Сказания о самоцветах. 6 - Аметист

Величественные хребты гор уходили в поднебесье, а их тела, что пониже острых хребтов, были покрыты сочной зеленой травой. Весной, когда сходили с боков каменных великанов снега, приходили на пастбища стада оленей, а за оленями приходили люди. У подножия гор, на склонах, в изобилии росли лианы, ползущие к солнцу по камням и стволам деревьев. Летом созревали на них гроздья фиолетовых ягод. Это время было праздником для пришедшего племени. Люди – от мала до велика – наедались сочными ягодами сомы и делали из них напиток, веселящий душу.
Жила в этом племени одна вдова. Было у нее трое сыновей, а дочерей – утешения матери – не было вовсе.
Старший сын вырос бесстрашным охотником. Но не успел он подарить матери внуков – погиб в схватке с медведем. Средний сын умер в голодную зиму, так и не став взрослым. Потом пришли чужеземцы-захватчики, и война унесла мужа. А третий ребенок родился уже после смерти отца.
Младший сын – Последняя Отрада матери – рос крепким и озорным. Но вот, пришла и ему пора становиться взрослым. Не просто юноше стать мужчиной, для этого нужно пройти обряд посвящения – все равно, что пройти через смерть и родиться заново! Страшно мальчикам-подросткам идти в лес, на встречу со смертью, – не всех отпускают из своего мира духи предков. Те, кому повезло родиться вновь, не сразу возвращаются к материнскому очагу. Они уходят жить в мужской дом, чтобы там стать взрослыми. Там названные братья всё делают вместе: охотятся, готовят еду, шьют одежду, обучаются ритуальным песням и танцам, магическим обрядам, узнают охотничьи секреты и обычаи предков. Вместе и пируют. Ну а какой же пир без веселящего напитка – ведь они теперь мужчины… Из всех братьев самым неугомонным на пиру был Последняя Отрада. За это и получил он новое имя – Агамер, что значит «Не Знающий Меры».
Пришла очередная весна, а вместе с ней – праздник Возрождения. Весь мир просыпался и оживал после суровой снежной зимы. Вылезали из берлог медведи, отощавшие после зимней спячки, птицы вили гнезда, звери готовили норы для будущего потомства. Люди радовались возвращению жизни, замершей на долгие зимние месяцы. Собирались на праздник соседние племена. Женщины готовили по такому случаю особые традиционные блюда и наряды. Мужчины устраивали состязания в силе и ловкости. Молодые охотники соревновались в стрельбе из лука, метании копья и владении дубинкой. Каждый хотел стать лучшим и обратить на себя внимание девушек.
Все пили по праздникам веселящий напиток. Выпив его, пускались в пляс, ели, пили, пели, плясали снова... Веселье продолжалось до тех пор, пока певцы и танцоры не засыпали там, где их победил Дух Сома и сморил сон. Только Не Знающий Меры не желал чувствовать себя побежденным! Он начинал сердиться на своевольного Духа, и назло ему пить все больше и больше. И тогда злоба наполняла его сердце, как вино наполняет желудок, а разум покидал его.
Праздничные игры были в разгаре, когда на поляну, где бились на дубинках два молодых охотника, неожиданно ворвался Агамер. Он начал свой спор с Духом Сома еще прошлым вечером, и к середине праздника был уже в ссоре с ним. Как разъяренный бык, вломился он сквозь ряды зрителей, размахивая боевой дубиной – тяжелой, с вклеенными костяными шипами. От неожиданности юноши поначалу растерялись, но быстро поняли, что им угрожает серьезная опасность, и стали отбиваться тем, что было у них в руках – легкими дубинками без острых вставок, которые использовались для соревнований. Силы были неравные. Тогда на помощь молодым подоспели старшие. Несколько могучих охотников навалились на обезумевшего Агамера и скрутили его веревками, не дав совершить убийство ни в чем не повинных соплеменников.
Долго обсуждали в племени происшествие, омрачившее праздник. Многие перестали приветствовать Агамера. Женщины и девушки отворачивались от него. Его старая мать стыдилась смотреть людям в глаза. Вождь вынужден был напомнить ему обычай племени: «Убийцу ожидает изгнание!» Но недолго думал об этом храбрый гуляка. Очень скоро он забыл и всеобщее осуждение, и слова вождя.
Прошли дни сочных трав, гроз и дождей. Настали дни грибов, орехов и сомы. Все трудились, не покладая рук. Когда плоды были собраны, наступила пора праздника Сомы. Изображение Духа Сомы украсили цветами, девушки водили вокруг него хороводы и пели песни. Все благодарили Духа и просили о том, чтобы и впредь он давал богатый урожай ягод, чтобы напиток, созревающий в сосудах, получился вкусным, а не превратился в уксус (как иногда случалось). Сому пили в этот праздник немногие – новое вино еще не созрело, а старого оставалось мало. Оно досталось шаману и старейшинам. Молодежь и женщины пили напитки попроще. Танцам и песням не было конца, как всегда.
Но Агамер отличился и тут. Он украл вино из тайника шамана и, напившись, опять впал в буйство. Когда на небе взошли звезды, и шаман приступил к жертвоприношению, Агамер с бранью ворвался в круг танцующих ритуальный танец, схватил голову жертвенного козла и разметал священный костер. Мужчины набросилось на него сообща. Им с трудом удалось повалить на землю могучего охотника и связать его. На этот раз они бросили потерявшего разум в яму для наказаний. Шаман принес Соме тройную жертву и долго пел Покаянную песнь, прося у Духа прощения за нанесенные ему оскорбления. Он поклялся, что человек, осквернивший жертвенный костер, будет сурово наказан.
После праздника для суда над виновным был созван Совет племени. Старейшины во главе с шаманом обязали Агамера принести Духу Сомы богатые дары и подвергли его публичному наказанию. Но все же и на этот раз они не решились изгнать провинившегося, пожалев его старую мать. Вождь огласил решение Совета: «Следующее нарушение законов племени закончится для Не Знающего Меры изгнанием!».
Бедная мать проплакала не одну ночь над непутевым сыном. «Хоть бы он женился, может быть, семейная жизнь изменит его», – думала она. Но ни одна девушка не хотела стать женой такого мужа. Да и сам он не стремился взвалить на себя заботу о жене и детях. Выкуп за проступок был уплачен, позор и осуждение родичей, как и раньше, постепенно стерлись из памяти Агамера.
Промелькнули, как перелетные птицы, дни осени, полные забот. Созрело молодое вино. Наступил праздник осеннего Равноденствия. До сих пор Не Знающий Меры был озабочен только одним – заготовить побольше сомы. Все предупреждения были забыты. Ничему не научил его горький опыт. Но теперь у него появилась другая причина для беспокойства: очень ему приглянулась гибкая светловолосая девушка по имени Ива. Она избегала его, как и многие другие. К тому же все знали, что у нее уже есть жених.
Женщины, как всегда, приготовили к празднику обильное угощение для всех. Юноши и девушки затевали игры, присматривая себе пару, пели и танцевали. Старшие тоже не оставались в стороне. Веселье шло своим чередом. Ночью разожгли костры. Уставшие дети и старики засыпали тут же, у костров, а, проснувшись, продолжали веселиться. И вдруг из темноты за жилищами донесся отчаянный девичий крик, внезапно оборвавшийся. Кто мог услышать во всеобщем гаме короткий зов о помощи? Любимые всегда слышат друг друга! Первым бросился на голос жених Ивы. В стороне от костров молодой охотник увидел слившиеся в борьбе фигуры. Агамер куда-то тащил упирающуюся девушку, пытаясь заткнуть ей рот, чтобы она не кричала. Юноша бросился на обидчика с единственным ножом, который всегда был при нем. Разъяренный от выпитого вина и неудачи в любви вор бросил добычу, повернулся к молодому охотнику и обрушил на него всю свою силу и злость. Девушка звала на помощь, а ее защитник уже лежал на земле бездыханный.
Ослепленный яростью, окончательно потерявший разум, помчался Агамер прочь от стойбища, в темноту ночи. Догонять его никто не стал.
Горько плакала мать над судьбой непутевого сына. Родня готовила погибшего к дальнему путешествию в страну предков. Невеста убивалась от горя по любимому, не успевшему стать ей мужем. А Не Знающий Меры так и не появился в племени. Знал он, что ожидает его там: осуждение родичей и изгнание (а может и смерть), – и решил уйти от них сам. Вот только прокрался ночью в свой погреб и унес оттуда все запасы вина и еды.
А несчастная мать совсем иссохла от великого стыда и горя. И решила вдова, что незачем ей больше жить на этом свете. Пошла она к священной лиане, что растет у подошвы гор, и обратилась к растению с такими словами: «О, Сома! Ты – тоже мать! Ты рождаешь прекрасных детей, которые дарят радость и веселье людям. Отпусти душу моего сына! Возьми мою душу взамен! О, Дух Сома, добрейший из духов! Верни разум моему несчастному сыну, если он еще жив! Отврати взор его от винных плодов!» С этими словами обессиленная мать упала на землю и умерла.
Всем известно: последнее желание умирающего обладает такой силой, что исполняется обязательно. Приняла лиана душу несчастной матери, и Дух Сома услышал ее мольбы.
Долго ли, коротко ли – прошла и эта зима. Наступило лето. Агамер не погиб. Он был умелым охотником. Пещера в горах послужила ему защитой от холода и хищников. А одиночество не очень тяготило его, – вино заменяло ему людей. С вожделением ждал отшельник поры созревания сомы. Едва ягоды стали темнеть на лозах, захотел он полакомиться ими и проверить на спелость. С трепетом, как к девушке, протянул он руку к грозди фиолетовых ягод, и… что это? Он не мог понять, что произошло. Едва рука коснулась ягод, как они окаменели! На ладони лежала горсть фиолетовых полупрозрачных камушков! Агамер с возмущением отбросил их… Протянул руку к следующей грозди – и она окаменела в его руке. С безумным взглядом бродил человек вокруг зреющих ягод сомы и, прикасаясь к ним, превращал их в камни. Агамером овладело отчаяние. Постепенно он понял, что никогда уже не сможет приготовить и вкусить свой любимый напиток! Тогда он вспомнил, что там, в долине, живут его родичи… Но вспомнил и то, что был изгнан ими. Не мог Не Знающий Меры вернуться в племя, которое оскорбил и предал. Только теперь в полной мере почувствовал он свою вину перед людьми и матерью, которой его поступки причиняли нестерпимую боль. И пошел несчастный куда глаза глядят – искать себе новую жизнь… или смерть – что подарят духи.
Его сородичи нашли умершую вдову у корней сомы и проводили ее в страну предков так, как положено провожать родственника. А Дух Сома поведал им о том, что красивый фиолетовый камень, в который превратились ягоды, обладает чудесными свойствами: рассеивает винные пары, оберегает владельца от искушений и душевных волнений, придает благоразумие и благородство, побуждает к состраданию и вселяет надежду. Позже люди дали ему имя Аметист, что значит – трезвый.


Рецензии