Спивающемуся другу

Да. Ты все-таки заставил меня взяться за написание сего. Почему я это делаю, не знаю. Но молчать нет сил. Что же случилось? Уже тридцать лет, как мы вместе. Иногда в разных классах или городах. Но вместе. Мы все равно ищем встречи. И рады ей. И не важно, о чем разговор. Важно, что мы друг друга принимаем и понимаем. Во всяком случае, думаем так. И этого достаточно, чтобы мы друг в друге были живы. Но трагедия вот в чем. Да. Мне хочется понять все твои желания. Все привычки. И главное, что понимаю и принимаю. Но что дальше? А вот что. Да. Я хочу, чтобы ты расслабился и вел себя раскованно. Что же это значит для тебя? Да, да. Как ты догадался, именно это. Прием вовнутрь. И весь ужас в том, что я перестаю тебя узнавать. Ты становишься чужим. Все чужое. И речь, и реакции. И понимание меня и наоборот - растворяется. И все. Какое непримиримое противоречие! Я хочу налить тебе, чтобы сделать приятное и доставить хоть какую-нибудь радость в жизни, да, дерьмовой и тошнотворной, но, о, ужас, я не хочу видеть и даже находиться рядом с тобой-этим, который мне чужой, вообще посторонний человек. И это разрывание на части, поверь, приносит мне невыносимые страдания. И муки, и угрызения, и самобичевания, и боль. Я хочу, чтобы ты пил. Но после этого ты становишься не- моим. Нет. У меня нет никакого отрицательного отношения к этому. Ну, привычка. И ладно. У кого не бывает дурацких привычек. К ней самой я безразличен, как и к любым другим. Но ты чужой. Чужой. И обидно, что нашу дружбу и мое отношение к тебе ты используешь, да, используешь, как место, где можно спокойно квасить. Отождествление такого места, обычного гадючника, с другом, используемым как прикрытие, как удобный стол, как возможность еще раз спокойно принять, унизительно для обоих.

Ты спишь. Ты устал. Вчера наш общий приятель сделал тебе страшно доброе дело. И эту бутылку ты тянул по маленькой весь вечер. Жаль. Жаль, что поездка ко мне, поездка нас, оказалась поездкой к ней. Тебя одного. И неважно, где ты дрожащими руками открываешь холодильник, у меня или у кого-нибудь еще. Я уже перестал играть в твоей жизни любую роль. Во всяком случае, пока она не опустеет. А наш приятель ликует. Как же - он совершил героический поступок. Он такой добрый. Он так понимает тебя. Ему не жалко для тебя даже бутылочки самогоночки. Но он не знает и, наверное, не поймет, если узнает, что ехал ты ко мне, чтобы отдохнуть. И не только от семейных дрязг и однообразия работы. Но и от нее. Ты в очередной раз хотел сделать попытку. И вот опять. Подножка. И все сначала. И утром ты опять тянешь из нее, думая только об одном, об очередном приеме. Скоро она опустеет. Но наш прекрасный и честный, щедрый и открытый приятель, влюбленный в себя за уже совершенный поступок-преступление против тебя, уже везет следующую, он уже едет к нам. Заезжает по дороге. Но ты начеку. Весь во внимании. Ты уже ждешь. Очередное вливание скоро. И оно будет. И все сначала. Нет меня в сердце твоем. И опять жду я протрезвления. Чтобы встретиться с другом. С олицетворением нашего общего детства. С человеком, которого все меньше и меньше.


Рецензии
Нет нас в их сердцах. Там единственный Бог - выпивка.
Думаю, что все люди, у кого есть такие друзья, а еще горше - братья, отцы - Вас понимают, как никто.
У меня есть на эту тему притча " Достойное место" и " Боже! Сделай меня Петром Первым!". Но этот крик души, обращенный на тех, для кого они и были предназначены, не услышали их...
С пониманием,

Асна Сатанаева   19.02.2018 21:30     Заявить о нарушении
Асна, спасибо за понимание. Этот конкретный случай - хорошо продолжился, друг мой не пьёт после публикации этого произведения. Только он знал, что это о нём...
Притчи Ваши очень жизненные. История не так однозначна: именно по Петра стали пить крепкие напитки у нас, а до этого - только трёхградусная медовуха была.
С уважением, С.

Степан Дуплий   20.02.2018 22:44   Заявить о нарушении
Чепуха!
Водка не помеха самореализации. Более того - это самовыражение заостряет.
Другое дело - какова она - эта самореализация: семейный деспот, нереализовавшийся мечтатель или глава государства, великий актер или поэт.

Если пустое место, то от воздействия паров алкоголя оно и гудит, как пустой медный таз, а если великий поэт, то опьянение жизнью выливается в бессмертные стихи: Зацелую допьяна, изомну, как цвет, хмельному от радости пересуду нет. Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты, унесу я пьяную до утра в кусты...

Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так...
Я буду долго гнать велосипед. В глухих лугах его остановлю. Нарву цветов и подарю букет. Той девушке, которую люблю.

Рой Рябинкин   20.02.2018 22:48   Заявить о нарушении
Спасибо, Степан.
В этом вопросе мы с Вами - единомышленники.
С уважением,

Асна Сатанаева   21.02.2018 10:36   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Рой. Если это на самом деле - Вы.
Тут один насобачился от имен уважаемых авторов свои пять копеек везде вставлять.
Так вот, никто не говорит, что человек должен монахом быть, если он любит жизнь во всех ее проявлениях. Но , когда мы говорим о водке, мы хотим обозначить черту, за которой - забвение всего и вся. Надо знать просто свою меру, когда ты еще человек, а когда - превращаешься в свинью.
С уважением за Ваше мнение,

Асна Сатанаева   21.02.2018 10:39   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.