Проза.ру

Петрухина рукопись

Мой путь за рукописью, которую я хочу тебе показать, начался осенью 2005 года. Тогда я с какого-то перепугу вдруг решил, что не будет мне счастья, если я срочно не поеду в Канаду, из которой уехал с тоски в 2001-м, и въезд в которую мне был запрещен под страхом тюрьмы. Если бы тогда ты меня остановил и поинтересовался, что я там забыл четыре года назад, за каким лешим мне срочно понадобилось лететь за океан, рискуя сесть в тюрьму, в ответ ты получил бы фейерверк междометий, обломки наполеоновских планов, и прозрачные намеки на то, как все будет замечательно, но в моем ответе невозможно было бы найти ни одного разумного слова. Это теперь я понимаю, что я ездил туда за рукописью. Во всяком случае эта рукопись – единственное разумное объяснение моей поездки.

Первое, что я сделал для того, чтобы ты мог прочесть эту рукопись, это съездил на юг Украины, в город Черновцы за поддельным израильским паспортом. Я провел за рулем двадцать восемь часов, останавливаясь только на заправках, чтобы заправиться, отлить, и иногда перекусить. В середине моего пути, в нескольких километрах от Черновцов, маленький расплывчатый от собственной быстроты человечек запрыгнул ко мне в машину и безо всякой торжественности вручил израильский паспорт с моим портретом в обмен на прессик бумажек с портретом президента. Были нервы на украинско-белорусской границе: прыщавый мальчик в форме украинского таможенника заявил, что если не получит от меня на хорошее пиво, то мою машину обыщут, найдут фальшивый паспорт, подбросят килограмм кокаина, посадят меня в тюрьму на сто восемьдесят лет, и я буду гореть в аду. Конечно, про паспорт он не знал. Пока его овчарка лениво ссала на мое колесо, я, поторговавшись, вручил мальчику президента. Меня не только не обыскали, но еще в качестве бонуса пропустили через границу без очереди и лишней волокиты.  Мой старый крайслер был очень удобной машиной, но двадцать восемь часов за рулем совершенно без сна, да еще на нервах - это больше, чем перебор. Дома я уснул в прихожей в одном ботинке.

Спустя пару месяцев, в январе 2006 года мне на плечо, как подбитый кукурузник, спланировал KLMовский авиабилет Амстердам – Торонто. Я за него даже не заплатил, и не сделал ничего, чтобы он у меня появился. Но сила, которая тащила меня к рукописи, заказала билет, вписала туда имя из моего фальшивого израильского паспорта и заплатила голландцам за доставку меня поближе к рукописи. За голландской визой я ездил в минус тридцатиградусную Москву в бельгийское посольство, замерзал адски. Купил билет на автобус до Амстердама, кожаные перчатки, чемодан на колесиках, cd-плейер, зубную щетку, и в конце января буржуйский тепленький двухэтажный автобус мягко отчалил от пристани Московского автовокзала. Провожали меня моя бывшая жена-красавица и тогда еще живой брат. Как на войну. Они не понимали, куда и зачем я еду, и видели, что я и сам не понимаю, какого моржового мне вдруг понадобилось на другой стороне планеты. Они же меня и встречали, когда я спустя три месяца вернулся в Минск уже с рукописью. Как с войны, со слезами…
Чтобы ты сейчас мог прочесть рукопись, тогда, в конце января 2006 года я целый день, затем всю ночь, затем еще один день и еще кусок ночи трясся в автобусе. Это было начало пути к рукописи. Узкие кресла, колени упираются, душа нет, спать невозможно, туалет и еда на коротких остановках. Мне очень жаль, что Польшу мы проезжали ночью. Мой старший брат говорит, что нет уже той Польши, которую я так люблю, что прошло слишком много времени, что все изменилось. Я соглашаюсь, говорю, что очень жаль, но в тайне не верю ему. Я обязательно еще поеду туда, и обязательно найду ту свою любимую Польшу, а если не найду, то придумаю и буду любить придуманную. Автобус мыли с мылом перед немецкой границей. Автобан Е-30 в Германии – самая унылая дорога в мире, вот его-то нужно проезжать ночью. Впереди и позади – идеальное немецкое шоссе, по сторонам – идеальные немецкие пластиковые стены, сверху – идеальное немецкое небо. Этот убийственный для психики коридор тянется больше семисот километров от восточной до западной границы Германии. После бессонной ночи, после безуспешных попыток увидеть в темноте хоть кусочек той самой Польши, от немецкого идеального однообразия жутко клонило в сон, но спать не моглось. Помню силуэты огромных ветряков в вечерних сумерках. Это уже была Голландия.

В Амстердаме я оказался на улице около четырех утра. Сейчас я понимаю, что это не случайно. Сила, тащившая меня к рукописи, провезла меня через любимую Польшу именно ночью, высадила меня в центре любимого Амстердама именно в самый мертвый час, чтобы я не отвлекался на созерцание любимых мест, чтобы не было соблазна остановиться и подумать, ведь если бы я остановился и подумал, то мог бы, поняв бессмысленность поездки, развернуть оглобли обратно на восток. Хотя задолго до Амстердама точка невозврата была пройдена: у меня не было денег ни на обратную дорогу, ни на отель, чтобы дождаться помощи, и я уже мог двигаться только дальше на запад. Так что можно было мне позволить погулять по площади Дев, попить местного пива и вдохнуть сладковатого дыма в кофе-шопе,  это ничего не изменило бы. Ночная электричка до аэропорта Схипхол была полна этого дыма. В аэропорту я впервые предъявил фальшивый израильский паспорт. Офицер небрежно сравнил фото с моим перекошенным от страха и бессонницы лицом, бегло взглянул на штампы аэропортов Бен Гурион и Шарль де Голль (эти штампы я влепил в паспорт собственноручно для правдоподобности, получилось похоже, я старался). Сквозь оглушающие удары собственного сердца я расслышал стук штемпельной машинки и что-то вроде «уэлкам». «Схипхол» огромный аэропорт, но поспать мне там тоже не удалось, много кофе, много сигарет. Мой голос дрожал, правая коленка тряслась, когда перед посадкой в боинг я отвечал на вопросы канадских секьюрити, а они рассматривали мой фальшивый израильский паспорт. В самолете не удобней, чем в автобусе. Разница только в том, что уборная доступна в любой момент. Хотя нет. Был час, когда боинг трясло, как старый «лаз» на хреновой грунтовой дороге, казалось, что самолет машет крыльями, меня выбрасывало из кресла, и только ремень не давал мне подпрыгивать к потолку, стюардессы тоже сидели пристегнутые к креслам, держались за подлокотники, костяшки на их пальцах были белые, и белые были зубы в неестественных улыбках. Турбулентность. На протяжении этого часа туалеты были заперты.
Черной, как ночь, бабе, проверявшей паспорта в «Пирсоне», было на меня насрать, но она наверняка знала, что я прибыл за рукописью, поэтому, увидев мой фальшивый израильский паспорт, баба фальшиво улыбнулась, обнажив фальшивые зубы, вместо «уэлкам ту кэнада» сказала, что мне нужно подойти вон к тому офицеру. Офицер, которому тоже было на меня насрать, забрал наконец у меня этот треклятый паспорт и объявил мне, что мой дом – тюрьма, а на какое время, определит суд. Ничего удивительного, ведь именно в канадской тюрьме  меня и ждала эта рукопись. По неведению я рассердился на офицера, и накурил им в туалете так, что там наверное и сейчас человек с хорошим носом может учуять легкий запах кента-восьмерки четырехлетней давности. Офицер сказал, что в туалете курить нельзя. Оказалось, что не только в туалете, но и в эмигрантской тюрьме, и в полицейском участке, и в суде, и во всех тюрьмах, в которых я побывал, включая ту, где я наконец встретил рукопись. Поляк-охранник сказал мне на плохом русском: «Ежели получыш два месенцы турмы – бэндзеш шчэнсливы». Еще свежи были воспоминания о двух самолетах, врубившихся в башни-близнецы, поэтому обвинили меня не только в глупой попытке пересечь канадскую границу по поддельному израильскому паспорту, но на всякий случай и в участии в организованной преступности, и в пособничестве международному терроризму, и попал я в тюрьму не к безобидным алиментщикам и тем, кто заслуженно назвал жену сукой, а к настоящим убийцам, насильникам и ворам. Несколько раз в неделю меня, скованного по рукам и ногам, возили из тюрьмы в суд в холодной железной коробке. Седая женщина–судья решила, что не стоит выпускать меня под залог, а не то я, воспользовавшись компьютером, сбегу от правосудия. Правильно решила, воспользовался бы и сбежал. И не добрался бы до рукописи. В споре между обвинителем и судьей о сроке моего заключения победил судья – маленький блестящий старичок, у него блестело лицо, лысина, зубы, ногти, даже костюм был с искоркой. Он справедливо решил, что за три месяца я вполне успею добраться до рукописи и переписать ее, и незачем держать меня в тюрьме четырнадцать лет, как того требовал обвинитель.  Когда этот противный дядька-обвинитель произносил «четырнадцать лет», я каждый раз почти терял сознание. Четырнадцать лет – это было равносильно смерти.

Каждый день из полутора месяцев, проведенных мной в «мэйплхэрст» (федеральной тюрьме), был похож на смерть. Дом, родные, моя привычная жизнь были также далеки и также недостижимы, как если бы я умер. Негры-убийцы в оранжевых комбинезонах, скачущие, дерущиеся за сникерс и непрерывно пердящие, вполне могли сойти за чертей. Было одно главное, не давшее мне сойти с ума, отличие: смерть не оставляет надежды, а в той тюрьме я жил надеждой.

Далее мой путь к рукописи лежал через далекий северный городок с индейским названием Пенитенгуишин, точнее, через тамошнюю тюрьму. Меня привезли туда в настоящем тюремном автобусе, скованного по рукам и ногам. Водитель автобуса любил «лед зеппелин», это был хороший знак. За весь месяц в «пенитенге» я не напрягся столько раз, сколько напрягался в «мэйплхэрсте» ежедневно. Я читал журналы, ел апельсины, играл в карты, подолгу беседовал «за жизнь» с мудрым индейцем-гуроном, которого называли chief – вождь, а главное знал, сколько мне осталось. Но рукопись ждала меня совсем в другом месте, и сила, протащившая меня через всю Европу, через Атлантический океан, через пол-Канады, через семь судебных заседаний, через два с половиной  месяца страха, отчаяния и запаха пердежа, уверенно потащила меня на юго-восток, в маленький Линдсей, в чистенькую тюрьму, населенную в основном безобидными китайскими эмигрантами.

В линдсейской тюрьме после двух с половиной месяцев лингвистического воздержания мне выпало счастье заговорить по-русски, меня понимали и отвечали на русском же, точнее на той уродливой разновидности русского, которая в ходу у эмигрантов из всего бывшего СССР. Кстати, лучший способ быстро выучить английский – это сесть в американскую (канадскую, английскую и т.д.) тюрьму минимум на три месяца. Говорил я с двумя русскими парнями. Первому было так херово в рядах советской армии, что он бежал оттуда, переодевшись по примеру Керенского в женское платье, прихватил калашникова с двумя рожками, добежал аж до Буэнос-Айреса, где несколько лет работал таксистом, а затем, взалкав лучшей доли, нелегально приехал в Канаду, и его сдала сожительница за то, что он назвал ее сукой и пригрозил ударить в лицо. Этот парень был маленький, громкий и бегло говорил по-испански, а с тюремными охранниками говорил исключительно по-русски и матом, пользуясь тем, что его не понимали. Безобидный человек. Второй был вор, молодой рыжий вор. О нем я почти ничего не знаю, кроме главного: у него была рукопись. Молодой вор рассказал мне об авторе и дал почитать на ночь.

Автор рукописи – Петруха, тридцатипятилетний эмигрант, проживший в Канаде пятнадцать лет, почти всю свою сознательную жизнь, и загремевший в тюрьму по пустяковому поводу, как-то связанному с марихуаной. Петруха выглядел тотально ебнутым, тюремные охранники заподозрили его в склонности к суициду, и поместили в отдельную камеру под постоянное наблюдение. Там он и написал рукопись, ради которой я пересек полпланеты.

Молодой вор отказался подарить мне рукопись, но позволил ее переписать. Как только я это сделал, сила, тащившая меня в канадскую тюрьму, с еще большей энергией начала переть меня обратно в Минск. Срочно откуда-то взялся авиабилет Торонто-Варшава-Минск, и меня в компании с худющим негром и одесским евреем перевезли в «уэст» - торонтовскую городскую тюрьму, она находилась всего в квартале от аэропорта «Пирсон». У негра были какие-то проблемы с пищеварением, и изо рта у него воняло говном. Он знал это и старался дышать носом. А еврей за дорогу быстренько рассказал, что он педофил, и его обвиняют в сексуальном домогательстве к двенадцатилетней племяннице. Вечер в «уэсте» прошел спокойно, ночью я почти не спал из-за жуткого храпа какого-то албанца, утром огромный грязный негр выпытывал у меня, сосут ли белорусские девушки и как сильно я ненавижу огромных грязных fucken' ниггеров, а ближе к полудню, когда все население камеры начало совершать намаз, за мной пришли тюремные охранники. Я сменил оранжевый комбинезон на одежду живого человека и улетел домой. Боинг отставал от графика, летел высоко и быстро, а я плакал и пил водку. В Варшаве старый усатый таможенник поздравил меня с Пасхой.
Рукопись затерялась среди хлама на четыре года. Недавно я искал какие-то документы, рылся в своих старых бумагах и случайно наткнулся на рулончик разлинеенных листов, исписанных простым карандашом. Собственно, вот она, рукопись.

Я сохранил орфографию и пунктуацию, все скобки и подчеркивания, не изменил ни одной буквы. Несколько запятых и точек поставил только в тех местах, где без них невозможно было уловить смысл, и соорудил сноски. Читай.

-------

Один шаг в этот мир ИЛИ
Сочинение длиною в жизнь.

Начну с того, что родился в 1970 году. Жил с начала с бабушкой по матери а потом бабушкой по папа. В семь лет пошол в школу, через три года уехал в крым. От куда все и началось.
В начале я жил с мамашей ну а, перешел жить к бабушке по папе. По тому, что, мамаша была молодая и опять вышла замуж, откуда появился новый брат, от другого отца. Ну в этом возрасте, много чего я непонимал. Ну и поэтому я и неназывал слово мама, а говорил Лариса, и также примерно папа не говорил, а говорил отец.

Ну за то был очень жизне радостный, может потому что мало видел родителей!? Жил на море, где прекрасно провадил свое время. В школе учился средне (3). Были у меня хорошие друзья: Дима, Кирьян,Миша,Сырик. Двое из них еще в школьное время умерли. Это Дима Ященко, Миша – застрелился, а Дима умер от малокровия. С этими друзьями я научился курить, пить пива, играть в карты, и …  Я вот вспоминаю как мы на введенный сухой закон Горбачевым это 1984г. мы так напились что ели дошли домой, со школы, а нам было всего лиш 14 лет. В это время я заканчивал 7 класс, летам я научился ходить под воду с аквалангом. До девак было еще далеко, ну потому что я выглядел очень молода. В это время познакомился с другом на год меня старше, звали его Kontik Коша. Он в это время водил «Весра»  моторолер, без прав. В доме где жила моя мамаша (он был многокваритрным) было много ребят, тоесть дворовая шайка, я познакомился с другом по кличке «Гун». Это были годы лайк   11-14 лет.
Мы были такие шкодники, что ой-ёёй. Значит имели рогатки, не просто рогатки а специальнова приготовления, чуть ли не на уровне изготовления самурайских мичей. И ходили забивали или убивали соседних кошек, вообще это было нормальное явление, тоесть люди бывало видели и аплодировали нам за это. Ну это еще конфетки. Поймать соседкиного ката и кастрировать это было за щястье. Например привязать леской за яйца кота и сбросить его с третьего этажа, метр не доставая до земли, это было душа раздерающее зрелище.
 
Или не, любимому соседу забросить надутую водой (соску) в квартиру через открытый балкон. Это такое вспечатление, на целый час смеха у нас, а у него много работы по уборке воды.  А вот еще был такое строили бальшой дом и вырыли бальшой катлаван, но на этом месте было старое татарское кладбище. Ну мы шкодники ходили и видели как разрывают кладбище ну и сами рыли. Один раз нашли горшок с монетами ну и поделили между собой и начали играть в «Чу» это такая игра, когда трясем в руках монеты а потом бросает на пол и бьем друг об друшку ну и так далее. Сидим мы на асвальте и катим, подходят к нам более взрослые ребята ну и увидели это, ну и отобрали и дали нам пробки от бутылок, это лудьше говорят. Это еще ничего, когда мы выкапывали череп, вот это была потеха. Опять находим нехорошего соседа и что натыкали на палку череп и облокачивали об дверь, рассаживались в подъезде так чтоб не было нас видно и звонили в звонок. Это была такая потеха что ужас, или завязывали за дверные ручки канат обоим соседям и звонили в дверь, и садились рядом и слушали как те проклинают друг друга. Тоесть шухерили отлично. Бывало садимся на бордюр около дороги и когда водитель едет то кричим и пальцем показываем мол «колесо»-«колесо». Ну перепуганный водитель реско останавливает машину и перепуганно смотрит на нас и спрашивает мол в чем дело. Мы ему отвечаем мол крутится, обалдевший водитель плюется, харкается, уезжая. А ходить по агородам чужим это тоже забава. Тем более в моем городе «Ялта», где есть чему опешиться(?), например Королевский персик или инжир или фундук, или черчи, шолковица. Места мы знали наперед. В Ялте почти 9 месяцев (лето).

В 15 лет пошол учиться и работать на кондитера и мне это очень нравилось, там я и познакомился с моим другом Коша. Он там работал пекарем хлеб выпекал и укладывал, а я был коNдитером. Как вы все помните в то время это была блотная работа, во первых это доступ к еде и алкоголю. Так что я это понял еще в свои 15 лет. А еще что было прекрасно это 40 девок и один я. Вот  эта малина, и причем все девки залетные, то есть приезжие из других городов. Это была не работа, а <неразборчиво>. В 8аm начало и 13рm  заканчивал, был маленький рабочий день, потому что детям неразрешалось работать больше 5 часов, а плотили  как взрослому как за 8 часовой день. Все меня там очень любили, я был как «сын полка». Я сам не знаю что эта, но меня это утешала. Учил меня кондитерскому мастерству  мастер «Юра», за что я ему очень благодарен. Мне очень нравились его слова, они очень красивые: «Жызнь это такая штука, что от нее умирают». Работая на этой работе он меня учил всему, не только как делать напалион «слойку», а как взять правильно за задницу девушку, как послать подальше начальника «BOSA» , песни петь примерно такие «Наша родина революция и мы ей единственной верны. Партия ленин комсомол, эту песню не задушыш не убьеш». Он был очень веселый человек, но жизнь его доводила до сумашедствия. Он даже научил меня как курить чай и разводить рыбок, читать книги, правильно материца и даже пить закусывая.
Работая в таком предприятии я имел большой блат, ну sampл  ходить в столовую бесплатно, иметь кэш эври дэй  лайк 20-30 рублей в то время это деньги, а делать их мне было очень легко, как в туалет сходить. Как и все остальные был я «несуном», тоесть предприятие государственное типа «все мое бери, не жалко». А делали как красива, давали прадукты на «проходную» и те нам звонили когда можно «нести», когда нельзя. В те времена была организация на уровне полиции «ОБХСС», коллектив у нас был сплоченный один за всех и все за одного. Такой был момент: я профешинал  по закатке выпечке и разделке (слойки) напалион. В конце рабочего дня когда остается только засыпать пироженное сахарной пудрой я взял перерыв в 5 минут покурить. Когда пришол взял ведро на вид сахарная пудра и через сито начал засыпать, засыпал отсчитал 1300 пироженных и вызвал грузчика, на мол бери вези на холодильник, тот так и сделал. В это время женщина которая моет полы везде сперла парочку моих пирожин ну и принялась их есть, как укусила, так чуть дубу недала. Оказывается в чем дело: я вместо сахарной пудры засыпал «щелочем». Слава богу эта женщина сперла пироженные, а то если бы они пошли в магазины, то такой был скандал, что ужас, могли бы и посадить.

В это время дома, мамаша уже не кормила меня, мол я имею деньги сам прокормлюсь, ну и одеться.  Что не говори почему я выбрал эту профессию, когда все мои родители и бабушки и дедушки были художниками, до сих пор не знаю. Мне кажется меня там еще помнят хотя прошло 15 лет. Временами ко мне заходил в цех мой друг, вот он там обжирался всеми сладостями, при этом дергал девак за задницы.

В это время мы были молоды и наивны и верили во всякую чепуху. Верили что западе хорошо и были большими прозападниками. Думали что на западе хорошо. Ух какая у них жувачка, ой какие у них красовки, или джинцы и так далие. Я в это верил тоже и еще как, например даже музыку слушал только западную от русской эстрады уши в трубочку заворачивались.
Как я уже и рассказывал был у меня друг «Коша» был у него моторолер «Весра» он водитель а я пассажир. Сколько раз мы падали это ужас, а я всегда предчуствовал  за ранние и успевал спрыгнуть а Коша вел машину до конца, поэтому и страдал сильно. У него было мнение такое «мол 5 минут позора зато на работе» а ми  это абаут  езды на матаролире. В то время у нас небыло прав на вождение мотоцикла и по этому за нами постоянно гонялась полиция, это очень одренолиновое чуство, даже были моменты когда выхода нет то замедляли скорость до 20 км\ч и специально падали и стонали и кричали что мы их засадим за это. Ведь гоняться запрещено было.

Когда получил прова Коша так тогда купил «Jawa». Тогда мы ездили уже очень далеко. Появились новые друзья. Я научился пить портвейн, мои друзья стали курить марихуану «траву» хотя я был большой противник этому. К этому времени нас собралась большая банда мотогонщиков. Я уже так напивался что потом прощялся с жизнью, так меня мутило. Мотоциклы периделывали на свой лад кроссовый мотоцикл «Jawa» чем очень отличались от других или с других городов по тому что они делали с другим понятиеми, на сиденьях шкуры от ослов или от чего там, и дугы. Я постараюсь перечислить всех наших гонщиков: это Альфонс, Потап, Пэд, Хлон, Коша, Митька, Леша, Сакура, АRкаша, Зеб, Лошка. Бригада эта находилась раене «пьяные сосны». Почему  «пьяные сосны» потому что когда был сильный ветер их так задуло что они стали выглядеть как пьяные. С этой шайкой мотыциклистов я проводил свободное время. Живя в крыму мы делали свое собственное вино таким образом, ехали на химическую fабрику и воровали или выпрашивали 30л бутыля стекляные. А когда приходил сезон винограда это мидл сэртембр  «Брали» во временное пользование виноград любых сортов и делали вино. Ну это еще не все для этого нужно много сахара, тут я приходил на выручку, потому что я работаю, там где надо. Примерно выходило 20 бутылей. Ну это еще ни все так как мы были молодые эти бутыля надо было прятать. Выход был один, это должны были знать только 2 человека. Они заделывали вино а потом уносили в лес и закапывали его. Через месяц через два, бегали искали. Выходило очень вкусное вино и хмельное чем и насыщялась вся братва.
Зима для мотоциклиста это холод, а гараш наш находился в горах так что мы ощущяли холод первыми. Летом одни забавы а зимой другие. Много раз разьезжая по лесу, видел всякой всячины, вот например есть такая сказка «Аленький цветочек» вот в Ялте при въезде на мотоцикле в лес видел такую картину, дремучий лес, высокие сосны, ели, скалы, немного темно от пышных веток и стого нисяго растет «пион» это такой цветок похож на тульпаN и он на этом фоне горит и растет он не множиствам а один. И такое вспечатление как будто он горит. Из за его красоты даже не хочиться его срывать, такой красивый. Много было грибов. Один раз мы наткнулись на озеро мы его окрестили «Бабьим корытом» оно было всегда холодным и очень маленьким лайк 20м на 20м, до него можно было добраться только на мотоцикле.

Летом мы все ездили на пляж под названием «Морис Терез». Там было очень хорошо, там даже была рядом гос дача «Брежнева», мы чутли на мотоциклах заезжали в море. Там и познакомились с месными этого района. Рядом был расположен пансионат для отдыхающих со всего USSR. Значит днем мы купаемся и загорали а вечером там же были танцы для отдыхающих ну мы плясали в месте с ними. Даже есть фильм такой называеться  «ТаNцплощядка» где наши девченки и мальчишки были засняты во время танцев.

Как я уже рассказывал я был подражатель западному стилю. В это время был моден Hevy Rok, Heve Metal, айро мейден . Так что мы делали высоковатные колонки подставляли к уху ну через пол часа становились в доску дурными и вся эта мулька была Потапа, у него волосы и так стояли дыбом и он уже был полу седой но зато экстримно выразителен. На английском это было бы так «Bad enfLuensе» . По другую строну моих друзей а эти друзья по маменному папенному району, там другой стиль жизни это была «фарцовка» бомбить иностранцев. По тем старым законам могло очень достаться от полиции даже мог быть и срок тюрьмы. Так мои друзья были немного на блатыканы так что могли говорить на разных языках и приставали к немцам, финнам, американцам одним словом иностранцам. Что бы обменять ту или иную шмотку. В это время я только мог подойти к иностранцам и выпросить жувачку. А это было так, была Гостиница Ялта и к ней вела онли  одна дорога по которой пешком ходили иNтуристы там я их гдето и встречал и тайком чтобы не кто не заметил подбегал и спрашивал на счет жевачки было мне лет 11-12.

А еще помню на летних каникулах зализали в кусты на пляже и подсматривали в женские раздевалки. Что привадила в такой восторг что ужас или караул кричи. Был еще такой случай, папаша мой работал капитаном на катере для спасения утопающих, так я всегда был на катере и видел все вокруг происходящее, и была такая картина. Купался какойто армянин или грузин весь в золоте, даже зубы. При выходе из моря потерял перстень, большой ну я эта увидел бросился ему помогать, принес маску, трубку нырял он, нырял, и ничего не нашол, ну я и попробывал ну и сразу нашол. Да вот только по своей застенчивой натуре, спрятал его в рот и с раскинутыми руками покинул пляж, когда добрался до катера то пристально рассмотрел кольцо, оно было как потом выяснилось 9,9г и 583 проба это как 14k of Gold. В это время мне было лет 12-13, надо было комуто это кольцо сдать в лом. На эту тяжолую работу выбрался Папаша. Так оценили его примерно в 350-400 рублей. Мне досталась половина без всяких причин. Тоесть любовь моих родителей была очень чуткой.

Вспоминаю еще такое что живя у папиной бабушки мама отослала ему его лименты, так бабушка их очень хотела, как бы в мои 10-11 лет я уже был веден в понятие алименты. По папе был дядя весьма хороший. Он учился в Москве и на 9 лет меня старше. Учился он на художника и выучился на Иконописца, он был в те времена в Греции в моностыре (писал иконы) а так же в LoNdoNe и в ToRoNto я видел его работы, у семейных друзей. Он очень хороший мастер в плане рисования, последний раз я слышал о нем что он в Ирусалиме в Какомто моностыре, ну это сейчас, а в те времена я его уважал, он меня учил кое чему, лайк рисованию икон но для меня это было утомительно и не серьезно. Хотя мы в месте с ним и девок дергали и могилы копали, и по пляжу ходили портреты рисовали. Он тоже музыку западную слушал и меня это засасывало сильно. Пару раз я гостил у Него в Москве. Мне это очень нравилось. Он мне показывал Москву. Вот только в мовзалее небыл а дед меня очень сильно заставлял чтоб я обязательно там был и поклонился В.И. Ленину. Да слава богу я там и небыл. Дед мой Николай Никитыч отважный вояка. Всю войну был художником, даже в мемуарах маршала Жукова тот вспоминает как они были на HOLTEN Gol , и дали моему деду боевую задачу за одну ночь нарисовать портрет «Сталина» в размер 10м-10м. Он ее выполнил и за это получил орден какойта, да. А на гражданке он был художником в кинотятре, Автобусном парке ну везде. И еще он закрытыми глазами рисовал портрет «Ленина». Помню был фильм такой «АСАА» так вот там есть маленький фрагмент, когда герои этого фильма проходят по набережной там выставлены были портреты Карла MARCSA, ЛЕНИNА, и STALEENA это рисовал мой дед. Да есть чему гордиться. И так же на счет мамаши она снялась в фильме известном приключение Шурика в какойто маленький момент, словом эпизод, или масовках. В принципе через много лет, фильмы не стареют, а мы люди которые играли роль.

Дед по отцу всегда меня ругал, что я поздно прихожу, что я лодырь, что я не хочу учиться рисовать. Но к полной старости он меня любил и уважал, а вот бабушка была всегда холоднокровна ко мне ну это по папе а по маме на оборот бикоз  я прожил с ними начиная с 3лет и до 9лет. По этому дедушку я называю Дедуня а бабушку Мама. Они мне очень дороги, дороже чем мать и отец.

Чево это я отошол от истены?

Немного подробностей улицы в Ялте, там где мамаша жила называеться Крупская, там где папаша Слободская, где дедушка по папе называеться Боткинская. В свои 11, 12, 13, 14 лет я уже без ведома мамаши вставал утром в школу и готовил себе завтрак так же и вечером, мне кажиться  мамаша была только образном портрете но не в жизни. А вот папаша был интересен но у него появилась новая семья, жена, ребенок, так как вы видите я стал «нитральным». У мамаши еще один сын от другого отца и у папаши, ни кому до меня нету дела. Так и пришлось жить родительской «лаской». Акчили  я очень не любил мамашу и даже помню как мы с ней дрались, ну тоесть я защищялся а она лезла с кулоками, да уму не постижимая память об этом. По моим данным она сейчас вышла в 3 раз замуж и живет сним? Да это жизнь, что поделать.

Немного о данном моменте. Какда писал я эти писания нахожусь в тюрьме города Toronto. Сидя в ораньжевой форме говоря на англиськом зато пишу эти строки на родном русском чего очень приятно и как будто я не в тюрьме, так это затягивает прям как бездна. А почему я сдесь а ми   в тюрьме об этом позже.

А сейчас вернемся в то сладкое время когда мне было 15 лет. У моего товарища по имени Коша была огромная собака московский симбернар звали его «Цезарь». Это была не собака а лошад в прямом смысле, я заскакивал на него как на лошад и он меня тащил. Эта собака столько задниц порвала что ужас, Коша временами не знал чем ее кормить, такой был прожорливый, что ужас. Соседи просто не спали во круг когда он лаил.

Помню еще одиN момент. Там же жили соседи и у одних семьи были двое близнецов звали их Вова и Толя они очень были похожи друг на друга как две капли воды, такая картина, отец приходит домой с работы выпевает пару банок Beer  и с балкона кричит детям Вова, Толя домой (детям в это время было лет по 9) значит прибегает один, а отец спрашивает а где твой брат, потому что они очень похожие как 2 капли воды. Смеялись все соседи когда видели такую картину.

В эти свои 12-13 лет мы с моим другом «Гун» делали велосипеды. Вобще город Ялта в нем  нет прямых или без наклона дорог. Так что мы делали опять же «боров»  вечером где нибудь велосипед а еще как кой «Зайчик», это марка велосипеда для детей от 4 до 6 лет. Но мы их переделывали на свой лад снимали цепь педали и получался BMX. Причем ВМХ он большой а это меньше и удобней, а действовал примерно как самокат, только тормозить надо своими пятками, даже кирзовые сапоги не выдерживали такой нагрузки больше одного месяца. Ну вы представляете такую картину мчиться как сумашедший и большой ребенок на таком маленьком велосипеде. Много раз мы ходили на озеро «Магоби» оно над Ялтой а вечером мы спускались на этих БМХ, а маршрут был такой что надо проехать через все кладбище. КаRтина  конечно ужасная нормальный человек подумал что мы сумашедшие. Со скоростью 50 км\ч или больше взрослые дети у которых на шее весят рогатки а на поясе как у зверобоя всякая дичь типа мертвая кошка, ворона, сойка, воробьи и так далие. Вот можите представить такую картину. При этом нам самим было страшно через кладбище ехать, при этой езде мы очень орали в слух, мол отгоняем не чистую силу. В это время как я и рассказывал мне было лет 12-13 а, брату по маме лет 5-6 так мне приходилось его брать с собой но это была обуза для меня, бикоз у нас был разный возраст. Так что в основном он гулял во дворе с его возрастной группой.

И опять же я возвращяюсь в то время когда я работал кондитером. А мамаша работала гдето уборщицей потому что у нее был большой язык, может быть по этому ей было трудно где устроиться. Как не шутка я вспомнил где она работала, та троллейбусной станции и информационной будке, мол люди подходят и спрашивают как дойти или доехать до кудато, а она им отвечает так вот и так, туда и сюда. Мне кажится там она и познакомилась с Валеркой отцом моего брата, он был водителем тролейбуса, а вскоре как выяснилось алкоголиком. Мой папаша не был алкоголиком а был гэмблиром  он же меня и научил играть во многие игры, как шахматы домино, карты лайк приферанс или «Диберс» за что я ему очень благодарен. А так же игра в бадминтон в настоящий бадминтон помню мы каждое утро бегали играть в эту игру, я только ни когда не мог выиграть у него.

Как я уже говорил он работал на катере капитаном большой а может быть и нет футов так на 38-42, так мы ходили на рыбалку утром или вечером называеться «на сыраря». То есть на пустые крючки их было на удочке штук 7-10 и ставрида думала что это мальки и сама кидалась на эти крючки вспечатление обалденное, за каких то пол часа или час получалось ведро рыбы. Мы ее вялили, тоесть ложили ее в соль на одни сутки а, потом вытаскивали промывали водой и сушили один день.  Кроме этого папаша мой был спортивной закалки, он еще и под воду ходил без акваланга но в костюме с острогой, бил рыбу такую как камбала, глосик, язык, петух, барабулю, кифаль, лабан, ерш, звездочет, окунь, то есть был добытчик. Я ходил под воду и даже акваланг купил, то только у меня небыло костюма я же худой и не мог находиться более 15-20 мин. Но мне очень нравилось хотя это было не лигально потому что мне всего 13-14 лет, да и вообще мало кто имел акваланг.
Хотелось бы добавить, что люди которые работают на море пьют так, что и дельфинам не снилось. С отцом работал дядя Леша ему было лет 56, так я его трезвым ни когда не видел, или начальник спасательной станции Соклоков (неразборчиво) у него была такая рожа что например он выходил на место где надо смотреть в «Пелископ» а оно очень видное (это на массандровском пляже) и такая рожа красная и огромная что люди мимо проходящие оглядывались от такого ведка., а он еще прищуривается и смотрит в пелископ а пелископ  тоже был красного цвета ну как будто только что сварённый рак или лобстер. Был еще такой помощник капитана «Аркашка» на вид очень здоровый человек но пил так что дяде Лёши дельфины просто были худыми.

У моего отца было много друзей всякого ранга вот например доктор хирург вот забыл его имя (на поле мелко: доктор Соклоков) они со школы знакомы, так они дружили семьями даже этот доктор ходил под воду как и мой папаша и бил рыбу. Но пил отважно. Был еще один товарищ отца «Селицкий» это был такой халявщик что ужаs но не пил а зато женился раз 6-7 и всегда говорил что это последний раз. Жены у него были красивые. Может по этому мой папаша и завидывал ему. Да по секрету мой отец был большим гулякой, после первого развода в летний сезон по 3-4 раза трипер ловил, это мне по секрету анкл  Витя ляпнул, не помню чего он имел в виду.

А вот еще мой отец имеет 3 брата, младший Миша, средний Паша он умер, и третий Витя, а мой папаша старший звали его Володя ник нэйм  «ВоВ». Вот пра Майкла я писал, про Пашу не буду, а вот про дядю «Витю» буду писать еще много. Как раз вспомнил такой момент, почемуто все эти дяди хотели и настаивали чтоб я к ним обращался так «дядя Миша или дядя Витя» это меня очень бесило и унежало. В вопервых я их никогда не считал родными и мои отношения с родителями и тут мне говорят так?.. Когда я жил у бабушке по папе было навязано чуство долга только какого? Я до сих пор не могу понять какого и к кому?
Бабушка жила в дантауне , а на этот счет живя в Ялте люди сдавали квартиры для отдыхающих. Ну вот представьте себе три комнаты а в них везде стоят кровати всего на 3 комнаты 10 кровать это жуткое вспечатление меня не покидает до сих пор. Причем отдыхающих исключительно приводил дед, они были выбраны по его мнению и симпатии. Значит бабушка гдето на работе а дед в это время приводил отдыхающих, и получалось так что уже некуда было ложить людей, так приходилось идти спать в сарай. И еще воды небыло и туалета тоже это надо было идти по коридору в общий туалет представляете картину 8-10 человек живут таким махом плюs еще соsеди наверное человек так 10, да кухни тоже небыло вот так и жили только зимой было пусто. Быт по отцу Бабушки и дедушке был весьма вспечатляющий, например кроме деда никто формы не носил зато все шкафы были переполнены военным обмундированием, кульки салофановые бабушка тщятельно промывала а потом выносила на балкон и развешивала на веревки прищепывая каждый пакет прищепкой, это ужасно вспечатляющее дело. При это мебили не было кроме одного шкафа с набитым непонятным барахлом, еще были маленькие «коврики» они были разного плана, разных цветов и очень старые картина удручающая. Посуда была очень приметивная что у меня отбивала охоту к аппетиту, надо было сначала привыкнуть к этому. Значит картина такая: везде лежат отдыхающие и мне надо пойти в холодильник покамись доходиш до холодильника, забываеш почему шол туда, потому что когда идеш к холодильнику задаеш себе много вопросов как?, что?, и где? и как это есть? А если содился и ел то все на меня смотрели так что не хотелось есть. Может быть  по этому я не и одного часа просидеть дома, даже если по телевизору шол фильм и еще чего нибудь. Уж лудьше под дождем без зонтика стоять чем быть дома.
 
Вспоминаю как провадились парады в это время  например 1 мая или день победы 9 мая или день пионерии 19 мая. Это было какоето столпатворение. Люди выстраевались в доль улицы и демонстранты «празднично» шли или чтото несли или просто кричали чегото или мохали руками. Очень было весило, я это очень помню, я даже принемал «участие» по пробиванию воздушных шариков. Тоеsть дробилось стекло а потом бросали маленький кусочек в шарик и он лопался у когота в руках, для меня это была забавно «аш жуть». Ну понятно это в день 1 мая день 9 мая а вот день пионерии это отдельная строница жизни. Во первых в этот день всем пионерам было все бесплатно, проезд на катере, на подвесной дороге, мороженое, лемонад. Мне это очень запомнилось, представляете такое на Западе. Здесь детям (Канада) кроме порно магазинов, наркотиков и прятанье детей от педофилов не чего хорошего быть не может, они здесь больные с детства, ну об этом еще впереди будут писания мои.
 Школу я не очень то любил и даже научился прогуливать так что ник-то ни когда не узнал об этом. Все контрольные работы я умудрялся списать так что трудно было заметить что я списываю, и еще мог затирать дневник так что и под микроскопом не увидеш какую отценку учитель поставил. Я был мастер на такие дела а вот к учению жилки как таковой небыло. Как закончил школу это 8 класс мне было 15 лет, я уже говорил пошол работать и учиться на кондитера, где и проработал все 4 года до «Read Army» .

Когда работал было все хорошо но по немногу приближалось время как бы сказать «НЭП», то есть ты мне это я тебе это, деньги становились не риальными, если что только доллары. Так в конце моего рабочего дня я брал с собой бутылку «Коньяка» 1-2кг масла (сливочного) или пару кг орехов (мендаль, арахиз, фундук). За орех мне его даже не надо было вытаскивать мне там же на заводе давали деньги или я менял на мясо, а вот «Коньяк» приходилось давать доктору или механику или еще кому то. Масло брал домой, сахар, яйца, дрозжи, шоколад обмен у меня хороший, я не когда не скупился. Помню, мой «брат» по матери Серега ел эти пироженные или торты как семечки и гордился что есть такой брат у него, что приходиться есть сладкое на шару, да еще сколько угодно. Вот только бабушка по папе была не довольна а так все было хорошо. Даже папаша мой обалдевал от этого и временами сам заказывал то или иное. Жилку что бы копить деньги не имел, так что прогуливал их сразу.
Была у меня плутоническая любовь с Наташкой, Веркой но мы только цыловались. Да первый раз я поцыловался с Жанкой, она жила в «Пентагоне» это 10ый микрорайон. Как помню я проважал ее домой и у подьезда ну вот это вота, поцыловался и очень долго. Вспечатления были большие и хорошие. А вот первый раз я имел seks в ночь перед уходом в армию с Вероникой Сыриковой сестрой, у ней был в это время «месячный отщет» но я вооружонный презервотивом всетаки выполнил роль «кабелино». За то сколько я ухаживал, уму не постежимо.

Такой момент был, летом когда мы спускались на пляж то проходили мимо Винодельчиского завода, но со своими канистрами  и перелазили через забор и подбегали к бочкам с своим сверлом тоесть коловоротом и делали дырку подставляли конистру, наполняли и таким же способом уходили, а дырку забивали чёпиком до следующего раза. Ну и такая картина литров 60 Массандровского вина красного в наших руках это ужас человек 30-40 в стельку пьяные и еще в добавок дети лайк 16-17 лет а может и меньше ведь подбегали кому ни лень с крушкой или со стаканом. Картина была завораживающее как будто все умерли, лежали на пляже, причем на солнце оно же бьет так сильно по голове что «мать честная». Так еще надо было домой добраться, слава богу ни кто не погиб, смертью храбрых.

Еще один такой момент хороший. Работая кондитером как я и рассказывал к нам на работы приходили практиканты примерно по 10-15 человек.  Начальник был Саша Чернопятенка человек огромный и животастый и сильно горластый. Картина такая приходят практикантки и все как одна высокие метра по 2. А я всегда любил гулять по цеху и со всеми разговаривать так в этот раз мы ходили с моим BOSOM и проверяли как кто работает ну и набрели на этих практиканток а одна в это время чтото делала на полу ну и мы подошли  к ней а она нас не видела ну я и ущепнул ее задницу а Саша не видел как я это сделал, ну она поворачиваеться и тряпкой чуть по морде Саши незаехала а он у видел и говорит ей ты что сума сошла, дура, а она ему и говорит нехер меня за жопу трогать, мой BOS весь покраснел а мой напарник все это видел из далека, это был Юра. Он смеялся после этого еще целою неделю. Да вот так вот.

А еще были такие субботники выдумал их дедушка Ленин. Так что мы делали во первых нам за это не плотили и должны мы прийти в один выходной и отработать, ну мы и отрабатывали значит приходили и пили чай целый час а потом расходились кто куда и делали вид что работаем, а в это время все набивали свои кошолки продуктами и всяким добром, ну а я ходил баб за задницы трогал мол тренируюсь! Так когда мне уже сильно надоест так я спускался (ведь мы работали на четвертом этаже) в хлебо пекарню так я знакомился с новыми людьми и бродил по заводу так что меня там все очень хорошо знали. Там мой кореш работал Коша он тоже приставал к девкам ну у него был другой принцип, он брал пол стакана подсолнечного масла т выливал с понтом нечайно той или иной девушке на грудь, ведь мы все работали в юнеформе в белой рубашке и белых штанах, ему казалось они становились более  сексуальней, потому что рубашка становилась просвечивающая, а в это время все смотрели на нее с округлевшими глазами. Был еще такой Логинов кличка «Лошка» так букву Л не мог выговорить, а девак очень много поимел все ему завидовали, я знал его мать очень хорошо, ведь она работала на проходной были очень тесные знакомые. В бизнесе. Завод работал 24 часа 3 смены, но мы кондитеры работали только в 2 смены. Я мог появиться там в любое время. Вот помню 2 часа ночи или в 12 часов просто пожрать чего нибудь, а ведь завод находился черте накуличках.

Когда я ездил к бабушке и дедушке по маме, это на Украине в районе Кривой Рог г.Первомайск. Это довольно большой военный городок. Это меня туда мамаша отвозила и как говорила «задыхаеться от меня» мол я ей так надоел что ужас. У меня там были друзья Сашка Бойчук, Вовка, Богдан, Сережка. Я очень любил ходить на речьку рыбу ловить. Мне было лет 16-17 так мы с Вовкой (он кстати сейчас Священьник) ездили на велосипедах на военный стовок (неразборчиво). И там росла марихуана прямо на военном стрельбище, а я только приехал из Ялты ну и уже знал что это такое, но ни когда не видел в жизне как она растет. Так мы там были в 5 утра и в место того чтобы ловить рыбу я залез в эти кусты и рвал эту марихуану так я привез домой в Ялту целый кулек свежей марихуаны.
 
Да там была совсем другая жизнь у людей они были более первобытными чем люди в Ялте. Я видел цыган, я видел лошадь и повозка ну как крестьяни в деревне. Видел что такое стог сена, он такой огромный как 3-4 этажный дом. Люди дикие там, заедеш в несвой район побьют или все своруют. Видел как они деруться район на район человек по 200-300 с каждого района, бились цепями палками ну чем попало и даже убивали друг друга. Так я помню район «Птичка» и район «Базар» район «Фригат». Это было большое сумашествие молодежи.
 Вот еще помню своих пробабушку и продедушку, звали баба Маруся и деда Каня. Я их очень отчетлива помню. Это моей мамаши бабушка, а почему помню, потому что при каждом визите она мне 10 рублей давала. Мой дедуля в этом городе был художником и дикоратором вообще он был большим мастером а бабушка ему помогала она водила автомобиль. Потому что у дедушки была проблема с левой рукой. Во время войны на заводе где изготовляли снаряды чтота взорвалось и ему повредило руку. Я очень любил Dедушку и Маму (бабушку). Мама очень хорошо готовила я по сей день не могу забыть ее вкусных вещей.
 
Да я там тоже шкодил с друзьями, так опять находили злово соседа и кидали ему в туалет кусок «дрозжей», туалеты там были на улицах выкопаные ямы и сверху будка с дверью, так через 5-6 часов все это гавно выходило на свет, вот тесто делают и оно подымается так вот и эта масса подымается, только запах очень не приятный стоит аж за квартал.

Еще были интересные свадьбы там, они были огромные и веселые. Принимала в этом участие вся улица кто готовил кто устанавливал шалаш. И проходило это гуляние 2-3 дня человек так по 100 было не меньше это было весь день, всю ночь, пили, ели, танцевали песни пели и Т.D. Ну а мы шухарили, значит у Невестки туфель у красть, а потом выкуп брать а какой  наливали в туфель водки и жених должен быть выпить. Как обычно на таких гулянках были драки среди молодых. А еще был такой праздник на Украине 7 января (вечеря). Этой ночью надо было ходить по домам и колядки петь за что и получали хорошие деньги и конфеты и всякие сладости. Да, вообще Украина это забавное место для их самих жителей, но ни для приезжих.

Были у нас собаки мама их очень любила и передала эту любовь и мне. В лет 5-6 купили настоящую породистую «ТАКСЫ» и назвали его «Лорд». С этой собакой я провел все детство. Хотя кроме этой собаки были и другие собаки но я их не помню имена. После этого у меня осталась такая жилка хорошая к собакам. Мама и Дедуня жили очень мирно и дружно, но хотя и бывало ругались ну где этого нет. Дедунька мой никогда не пил, разве только, исключительно по праздникам и то немного. Как я и рассказывал работал он в Тятре художник и декоратор и когда он уходил на пенсию то много чего с собой прихватил. Sемпл  пистолет «СтаRтовый». Между прочим он ему много раз помог. Как то раз залезли воры на огород а потом в гараж полезли, так он выстрелил пару раз и те испугались не на шутку. Дедушка был большим мастером, даже мамкину машину ченил. Он даже теплицу выстроил, да много чего даже и не перечислиш. Один раз мы с Дедунькой и Мамкой поехали кудато отдыхать, расположились у речьки ну мамка распологаеться а мы с Дедунькой купаться пошли. Он сидит на берегу а я купаюсь на берегу (мне было лет 7) sаданли  меня засосало водоворотом, и торчит одна рука по локоть а голова под водой. Дедунька смотрел, смотрел думал что я балуюсь, а потом понял что меня засосало и вытащил меня, слава богу Мамка – невидела, а то былбы такой скандал что ужас и Дедунька был бы виноват. Мамка если ругалась то непонятно на каком языке, ведь по родословной она была Полькой, Жанна Бентковская. В молодости она была очень красивой я фотографии видел, красивей чем моя мамаша (Лариска). Мама водила машину и очень хорошо, ни когда не было акцидента , или нарушения.

Но вернемся в Ялту. По переезду из города Первомайск в Ялту я трудно переживал потому что должен был покинуть Дедуньку и Маму и должен жить с Лариской (мамашей) это меня очень раздрожала. Но пришлось смериться с этим.

Вспоминая детство был еще такой момент. Рядом с нашим районом всегда что то строили ну мы и лазили по этим стройкам, и чтото все время воровали без всякой надобности. Один раз один из нашей «шайки» пошол толи «пи-пи» толи по большому около одного частного дома и увидел что там хозяин делает «кулоны» или «талисманы» на девающиеся на шею. Ну и выпросил у него штук так 10 они были зделаны из алюбастры по мотивам 12 месяцев (Зодиака). Мы были очень ошарашены этими побрекушками ну и захотели иметь по больше. Ну а где взять мотерьял на стройке, так бегали на стройку с ведрами и воровали там алюбастру а потом обменивали на эти фигурки или талисманы, так стройка и рабочие очень «плакали» потому что всегда расхищялся этот алюбастр. За то мы были в полном восторге от этих побрекушак.

Гдето лет в 13-14 я познакомился еще с одними друзьями, по району отца бабушке. Звали их Сергей и Юра они были жуткими ребятами, так что они OR  мы делали. Прятались гдето в кустах у алкогольной забигаловки это была гостиница «Украина» там было такое место называлось «Подлодка» и люди напивались а потом расходились по домам, так Серега выберал по дохлее пьяного человека и когда он отходил подальше от публики то нападал или дрался, ну конечно было легко побороть пьяного, а еще когда они это делали вдвоем, так это было еще легче, а еще отбирали деньги и били лицо. Так вот один такой раз сидели в засаде а потом напали, а оказалось это полицейский и он догнал Серегу и повалил его на землю, но тот полицейский оболдел от нашего возраста и после наказания Сереги начал с нами дружить, и хотел нам дать работенку типа для шестерок, но мы не согласились, может быть по этому и остались живы. Я с ними дружил короткое время. А еще был друг из этого района  «Рома» он отличался своими находками. Во времена шторма на море надо было одевать резиновые сапоги и ходить в доль берега чтобы найти деньги и даже золотые кольца. У него был такой глаз ну прям как у орла, таким способом в день шторма я имел примерно 15-20 рублей  а он 30-40 была разница, так мы ему завидывали очень. Кроме этого он еще знал и места где лудьше собирать это. А вечером на эти деньги играли в карты, и получалось так что кто то один выигрывает а другие проигрывают. А когда шторма не было брали кровать, она должна была быть сеткой металлической лопаты и как через сито целыми пляжами. Это было так интересно потому что были всегда какие то интриги в находках. Еще один метод добывания денег, брали палки примерно в размер биллиардный кий OR киль и на конец примастырили кусок пластилина и ходили по бассейнам или под кассами магазинными и деньги налиплялись на этот пластелин. Это был возраст 11-12 лет. И мы уже имели ризон не спрашивать деньги у родителей а добывали их сами своим способом. В принцепе родители об этом и не знали.
 
А вот здесь на диком западе дети с 10 лет уже знают что такое «марихуана», а мы бы и не когда не знали, если б не открыли границу. Да я не говорю об кокаине или экстази об этом каждый тинэйджер мечтает по крайней мере в Канаде а именно в «Торонто»,. Даже родители из бывшего союза привезли собой и те пошли в школу и что вы думаете быд инфluэнц  на них отражается очень быстро. Уже в свои 12-13 лет девочка хочет быть проституткой, а мальчик порно звездой. Их даже в школе учат лесбиянству и педерастии, и это считается нормальным. Но об этом позже, вернемся покамись  в союз еще USSR. Я очень извеняюсь за мой жаргон, слова и самтинь элс . Признаюсь что пишу это from Jeal , а тоб когда и где я б нашол столько времени. По этому немного выгляжу сумашедшим со стороны, хотя они (охранники) смотрят за мной очень пристально каждые 20-30 min. Но мы (мой читатели) возвращяемся в союз опять. Об Западе позже.

Время шло «быстро» и подходило 18 лет и надо было отдать долг «своей родине» это идти в «Армию». В нашем роду никто не был в Армии разве что дед по отцу во время 2 мировой войне, а так все отмазались: дядя (анкл) Витя, дядя (анкл) Миша и мой папаша. Только вот я пошол отдавать за всех «долг». Свой призыв я пропустил, потому что «последнее» лето хотелось погулять а вот поздней осенью пошол в Армию «Красную». Я это лето помню до сих пор, гулял очень хорошо. Дядя Витя присылал много шмотья  западного еще бы из Канады, я этим немного притаRговывал или сам носил. Потом дядя Миша тоже довал доносить его же шмотки, ведь в это время в Ялте «встречали по одежде и провожали по одежде». Мне нравилось и я этому симпотизировал, тоеsть одевался по моде. С девками было легко знакомиться, мол по фени одетый. А на счет шмоток, были парачку кидняков, когда я хотел продать. И по счесливой случайности, потому что город маленький (150-200 тысяч) кидальщики потом возвращяли или деньги или шмотку, по той причине что знали моего отца.
В это лето (88) я жил в меру не периберая хотя мои друзья давно были на траве и героине иле эфедрине. Так мой и общий друг Кирил всегда был убабаханый на чемто. Один раз мы с Ромой «Кошая» приперлись к нему домой а он открывает дверь и говорит, Вы тихо и осторожно заходите а то гномики разбегуться и ходит по комнатам и разговаривает с гномиками. Это было смешно но только нам. А еще он расказывал Папа у него работал директором 3 гостиниц так в то время везде бомбо убежище ну и персональные медицынские аптечки, так Кирил их все и ограбил вынул ампулы с морфином и говорит недели 3 торчал даже на улицу не выходил. А потом была комиссия по проверки этого добра ну его папе очень досталось. Мы с Кошей дали ему ник нэйм «Парень на шарнирах».  Да помну что Коша тоже иглой балываться и даже ездил на мако собирание куда не знаю но он рассказывал эту историю так.  Гдето на опушке они бегали и собирали на «БИНТЫ» маковую смолу ну а вечером все это в лесу убабахивались так что потом трудно просыпались даже не могли вспомнить своих спутников Имена. Коша брал у его отца машину на всю ночь и мы ездили как частное такси. Помну полиция гналась за нами на волге но мы местные знали все помойки и было так въезжаем мы на жигулях в один переулок (это около кинотятра «Сатурн») а полиция за нами, ну мы от них в этот переулок на вид широкий  а в конце сужается а жигули там проскакивают а волга нет ну и полиция застряла там как клин а мы были такие наглые что остановились метров за 50 и побежали смотреть и посылать их к большой матери.

Помню еще мы с Ромой Кошай нечайно набрели на его отца сарай ну и зашли туда и что вы думаете стоит бочка литров на 300 хорошего марочного вина «Масандра» это было такое счастье что словами не описать. Куда мы не шли где бы мы не были всегда у нас было это вино. Был еще такой момент мне его рассказывали. Это «Хлон» и «Пед» взяли целый рюкзак бухла и поехали на Ай-Петри мол грибы собирать, ну и заначивали в какомто большом сарае, сидят пьют ночь, тут в дверь стук. Заходят девки в количестве 20 человек это была такая малина, что они на утро сбежали с этого места, от испуга, думали что девки их еще утром трахать будут.

А цены какие были пачка сигарет 50 коп, Beer – 56, 68 коп, а лайт 32 коп, проезд на такси от 1.50 – 2 рублей, бутылка дешевого вина 1р70коп, шаманское 5-50, водка 5 или 6 рублей, один $ - 68коп, бутылка молока 26коп, а кефир или ряженка 30коп, буханка хлеба черного – 14, а белого 24коп, а обед на заводе мне стоил 1-20, проезд на тролейбусе 4коп, на автобусе 5коп, и еще никто и не плотил, билет в кино 50-70коп, а детский 10коп, стакан сока 10коп, стакан кваса 3коп, лемонад или пепси  - 20коп, Было хоршо! А бензин так я с чайником бегал к большим тракам и так 2-3 чайника и полный бак в Яве «Jawa». А ночью с Кошей с конистрами бегали и шлангами сливали бензин у государственных ведь у них был он почти на шару.
 
Живя таким образом все равно стродали от безделия и временнами не знали что делать всетаки Ялта летом хорошо а зимой скучно.  Перед армией поставили «одноруких пиратов» так мы их «бомбили» очень хорошо таким образом, один стоял на разетке а другой довил на кнопки, ну и хорошо выигрывали ну не долго это было быстро засекли  и переделали эти разетки так что к ним нельзя было подобраться.
 
Купание и различие местных от приезжих очень отделялось. Таким образом местные купались только прыгали и исключительно в трусах а приезжие на оборот. Вот так и вертелись. Значит еще такое если прыгаешь то обязательно чтоб были большие брызги и если кого нибудь зальет твоими брызгами то это хорошо, всем это нравилось, безумно, очень. В это время Рома Коша познакомил меня с какимето шулерами они исполняли очень красивые вещи ну и научили меня чемуто например как калатушки в руках держать это жаргон для (карт) или как «лохов» разводить, или деньги «ломать» это была для меня хорошая школа, я даже в Канаде ее пользовался, не буду говорить где и как но я это делал и сдесь для этого нужна повседневная тренировка минимум по 2-3 часа.

Вот примерно с таким жизненным путем и отправился отдавать долг родине. Да меня пришли провожать все кроме мамаши даже девченки from завод  где я работал, а их было человек 10 и отец, мамашина любовь запомнилась на долго мне.


Red Army!
1988 – 90
 
Я был очень унылый, с собой было немного (самтинь ту борн ) и немного денег. Было нас из Ялты человек 10. Привезли нас в г.Симферополь а там большая база для новобранцев, ну как тюрьма один лиш вход. И там уже собралось человек так 200-300, это со всего Крыма. Все полу-пьяные и перепуганные. Пробыли там один день и погрузили нас на военный поезд, почему военный по тому что в нем, в каждом вагоне нет окан и кухня в каждом вагоне. Перед тем как запустить нас  в вагон, обыскали, ну так что у всех все осталось (водка, вино, а у меня грамм 10 зеленого дракона). Ну значит мы едем один день все пьяные, второй день, тоже самое,третий тоже самое, а на четвертый день когда алкоголь почти закончился, все начали призадумываться и «кудыж мы котимся». Едем уже 4 сутки почти не останавливаясь, да было лиш окно в туалете, а как помните выехали с родных мест со снегом а сдесь бегаем в вагоне почти в трусах, на пятый день через туалетное окно уведели сначала тушканчиков а потом на 6 шестые сутки верблюдов. Тут то все и врубились что везут в «теплые края» кудато в «Бабаистан», а с нами были 2 офицера которые тоже начали приходить в себя после стоко выпитого алкоголя, началась бумажная работа.  Они должны были писать на бумаге, имя солдата и все остальное, так их так трухало что они нашли какогото  пацана который за них это делал, они даже ели языком мели. Но я и как говорил имел «Зеленого дракона» я не с кем не делился  и не говорил поэтому такой спокойный был что ужас «хоть ведите на расстрел» все до одного места, даже одни начали готовить план для побега на восьмые сутки привозят нас на вокзал «города «Ашхабад» и сгружают в машины. В это время уезжавшие солдаты домой кричали нам мы едем трахать ваших баб, а мы им уже их от трахали, там делать вам нечего. Выглядело очень смешно.

Привозят нас в учебку прям в дантауне  Ашхабада, всего нас было наверное тысчи 3 человек, и говорят заходите в этот барак раздевайтесь и оставляйте свои вещи, а бумажные берите с собой ну так и сделали выходим почти голые в трусах и начинают нам форму выдавать, а я чтото вышел из этого барака и пошол кудато в туалет. Прихожу моих ребят нет гдето в другом месте, я подхожу к солдату и говорю мол меня забыли, а он мне «иди домой школьник мол хватит тут солдаты бегают не дай бог офицеры увидят мол по заднице надают, одним словом мол пацан подрасти еще». Этой фразой я был сильно «огорчен» и быстренько отошол в сторону. В принципе я очень молодо выглежу на свои 18 лет я выгледел лет 15 а то и меньше, поэтому, они мене и не восприняли за молодого бойца. Я ходил, бродил часа 3-4 и думал, мол они меня не хотят, пойти сесть в поезд и приехать домой, но опять же то «дома» они же думают я в Армии «долг родине отдаю» , непоймут подумают дезертир или еще чего нибудь. В принципе в то время считалось по крайней мере в Ялте «мол был в Армии значит лох» потому что не смог отмазаться, по этому и лох. Через 3-4 часа я через силу подхожу к летинанту и говорю мол забыли меня, дайте военную одежду, хочу в Армию, он меня в шею и на проходную военной части пинками выгнал меня на улицу, мол сопляк молоко на губах не высохло а ты в Армию. Тут я не выдержал, закрутил последнего «Дракона» и вкурил от злости, и начал задавать себе вопросы, может в натуре я молодой, чего с меня возмеш. Сижу напротив проходной части, а тут выходят те 2 офицера которые нас привезли и говорят мы тебя ищем везде а ты тут. Ну и затаскивают меня обратно в Военную часть, а им мол чего пацана привели а у них мой военный билет с фотографией так тот офицер который меня выгонял пинками смеялся долго. Потом привели меня чтоб дать военную одежду «форму», ботинок моего размера не было и штанов. Они на меня смотрели крутили, а потом мохнули и сказали что я буду художником, мол нечего Красную Армию позорить своим лилипутством.
А быть художником это очень блотная «работа» служба. Я сам себе командир и начальник. А часть была большая может на 15 тысяч человек. Жил я в клубе, работы было много и сказали что мне нужно найти еще двух помошников мол работы дохера. Иди в казармы и ищи себе подмогу. Я так и сделал, нашол двоих Костю длиной 2 метра жираф прямо, и Женю оба хохлы из Запорожия. Дела шли хорошо и весило мы даже в солдатскую столовую не ходили. Да дали прапорщика нам в начальники но он был такой алкоголик прям жуть. Пример такой. Приходит ночью и говорит пошли алкоголь искать, а как я покажу. Ну оделись и идем в казармы, подымаем один взвод отбераем у всех одеколон или лосьон, второй взвод и так покамись бутылок 50-60 набралось успокоился и пошли зелье приготовлять. Приходим он кричит расколяй гвоздь и пузырек с одеколоном (тройной) масла выходит а спирт остается, попробывали и мы, тоже были в очень большом восторге.

Наступил 1989 (Новый год) был такой грустный аж жуть. Как будто гдето в тюрьме. Я сейчас пишу об этом из этих мест (тюрьма). Ну и что делать жить то надо.

Живя в этом «Бабаистане» мы имели ключи от комнаты где новобранцы оставляли одежду, так вечером переодевались и через забор на дискотеку.  Так много раз ходили пока чуть по морде не получили. Потому что приставали к девкам, ну а потом бросали потому что, вести их некуда, только через забор и в клуб, ну это же попадалово. По этому пришлось бросить это глупое занятие и искать другое что нибудь. Таким образом мои два помошника Костя и Женя вышли из положения и появилось у них «хоби» ходить ночью на вокзал и «бомбить» бабаев, неважно кого обворовывать. Примерно таким способом один сидел в общем туалете а другой подходил сзади, напрыгивали били отбирали деньги и убегали. В первый отпуск поехал Костя со своими «бабками» их было у него столько что можно было купить свой автомобиль, потом поехал Женя, тоже самое.  Ну а когда я так они скинулись мне на дорожку примерно на мотоцикл «Jawa» хватило бы. Мы были очень дружны, долгое время. Они меня научили есть сало, я им за это очень благодарен. К ним всегда приходила посылка только с одним салом килограмма так 2, с туркменским дешевым вином «Чимен» было очень хорошо закусывать.
Да эта учебка была где готовили в Афганистан, водителей, разведчиков, саперов, радистов, танкистов и так далие. Прошло месяца 2-3 у меня даже военной формы не было. А у моих хохлов была и их забрали принемать присягу, вообще я прослужил всю Армию не дав присяги, бывает же такое. Вот так мы и жили.

Однажды поймали меня и моих хохлов с алкоголем и решили наказать за это, таким путем отправили нас на стрельбище где надо было обновить все стрельбище, это примерно работы на 2 месяца, дали краски и отправили туда. Я не знаю как это место называется, а выгледет примерно так. Горы, каракумский канал не далико, и была огромная пещера метров 200 глубину там было озеро и в нем минеральная вода. Так вы представляете, мы там целыми днями тоRчали купались а при выходе из пещеры стояли два  «реsторана» так мы там делали «шабашку» чтото подрисовали обновили а они нас кормили, и так целый месяц. А потом поехали доделывать свою работу обновлять стрельбище.  Там со мною произошол такой случай, во время учений (стреляли из БМП) собралось кучу генералов, ну а мне делать было нечего я набрал кучу снарядов спрятался в какойто песочнице и начал выковыривать «трайsер» у снарядов, нашкребаю и на таракана его высыпаю он бижит и горит мне так было интереsно что ужас. Ну чтото шкряпнул сильно и целый трайсер загорелся в моих руках, я обалдевший и обгоревший вылажу из ямы, а тут генералы мимо проходят ну и увидели эту картину, меня за это опять наказали, сначала забинтовали руки, а через 3-4 дня отправили в кара-кумы охронять танки на дней 10.

Это надо было видеть. В дезеRт  привезли один танк, БМП, СУ и еще чего нибудь, и сказали охроняй, да вот только оружии я не дали, а еще сказали мол через сутки будем. Ок. Дали провизии на два дня и уехали. Сижу я один день второй третий желудок не резиновый, пошол чего нибудь искать пожрать ходил, ходил и нечего не нашол. Тут мимо меня проезжал автомобиль и я его остановил, подхожу туда там бабай сидит и я ему говорю мол есть что то на продажу. Тот большой охотой решился посмотреть что есть на продажу. Я ему продал «Tent»  за еду и деньги, он меня поблагодорил и сказал мол его брат тоже приедет. Ок. Это уже проходит 4-5 день моих испытателей нет. А у меня жратвы, выпевки навалом дней на 5 еще хватит. Приезжает его брат и покупает еще один «Tent», в этот раз я взял деньги и алкоголь. А он хотел целый танк купить я ели его отговорил мол ключей нет, завести нельзя, а он мне хотел дать все его стадо баранов и его дочь, я ему сказал мол через неделю приезжай сделаем сделку. На седьмой день приезжают мои испытатели, а я в стельку пьяный и гора пустых бутылок. И все на месте они собрались и пили со мной до конца опустошая алкогольный запас, пили всю ночь, человек 6 их было, никто так и не догадался что я продал «TЭNТ». Утром проснулись всем хочется пить воду а воды мало и она горячая ведь это кара-кум. Один «водитель» БМП говорит поехали, гдето км за 20 есть арбузная плонтация, так выглядет на карте, типа поедем наберем арбузов. Поехали да, большая плонтация, прямо БМП заехали через десантные двери вылезли и начали грузить арбузы полную эту машину нагрузили, и тут появляется сторож, и начинает стрелять в нас из своей берданки, мы от смеха чуть не по умерали, ну все начали волить. После этого похода, мы еще 2 нидели ели арбуз да еще как, ложкой. Когда привезли в часть эти танки  то обнаружилось что не хватает этих тентов, а я тут причем я же не водитель, так до меня и не добрались. В этой учебке я пробыл целый год.

В это время началась проблема в Нагорном карабахе, и еще у них было землетрусение. Ну собрали нас всех кого можно и отправили в Армению, и меня тоже, у меня было много кеша  1500 рублей об это никому говорить нельзя, убьют. Подымают по тревоге нас в Ашхабаде, и течении 2 часов вылетаем а Армению.

Покамись летели, да вот забыл.  За один год службы я был уже сержантом, потомучто имели доступ ко всем печатаям ну написали себе в Военных билетах мол уже сержанты, во первых больше плотили. Ну одевают меня по тревоге, хотя у меня не было военной одежды, как то находят примерные размеры и в строй, а у меня лычки сержанта ну и дают мне взвод в количестве 12 человек, а я как говориться ни б ни м и еще права и лева незнаю и военные погоны не разбираюсь. При перелете офицеры меня выкупили и оболдели мол я даже присяги не принял а по погонам сержант, отобрали автомат сразу и при выходе из самолета спрятали меня в БМП от греха подальше.

Везли меня в этом танке дня два, в какуета деревню. Как только привезли, сразу все забыли и поставили меня в караул, охронять какойто курятник или козлятник. Хожу в зад перед, на улице зима -150 в горах, тут в козлятнике арменин барашка забивает и меня подзывает мол солдат на 100г «чачи» и с богом, что я и сделал. Через час, при сдачи оружия, чуть незастрелил офицера. Потому что я незнал как разредить автомат. Опять собрались офицеры и по ихнему решению меня записали в качегары, мол безапасно для них и для меня. Не второй день работы кочегаром я почти продал или поменял весь уголь чтобы топить для отопление. Тогда они невыдержали и отправили в Кировокан к ракетчикам.
А там после землетрусения весь город в руинах, и все жили в палатках. После одного дня прожития в палатке, когда я видел как солдаты с лопатами и кирками дрались, я пошол в 8 отдел (КГВ). И говорю мол у меня дядя в Канаде живет, типа не имеете права в секретных войсках меня держать. В теченеи 30-40 минут меня перевезли в Степанокерт. Привозят прямо к генералу полка в кабинет а тот полу пьяный (красный как лобстер) даже и не слушал офицера говорит мне мол что я могу делать, а я говорю я художник от этого услышанья этот генирал аш протризвел, и сразу отправил меня в другой кабинет к другому генералу «Чернышову» вот каво мы ищем, вот какая радость, как нам повезло, и мне тоже. Ну для меня это было хорошо, потому что везде бьються, а здесь сам по себе и еще даже в казарму ходить не надо спать можно было в «офисе». Так я стал писарем «топографом».

В данную минуту вспоминаю слова одного офицера он предсказывал будущее он мне предсказал « что я сяду в тюрьму к годам 33-35» так оно и есть. Так вот выходит это правда, что он говорил.
La fuersa unida jamas sera vensida

-------

Перечитал вместе с тобой. Не знаю, не уверен, что петрухина рукопись стоила всего того, что я ради нее вынес. И понятия не имею, откуда взялась в конце фраза на испанском.  Но рукопись напомнила мне о том, что феврале 2001 года я исправил едва ли не самую страшную ошибку в своей жизни: я прекратил свою эмиграцию в Канаду и вернулся домой. Мне страшно даже представить, кем бы я стал, и как бы я прожил свою жизнь, не свали я тогда домой практически без копейки в кармане.

2011


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру