Чужая боль

На летние каникулы Филипп Семёнович поехал с семьёй в гости к своему школьному товарищу далеко на юг.

Дядя Леонид и тётя Валя жили в просторной избе на самом краю села. К ним как раз приехали на каникулы племянники, восьмилетние близнецы Андрейка и Женя. Димка быстро подружился с мальчиками, и они побежали на речку купаться.

На другое утро все вместе поехали ловить раков.

Выбрали место у реки примерно в километре от дома, поставили палатку, разожгли костёр. Тётя Валя постелила в тени под берёзой скатерть и поставила на неё корзинку с выпечкой и графин с клюквенным морсом.

- Пойдём, парень, покажу как надо раков ловить. Ты постарше близнечат, махом научишься, - и дядя Лёня мигнул Димке круглым карим глазом.
Он стал ловко нырять, ловил раков прямо руками и выбрасывал их на берег.
- Ну, что ж ты, Дима! Делай как я. Как увидишь - хватай за тулово позади клешней и он твой!

После нескольких ныряний Димка вдруг увидел крупного рака и устремился к нему. Но рак спрятался в норку под гнилой коряжкой и выставил вперёд клешни. Димка отломил гнилушку, ухватил рака за панцырь и уже без воздуха в лёгких вынырнул.

Рак отчаянно трепыхался и щёлкал клешнями, пытаясь вырваться. Его чёрные глаза-дробинки, казалось, смотрели с испугом и укоризной:
«Отпусти меня, великан! Зачем ты хочешь убить меня, маленькое, безобидное существо? Разве я мешал тебе жить?»
Димке стало стыдно, он бросил рака в воду.

Дядя Лёня шумно вынырнул рядом:
- Что, упустил? За палец цапнул? Не беда, заживёт. Давай, давай ещё, будь мужчиной!
Но Димка не ответил дяде Лёне.
Он вдруг уселся на берегу, обхватил руками колени и склонил на них голову.

Андрейка и Женя собирали добычу с травы в пластиковое ведро.

Для этого мальчикам служили очищенные от коры веточки ивы, которыми они касались чёрных зазубренных клешней. Раки быстро сжимали свои ножницы, крепко прихватывая палочки, оставалось только резко встряхнуть скользкие прутики над ведром
.
В этой игре Андрейка, родившийся первым, отставал от брата. С неделю как он обварил себе руку кипятком, и новая розовая кожа на пальцах всё ещё болела.
Членистоногие бестолково копошились в тесноте, цепляясь лапками друг за друга, сухо щёлкали клешнями и пытались вскарабкаться по гладкой стенке.
Одному большому раку удалось-таки выбраться на волю. Перевалившись через край ведра, он упал на спину, запутался в траве и пытался перевернуться,  неуклюже перебирая лапками и подгибая хвост.

Андрейка помог ему палочкой. Рак поднял клешни для защиты и стал пятиться в сторону реки.

- А вот и не пущу! - Женя стал палочкой загораживать раку путь к берегу, но тот упрямо обходил препятствие и всё пятился, пятился к воде.
- Пусти его, Жека, видишь, какой он храбрый. Мы для него огромные чудовища, а он не боится! Путь бежит домой.
Женя подумал и пропустил рака мимо себя.

- Вы что же делаете, парни? - загремел над мальчиками бас дяди Лёни, - я значит, стараюсь, о закуске забочусь, а вы её отпускаете?
Он на ходу подхватил беглеца с земли и бросил его в ведро, затем высыпал всю добычу из ведра в большую эмалированную кастрюлю, налил в неё воды и подвесил на треноге над костром.

Мальчики смотрели, не дыша.

Вода стала нагреваться, раки стали всплывать со дна кастрюли, и цепляться клешнями за её край, снова и снова делая попытки выбраться. Двум или трём это удалось, и они упали в костёр, дядя Лёня подхватил их рукой в мокрой перчатке и бросил назад, в кастрюлю.

- Дядь Лёнь! - закричал вдруг Андрейка, - сними кастрюлю, им больно!
- Кому? Этим тварям? У них и мозгов-то нету!
- Как же нету, когда он знает, где его дом? Я СЛЫШУ, как они плачут! Сними кастрюлю!
- Успокойся, племяш, ерунда такая!
- Сними-и-и! Ты не знаешь, как это больно — кипятком! Они КРИЧАТ!
Слёзы так и брызнули у Андрейки из глаз, он подбежал к дяде Лёне и стал молотить его кулаками по толстому животу.
- Не паникуй, Андрей, будь мужчиной!
- Лёня, еды же навалом, - тётя Валя обвела широким жестом расстеленную под большой берёзой скатерть, - зачем тебе ещё и раки?

Дядя Лёня не ответил жене. Он схватил Андрейку подмышки и хотел закружить его вокруг себя, как делал не раз до этого, но мальчик вырвался и отбежал в сторону. Слёзы душили его, на сжатом кулачке лопнула молодая кожа, и тёмные пятна расползлись на футболке.

- Что с тобой, Андрейка? - тётя Валя всплеснула руками и поспешила к мальчику.
Женя схватил лежащую у костра палку и толкнул кастрюлю.

Она сорвалась с рогулек.
Пар встал над костром.

Два рака попали в огонь и покраснели, остальные разбрелись по траве.
Папа вздохнул и бросил коротко:
- Собирайся, Валентина, поедем в другое место, - он подхватил кастрюлю, спустился на берег, набрал воды и залил костёр
.
Дядя Лёня, скрестив руки на груди, долго стоял у кострища, затем подхватил свою рыбацкую сумку и зашагал к машине.

Вечером мальчики решили сбегать на лужайку, к большой берёзе на берегу, посмотреть, что стало с клешнятыми.

- Погодите! - Димка забежал в гараж и взял «фомку»*.
- Догоняй-ка! - братья припустили с откоса вниз.
Но Димка не побежал за друзьями, он вдруг замедлил шаги.

Над рекой поднимался туман. Длинное тело его сказочным драконом изогнулось над водой, голова лежала в излучине, густые волосы просочились меж деревьев, а мягкие руки проворно собирали за пазуху осоку, камыш и кусты. Жёлтый обломок луны стоял над лесом, в ельнике ухнул филин.

- Иди скорее! Смотри!

Раки, уползшие в траву, больше не щёлкали клешнями, не таращили глаза-дробинки, не шевелили смешными длинными усами - лежали тихо. Крупные чёрные жуки деловито ползали по их пожелтевшим панцирям. С ветки смотрела сорока и крутила чёрной головой.

Дети долго подавленно молчали. Затем Димка решительно шагнул к берёзе приставил к ней гвоздедёр и вырвал гвоздь, забитый утром дядей Лёней, когда он ставил палатку.
- Мой папа никогда не забивает гвозди в живое дерево!
 
- Наш папа тоже, - ответил Женя.
- Андрей, ты слышал, как они кричали? Ты правда, слышал?
- Правда.
- Значит, и рыбки?
- И рыба, и птицы, жуки, цветы и деревья - все!
- И давно ты это?
- Давно. Ещё вот такой был, - и чиркнул ладонью чуть выше колена. - А чайник опрокинул, так вообще...
- Расскажешь нам?
- Расскажу!
Димка улыбнулся, сунул ломик за пояс, взял братьев за руки и все трое стали подниматься по тропинке к дому.

 Ближе к ночи туман потемнел, загустел, огрузнел, заполнил поляну и укрыл прошлое волнистым ковром.
Холодным и серым, как Лета-река**.


*  Фомка - небольшой гвоздодёр.
** Лета - река забвения в мифах древней Греции.

Картинки из Интернета


Рецензии
Владимир, вот комментарии на ваш рассказ, поставленный в нашем сообществе:
***
Иракли Ходжашвили # написал комментарий 12 июня 2018, 01:54
Добрый рассказ

Виктория Джура # написала комментарий 12 июня 2018, 05:43
Глубокий рассказ!.. Какие же мы все таки... Ну почему жизнь так устроена, что один должен поедать другого?..

Виктор Козлов # написал комментарий 12 июня 2018, 11:23
Рассказ хороший, добрый. Только вот жизнь уж очень сложная. В наше время жить в согласии с природой мало кто может себе позволить. Да и в согласии с самим собой (со своей совестью) тоже.

Елена Валеева # написала комментарий 12 июня 2018, 13:14
Да, так и есть. Чувство сопереживания, жалости к живому появляется у всех в разном возрасте. У некоторых вообще не появляется...
Хороший рассказ. Спасибо.

Aлексей Петровский # написал комментарий 12 июня 2018, 18:22
Очень хороший рассказ,спасибо!

Влад Валентиныч   12.06.2018 19:46     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Владимир, за такой интересный отзыв!

Владимир Эйснер   13.06.2018 05:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 215 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.