Должок

    Литературный сценарий мультипликационного фильма

 Над озером Караси щёл дождь. Он был то очень мелким, то падал сплошной
 стеной, то бил сильными косыми струями по воде, выколачивая маленькие
фонтанчики. Как всякий обычный дождь, он был мокрым, но всё-таки в нём
было что-то особенное. Он шел не над деревней, не над лугом, не над полями,
 А ТОЛЬКО НАД ОЗЕРОМ. Будто кто-то держал большое сито над Карасями и лил
через него из большого чайника воду.

     Это был особо музыкальный дождь. Он свистел, хлюпал, чмокал и журчал
 по озеру на все голоса. И эта музыка продолжалась всю ночь.

      На фоне дождя возникает название фильма.

    На деревянной двери, как на плоту, плыл по озеру дедок. Борода
 из водорослей, нос зелёного цвета и, пожалуй, длинноват, Но это не
сразу разглядишь под большой широкополой шляпой. Дождик мочил его
 нещадно, но дедок- водяник был этому рад, это была его стихия.
Он ловко управлял своим средством передвижения и не спешил к берегу.
 Время от времени он взмахивал руками и тогда дождь сыпал с удвоенной
силой. Но вдруг в музыку дождя вплелись другие звуки. Дедок замер.
 Его длинные пальцы застыли в воздухе и дождь перестал идти.

         Дза-ап - звонко вонзился в дерево топор.
        Дзо-оп –ещё одна  нота повисла над деревней.

Затрещала щепа: Трр- чак-чак-чак.
 Звуки сложились вместе, их поддержала скрипочка. И вот зевертелась
чудная, заводная  магдаленка.

На разные голоса отбивает ритм топор.

      В камышах у озера, на перевёрнутом челноке, сидит дедок-водяник
 и прислушивается к музыке. Нечаянный ветер тронул сухие стебли , и
они зашуршали. Дедок перебежал на другое место.
 Всё громче и задорнее звучит полечка. Дедку видно, как высоко на крыше
 жонглирует своим топором  молодой хлопец. Стучит и напевает.

 По деревенской улице, смешно подпрыгивая в такт  полечке,
спешит дедок. поближе к весёлой музыке. Она интереснее, чем
монотонный шум дождя. Откуде же это раздаётся? Ага, вот оттуда,
 из-за этого забора, который упирается прямо в небо. Там высоко-высоко
 на ветках краснели удивительно красивые яблоки. Пичужка село на
яблоко – раздалась сигнализация. Птичка улетела, а яблоко упало
 прямо в руки  водяного. Сразу над забором показалось злое Федькино лицо:

- А ну положь, не твоё.
Федькина рука неестественно удлинившись, выхватила яблоко
 из дедовых рук.

- Эй, Крыша готова,- кричит сверху Стёпка, прилаживая на конёк
 весёлый ветрячок, деревянного человечка, очень похожего на Федьку.
 Прыгает на шпеньке деревянный Федька, взмахивает  толстыми
растопыренными  руками – новая партия в магдаленке.

-   Теперь окна давай – откликнулся  хозяин, слезая с забора
и показывая дедку огромный кулак.

- Так-так-так--- побежали по краю деревянные кружева.
Разукрасились наличники диковинными  цветами. Ставни весело
захлопали на ветру.

- - Ну, всё, – стукнул последний раз топориком Стёпка и
присел в тени забора. Топорик свой рядом положил.  Пусть отдыхает.
Достал немудрёный завтрак – две варёные картошки, большой помидор, рыжую луковицу.

           Весёлый косой дождик пробежался по новенькой крыше, зажёг
 над ней разноцветную радугу, конц которой упал в ушат с дождевой
водой. Там что-то булькнуло, и у края ушата появился любопытный
зелёный нос. Дедок смотрел из ушата на Федьку, который доедал яблоко
и бренчал мелочью в кармане – пора было расплачиваться за работу.

      Да ведь Федька был не просто Федькой, а жмотом, каких свет
 не видывал. Побренчал жмот монетками и придумал, как ему со
Стёпкой расплатиться.
 
 Взял он полено из поленницы и запустил в старую бочку. Бочка
загудела и из неё выскочил огромнгый лохматый пёс, непонятно
какой масти и какой породы. Он был в репьях, шерсть торчала клочьями,
одно ухо висело. Да и как он помещался в этой бочке – было не понятно.

     Федька отстегнул ошейник и скомандовал:
- Куси, Дармоед!

 В ушате с дождевой водой крякнул дедок. Ваода заплескалась и полилось
 через край.
     Стёпка успел надкуситьь картошку, но замер от удивления. Прямо на
 него тяжело несся большой пёс с огромной зубастой пастью, из которой
по ветру полоскался большой язык. Расстояние до собаки стремительно сокращалось.

 Стёпка, защищаясь бросил картошкой в собаку.

     Дармлоед неожиданно  ловко подхватил её на лету, звонко клацнув
зубами, и остановился, немигающим взглядом уставившись на Стёпку.

 Стёпка намёк понял, но уходить без тополра не мог, а топор был как раз
 за этой громадной  псиной. Требовался отвлекающий маневр. И вот вторая
 картошка полетела в пасть Дармоеду. Пёс не двинулся с места. Поймал с
лёту. Склонив голову на бок, внимательно наблюдал за Стёпкой.

 Тогда Стёпка положил перед собой помидор. Дармолед кинулся к помидору, а Стёпка к топору. И каждый из них получил то, что хотел.

 Дармоед всё также напряжённо наблюдал за Стёпкой, который пятясь
 нащупал калитку и,  наконец, очутился в безопасном месте.  Даже
какая-то радость была от этого, что остался цел-невредим. Пёс,
оглушительно лая, большими прыжками кинулся к калитке.  И Стёпка
бросил ему всё, что осталось у него от обеда:
     – золотистую ядрёную луковицу. Дармоед зацепил её языком и она
бесследно исчезла в его бездонной пасти.

    Скрипнула калитка – будто снова зазвучала рядом знакомая мелодия
  магдаленки.  И пошёл Стёпка подальше от неприветливого дома и
жадного хозяина.
  Он уже было привык к мысли, что всё, что с ним случилось – не самое
большое горе, но на повороте его догнал Дармоед. Стёпка прибавил шагу
 и пёс пошёл быстрее. Стёпка побежал – Дармоед в три прыжка догнал его.
 Стёпка бессильно  сел на дорогу. Дармоед тоже сел и склонил на бок
свою большую  голову.
   Из лопухов на минуту показался зелёный нос водзяника.
_ Ну, чего привязался? Нету у меня ничего ,- развёл руками Стёпка
 Пёс  слабо повилял хвостом. Он совсем не умел выражать свою
признательность и делал это впервые в своей собачьей жизни.
 И вдруг откуда ни возьмись, сыпанул дождик Стёпка побежал, Дармоед
 за ним вприпрыжку. Дождь гнался за ними по пятам. А в полосе
дождя шлёпал по лужам знакомый нам дедок. Это уж у него так было
заведено – если радовался чему-то – обязательно дождиком сыпал.
 Добежали до озера. В камышах  Стёпка нашёл челнок. Дармоед  подбежал
было к воде, но отступИл. Здесь отвратительно пахло рыбой, которой
 Федька  его кормил. А рыба, как известно, водится в воде.
 Поэтому воду  Дармоед не любил. А Стёпка оттолкнулся веслом от берега и – поплыл.
 Пёс заметался на берегу.
     Федька тем временем стоял у пустой дармоедовой бочки и
посматривал на часы. Не нравилось Федбке, что Дармоед пропал
 так надолго.
 У-у-у-у! Дармоед! – ругался Федька, навешивая на ворота несколько
замков с повышенной секретностью.
 Дармоед же сидел на берегу и тоскливо смотрел, как Стёпка
уплывает всё дальше и дальше.
 И ещё одни глаза следили за челноком. В камышах  застыл от
 напряжения дедок.

     Когда челнок выплыл на середину озероа, Дармоед закрыл
глаза, шагнул вперёд, неуклюже шлёпнулся блрюхом о воду и… поплыл!
  Он благополучно добрался до челнока и попытался взобраться
на него. Челнок наклонился, зачерпнул воды и пошёл ко дну.
 А вместе с ним и Стёпка.

-Хе-хе ,- усмехнулся дедок.
Но Дармоед не расстроился. Он ухватился за стёпкину рубаху
 и… порвал её.
 Хлопец отбивался, как мог, а пёс пытался его удобнее схватить
за уцелевший ворот или ухо.

  Водяник в камышах просто заходитлдся от смеха. Он хрюкал,
 булькал, прижимая к  бороде стебли камышей, чтобы не рассмеяться
в голос.
 - Отстань от меня,- сердился Стёпка на Дармоеда. Брызги летели
фонтаном. О радость, ноги нащупали дно. Здесь было всего по колено.

    Мокрые, продрогшие выбрались на берег.
 - Хорошо, что не утонул, как топор,- попробовал улыбнуться Стёпка,
 но улыбка не получилась. На привычном месте за поясом,
 топора не было!

_ Топор! Где мой топор? Хлопец опять кинулся в воду.
 
Вечер спустился над озером, а  Стёпка всё ещё пытался найти
 свою потерю. Дармоед, сидя на берегу тихонечко поскуливал.

 Наконец, стало совекршенно понятно, что топор не найти.
Стёпка выбрался на берег, обнял голову руками.
 
   Дармоед  осторожно положил на его  плечо свою большую голову.
 Так и сидели они с Дармоедом, горевали, пока к ним не подсел
незаметно  зелёный дедок. Маленький такой, седенький. С виду дедок,
 как делок, только нос, пожалуй длинноват  и зелёного цвета.
   Приподнял свою шляпу: мол здравствуйте, вам, а из под картуза
лягушонок глаза таращит.

 - Что это у вас, дедушка? – удивился Стёпка.
_ Мало ли что от сырости заведётся, смеётся дедок,- хочешь я твой топорик достану?

  Хочу конечно, да только где его найдёшь?
- Знаю, где лежит. А ты мне за услугу – собачку отдашь, - лукаво смотрит прямо в глаза водяник. И Стёпке показалось, что в его бороде блестнула рыбёшка.

    Посмотрел Стёпка на мокрого Дармоеда. Ужи болтаются, глаза грустные. Поймал Стёпкин взгляд – хвостом завилял.

 - Нашто тебе, денд собака. Ты поди в воде живёшь, а он утонет с тобой, жалко. И Стёпка неожиданно для себя погладил лохматые уши Дармоеда.

     Пёс чуть не умер от счастья.

 Дедок вроде не огорчился отказом, подошёл к воде, плюхнулся в озеро,
 и только его шляпа осталась на поверхности воды. Да и её спустя 
малое время  згребла рука с зелёными пальцами.

    Откуда-то издалека раздался Федькин голос;
 Дамое-е-ед!
 Пёс  подвинулся к Стёпке.

 Тут озеро заволновалось, показалась голова старичка. Он таращил глаза и
с усилием рлыл к берегу. Через секунду он вывалил перед Стёпкой
семь топоров. И все они были какие-то  чудные и диковинные.
 
Ручки с инкрустацией, с вензелями, лезвия фигурные, некоторые с
драгоценными камнями. Всё это нестерпимо сверкало и переливалось
так, что глазам больно было смотреть.

   Дармоед громко рявкнул и спрятался за Стёпкину спину…

 _ Ты что, дед! Сказал же: меняться не стану!
     Тем временем Федька с ожесточением тыкал длинным дрыном в
заросли лопухов. Оттуда с криком выбежали сомлевшие от жары куры.
 Но Дармоеда там не было. Не оказалось его и под крыльцом … И тут Федька
 услышал голос Дармоеда.

- Ну, я тебе сейчас!  - погрозил жмот и помчался к озеру.

С высокого берега он увидел своего Дармоеда и ещё Стёпку,
 старичка, а также… Федька глаза протёр – на бережку лежали семь
 диковинных топоров из чистого золота. Блики битли по глазам.

А Стёпка эти топоры трогал и крутил головой.

 Жмот  застыл, пошевелиться не может – слово пропустить боится.

- Ну, «за так» возьми, это ж богатство! – упрашивал дедок,
 хитро щурясь.

- Это же богатство,- как эхо повторил Федька и помчался вниз,
 к воде, не глядя себе под ноги, цепляясь за кусты,камни.

Стёпка был непреклонен:
- Не, тут моего нету. Мой топор со щербиной был и попроще.

У дедка на лице – крайняя степень удивления.
Он шмыгнул зелёным носом и в растерянности нырнул в озеро.

 Федька тем временем катился веретеном  по песчаному склону.
На берегу, на столбах были развешены для просушки сети. И Федька
 вкатился прямо в их крепкие объятия. Он метался, как пойманая щука
 и ничего не мог поделать. Потому что сделка была завершена; дедок
 вынырнул со стёпкиным щербатым топором.

- Ура!, - завопил Стёпка. Он готов был обнять старичка,
но дедок проворно ускользнул в воду.

 Федька, глядя на то, как уплывает водяной, сделал последнее
невероятное усилие и, повалив столбы, вместе с сетью побежал
к кромке воды.

      -Ах ты,ушёл, ушёл ведь,- чуть нет плача кричал он. Такое богатство прошляпил!

Сбрасывая с себя сети,Федька  громко кричал:
- Дед! А дед! Давай сюда!
И дедок не заставил себя ждать.


-Вот хорошо, а то заскучал я,- обрадовался  водяник.
-Тащи сюда опять свои секиры, меняться с тобой хочу.
         Вот, на собаку мою.

Стоит дедок по колено в воде, бороду свою теребит.
Снова загорелись у него глаза.
-Ну что, лупоглазый, не понятно объясняю? Ныряй за топорами.

Дед пошарил возле себя в воде и протянул Федьке что-то 
блестящее. Федька схватил, но оказалось не топор, а рыба.

- А-а-а! Издеваешься, рассвирипел Федька.
-Шуткую,- улыбался дедок.
Он на секукнду исчез под водой и показался с  огромным
золотым топором.
          -Пуд золота, не меньше, – ахнул Федька и рванулся к деду.

 А дед потихоньку отступает, в глубину заманивает. И Федька всё
глубже заходит.

-Ну, Дармоед, спасай давай,- крикнул Стёпка и первым
бросился к воде.
Дармоед, зямявшись на  секунду, – послушно ринулся за Стёпкой.

 Стали Федьку тащить -  а он упирается, к  золоту тянется.

 Старичок усмехается и всё дальше от берега движется. Да ещё и
дразнится;

- Плаваешь ты плохо, вот беда!

 Федька и воды уже нахлебался, кричит что-то. То скроется под водой,
то появится.

-Да отпусти ты его,- рассердился Стёпка.
-А я его не держу- шмыгает носом дедок. Он сам!

 Шлёпнул  водяник  ладошкой по воде, побежала волна и
выбросила на берег Стёпку и Дармоеда.

 А Федька уже и пузыри начал пускать. Натурально тонет.

 Не может Стёпка уйти, хоть и жмот Федька, а жалко его.
-Эй, дед, отпусти Федьку.
-А что за него дашь?
-Тебе мой топор нравился, вот забирай его. Он не то,
 что твои золотые игрушки.
 
 Вот и растерялся дедок; опять загадка. Только что по этому топору
  мужичок убивался, а теперь за жмота отдаёт.

 Вздыбилась зелёная волна и вынесла на берег Федьку ошалевшего от страха.

 Дармоед пятится и лает.

 Стёпка открыл от изумления рот: до пояса Федька  оставался прежним 
Федькой, а вот дальше…

... вечернее солнышко красиво играло на огромном рыбьем хвосте.

-Невезуха,- покрутил головой Степан. Хорошо, что ещё ноги
остались.
  От хвоста нестерпимо пахло рыбой, и Дармоед, как бешеный, лаял на
Федьку. А Федька всё пытался заглянуть себе за спину.
Наконец он схватился за свій хвост и попытался выдернуть его, но взвыл
от боли. Хвост был неотделим от Федьки! В руках остались только
чешуйка – золотая монетка, самая настоящая.

 Федька с досадой швырнул её в озеро.

-Чего разбрасываешься? – тут же вынырнула голова дедка.
На лбу у него созревала большая шишка – видно монетка
была тяжёлой.
-Тут все твои сбережения, - усмехался водяник.
Чем богаче будешь -- тем хвост длинней. Кошелька не надо.
И крррасиво!- дед прямо  затрясся от смеха.

 А Федька очень живо представил, как длинный  рыбий хвост путается
 под ногами, как за ним гонятся разбойники, как гоняют его по
деревне мужики… Ноги у Федьки просто подкосились от таких представлений.
Пока Федька размыщлял над своей бедой, Стёпка свистнул
Дармоеду, и они пошли вдоль берега прочь.

-Э-эй, донеслось  вдогонку. Может должок возьмёшь?

             К о н е ц


Рецензии
Наташа, очень красиво, мелодично написано! С удовольствием и легко читается, набираясь чистоты и радости.С уважением,Татьяна

Татьяна Валуева   14.03.2013 11:16     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.