Рассуждение второе. О первоначалии Россов

Разсуждение второе.


                      
О первоначалии
 Россов.




     В сём втором разсуждении, намерился я произвести начало Россов от самой отдалённой древности, да и показать достоверно, что народ Русс, или Росс, был издревле сей самый, который ныне собственно именуется Российским, и говорил он сперва Словенским языком, потом Славенским, и Славенороссийским поныне. Возведена, мнится, вероятность в ближайшей степени к верховной, что самые первые шествия Целтических народов из Азии, в верхний Европейский Север, и в глубокий Запад были с единой и общей речью Словенской: и что более поколение от поколений начали различаться, удаляться, возвращаться вспять и мешаться с другими, то больше стало делаться разности в языке: так что наконец всемерно Целтический язык различился с Словенским.  И не знаю, как основательно Сенека, писавший об утешении К Альбину, примечает: «Ежедневно нечто в сем великом мире изменяется, новые градов основания полагаются, новые народов имена, по изчезнувшим старым возрождаются».
Однако же так оный с сим Словенским различился, что не мог не оставить в себе многих первородных следов и речений. Доказывает сие Тевтоническое ауге и оге, око; цвей и твей, два; дритте, третий; эзсел, осёл; эссиг, оцет; гканс, гусь; гкаст, гость; леин, лень; маус, мышь; меер, море; вассер и ватер, вода; меет, мёд; мюллер, млинар, мельник; муттер, модер, матерь; зон и сунн, сын; юнгк, юн; кирхе, церковь; замен, семя; заалц, соль; сиц, сидение; шилд, щит; веин, вино; витве, вдова; абрис, образ. Доказывает сие и Готландическое Бредвиа, значащее недалеко, то есть перед самым видом. Довольно и сего для примера.
   Нкто из достойнопочитаемых моих приятелей, Германического муж народа, удостоверяет, что нашёл он множество немецких слов сходствующих совершенно с нашими российскими. Но российский язык, есть един из Словенских, да ещё и цельнейший прочих, если б его не портили; однако никогда и вовеки не повредят: щит ему и утверждение язык наш церковный. Итак будет он вечно и достойноназываться Славенороссийским.
    Славяне, есть звание по языку и славе дел воинственных, всеобщее всем народам Славенским. Признаёт сие со мной Альберт Кранций о вандалах; ибо каждый из них народ, имеет особенное себе проименование. И поистине, именуются Славяне то Вандалы, то Далматы, то Сербы, то Болгары; то Расцы, то Горваты, то Чехи, то Ляхи, то Мосхи и Россы. Я оставил почитай неисчётные названия Славян: довольствуюсь токм этими главнейшими. Нет мне здесь потребности во всех прочих Славянах: до Мосхов и до Россов единственно имею дело.
     Представлю я общего их праотца: произведу родоначалие; и протолкую наименование имён. Имеются Российские начала на латинском языке Шетгениевы; чтутся и Байеровы на том же; обоих учёных и непрезираемых мужей. С ними, где повелит истинна, соглашусь без прекословия. Но где свет их, ясностью своей довольно блистать не будет; там от густоты мрака потщусь убегать, и прилежно поищуиного просветления. Во первых начинаю предлагать о Россах.
      Христиан Функций повествует, «что первый основатель России был Русс, третий брат Чеху и Леху; и всесии три брата вышли из Далмации или Славонии, и шли с воинством, около лета Христова не 550-го, как то Горний говорит, но 500-го, как утверждает Гвагнин, в Страны Сарматские. Русс поселился около Мосховии: отчего Руссы, нарекшиеся по имени основателя своего, и Мосхами называться стали». Преизрядно бы поистине для нас сие было: всё б дело этим одним совершиться могла. Зачем доискиваться откуда, отчего и от кого Россы? Довольно бы сказать, что от Русса, вышедшего из Славонии около 550-го лета от Христа, и седшего на землях Московских. Был бы здесь корень не только имени Российскому, но и Словенскому языку: ибо и я применяю Словенскому языку на Славенский, и Словян на Славян, полагаю почитай в самые эти времена, утвердившись на прокопии, называющим Славян Склавинами.
     Но покойный Байер для самых важных причин, которых впрочем. Не объявляет, повелевает царствовать трём сим братам в пустых тенях, говоря: «Не знаю кто Винценция Кадлубка изъяснитель, однако не столь стар, для того, что был немного попрежде Длугоша, и после 1434 года, человек пребезмерно прост, первый сих трёх братов, Анновых сынов, произвёл. Ибо когда Кадлубко писал за двести с лишком лет, прежде пояснителя; тогда не были ещё рождены ни Аннон отец, ни три родныебрата; мню, что как Иозишева Паллада, внезапно они вооружённые выскочили из объяснителева мозга». Сверх того, Христофор Целларий уверяет в оное время не Славянин Русс поселился на Московских Землях и дал имя, от своего и от мест, Россам и Мосхам, но «что Славяне из России, и от Циммерийского Босфора вышедши сели частью между Дравою и Савою************ реками, а частью зашли в Польшу и Богемию, да и положили начало трём государствам, а именно Славенскому, Польскому, Чешскому. Знатное разгласие! У Функция Русс, неизвестного Кадлубкина изьяснителя в призведении Байера возник из Словонии, и поселился в России, а у Целлария, Славяне вышли из России, завели три упомянутые державы. Но сей последний писатель есть знаменитее и важнее первого. Лоран Тюркоа во Французской империи из Кранция, говорит, что Славяне, в царство кесаря Маврикия в шестом веке, вошли в Далматию и ИЛЛирию, и в ближние области, назвавши их Славонею: а пребывали они тогда в Померании, в России, в Польше, в Силезии, в Моравии, в Богемии, и в Далматии; словом, во всей поперёк Немецкой Земле, от Балтийского моря, до Средиземного.
      Авторы всемирной истории, с Английского, предлагают из Гербелоты восточной библиотеки*****, что историки Персидские исчисляют одиннадцать сынов, бывши у Иафета, а именно: 1. Хим, 2. Секлаб, 3. Маншуи, 4. Гомари, 5 Турк, 6. Халаи, 7. Хазар* стр375, 8. Русс, 9. Суссан, 10. Каз, 11. Тарай. Абулгази Баядур Хан в родословной истории о Татарах, книге второй (сия с Французского переведена мною) признаёт их только восемь, и имнует их следующим порядком 1. Турк, 2. Карс, 3. Саклал, 4. Русс, 5. Маминак,  6. Звин и Ин, 7. Камари, 8. Тарик. Великую услугу могли нам также показать и восточные эти писатели: есть как у первыхво втором месте Секлаб, и у другого в третьем Саклап, - то есть Славен: так и Русс у первых восьмым числом, а у другого под четвёртым. Достаточно нам утвердиться на сих, то не в мгновении ли ока нашли б мы корень и Славянам и Россиянам?   Но святое писание, которое должно нам воспринимать за первейшее и непоколебимое основание, святое писание, говорю я, оставляя сынов Иафетовых Моисею, не именует ни Словена, ни Росса. Однако, та же Богодохновенная книга проповедует имя, но у Иезекиля, Росса, соединяя его с Мосохом; а сей Мосох есть седьмой сын Иафетов. На сём точно пророке основавшись, хотя и многие из знаменитых писателей производят от тех праотечесих имён Россов и Мосхов: но покойный Байер, не соизволяя, чтобы начало Россов производил кто от сего Мосоха, Иафетова сына, говорит: «Что сие мнение токмо есть 200-летнее и что оно взято от Поляков писателем Синопсиса Российского».
   Пускай же, по моему, будет оно 200-летнее только у поляков, да и что из сего следует? Поляки были первыми, кои это мнение разгласили. А ежели они разгласили праведно, утвердившись на глубоком писании древности, то отметаем ли мы суть поляков, посему, что они Поляки? Не токмо они отвержения, но всякого, по моему же приятия достойны, за сие мнение, и то наипаче, что Самуил бошарт, муж превеликого разума и учения, а сие и по точным Байеровым словам, Самуил Бошарт, не быв из Француза Поляком, то же самое сильно, подтверждает, да ещё и утверждается на нём.
     Байер наш, назвав погрешением и Бошартово мнение, вот чем его в заблуждении величает. «Вижу, что Иезекиль упоминает Князя Рос, или реки Аракса и Мосоха при Кавказе горе: чем же они принадлежат до сих наших Россов? Будто бы в Иезекилево время, не иное было состояние стран Кавказских, нежели есть ныне». Но чем же они, я говорю, и не принадлежат?
Хотя и странно так вопрошать молчащего всеми смертного, но всегда гласящего написанным книжною тростью. У Бошарта дело идёт об именах Иафетовых племён, а инородный наш профессор, мудрый впрочем, предвергает перед ним страны, изменившиеся в состоянии своём. Да простит дух покойного мужа: мнение Бошартово как не совсем твёрдо им изобличено в погрешении; так оно и пребудет, пребывая цело в достоверности.
      Время изъявить истину, содержимую мною. Читав писателей не Польских токмо, но и других разных стран и языков, всех же и великих по славе, и посредственных, равняющихся часто с первостепенными, а увидев, что они согласно пишут о Мосохе с нашим Синопсисом, объявляю вкратце:
Первое, то Рос-Мосох есть Праотец как Россов, так и Мосхов. Второе, что Рос-Мосох есть едина особа, и следовательно, что Россы и Мосхи есть единый народ, но разные поколения. Третье: что Рос есть собственное, а не нарицательное и не прилагательное имя, и есть предъименье Мосохово; так равно как у римлян кней-Помпей, или у иноземцев Готлиб Зигфрид.
    Что Рос есть имя собственное, то сие доказывается следующими причинами. Первая:70 Богомудрых переводчиков употребили слово Рос точно, не переведши его по-Гречески. Но сим именем называем был и внук Вениаминов. Следовательно имя Рос употребляемо было у Евреев именем собственным. Вторая: слово там КНЯЗЬ полагается соединённо с Росом. Посему, ежели бы Росс имя было нарицательное по произведению же ГЛАВА, то б надлежало нам переводить так: «Утверди лице твое на ГОГА, и на землю МАГОГА, КНЯЗЯ ГЛАВУ»; как то блаженный Иероним и делает. Но сие есть не только тождесловие именно как Главу-Главу, для того, что и Князь есть глава же или верх, или начало по качеству достоинства; но не имеет мню и довольно светлго разума: «Утверди лице твое на землю МАГОГА, КНЯЗЯ, главу, Мосоха,» какое тут должно быть яснейшее разумение не способно видеть: Князь с Главою есть в сочинении сопряжённость, а не разделённость.

 Стр379- проверить длину предложения и смысл….
   
       Нобелий, в примечании своём, на сию Иезекилеву главу, объявляет, что Аквила перевёл сие слово, Архонда Кефалин Мосох, то есть Князя Главу Мосоха. Но Шетгений, ссылаясь на Феодорита, говорит, что и Аквила  и Симмах и Феодотион удержали в своих переводах слово Рос, не переводя его в достоверное показание, что Иудеи тех времён признавали Рос именем народа. И посему, заключаю я, есть имя собственное как единому человеку, так и целому народу. И местам, населяемыми народами, как то увидим ниже: ибо главные над поколениями, в древние времена, называли своими именами горы, реки и урочища. Знаю, что по-нашему может изрядно быть переведено: «утверди лице твое на землю Магога, Князя Главного Мосоха,» прилагательным именем.
      Но чего семьдесят два Богомудрых мудреца, переводя на Греческий, не сделали: то нам превращать всеконечно не достойно: сверх того, свойство Еврейского языка отнюдь сего не попущает, по удостоверению искусных в нём.
   Коль не благовидно стоит Иероним за нарицательное имя Главы, доводя: «Ни в бытиях, ни в других местах писаний, ни же в Иосифе находится народ сей Россов: и от сего явно есть, что Рос у Иезекиля не народ значит, но Главу.» Однако, с крайнейшею твёрдостию ответствует ему на сие, у Шедгения, Бошарт, говоря: «поистине толикий муж, когда сие писал, не размыслил, что в самом же Иезекиле многие имена мест находятся, коих нигде же и нет.
Итак, хотя Рос, ни в Иосифе, ни в других местах писания не находится, однако ничто не препятствует, чтоб ему не быть именем собственным народа и места.» Делает он там и пророческим словам Парафрастическое «утверди лице твое на Гога: то есть ободрись на пророчествование против царя Скифийского. И на землю Магога; то есть на того царя, который пребывает в Скифии близ Кавказа. Князя Рос-Мосоха и Тфовеля; то есть Князя Армении Араксенской, Мосхичесхие, и Тибаренские, стран сопредельных, бывших тогда Скифийскими областями.
      Третья причина: сие самое слово Рос, при соединении своём, как в единственном, так и во множественном числе, почитай всегда, по удостоверению Шетгениеву, требует родительного падежа, значащего лице и вещь, то есть, то поколение, или ту страну, где князь владеет. Посему, У Иезекииля Князь Рос, есть Князь Россов, Князь Мосхов, и князь Тфовелян.
       Четвёртая: имя Росъ соединяется с Мосохом нераздельно, а с Тфовелем сопряжения союзом. Но страны, на коих сии народы жили, и суть взаимно  собою соседственные, так что сперва Араксенская, потом Мосхическая непосредственно, в достоверное показание, что россы и мосхи суть един народ, но разные имели домовдадычества, а подальше к Северу и Тиберианские или Иверианские. Посему имя Рос есть собственное и одному человеку, и целому народу, и странам от народа обитаемым, и стране к тому же Князю подчинённой. Следовательно, имя есть оно ни нарицательное, ни прилагательное.
    Подлинно, Сие имя есть собственное непреодолимо; однако, оно токмо Предъименье Мосохово. Ибо, ежели бы, не было оно предъименем; то конечно Пророк, по природе Еврейского языка, соединяющего повсюду от большей части, разные имена союзами сопряжения, та к написал: Князя Рос, и Мосха, и Тфовеля. Но поскольку стоит в Пророке так: Князя Рос-Мосоха, и Тфовеля, то следовательно, Рос имя, есть токмо Предъименье Мосохово, и то наипаче, что Тфовелево имя, как совсем разное, от Мосоха, соединено союзом сопряжения.
        Рос-Мосох есть едино токмо и тоже имя, равно как Гог и Магог, одно есть наименование, а не два. Доказываю сие. Моисей, в десятой библейской главе, именует Иафетова сына Магога, не именуя Гога.????
Но в Первом Разсуждении истолковано, что Магог есть праотец Скифских народов. И понеже Иезекиль в 38 и в 39-й главах, Гога разумеет быть Обладателем Скифийским, Магогом Скифской страны; оба эти имена значат Скифов и Скифию; то следует законно, что Моисеев Магог, есть Иезекилев Гог и Магог, то есть слог МА в Магоге, есть предъименье, или наРАщение Гогово, по свойству Еврейского языка.***********
      Мнение моё, или правую истину, подтверждает мудрый Бошарт*, ибо он говорит, что Магогова имя ясно слышалось в стране, называемой от Страбона и Стефана******* Гогареною. Но в сём слове токмо есть ГОГ, а Бошарт говорит о Магоге. Подтверждают тоже и Авторы* Всемирной Истории с Английского, изъясняя своё повествование: «имя Гог, в самой вещи есть тоже, что и Магог, ибо буква (М) в нём, есть некоренная.********(разобрать с точки зренияЭРС)
Равным образом, Моисей именует Иафетова сына Мосоха не именуя Роса. Но Иезекииль называет Князем Рос-Мосоха. А понеже Рос-Мосох есть Князь поколений Скифийских, по Иезекиилю, и стоит в нём имя Князь, а не Князи, да и Рос-Мосох есть без союза сопрягательного; следовательно, Рос-Мосох есть одно и тоже имя, так что Рос, есть предимение Мосохово.
     Когда уже стало сие твердо, что Рос-Мосох есть одно токмо имя, и когда Росами и Мосхами, как Скифийским народам, должно было всеконечно произойти от Рос-Мосоха (разве кто мнит быть Преадамитом*, и полагает ложно, что каждый народ, с первобытности своей, произошёл там, где он ныне обитает): то Россы и Мосхи суть неприменуемо един и тот же народ. Но хотя они, по корню, по сродству, по близким взаимно и непосредственным с начала обиталищам, а по самому языку, единому, как доказано в Первом Разсуждении бывшему Скифийскому, то есть Словенскому от Слова, суть и един народ истинны истиннее, чтоб так позволено было сказать, для вящего утверждения правды: однако не одно есть поколение, а сие ж столько есть истинно, сколько и оное первое.
     Не можно было не быть у них разных между собою, домовладычествам: сие подтверждается всеобщим опытом братов, отеческий дом разделяющих и разделяющихся. Не можно было и не называться им общим нкоторым именем для разности от других Гамеритских обществ; не в отдалении сидевших, да и не иметь каждому общественного прозвания на различение домовладычеств. В шествиях надобно, чтоб близко одно домовладычество следовало от другого, при взаимной опасности от нападения чужих, но, надобно ж, чтоб одно с другим и не мешалось: домочадство и паства того требовали, Итак, видно, что Росх-Мосоховские домовладычества различили себя двумя особенными именами, разделив общее праотеческое имя на двое; так что, одни шествовали, и садились на места под именем россов, а другие под именем Мосхов. Оба сии имена как соблюла для нас история, так мы и действительно их поныне имеем, называясь Россианами, а от всех почти чужестранных прозываясь Мосховитами.Всё сие подтвердится в следующим гражданскими историками.
    Жили в древние времена между Каспийским морем и Эвскийским понтом, по свидетельству авторов* Всемирной Истории, с английского, два народа: из сих один именовался, Россы, и пребывал он близреки Кира, (две их ныне, по ландкарте*******Государя императора Петра Великого, северная, которая собственно Кир, называемая Кура, и полуденная Кураж, издревле называемая Аракс), как то называет её Иосиф* Бен Горион, а другие, а другие, именем Мосхи, селения свои имели при хребтах гор, распростиравшихся, по Птолемею, на северный восток Армении, и отделивших сию землю от Колхиды и Иверии.  Мнят, что от сих двух народов, уединившихся, или загнанных за* Кавказ, производят своё начало Московиты.
    Коль авторы удостоверения сего суть достойны приятия; то упомянутый Иосиф не великим почитается в Географических описаниях, и особливо что его и имя есть подложное. Однако, понеже он в сём месте сходствует с Иезекиилем, равно как и помянутые авторы, то по достоинству долженствуем ему, в разсуждении сего, безспорно поверить. Пророк соединяет Россов и Мосхов, Авторы Всемирной Истории тоже самое делают; а Горионид и точно говорит, что Россы жили при реке Кире. Но есть в близости от Кира реки, другая река ниже, как то уже недавно дано нать, прозванная Греками Аракс, которую, по истолкованию Шетгениеву*, в древние времена именовали аравляне Рос, или Алрос, или лучше произносили они её Аррас, от чего и видно, что Греки повреждено прозвали её Араксом. Авторы Всемирной истории , сию самую реку называют* Рос, Рас, и Арас; а а сим последним званием и нынешнии Турки её именуют. Итак. Можно видеть ясно, по имени Россов, что Горионид реку Россь называет Киром, или Кир с Россом сливает.
   Однако, Кир река есть разная от Аракса и падает в Каспийское море выше сея реки; только же соединяется с нею,  ил небольшою рекою, текущую поперёк, или свой ток в неё вливая, как то видимо есть на Целлариевой ландкарте*, и на Ролленевой. В Байеревой, приположении Скифийских мест, Аракс падает в Кир; а на ландкарте Государя Императора Петра Великого, присланной в Парижскую Академю Наук, Аракс* не падает в Кр, но назван особлво полуденною Курою: ибо и Агафимер, пиша о Географии, хотя упоминает в кнге второй, в главе десятой, именно об Араксе и Кир, как о двух разных реках, однако, сей свой Аракс от первого он различает; называя первый оный Роос. Снова его суть следующая с греческого по нашему: «Иаскарт же, и Окс, и Риммы, и Роос, и Кир, и Аракс в Каспийское море текут. Кто ж не видит, по возглашению Байерову в началах Скифийских, что он с востока по Каспийским берегам идёт, а к северу оканчивает Волгою?»
    Итак, утвердившись на словах пророческих, на свидетельстве авторов Всемирной истории, на Иосифе, сыне Горионове, и на сходственном имени реки, для того что Главные над поколениями, как уже упомянуто, давали свои имена горам, рекам и местам, назначаем мы первое место Россам, по отдалении от Вавилонского столпа, потомкам Росс-Мосоховым, при реке Рос Мидской. А хотя Горионид о Росс реке и не упоминает, но понеже его Кир есть в близости от рекиРоса; то всеконечно Россы при обеих реках жилища свои имели. Во времена державы царей Персидских, Роксаны (то есть Россаны или Рошаны)********** пребывали ещё приреке Аракс: о сём свидетельствует* Плутарх. Сие точно не другой народ от Россов, но самые Россы для того, что Греки ставили своё (s) иногда вместо двух (сс), а иногда вместо (ш), как уже и объявил, что однако доказывает самое слово Росс, произносимое по Еврейски Рош, Роксаны сии находятся и у Страбона; а место, где он об них упоминает, приведётся ниже. Следуют времена одно за другим, сменяются первые последующими. По первых оных, когда Россы или Россаны, обыватели, при реке Рос, или Мидском Араксе умножились; то принуждены стали искать себе новых обиталищ.
     Итак, пошли они к Каспийскому морю на север. Там распространившись, ия своё первое рекли как Росса или Аракса, о которой БАЙЕР утверждает, что и поныне именуется Рос, реку весьма большую сию именовали. Сия другая точно есть наша нынешняя Волга. В переселениях, весьма часто, показывают нам Историк сие, что Народы, преходившие с мест в другие, имена прежних своих гор, рек, городов, и урочищ, удерживали, соблюдая: сие точно и произвело в географии премножество подобоимений. Сказал я, что большая река Аракс или Рос первая, есть наша Волга;, но о и теперь повторно подтверждая: Агафимер, приведённый мною недавно, коий описывает реки, падающие в Каспийское море, в том нас твёрдо удосоверяет. Мидский Аракс назван у него Роос; а с Севера падающая в то море, и а последняя по его кругу, есть Аракс, которая также долженствует быть и Арас и Рос.
    Профессор* БАЙЕР непреодолимо доказал, что последний сей* Аракс или Рос, есть Волга. Выписываю я сюда точные его слова, и перевод с латинского, по нашему помечаю. Так он говорит: «Сказывали Геродоту, что Скитфы за Араксом при Исседонах и Массагетех жили: Массагеты, по согнании Скитфов, на дальнейших Араксовых местах сидели на восок от Каспийского моря, где превеликою степью земля распростирается. О том Араксе сказывали ему, что сия река Истру********** (думаю) в величине не уступает, и что при устьях многих обтекает острова, равные Лесбу(Метелину). Ничто из сего с Мидийским Араксом не сходствует: ни Массагетское положение места, ни величина реки, ни столь многие большие острова. Всё сие принадлежит до Волги; на восток древние Массагеты: длина реки превосходит Истр третьей долею устья до восьмидесяти и более, коими окружаются острова (если окружающие воложки называются* Косами, а по островам сидят Учуги, или рыболовные заводы) превелики. Что ж говорит Геродот об Араксе, что по слуху он есть и больше и меньше Истра; то сие самое подтверждает, что он слышал о других реках, из которых первая, сия Волга, больше Истра, а другая, коя и поныне Рус ( но на ландкартах Государя Императора Петра Великого названа она полуденною Курою) называется меньше оного, Да и довольно мне известно, что в древние времена Волга именовалась Араксом, или Русом, Россом, и Расом.»  стр.390.
    К сему непреоборимому присовокупив Агафимеров оный Аракс, невозможно по самой правде таки, но иначе не возгласить, по тем же Скифийским началам с Байером: «Кто не видит, что Аракс оный есть Волга, разве ему кажется, что нет света и в полдень?»
     У Клавдия Птолемея Волга называется РА.
Имя сие и доднесь сохранилось: ибо устье Волги, текущее по восточной стороне, именуют в Астрахани все, как то мне, родившемуся там, ведомо, Ова-Ра, то есть иная или другая Ра, для того, что в Каспийское море обыкновенно въезжают западным устьем. Простолюдины называют большеныне Увара, и Уваринское устье, как то и на Ландкарте Государя Императора Петра Великого. Надлежит ведать, что Птолемеево Слово Ра, есть сокращение от Рас, но по Греческому знаменованию: ибо оно от течения, изъявляющего сей реки великий ток******(рассмотри рас-силу ра с точки зрения эрс.!!!)   Болгары, или правее Волгары (сих называют и хвалиссами, а по них, говорят, и Каспийское море называется Хвалимским, или просто Хвалынским: последнее сие имя морюи до сего дня в употреблении: «синее море Хвалынское поётся в простых песнях) назвавшимся от Волги, назвали Волгу Волгою по Словенски также от Вологи или Влаги, то есть прозвали они сию реку многоводистою.
     Для множества Писателей новейших, согласно признавающих Птолемееву реку Ра, быть всеконечно Волгою, нет ни малого и для нас сомнения, чтоб Ра не была Волга. Сея брега Россам или* стр391 Россанам, вторые были пребывающие, но давались всем вместе.?
Настало время, нашлись и причины: часть некоторых из них от сей реки, по Шедгению, к западу отправилась. В которое точно время сие сделалось; того, при молчании писателей, определить нам невозможно.
    Впрочем, во времена Срабона Географа, бывшего при Августе, и при Тиберии Цезарях, Россаны жили к северу между Доном и Днепром. В Митридатическую войну, бывшую у Римлян с Митридатом Эвпатором, почитай за сто лет до Христа, на сих же точно мессах они пребывали; а Страбон и описывает военные оные действия, и называет полководца их Тазием: сего Мавроурбин* именует и Тасовазом. Был сей, с своими Россанами в пятидесяти тысячах, помощником Помпею, против Митридатовых полководцев,имевших войска в шестьдесят тысяч. Описывает Страбон* и вооружение их, говоря: «Употребляют они шлемы из сырых воловьих кож; имеют также нагрудники и щиты. На поражение суть у них копья, луки, и мечи,» Что ж до Тазия и Тасоваза; оба сия имя есть Словенские древние имена, но повреждённые писателями, не знающими языка. Тазий, есть Тасий или Тесий от тесания; а Тасоваз, есть Тесоваж, тешущий важко, то есть тяжко: или есть Тесовач, о тесания же и тесака, о есь посекатель неприятельского войска.
    В последующие времена, часть из Россан зашла в крым, а другая осталась вне Крыма, однако же неподалеку от него: так Шетгений утверждает. Сия другая с Аланами в един народ совокупилась; да и назвались оба народа Роксаланами, или Россоланами. Был народ Аланы: упоминают об нём Историки. Целларий, в познании древнего мира, показывает, что сперва они жили между Волгою и Доном, имея от Дона с левой стороны* Астурканов, с правой от волги Сербов, с тыла Кавказские ворота; сами жили посередине между ними. Потом жили они между Доном и Днепром, неподалёку от северного берега Азовского моря. Аланы сии говорили Словенским языком: доказательством тому самое их имя. Аланы суть не что иное по Словенски, как народ, называемый* Елани. Славяне во многих речениях выговаривают букву (а) за (е). Дань вместо день: Пас,* вместо Пес: вась, вместо весь; бял, вместо бел; вяра, вместо вера.
    Елени простым нашим языком суть Олени, повреждённые явно от Алании. Самки Еленьи называются у нас лани, половинным именем от Алании. Французы называют сих, Алень, в явное засвидетельствование, что сие имя им чужое, и чо алени их суть Славенские Алании и Елени, или Славенороссийские Олени. Итак, Алании, по произведению имени Елени означали себя скорыми или быстрыми ходоками, по свойству борзого а бежании Еленя. Известно, что Симеон Логофет в Константине Багрянородном , в главе 46, называет Россиан Дромитами, то есть скорошественниками. Не доказывает ли сие имя Еленей* резво скачущих? Что ж он их производит от рода Франков (Эк Генус Тоон фраггон); то мню, что сие в рукописной книге была описка, вшедшая в печать, без рассмотрения довольного, вместо Фракоон, то есть Теракиан.
    Уведомляют Историографы и о Роксаланах. Страбон* их при Днепре помещает, утверждая, что в те времена из ведомых скифов новейшими они были.
   Птолемей* пишет, что они по всему северному берегу Азовского моря, распространялись. Плиний* с Скифами и Сарматами соединяет. В следующие века, Аммиан* Марцелин, Иорнанд* и безымянный* Географ Равенский, при Азовском же море их поселяют. По всему явствует, что Роксоланы, от Времён Августа Цесаря, до семисотого лета от Христа, и может быть далее, в оных странах пребывали.
   По Нероновой смерти, в лето по Христе семидесятое, убивши они две Римские когорты, то есть два батальона, ворвались в Мезию, или в нынешнюю верхнюю и нижнюю Сербию: было их до пяти тысяч конницы, как то повествует Тацит. Плавций Силван, бывший с Цесарем Клавдием в Британии, Консул в первое 800 лето от создания Рима, а второе в 829, мир имел с роксоланами: свидетельствует древняя надпись, в его честь положенная от Веспасиана Цесаря. Видно, что Роксаланы тогда были други и союзники Римлянам, кои они на даков, беспрестанных в те времена им неприятелей, помощниками были.
   Спарциан*, свидетельствует, что им годовая плата от Римлян давалась. Сие Казавбон так разумеет, что Римляне мир от них покупали себе ежегодными теми деньгами. Но Шетгений толкует, что они были вспомогателями римлянам, и потому воинское жалование, как обыкновенно тогда было, получали. Как то ни есть; только Россаны, или потом Россаланы, брали деньги с Римлян.
      Не всегда ж Роксоланы столь счастливы были, чтоб им непрестанно некоторую с римлян собирать подать: были они и сами пленниками римскими. Колесо есть весь мир: кругом вертится, так что верх на низу, а низ наверху бывает; и в том только он постоянен, что никогда не являет себя постоянным.
    Всё в нём движется, и одно за другим следует. В сем ли неусыпном беспокойстве, обрящет ли кто вожделенное себе успокоение? Да чаем же иного благотишного, понеже всё того непрестанно желаем, пристанища, видя и претерпевая всегда во свете токмо что наглые бури и свирепые треволнения. Чтём в описке, что в торжествование Аврелианово шли наперёд, имея руки завязаны и связаны назад, Готы, Аланы, Роксоланы, Сарматы, Франки, Свевы, Вандалы, Германцы. Приведённый недавно Спарциан, в том же самом месте, говорит, что смятения, заведённые от Сарма и Роксаланов, утишены Цесарем Гадрианом.    Он же Гадриан, с Царём Роксоланским, жаловавшимися на уменьшение платы, разссмотрев сам дело, мир поставил. Капитолин* пишет, что потив Марка Антония Философа, все народы от Иллирических пределов, до самой Галлии, восстали; а между теми народами были Роксаланы, Вастарны, Аланы, и Певцины; но он их с превеликим трудом одолел.
В Галиеновы времена, бывшие в третьем столетии по Христе, Мезиане* сделали было Императором Региллиана, находившегося тогда властелином в Иллирии; но он Роксоланами, при согласии всех воинов, и всех обывателях в тех местах, убоявшихся лютости Галлиеновы истреблён о числа живущих.
    Профессор наш Байер, доказав, Геродотову Араксу быть Волгою, наконец говорит: «Сия река, понеже толь пространное течение имеет, и многим народам подала место к обитанию, не дивно, что некоторых своим учинила знаменитых именем. Как ныне болгары, вышедшие от Волги, носят на себе имя, произведённое от реки; так Руссы, мню, мню, от неё ж названы Роксоланами, как будто Аланы при реке Русс. Птолемеевы Боруски, равно как народ при реке Русс же.» Сей покойный Байер чрез слово Аланы повсюду разумеет токмо всякий народ, как то мы увидим ниже, не знав, что Алании по Словенски суть Елени, так называемый особливый народ. Однако, Роксоланов признаёт и он Россами. Да и Птолемей полагает Борусков при вершине реки Волги: видим мы сие у него, и на Целлариевых* ландкартах, Боруски сии суть не что иное, как токмо народы, сидящие по реке Руссе, следовательно, и сами они, как по себе, так и от неё, были Руссы. Птолемей сей был Египтянин из Пелузии, и жил в царство Марка Аврелия Антонина, во втором столетии от Христа.
   Феофан Прокопович, Епископ тогда Псковский, описывая блаженную, но нам горестную вовеки, кончину Государя императора Петра Великого, и присовокупляя к оному сочинению два из своих слов, одно проповеданное при самом погребении усопшего Императора, а другое в День Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла, год спустя по успении Императором, назвал оное своё сочинение, печатанное на Латинском языке в Ревеле,* Лакриме Роксолане, то есть слёзы Роксоланские. Но сии у него Роксолане, не точно ли, и именно мы, Россиане? Чьи он слёзы называет Роксоланскими, буде не наши Российские? Мы Россиане тогда плакали, мы рыдали, мы волосы на себе терзали, мы поражали себя в грудь, мы и ныне воспоминаем ублаженного Императора, и вечную славу заслужившего в человеческой памяти, со слезами. Но и ложно ли сей архиерей нас знаменовал? Не писатели ли древние, приведённые здесь сим нас именем согласно называли? Кто же не видит, что Россы, Руссы, Расы, Россаны, Россаланы, мы непреодолимо Россиане, собственно так называемые ныне, разве кто при полуденном солнце не хочет созерцать дня и сияния?***************
   Представлено уже из Шедгения, что одна часть Россан соединилась с аланами, иназвалась Россаланами, а другая зашла в Крым, или в Таврический Херсонес, сие последнее должно утвердить писателями. Свидетельствую о сём подлинно Византийские, но так, что прежде девятого века об них они не упоминают. Сия есть и причина, что профессор Байер так начинает свои Российские начала в восьмом томе старых академических комментариев: «Прежде Михаила Кесаря, Феофилова и Феодорина сына, упоминаются попремногу Славенские народы у византийских писателей, а о Российском имени нет у них отнюдь припоминания.»  Сие правда; но мы увидим, чего ради учёный муж так своё разсуждение начинает. Из упоминавших о Россианах, первый есть Иоанн Зонар, который, описывая первый российский поход на Константинополь, называет* Россиан Скифийским народом, кои, по его, сперва при Тавре горе жили. Он же потом Россиан Скифами* и Тавроскифами именует.
    Следует по нём Иоанн Цецест, засвидетельствующий, что Тавры народ, называется другим именем Рос. Георгий Кедрин, который всегда списывал с Куропалата, Россиан Скифийским* народом именует, жившим около северного Тавра. К Скифам также причитает их безымянный* их писателей после Феофана византийского. Что ж до Тавров, а они уже издревле были Скифы, имеющие сие имя хотя и от горы* Тавра*, однако же частью пред нею, а частью в Таврическом Херсонесе или в Крыме, селение имевшие. Имя Тавроскифов читается у* Арриана; а Скифотавров* у безымянного. Всё сие есть ясно и достоверно.
       Не пекусь. Что у византийских от лета Христова 805, в кое Феофан оный умер, до кончины Романа Багрянородного, и до лета Христова 963, только что Скифские степи находятся, по Байеровым словам в российских началах, да и те ещё безплодные  в рассуждении достопамяных* дел. Не останавливаюсь на сем , и там же, что всё то, кое тёмного и предревнего есть начала, без всякого дальнего размышления, Скифами называется и к Скифам причисляется. Могут найтись читатели, коим сие не во всём распространении, но с некоторым знатным уменьшением и стеснением будет. А как кто точнее в то углубится; то либо и окажется одно только бывшее благоволение, к такому внушению оного учёного мужа. Дивлюсь токмо, что он в сём и от Византийских прочих, для того, что и они тут не по нём; но что прежде девятого века не упоминают о Россиянах, в том за них крепко держится.
Подлинно, Византийские в первый раз упоминаю о Россах тогда, когда сии приплыли по Чёрному морю под Константинополь. Поход сей был не в десятое лето Михайла Гугнивого), Кесаря Константинопольского, и в лето от Христа 851, как то Шетгений полагает, но в девятое лето державы Михайла и Феодоры, матери его, и в лето Спасителево 852.  Сие свидетельствует хронограф Российский, прилете мира 6360, и от воплощения 852, предлагая: «Индикта 15, начевшу Михайлу царствовати, и нача прозыватися русская земля.» На сем утверждается и безымянный Историограф Российский, приведённый у Байера* пишущего: «в царство Михаилово, Индикта 15, первократно о Российском имени слух промчался.»
И понеже сих времён дважды случился 15 индикт, сперва в лето Христово 852, а потом в лето 867; о Байер и заключает, что безымянный Историограф разумеет лето 867. А чего же ради не 852? Счисление лет, в разсуждении сего, не имеет большой трудности.
Достоверно есть. Что Людовик 2-й* или Кроткий, сын Карла великого начал царствовать* на западе с 814, а царствовал 27 лет. С того времени начало царству на Востоке Льва Армянина, царствовавшего токмо 7 лет. Итак, окончилось лето Христово 831. Сын его Феофил держаствовал 12 лет; итак лето Христово окончилось с царствованием его 843. наследовал престол сын его Михаил Младолетный, при правлении государства матери его феодоры. Но до 15 Индикта, то есть до 852 года, осталось ещё 9 лет. Следовательно, в сей год, а в царство Михайлово, услышали первократно Византяне о Россах. Лета 867-го не Михайлова почитай есть царствование, но Василия Македова: ибо Михайл царствовал с матерью 12 лет, а один собою 11 полных; итого 866 лет. Но 867-го ( в самом начале по греческому счислению; ибо сентября 24 дня, а по Римскому за 4месяца до 868-го) скончался, по котором и настал Василий* Македон.
   За всем сим, часть Россан или Россов была и жила в Таврическом Херсонесе, по свидетельству византийских писателей. Довольно есть вероятно, что из Таврического Херсонеса Россиане пошли к западу.
Эбн-Алварди, писатель Аравитский, приведённый у Гербелота, из него у Шетгения в Российских началах, свидетельствует, что Россами выгнаны Болгары. И что они Россы поселились между странами Рум, и Кгозар, так что, были они между Болгар и Секалеба, то есть, между Болгарами и Славянами. Косары были народ Словенского языка; показывает сие имя их: ибо оно значит людей косящих неприятелей своих в военных поражениях, как косами, или людей, носящих оружие своё, сделанное наподобие кос (сабель). Я мню, что косарь наш, домовое орудие, всем известное, назван от того оружия, подобного косам, и что нынешние гусары суть не что иное, как только повреждённое имя от Косаров. Не токмо же гусары от косаров, но и козаки о того же кореня и знаменования, косаки: ибо и у них орудие есть сабля же, подобное косе.**************** Итак, неверно думают некоторые писатели, что козак на татарском языке значит грабителя; не право и Пясецкий производит от Косы, то есть от козьего скакания в поле: но весьма справедливо разсуждает Гербений в главе 7-й, о пещерах Киевских, что козак есть от косы, то есть, человек военный, носящий оружие подобное косе. Или срубающий противников так, как будто косили они их косою. Свидетельствует о Козарах* длугош, говоря: Козары суть народ Рутенский. Ему следует, по обыкновению своему, и Матфей Меховский, автор письма о коммерции, положенного в ежемесячных сочинениях 1755 года в апреле месяце, на сранице 217, говорит, что кои народы от Греков так назывались, Козарами, или Хозарами, те у русских суть Хвадиссы или Болгары, и что в древние времена разделяли их надвое, на нижних и на верхних.
    Но что более? Весьма ведомы суть Хозары народ Таврический, в Херсонесе пребывающий, в коем поселяют его и Византийские, и другие писаели едиными устами засвидетельствуя. Что ж принадлежит до Рум: то Аравляне так называют страну ближнюю к Византии. Ибо римляне туда прибыли из Италии, и Константинополь новым Римом назвали: от чего оная в те. И последующие нынешние времена, Романиею проименована, хотя сие и безспорно, что и Азиатические* области сим же называются именем.
   По утверждении сего таким образом, всяк ясно уразуметь может, что Россиане при Чёрном море, называемом у Преподобного Нестора Русским, между Дунаем, Днестром, Бугом, и Днепром селения свои имели. Ибо по сие место мы внушали, что шли они всегда на Запад. Впрочем, сие удивительно, что Визанийские писатели, о знаменитой сей премене, ни слова не сказали, хотя сии времена Россиане  начали уже быь знатны, так что и на самый Константинополь нападать дерзали.******** Знатно, что Греки, по тогдашнему своему надмению, о высоты и роскоши родившемуся, не ставили ещё за велико сих неприятелей.
    Однако, Александр Гвагнин, описатель Польши, недостаток сей несколько награждает. Повествуя: «Роксоланы или Руссы с Болгарами, для подобия и единства в житейских обыкновениях, дружбу и союз сделали; а общими силами и вошли в Таврическую страну, в коей ныне живут Перекопские Татары. Но коль долго они в ней пребывали, и в какое время пришли, о том неизвестно.» Сказывает потом, что они, переправившись через Дунай, «прямо пошли во Фракию, и там Константинопольского Кесаря с воинством кровопролитною войною разбили, также Никифора и Михаила* Кесарей, убили при Адрианополе.  Потом, завладевши обеими Мезиами, назвали их Волгариею. Некоторые из них сели в стране Российской , коею Волгинею назвали, поныне проименование сие имеющую. Прочие в Подолии, в Литвании, в Подляшии, и в Мазовии окоренились. Всех сих мест и в нынешнии времена не переменили, кроме поселившихся в Мезии.»
     Всё в Гвагнине с истинною сходствует. Зонар* упоминает о первом Болгаров нападении на Иллирию и Фракию, бывшем во времена Анастасия Дикора или Разно-окаго, Кесаря,****-(КОСОГО?), скончавшегося в самом начале шестого века, лета 518. Кедрин* передаёт, что они в Мезию во времена Юстиниана великого ворвались, в шестом же веке. Писатель* смешённые Истории, полагает пришествие из во Фракию, в десятое лето царствования Константина Погоната, или Брадатого, в седьмом веке, за шесть лет до его кончины. Но как явствует из всего предложенного выше, что в сии времена должно было Россам находиться ещё в Таврических странах; то ясно, что не все Россы, соединились с Болгарами, но некоторая только из них часть, называемая и поныне Расцы, или правее Расси, и Раши. А что у Византийских писателей нет, при всех приключениях, Россов;******** то видно, что Болгарское имя, как единоязычное, и единого* знаменования с Россами, их в своё включило, для того, что Болгаров было больше, а Россов токмо часть с ними. Наконец, в сём нет не ни малого сомнения, что Россы переселились из Таврического Херсонеса в Европу на западный берег Чёрного моря, и оттуда, в 852 лето Спасителево, ходили на Константинополь в силах знаменитейшего ополчения, от чего и прославившегося паче бывших прежде походов, не столь сильных; так что сей почтён , как совершенно впечатлевшийся в высокомерную Византийскую память, за первократный. Доказывается сие и следующим, что Византиняне Северовосточнейшую россию именуют* дальнейшую ( Тин Эксоо Россиан), на различение с ближайшею к ним, которая при Чёрном лежала море.
     По первом сем главнейшем их на Константинополь нападении, вскоре упоминается об их обращении к Вере Христовой. Синопсис, книга прежде в Киеве напечатанная, потом и здесь при Академии четырежды изданная, упоминает* о пятикратном крещении Россиан.
      Первое, утвердившись на Синаксаре, читаемом в церкви Ноября, 30-го дня, на Гвагнин, и на Летописании преподобного нестора, от Святого Апостола Андрея Первозванного.
      Второе, утвердившись на Кромере книге 3 и на Баронии под летом 863, в лето* 863, в царство Греческого Царя Михаила, при Патриархе Фотии, от учителей Веры Христова Мефодия* и Кирилла. О сём крещении упоминает и Стредовский*, писатель Моравский. «Кирилл и Мефодий, говорит, тогда в Моравии пребывая, послали в ближние страны некоторых священников, а именно Безрада в Паннонию, Вышвога в Сармацию, Яндова в Дакию, Наврока в Россию. Сей Наврок преизрядно отправил свою дожнось6 ибо в следующий год, Кирилл и Мефодий, побуждены бывши склонностью Россиан к вере Христовой, прибыли СМИ в Россию, и там двух Князей Самовита и Богарина, с великим множеством народа, священною банею от рождения во Хрста омыли.»********* Мне мнится,что самовит и Богарин, был один токмо человек. Самовид по имени, а по достоинству и чести боярин; или как в церковном нашем языке болярин от большинства, равно как * Гран-д-Эспан (большой Гишпанский) от великости.
     Третие, утвердившись на Зонаре, в книге третьей, и на Кромере книги третьей же, в лето 886, в Царство Кесаря Василия Маедона, при том же Патриархе. При сём случае Михаил Митрополит (Мавроурбин называет его  Феофиолом епископом) вверг Евангелие в огнь, и из огня изъял книгу невредиму. О сем чуде упоминают и Средовский, и Антоний Паги, сверьх* Зонара,* Кедрина, и * Константина Багрянородного.
    Четвёртое, утвердившись на преподобном Несторе, на Зонаре, и на Баронии, в лето 955* в княжение Великой Княгини Ольги. Супруги Игоревой, а бабки святого Владимира. О собственном её крещении в Константинополе, упоминают и чужестранные, говоря:* «Елена, Царица Ругиан, прибывшая в Константинополь для восприятия там крещения.»
Руг или Ругий народ, упоминает и у Сидония Аполлинария в Панегирике Авиту, в 319 стихе: «*боелюбный Руг, с возследствующим Гелоном;» и упоминается бывшим у Аттилы в войске.
     Пяое и последнее. Утвердившись на преподобном Несторе, летописателе Российском, прикняжении святого и равноапостольного Князя Владимира, в Царство Греческих Царей Василия и Константина, а в патриаршество Николая Хрисоверха, в лето Господне 988. Или, как другие пишут, в 966 лето*
И о последнем сем крещении свидетельствует* Спангемий предлагая: «При окончании десятого века, весь народ приведён в веру Христову.»
      Во времена, в кои начало быть упоминаемо о крещении Россиан, пребывали они на разных местах. Первые, жилища свои имели при Понте, как то мы не так давно предложили, и арабским подтвердили писателем. Другие, поселились в полуденнейших частях Польши, близ городов Премышля и Львова. Сию Россию Моравские писатели, именно Стредовский в священной Моравии, Полуденною называют. А географы, и ландкарт издатели именуют Чермною или Красною. Есть и чёрная Россия: места её суть Волынь и Полесье; а столичный её город Острог, в котором произведена самая первая Славенская библия*. Третьи, нподалеку от реки Днепра, на западный север клонясь: Россия сия называется Белая. Знатнейший в ней город полоцк, а столица её есть Смоленск. Четвёртые , на самом Днепре, называемые Малороссианами. Престольный город в малой России есть Киев. Пятая и последняя Россия, весьма славная в Исориях, именуется Великою: писатели называют её и Северною.
      Из древнейших в ней городов упоминается* о Старграде; но где он стоял, поныне ещё не определено. Профессор Байер* мнил, что то старая Ладога, та наипаче, что между столичными городами, полагаем мы, как он писал*, и есть старая Ладога. С сим мнением я не неохотно бы хотел согласиться. Первое для того, что упоминаемый Гелмолдом Олденбург (Старград) был в Вандалии. Второе, недалеко он был от моря, и ещё, как Байер мнил, в Карелии. Переменено имя на Ладогу. Может быть для того, мнил бы я, что в нём сделаны и утверждены договоры, каким способом великому князю Рурику владеть в России; а договор по Славенски называется и Лад, то есть согласие. Синопсис наш точными предлагает словами, на странице 23, что старейший рурик, столицу свою на острове Озера Ладожского заложил. Третье, назывался он, без сомнения, Стар-град; от чего другой град, вновь построенный, в который потом перенесён престол, и наименован Нов-град. Сего точно был мнения* и профессор Байер. Однако, всё сие не сходствует с Хронографом Российским: ибо, по хронографу, Нов-Град построен на едином токмо поприще от места, где стоял старый град, именем Словенск. Однако, сие можно так согласить, что Стар-Град был разный от Словенска.
   В сих временах можно только положить рождение Ново-Граду. Хронограф Российский, приведённый* у Байера, повествует, что разбегавшиеся от язвы, бывшей в Новогородской области, по возвращении построили Новрад над рекою Волховым, расстояние на едино поприще от старого града Славенска. Возобновили также по прежнему и город Руссу, и начальствующим поставили в Гостомысла. Синопсис*, изданный при Академии четвёртый раз, то же самое неразгласно предлагает: « Прочие (Россы) населившиеся над Волховым рекою, идее же создаша Новград Великий, и Госомысла, некоего мужа нарочита, от самих себе в князи избраша.»
   Но по совету сего Гостомысла и призваны на престол великии князи рурик с братами; а прибыли они в летоблагодати 862. Следовательно, Нову-Граду надлежало быть построену в девятом* веке по Христу. Прочие престольные грады были , Киев, Владимир, и Москва. Владимир создан святым и равноапостольным Князем Владимиром, из которого поом перенесён всемерно престол великим Князем Иоанном Даниловичем, по свидетельству Синопсиса.» Но о Москве предложим ниже: теперь о Киеве.
   Все Российские летописатели согласно повествуют, что Киев получил себе имя от Кия, создателя своего, старшего брата Щекова и Хорева. Синопсис* говорит, что по прошествии немалого времени, от Пророчества святого Андрея Первозванного, пришли от диких поль, с Славянами, три родные брата, Кий, Щок, или Щек, Корев или Хореев, а сними прибыла и сестра их Либедь. (У Средовского, в книге второй, в главе осьмой, имена сих трёх братов суть: Киг, Шиг, и Корев). Старший брат Кий основал, и соградил град над рекою Днепром, нарекши его, о своего имени, Киев.
     Безымянный Историограф российский, приведенный Байером, утверждает*: «Кий Поляк был, и сперьвана том месте, где увоз Борищев*, то есть переезд через Днепр, пребывал. Потом он, с двумя братами и сестрою, построил Киев.» Хронограф Российский, приведённый им же* Байером: «Три брата, Кий, щерек, и Хорив, создали град по имени старшего своего брата, и назвали оный Киев. Некоторые повествуют, что Кий был превохник, и питался от перевоза чрез Днепр, но ложно: Кий был Князь, который, когда ходил под Константинополь, о Кесаря там с великою честью был принят. В возвращении оттуду, близ Дуная состроил небольшой городок, коему и доднесь имя Киевец; но жителями оттуда изгнан, а он с братами и сестрою, скончался в Киеве. По смерти Кивой, потомки его наследниками ему были». Итак, безымянный Историограф Российский, сбит с поля всеконечно вернейшим и твердейшим хронографом Российским.*******(пояснить, что это??)
   По Синопсису, пришли сии три Брата с множеством Славян. Следовательно, были они Славяне, да ещё и Российские Князи по тому же Синопсису: сие доказывют подлинно и имена их. Кий, есть жезл по Славянски; а слово сие и доныне в употреблении у Малороссиян сим знаменованием. Щек, есть от щеки, то есть от словесности от пространства слова, для того, что он в хронографе Щерек назван, то есть широкоречивый. Корев, Хореев и Хорив, есть от горы или от высоты, как-будто Горев, или Горив: ибо К. Х. и Г. Суть одного органа буквы Пришли они от диких поль. Но дикие поля суть между Бугом и Днепром, где есть часть Очаковского  поля, как то и Байер* утверждает, и где в древние времена был город* Олбия.
     Сей город, по Целариеву описанию*, стоял на реке Буге, и мнит он, что на том месте, где ныне построена крепость Очаков, или в близости от неё. Но по Байеровой Ландкарте (при началах и положении мест Скифийских, Тома первого) стоял он почитай при самом Днепровском устии за порогами. Город сей был наполнен Греческими переведенцами. Итак, вероятнее по всему, нежели по безымянному Российскому Историографу, приведённом Байером, что Кий, Щек, и Хореев Российские Князи по Синопсису, из сего вышли города со Славянами своими, не восхотевши, мню обращаься с Греками; да и построили Киев, нарекши его по имени старшего своего брата: ибо хотя летописцы Российские и не объявляют, коего лета Киев создан, по Синопсису; однако,* Стриковский свидетельствует, что в четыреста тридесяое лето от Христа, а не в четыреста первое, как то Байер* говорит, приводя и переводя слова из Синопсиса, да и восприяв числительную букву (л) за (а).
  Автор книге сей приводит там* Радимчан, Вятчан, и Дулеплян не для того, как Байер мнит, что будто он ставит Стриковского, но для сего, что Российские сии Князи вышли не одни, но со многою силою, над корою были начальствующие мужи Радим, Вятко и Дулепа. Сие точно значит в Синопсисе: «Приидоша с Славяны великими, и зело храбрыми народы», Итак, Киев сооружён Российскими Князями, а не Поляками: и Российскими князьями вышедши, может быть, из Олбии, стоявшая на тех диких полях, упомянутых в Синопсисе; вышедшие со многими же Славяне, да и сограждён он в четыреста тридцатое лет по Стриковскому. 
    Но часто поминаемый Байер* в трепещущем подлинно сомнении, только ж с великою охотою, из Иорнанда внушает нам, что полно сей Кий, Российский по нашим восприятым летописцам Князь не Готический ли король Книва. Что за повсюдное Байерово тщание, приставшее от него, как прилипчивое нечто, к некоторым его ж языка здесь Академикам, чтоб нам быть или Шведами, или Норвежцами, или Датчанами, или Германцами, или Готами, только бы не быть Россиянами, собственно так называемыми ныне? Великая разность у Кия с Книвою! Был Книва в Мезии, или в верхней или нижней Сербии, с войском: был и Кий при Дунае. Что ж поэтому? Книва имел брань с Императором Декием, бывшим в третьем веке, коего он и убил: ходил и Кий ополченный под Константинополь, по Российскому Хронографу, но там* от Кесаря с великой честью был принят. Что за сходство у Кия с Книвою? Кий был в пятом веке: а Книва в третьем: с двести лет между обоими числиться может.
    Следовательно, мы сего Книву, Готического короля, осуждаем строить замки в Гишпании по Французскому присловию, а не в граде киев, созданным Кием, Российским Князем, пришедшим от диких поль со многою силою Славян, и с тремя полководцами, так равно, как Байер повелел царствовать в пустых тенях Чеху, Леху и руссу, Анноновым детям.
     По смерти Кия, Щека, и Хорева, хотя и остались наследники, по Синопсису; но имена их неведомы. Род их в Стриковском так изъявляется: «По смерти тех трёх братов, князей Российских, сыны и наследники их по них, чрез долгие веки, всяк на своём уделе. Господствовали. Продолжалось сие до Оскольда и Дира Князей от их же народа.» Видимо нам здесь начало; видим есть и конец. Кого же в середину поставить, недоумеваем. Однако посмотрим, чтоб кому-нибудь не с ветра, но от Киева Рода, и тутошнему быть между Кием и Оскольдом. Константин Багрянородный даёт прозвание Киеву САМВАТЪ; а чтобы сказать по обыкновению нашему, то и будет Киев посему Киев Самватотович, так как у нас Дон Иванович и Русь Андреевна. Но чему ж Киев есть Самват? Не был ли в нём кто господином сего имени? Поищем. 
    Упомянуый выше при Крещениях Россиан, из Стредовского писателя Моравского, двое из Князей Российских, крещённых Мефодием и Кириллом в России, в лето 864 о Христа, имена сих двух Князей Суть: самовит и Богарин. Но мы там же не невероятное мнение объявили, что оба сии Князи были, может быть, один и тот же человек. Впрочем, пускай будут два. Посему, Самовит был Князь, а Богарин, как боярин, первенствующий его вельможа, а может быть и от его крови.
    Как то ни есть: только Киев, по прозванию именуется Самват у Константина Багрянородного. Всеконечно, имя сие испорчено в багрянородном писателе: оно есть точно Самовит. Сей Самовит есь Князь; крещён в России. Пессина* пишет. Что в лето 855, Радислав, Король Моравский. С Польскими и Российскими Князями союз заключил: а Стредовский), что в лето 864 Самовит и Богарин, Российские Князи, посещали Радислава, Моравского Короля.  Итак, нет в летах и в стране несходства. Что же препятствует, быть сему Самовиту Киевским Князем, наследником Кию, по многих неизвесных наследниках? Конечно Киев есь Самовитович по сему Самовиту.
   Однако покойный Байер не позволяет, чтоб сей Князь Государствовал в Киеве: в Премышле его посаждает туманно на престол: «Киев есть как старый, по его, град, так и лучше ему Байеру не знать, от кого он* построен, нежели «быть обмануту». Не мог ы обмануься в сём мудрый усопший муж. Без всякого есь сие сомнение, что Киев создан Кием; что создан он около лета Христова 430-го; что по его имени наречён он Киевом; что по Кие наследники неизвестны по большой части; чо Самовит есть весьма вероятный Князь Киевский; и что по Кие и Самовиту, ведомые Князи, от его же Кия рода, суть Оскольд и Дир. Чего ж ради лучше тебе не знать, от кого он построен? Вижу, желалось тебе всею, сопряжённою тогда с елом твоим, душою, чтобы Киеву быть не Киевым, но Книвиным. Однако, град сей и поныне есть, и отныне пребудет Киев.
    Правда, видится при тени, а не при свете, что у Стредвского престол Самовитов был в Премышле, а не в Киеве. Но сие есть токмо тень, а не сияние. Багрянородный автор точно говорит, что Киев есть по прозванию* Самват. От кого ж достовернее назвать его можно так, как не о Самовита Самоватовым, или Самовитовым?  Пускай сыщет мне кто иного в историях: но коль бы кто не превращал* дневною, по Горацию, и нощною их рукою; только же бы он всуе потерял* труд свой и масло, как говорят Латиняне.******************** Сделать объёмный коммент.
     Мог тогдаКиевский Князь Самовит быть и Премышленским Князем Российским совокупно: мог и Стредовский обмануться, хотя впрочем и не точно он наводит Премышль вместо Киева. У меня всё сходствует с Багрянородным. Страна, Россия; время, от 855 по 864 лето, достоинство, князь; имя, Самовит; град, Киев; который, у незнающего Кесаря по славенски, повреждено название на Самват, то есть Самовитов.
Имеем уже Россов или Россанов. По праотцу Рос-Мосоху назвавшихся, и живших сперва при реке Кире (ныне Куре) и Арассе ( ныне южной Куре же) до времён царей Персидских. Имеем тех же поом пребывавших при реке Волге, и назвавших ту от своего, и первые свои реки, именем Аракс, Арас, Рас, Ра, Рос, или Русь; а привершинах её именовавших самих себя Порусками* или Поросками, то есть пребывавшими по реке россе. Именем Россан обитавших в Митридаскую войну между Доном и Днепром; поом часть из них зашедшую в крым, а другую оставшуюся вне Крыма: сию другую, соединившуюся с народом, Словенского языка, Аланами, и потому называвшимися роксоланами, или правее Россаланами, пребывавшими от времён Августа Цезаря, до семисотого лета от Христа, и далее, неподалёку от Азовского моря. Видели мы, что сии Россаланы получали с римлян ежегодную денежную плату; видели их идущих по преобращению счастья. И пленниками в самом Риме, видели и Царя Роксаланского, жаловавшегося Цесарю Гардиану об уменьшении Россаланам платы. Уверились мы, что из Таврического Херсонеса, Россиане пошли к западу, и поселились при Чёрном, а у преподобного Нестора при Русском море, между Дунаем. Днестром, Бугом и днепром реками. Удостоверены мы Гвагнином о Россаланах или Руссах, однако не о всех, но о части из них, для единства языка и всех обыкновений, содружившихся с Болгарами, перебравшихся за Дунай, пошедших в Фракию, и хотя бывших весьма меньших числом Болгаров, , болгарами же; однако именовавшимися особенно тогда и поныне Россами.
    Чего ж ради покойный Профессор* инославный Байер, не хотел спешить присвоить то Россам, что упоминается в Историях о Славянах?**************


Вкл. Комент!!!!!!
(Сейчас наступило то время, когда очень опасно назвать себя в этой стране не только Славянином, но и Русским, дабы правительственные СМИ не объявили тебя националистом. Хотя само слово русский, по большому счёту является всего лишь синонимом современного понятия россияин ( что, в свою очередь есть также синоним «канувшего в лету»
представителю новой мировой общности – «советском у человеку». Слово русский есть только имя прилагательное к определённой территории. Тогда кто же мы с вами, уважаемые читатели этой книги? Россиане, россы, славяне или словене? На современном этапе каждый человек волен сам считать себя кем то, определяя национальную принадлежность не по внешнему, а по душе и духовным устремлениям.)))

   

      Подлинно, Славян имя есть всеобщее: но Болгары суть безспорно Славяне от славы, Словяне от слова, и Хвалиссы от хвалы, то есть, от той же славы; а с ними часть Россов была соединена, с  оставшимися и до сего дня в Иллирических странах, и называющаяся расами, и Рашами, и Рацами. Сих же самих Болгаров было соединение и собывателями Новогородских областей по нашему Хронографу. Но сии обыватели всеконечно были Россы, первое оттого, что неподалёку были от Порусков; а второе для сего, что и город у себя имели, названный нардным своим именем, Руса. Они же были и Словяне по языку. Да и город же их первый назывался Словенск: от чего они по самой истине Славенороссы прежде ещё Руриковых времён. Какова ему ещё недоставало Российского имени? И чего он желал? Я здесь не отрекаюсь удовольствовать желание его, хотя и не в нём самом, но в преемниках его, последующих ему. Есть у Целлария* в Скифии пред Имаем. В южной её части народ Нороссы, и там же Норосские горы; есть же у него,в самой Славонии* Русаны, ещё древние той страны жители. Есть у Длугоша* Рутены точно сии, коих ныне собственно все именуют Россианами. Есть у леточислителя и летописателя Саксона* Царица Ругиан, которая без всякого сомнения Российская Олга, супруга игорева бабка Святого Владимира, во святом крещении Елена. Был народ называемый Руги, обитавший неподалёку от реки Одры или Виадры. Сей, пишемый римскими писменами, Германцы произносят руги, но Итальянцы и Французы. По древнему римскому, Руджии и Рюжии: следовательно, они суть и Рушии, потому же Руссии. Итак, Царица Ругиан, есть Царица Руссиан.   
     Начала Российские от Байера, как то мы уже говорили, начаты оным образом для того, чтоб Российскому имени не прежде девятого Века, то есть Руриковых времён, быть ведому.
Но мы, споспешествуя желанию его, в последующих ему непосредственными стезями, представили б здесь на среду полунощных Россиан, соседей Шведам, (и Царя б оных Боа) ведомых прежде ещё Рождества Христова: но поскольку История сия несколько исполнена есть темноты* и басней, равно как Греческие мифологических или баснословных времён, того ради, приняв её, приведём здесь из достоверных писателей, ближайшее к нам бывших в Северных странах Россиан, однако задолго прежде девятого века.
    Во время Спасителева Рождения Гервит, то есть Горвид Российский Царь, Шведское Королевство покорил своей державе, а сего не таят и сами* Шведы. Следовательно, ни Россиане, ни Цари их не были Шведы.
     В первом веке во Христе, упоминается у Саксона грамматика* Транно Рутенского народа Державец. Сей с Фротонном Датским королём имел битву. Следовательно, Рутенский или Российский народ не был датским6 да и царь их Транно, или , вероятнее , Таран, не был же Датчанином.
    Во втором веке Флокк*, или правильнее Влок, Российский государь, бился ж с Старкатером, великим оным Гигантом.
 В третьем веке Рото, а свойственнее Рудо или Руд, разбойник морской Российского рода, Данию) и Швецию граблениями своими бребезмерно разорил.
   Видим уже мы древних Царей Российских, и Россиан Северных точно, о коих и изыскивать должно прилежнее, что они не были ни Датчане, ниШведы. Но не были они равным образом и Норвежцы: ибо Фридлейф, Фротонов сын в Россию* прибыл, и с Российским воинством Галдану, шведскому Королю, помощь подал против Норвежцев, воевавших на голдана. Фридлейф оный не был владельцем российским, но окмо полководцем у них.
   Не были они, наконц. И Германцами, вне пределов Германии пребывавшими: ибо Царица Елена, была Царица Ругиан, то есть Руссиан или Россиан, собственно так называемых ныне; а в те времена, по всей длине Германии от Балтийского моря до* Средиземного, по свидетельству Лорана* Тюркуа, пребывали народы Словенского языка. Согласно с сим автором разумеет и Степенная наша книга. При лете, от сотворения мира по Греческому счислению, 6475-м, по рождеству Христову 967-м, хотя и не во всём Лорановом распространении.
  Можно представить о северных россианах, и последующим векам, из Кранция, из Иоанна Магна, из Локцения, и из Мессения: но довольно и сих для показания; что российское имя было знаменито прежде девятого века. Что ж хотя и не знали о них, прежде сего времени, Византийские писателт; в том нам нет ни малого ущерба: однако нельзя ж им было не знать: ибо Кий ходил под Константинополь в пятом веке, а от Кесаря принят там был с великою честию, по Российскому хронографу. Итак, знали они Россиан, да токмо не об них прежде, не удостаивая, знатно, что с пренебрежения, припоминовения своего. Но мы, нелюбопытную леность превозносившихся греков в разсуждении сего, похвалить отнюдь не можем.
    Провозвещаю искренне; преизрядно покойный профессор* байер отразил Иакова гоара, переведшего от Феофана византийского речи, Русия Хеландия, Российским судами; и потому заключившему, что Россиане были ведомы в Византии во времена Кесаря Константина Гноеименитого, в лето 752 от Христа. Ибо Русиа Хеландиа, не значит российских судов, но суда, в Константинополе бывшие, красным цветом распещрённые. Сие самые русиа Хеландия, у Константина *  Багрянородного суть Аграриа Русиа; а у Льв премудрого Дромония.

Но дельно ли отражён Ихнофер* нашедший на Антиохийском соборе. Бывшем в лето 363, Антипара Российского Епископа, и с прочими подписавшего соборную Эпистолию, но без благословные вины сомневаюсь. Ибо хотя Сократ, писатель церковной истории, и именует Антипатра онаго не российским Епископом, но из Роса града Киликийского, упоминаемого о Малалы*, Зонара* и Кедрина; однако в нашем Хронографеименно сии слова чтутся: * Андрей Апостол давно уже Россов крестил; а Епископ Российский Антипатер и был на первом поместном соборе антиохийском, и ересь Павла Самосатского, своим подписанием осудил».
      Впрочем, изрядно, мнится, изъяснён им никифор* Грегорас, пиавший о началах чинов при Константинопольском дворе, и написавший, «что от Константина Великого и место и достоинство Стольничье получил придворе Росик: ибо Росик сей был князь из оного Киликийского города роса, по его утверждению.
    Но изрядно ли удалены от нас Епископы Руссийские, не знаю достоверно. Некоторые писатели усмотрели, говорит Байер, что Епископ Русийский подписался на четвёртом Константинопольском соборе. Да и в подписании собора на Фотия Патриарха видим, из древнего перевода Анастасием Архимандритом к Адриану Папе Римскому*, лета Христова 870-го, «Иоанна божиею милостью Архиепископа Руссийского». А в деяниях Фотиева собора, кои все изданы из ватиканской Библиотеки Иоанном Гардвином, но у Беревия в отрывках токмо, находится Трифон Русиу, то есть Трифон Руссийский. Итак, был ли сей Трифон; и оный Иоанн, Российским Архиереем, из города Русия, не ведаю всеконечно. Что ж до города Русия, то оный стоял в Фракии, при Эгейском море, прежде называемый Топир, как то утверждает Анселм Бандурий в империи Восточной, во втором томе, на десятой странице.
    За всем сим, покойный профессор Байер, не преклонил меня верить своим словам. Находящимся в началах его российских, коими отрекается он защитником быть тем писателям, которые во времена юлия Цесаря Рутенов Галлических присваивают нам,Россиянам. Ибо ведаю, чего ради он отрекается, хотя и признаёт, что слово рутены есть слово чистое, и что Россиане изрядно называемы быть могут по латински Рутенами. Ведаю, говорю я: понеже имя Россиан будет старее девятого века; а он сего точно, по составу своему, и не хотел попускать удобно.
    Известный Луканов стих, в коем*-430 «жёлтые Рутены» поются. Приписывается от него Аквитаническому народу. Однако, чем  оправдан буду, когда скажу, что с Галлическим оным тогда народом, были там совокупно и Рутены, то есть Россияне? Горвид оный, Российский царь, покоривший своей державе всё Шведское государство, по признанию самих Шведов, был точно во времена Спасителева Рождения. Следовательно, были Россияне и прежде, и могли зайти в галлию. Многими свидетельствами я доказал, в первом Разсуждении, что Галлические Целты пришли наперво в Галлию с словенским языком. Посему, Рутены Аквитанические были точно, во время Юлия Цесаря, Словенского языка. По всей длине Германии, от Фракии до Рейна, и далее, был в употреблении Словенский язык во время Христова Рождества.  С восемьсот лет ещё тому, как во всей Мисии, по свидетельству Шетгениеву, в началах российских, сенён Славенский язык Немецким. Вероятно может быть, что в Заальпийскую Галлию зашёл Латинский язык, повредивший всеконечно Целтический, с прихода туда* Римлян. Самое слово Аквитания, хотя и сложена сначала как из Латинской речи, но по концу своему есть Словенское.
    Авторы Всемирной Истории*, с Английского, утвердившись на Пезроне,*   431  предлагают, что окончания имён некоторым странам на ТАН, суть по Целтически Стан, значащий страну: но слово сие в знаменовании сём, есть безспорно Славенское, и ещё нынешнее. Что больше? Воспринятый у нас Историограф*, для того, что печатию произведённый, повелением Императора, безсмертной и вечнодостойной памяти,  ПЕТРА ВЕЛИКОГО, предлагает именно, «что Россиане Словяне послали своих преселенцев (сие разуметь должно о первых временах) во Фландрию, (то есть в Бельгическую Галлию); а люди, там им основанные, названы Рутенами». Сии не суть ли именно, мы  Россиане, собственно так называемые ныне? Из Бельгической Галлии, не могли мы зайти и в Аквитанию, назвнную по-Словенски или Овитания от поселившихся в ней многих обитателей, или Окатания от населений ставших в ней в округе, или, или по сему же последнему знаменованию, Охвытания, то есть, страна, захваченная со всех сторон, или, как иначе, только в Словенском разуме, и с окончанием хотя на Тания, хотя на Стания, для того, что по латински в нынешнем знаменовании, должно ей быть Акваниею, а не Аквитаниею.
    Коль ни проницательно есть мудрого покойного мужа Историческое благоразумие: однако он, к великому моему удивлению, стремился всеми силами не признать российского имени прежде девятого века.
Сея ради причины приводит он под сомнение:* самое достоверное наше предание о Святом Андрее Первозванном Апостоле, которое и преподобный Нестор, и Гвагнин, и Хронограф, и Синопсис, и житиё сего Апостола Утверждают, что он был в российской земле, проповедал Россам Евангелие Христово, крестил из Россиан некоторых, и поставил Крест на горах Киевских пророчески прирекши: «На сих горах возсияет благодать Божия, и будет град велик. И воздвигнет Господь Бог в нём множество церквей». Сего бытия толь тверда истинна, в  наших Историях, что, в  разсуждении её именно, и учреждён Кавалерский Орден Святого Апостола Андрея, ПЕТРОМ ВЕЛИКИМ, Самодержцем Всероссийским. Сей точно Апостол, почитается Апостолом Российским, и по нём всеконечно, от древнего предания, называется между простыми людьми Россия Андреевною.
   Превращение его сея истинны в небытие, может ли быть не самое слабое? Древнейшие отцы согласно утверждают, что Святой Апостол Андрей, проповедал слово Спасительной благодати Скифам. И Теракианам. Соглашается с ним, современный ему, Ориген у Евгения. Сих не опровергает и Байер, да и признаёт, «что* важность их и власть великими у него почитаются, для того, что они были к оному веку очень близки». Софроний присовокупляет к Скифам Согдиан и Саков. Дорофей соединяет весь брег, и Вифанию, и Понт, и Фракию. И Скифию: из сего самые почитай слова в Минологии Кесаря* василия находятся. По утверждению его же, Байера. Никифор* Каллист весь Север, и Восток, и Понт Эвксинский, и Каспийское море, и области сих морей, к Северу и Югу, и Фракию, Македонию, Фессалию, и Ахайю не исключил из того. Напоследок, святый Епифаний*, Епископ Кипрский, сие же самое говорит, присовокупляя Горсинон, Севастополь Великий, Аксарт, Сулимину, Тоарсис.
    Однако, покойный Байер хотя и не спорит, что проповедь Святого Апостола Андрея была Скифам дана, только же вопрошает, говоря: «Да каким Скифам? Имя Фракии показывает ему, что Святой Андрей был с благовестием у ближних к Фракианам».
О! дух бодрый усопшей плоти, сие самое мы тебе и ответствуем, что ты признаёшь: благовестил Святой Андрей Скифам, пребывавшим неподалёку от Фракии, и смежено с нею. Ибо* «из Греческой Земли спустившись, достиг Херсона; а известившись, что близесть устье Днепра, поплыл вверх по нём, и приблизился к горам».  Минология *****житий Российских, изданная Дмитрием Игуменом, потом Митрополитом* Ростовским, так чтётся: «Обхождаше Понт, Чёрное море, Скифию; и Херсониты: смотрением же Божием дойде  и  реки Днепра в Российской стране и к горам Киевским пристав, рече пророчествие выше мною приведенное.  Не отрицает и Байер, что вверх по Днепру Скифы тогда были: «но кто его удостоверит, что святой Андрей дошёл до тех мест?»
Удостоверяют, ответствую, все наши летописатели, и приведенный мною недавно Синопсис. Удостоверяет и Житие самого Апостола в нашей оной Минологии обретающееся, в коей там пишет: « проходя же и высшие грады Российские, где ныне Новгород Великий: бывшее же в риме, и в Епире, возвратился он во Фракию, утверждая христиан».
    Наконец, кажется ему, «что Святой Григорий Назианзин Иероним и Понтий Павлин молчат о Скифах, когда наибольше о течении Божьего закона утверждают». Да будет так. Но не молчали: Ипполит, Ориген, Софроний, Дорофей, Никифор, и Святой Епифаний. Обещался Байер показать, что во время Тиберия Цесаря, другие народы, а не Скифы, жили по Днепру: но понеже обещание едва ль где он исполнил; то мы паки и паки утвердаем, что от времён Цесаря Августа, до седьмисотого лета, и далее жили в тех странах Россаланы.
коммент. К ним относятся различные минологии, ; е сборники, в которых жития расположены по месяцам года Самый распространенный из них — редакции Симеона Метафраста, который вытеснил предшествующие ему менологии с текстами различного объема .

      Покойный муж порывался во всяком угле мест исторических искать подтверждения, чтоб Россиянам быть Шведам, а не нам, собственно так называемых ныне. Возомнил он, что и нашёл сие. Говорит смело, что Литванцы Россию* Гудай, а Россиан Гудас называют; то есть Россию Готиею или Готфиею, а Россиан Готами или Готфами. Сверх того, Финцы Шведов именуют Россален. Нашедши сие, возгласил:* «что сделает за сие Литванцам? Что Финляндцам и Эстляндцам?».
       Но ничего им худого не должно деать, а токмо благодарить, что они помнят нас, своих господ, и господ некогда Шведам. Не Шведов они Россаленами называют, но нас: ибо Горвид, приведённый выше, Российский Царь, бывший во время Рождества христова, всю Швецию покорил своей державе, по признанию самих Шведов. Финцы, называя нас всегда Россаленами, называли и тогда, когда мы имели покорённую Российской державе всю Швецию, сделавшуюся потому Россалениею; а по изменению времён, осталось у них имя сие местам, где обитают ныне Шведы, и которыми Россиане при Горвиде владели: так что, от бывшей тогда Швеции, называемой от россаленов, Россаленией, приемлется ими и поныне та же швеция за Россалению по господству сею в той, и следовательно, Шведы за Россаленов, господствоваших над Шведами; однако уже ложно. Сходственно почитай толкует сие и * Шетгений, и только что не одними со мной словми, которыми я ответствую Байеру и преемникам его.
    Вот и ещё преграда, из-за которой вопиют, но как согласиться? Финны Россиан называют Винелен, а не Россален». Сие коль не кажется твйрдым убежищем борющимся против нас, однако оно не весьма столь твёрдое, чтоб не могло разрушиться: ибо сим именем Финны означают Славян, соединившимися со Славенороссианами, когда сии, с Болгарами. Возвратились в опустошённые Новогородские места язвою, и обновили Словенск и Русь городы, по нашему хронографу. Видно по смертоносному приключению, что Болгаров или Винеленов было больше, а Россаленов или Россов меньше в соединении. Весьма есть вероятно и так; что инако быть, мню не можно, именно ж, что с сих времён, буде несколько не ранее, Славенороссы более и общественнее именоваться* Славянами единственно, именовавшись прежде больше собственно именем россами, или некогда Славенороссами., а общими по языку и делам, Славянами нечасто.
     Байер примечает*, что Ален  значит народ. Но некто из приятелей моих отвечает ему приписанием своей рукина поле в печатной книге, что Ален есть токмо окончание по Финскому языку. **************
Не знаю точно. Ведаю токмо, что носится и у нас Россален и Русален между простым народом; да и можно сказать, что сие осталось от имени Россаланов. Что же до Гудай и Гудас Литовских, то сие в Литванцах произошло от смешения, мню северных Россиан с Готами: сие смешение сам Байер признаёт в началах Российских на 407 странице. Литванцы россиан давно знали; а потом начало быть громко Готфическое имя. От сего, смешавшихся Россов в те времена с Готами, и проименовали также Гудас: ибо достоверно, что ни Россы суть Готы, ни Готы Россы. Всеконечно, в смешении том Готов было* больше.
    Напоследок, предприял покойный муж воспеть торжество, возомнив, что доказал непреодолимо Россами быть Шведам, а не нам, Россиянам. Нашёл он место в летописях бертиниановых* достойное, по его, на златых дщицах быть выставлено к всенародному чтению. Место сие есть на лето 839, за 23 года преждепришествия Рурикова, при Феофиле Михайлове отце, Кесаре константинопольском.. Представляю и я его здесь целое, выписан на Байеровых* началах. Следует оное.
«Послал также Феофан Кесарь с ними (послами к Людовику Кроткому Императору) неких мужей, именовавших себя, то есть народ свой, Рос. Сих Царь, Хакан званием отправил к нему, как утверждал, для заключения с ним дружбы, прося притом чрез письмо, чтоб им, по благости Императорской, коль можно  будет, позволено было с его помощью, возвратиться в домы чрез его Империю: ибо тот путь, по коему к нему в Константинополь прибыли, имели они по Варварским и по самым диким народам; чего ради он и не восхотел, чтобы им  потому же, да не впадут в злоключения, возвращаться. Сих прибытия причину Император прилежнее изыскивая, нашёл, что они нарду свеонского, и потому суть они подзорщики паче государства его и нашего, а не просители мира: чего ради, разсудил задержать их у себя до тех пор, как истинно сыщется, с добрым ли они туда намерением прибыли. О сём не преминул дать знать немедленно и Кесарю Феофану чрез помянутых послов его, и чрез письмо; да и о всём, что по любви к нему предприял. И, буде они найдутся добрые люди, дастся им позволение, возвратиться в отечество без всякого действия, ещё и с проводниками, но ежели иначе, то он их отправил совокупно с посланными нашими к его лицу, да сам он определит, чему с такими быть должно». Но что с ними сделалось, присовокупляет Байер, того в летописях Бертиниановых не находится.
     Чем есть протяжнее сие доказательство, что Россы суть Шведы, а не  мы Россиане, тем кратчайшему надлежит быть на него опровержению по тому разуму, в котором оно приводится, а не по историческому просто. Подлинно, и от краткости нашей Байерово торжество может сделаться тщетным.  Ибо найденные сии Шведы Императором Лудовиком назвались ложно Россами: были они* Подзорщики.******  Ложно они и государя  своего называли Хаканом: ибо у Готов Государь называем был Конг*, от Словянского Коняк, Коняг, Коняш, Коняс, и Князь; а слово сие значит верховного господина, ездящего всегда на конев отличие от прочих низких пешеходцев. Сам Байер признаёт, в началах своих  Российских, что слово Хакан есть Турецкое, или Хазарское, значащее Царя Царей. И хотя Хазары, или правильнее Косары, и не Турки, но Хвалиссы или Болгары, как выше предложено; однако слово Хакан есть не Свеонское ж: оно повреждено с древнего словенского, а значит не Царя Царей, но военачальника над многою конницею: Е-КАН (есть конь или конное войско); КЕ-КАН (дающий коня или коней под войско: речь КЕ у малороссиян и доднесь значит ДАЙ); или ЕХАН или ЯХАН от того, что он как сам всегда ездил на коне, так и многую силу конницы под собою имеет. Итак явно, что те послы Свеоны, ежели не были от Свеонов подзорщики, находились в службе у Россов, и объявили не собственное имя пославшего их инородца, но имя многомощное его, то есть, что он глава премногих сил конных: что ж Хакан слово есть словенское, и что державец сего имени был Славянин, то ясно из Зонара: ибо когда Хакан требовал у Кесаря Маврикия, чтоб умножена ему была дань четвёртой частью, а Маврикий не захотел того сделать; тогда Хакан и послал своих СЛОВЯН разорять и опустошать Фракию, что однако несчастием ему окончилось. Впрочем, нет во всей средней истории другого Хакана, кроме бывшего в конце шестого века при Маврикии, и в начале седьмого при Ираклии: но Хакан, объявленный послами Свеонами Лудовику Кроткому, долженствовал быть в девятом веке, с двести лет после бывшего. Итак, Бертинианова летопись превесьма сомнительна, буде не совсем вымышленная и ложная.
   Видели уже мы, что Российский народ есть Скифского рода, и что Скифский первенствующий язык был словенский. Следовательно, Россиане говорили издревле словенским языком.  Достойно и праведно назвать их и Славянами по славе дел воинских, и по единству языка со словенским, но так , что особенное имя есть, Россиане;  а всеобщее – Славяне… В Россианах есть как первородство Словенского языка, так и корень произошедшего от него Славенского, на разные диалекты Славенские различившиеся. Болгары, или, вернее, Волгары, вышли от Волги, из  первоначальных Российских мест, имея с Россианами и язык един, и те же самые обыкновения, по Гвагнину. Из сих  с полуденными соединились они при Русском море, и вошли чрез Дунай в Фракию, по тому же Гвагнину. А с Северными соединившись, по язве бывшей в новогородской области, построили совокупно Новгород, по нашему хронографу.
  Лексикон* Латинский, называемый Фабров, под словом Склави,  так говорит о Славянах: «Производят их от Сарматского рода, но и праведно, как то Клуверий разсуждает в древней германии. Широко они распространили своё имя, но в Сармации токмо, и в самой Германии; и прошли даже до Иллирина и Истрии, где и поселились: а оттуду вышедши, Богемиею завладели. По сему, Поляки, Богемцы, Далматы, и в Немецкой земле Вендии (Вандалы), один язык употребляют, называемый Славенским, различествующий токмо по разности диалектов.. Прокопий называет их Склавинами; а Иорнанд Склавиями». Сии впрочем оба имянуют растленно: ибо должно называть Славянами.
    Но в начале сего разсуждения от нас предложено знаменитого Целлария утверждение, «что Славяне из России,  и от Циммерийского Босфора вышедши, сели частью между Дравою и Савою реками, а частью зашли в Польшу и в Богемию, да и положили начало трём Государствам, а именно, Славенскому, Польскому и Чешскому».
      Следовательно, всей Славонии и Славенскому языку, корень есть Россия, и язык Славенороссийский. Сие Целлариево место, по истине достойнее и праведнее изобразить тиснением или резьбою на золотых дисках, для всеобщего всем прочитания, нежели оное, находящееся в Бертиниановых летописях у Дюшеня, приведенное Байером.
   Разные наименования Россианам суть следующие.
По первородству, Скифы они и Сарматы. По праотцу, Россы: от сего, и Россаны, и Россаланы, и Руги, и Рушии, и Расы, и Руссианы, и Русаны, и Рутены, и Рутсени, и Руцции, и напоследок Россиане. По языку, сперва Словене; а потом, по славным делам Славяне, обще со всеми Славянами, а особливо с Болгарами.
    В средние веки было имя Россианам Греками.  ??
Сие мнится, от сего, что Россиане восприяли крещение от Греков, и следовали во всём, как и ныне  следуют, чину Святой Соборной и Апостольской Восточной церкви. Два писателя предлагают сие имя. Первый есть Гелмолд*-444 при описании* Юлина, пребогатого некогда Померанского  града; а говорит он так: «Есть поистине величайший из всех градов, кои суть в Европе, обитаемой Славянами, смешанными с другими народами Греческими и варварскими». Второй есть Адам Бременский, который ещё яснее пишет, говоря: Из того пристанища (Слязвиг) корабли отходят в Славанию, и в Сведию, и  в Земланд (есть Самбия Прусская область, а не Зеландия, кою разумеет Хронограф Саксон у Лейбница), и даже до Греции». По сему, Грициею здесь будет Россия, в которых товары сих людей отпускаемы были. В древнейшие времена, как и ныне и всегда, Россиане с Греками различались: ибо чрез греков разумеемы были Цареградцы, на коих несколько крат ходили войною Россиане.
    Станислав* Сарицкий, Польских дел писатель, называет россиан СПОРУС, Греческим словом от СПОРУ, то есть семени. Но кажется. Что неосновательно, и что он худо выразумел слова Прокопиевы, обретающиеся в книге 3 Готических, на 498 странице, кои я сюда точно вношу. «Некогда имя у Славян и Антов одно было: ибо древность обоих СПОРУС называла; по сей, мню причине, что СПОРАДИН, то есть рассеянно и редко ставит свои жилища на землях населяемых; от чего делается, что они великое пространство мест занимают. И подлинно, дальнейшего при Истре брега превеликую часть имеют». Видно, что Прокопий говорит не об одном Российском народе, но обо всех Славянах. Однако, принадлежит сие к Россианам: ибо и они суть точные Славяне по всеобщему Славян имени. Я мню, что Прокопий производит сие расселение, не от Россиан, но от своего Греческого СПОРУ (семени), рад, что нашлось имя Греческое, сходственное со Славенским: ибо, по моему, споры сии точно по Славенски суть ЗБОРЫ, или Соборы; а словом сим изображали Славяне разные свои общества.
    Нашёлся один, достойный впрочем, Писатель, а именно луитпранд*, который Россиан Нормандским, тевтонским именем называет. Слова его суть следующие: «Есть некий народ, в части Севера обитающий, который греки Руссами, по качеству тела, называют; а мы по месту, именуем Нордманнами, ибо Тевтоническим языком Норд есть Север, Манн муж называется. Посему Нордманнов северными людьми протолковать можем…   У сего народа Царь Ингером именовался». Ясно. Что Германцы, коим Россы не весьма ведомы знатно тогда были, от севера нас выводят, однако же, мы пришли от востока. Но верно. Что сии Луитпрандовы Руссы, у Греков значили конечно красный цвет от Русион, а не людей: Греки повсюду называют нас Роос. Целларий, оный муж славный по учению, советует, во всеобщей истории на 10 век , и на странице115, в примечании, с осторожностью полагаться на сие Луитпрандово место.
   Гардарикеиею Россию называют авторы, кои Готическим языком писали. Из сих знатнейших приводится Снорро Стурлезон, и писатель жития Готорикова и ролфова. Наименование сие, мнится мне, от сего произошло, что в России довольное число городов было; да и прозвана сия так от Словенского Градорекия, то есть страна многих градов. В коих люди словесные или речистые обитают. Равным образом и Моглоградию, именованную так прежде по Славенски, от столичного в ней Моглограда, прозвали Нидерландские Тевтонцы по своему Мекелбургиею. Поселившись в ней сами, по истреблении в 1162-м году, Славенских народов Эрулов, или, правее, Верров.
    Датские и Шведские писатели называют Россию Острогард, то есть Восток. Гелмолд*-447 в начале Славенского Хроника предлагает: «Россия именуется от датчан Острогард, а сие по такой причине, что лежит она (в разсуждении Дании) на Востоке, и всяким добром изобилует.» Утверждают, что Готы называют Россию Австурландиею, то есть восточною же, землёю.
   Он же Гелмонд, теперь в приведённом месте предлагает: «Сия (Россия) и Хуннгард (Гуннгард) именуется, для того, что в ней первое пребывание Гуннам было. Престольный её город есть Куе».    Который городок Гелмолд, с последователями своими, называет Хуниград; тот самый у Готического писателя, говорят, Киенугард. Не могу определить прямо, Киев ли, или Новгард должно разуметь. Хронограф Российский, приведённый у Байера*, повествует, что Угры белые, как скоро Славяне города вновь, по язве бывшей в Новогородской области построили, напали на них, и страну их, и города разорили.
   Северные писатели называют Россию и Голмгард. Говорят знающие по Готически, что Голм значит остров; но Гард, есть без сомнения, по Славенски град. Мне мнится, что через Голмгардию должно разуметь Холмогорию. Но что за имя Ризаландии, употреблённое от некоторых, не знаю всеконечно. Казалось бы по звону слова что Россия; однако спорят и говорят, что Ризаландия значит землю волотов или Великанов. Не она ли будет Новая земля, найденная Бармскими* или Пермскими Россиянами, и в древние времена называемая от некотрых, как Мавроурбин объявляет, Филонодия?
     Байер*-448 утверждает, по удостоверениюГенрика Бреннера, что Венгерцы называют россиан Францией* Непек, то есть Французский Род. А что они же Венгерцы именуют нас Орошок Непек, Оросский народ, да и Турки Урусс; то сие есть без всякой погрешности, так как Руссет есть Россия по Грузински.
   При всех, исчисленных оных нам именах, называют нас ещё, но чужестранные же. Московитами, а свойственнее было бы назвать и правдивее Мосоховитами и Мосхами. Подлинно,дают нам сие имя иностранные, и то, мнится, по престольному и богоспасаемому граду Москве; но не право: Московитами, а истиннее Мосхами или Мосоховитами. Можно именоваться нам по праотцу нашему Мосоху, который и есть Рос Мосох. Изъяснено, мню, довольно, что Рос Мосох есть едина особа, и что Россы назвались по Рос Мосоху: посему, Мосоховиты или Мосхи будут потому ж Рос Мосоху. Следовательно, Россы и Мосхи суть един народ, но разные домовладычества; так что различили они себя двумя особенными именами из одного общего, разделивши праотеческое имя надвое, как то выше мы уже говорили. 
    Да видят теперь, коль праведно покойный Байер утверждает, что имя Мосоховитов, коим нас иностранные прозывают, есть довольно смешная погрешность, и что сим именем одолжена Европа по самой большой части, Полякам. Покойному Байеру из имён, нам приписываемых от чужестранных., ни Гардарики,  ни Острогард, ни Австурланд, ни Хунигард, ни Голигард, ни Нордманн, отнюдь не казались смешными; а Мосховиты или Мосхи, приводили сего мужа к надрыванию живота от смеха. Чего ж ради? Поляки*-450 сие разславили: они сего изобретатели, им одолжена Европа сим именем. А ежели бы Европа снабжена была сим званием, нам даваемым, от такого народа, который бы нам различен был, по исповеданию, с Поляками; то не знаю, было бы сие имя тогда смешною погрешностью. Я не защищаю Поляков, но некоторого явного пристрастия рвение к Полякам созерцаю.
     Подлинно, сие имя есть погрешность, буде оно даётся нам по граду Москве; но истинны истиннее. Да так скажу, когда называют нас тем по праотцу нашему Рос-Мосоху. Есть народ мосхи, докажем сие из историй.  Сей народ. Есть всемерно тот же самый. Что и Россы: доказывается сие единством языка. Единством дел, единством жития, единством всех обыкновений; а в средние веки и единством православия, воспринятого от Константинопольской церкви христовой. Итак, от праотца Мосоха происходят Мосхи. Должно сие, в один раз за всё, положить самым достоверным бытиём, ( с авторами всемирной истории с английского тома 4, страницы 104) что Праотцы не переселялись из Азии, и в ней скончались; да и потомки их в ней же сперва пребывали неподалёку поколение от поколения. Но когда домовладычеств их род; домочадством умножился. И не могли они совокупно на одном и тм же пребывать месте (за недостатком паствы, или за теснотою, или за ссорами, или за другими каким причинами); то Мосхи и начали подаваться к северным частям Азии и к европе; даи отошли, во-первых в страны понтические: там Халибам Тибаренам, и Каппадокийцам были соседи.
Первый упоминает об них Геродот*, отец всех историй. Повествует он, сколько подати положено от Дария Гистаспова сына, при возшествии его на престол, на народы, говоря: «Мосхам, Тибаренам, Макронам, Мосиникам, и Мардам, девятую на десять Сатрапию составляющим, повелено платить триста талантов, то есть сто восемьдесят тысяч рублей.
    Представлено выше, что во времена державы Персидских Царей, по свидетельству Плутархову. Россане жили ещё при реке Арассе: но видим теперь и Мосхов, недалеко отлучившихсяот Россанов.
    На другом месте*, тот же историк об их же упоминает, повествуя, что они были в войске у Ксеркса, поход на Греков предвоспиемлющего. Слова его, по переводу, суть следующие: «Мосхи, деревянный на головах шлем носили. И имели щиты и ратовища короткие, но копейной железки на ратовищах длинные. В таком же снаряде, в каком и Мосхи воинствовали с Тибаренами, и Макронами, и Мосиниками. Над Мосхами начальствовал Ариожард, Дариев и Парминии сын, сея была дочь Смердия, сына Кирова. Над Макронами и Мосиниками, Артиак, Херасмов сын, который в Гелмесионтическом городе Сест был правителем».
    Сие Геродотово место тем важнее есть, что оно соединяет Мосхов с Тибаренами: ибо священное писание нигде не разлучает сим народам Праотцев, а именно Мосоха и Тфовеля, от коего Тфовеляне и ли Тибарены. О первом имени Роллен*-452 утверждает. Что оно значит Мосховитов, а о другом, что Тфовель был ближний сосед, по месту пребывания, Мосоху.
     По довольно многому уже прошествии времени, упоминается о Мосхах, у Плиния*, сочинителя естественной истории, и у Мелы* Помпония Географа.
Однако они более попечения имели об их местах пребывания, нежели об их самих. Плиний так предлагает: «по долинам пребывают ближе к Армении Мосхени. И Мосхическое пребывалище есть при реке Ибере, втекающей в Кир». А Мела: «при амазонках и Гиперборейцах, суть Киссанты, Ахей, георги, Мосхи, Кораксы. И те ж самые горы, инде Таврическими, Мосхическими, Амазоническими, Каспическими; и Кавказскими называются: сие ж от того, что как они против тех или других стоят народов, так сими или иными и прозваны именами». По сему явствует, что Мосхи, хотя и не все, но по крайней мере, большая из них часть, по Рождестве Христовом, и в первом веке, пребывали ещё между Чёрным морем и Каспийским.
   Сие самое и Страбон* разумеет, который их около Кавказа же и помещает, и с другими небольшими соединяет народами. Он притом уведомляет*, что Мосхическая земля на три части разделена; а из них на одной Колхи, на другой Иберы, а на третьей Армены тогда жили. Напоследок, Мосхические горы описывает; а описание его я здесь точными словами привожу. «За Евфратом позади Антитавра к Северу, распростирается превеликая гора. И различно пресечённая: одна её часть Поллиарин, другая Мосхическими горами, а иная инако называется.» Всякому ясно, что Страбон с Плинием и Мелою согласен.
    Авторы* - 454 Всемирной Истории с Английского, приписывают точными словами мосхические горы имени Мосохову; и следовательно, Мосхов разумеют быть Мосховитов. В повествовании так они пишут: «потомки Магоговы распространились к Северу Восточному в обоих Скифиях, где мы находим следы их Основателя.»  А в примечании: «Магог, Мосох, и Тфовель, коих соборы Пророк соединяет, наложили свои имена различным странам, сопредельным Гамеру. Магог Гогаренам, а Мосох Москическим горам, стоящим между Колхидою и Армениею, да и упоминаемым от Птолемея, Плиния, и Мелы».
    Сидоний Аполлинарий, есть последний из древних Писателей, упоминающий о Мосхах. Сей Автор был в пятом веке от Христа. Он в похвальной речи Маиориану, бывшему Императором чрез несколько лет, по смерти Валентина второго, пишет, что, при прочих народах, в воинстве его были и Мосхи. Соединяет он сих с такими народами, кои тогда в Европе селение своё имели, и пребывали в Паннониии, в Мезии, в Дании, и близ Эвксинского Понта, где ныне Крым. Из сего проистекает, что Мосхи, между первым и пятом веками, из Азии в Европу перешли, следуя немедленно за собратиями своими Россами, (которых мы видели уже в Европе во время рождения Христова при Царе их Горвиде) и при пределах Венгерских, Польских и Крымских сели. Вероятно, что часть их осталась ещё тогда в Азии, по примеру Скифов и Сарматов единокровных им, в одно время и в Европе и в Азии пребывавших.
  Но вот как и сам Сидоний поёт Латинскими стихами, переведёнными от меня* - 455 «Всё что мразная ось, во фракийском круговращении, под Аркадийскою рождает медведицею (значит сие северных обитателей); то всецелое трепещет в твоём воинстве. Бастерн, Свен, Панноний, Невр, Хун, Гет, Дак, Алан, Беллонот, Руг, Бургунд, Гвес, Алит, Бизалт, Острогот, Прокруст, Сармат, Мосх, за орлами знамён твоих возследствует».
   Пиита Лукана стих 270, из третьей книги, * «лютым близок есть Сармат Мосхам», может разуметься как. Об азиатических, так и об Европейских Мохах; ибо сей, острого разума, и великого духа пиит, процветал при Императоре Нероне, в первом веке по Христове Рождестве. Стих сей не токмо доказывает вникнувшим, места, где пребывали Мосхи, , но что они и суть скифского племени, и что того же словенского языка, и что, наконец, единого же языка и родства с Россами, произошедшими от рода Скифского.
    В последующие времена, Мосхи сии удалились к Северу, и там не токмо реку. Но и всю страну проименовали от своего имени, назвавши ту реку Московою или Москвою; равным образом и страну Московиею, или Московскою. Но в которое именно время сие было, утвердить, за неимением, или лучше незнанием свидетельств, не дерзаем. Ведаем токмо, что имя Московитян. В тех странах обитателей, известно и быть стало в конце десятого века, или немногим ранее. Впрочем Генрик* Бреннер*******, муж великого учения, удостоверяет, что нынешние Московиты, народ славенского языка. Пришли в сию страну, почитай в* седьмом веке по Христе Спасителе.
Ссылается он на засвидетельствование самих Россиан, признающих сие в своих родословиях. Может быть, что сии засвидетельствования и обретаются. Рукописные или печатные: но мне их видеть и читать не случилось; разве токмо чрез сие разуметь. В безымянном Историографе Российском, царя Мусоку, жившего в конце шестого века, по его сказанию.
   Сие Бреннерово удостоверение, есть и не невероятно: ибо потомство Мосохово пребывало сперва в Азиатических и Понтических странах; потом обитало в Сармации Европейской, пришедшее туда около пятого века, как то уже дано ведать выше: напоследок, переселилось в самую Мосоховию, названную ими по своему народному имени, и тут твёрдое поселение себе основало.
    Достоверно есть, что престольный град Москва, увенчивающий самодержцев наших, начат быть строим великим Князем*-457 Георгием Владимировичем, сыном Мономаховым, около лета христова1149-го, или 1154-го, над рекою Москвою. От её имени наречённый, по свидетельству* Синопсиса нашего. Сперва он был деревянный, и не весьма знатен, даже до принесения в него Великокняжеского престола, великим Князем Иоанном* Даниловичем, около лета Христова 1308-го. Итак, от создания Москвы по сей 1757 год исключительно, счисляется 607 лет; а от пренесения престола из Владимира, 448 лет. Приведённый Синопсис утверждает именно, что наречён он, Москвою, по имени Москва реки. Выше мы утвердили, что пришедшие Мосоховиты, в сию страну, проименовали реку от своего имени: ибо сами они так именовались от Праотца своего Мосоха, по свидетельству того же синопсиса, и по моим доказательствам.
    Но покойный Байер *458 говорит в Российских началах, что сия река древним именем называлась смородина. Откуда он сие взял? На чём утвердился? Кто его в сём удостоверил? Не вижу ли что взял он сие с ветра? Утвердился на песне? А удостоверился во сне? «Спит иногда и Гомер», коль и великий Пиит. Не мню, однако есть причина помышлять, что он основался на следующих словах, из некоторой нашей площадной песни: «Князь Роман жену терял, и в реку метал, во ту ль реку, во смородину.»
  Если бы Байер знал причину сего имени; то б увидел, что имя Смородины Москве реке есть не древнее, но новое: ибо древнее словенское имя сему плоду есть Чресмина; да и прозвана сия река Смородиною от простаков, увидевших, что она истекает из под кустиков чёрных, как уверяют многие самовидцы, Смородины, неподалёку от Можайска. Посему, хотя и попустить ему сие имя (ибо и я слыхал от самых простых людей, что называется она и Смородина, а на письме от искусных и достоверных мужей нигде того не видал); однако попустится оно ему так, что Москва река, по имени, есть Смородина по прозвищу, данному ей после от простолюдинов Россомосквитян или Славенороссиян.
   Желательно б было, для тогдашнего времени, чтоб ему знать наш язык: уразумел бы он, что дерево сие и ягода называются Смородиною по Славенороссийски с Славенопольского*-459 Смродыня; другими Славенскими диалектами именуется она и Терпка, и Протерпка, я не знаю, как ещё иначе и различно.
    Достоверно говорю: самое древнее имя сей рекиесть Мосокова, а по сокращению прежде Москова,  потом уже Москва, данное от потомков мосоховых на память прародителя их Мосоха. Преизрядно, да и прилично к сему, умствует Моланхтон: «дивно, что * имена рек суть вековечнейшие, нежели земель и гор; а однако, реки быстро текут, иногда ж и место токов своих изменяют: но горы стоят неподвижно».
  Что ж не быть граду Москве по реке сего имени; над которою он создан; то Байер нашёл теми же своими Российскими* началами, некий на сих местах монастырь Моской. А слово сие и производит от того монашеского обиталища: так что Моской есть, по его, монастырь мужеский. От сего мужского* монастыряполучила себе имя Москва. Кто не видит, что сей мудрый муж не умел нимало по Славенороссийски? Слово мужеский, выговариваем мы в дружеских разговорах. И скорых обращениях языка, так, как будто бы оно было  мусской, а однако же не Моской.  Но кто так когда, и из самой у нас черни, называл или называет Москву? Чужестранные величают её и Моской, и Москав, и Москоу, и Москау, и Моску. И ещё нелепее, но чужестранные величают развращённо, по незнанию нашего языка: однако, никто и из чужестранных не именует сего града в развращённом выговоре: Муской, Мускав, Мускау, Мускоу, и Муску. Итак, утверждаю с Синопсисом, что Москва град наречён от реки Москвы, и также в женском роде как река; а о Моском Байеровом монастыре мню, что он есть Поллада, выскочившая из Юпитерова мозга.
    Впрочем, после уже Мусоки царя, вымышленного от безымянного историографа российского, а упомянутого недавно в повествовании и в примечании, промчалось у нас от некоторых следующее произведение  Москвы, а именно, от Мостка, бывшего будто бы на самом том месте, где ныне так называемый кузнецкий мост. Мосток оный был тут, как доводят до вероятности, по сей причине, что по тем низким и болотным местам лежала большая дорога из Новограда во Владимир, а путешествующие и сказывали вопрошающим, что они едут к МОСТКАМ. Но произведение сие что предложено, то тем и отражено самым. 1) Чего ради путешествующим почитать ответом Мосток или Мостки за предел окончательный, паче, нежели Владимир, куда они направляли путь свой? 2) Чего ж ради и нравилось им лучше ехать по болотам, кривее и далее, нежели ближе, прямее и без болот во Владимир, из Дмитровской, и потом на Троице Сергиевские места?
3) Да по мосткам тем, не надлежало ли б Москве именоватьсяили мосток (то есть град) единственно в мужеском роде, или уже в женском по тому ж мостку косо и криво Мостка, а не Москва? Нет в сёмпроизведении ни пошлой вероятности. Напротив того,Мосток сей ложный есть не что иное, как истинный Мосох, выговариваемый неправо; равным образом и оный Мусока. От Мосохова имени сперва река прозвана Мосокова, и Мосткова, а сокращённее Москова; потом ещё стеснённее МОСКВА; а от реки наконец и Град, и сей по прошествии времён царственный.
   Производится покойным Байером*-461 и Псков от Псов: так что сей город, по его, есть Псовый. Не ясно ли посему, что учёный муж не умел по нашему, пребывая у нас долго? А однако знал едва не все Азиатических народов языки, не живя никогда ни в пределах Азийских, не то что у всех тех народов, коих разумел письмена, и по письменам речей силу их. Ежели сие имя есть древнее сему городу; то он назван от песков, - Псков сокращённо, который там и находится: а буде старое Славенское его имя есть Плесков (как то Байер утверждает, и как пишут его все по-латински); то он есть или от плеска вод реки великой, или Озера Псковского, от коего и неподалёку, или от блеска* или сияния, блесков. Если же, наконец, он Плисков, как то Зонар* в Василии Болгароктоне именует и Кедрин,* говоря «Плискова град в Болгарии стоял: то град сей будет Блисков, от близости к тому же озеру, или также от блистания. Как то ни есть, только он именуется обще у нас Псков, а не Псов*, как будто Псовый», по Байеровым словам: ибо многоучёный муж, сим произведением, показал и в себе человеческую слабость.
   Шетгений в началах Мосхов, присваивает Мосоховитам и Масиников и Мосинов. Но нам все его сему основания не столь кажутся твёрдыми, коль суть непоколебимы вовеки, положенные им о Россах и Мосхах; которыми он и меня снабдил для сего разсуждения, при многих других, не скудно. Геродот, как то мы видели, именно разделяет Мосиников от Мосхов. Как же нам не утвердиться совершенно на Геродоте; отце и главе языческих историков? Итак, можем мы разве Мосиников и Мосинов так признавать, что они были племя некоторое побочное, свойственное Мосхам, а либо и с другой какой стороны. Однако, сие мыдопускаем только из почтения к Шетгению, анне на исторической утвердившись истине, которая, с другой стороны, и утаилась либо от меня. В разсуждении сего, всеконечно.
   Вот же и ещё Мосоховы потомки, представляемые перед нас, нам в сродстве, Иосифом Иудеанином, оным знаменитым и древним писателем, которого основания превозмогли обще у всех, в разсуждении Скифов от Магога, а Целтов от Гамера. Мосхи его хотя и от Мосоха же, однако они потом называемы были, по его Кападокианами. Предлагаю я здесь самые его слова: «Месхини от Месха, прародителя своего, нарицаются. Ибо Капппадокиан проименование есть новое; древнего ж ещё след остался; есть у них город; именем и поныне  Масака, показующий довольно хотящему разуметь, что сие имя старое было Народа».
 Иосиф был в первом веке по Христе пребывал в Риме; а писал свою Историю во времена Веспасиановы.
  Сие достойно примечания, что у Мосхов город называем был Масака; так, как у их Собратов Россов, город же именовался Роксонака, то есть Россонака. Правда, называется сей город у Николая Дамаскина, в выписках из Константина Багрянородного, первенствующим Саков, но народ сей был сосед Сарматам, и следовательно Россам:могли Саки употреблены быть за сарматов, и толь наипаче, что у Стефана византийского, именуется он просто Роксанакейского Народа, а не Сакским, и не Сарматским, и ниже Фракийским.
  Что ж до города масаки, то полагают его Географы*-464 в Каппадокии при горе аргее. Инако был он проименовн* Евсеевею: а после в честь тиберия Цесаря, а не* Юлия, от Ариобарзана Царя, или от преемника его* Архелая, Кесариею* назван, хотя и есть автор*, который сие Тиграну приписывает. Сия кесария потом великое себе получила имя, для того, что в ней процветал оный в Святых Великий василий Архиепископ. Страбон, в приведённом вторично месте, причисляет её к Киликии. Надобно знать, что сия Киликия, есть различна от оной другой, коей главнейший город был Тарс: была она токмо область Каппадокийская, как то Страбон сам изъяснил.
    Итак, хотя Иосиф есть и един, повествующий и засвидетельствующий сие о потомках Мосоховых; однако, по достоверности сего писателя, быть всячески могло, что они сперва в каппадокию преселились, а потом уже в Северные страны отправились.
   Таких мужей свидетельства, столь древних, столь важных, и столь достоверных, отразит ли вовеки один покойный Байер повествованием своим, при исчислении разных мнений о первоначальных Россах и Мосхах, в  началах Российских, на 398 странице говоря? : «ещё другие Геродотовых, Ксенофонтовых, Страбоновых, Мосиников и Мосхов, и отца месеха из святейших бытий Моисеевых припамятывают, да и обрящут, Российские начала».
    Правда, припамятывают; но основательно, доказательно, и согласно с святейшими Моисеевыми бытиями, и с провещаниями богодухновенного Иезекиля Пророка. А такое отражение покойного мужа едва ли не лучше в честь памяти его, вечному предать забвению, нежели когда припоминать оное.
  Заключаю теперь, что как Россы, так и Мосхи произошли от Рос-Мосоха; что Россы и Мосхи говорили издревле словенским, а ныне говорят Славенороссийским языком. О сём в Синопсисе нашем* так чтётся: «От Мосоха, Праотца Славенороссийского по наследию его, не токмо Москва народ великий, но и вся Русь или Россия вышеречённая произыде, аще в неких странах мало что в словесах и применися, обаче единым Славенским языком глаголют», Да и кто же может сомневаться в сём и спорить?
    Мавроурбин так предлагает: «Славяне*-466 Российские суть, ныне от иноземцев обще зовомы Москвитяне… Древние называли их Роксоланами». Целларий*, славный оный и и многомудрый муж, следующим образом то же смое подтверждает: «Самое ныне имя свидетельствует, что руссы и Москвы суть един и тот же народ», Авторы Фаброва Латинского* Лексикона, под словом Мосхус, научают всех, возвещая: «Мосхи, Скифийский есть народ, при Гирканском (по иным Чирканском, но мнится Гоканском или Курганском) море. Сии ныне именуются Москвитами».  Наконец, хотя и не можно совершенно основаться на Аравитских писателях, у Гебрелота в библиотеке восточной, на странице 722 так предлагающих, «Русь имя восьмого сына Иафетова, от коего Руссия, называемая (сие последнее говорит Гебрелот об Европейцах) ныне Московия нами»: однако, что Рос-Мосох есть одна особа, как доказано, а писатели те упоминают токмо Руса, предъимение Мосохово, и что Россия, по Гербелоту называется и Московиею, привожу, в подтверждение единства у России с Мосоховиею, и сих писателей из Гербелота.
   Но сколько бы не было твёрдостей и засвидетельствований; однако, покойный Байер, живущий в преемниках своих, не перестаёт сопротивляться, и вечно по Латински порочит утверждающих, что Россиане суть и Московиты. Мы представляем точные его слова: «Во-первых*, Руссов Московитами назвавши,вметнули в повести Мосха, Сидонского Философа. Бакха на отдалённых горах,* 468 видел я научающего, поверьте мне, предбудущие роды: «видел и Нимф учащихся, и  уши козлоножных Сатиров, выспрев стоящей остротою: «Не другой поисинне бог, такую мысль мог кому-нибудь вложить, чтоб ему так шататься. Что ж я возьму уже сказать об оном Анния Витербского БЕРОЗЕ, потому что и сей приводится, которому угодно было, от Сатурна Вавилонского Царя вывесть Мосха и Магога чтоб им быть вождями переселенцев! Равно, как бы скарёдство сие не довольно ещё отражено было.»
     Что мы слышим? Погребённого Байера остро желчием дышащего! И за двусотлетнее, по его, мнению об имени Московитов, даваемом Россианам, но за предревнее по самой божественной книге, и всеправедное по первейшим, древнейшим, и знаменитейшим историкам, погружающего Поляков в пьянство! Что это за квас, киснувший в сердце на Поляков? И что за отвращение от них? Или сии суть твёрдые и искренние от инородного против инославных доказательства есть? Однако, на возражение именующих Россиан Московитами, у достопамятного мужа только тогда были изобличения.
 Ведаем, что истинный Бероз был родом Халдеянин, живший в царство Антиоха Сотира , или сына его Антиоха Тфея, а не в Моисеево время, как то некоторым отваживаются говорить: объявляет он сам о себе, в первой книге Вавилонской своей истории, что он родился в младолетство Александра Великого. Иллиний* 469 сказывает, что его история содержит бытия 480-лет. Осталось нам только от сея только несколько отрывков, прводимых иосифом против Аппиона и Александром Полигистором. Иосиф утверждает, что он согласен с моисеем в разсуждении потопа, падения Адамля, и ноева ковчега, и что упоминает о Потомках сего  Праотца. Приводят его: Плиний, Татиан, Климент Александрийский, Тертуллиан, Витрувий и Евгений, а последний сей и надёжно.
   Но Берроз, изданный Аннием Витербским, есть без всякого сомнения, для того, что все учёные люди в том согласны, сочинение подложное. Из сего ль Бероза приводит наш Синопсис Мосоха, и взяв его у Стриковского, не знаю, прямо: однако видно, что из сего: Мосох сего Бероза тень есть токмо Мосоха священной книги, по утверждению мужей, испытавших глубину древних историй. Ложный сей Бероз говорит, «что Мосох в лето 44-е Сатурна Вавилонского царя, а по потопе в лето 176-е (в Синопсисе 131) жительствовал: при том пишет, что оный Сатурн отпустил от себя с переселенцами четырёх Князей: Ассирия, Мида, Мосоха и Магога. Из сих трое остались в Азии, а Мосох пребывал и основал свои царства, как в Азии, так совокупно и в Европе. Что ж до меня; то все читатели могли видеть, что я не от сего Берозова Мосоха, произвёл Россомосквитян, а от Мосоха, переданного в Священной книге Моисеем Боговидцем.
  Обещал я, в начале сего второго разсуждения, протолковать, по произведению, знаменование имени Российского. Сие теперь, по возможности, иполню, и тем сему разсуждению положу окончание.
   По Синопсису: производятся некоторые Россы от города Роги, неподалёку от Новогорода стоящего. Сие довольно даёт знать, что имя Росс, есть древнее: и мню, что Россы*, жившие при вершинах реки Россь, или Волги; сей город строили, да и прозвали от своего имени. Сей городок и до днесь именуется Старая Руса.
   Другие утверждают, по тому же Синопсису, что Россы прозваны от реки Росы. Подлинно, Волга именовалась издревле Аррасом , Расом, Россом, Русом, и Ра, как то видели уже мы. Но видели, что и Волгу именовали так Россы от своего по праотеческому имени, которую потом они же прозвали от многой и великой Вологи (Влаги) Волгою. Есть впрочем, при упомянутом небольшом небольшом городе. Река Поруса, впадающая в Полист реку. Есть и Руза речка, текущая в Москву реку.  Есть и Руса река, ныне в Пруссии, изшедшая из Немени. Есть и в Шотландии, немалая область, называемая Росс, и простирающаяся от одного моря до другого. Всё сие доказывает токмо, что по сим рекам и местам живали в старинные времена Россы, давшие оным свои имена: но по реке Порусе, впадавшей в Полист, и поныне пребывают Россиане, равно как и по речке Рузе.
 Именуют Россов и от русских волос, которые у них и подлинны по большей части. Главный есть Луитпранд вышеприведенный. Однако, не от светлорусого сего цвета волос, Россы именуются Россианами: Луитпранд обманулся, слыша греков, называющих красный цвет Русион; а потому и вздумал, что то имя принадлежало у них к Россам: Россиан всегда именовали греки Роос, несклоняемо в прочих падежах. Имеющие сие мнение, обвыкли и писать наше имя Руссами, и Руссианами, а Россию Руссиею и Русиею.
    Именовались мы прежде сего и сами Русианами в печати и на письме, а и поныне ещё на словах; но не от Русион Греческого, да от Волги именованные и Рас, и Рос, и Рус: также от Ругиан, или Ружиан, или Рушиан, и Рутенов, и Рутсенов и Русанов: а напоследок оттоо, что буква (о) способна переменяться на (у) и наоборот.
    Анселм Бандурий в Империи Восточной, в томе втором, на странице 33, произвёл место из Симеона Логофета, исправленное Байером так: «Россы, те же и Дромиты (скорошественники) называемые, суть от некоего громкого крика, издаваемого ими или по согласию, или по вдохновению какому свыше, против неприятеля, когда их сей преодолевает на брани». Ясно, что сей громкий крик есть РОЗ, увещевающий взаимно борющихся, но изнемогающих, разбегаться врозь. Посему, надлежало быть нам Розианами, а России – Розией. Взаимный сей клич может быть действительно бывал на битвах: ибо поныне у нас разбойники, нападши нагло на кого,  когда увидят себе преобораемых, кричат взаимно: вода, вода; то есть должно нам растекаться врозь, так, как воде, для того, что мы не в силах.
   Некто из мужей Сербского народа, имевший великий разум, самый тихий нрав. И много других достохвальных качеств. Производил Россиан в частных разговорах со мною, от РАЗА (разить), то есть от ударения и поражения. Доводил он, что храбрый народ Российский во время битвы, имеет обыкновение возглашать,побуждая совоинствующих к доблественному поражению врагов противоборствующихся, Рази, Рази, а по нашему рази, рази…  Есть в сём много благовидности. Но он сие, мнится, говорил как Сербин, выхваляя своих: ибо Расци суть в Иллирии, или лучше в верхней и нижней Мезии, один народ с Сербами и Болгарами, именовавшимися от Волги, так как и Россы от неё ж, проименованные сими Рас, или Рос, от своего праотеческого имени. Побуждают таким же образом и нынешние Французы товарищей своих воинов, к мужественному разбитию и убиению неприятелей, вопия: тюй, тюй, то есть убивай. Убивай. Однако, посему надлежало бы нам быть и называться Разианами, а России Разиею: ибо и Иллирические Расци, или правее Расси, единоплеменные с нами; суть не Рази, коим бы должно было быть потому Разами, но Расси, Раши, и Рации.
     Мнение, производящее имя Россиан от рассеяния, есть всеобщее; так что, с сим разглашаться, есть подвергаться нареканиям в самомнении и упрямстве. И как отбыть от порицаний? Сие содержит Байер, сие Мавроурбин, сие наш Синопсис, сие все наши: ибо сие ж самое и греки, называя нас, всех вообще славян, Спорон, то есть Семя.
   Правда, разсеяние российского народа, есть истина известная и достоверная: бытию сему когда б я противился, то б конечно достоин был понесть безславное имя высокоумствующего мудречика. Но я сего бытия, как всеконечно праведного, не токмо не опровергаю. Но и признаваю точно; а в случае и доказать могу ясно, особенно по летам, считающимися от рождества Спасителева. Я дерзаю токмо утверждать, что Россиане именуются Россианами не от Разсеяния того, которе ещё не больше нам приналежит особливо, коль и всем вообще Славянам.
   Ежели бы мы были от разсеяния; то б нам именоваться надлежало Разсеяне, а не Россиане.
    Однако, нет во всём нашем языке предлога РОС или РОЗ, с которыми бы мы смогли быть Россианами; есть подобный токмо сему предлог, но тот не РОС, да РАС и РАЗ: свидетельствуюсь смою первою, апритом самою и основательною у на грамматикою Мелетиевскою в четверть*******; свидетельствуюсь и обеими Феодоровскими в осьмушку******, изданными по Мелетьевской с некоторыми переменами. Подлинно, чернь и самая подлость выговаривают: розбить вместо разбить, розвесть вместо развесть, розгонить вместо разгонить, роздарить вместо раздарить, розсеять вместо разсеять, и прочее; но сии Словесники от учтивейших людей,знающих в языке силу. Всегда осмехаемы бывают.
 И се, наконец истинное знаменование, преславного и православного народа Российского.
   Во первых, называемся мы Россами и Россианами. Страна, обитаемая нами, есть Россия. Августейшая наша ИМПЕРАТРИЦА, есть самодержица ВСЕРОССИЙСКАЯ, то есть пространной своей Империи ВСЕРОССИЙСКОЙ, единоначальная  обладательница.
    Мы произвели нас, Россов, то есть Россомосквитян, подданных ЕЁ********, от имени общего нашего праотца РОС МОСОХА: сие самое в сём разсуждении и доказали. Имя сие Еврейского есть языка. Что ж оно знаменует, по произведению, на нашем?
  Рос по нашему значит, в произведении* ГЛАВУ, ГЛАВНОГО, и ГЛАВНОСТЬ: сие подтверждает и наша Библия, вновь первого и второго издания, истолковавшая сие слово так на поле, при38 главе Иезекииля Пророка. Но Мосох знаменует на нашем языке ПРОДОЛЖЕНИЕ, ПРОВЛЕЧЕНИЕ, и РАСПРОСТЕРТИЕ.************ Доказываю псалмом сто девятым на десять.
   Псалом сей стихом пятым возглашает: «Увы мне, яко пришельствие моё продолжися.» Слово продолжися, переведено с Греческого Эмакрином: да и в Вулгате: «Перегринацио Меа Пролонгата есть»: пришельствие или странствование мое продолжися. У Блаженного Иеронима: «Инколатус Меус Пролонгатус есть»; Обитание и жительство моё продолжися. Так и у Блаженного Августина. У иных: «Пароикоон Пареилкуса»: придя, продолжи! Так в Эксплах ОригенскихМонфоконовых. У других: «Просилитиуса Эн Макрусмоо»: пришельствуют в долготе времёни.
Все сии разные чтения приведены Нобилем, в так называемой ватиканской Семидесятной: да и все они представляют токмо что долготу и продолжение.
   Но в Еврейской сие стоит так***********, по чтению искусных: «яко пришлец есть в Мешех, или в Месех, то есть в Мосох»; как то семьдеят два написали сие имя, где оно собственное. Итак, в Еврейской стоит там Мосох, где во всех переводах. И вразличествующих чтениях, обретается знаменование продолжения.
   Следовательно, по самой истине (не смотря и не содрогаясь, что я первый есть из Россиан сего мнения) заключаю: Россианин, и он же Москвитянин, а потомуже и Россия, и Россомосковия, знаменуют имена свои произведением от Еврейского, на нашем Славенороссийском языке:* Главности продолжение, или* Главность продолжающаяся.




рхо
  *Верховность
  2**Верховности
   


Рецензии
Спасибо за Тредиаковского...
Практический каждая буква русского алфавита ингушское звуко-слово
..."Выявляемая историческая традиция локализация мосхов древними авторами на Центральном Кавказе во второй поло¬вине I тыс. до н. э., почти полностью совпадает с ареалом распространения нахских племен того же времени по данным древнеармянских («нахчаматеаны» «Ашхарацуйца») и древне-грузинских («кавкасиани») источников (Гумба, 1987, 44). Судя по тому как, термин мосох//мосх в обозначении нахов на протяжении столетий сохранился лишь у дагестанцев, то остается предположить, что этноним мосх, употребляемое античными авторами в обозначении населения Центрального Кавказа, является отражением именно дагестанского, точнее албано-дагестанского общего названия древних вайнахов..."
С уважением

Галл Гелиа   22.10.2016 21:49     Заявить о нарушении
Благодарю Вас за прекрасный отзыв!

Простите, что не сразу ответил, меня почти полтора года не было на сайте((((

Тредиаковский есть Гора, он пока ждёт своих будущих изследователей.

Валерий Василёв   25.07.2017 14:47   Заявить о нарушении