Судьба и магия Аллы Баяновой - главы из книги - 7

                                  НЕСКОЛЬКО ПЕРСОНАЛЬНЫХ ИСТОРИЙ...

               Работа над этой книгой, соприкосновение с такой яркой личностью, как Баянова, останется для меня большим жизненным событием. В ее окружении есть немало людей, которые могли бы и о себе сказать нечто похожее. Не случайно, мне жизнь подарила еще одну интересную встречу.

Майским теплым вечером 1996 года мы возвращались на машинах домой после блестящего выступления Баяновой в г. Жуковском, что недалеко от Москвы. Воздух был просто напоен ароматом кипящей в цвету сирени. Алла Николаевна с преподнесенной ей корзиной, полной ландышей, с букетами роз усаживается в машину Виктора Фридмана и с ней ее друзья. А со мной рядом в другой машине оказался симпатичный, высокий молодой человек, который, я это знала, приехал из Нальчика. Звали моего попутчика Сергей. По дороге разговорились, и Сергей рассказал  мне историю своего почти десятилетнего чувства к Алле Баяновой, полного любви и преклонения.

Ему было только 15 лет, когда он ее впервые увидел в Нальчике по телевизору. Это была любовь с первого взгляда. Он старался не пропускать ни одной передачи с ее участием, покупал пластинки, приезжал в Москву на ее концерты. Позднее он узнал ее телефон и однажды набрался смелости и позвонил ей из Нальчика.

- Что-что? - переспросила она, - Вы из "Пальчика"?

Так эта шутка у них навсегда прижилась: звонил Сергей из "Пальчика"... В тот первый вечер телефонного разговора он волновался и не мог найти нужных слов, но она уделила ему целых сорок минут. Дальше мой рассказ продолжит сам Сергей Касьянов, который к тому времени, как мы с ним познакомились, уже окончил университет, получил две профессии: филолога и психолога, сделал отличную передачу о Баяновой на радио г.Нальчика, а также написал о ней ряд статей.

(NB! - это именно о нем как об авторе проекта и продюсере я написала в своей статье "Вечер памяти Аллы Баяновой". Вечер состоялся 22 мая 2012 года в Доме Музыки - Т.К.)

Итак, Сергей продолжает:

"Однажды, будучи в Москве, я позвонил ей:
- Алла Николаевна, я хотел бы зайти к Вам, чтобы вручить Вам цветы...
Она дала свое согласие, и я тогда впервые пошел к ней домой. Помню, была зимняя слякоть, и на мне были грязные сапоги. Я взял с собой туфли, одел лучший костюм и купил большой букет роз. В подъезде я переобулся, оставил сапоги где-то внизу и поднялся на лифте. Когда я позвонил, руки у меня дрожали, сердце трепетало... Она открыла дверь и как-то сумела сделать так, что через две-три минуты я уже был совершенно спокоен. Мы пили чай и весь вечер разговаривали. Это было незабываемо.

Я раньше ей по телефону говорил:
- Вы - часть моей души, причем самая лучшая.
- О, какая страсть! Какой напор! - шутила она со мной.

Когда она была на гастролях во Владикавказе, это в двух часах от Нальчика, я поехал туда на ее концерт. Был декабрь 1994 года... Тогда только началась чеченская война, а Владикавказ и от Грозного тоже всего в каких-то двух часах. Но Алла Николаевна не испугалась и приехала.

Республика Осетия была закрыта, на центральных магистралях стояли танки, всех проверяли. Мы ехали из Нальчика на такси и нас раз двенадцать останавливал патруль, иногда приходилось объезжать какими-то селами. Мы все преодолели: танки, войну, заграждения - и доехали вовремя! Концертный зал был переполнен - ее очень ждали там. В зале холод был страшный, сквозняки, но люди - нарядные, в вечерних платьях. Она, как всегда, пела свои три часа и разогревала зал, который взрывался бурями аплодисментов. Она несла людям мир, радость, жизнь, вопреки ужасу войны. Я сделал ей сюрприз: вышел прямо на сцену с цветами...  В антракте к ней за кулисы приходили люди и говорили:

- Спасибо, Алла Николаевна, что Вы не испугались и приехали.
А после нее в городе должен был выступать один известный пародист из Москвы, который категорически отказался приехать. Ему звонили:
- Ну, что же Вы, вот Баянова здесь, не испугалась...

Кто-то из публики протянул ей паспорт, чтобы она там поставила свой автограф. И вот следом к ней потянулось множество паспортов...
- Но это же документ! - удивлялась она, - как же я могу в нем расписываться?
- Вам можно все! - отвечали ей. - Мы так вас любим, что таким образом Вы всегда будете с нами.

На следующий день повезли показывать ей Терек, который произвел на нее сильное впечатление. Еще очень понравилась питьевая вода во Владикавказе:
- Какая вкусная! - говорила она,  - как не похожа на нашу, московскую.
У меня под Нальчиком в горах большая дача, родниковая вода там еще вкуснее этой. Я ее зову на дачу, а она мне:
- А привези воду мне в Москву! - и смотрит на меня так с интересом: привезу или нет?

Я считаю ее непревзойденной певицей, царственной женщиной - такой, когда не надо делать скидок ни на что. Она продолжатель линии, идущей от Вертинского, которая символизирует абсолютную звездность русской эстрады. Один гений встречает другого на символическом уровне: Вертинский еще тогда почувствовал ее гениальность и позвал работать с собой. Такие встречи безумно редки в истории, и они как бы заменили друг друга... И Вертинский и Баянова в отличие от мирового шансона, где довольно примитивные тексты, исполняют песни на стихи очень широкого спектра: от уличного фольклора до высочайшей поэзии. Мне очень нравится, как сказал о ней Михаил Аптекман: "Она гениальна на уровне клетки!".

Когда должен был состояться ее тысячный концерт в Москве, и я ей позвонил, она мне сказала: "Приезжай!". У меня тогда денег на дорогу не было. Что делать? Ведь она сказала "приезжай!". Все мои друзья в Нальчике знают об этом моем чувстве к Баяновой и понимают меня. Они мне собрали денег на дорогу. В день перед отлетом самолета я встал в пять часов утра, отправился в горы на родник и набрал трехлитровую банку воды. Мне все говорили:

- Ты что, ненормальный!? Куда ты воду везешь?

Но Баянова же просила, и я не мог не выполнить ее просьбу, даже если она просто так сказала... И в Москве мы пили эту воду у нее из хрустальных бокалов!"
Вот такой сюжет, современный, связанный с Аллой Баяновой. Можно себе представить, сколько в ее жизни было подобных историй, сколько чувств возгоралось, полыхало и гасло вокруг этой женщины!

                     * * *

                      А вот интересная творческая находка, когда исполнение Баяновой "Сероглазого короля" помогло внезапно увидеть главный смысл этого стихотворения Анны Ахматовой. Напомню его читателю:

                    Слава тебе, безысходная боль!
                    Умер вчера сероглазый король.

                                 Вечер осенний был душен и ал,
                                 Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

                    "Знаешь, с охоты его принесли,
                    Тело у старого дуба нашли.

                                 Жаль королеву. Такой молодой!..
                                 За ночь одну она стала седой".

                    Трубку свою на камине нашел
                    И на ночную работу ушел.

                                 Дочку мою я сейчас разбужу,
                                 В серые глазки ее погляжу.

                    А за окном шелестят тополя:
                    "Нет на земле твоего короля..."         

Рассказывает литературовед, ведущий специалист нашей страны по творчеству и жизни Цветаевой - Анна Александровна Саакянц:

"В начале 80-х годов у одного ленинградского знакомого я часто слушала старые записи романсов, которые исполняла неизвестная для меня певица Алла Баянова. Я была тогда ею потрясена. Потом, лет через пять-шесть, иду по Невскому проспекту и вижу афишу "Концерт Аллы Баяновой". Это был один из ее первых ленинградских концертов, в капелле им. Глинки. Мы взяли билеты на галерку и пошли. Она меня поразила одним своим выходом на сцену. Это было как чудо. Бывают в жизни такие минуты необыкновенного блаженства...

Когда она запела "Сероглазый король", я сказала вслух: "Так не бывает!" На строке "Муж мой, вернувшись, спокойно сказал..."  я просто обмерла: интонация, с которой было произнесено это "спокойно" озарила меня мгновенной догадкой, чего я раньше не осознавала или на что просто не обращала внимания. Я поняла замысел этой баллады Ахматовой, тайну рокового треугольника, в котором муж и есть убийца короля... Баянова из этого стихотворения сделала гениальную сценическую миниатюру. Недавно мне довелось побывать на одном из ее московских концертов, пройти за кулисы и рассказать ей,  как она мне открыла Ахматову относительно того, что короля убил муж. На что Баянова спокойно ответила: "Ну конечно, он и убил, а кто же еще?" 

Эта история, о которой поведала А.А.Саакянц, говорит о большой силе поэтического слова с верно найденной интонацией. Бывает, что стихотворение, мастерски озвученное, глубже может раскрыть свой смысл, нежели когда  молчаливо хранится  на странице книги.


Рецензии
Спасибо за очередную чудесную главу!!!!Великолепно!!!Поражает такое отношение поклонников!!!!ВОТ ЭТО НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ ПОКЛОННИКОВ !!!И то,что Алла Николавна с незнакомым человеком 40 минут говорила--удивительно..Понятно,что с поклонником....Но все же....Сейчас такого отношения к поклонникам ни у кого из артистов уже нет....

Лия Раджниш   13.10.2012 19:24     Заявить о нарушении
Да, согласна. Такие вдохновенные времена вот уже 20 лет как миновали.

Татьяна Кузнецова 4   13.10.2012 23:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.