Сивкины думки

Вообще-то я белая, в яблоках. Была. Характером смирная и работящая, живу в деревне. Весной огороды пашу, летом на сенокосе тружусь, зимой мёрзну в дырявой конюшне. Хозяина своего не упрекаю. Беден он без постоянной работы, ничего не имеет окромя четверых ребятишек, да ветреной супруги. Меня почти не бьёт, кормить пытается, чем бог пошлёт. Бывает и солому приходится есть, украденную мной же с колхозного поля. Не виновата я, хозяин ворует, а мне вывозить приходится ворованное. Иной раз  посыпка, а то и комбикорм перепадал после ночных рейдов. Вкус…до сих пор помню. Только давно это было, теперь в закромах – вошь на аркане и ту - не сыщешь.
 
По молодости водил он меня к жеребцу девять раз – сколько вытерпела. Раз привязал к забору в соседнем селе и забыл. Как нарочно:  прикандылял бродяга не подкованный, с репьём в гриве, с бельмом в глазу. Домогался. Не стерпела притязаний, так лягнула в живот, вся охота пропала у чужака. Бесправное моё существование, но изгаляться над собой не позволю!

Была и коровка в нашем захудалом хозяйстве, стояла рядышком. Да подохла то ли от болезни какой, то ли от голода зимой. Жаль бурёнку. Меня-то Сивкой зовут, а её кликали Зорькой.  Подружились мы с ней, стояли, перефыркивались, сено жевали, когда было. Её за сиськи хозяйка драла кажинные утро и вечер, а меня не трогали. Бывало пнут по крупу, да матюками обложат за то, что мало работаю, а много жру. Вот бы и мне вымя заиметь, чтоб молоко выдавать! Один навоз вырабатываю, да и то мало. По весне его и развожу по огородам. Телега старая, скрипучая, колёса отпадают, хомут жмёт, чересседельник давит, удила губы режут. Мне ещё повезло, видела  других горемык – колхозных лошадей, им и того хуже. Когда кто запряжёт. Тощие, рёбра видно и бьют их нещадно. Слышала, в городе у лошадей совсем другая жизнь.

У меня один хозяин, хорошо. Ну и выпьет когда, так ничего, простою голодная денёк. Иной раз вместе с хозяйкой в загул уходят, пьют эту жидкость из бутылок, орут, дерутся. Мне даже со двора слышно. А так ничего, жить можно. Тяну лямку, привычно. Вся деревня такая. Бывают дни: пьянствуют люди, не работают. Нам лошадям – тоже отдых. Не пьём мы эту гадость. Не дают.
Собаки, которые ещё живые, сгрызли моего жеребёнка, задохся при родах. Я одного кобеля, самого наглого  «приголубила» копытом. Тявкнул и сдох.
 
Неспокойно мне последнее время: мужик тихий стал, почти не пьёт. Хозяйка вчера сахар сунула, гладила задумчиво, Сивушкой-Ивушкой называла. У меня глаза затуманило, слеза выкатилась. Ночью сон снился: будто запрягли меня, а вместо дуги  - серебряная подкова, затем подкова превратилась в серебряные ворота-арку. Хозяин подстёгивает хлыстом, чтоб непременно промчалась сквозь них, если не успею, то замкнётся арка в кольцо. Я стараюсь – бегу, а она мчится вместе со мной…
 
 Летом хороша деревенская жизнь, если бы не пауты со слепнями, да жара. До крови кусают паскуды. Зато травы вволю, когда-никогда на речку сводят. Она у нас красивая, раньше  рыба водилась, кувшинки  цвели.  Зимой, хоть и холодно, но бегаешь, вкалываешь, согреваешься.  Самый сок осенью и ранней весной. Вот тут благодать! Про существование своё рассказала. Боль внутри печёт. Чую, недолго осталось. Авось, на днях копыта откину.
Хозяев жалко, как они без меня…


Рецензии
1. Мне вот эта фраза понравилась: "Не пьём мы эту гадость. Не дают." А то бы пили!
2. Когда хозяйка задумчиво гладила лошадёнку, подумал, что на бойню её сведут.
3. Конец рассказа хороший: хоть и чувствует Сивка свой скорый конец, а хозяев жалеет. Так всегда бывает, только мы этого никогда не понимаем.

Алексей Панов 3   25.11.2017 20:59     Заявить о нарушении
Лошади - существа особенные, чуткие на людское настроение.
Собственно, этот маленький рассказец - одна большая метафора))))

Светлана Климова   26.11.2017 13:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.