Сказка о маленьком человечке

СКАЗКА О МАЛЕНЬКОМ ЧЕЛОВЕЧКЕ ДЖУДИО ЭРРАНТЕ, О СТРАХЕ, ХРАБРОСТИ, ЛЮБВИ, И О ТОМ, ОТКУДА ВСТАЕТ КРАСНОЕ СОЛНЦЕ.

Жил да был маленький человечек. И звали его Джудио Эрранте. Вернее сказать, таким было его имя, так как по имени его никто не звал, потому что рядом не было никого, кроме насекомых, ящериц, лягушек и мышей.
Джудио Эрранте и не знал, что в мире есть еще существа вроде него. Да и вообще он знал очень мало. Он знал, что ночевать нужно в маленькой пещере среди каменной россыпи, потому что там теплее, нет ветра, и еще в нее не заметает снега, когда наступают холода. Он знал, с каких цветов нектар вкуснее и где найти зерна и орехи, чтобы было, что есть, когда наступят холода и цветов не станет. Он знал, что нужно опасаться зеленых ящериц. Они питались муравьями и другими букашками, что жили в камнях возле его пещеры. А однажды он увидел, как такая ящерица поймала и съела большого кузнечика, почти с него ростом. Поэтому он нашел длинный шип акации, и старался брать его всегда с собой, когда выходил из пещеры. Также стоило опасаться лягушек, что жили в маленьком пруду, куда он ходил за водой. А еще были серые мыши, которые могли стащить его запасы зерен и орехов…
Мир для него ограничивался небольшими скалами за его пещерой с одной стороны и тремя деревьями на холмике за прудом с другой стороны. А больше он не знал ничего. Страх неизвестного не давал ему покинуть эти пределы. Вот так он и жил.
Иногда его посещали мысли, но так как он не умел говорить, они больше напоминали какие-то смутные образы. Они манили его, звали покинуть привычное и отправиться дальше, но страх потерять этот маленький мир крепко держал его. И он продолжал жить в относительном комфорте, подстраиваясь и соответствуя тому, что его окружает.
Джудио Эрранте не знал, откуда появился и сколько времени живет здесь. На смену теплу всегда приходил холод и наоборот. Когда было тепло, луг перед его пещерой покрывался травами и цветами, а когда было холодно прудик перед тремя большими деревьями покрывался льдом. И всегда были маленькие зеленые ящерицы, лягушки, муравьи, бабочки, мыши, крохотные розовые стрекозы и он…
Наверное, само время утратило для него смысл, превратилось в вечность или один миг настоящего.
Так было до тех пор, пока не пришла беда. Она явилась в его долину в виде большой кровожадной коричневой ящерицы. Она была втрое больше зеленых ящериц, к которым привык Джудио Эрранте. Когда он впервые увидел ее с верхушки большого цветка, ужас объял его сердце, и он стремглав бросился к своей пещере. Ящерица припустила за ним. Он едва-едва успел юркнуть в свою пещеру и сразу же забился в трещину в дальнем углу. Ящерица ткнулась несколько раз в камень своей широкой головой, но, так и не сумев достать Джудио Эрранте, отправилась восвояси. А бедный маленький человечек был полумертв от страха и еще двое суток после этого не решался выходить из своей пещеры.
После того, как ужасная коричневая ящерица ушла из его долины, съев по пути нескольких своих зеленых собратьев, постепенно жизнь Джудио Эрранте вошла в прежнее русло. Потрясения забылись, а страхи развеялись.
Но через некоторое время в жизни маленького человечка произошло еще одно событие, глубоко потрясшее его существо и разрушившее прежнюю картину мира.
Как-то раз, гуляя по своему цветочному лужку, он встретил ее. Она прилетела на большой стрекозе бронзового цвета, а теперь сидела под желтым цветком и пела. Что это была за песня! Никогда прежде Джудио Эрранте не слышал ничего, даже отдаленно напоминавшего эту песню. Эти звуки вдыхали образы в молодое сознание маленького человечка, наполняли этот образный мир красками и оживляли чувствами. Скоро Джудио Эрранте был полностью погружен в этот мир, и его душа двигалась и вибрировала синхронно этой прекрасной песне.
И он запел тоже…
Конечно, его песня мало чем походила на ее прекрасную мелодию, ведь он не знал слов и не понимал, о чем она пела. Она скорее была похожа на звериный рев, но девушка как могла тоже подхватила его напев, хотя было видно, что дается это ей с немалым трудом. Услышав свою отнюдь не мелодичную песню и искренние попытки прекрасной девушки вторить ей, смущенный человечек тут же смолк, осознав всю тщетность подражания тем прекрасным звукам.
К его удивлению и радости девушка с серебряными волосами не унеслась прочь на своей бронзовой стрекозе, а пошла за ним.
Он показал ей цветочный лужок, прудик, лягушек, ящериц, муравейник в камнях, свою пещеру, запас зерен и орехов и острый шип акации. За полдня Джудио Эрранте показал ей все, что знал сам.
Она пыталась говорить с ним, он слушал, но не понимал ее, ведь он даже не знал слов. Прекрасная сребровласая незнакомка тоже это видела, но, печально улыбаясь, продолжала с ним говорить, и Джудио Эрранте было это приятно, хотя к концу дня он понял, какая громадная пропасть их разделяет.
Она не ушла и на следующий день.
Утром третьего дня Джудио Эрранте проснулся раньше обычного и тихонько вышел из пещеры, стараясь не разбудить Сребровласую. Солнце заливало его лужок, но на камнях почему-то не было греющихся обычно на рассвете зеленых ящериц. И тут он увидел, как к его пещере взбирается ужасная коричневая ящерица. Внутри у него все похолодело, и взгляд метнулся к спасительной трещине в глубине пещеры, но по пути остановился на прекрасных серебряных волосах и лице той, что безмятежно спала внутри.
В нем не прибавилось храбрости, но страх отступил, не ушел совсем, а остался позади, в пещере рядом с ней, а ему уже не мешал. Теперь, как и тогда раньше, выход для него тоже был один, но теперь он был другой, так что Джудио Эрранте крепче сжал в руках свой шип и двинулся навстречу неизбежности. Теперь для него не важен был исход, только необходимость и искренняя попытка здесь и сейчас, в которую он вложил все, что имел, все, что было дорого!
События развернулись молниеносно, и шип сломался пополам, пронзив горло ящерицы.
Теперь Джудио Эрранте не испытывал ликования, которое испытал бы раньше. Просто усталость, покой и ощущение того, что ему удалось  сделать то, что был должен. Он отволок мертвую кровожадную ящерицу подальше от входа к муравейнику, чтобы она не испугала Сребровласую. Маленькие скучные муравьи скоро оставят от несбывшейся коричневой смерти только кости…
Весь оставшийся день маленький человечек провел сидя возле пруда, наблюдая за бронзовой стрекозой, что охотилась на мух. Как бы он хотел быть другим, чтобы соответствовать ей, чтобы уметь складывать слова в песни, чтобы мочь рассказать ей что-то. Но он не мог ни того, ни другого, и что делать, не знал…
Вечером, когда Джудио Эрранте вернулся в пещеру, к его великому удивлению Сребровласая надела ему на шею ожерелье из зубов убитой им ящерицы, посмотрела на небо и снова запела песню. Теперь ее песня наполняла печалью его сердце. Она была еще прекраснее, но как же больно было слышать ее, понимая и чувствуя то, что чувствовал он сейчас! Джудио Эрранте ушел в дальний конец своей пещеры и сжался там в углу. Но от песни не скрыться, как от ящерицы…
На следующее утро Сребровласой не оказалось в пещере, а большая бронзовая стрекоза больше не кружила над озером. А вместе с ними из Джудио Эрранте ушел покой и радость жизни. Теперь он по-новому смотрел на свою долину, все прежнее потеряло значимость, измельчало, стало блеклым и унылым. Здесь больше не было для него дома, ведь его сердце отправилось вслед за Сребровласой, а куда направилась она, Джудио Эрранте не знал.
В какой-то из дней маленький человечек собрался с духом, отбросил свои страхи и оставил позади свой маленький мирок. Его шип акации сломался, а никаких других вещей у него не было, так что собирать в дорогу ему было нечего. На рассвете он просто вышел из своей привычной пещеры, обогнул прудик и впервые взобрался на холм с тремя деревьями.
Джудио Эрранте и до этого представлял, что мир больше его долинки, но увиденное на холме превзошло все его ожидания. Мир простирался так далеко, насколько хватало взгляда! Человечек был подавлен его безграничностью и громадной свободой. Здесь, на вершине холма, на границе своей прежней жизни он столкнулся с неизвестностью. Неизвестно было, что делать и где искать Сребровласую.
И Джудио Эрранте запел.
Песня вырвалась из него сама. Громче и громче разносился крик из его души, изливая безграничную печаль и безысходность! И вот, когда простой крик больше не мог вместить в себя его душу, он начал складываться в слова. Джудио Эрранте постиг мудрость слов.
Теперь многое стало ему понятно, границы мира отдернулись, открывая новые горизонты и указывая путь, продиктованный его сердцем.
– Там, где восходит красное солнце, найдешь меня, мой глупый рыцарь, - пела ему Сребровласая перед тем, как покинуть.
Теперь он понимал ее слова и, исполненный решимости, отправился на восток.

– Вы не встречали девушку с серебряными волосами, верхом на большой бронзовой стрекозе? – спрашивал Джудио Эрранте у людей, что встречал на своем пути.
– Нет, не встречали, – отвечали те. – И разве можно приучить такую большую стрекозу?
Но Джудио Эрранте шел дальше, упорный и непреклонный в своих поисках. А ожерелье из зубов ящерицы, сделанное руками Сребровласой, придавало сил и возвращало веру в трудные минуты. И край, откуда встает красное солнце, приближался с каждым его крохотным шагом.
Однажды Джудио Эрранте встретил на своем пути старого человека, которого сопровождал большой серый жук.
– Это истинный друг, который найдет тебя в самую трудную минуту, если и тогда ты не сойдешь со своего истинного пути, и останется с тобой навсегда, – сказал старый человек про своего жука. – Он нашел меня полумертвого в снегах после того, как горы спели мне свою песню. После этого я стал понимать языки всего сущего, и весь мир стал помогать мне в достижении цели. Только побывав на самом краю, ты сможешь увидеть и постичь целое.
Он направлялся на север, в страну смерти и вечных снегов.
– Я много прошел, – сказал старый человек. – Мой путь подходит к концу, хочу закончить его там, где начал.
Он тоже не знал, где искать Сребровласую и ничего не слышал о бронзовых стрекозах.
Но, к сожалению, Джудио Эрранте нечасто встречал таких людей. Гораздо чаще ему встречались ограниченные люди, никогда не покидавшие своих долин.

Проходило время и расстояние, менялись времена года и ландшафты, а маленький человечек все шел и шел к своей мечте.

В какой-то момент пред ним простерлась необъятная пустыня. Много трудностей преодолел Джудио Эрранте, но пески оказались сильнее его. И у самого края жизни пустыня запела ему свою песню. Иссушенному и изможденному, лежащему под палящим солнцем, но не утратившему веры и решимости. Песню о жизни и смерти, о времени, и вечности, о звездах и камнях, вливая в его разум те знания, что бережно хранил мир, открывая всем, кто искренен в своих намерениях и помыслах.
А когда пустыня смолкла, гигантский черный скорпион выполз из-под песка, бережно поднял Джудио Эрранте и понес к сердцу пустыни.
Семь дней лежал человечек в защищенном от солнца гроте, отдыхал и пил воду, что медленно капала с потолка, а черный скорпион стоял на страже его отдыха. Многое открыла ему пустыня: ощущение времени и мудрости, умение понимать и видеть пути, но даже она не знала, где искать Сребровласую.
По истечении семи дней скорпион подставил ему свою спину и понес его дальше. Теперь Джудио Эрранте понимал все, что его окружало, и весь мир помогал и поддерживал его.

– Ну что же, – сказала эфа. – Садитесь, пока нам по пути.
Яд в ее зубах был не менее смертоносен, чем в жале черного скорпиона, и добрым нравом она не отличалась, но в пустыне ей было одиноко, и она не хотела упускать возможность общения.
– Я отнесу вас к пути миграции бизонов, – сказал большой степной волк. – Они доставят вас далеко на юго-восток, в страну солнца и высоких трав.
– Держитесь крепче, – сказал гриф. – Нам нужно подняться очень высоко, чтобы перелететь через горы.
– Я могу отнести вас на три тысячи миль на северо-восток, в край вечных льдов и полыхающих небес, – сказал северный олень.
– Садитесь, – сказала выдра. – Эта река мне нипочем!
– Я не могу покинуть своих владений, – сказала рысь. – Поэтому отнесу вас только к опушке леса.

В какой-то момент путь привел Джудио Эрранте к берегу бескрайней воды, а до сих пор он так ничего и не узнал о девушке с серебряными волосами и о большой бронзовой стрекозе.
– Там край земли, – сказали одни люди, живущие на берегу.
– Там страшное чудовище, что пожирает всех, кто отважится бросить вызов океану, – говорили другие.
– Там только вода, ветер и огонь, там нет жизни, – рассказывали третьи.
Тогда Джудио Эрранте пошел к самому мудрому человеку.
– Я не знаю, – сказал тот. – Тебе не сможет ответить никто, кто там не был. Попробуй найти и спросить того, кто там был…
– Нет, мы не отваживаемся летать так далеко, – сказала чайка. – Но я могу отнести вас на далекий остров, где гнездятся альбатросы. Если кто и может перелететь на ту сторону великого океана, то только они.
– Что же, я отнесу вас, – сказал старейший из альбатросов. – Когда-то в молодости я прилетел сюда с того берега, может, наконец-то, настало время вернуться домой…

И они полетели.
 
Океан чем-то похож на пустыню и таит в себе не меньше мудрости и опасностей. Трепал их ураганный ветер, иссушал зной, одолевал голод и жажда, но в один из дней они, наконец, достигли берега. Альбатрос ступил на землю, вдохнул полной грудью и со словами: «Наконец-то я достиг заветного дома» упал замертво.
– Конец твоего странствия близок, – сказал черный скорпион. – Близок, каким бы он ни был…
И они снова шли на восток.

А когда они истратили почти все свои силы, с вершины холма Джудио Эрранте увидел знакомую каменную россыпь, пруд и три дерева на холме.
Тут силы и вовсе покинули его.

Прохладным осенним утром красное солнце повисло в кронах трех деревьев. Джудио Эрранте опустил глаза и увидел большую бронзовую стрекозу, что над озером охотилась на мух. Тогда он с благодарностью глянул на своего верного скорпиона и направился вниз с холма к той, что все это время ждала его в пещере.

Теперь он понял, где находится край, о котором пела Сребровласая. Край, откуда встает красное солнце.


Рецензии