По грибы

Из еды осталось только ... 12 литров спирта!



Васин тронул за плечо спящего Леху и сказал ласково:
- Пошли Леха! А то оберут все, сволочи, ни с чем останемся!
Леха с готовностью кивнул, быстро натянул отсыревшую за ночь одежду и присел к столу.
- Еды нет! – проснулся третий, Сеня Крамник, начальник отдела, кандидат наук,  дипломированный химик. – Просто вообще нет! Ни крошки!
- Затем и встали ни свет, ни заря! – оборвал обычное его утреннее нытье Васин. – На святое идем! За пропитанием! – веско добавил он.
Через несколько минут они собрались за столом, на котором из съестного была лишь двенадцатилитровая канистра спирта этилового ректификованного технического, ГОСТ 18300-72.
- Давай не будем! – попросил тихо Сеня. – Без еды нельзя! Сгорим изнутри!
- Ты учености свои дома оставь! Не умничай тут! Здесь сгорим, а там замерзнем! Если все одно подыхать, так лучше здесь! - отрезал Васин.
-  Вода же есть в кране! – удивился Леха. – Об чем спор?
Тщательно разбавили, четко соблюдая пропорции, и сразу выпили, чтобы унять утреннюю дрожь.
Сеня шумно засопел, резко вдыхая и выдыхая, затем с силой откинулся назад, потом вперед, несильно ударился головой об стол и совсем по-русски уткнулся носом в кулак.
Остальные мужественно держались. Кушать было нечего, хоть стол грызи. Магазин располагался в трех километрах, но идти туда не было никакого смысла, потому как денег тоже не было, ни копейки. Ждали четвертого из Москвы, с продуктами и командировочными, но тот чего-то задерживался.
- Что Сеня, плохо? – участливо спросил Васин. – А ты про бананы свои вспомни, может легче станет!
Сеня охнул, зажал рот рукой и кинулся к стоящему в углу ведру.
В прошлый раз, ему как солидному ученому человеку, да еще химику по образованию, поручили купить какой-нибудь разбавитель для спирта. Тот сослепу приобрел литровую бутыль португальского бананового концентрата и пока остальные были на работе разбавил весь имеющийся спирт этим дьявольским зельем.
Емкостей не хватало, и Сеня заполнил все, что только видели вокруг его характерные очи: вазы из-под цветов, заварной чайничек, сам чайник, чашки и даже пустые банки из-под консервов.      
Ужин прошел славно, спирт не отдавал бензином, пился легко и в большом количестве. Под конец все попадали куда попало счастливые, пьяные и довольные.
Утром, Васин, проснувшийся раньше всех, долго принюхивался. Все кругом чарующе пахло бананом: и одеяло, и подушка, и посуда на столе. Руки и лицо были липкими и тоже отдавали проклятым концентратом. Вся комната и все, что в ней находилось, от ложек до верхней одежды и даже ботинок, пропахло бананом. И не нашлось ни одного, кого бы в то утро не вывернуло бы наизнанку.
Долго вспоминали наши герои то злополучное утро, а Сеня, в силу своей изнеженной натуры пострадавший больше всех, даже и вспоминать этого не мог без рвотного эффекта.

Наконец, приверженцы собирательного образа жизни,натянув поверх брюк резиновые сапоги и прихватив трехсотграммовую бутылочку чистого, вышли на улицу.
Очутившись у подъезда, Леха неожиданно  сразу присел на скамеечку и  произнес ослабевшим вдруг голосом:
- Ноги ватные! Может с сердцем чего! А?
И далее добавил не совсем логично:
- Еще дернуть надо! А то не дойдем!
-  Особенно обратно! – нахмурился Васин.
Все согласились, коротко выпили.  Самый длинный из них, Сеня, изящно изогнувшись, как лань снял ртом листочек с дерева и закусил. Остальные не дотянулись.    
Стояло промозглое осеннее утро, еще не зима, но уже и не осень. Отчетливо пахло слабым морозом, трава, покрытая инеем, сочно хрустела под ногами, воздух был прозрачен и свеж, как только бывает ранним предзимьем.
Это был не обычный лес, а режимный объект, место расположение воинской части. Абы кого сюда не пропускали расставленные кругом посты, потому путники и надеялись, в отсутствии других грибников, собрать ведерко к завтраку. Да, похоже, и к обеду тоже!  Если только не к ужину.
Грибы пошли сразу за забором. Но опытный, собиратель со стажем, Васин, пнув презрительно огромный, переспевший подберезовик, задал направление движения:
- Идем туда! Там будет! Нюхом чую!
- Ну, тогда за удачу надо! – прохрипел Сеня. Все опять же согласились. И зря!
Через пару километров, не обладавший ни солидной массой, ни должными тренировками, Сеня резко скис.
Причем занятно то, что, находясь в полном сознании, сыпля сложными цитатами и жесткими химическими формулами, при всем при этом он совершенно не управлял системами жизнеобеспечения своего организма.
На практике это выражалось в том, что худые и кривоватые ноги тов. С.Э. Крамника, в самый неподходящий момент подгибались в районе колен и никакими усилиями не выпрямлялись. Мозг, в основном, работал безотказно, но вот именно ногам команд не выдавал. Чего-то там у него, зависало временно! Часиков так на пять, на шесть!
Сеня упал на колени и описавшимся на дорогом ковре щенком  виновато глянул на товарищей.
Чего, Сень! – привычно процедил Васин. – Никак помолиться решил, перед охотой!
- Больше не могу, ребята! Ноги не идут! – пожаловался на жизнь Сеня.
- А ты ползи на карачках! – пошутил было Леха.
- Чего! Дурак! – озлобился Васин. – Два километра же! До следующего утра ползти будет!
Прослушав последнее по времени сообщение, Сеня боком повалился на траву и тут же заснул. До гостиницы было больше трех километров, силы у оставшихся были на исходе, а проблема с пропитанием стояла также ясно, как и с утра. Кушать хотелось страшно!
Не сговариваясь, как по отработанному накануне плану, друзья отнесли безжизненное тело ученого к двум соснам на склоне горы и прислонили к ним, что бы не скатился вниз с горы к Финскому заливу. Залив-то мелкий, но Сеня на многое в таком состоянии был способен.
Заботливый Леха надрал заиндевевшего мха и обложил им, для сохранения тепла, скрюченную фигуру Сени, отчего сооружение стало смахивать на хорошо ухоженный надгробный холмик.
- Кончай с этим! – не выдержал  Васин. - Время! Время упустим!
И они пошли дальше, расходясь чуть в сторону и иногда оглядываясь на теряющееся в утренней дымке скорбное сооружение.
    
Насколько Васин был  опытным грибником, ровно настолько Леха не понимал в этом  деле вовсе ничего.
 Мало того, что он не разбирался в названиях и видах грибов. Ему еще, будучи наследственным дальтоником, путащему синее с фиолетовым, желтое с оранжевым, которому даже на Первомай советские знамена казались зелеными, отыскать какой-нибудь коричневый подберезовик в красно-желтой траве было реально невозможно.
Да он особо и не стремился.
Утренний осенний лес был похож на просыпающегося младенца, он дышал первозданной свежестью, был румян и пригож, улыбался всеми лучами своих природных сил, освежал душу, вселял в нее детскую радость и надежду на новую жизнь.
Леха, с помутившимися от такой красотищи глазами, кидал в корзину все подряд, метался от куста к кусту, от поляны к поляне, пока не осознал через часок, что элементарно заблудился.
Солнце скрылось, небо затянуло облаками, полил мелкий противный дождик.
Леха, слегка пригорюнился, потом чуть испугался. Он вспомнил  детские книжки о путешественниках, об их неистощимых запасах спичек, соли, ножей, топоров, ружей, патронов.
Но, ничего этого у него не было и в помине! От чего Леха загрустил и орать стал неприлично громко.
-  Васи-и-ин! Где ты га-а-ад! Отзовись, па-а-ра-зи-ит!
Лес отвечал устойчивым эхом.
Леха попытался успокоиться и наметить план выхода на Большую землю. Васин не отзывался, до Сени доораться было невозможно. Леха из книг знал что, в таких случаях, надо идти куда-нибудь в одном направлении. Все равно в каком, только не сворачивать! Не Северный же полюс! Куда-нибудь придешь!
Тут пригодилось бы граммов тридцать, для принятия решения, но все было у Васина, в данный момент недоступного.
И Леха пошел.
Пошел, зажав под мышкой корзину, с набранным им грибным мусором, в полной уверенности, что доберется и спасет товарищей от тянущейся к их горлу  костлявой руки голода.
      
Васин же, набрав огромный пакет отборных образцов, присел на пенек и докончил остаток из той бутылочки. Только после, оглянувшись по сторонам, с недовольством отметил отсутствие Лехи.
«Где ж этот придурок?»
Попутчика нигде не было видно, Васин, взвалив на плечи тяжеленную ношу, пошел в сторону военного городка, надеясь по пути прихватить Сеню, если он к тому моменту научится ходить.
Дойдя до городка, Васин с удивлением заметил, что живописного холмика со спящим Сеней ему по дороге не попалось.  Добравшись до гостиницы и вывалив корм на стол, Васин тут же отправился на поиски товарищей или хоть одного их них. Наступал полдень, времени до темноты было уйма.
      
Примерно в это время, Леха дотащился до какой-то поляны посреди леса. Сил больше не было, он упал на траву и временно затих. Разбудил его тихий звон колокольчика. Леха встряхнул головой и прислушался. Кругом была девственная тишина.
«Показалось! Вот так вот с ума-то и сходят нормальные люди!» - спокойно подумал он и опять уткнулся носом в траву.
Тревожный звук повторился. Леха приподнял голову и обнаружил почти рядом с собой простую, такую же  русскую как и он сам, корову.
Корова грустно смотрела в глаза Лехи и, думая о чем-то своем коровьем, печально перетирала во рту померзшую за ночь травку.
- Заблудилась, милая! Также как я! – навернулись слезы у сентиментального Лехи. – Теперь вместе будем! А!? – подумал он вдруг, почему-то о лежащем, казалось, отдельно, набухшем до невозможности вымени.
            
Тем временем, Васин, обыскав тщательно прилегающие окрестности, понял, что без посторонней помощи не обойтись. Вернувшись в гостиницу, он тщательно умылся, побрился, почистил зубы, отлил в банку три литра, с шумом отхлебнул большой глоток и отправился к командиру части.
На счастье командир обедал. Напротив сидела его жена, с напряжением наблюдающая поглощение пищи. Командир шумно вздыхал, кашлял, возил ложкой по тарелке, ковырял нехотя салат. Наконец, отодвинул все в сторону, и с отвращением отхлебнув компота, тяжело выдохнул:
- Все, Валь! Сытый я! Убирай! Видишь люди на доклад...!
Оглянувшись вокруг, Васин поставил обернутую в рубаху банку на стол, присел на табуретку, снял почтительно кепку и сказал:
- Тут вопрос, Михалыч!
Жена дернулась прибраться, но была остановлена властным жестом командира:
- Я сам, Валь! Ты иди пока, отдохни, поспи там!
Жена с ненавистью взглянула на Васина и с грохотом вышла.
- Трупов нет!? – строго спросил командир.
Васин вздрогнул! Такого варианта он пока не предусматривал.
- Главное, чтобы трупов! – пояснил командир. – Наливай, пока не явилась!
Хряпнули, не закусывая, из уважения к голодным товарищам.
Через полчаса, поднятое по тревоге подразделение морских пехотинцев, усиленное пограничными псами, растянувшись в цепь, приступило к прочесыванию контролируемой зоны.
      
Начитанному с детства Лехе хватило ума не трогаться с места и не пугать  животное. Только часа через два, наевшись и отдохнув вволю, корова медленно поднялась и ломая ветки кустарника медленно побрела, как предполагал Леха, в сторону своего дома. Неудачливый грибник крадучись следовал за ней.
Корова, прямо скажем, совсем не спешила. Временами она останавливалась, щипала травку, обгладывала кору деревьев, задумчиво заглядывалась вдаль и даже укладывалась, иногда, отдохнуть.
Не умеющий материться Леха дважды назвал ее идиотской скотиной, безнадежно израсходовав при этом весь скудный запас самых грязных своих ругательств.
    
А на берегу залива не менее драматично развивалась спровоцированная Васиным войсковая операция. Довольно скоро собаки отыскали временное убежище С.Я. Крамника, но хозяина в нем не оказалось. След вел в сторону городка. Передовая группа во главе с Васиным бегом добралась до гостиницы и обнаружила там товарища ученого, мирно спящего в туалете на краю общественного унитаза, куда Васин сразу заглянуть не догадался.
Жестко разбуженный Сеня, левой рукой поддерживал падающие штаны, а правой благодарно тряс руку розовощекому лейтенанту, благодаря за спасение. Всех остальных он неосторожно пригласил на оставшийся спирт, назвав его почти неприличным для нормальных людей словом -"этанол".
    
Леха в это время продолжал борьбу за существование. Потеряв терпение, он подобрал валявшуюся на земле толстую ветку и со всей силы хватил ею по хребту опостылевшего животного.
Корова охнула, задние ноги ее подогнулись, затем выпрямились в диком зверином  прыжке, огромная туша рванула вперед и понеслась по лесу со скоростью средне-американского смерча.
Леха летел за ней как гепард. Ветки кустарников хлестали по лицу, ноги спотыкались о корни деревьев. Он падал и поднимался, проваливался в ямы и окунался в болота. Местный зверь в ужасе разбегался от бешеной парочки, зайцы выскакивали из-под  ног, волки прятали волчат в норы, не ведающий в этих местах страха здоровенный медведь забыл с перепугу, где его берлога и остался на всю жизнь шатуном.
Но цель была достигнута. Через пару часов непрерывного марафона Леха очутился в деревне, находящейся в 16 километрах от исходной точки. Еще через час его доставил, с почтением, в военный городок попутный трактор, а переставшую с тех пор доится корову, злые хозяева зарезали на мясо.
Под вечер все грибники были собраны под одну крышу, даже в одном помещении. Долго спорили и ругались, затем затихли, обессиленные от голода и приключений. Наиболее свежему - Лехе поручили обработать урожай и приготовить заслуженный ужин.
Леха, не долго думая, смешал свою и Васина добычу воедино, вооружился ножом, все тщательно почистил, любовно помыл и приготовил к жарке.
И вот в этот счастливый момент Васин зашел сзади, увидел в руках Лехи последний грибок и, не раздумывая, резко ударил его огромным кулаком прямо в правое ухо.
Леха молчком завалился набок, задетое ведро с грибами покатилось по полу. Васин, на глазах изумленных товарищей, принялся давить их ногами, одновременно поддавая в бок Лехе.
- Идиот! – орал он, подняв один из грибочков. – Ты чего набрал, придурок! Вот этого одного! ОДНОГО!!! Нам всем! ВСЕМ! Хватило бы! Бледная поганка, блин!
Он продолжал плясать на грибах, мерзко матерясь и проклиная всю интеллигенцию вместе взятую.
Через полчаса все сидели сгорбившиеся и понурые, каждый на своей койке. Есть было опять нечего. Хоть стол грызи. Утренняя задача в течение дня никак не изменилась.
- Завтра снова пойду! – промычал устало Васин. – Только без вас, козлов!
"Козлы" молча согласились и завалились спать голодные и холодные.


Рецензии
Надо сказать, это было впечатляюще! 12 литров спирта в отсутствие еды, бледные поганки, дальтоники, спецназ с собаками и разнесчастная корова (ее было жальче всех, почему-то)...
Закуска из листика поразила воображение)))
Я бы сказала, жанр черной комедии, немного странно, но захватывающе получилось.
Спасибо! С Уважением,

Ирина Анди   12.12.2016 05:28     Заявить о нарушении
...алкогольная эстетика, не каждая женщина оценит. Успехов!

Игорь Гудзь   12.12.2016 06:47   Заявить о нарушении
Алкоголь я не то что бы оценила, скорее мне не осмыслить такой грандиозности. А вот эстетику вполне по силам. Ну, надеюсь)
Взаимно!

Ирина Анди   12.12.2016 06:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.