Корабль и капитан

Вы спросите меня, странника, видал ли я капитанов в бесчисленных портах, что встречались на моем пути. Вы спросите о их кораблях, о их командах… Что же, я отвечу вам.

Однажды я видел настоящего капитана на прекрасном корабле с верной командой, но было это отнюдь не в большом суетном порту и не в открытом море, а в маленькой забытой богом деревушке.

Как-то раз мой путь привел меня в южные края. Я сбился с дороги и заплутал   и в какой-то момент, выйдя к морю, решил идти дальше, придерживаясь берега, в надежде встретить человеческое жилье. Долго брел я по этому пустынному берегу, и уже далеко за полночь, в лунном свете предо мной возник остов корабля, выброшенного на берег. Блики лунного света играли на его шпангоуте, что проступал из-под содранной скалами обшивки, словно на ребрах мертвого кита. А свист ветра в дырявых трюмах, и скрип обломков мачт в рассохшихся пазах напоминал плачь дельфинов. Рядом стояла жалкая покосившаяся хибара из плавника, и жиденький дымок вился из её трубы, а звезды в черном безоблачном небе поливали все холодным серебром.
Я смотрел на эту необычную картину, не в силах сделать и шага.

Донесенный порывом ветра лай собаки вырвал меня из оцепенения, навеянного этой необычной картиной. И я отправился искать деревню, которая, видимо, была неподалеку. А найдя, наконец, пищу и кров в этой бедной деревушке, у меня все никак не шел из мыслей тот остов корабля и хижина возле него. И к вечеру следующего дня я решил снова посетить это место.

В свете закатного солнца два древних старика стояли перед хижиной и смотрели на корабль и на спокойное бескрайнее море. Один из них был высокий, с прямой осанкой и ясным взглядом. Закат окрасил его белоснежные длинные волосы, усы и бороду в нежно-розовый цвет. Он был так слаб, что ему было сложно стоять. Поэтому, обняв за плечи, его поддерживал другой старик. Этот был чуть пониже ростом, с совершенно облысевшей от старости головой, а лицо его было сплошь изрезанно глубокими морщинами. Широкие плечи и коренастое телосложение свидетельствовали о его былой силе, ровно как прямая осанка и ясный взгляд первого были признаками глубокого ума.
Капитан и его верный боцман.

Как они оказались здесь?
Быть может, в страшной катастрофе капитан не покинул свой корабль, успевший за полвека стать его домом, и решил отправиться на дно вместе с ним, а боцман поддержал его в трудную минуту также, как поддерживает его и сейчас. И по воле рока изменчивый океан в награду за верность сохранил им жизнь и выбросил на этот чужой берег, ставший их последним домом. А может, все было совсем по-другому, кто знает...
Только небольшая лодченка, перевернутая дном кверху, и развешенная на стойках рыболовецкая сеть говорили о том, что старики так и не согласились принять образ жизни местных земледельцев. И еще более того говорила их покосившаяся хибара из сучковатого полуистлевшего плавника и нетронутый корпус корабля возле нее.
Но старики выглядели очень немощными, лодка в этом году не конопатилась, сеть не чинилась. Видимо, они больше не могли добывать себе пищу...
Забыли ли о них люди? Голодают ли они? Проклинают ли они бросившую их команду или судьбу, забросившую их сюда? Или они просто в унынии доживают оставшиеся им дни?

И я заглянул в их глаза. Это были светлые глаза детей, в которых жизнь переплелась со смертью. Безбрежный океан я в них увидел.
В глазах капитана отражался этот корабль. Его корабль, с раздутыми парусами в открытом море в лучах закатного солнца несущийся за горизонт. И трюмы, набитые пряностями и чаем. И бравая команда на палубе во главе с боцманом, который всегда поддержит в трудную минуту.
А в глазах боцмана я видел холодный северный ветер и теплые женские руки, портовые города и шумные кабаки. А еще капитана, мудрого капитана, который найдет путь к любым берегам, сумеет победить любую бурю и никогда не бросит свою команду, последним уходя с тонущего корабля.

Теперь предо мною стояли вовсе не два немощных старика подле разбитого корабля, а капитан с верной командой на быстроходном бриге с красивыми обводами, что в свете закатного солнца уходит за горизонт.

Я ничего им не сказал, и у меня не было ничего, что я мог бы им дать, ведь я и сам тогда перебивался с хлеба на воду. Да и что можно дать счастливым людям, которых не сломила судьба? Людям, до конца преданным своему делу!

И я пошел дальше своей дорогой. Но два древних старика с блуждающими улыбками на лицах, поддерживающие друг друга перед ветхой хибарой возле остова корабля и смотрящие на горизонт, навсегда останутся в моем сердце.

Теперь я точно знаю, как выглядит капитан, его корабль и его верная команда.


Рецензии