повсюду за тобой таскается. её ничем не вспугнёшь.


Сын № 1
Я не тоскую по родине  - грусти всего того болезненного пейзажа жизни, некогда бьющей ключом. Я считаю, что всё происходящее настолько мимолётно, что никогда не закончится. Кругом ничего кроме грусти надежды и страха, безумный мир умирает, в глазах Босха, в улыбке Христа; сама идея бога, это изваянный из раскатов грусти образ, в мутирующих отражениях дионисийских зеркал, вышедший из употребления вирус, который способен создать лучшую версию откровения  в самом центре мироздания.


Алиса: только я это вижу что моря бездонней и кровожадней пока не искоренена душа девятого вала чьё лицо призовёт смерть на свой ужин? очередная игра в шахматы с курносым сыном Разума кувшин иллюзий на утренне росе даже среди мрака я заплетаю смерь в косы девственниц


Пикассо: Всё в мире противоестестственно так же как и у человека: мысли паха срастутся с мхом мозга подмышки разума сплетутся с локтями Эго пальцы сна замкнут эту петлю вседозволенности на шее


Бармаглот: птица Бармаду склевала мою печень и разум а животным свойственно поедать человечество кусками у них нет ножей и вилок они пользуются когтями и острыми зубами
УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН УМГН


Алиса: 1+2 сколько это?

Пикасо: меньше чем ноль но больше ста

Бармаглот: больше ноля но меньше единицы


Сын № 1: почти как четыре минус один плюс два минус три плюс ноль минус двадцать плюс двенадцать минус тринадцать примерно так

Алиса: В багряном шёлковом рванье, как в нирване стою, израненная любовью, держу над чашей с розовою кровью свою судьбу, и только об одном молю, чтоб помогло исчадия из самого дна - отпустите!!!!!


Пикассо: я хочу верить только зверям и звёздам пусть материнский плач обернётся ранами сына разорванные уста умирающих воинов фонтаны полные кровью лебедей дикие вопли ломаются юноши как ветви осенних лесов монахини тонут в водопадах и всем управляет тихий межзвёздный инцест когда я падаю на колени  с вершины преступления чтобы обернувшись блудницей сойти по ступеням во мрак гиацинтовых гильотин и мальчик с хрустальной улыбкой затянет костлявыми руками петлю. и разбитое зеркало навсегда поглотит нас в своём алькове сладостных мучений. наши лица будут висеть на сценах чтобы созерцать гнев божий во всем его мятущемся помрачении.


Сын № 1: наши молитвы не отбрасывают тени во сне моё тело пятилось вслед за солнцем по Малхолланд драйв вслед за шлюхами в придорожных кафе Прошлой ночью мне снился Аллен Гинзберг я сидел на его члене целовал в ухо и лизал бороду и я понял Эрекция в Нью-Йорке,
стоит квартала мальчиков в Сан-Франциско.


Бармаглот: Я астральный кошмар испитый с самого острия милосердия так выглядит нежность со стороны все оттенки рабства и содомии на белоснежных холстах американской мечты распятой как чаша инфернального изобилия



1-Й неизвестный: сиамские близнецы танцуют танго под дырявым зонтом нам всем дали ключ к одной и той же двери но ад уже переполнен а эта античная комната слишком тесна отторгая инфицированные видения всех живущих


2-Й неизвестный:  симультанность агрессивного экспрессионизма странствия мясных туш стриптиз на скотобойне является не более чем стратегией соединения с духовным телом рассвета Супрематические скандалы красота разломов и птичьи головы а потом я захотел высечь того матросика на пристани дождливым апрельским днём. зловещий туман рассекает горизонт и маленький свинопас оборачиватся Христом.


Пикассо: я заминировал Истину мир в тишине, в приёмной врача, я храню зародыш разума на своей ладони - это так же легко как поцеловать собственный горб проткнуть вилкой свою тень играть в прятки с осенью и бежать от листвы против ветра азбука впечатлений; ангелы больше не вспахивают небеса храмы пустуют статуи падают в бездны, небесные бритвы исполосовали воздух, а солнечные распятия сожгли его дотла


Алиса: Пока катафалки сновидений переполнены кошмарами, а мозги новыми сакральными видениями надо бы пристальнее вглядеться в костлявое лицо неулыбчивого Демиурга - навестить бога в небесном склепе - алькове содома, где херувимы ублажают страждущих, смертных и всех кто покушается на вызовы Нездешнего Света.


Бармаглот: что ты прячешь в своей норе детка?

Алиса: свою усталость и Это что-то вроде креста или фаллоса: Продолговатый предмет, размером со столовый нож, но шире его, заостренный с одного конца и слегка утолщенный с другого, перерезанный много более короткой поперечиной;
поперечина эта состоит из двух придатков, похожих на языки пламени и
расположенных симметрично по одну и другую сторону основной оси, как раз
там, где начинается утолщение, - иначе говоря, на расстоянии, равном
примерно одной трети общей длины предмета. Предмет этот напоминает цветущий фаллос
я вижу всюду юные члены в зеркалах витринах в распахнутых окнах даже в камине останки крайней плоти и густых лобковых волос простуженные отмороженные призрачные и неприметные фаллосы вызывающие бурю там у надгробия твоей постели витают ангелы с надменными лицами


Пикассо: Друзья! Нам нельзя возвращаться туда где тебя трахал отец по горло закапывая в снег свю дочь  обнажённой Который резал её вдоль и поперёк называя это генитальными инсталляциями или вагинальными nightmiracles чудо-кошмарами


Бармаглот: зеркала детоубийц заливающие души праведников снегом апокалипсиса
и ветер роется в венах ты блюёшь на заказ
оргазм бога на глазах праведников полнолуние

На сцену выходят два карлика в мясницких фартуках, они по очереди трахают друг друга и скрываются за окровавленными кулисами.
-Зачем Вы пришли?
Вы же сами нас пригласили!
Я приглашала вас?
Да.


Алиса: Карабинеры под потолком слепые иконы под потолком а Шалтай-Болтай всё носится с пустым ведром в поисках милосердия он всё ещё верит в людей и надеется как Диоген


Пикассо: в глазах моих-толпы обнажённых зеркал я накину на них своё пальто


Бармаглот: я прочитаю последние новости: невидимые коты поедают мёртвых лягушек Дон Кихот повесился и плачет Дульсинея у его могилы по-крайней мере так пишут газеты а там где жужжит молчанье и сходится сон с явью никому не уснуть. да и некому


1-Й неизвестный: я придавлен небесами ветер дует и водоросли застревают в моих рёбрах я больше не слышу солнца я вижу тени обручённые с радугами


2-Й неизвестный: Вечность смердит выхлопные газы дешёвые автомобили мотели и гостиницы халаты ночные горшки пижамы пустые мешки и милые дамы пятятся задами уходят в море травадышашие и умирают в океане колье из спрутов акула счастья слон под столом укрылся от ненастья


Рецензии