У лукоморья дуб зеленый. Введение в тайны Пушкина

                                     У лукоморья дуб зеленый. Введение в тайны Пушкина
                                                                            Вступление
              Находясь на различных литературных объединениях, я допустил значительный, с точки зрения опубликования своих исследовательских книг и статей, промах: не опубликовал стихотворное введение «У лукоморья дуб зелёный». Точнее, я его опубликовал, но не отдельно,  а в книге ПУШКИНСКИЕ ТАЙНОЗАПИСИ. А отдельно опубликовал - сказки поэта!  Это: «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Сказка о золотом петушке». Эффект оказался, - по настоящее время, замечу! – поразительным. «Неизвестные читатели», заходя на обозначенные сайты и литературные объединения, сразу же выделяют только что названные сказки Пушкина. А их, названных читателей, всегда много. И у меня даже создается, порой, впечатление я уже известен чуть ли не всей России.
              Безусловно, мне, как исследователю, такое внимание читателей оказалось - не приемлемым. Почему? Да потому, что СКАЗКА – частность! А «У лукоморья дуб зеленый» - это стихотворное ВВЕДЕНИЕ, Пушкина-историка, к его тайным произведениям, приуроченных поэтом, через «Тридцать витязей прекрасных», к 1830 году. И это, по своей красочности, самое читаемое, у поэта, стихотворное произведение!  Особенно многомиллионно его декламируют, в основном дети, в день рождения А.С. Пушкина. Вот главная суть только что указанного промаха.
              Остается только заметить, что не только пушкинисты прошлого, но и настоящего, времени, относят пушкинское «У лукоморья…» к ПРОЛОГУ поэмы «Руслан и Людмила», что не только не верно, но и – не объективно. А факты, тому, хотя бы такие: «В качестве такого непосредственного отражения этого экскурса в устное творчество можно назвать только „Пролог“ к „Руслану и Людмиле“, первый набросок которого относится еще к 1824 г». Смотрите, к примеру:  М. К. АЗАДОВСКИЙ. «ИСТОЧНИКИ СКАЗОК ПУШКИНА» Ссылка: http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/vr1/vr12134-.htm
              Вторит ему и неизвестный современный автор через следующие два абзаца его статьи: (Пролог У ЛУКОМОРЬЯ ДУБ ЗЕЛЁНЫЙ ссылка: http://detochki-doma.ru/u-lukomorya-dub-zelenyiy/)
              «Известный всем с детства текст «У лукоморья дуб зеленый» — это пролог к поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила».  Написаны они были, как и многое другое, благодаря няне поэта Арине Родионовне. В одной из сказок, которые она рассказывала Пушкину, есть такие слова: «У моря лукоморья стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет – песни поет». Из этих строчек Пушкин сначала написал эпиграф к тетради, в которой записывал сказки, а уже потом переделал их в пролог к поэме «Руслан и Людмила». Текст пролога про Лукоморье был впервые опубликован во втором издании поэмы в 1828 г.  А поэма стала как бы одной из сказок волшебного кота.
              И как это иногда бывает, текст пролога вдруг стал самостоятельным художественным произведением. Которое все мы с радостью и удовольствием учим в начальной школе и рассказываем своим детишкам, укладывая их спать. Ведь согласитесь, что нет для малыша более выразительного  сказочного представления, в котором каждая строчка является кусочком волшебной мозаики.  Ослепительно яркие кусочки которой, несмотря на малый размер, сами превращаются в маленькие сказки про русалку, бабу ягу, прекрасных витязей и многое-многое другое. И являются окошками в те большие сказки, из которых они пришли.  А все стихотворение «У Лукоморья дуб зеленый« указывает на некий волшебный, фантастический, чудесный сказочный мир, в котором немедленно хочется оказаться. Давайте и мы с вами вспомним прекрасный мир Лукоморья, описанный А.С. Пушкиным».
              ПРОДОЛЖЕНИЕ же стихотворного ВВЕДЕНИЯ в тайные произведения Пушкина историка, - приуроченные поэтом  уже к 1833 году! -  будет дано, как вы уже знаете по СКАЗКЕ О РЫБАКЕ И РЫБКЕ, по следующим ДВУМ высказываниям поэта. Первое высказывание:  «Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года». Второе высказывание поэта: <<Удивился старик, испугался: Он рыбачил тридцать лет и три года И не слыхивал, чтоб рыба говорила»>>.
              Здесь же специально отмечу следующее. Для Гения не пройдут бесследно, - если вспомнить о его КРИПТОГРАФИИ, данной вам в статье «Более подробный Путеводитель…»! - даже только что упомянутые ДВА высказывания его о «тридцать лет и три года! Он именно  в «СКАЗКЕ О ЦАРЕ САЛТАНЕ…» повторит рассказ о ТРИДЦАТЬ ТРЕХ БОГАТЫРЕЙ – семь раз! К чему это приведёт,  вы узнаете, надеюсь, в окончании мною анализа только что выделенной «СКАЗКИ» поэта.
                                   Краткая История создания моих исследовательских книг
              А она, кратко, такова. Она началась у меня сразу же после опубликования в 1996 году книги «САМОЖЕРЖЕЦ и ПОЭТЫ. Николай I – убийца Пушкина и Лермонтова» (Издательство «Терра». Москва). В 2005  году я решился и опубликовал в бумажном варианте, Самиздатом, несколько  книг. Первых, разумеется. В Интернет же они стали поступать в мае-июне 2009 года, то есть тогда, когда я вошёл в российский Литературный клуб. А теперь, кратко, о только что рассмотренном, выше, стихотворном введении. Дам вам его по нескольким пунктам, созданным мною, в мае 2009 года,  в книге ПУШКИНСКИЕ ТАЙНОЗАПИСИ. В названной книге они находятся во второй главе, втором её разделе в подразделе   «III. Пушкинские сказки».
                                                                       Общее пояснение.
              Предлагаемый ниже текст будет преобразован исходя из новых сведений, добытых мною при поиске.
                                                                III. Пушкинские сказки
                                                                                 - 1 -
              Как они взаимосвязаны друг с другом, и – с тайной «Пиковой дамой»? И где ключевой слово, ведущее к крамольным пушкинским «сказкам». И, разумеется, к самой «Пиковой даме», являющейся, как вы уже знаете по многим моим статьям и книгам, главным тайным произведением нашего Гения? И, разумеется, к другим его крамольным произведениям. Коротко, то есть почти схематично, попытаюсь ответить и на эти вопросы. Ответить для того, чтобы и вы четко представляли сам путь поиска «тайного Пушкина».
              Другими словами, четко представляли путь поиска именно его, Пушкина-историка, самых крамольных «сказок». И, разумеется, его «святая святых», -  и главного! – исторического труда. Его огромной (шести плановой!) тайной «Пиковой дамы». Повести, являющейся, - еще раз подчеркну! – и главным ядром его современной Истории России. И, тоже, разумеется, других его тайных трудов и произведений. А путь, этот, примерно таков. Начну его, чтобы пока не усложнять сам материал,  с пушкинских «сказок».
              Главное ключевое слово, ведущее  к «тайному Пушкину», это – число «витязей прекрасных». Число, тайно означающее, у Чародея нашей словесности, следующее. Назначенное, им же, время (или срок!) создания, им же, именно самых крамольных своих произведений. Его самых крамольных сказок и, разумеется, «Пиковой дамы», как главного ядра его современной Истории России. Разумеется, с его последним дневником, тоже начатым, поэтом,  в 1833 году. Как вы уже знаете, дневник заведён, поэтом, в день «святой Екатерины».
              Кстати, вот как начало его (то есть пушкинского дневника за 1833-35 годы.) выглядит у нашего поэта: «1833 год. 24 ноября. Обедал у К.А. Карамзиной». Пояснение В.Б. - У Екатерины Андреевне Карамзиной. Выделю, обедал поэт, у Екатерины Карамзиной, в день «Святой Екатерины». 
              И находится этот ключ, разумеется, не у какого-то, там, Лукоморья. Морей-то, ведь, в России, – с  их, не менее  многочисленными  Лукоморьями! – очень  много. Да, ещё, и на каком-то дубе. Да, еще, и зеленым дубом, ко всему. А дубов и, даже, дубрав, в России, вообще не сосчитать. А находится он, - ключ! - именно в пушкинских строках: «И тридцать витязей прекрасных» Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской».
              Находится в строках, специально выделенных, Гением, в стихотворном введении ко второму изданию его поэмы «Руслан и Людмила», 1828 года. Введения, названного, пушкинистами, «У лукоморья дуб зеленый…». Даём вам, здесь, именно полное название, ими, пушкинского стихотворного посвящения  к его поэме «Руслан и Людмила». 
              Почему мы обращаемся - именно к этим пушкинским строкам? Да потому - чтобы пока не усложнять, статью, текстовым анализом! И потому, что у поэта, в этом его стихотворном посвящении, именно тридцать витязей. Другими словами,  сама конкретика, здесь, налицо! Да, ещё, и прекрасных витязей, к тому же! И потому, что они выходят из «ясных вод», у нашего искусного шифровальщика, не толпою, - или, там, воинской ротой! – а именно один за другим. Другими словами, выходят, у Чародея нашей словесности, как годы из ясного, всем, летоисчисления. Только и всего!  Но – прочь иронию!
              Проверяем свою догадку. Кстати, над разгадкой, которой, я «бился» - многие годы! Проверяем - новой своей догадкой-озарением. Другими словами, вновь ищем, у поэта, или витязей, или, на худой конец, богатырей. Богатырей, которые в русской мифологии и в сказках, кстати, тоже витязи.
              Итак, витязей, - и их количество (или число.) в группе! – ищем в сказках Пушкина. Находим их, - витязей (И, разумеется, их количество в указанной, выше, группе.)! – только в его, то есть Пушкина, «Сказке о царе Салтане». Вот эти строки, уже подтверждающие, нам, что это –  тоже пушкинский ключ: «Тридцать три богатыря, Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны, как на подбор С ними дядька Черномор».
              Другими словами, мы находим, - через только что названную, выше, сказку! - второй ключ к «тайному Пушкину». В «Сказке о царе Салтане…» Чародей словесности именно через изменение, им, количества «витязей прекрасных», - в только что выделенной группе витязей! –  ставит новый срок создания, им же, своих, только что обозначенных вам, выше, самых крамольных произведений. Ставит новый срок создания, их, - через число 33 (тридцать три!) витязей в выделяемой, здесь, сказке! –   именно на 1833 год.
              Или здесь мы видим, - через уже обнаруженных два ключа! –  два направления поиска «тайного Пушкина». Собственно, именно так, а не иначе, я и стал искать, - первоначально! - «тайного Пушкина. Первое направление – это выход, - если говорить, пока, просто! – на пушкинские сказки. И выход, разумеется,  на «Пиковую даму» и на другие тайный произведения поэта.
              Второе же направление – более сложное. Главный смысл, его, примерно в следующем. Вполне возможно, что поэт-историк создаёт, к 1830-му году, свой первый «пакет» из каких-то, тоже своих, тайных трудов и произведений. А к 1833 году создает – второй «пакет» из крамольных своих произведений. Пройдем, в начале поиска «тайного Пушкина», именно по первому направлению, только что обозначенному, вам, выше.
              Итак, повинуемся, - в начале поиска «тайного Пушкина»! - главному указателю поэта, - то есть его второму ключевому слову (или числу тридцать три.)! – и просматриваем сказки, - и другие произведения нашего Гения! - именно за 1833 год.
              Просматриваем и находим его «Сказку о рыбаке и рыбке» (Сказка создана, поэтом,  в 1833 году.). И находим, разумеется, другие его тайные произведения, то есть, находим –  его тайную «Пиковую даму». Где число «33» тоже, кстати, фигурирует у поэта! Причем, просто сверкает в его «лучезарной» повести. Сверкает - через так называемый «пушкинский календарь» «Пиковой дамы», равный у Гения, в его повести, 33-м дням (Более подробно, об этом, в последующих разделах нашей книги.). Сама «Пиковая дама» тоже создана, поэтом, в 1833 году. И находим, разумеется, его дневник, тоже начатый,  поэтом,  в 1833 году.
              Вот и весь выделенный нами, выше, первоначальный путь поиска – именно «тайного Пушкина». Так я посчитал, кстати, при первоначальном поиске, мною, тайного наследия нашего Великого поэта. 
              Но потом обнаружил, при дополнительном поиске, еще несколько находок. Обнаружил, что «История Пугачева» и повесть «Капитанская дочка» тоже начались создаваться, Пушкиным, именно в 1833 году. В 1833 году поэт опубликовал, в полном объеме, и своего «Евгения Онегина».  Близка, к 1833 году, и «Сказка о золотом петушке», созданная, Гением, в 1834 году.
              Кстати, в повести «Капитанская дочка» я обнаружил, тогда, тоже пушкинскую сказку: «Сказку об орле и вороне»! Сказку, в которой орел живёт, у поэта, тоже ровно тридцать три года. Итак, первое направление поиска – пройдено нами.
              Поэтому обратимся – ко второму направлению. Но, прежде чем начать путь именно в этом направлении, обратим ваше внимание, что при поиске «не зная чего», - а именно так я и начал поиск «тайного Пушкина»! – уже самому поиску свойственны – многочисленные зигзаги, а то и... ошибки.
                                                                                  - 2 -
              Поэтому, - то есть, чтобы вы не ошиблись  в своем поиске «тайного Пушкина»! – поэт даёт нам, - начиная  с его стихотворного введения «У лукоморья дуб зелёный…»! – и целый ряд других тайных подсказок. Попытаюсь вывести их, - «на чистую воду»! –  через пушкинские строки из его же выделяемых, здесь, сказок и - произведений.
              Так, - помимо «Тридцати витязей прекрасных»! – у поэта существуют, - в том же стихотворном введении «У лукоморья…»: и «дуб зеленый». И, через само слово «Лукоморье», море и – лук! Кота, - да ещё и учёного! - нам здесь, пока, совершенно не надо. И, к примеру, «дядька их морской». Другими словами, в одной из будущих пушкинских сказках  вновь появится –  из пушкинской поэмы «Руслан и Людмила»! – злой и коварный Черномор.
              Вот как выглядят, они, - пушкинские подсказки! - в пушкинском стихотворном введении  «У лукоморья дуб зеленый». Первая строка: «У лукоморья дуб зеленый». Вторая строка, строка о «морском дядьке»: «И с ними дядька их морской».
              А вот как, - эти же объекты! - выглядят у поэта, - если поискать, их,  в пушкинских «сказках»! – в его «Сказке о царе Салтане». По пушкинскому дубу, который был, как вы помните, зеленым: «Он лежал пустой равниной; Рос  на нём дубок единый».
              А вот как выглядит у поэта, «морской дядька», по той же пушкинской «сказке»: «С ними дядька Черномор». Здесь поэт возвращает, нас, именно к «морскому дядьке» (Возвращает - через слово «дядька».). И возвращает, нас, через слово «Черномор», к самой поэме «Руслан и Людмила», где один из главных героев, её, именно злой волшебник-чародей Черномор. Как видите уже и сами, и здесь поэт бережно подстраховывает, нас,  от присущих нам, - при поиске! – ошибок.
              И здесь мы, - чтобы и вы отчетливо осознали, что поиск – дело очень сложное! – тоже вновь немного слукавили перед вами. Вот в каком пушкинском великолепии возникает у поэта, в его «Сказке о царе Салтане», именно его – «дуб зеленый».
              Вот выделенное, выше, пушкинское великолепие,  с тонкой иронией переданное, Гением, через следующие его строки: «В дно головкой уперся, Поднатужился немножко: «Как бы здесь на двор окошко Нам проделать?» - молвил он, Вышиб дно и вышел вон. Мать и сын теперь на воле, Видят холм в широком поле, МОРЕ синее КРУГОМ, ДУБ ЗЕЛЁЕЫЙ над холмом».
              А пушкинское  великолепие,  заключено именно в том, что Гвидон, с матерью, - только что «приплыв» на остров Буян (в бочке.)! – сразу же и увидели «Дуб зеленый». Да, еще, и на холме!  И увидели, даже, «море синее кругом». Здесь поэт преобразовал «лук», - или дугу! – в «круг». Другими словами, ошибиться здесь, - из-за просто гениальных пушкинских подсказок! - просто невозможно.
              Если не верите, то сами посмотрите экранизированную пушкинскую сказку именно с моментом указанного, выше, пушкинского великолепия: как только «приплыли» на остров «Буян», - в бочке! - так сразу же и увидели – именно «дуб зеленый». И – море синее кругом. Потом  увидят они, - разумеется! – и «тридцать трех» пушкинских богатырей. Увидите, их, и вы, если прочитаете - пушкинский шедевр. Или посмотрите указанную, выше, экранизированную сказку нашего Гения.
              Обращает на себя внимание, - в пушкинской «Сказке о царе Салтане…»! - и само название острова: остров,  под названием, «Буян».  Именно через слово «Буян» поэт и показывает  нам, - тайно, разумеется! – что он продолжает  начатое им, - ещё в его стихотворном введении «У Лукоморья»! – своё буйство (или бунт!) против царей самозванцев.
              Кстати, и сам царь Гвидон, попавший на остров «Буян», вроде бы исходит, у поэта-Гения, от какого-то шотландского, - сказочного, что ли! - принца Уэльского. Принца, который вроде бы связан, по легенде о нём, даже с небесным «Млечным путем». Я еще не нашел документального подтверждения - именно этой пушкинской трактовке, его же, царя Гвидона.
              Случайно узнал о её, то есть только что указанной версии, существовании, даже, наверное, и не поверите где: в телепередаче «Поле чудес». В одной из мартовских передач за 2005 год. Впрочем, слушал телевизионную передачу, в то время,  рассеянно, что не исключает ошибок даже в только что изложенном, вам, выше. А узнал - от самого Леонида Аркадьевича Якубовича. Кстати, человека, неплохо знающего некоторые произведения А.С. Пушкина.
              Впрочем, само шоу основано, его создателями, «на работе», участников игры, именно со «Словом». Через метод угадывания, ими, букв. В «Слове», разумеется. И, разумеется, через интеллектуальный уровень самих игроков. В общем, как не расхваливай «Поле чудес», «черное дело» - уже совершено. Или я – очень невнимателен был тогда; или же они, игроки, явно перепутали «Сказку о царе Салтане…» с пушкинской же «Сказкой о золотом петушке», действительно исходящей, у поэта, из легенды об арабском звездочете, «промелькнувшей» в сборнике «Сказок Альгамбрамы» североамериканского писателя Вашингтона Ирвинга.  Скорее всего, что она (трактовка «царя Гвидона».) будет найдена, - мною, или другими исследователями пушкинского творчества! – значительно позднее.
              И, тоже не менее необычное, о только что упомянутом, выше, острове «Буян». Необычное потому, что его смысловое содержание вновь высветила нам, уже 10-го июня 2007 года, телепрограмма «Поле чудес». А она расшифровала нам, название пушкинского острова «Буян», как остров-порт. Да, ещё, и со складами на нём! Оказывается, так древние русские называли – именно порт. Называли, его, именно «Буян». И чему, сейчас, отдать предпочтение: я, даже, уже и не знаю! Поэтому и этот вопрос мы отдадим – будущим пушкинистам. Однако все же попытаемся  закончить разговор - именно о пути поиска «тайного Пушкина». Закончить, его, уже логической (Что, уже, тоже важно.) концовкой.
              А она, в общем-то, уже проста. При выходе на «тайное» уже не нужны, - чтобы не демаскировать именно «тайное»! – ни «тридцать три богатыря». Ни, тем более, «дуб зеленый», уже тоже являющийся  мощным, - демаскирующим «тайное»! – объектом. Можно оставить, - только как весьма неприметный признак! – пожалуй, только море. Но ярко  выделить, - при этом! - именно время!
              Вот это Гений и делает –  в своей «Сказке о рыбаке и рыбке». Причем, с первых  же её строк, да еще, к тому же, два раза. Другими словами, он своих «тридцать трех богатырей» преобразует, в выделяемой сказке,  в «Тридцать три года»! Не забывая, при этом, выделить и – море.
              Вот как он это гениально делает, причем, - еще раз выделим! - два раза. Первая выдержка из его сказки: «Жил старик со своею старухой  У самого синего моря; Они жили в ветхой землянки Ровно тридцать лет и три года».
              А вот и его вторая выдержка, повторно выделяющая, у  Гения словесности, именно тридцать три года, которая, ещё раз выделим, совсем не далеко, у поэта, от первой: «Удивился старик, испугался: Он рыбачил тридцать лет и три года. И не слыхивал, чтоб рыба говорила».
              Вот, собственно, и весь путь поиска, нами,  «тайного Пушкина». Но пока, - как вы уже знаете из только что выделенного, выше материала! – только по первому направлению поиска.
              Кстати, особо я восхищён именно пушкинской фразой: «Тридцать лет и три года». Разумеется, всё, что мы написали о 33-х годах, - в наших первом и в настоящем пунктах о пушкинской «Сказке о рыбаке и рыбке»! – остается в силе. Там мы, говоря о них, еще специально не подвели, вас, к нашему восхищению пушкинской фразой.
              А восхищаюсь я, ей, потому, что именно через «Тридцать лет и три года», Чародей словесности  и  повторяет, нам, сам путь поиска, нами, своего тайного наследия.  Повторяет, - через «Тридцать лет»! – именно 1830 год. А, - через дополнительные «три года»! – именно 1833 год. Не правда ли, всё, - это! - не только восхитительно, но и – гениально.
              Кроме того, он, - через только что выделенные, выше, строки! - даёт и ещё одну гениальную подсказку. Он подсказывает, нам, что «ключей» у него (по строке «Тридцать лет и три года»), - к тайным своим произведениям! - всего лишь два. А это тоже будет очень важным как для нас, - как вы увидите несколько ниже! – потомков, так и для понимания, нами, именно «тайного Пушкина».
              В заключение же самого разговора, о числе 33, дадим и понимания, нами, самого пушкинского слова «У Лукоморья». Оно вызывает  у  многих  людей, кстати, непонимание – именно его смысла. Не будем ручаться, здесь, за точность его семантического «перевода». Пусть это сделают – профессиональные пушкинисты. Наше же объяснение очень простое: море, «загнутое», - через сушу! – в форме лука (Более точно – в форме дуги.).
              Дословный перевод  этого пушкинского слова: море в форме (точнее, наверное, в виде!) средневекового оружия, называемым «луком». Примерно - как огромный феодосийский пляж (Более точно – «феодосийский залив».). Залив, «загнутый», - сушей! - именно в форму  лука (или, более точно, в форму дуги.). Залив, вдоль которого  Пушкин, кстати, и проехал, следуя, из Керчи,   в Феодосию.
              И пушкинскому «Лукоморью» совершенно не соответствуют: ни Обиточный залив, ни Бердянский залив Азовского моря. Куда Пушкин, скорее всего, и не заезжал, так как дорога пролегала, тогда, очень далеко от Азовского моря. Ни, тем более, бухта, расположенная рядом с городом Таганрогом. Бухта, расположенная юго-югозападнее названного города.
              А не таганрогская бухта-гавань, - расположенная юго-юговосточнее города! - вообще не имеющая форму «лука» или дуги. Ибо это, уже, всё же бухта, а - не залив. Правда, бухта, тоже имеющая, по карте, форму дуги. Но бухта, имеющая в начале своем, - если воспользоваться геометрическими терминами! – не «дугу», а именно «острый угол».
              В общем, по моей оценке, - не претендующей ни на что! – пушкинское «Лукоморье» – это  «феодосийский залив». Но чтобы не обидеть таганрогцев, - долго державших первенство по пушкинскому «Лукоморью»! – распределяем, пушкинское «Лукоморье», на два «призовых» места. Распределяем: на таганрогскую бухту, расположенную юго-югозападнее города Таганрога,  и – на «феодосийский залив».
              Кстати, все красоту и великолепие именно «феодосийского залива» поэт мог отчетливо увидеть и при своем дальнейшем путешествии по Крыму, совершенном, как вы уже знаете из пушкинианы, на корабле, огибая именно мыс Ильи, конечной точки выделяемого, здесь, черноморского залива. Чего не скажешь о Таганроге при первой поездке поэта, вместе с Раевскими, на Кавказ, о которой вообще очень мало сведений в пушкиниане, носящих - документальный характер.
              Особенно по самому Таганрогу той поры. Вторая же поездка поэта на Кавказ, предпринятая, им, в 1829 году, уже не имеет, к пушкинскому «Лукоморью», никакого отношения. Ибо стихотворное введение, ко второму изданию поэмы «Руслан и Людмила», создано, поэтом, значительно раньше, то есть, создано поэтом в 1828 году.
              Кроме того, Черное море и Крым так сильно «встряхнули» поэта, угнетенного ссылкой, что именно с Феодосии он вновь начал, после чуть ли не полугодового молчания, создавать. Пример тому, его стихотворение «Погасло дневное светило», созданное им, по свидетельству самого поэта, при ночной поездке, на корабле, из Феодосии в Гурзуф.
              Кроме того, и в самой Феодосии поэт пробыл, как известно из пушкинианы, целых два дня, что тоже дает нам вероятность рассмотрения, поэтом, именно феодосийского залива. Форма которого, в виде дуги, или лука, отчетливо видна - при хорошей видимости. Так что мы, то есть лично я, отдаю «призовое место», - по пушкинскому «Лукоморью! - городу Феодосии.
              Впрочем, есть и другой источник пушкинского «Лукоморья». Вот что мы читаем, к примеру,  в пояснении, профессионального пушкиниста, к пушкинской поэме: «Для второго издания поэмы, вышедшего в 1828 году, Пушкин добавил стихотворное введение «У Лукоморья дуб зеленый…», первые строки которого представляют собой переложение эпизода из сказки, рассказанной поэту во время ссылки няней Ариной Родионовной».
              А первые строки, это именно: «У Лукоморья дуб зеленый, Златая цепь на дубе том». Так что «призовое место», по пушкинскому «Лукоморью» может достаться и русскому народу, создавшему сказку, которую знала - няня поэта.
              И создавшим, в своем сознании и в языке, очень точное название, или определение, некоторым береговым очертаниям  многих морей, окружающих Россию: очертание, имеющее форму - боевого лука (или дуги!).
              Или достанется, - опять же! – Пушкину. Достанется поэту, который именно эпизод из сказки и «переложил» - в стихотворные строки. В строки, в которых  и дал - именно своё «Лукоморье».
              Кстати, сказка, рассказанная поэту в 1824 году в Михайловской ссылке Ариной Родионовной, это, скорее всего, переложенная потом, поэтом, его «Сказка о царе Салтане».
              Вот, пожалуй, и всё о первоначальном пути поиска -  «тайного Пушкина». В третьем разделе статьи мы попытаемся представить перед вами, - коротко, к сожалению! - и его основные ответвления. Другими словами, пройдемся по пути –  второго направления нашего поиска, уже тоже обозначенного, вам, выше.
                                                                                  - 3 -
              Их, то есть ответвлений, в общем-то, несколько. И они, ещё раз выделим, уже как-то обозначены, нами, выше. И все, они, чрезвычайно важны  для нас, потомков. А главный смысл, - только что сказанного, о них! - заключен примерно в следующем.
              Ранее, то есть в своих исследовательских книгах, я трактовал, вышеизложенное, вам, примерно так: «У поэта что-то не «склеилось» при создании им, своих наиболее тайных произведений, в 1830-м году (Это, кстати, ещё один вариант моего поиска тайного наследия А.С. Пушкина.). Поэтому он переносит, создание их, на 1833 год». Обозначая, тем самым, первое направление поиска «тайного Пушкина», уже только что объясненного, вам, выше.
              Что, как вы уже узнали, не совсем верно! А объективно здесь, ещё раз выделим, примерно следующее, уже оцененное, мною,  по материалам  пушкинианы. Да и по самой хронологии возникновения пушкинских произведений. А главная суть этой переоценки заключена, у меня, примерно в следующем.
              Кстати, материал, этой переоценки, довольно-таки большой. Заключен, ещё раз выделим, как в самой пушкиниане, так и в хронологии возникновения тайных пушкинских произведений. Поэтому, - или в связи именно с этим обстоятельством! - я ограничусь здесь, то есть в краткой заметке, всего лишь небольшим пояснением. 
              И первое, в этом пояснении, примерно следующее. А.С. Пушкин после выступления декабристов, с их последующим поражением, встал на путь - прямой борьбы с кровавым режимом правления Деспота и Тирана, Николая-Вешателя. Поэтому  все свои исследования по декабристам, - а они - весьма многочисленны (Возьмите в руки, к примеру, хотя бы книгу Г. Невелева «Истина сильнее царя».)! – и все свои, тоже весьма многочисленные стихотворные и прозаические произведения (и свою многочисленную графику на полях черновиков!), - этого периода! – он и завершает –  1830-м годом!
              Второе, не менее важное. И – тоже как факт. К 1830-му году он создает и своё стихотворное посвящение «У Лукоморья…» (1828 год), и поэму «Полтава» (тот же год). Делает вторую попытку опубликовать своего «Бориса Годунова», - с его Самозванцем Григорием Отрепьевым! - что у него и получается, как вы уже тоже знаете, в конце именно 1830 года (с датой издания, «Бориса Годунова», в 1831 году). Завершает создание, в августе 1831 года», уже неоднократно выделенной, выше, «Сказки о царе Салтане…» (Начал работу над ней, кстати, в 1822 году, продолжил – в 1824 году и, потом, в 1828 году.).
              А всё это, вместе взятое, уже огромный материал, подготовленный, поэтом, к 1830-му году. И его – первый «пакет»! Вот в чём главное различие между старой трактовкой, мною, 1830-го года, и – новой моей трактовкой.
              Плюс, к этому, - и тоже в качестве факта! - сами сроки создания, поэтом, его «Отрывков из Путешествия Онегина». И, разумеется, его тайной десятой главы. А он создал их, как известно из пушкинианы, тоже в 1830 году. В 1832 году он опубликует и свою, - самую прекрасную, кстати! – восьмую главу своего «романа в стихах». А в 1833 году – и весь, то есть полностью, роман. Без десятой главы, разумеется.
              А, отсюда, и очень важный, по творчеству поэта, вывод. Главный смысл, которого, по этапное создание, поэтом, своих наиболее тайных произведений. Другими словами, суммируя и первое, и второе положение, - только что выделенное, вам, выше! - можно уже с однозначностью сказать примерно следующее. Мы видим, здесь, первый этап именно по созданию поэтом, к 1830-му году, первого «пакета» (если здесь можно так выразиться) своих тайных произведений.
              Или видим второе направление первоначального поиска, мною, «тайного Пушкина», изложенное, мною, в конце первого пункта предлагаемой, сейчас, статьи.
              В который (то есть в первый этап) у поэта войдут, ещё раз выделим:
            - и его «Борис Годунов», раскрывающий, у Гения, первую эпоху его современной Истории России: Смутное время с его многочисленными Самозванцами, созданными, для России, хищной Западной Европой;
            - и его поэма «Полтава», раскрывающая вторую  эпоху современной Истории России.  Эпоху военной борьбы, Петра Великого, с новым Завоевателем Европы – со шведским королем Карлом XII. Короля, «вырастившего», на Украине, изменника Мазепу. Тоже самозвано претендующего, по пушкинской поэме, не только на «шаткий украинский трон», но и, - при возможной победе Карла XII, над Петром Великим! - на российский престол;
            - и, как вы уже знаете, роман «Евгений Онегин».  Кстати, в эти две исторические эпохи Россия, через самоотверженность русского народа, отстояла свою независимость.
              Логическим же продолжением первого этапа является, у Пушкина, именно 1833 год. В котором (или к которому!) Пушкин создал, - или начал создавать! –  главное ядро своей современной Истории России.
              А это создание (Или начало создания!), им:
            - и его тайной «Пиковой дамы» (1833 год);
            - и «Сказки о рыбаке и рыбке»» (1833 год);
            - и «Сказки о золотом петушке» (1834 год);
            - и начало создания, им, «Истории Пугачева» (1833 год) и повести «Капитанская дочка» (1833 год);
            - и заведение поэтом, в 1833 году, своего дневника за 1833-35 годы. И, как вы уже знаете, опубликование им, в 1833 году, полного «Евгения Онегина» (без десятой главы, разумеется).
              Другими словами, Пушкин-историк  именно  через только что названные, вам, произведения и труды, рельефно выделил, перед нами, третью, -  ещё раз выделим, заключительную! -  историческую эпоху своей современной Истории России. И отчетливо показал, нам, что именно с третьей попытки, - всегда хищной Западной Европы! – она и овладела – Россией!
              Овладела через тайную династическую интригу англичан и прусского короля Фридриха Великого, с их масонами, против России.  Интриги, по которой ими был не только внедрен, в подножье российского престола, их тайный Самозванец (то есть Ангальт Цербстская), но и, через дворцовый переворот 1762 года, он посажен, ими,  на российский трон. С последующим уничтожением, Ангальт Цербстской, почти , всех русских Романовых.
              Другими словами,  с названного  переворота Россия не только потеряла свою истинную независимость, но и стала - марионеточным англо-прусским государством. Государством, с помощью силы и мощи которого, - созданной, кстати, Петром Великим! - англичане и пруссаки и довели, - тоже всегда  хищную монархическую Францию! - до Великой французской революции. С казнью, в ней, французского короля Людовика XVI-го и военного «отнятия» Англией, у Франции, Индии и Канады. И, потом, до полной победы их, - через мощб России, над Наполеоном (Более подробно, обо всем этом, в книгах моего исследовательского цикла.).
              Как видите уже и сами, второй этап по созданию, поэтом, своего второго «пакета» из крамольных произведений  – тоже резко очерчен, нам, самим Пушкиным. Второй этап отчетливо очерчен, поэтом, как 1830-ым годом (смотрите – выше), так и – именно 1833-ем годом. Что и составляет – принципиальную разницу между моей первоначальной трактовкой, этого обстоятельства, и новой моей трактовкой. Вот таков, - в общих своих очертаниях, разумеется! – путь открытия, мною, «тайного Пушкина».
              Кстати, через только что названные годы, - то есть через 1830-й и 1833-й годы! – поэт-историк совершает и ещё одно, - очень важное, с точки зрения идейности! – дело. Он  через 1833 год подчеркивает, нам, саму важность его третьей исторической эпохи.  Эпохи, в которую Россия и потеряла свою истинную независимость, став, при этом,  тайным марионеточным государством для англичан и пруссаков. Первую же и вторую исторические эпохи создаёт, через «Бориса Годунова» и поэму «Полтава»,  к 1830-му году.
              Что я  чуть ли не инстинктивно  выделил, – через первую и вторую части  в своей первой поисковой книги. Первая часть: «Борис Годунов». Первые Самозванцы»; вторая часть: «Полтава». Мазепа – второй Самозванец». Назвал её, кстати, «Тайный Пушкин – историк-обличитель». А трилогия: «Тайный Пушкин - историк-обличитель»; «Пиковая дама. Иго Самозванцев над Россией»; «Пушкин - бичеватель царей»   даёт ответ и на вопрос «За что убили Пушкина?». Однако продолжим дальнейший обзор пушкинских произведений.
                                                                                 - 4 -
                                               Текстовой анализ стихотворного введения
              Он, у нас, тоже будет, наверное, оригинальным. Во всяком случае, резко будет отличаться от всех предыдущих анализов и, разумеется, от всех мифом, созданных  о пушкинском Лукоморье. Постараемся провести, его, кратко. И – почти без объяснений и - пояснений.
              Поэтому сразу же выделим, что первые шесть строк, стихотворного ВВЕДЕНИЯ,  отделены, у поэта, от остального текста «У Лукоморья». Вот как они выглядят у поэта: 
     У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом;
Идет направо – песнь заводит,
Налево – сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках… 
              Как видите уже и сами, первые шесть строк – отделены, у Пушкина, от остального текста. Что, все сие, означает - у Чародея словесности? Да то, что он через специальное выделение этих шести строк тайно просит, нас, произвести – анализ их. Повинуемся. И делаем попытку создать анализ пушкинского  стихотворения (шестистишия). А он будет, у нас, примерно таков.
              Первая строка. Выделяет округлость моря (Как вы уже знаете, в форме  «боевого лука», или – дуги.). И – дуб зеленый!
              Вторая строка. Выделяет, у поэта, «златую цепь». Опять же – «на дубе том»!
              Третья строка. Выделяет, что «И днем и ночью» какой-то «кот ученый». Другими словами, всегда, или – длительное время. 
              Четвертая строка. Продолжает, у поэта, развитие его мысли, а именно: «Всё  ходит по цепи кругом». Или же, если перейти на эзоповский язык, какой-то «ученый» «и днем и ночью» «все ходит», в своих исторических изысканиях, - «как по цепи»! – «кругом». Четвертая строка продолжает развитие мысли Чародея словесности - далее.
              Мысли, которую он, поэт, и завершает как через пятую, так и через шестую строку  шестистишия.
              «Идёт направо – песнь заводит». Это оформление поэтом, в песнях, как его поэмы «Руслан и Людмила», так и его, - обратите внимания! – тоже поэмы «Полтава». Смотрите  эти «песни», в названных произведениях поэта, самостоятельно. В последние годы Пушкин «песнями»  называл и главы его «Евгения Онегина». Факт: «19-го октября (1836 года) сожжена десятая песнь" (Я записку создал по памяти, что не исключает ошибку в числе месяца октябрь).
              «Налево – сказку говорит» - это, у поэта, его сказки. С их, разумеется, крамольными тайнами.
              Вот, собственно, и весь наш анализ шестистишия. Анализ, к которому следует добавить только то, что именно через «кота ученого» поэт и уводит, своих читателей,  в мир легенд и сказок.
              В остальном же тексте стихотворного введения Пушкин выделяет нам, как вы уже знаете, «тридцать витязей прекрасных». Другими словами, выделяет нам, - как вы уже тоже знаете! – 1830 год. Год создания, им, своих тайных произведений. В том числе – и своих сказок с их, разумеется, крамольными тайнами. Создает через строки: «И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской».
              Остается только выделить, в заключение анализа, что Пушкин в конце стихотворного посвящения  вновь возвращается как к морю и к «зеленому дубу», так и, - через них! – к своим «сказкам».
              Возвращается, кстати, вновь через шестистишие: «И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый  Свои мне сказки говорил. Одну я помню: сказку эту.  Поведаю теперь я свету». Вот именно «сказки» (с их, разумеется, крамольными тайнами) и являются самыми главными во всем его стихотворном введении к своим тайным произведениям.
              Здесь же уже подчеркнем следующее умозаключение пушкиниста К. Лахостского. Кстати, одного из немногих пушкинистов, уже довольно-таки далеко отошедшего от «незыблемой концепции» П. Щеголева. Ибо он одну из глав своей книги «Александр Сергеевич Пушкин» обозначил следующим образом «Начало трагедии (1834-1836 годы)». А, в конце книги, даже сделал и вывод о том, что дантесовская дуэль была - «подготовленным убийством». Вот как он, кстати, пишет об этом, чрезвычайно важном, для пушкинианы в целом, выводе: «Смерть Пушкина не была случайной гибелью на дуэли. Это было подготовленное убийство».
              Само же умозаключение пушкиниста, вынесенное им в эпиграф к только что выделенной  главе, надо, наверное, как-то скорректировать. Кстати, это стихотворение «Предчувствие», 1828 года. «Снова тучи надо мною Собралися в тишине». Или, что более точно, уточнить. Ибо пушкинское стихотворение «Предчувствие», - посвященное А.А. Олениной, ученицы Глинки и девушки, в которую поэт был, даже, влюблен! - связано «с последним этапом дела об «Андрее Шенье». Стихотворения, после которого «вскоре возникло угрожавшее Пушкину ещё более тяжкими последствиями дело об авторстве «Гаврилииады». И уже связано у поэта с тем, что он, - в том же 1828 году! – создал, как свое стихотворное введение «У Лукоморья», так и свою знаменитую поэму «Полтава». Приступил он в 1828 году, как вы уже тоже знаете по моим статьям, и к созданию "Пиковой дамы".
              Другими словами, связано, у поэта, с его, ещё более крамольными произведениями, к созданию которых он, как вы уже знаете, тайно приступил. Связано потому, что он именно на основе преследования его, Николаем I, отчетливо осознал, в то время, всю опасность, для себя, только что указанного вам, выше, выбранного, им, пути. Однако мы вновь – несколько увлеклись. Поэтому вернемся – к пушкинским «сказкам».
                                      2005 год


Рецензии
Вы заблуждаетесь на счёт Петра Великого. После Ивана Грозного пришли Романовы, которые жестоко расправлялись со старым укладом России, с культурой, знаниями и историей - всё уничтожалось возами, музыкальные инструменты в том числе.
Людей уничтожали - сжигали староверов - я не верю в самосожжение. Нам уже пытались сообщить о самосожжении в Одесском Доме Профсоюзов.

А Пушкина надо внимательно читать, согласна с Вами.

Людмила Ураева   29.12.2014 19:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.