Любовная история висящая на волоске

 
От вибрации звонка мобильный телефон, крутясь  на поверхности стола жужжал как упавшая на спину оса. Руслан глотая пережеванное мясо, поднес телефон к уху.
 
– Да, конечно узнал,Сергей Владиславович я обладаю музыкальными способностями запоминать людские голоса. Нет, что Вы говорите, избегать, значит допустить глупость, когда сделка такая прибыльная. Скажите пожалуйста для снижения таможенного сбора мы можем заключить другой фиктивный договор. Как? а…, гарантия? От немцев гарантия Сергей Владиславович является то, что они немцы, если не учитывать июнь сорок первого.
 
Руслан коротко засмеялся и удалив телефон от уха сказал банковскому работнику Максиму, сидящему напротив.
 
- Со времен коммунистов «законсервированный» директор.
 
- О чем разговор, Сергей Владиславович, новая эра надо перелистнуть страницу истории. Пятница? Отлично, буду ждать Вашего звонка.
 
Максим с тщательностью часовщика преодолел недоеденный бифштекс и вытерев углы рта салфеткой, интелегентно моргнул глазами. Был обеденный час. В ресторане, украшенным рыцарскими доспехами и полным залом посетителей - царила тишина. Иногда раздавалось музыкальное «чириканье» мобильных телефонов и находя своих адресатов, замолкали. Руслан тоже аппетитно кушая шашлык из кабана, закурил сигарету и бросил пачку на стол, как «летающую тарелку».
 
- Да, Макс, - с переполненным животом, протяжно произнес Руслан.
 
Максим многозначительно кивнул головой, полностью соглашаясь в момент переваривания с беззаботной ленью. Снова зажужжал телефон Руслана на столе, крутясь и сталкиваясь с пепельницей.
 
- Милая, я стою в пробке на Литейном, не успеваю, ты вынуждена пойти одна…..
 
- Куда ты прешь, Э! Черная «морда», - вдруг закричал Максим.
 
- Заткнись! Ты, «банковская крыса». Прежде чем сесть за руль, протри свои очки – имитируя матершинную брань водителей, в ответ заорал Руслан.
 
На другом конце телефона, воцарилась тишина. Руслан смеющимся глазами благодарно улыбнулся Максиму.
 
- Понимаешь, любимая – уже нежным голосом произнес Руслан. - Позор! Надо жалобу написать в мэрию. Нет, о чем ты говоришь, я не забыл, обязательно куплю. Целую тебя, пока.
 
К столу подошла коротко стриженная, молодая официантка и Максим заказал чай с коньяком горячо доказывая официантке, что в одном стакане чая – двадцать грамм коньяка мало, тридцать много, а двадцать пять - то, что надо. Руслан медленными глотками пил холодный сок ананаса оставляя опустошенные стенки стакана запотевшими. Официантка улыбаясь унесла с собой грязную посуду.
 
Зашедшая в зал ресторана красивая, стройная женщина в прозрачном белом платье, сразу привлекла к себе внимание обедающих. В центре зала она на миг остановилась и ища кого-то взглядом осмотрелась вокруг. Из больших окон ресторана, пронизывающие солнечные лучи раздевали ее почти девичье тело и присутствующие отчетливо увидели возбуждающую остроту маленьких сисек без лифчика.

- Ух-ты! Сеньорита, «головакружита», - прошептал Максим.
 
Женщина вдруг заметив Руслана слегка вздрогнула, потом кивком головы поздоровалась с ним и поспешно удалилась в глубину зала с подошедшим к ней администратором.
 
- Вы знакомы? - удивленно спросил Максим.

- Всего несколько часов, - на лице Руслана появилась загадочная улыбка, - как ты думаешь Макс, сколько ей лет?
 
- Около тридцати.
 
- Пятьдесят один, мой друг, - ухмыльнулся Руслан.

- Серьезно? На двадцать лет старше нас? Не может быть, - не хотел поверить Максим.
 
- Может, еще как. Удивительно сохранившаяся женщина, как-будто только что проснулась летаргического сна. Я ее паспорт втихаря посмотрел.
 
- Судя по ее поведению, наверное, как дикая кошка в постели, - провокационно сказал Максим.
 
- Не успел, Макс. Она как мяч, выскочила из номера отеля, одеваясь на ходу в коридоре,- признался Руслан.
 
- В отель «Европе» были, или в отель «Паласе»? – упорно не отлипал Максим.

Руслан заметив умоляющее лицо Максима, рассмеялся. А впрочем почему не рассказать, подумал он.
 
- Ладно Макс,- начав говорить, Руслан закурил новую сигарету -короче, я и Иосиф Гурьевич, акционер нашего супермаркета приехавший из США, закончив дела в Милане поехали  в Венецию смотреть маскарад. Гурьевич уговорил, сказал пошли, увидишь настоящую Венецию! Это тебе не канал Грибоедова. С вокзала устроиться в ближайший отель, а потом попасть на площадь Святого Марка уложились всего за один час. Как говорят: попали с «корабля на бал». Иосиф Гурьевич уже во второй раз в Венеции, говорил, что со своей американской женой познакомился на первом маскараде. Нет слов, красивый город и полностью на воде. Как будто Гулливер, играя, построил старинными домами остров. На площади Святого Марка было так много народу,что помет летающих голубей не долетал до земли. 
- Да, трудновыводимые пятна, - засмеялся Максим.
 
- Месть голубей, вынужденных улетать с площади – смеясь, уточнил Руслан.
 
- Макс, я еще не успел привыкнуть, как она в маске золотистого цвета и с жутким криком налетела на меня. Богатая на эмоции женщина. От внезапности я покрыл ее русским матом. Это конечно было неосмотрительно с моей стороны, ты бы видел, как большое количество масок с осуждением повернулись в мою сторону. От стыда, я чуть не прыгнул в их вонючие мочой каналы. Она вместо того, что бы обидеться - обняла меня. «Сеньор помидор, тебе сейчас нет необходимости покупать маску», корчась от смеха, постоянно повторяла она. Короче говоря, Макс, я в тот же день повез ее на гондоле с музыкантами, как в кино, в отель «Казанова». Честно говоря она мне понравилась. Иосиф Гурьевич остался на площади с какой-то американкой, бананового цвета тела. Скажу тебе Макс, в отеле были астрономические цены. Простое шампанское - триста евро, «Казанова» - двести, представляешь?
 
- «Казанова» это что? – спросил Максим, профессионально считая в уме валютный курс.

- Идеотизм, фирменное блюдо отеля. Две куриные ножки соединенные вместе, а в середине морковь с майонезом на конце. Европейский, плоский юмор. Как она тогда сказала, наш «люля-кебаб» снятый с шампура, более сексуальный вид имеет.
 
- Или наш бутерброд с лососевой икрой и пучком петрушки, - солидарно порадовался Максим.
 
Руслан  внимательно посмотрел на Максима, но так и не поняв какую абстракцию он имеет в виду, продолжил.
 
- Представляешь, не успел я допить второй бокал шампанского, как она уже полностью раздетая лежала на средневековой, большой кровати с балдахином по краям и театрально, молодящим голосом позвала меня. Хочу тебе заметить Макс, несмотря на свой возраст, у нее упругое тело, она образованная и тонкочувствующая женщина. Если я не ошибаюсь, она хозяйка косметического салона недалеко находящегося от вашего банка. Конечно, неподобающе рассказывать такие подробности нашего неудачного знакомства, но когда я заметил на ее черном треугольнике торчащий, длинный белый волос, пружинисто поднимающийся над ее чернотой, как тебе сказать, как столб дыма над лесом… Возраст, Макс, наверное, из-за плохого зрения она не заметила. В тот момент в меня как будто черт вселился. Поверь, независимо от меня, я как художник последним штрихом хочет исправить свою картину, накрутил на палец этот жесткий, белый волос и резко дернул.

Руслан вилкой водил по скатерти и не обращая внимания на открытый рот Максима, сказал:
 
- Чувствительное место, несколько волос больше выдернул.
 

 Саред
Сочи, 2005г.


Рецензии
Слог неплохой, а содержание пошловатое. Слова не мужа, но мальчика.

Карина Урусова   07.01.2018 10:12     Заявить о нарушении
Многие мужчины в душе "мальчики",..... Спасибо.

Саред   07.01.2018 12:00   Заявить о нарушении
Когда в душе - это здорово.

Карина Урусова   07.01.2018 13:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.