Забытая трагедия

                                    

     Прочитав  документальный рассказ В. Чайковского «Оставаться  человеком» http://h.ua/story/362381/#2669364  я сразу вспомнил  одно  давнее уголовное  дело.

     И хотя  я не принимал личного участия  в его расследовании, но будучи  в 1988 году на учебе в Институте повышения  квалификации  следственных  работников прокуратуры в г. Ленинграде ( что то типа   Академии  при Генпрокуратуре СССР) прослушал  доклад бывшего военного прокурора Ленинградского гарнизона полковник Коржилов а затем  и наряду с другими учащимися ознакомился с копий самого дела.

    И теперь, порывшись в своем архиве, я нашел  старый  конспект.
    А  сверив его с рассказом очевидца  событий В. Чайковского и другой информацией, что можно найти в СМИ увидел, что  хотя  он  сказал правду, о той ситуации в какой он принимал участие, но эта правда не вся.

    Кроме того  в рассказе В. Чайковского  нет ничего о дальнейшей  судьбе солдата. А  она имела совершено не предсказуемый хотя  трагический конец.

   Но, давайте мысленно  вернемся в г. Ленинград 24 февраля 1987 г. и попытаемся  реконструировать всю  цепь трагических событий.

    24 февраля 1987 года в четвертом часу ночи спец.эшелон N 934 МВД СССР прибыл в Ленинград и остановился на дальнем перроне Московского вокзала. Он был составлен  из одних «столыпинских» вагонов.
    И  поскольку никому  из авторов, публикующих свои работы на сайте « Проза.ру»  еще не приходилось передвигаться  по жд. дороге  таким видом транспорта,  но может  как говорится придется, то я  приведу  ниже  небольшое его описание. Авось кому пригодится.

   Вагонзак, (Столыпинский вагон, Вагон для перевозки спецконтингента) — специальный вагон для перевозки осужденных.

   Впервые вагонзаки появились в 1908 году[ во времена известного министра царской России Столыпина.
   Это были обычные товарные вагоны, приспособленные для перевозки переселенцев из Европейской России в Сибирь, которые по имени инициатора массового переселения Столыпина стали называться «столыпинскими».
    С торцов такого вагона имелись подсобные отсеки, где размещался сельхозинвентарь и перевозился скот. Когда переселенческая кампания пошла на спад, «столыпинские вагоны» начали использовать для перевозки осужденных.

Современный вагонзак

Вагонзак вид с другой стороны

Современный вагон для перевозки осужденных является модификацией стандартного пассажирского вагона.

В отличие от обычного пассажирского вагона, т. н. большой коридор вагонзака разделен на 2 части.
    В одной находятся купе начальника караула с заместителем, а также купе караула, в другой части (режимной) находятся собственно камеры.

    Одна из конструкций вагонзака имеет 5 камер с 6 полками, а также откидывающуюся лежанку между вторыми полками. Камеры отделены от коридора не стеной, а решеткой.
   Двери также решетчатые, имеющие в средней части открывающееся окно. Первые 3 камеры выполнены трёхместными, имеющими дверь не решетчатую, а металлическую. Современная конструкция включает три малые и пять больших камер.

   В последних имеются по четыре полки, как в обычных пассажирских вагонах.
   Другая распространённая конструкция спецвагона — 5 больших камер (в них содержится до 12 человек спецконтингента) и 4 малых (до 5 человек).

      Наружные окна в режимном коридоре могут быть выполнены из матового или рифленого стекла, не позволяющие видеть сквозь них.

   Но, очень часто, вагонзаки имеют обычные наружные стекла. Все окна в вагонзаке снабжены решетками. Конструкция решеток позволяет открывать окна для проветривания вагона сдвиганием рамы окна вниз. Окон в камерах не имеется.

   Также в отличие от обычного пассажирского вагона в современном вагонзаке имеется кухня, оборудованная печью (для приготовления пищи для личного состава караула, в то время как конвоируемые получают сублимированный паёк), стационарный холодильник под вагоном, а также душевая.

     Помимо караульной команды, вагонзак сопровождают  еще и 2 проводника.
     Производство вагонзаков велось Заводом им. Егорова, позже их производство продолжил ОАО «ТВЗ».

    Внешне «столыпин» не сильно отличается от обычного багажного или почтового вагона, но номер вагона для перевозки спецконтингента всегда начинается с числа 76.

    Сверху над номером изображен трехзначный код, начинающийся с нуля — это код приписки вагона к определенной железной дороге. К примеру, такая нумерация вагона — 028 76857 — обозначает, что это вагон для перевозки спецконтингента с порядковым номером 857, приписанный к Северной железной дороге. В его составе был и вагоне N 001/76040.

     А  сам спец.эшелон N 934 24 февраля 1987 г.   вернулся в г.Ленинград из двухнедельного вояжа по маршруту Ленинград-Новосибирск-Ленинград, с остановками для сдачи и получения новых партий заключенных в Выборге, Омске и Свердловске.

     Самым первым сошел на Ленинградскую платформу начальник караула прапорщик  Боев и с удивлением обратил внимание на подозрительную темноту и отсутствие передвижения внутри  вагона № 001-76040, хотя  станция  была конечной.
   
    Зайдя  в вагон  он увидел, что служебное  купе, снаружи и внутри  изрешеченном пулевыми отверстиями, а  под наваленными грязными матрацами  Боев обнаружил шесть трупов  военнослужащих. Но все заключенные были на своих местах.
    Боев  сразу  доложил о происшествии начальнику спец.поезда и после чего  советская правоохранительная  машина  заработала на полную мощностью.

    Ведь  случай с  расстрелом  по своей  дерзости и жестокости караула   был  крайним, да и  с места происшествия  были похищено  оружие и боеприпасы.

    И естественно, о  данном происшествии  о нем сразу  доложили в Москву и в МВД ССС и Генпрокуратуру.  Да и в ЦК КПСС не забыли написать!  Где его сразу  взяли на «контроль». То есть обязали  ежемесячно присылать подробные доклады о ходе  следствия.

     Поэтому уже к  05.00 утра в  вагоне № 001-76040 приступила к работе  усиленная следственная бригада.
      Начали они с изучения списка личного состава  караула, следовавшего в спец.вагоне  № 001-76040.
     И согласно этому списку, в вагоне должно быть девять человек, включая проводника.
 Проводник с простреленной головой лежит в купе справа от двери плюс еще шесть солдат и прапорщик на кухне. И того восемь.
   Нет только  рядового  А. Скалаускаса
   -Далее было установлено, что последней  перед Ленинградом остановкой  у спец. эшелона №  934  была   станции Бабаево Вологодской области, в 16.00

      Так же  было установлено, что караул был вооружен 8 пистолетами Макарова. И что 5  из к отсутствовали и не было 5-ти доп. обойм с патронами( 40 патронов).
      Затем  на место  прибыли судебные медики и следователь военной прокуратуры начал  осмотр места происшествия и трупов, а Ленинградский  уголовный  розыск подключив  «дополнительные силы» из ГУВД  и сформировав группу  в 300 человек!  начал проводить розыск  «по горячим следам»  на рядового Скалаускаса.
      Но первая  версия  о том, что рядовой  Скалаускас  покинул свой  вагон на ст. Бабаево оказалось  запоздалой.
       Скалаускаса  искали в Бабаево, а его там уже давно не было.    Поскольку он опередил свой  эшелон и первым прибыл в Ленинград ,откуда  с Главпочтамта написал матери в Литву письмо:

  «…Со мной случилось несчастье, которое перечеркнуло всю мою жизнь, но я не виновен, нет!
   Эти длинные пол года во мне накапливалась боль от издевательства и страдания и т.д.
   Я не помню как взял оружие, как открыл огонь по ним. Теперь я прячусь и знаю, что меня ищут…»

   Отправив  письмо  Сакалаускас первым делом устремился на Варшавский вокзал, собираясь от туда уехать на родину.
   Но, время  для  бегства было упущено. Он,  еще на подходе к привокзальной площади,  увидел офицера своей части в сопровождении трех солдат, зорким взглядом просеивающего пассажиров, спешивших к поездам прибалтийского направления.

      Не дожидаясь, пока его заметят, он резко развернулся на 180 градусов и направился в другую сторону.
    Пока не спрятался  в здании  заброшенной церкви.
    И тут надо сказать, что А. Скалаускас  сумел переодеться в гражданскую одежду в связи с чем смог  легко затеряться  в многомиллионном  Ленинграде.

      Днями он передвигался  по городу и ходил в кино, а  ночами   дремал в отапливаемых парадных жилых домов.
     Ранним утром 28 февраля 1987 г.,  Сакалаускаса  был  задержан  работниками милиции в автобусе №47 в районе Васильвского возраста.
     Но,  задержанию  Скалаускаса  способствовала не удачная спец. операция милиции, а сообщение  одной  бдительной гражданки, узнавший  Скалаускаса   как лицо  разыскиваемое милицией, чье фото она увидела из  телевизионного  обращения  ГУМВД.

     Сопротивления  Скалаускас работникам милиции,  не смотря на то, что он был вооружен,  не оказал, три пистолета Макарова  тут же  были изъяты работниками милиции, доставившими его в ближайший  РОВД.

    А когда в отделении попросили выложить на стол оставшиеся вещи и документы, он сунул руку в боковые карманы и шубы вытащил еще два пистолета с полными обоймами.
   
   
    А  1 марта 1987 г. состоялся и первый  допрос  А. Скалаускаса.
     Вел его  как и само  дело начальник следственного отдела военной прокуратуры подполковник Леонид Полохов.
    И вот,  что  ) Л. Полохов рассказал нам ( слушателями института повышения  квалификации акьтентируя наге внимание на тактике  допроса о  тех событиях и примененной им тактике допроса подозреваемого:

   «Как и ожидалось, обвиняемый в убийстве восьми человек оказался робким, интеллигентным и очень вежливым домашним мальчиком.
    До глубины души потрясенный произошедшей трагедией и с ужасом ожидающий, чем вся эта кошмарная история для него закончится.

    Ну что, сынок,-,- наверно не спал всю ночь?
Не спал,- растерянно выдавил Сакалаускас, явно не ожидавший такого начала допроса.
 
И не хочется?
Не хочется. А почему вы об этом спрашиваете?

Потому, что жалею. Знаешь, сколько тебе подобных, доведенных до ручки издевательствами «стариков» я насмотрелся за 15 лет работы в военной прокуратуре.

То есть как?- опешил Артурас.-
Вы хотите сказать: я не первый, кто осмелился посчитаться с подонками?

А я думал, мне никто не поверит, что в Советской Армии с ведома командиров творится такой беспредел в отношении молодых.

К сожалению ты действительно не первый и, что самое ужасное не последний

.- Впрочем, мы отвлеклись. Вчера ты давал показания о совершенном тобой умышленном убийстве семерых военнослужащих и проводника Денисова. Сегодня от этих показаний отказываться не собираешься?

   Не собираюсь. Правда, я до сих пор не понимаю, как это получилось. Честное слово, не понимаю.
Тогда давай кое-какие места вспомним еще раз, и как можно подробнее. Сам-то с чего хочешь начать?
Не знаю. Может, с момента призыва в армию?

 Я ведь заранее готовил себя к различным тяготам и лишениям воинской службы, но даже в самом страшном сне мне не могло присниться, что мои старшие товарищи по службе будут без всякой причины на до мной издеваться, систематически избивать и унижать. В кино и книгах такого про армию никогда не рассказывалось.

Я оказался не подготовленным.
А они… они, - Они попытались меня изнасиловать…
 А может, и изнасиловали- я не знаю.
Я потерял сознание…
 И знаете, как они привели меня в чувство?

Стали жечь ноги огнем… Что-то лопнуло в голове, и я… я…

Все восемь человек сразу? –
Простите, не понял? – озадаченно спросил Сакалаускас.

Я спрашиваю: все восемь человек пытались тогда тебя изнасиловать в вагоне? Одновременно?
Нет. Только двое.
 Но остальные своим поведением тоже подталкивали меня взяться за оружие. Вы же всего не знаете.

Стрелял с двух рук, из двух пистолетов?

Да. Хотя в общей сложности пистолетов потребовалось пять…
Бойня».

 Но, это вольный пересказ мною рассказа Полохова, а  вот написал он в деле  все по-другому.  Почему?
 Да потому, уважаемый читатель  из числа  любителей  детективов, что  материалы  уголовного дела пишутся юридическим языком, а не стиле  дешевых детективных романов.

      Из материалов уголовного дела:

 «… Воспользовавшись тем, что начальник караула прапорщик Пархоменко спал в своем купе. А металлический ящик с оружием бы открыт, Сакалаускас зашел к нему в купе, похитил два пистолета, а в туалете зарядил их.

После этого направился в купе личного состава караула.

Проходя мимо купе начальника караула, Сакалаускас, опасаясь, что Пархоменко проснется, произвел выстрел ему в голову.

Затем пошел в купе, в котором в это время находились военнослужащие Столяров, Никодимов, Джафаров, Хабибулин, Свирский, Мансуров и проводник Денисов и играли в карты.

Остановившись в проеме дверей, которые были открыты, держа два пистолета в руках, он начал стрелять из них по находившимся в купе военнослужащим и проводнику.
 
Когда патроны в пистолетах закончились, Сакалаускас, бросив один из них на пол, прошел в купе начальника караула, взял там третий пистолет, перезарядил пистолет, находившийся у него, и вновь прошел в купе личного состава.

К этому времени дверь в купе оказалась закрытой.

Сакалаускас произвел несколько выстрелов через дверь, а так же в потолок, в направлении багажного отделения, где находились Столяров и Никодимов.

После этого он открыл дверь и продолжил стрельбу в раненых.

В это время прапорщик Пархоменко, придя в сознание, вышел из купе.

Сакалаускас, увидев его, произвел несколько выстрелов в Пархоменко.

 Раненый прапорщик попытался убежать в направлении помещения кухни, однако Сакалаускас произвел несколько выстрелов ему вдогонку.

Смертельно раненый Пархоменко упал на пол коридора напротив кухни.
По окончании патронов в пистолетах, Сакалаускас бросил их и взял еще два пистолета в купе начальника караула, вновь подошел к купе личного состава и продолжил стрельбу в находившихся в купе лиц.

Раненый Пархоменко, пытаясь спрятаться, заполз в помещение кухни, где в последствии умер от полученных ранений.

Убедившись, что расстрелянные им лица мертвы, Сакалаускас забросал их матрацами.
Потом зашел в купе начальника караула и переоделся в форму прапорщика, похитив так же его дипломат с личными вещами и деньги.

Уложив в дипломат пять пистолетов, он снял у проводника Денисова наручные часы, а в помещении кухни, где находился труп Пархоменко, Сакалаускас взял для себя продукты, которые тоже сложил в «дипломат».

Свое обмундирование сжег в топке вагона. На станции Бабаево Вологодской области поезд произвел остановку, и в 16.35 Сакалаускас покинул вагон, захлопнув при этом за собой дверь»

В ходе  дальнейших  допросов  Скалаускаса  было установлено, что он  больше всех боялся со своего командира отделения, младшего сержанта Никодимова.
 
Никодимов -  двадцать лет, по службе характеризовался положительно, прослужив в армии свыше полутора лет.
Во-первых Никодимов считался уже «дедом», во-вторых, являлся младшим командиром, и в-третьих, был физически сильнее и имел скверный взрывной нрав.
 
Помимо постоянных словесных оскорблений, он часто беспричинно избивал Артураса; всячески потакал издевательствам со стороны других; несколько раз вставлял спящему Сакалаускасу спички между пальцев ног, поджигал и силой препятствовал их быстрому тушению…

  Потом  в списке  личных  врагов  у Скаласа  шли:

Столяров- старший сержант, зам.комзвода, заместитель начальника сквозного караула, «дед»,по службе характеризовался положительно.

Наносил Сакалаускасу словесные и физические оскорбления.

 За несвоевременный доклад об отсутствии происшествий во время дежурства разбил Сакалаускасу ухо и голову, ударив тяжелой связкой ключей;

за «плохую» уборку туалета затолкнул головой в унитаз; заставлял стоять в наряде за других, разрешая при этом спать не более четырех часов в сутки на протяжении двух недель…

Свирский- рядовой, прослужил около полутора лет, «старик», по службе характеризовался положительно.

Неоднократно избивал Сакалаускаса за «неурочный» сон, даже когда тот до этого стоял на посту вместо него; вместе с Никодимовым поджигал ему пальцы ног; все время оскорблял словами, унижающими человеческое достоинство…

Хабибулин- рядовой, повар, «старик», по службе характеризовался положительно.

Часто лишал Сакалаускаса положенной порции завтрака, обеда и ужина, если Артурас отказывался колоть за него дрова, мыть котлы и растапливать печь; однажды умышленно бросил ему в тарелку с супом горсть соли, в другой раз – надел на голову миску с кашей…

Джафаров- ефрейтор, «дед», по службе характеризовался положительно.

Часто избивал Сакалаускаса за «неурочный сон», за поданный ему «холодный» чай; заставлял нести караульную службу за себя; принуждал подшивать подворотнички и стирать свое обмундирование; оскорблял словесно, называл «чуркой»; угрожал, что Артурас до его дембеля не доживет.

Всегда потакал в издевательствах своему земляку Мансурову…

Мансуров - рядовой, одного срока призыва с Сакалаускасом, по службе характеризовался положительно.

 Его Сакалаускас просто ненавидел, поскольку тот пытался заставить Артураса «гонять» более молодых, при каждой встрече Мансуров считал своим долгом ударить строптивого сослуживца ногой или рукой, оскорблял словесно, помогал Столярову окунать Сакалаускаса головой в унитаз; мешал спать, когда Сакалаускасу это позволяли другие.

Денисов- проводник, не злой и добродушный человек, по месту работы характеризовался положительно.

Не понятно почему, но он все время подсмеивался над унизительным положением Сакалаускаса, тем самым одобряя все издевательства.

Во время расстрела сослуживцев Сакалаускас в сидящего в углу у двери проводника сначала не стрелял, и, возможно, Денисова это побоище не коснулось бы, если бы он в панике не закрыл дверь купе, когда убийца пошел перезаряжать пистолеты.

Неожиданно Сакалаускас услышал посторонний шум и решил, что с верхней полки на помощь проводнику спрыгнул не знающий пощады Никодимов.
 
Испугавшись заходить в купе, Артурас принялся палить через закрытую дверь и в те места, где предположительно мог находиться младший сержант.

Пробив тонкую пластиковую стенку, три пули попали Денисову в голову, грудь и живот. Смертельными стали раны живота.

Пархоменко- возраст 22 года, прапорщик, начальник сквозного караула, по службе характеризовался положительно.

Его вина, по мнению Сакалаускаса, заключалась в том, что он все прекрасно видел и знал, но не принимал никаких мер к прекращению издевательств и унижений.

Всего рядовой Артурас Сакалаускас произвел из пяти пистолетов 46 выстрелов, 33 пули достигли цели, а 18 из них стали для потерпевших роковыми.

В ходе  следствия  так же выяснилось, что рядовой  Скалаускас  обо всех  избиениях и  издевательствах над ним неоднократно докладывал ком.роты, а  перед  последним караулом  подал рапорт о своем первеводе  в стройбат, объяснив, что не гражданке учился в строительном техникуме и хотел бы работать по специальности.

 И его просьбу удовлетворили!
      Но  когда же до отбытия к новому месту службы оставалось всего три дня, старший сержант Столяров заявил, мол, так легко я от него не отделаюсь, и назначил  его вне очереди в сквозной караул «Ленинград-Новосибирск».


    И опять из  материалов уголовного дела:
… 23 февраля 1987 года, в 15 часов, Мансуров и Джафаров подняли с постели отдыхавшего после несения дежурства Сакалаускаса и потребовали пройти с ними в туалет.

    В туалете Мансуров и Джафаров с применением угроз, сопровождавшихся избиением, заставили его расстегнуть брюшной ремень и стащили с ног брюки до колен.

    После этого Мансуров стал удерживать Сакалаускаса, создавая тем самым условия Джафарову совершить насильственно акт мужеложства.

    Однако Джафаров не смог этого сделать по причине преждевременного семяизверженения.
     Во время попытки изнасилования Сакалаускас потерял сознание.
    Продолжая издевательства над ним и глумление, Мансуров и Джафаров поднесли к оголенным местам ног Сакалаускаса зажженные спички, а когда от боли очнулся, Джафаров пригрозил ему, что позже его изнасилует весь личный состав сквозного караула…

    После ухода Мансурова и Джафарова из туалета Сакалаускас помылся и сменил кальсоны.
    Кальсоны, испачканные спермой Джафарова, выкинул по пути следования из окна. Проходя по коридору, он увидел, что начальник караула спит, а металлический ящик с пистолетами не заперт…»

Ну  а что было дальше  вы уважаемый  читатель уже  и сами знаете. …

   Теперь  у нас  речь пойдет о так называемых свидетелях. Ведь в   вагоне N 001/76040 были и  160 заключенных.

   Они были все разысканы и допрошены:
  А  трижды судимый особо опасный рецидивист Евтухов, воочию наблюдавший в спецвагоне № 001-76040 отношение сослуживцев и командиров к Сакалаускасу, на допросе заявил:

«Когда я увидел, как солдаты караула издеваются друг над другом, то просто оцепенел.
Даже среди рецидивистов и уголовников отношения более теплые и доброжелательные, чем у этих солдат»

Другой  заключенный  Михайлов сказал: «Ничего писать и говорить не буду. Я думаю, что разберутся и без меня. Скажу лишь одно. То, что вытворяли ваши "вертухаи", редко встретишь даже на зоне. Так обращаются только с пидерами.»

     Так же  были найдены и  переданы на судебно-медицинское исследование кальсоны Скалаускаса  И на них  найдены  следы  спермы Джамалова.

   Но,  время шло и пора нужно было  подводить первые итоги.
   Всвязи с чем,  к концу июня 1987 года военный прокурор  Коржилов доложил о ходе  расследования  по описываемом  мною резонансном  уголовном деле  в Генеральную прокуратуру СССР  об успешном завершении почти всех следственных мероприятий.

    В принципе дело оставалось за малым: дождавшись возвращения подследственного Скалаускаса из судебно-психиатрического института имени Сербского (Москва), предоставить ему возможность для ознакомления тридцатью томами уголовного дела и, написав обвинительное заключение, со спокойной совестью направлять дело в Военный суд Ленинграда.

   Но увы, практически ничего из намеченного сделать не удалось.Потому что толи зведы  так  расположились плохо, толи  в дело  вмешалась политика ( а я напомню что в Прибалтике  бушевала  новая  демократическая  волна)  и   были  решением Генпрокуратуры СССР отстранены от ведения  дела  военный прокурора Ленинградского гарнизона полковник Коржилов и его заместитель, Полохов.

   Отстранили  их так! Коржилова отправили на заслуженный отдых по возрасту, а Полохова, согласно формулировке, «перевели на более ответственную работу», назначив заместителем военного прокурора частей войск Ленинградского  ПВО.

      Уголовное дело поступило в руки другой  следственной группы. 
     И тут с ним начали происходить разные,  не предвиденные УПК РСФСР действия.

     А к этому  времени - 18 августа 1087 г., после двухмесячного обследования, психиатры признали Сакалаускаса абсолютно здоровым, а на момент инкриминируемых действий - вменяемым.

    Как и положено, перед отправкой в «Кресты», его вначале из института Сербского перевели в «Матросскую Тишину».

   Но перевести то перевели  и… «забыли».
  Что, в условиях тогдашней системы  крайней  жесткого контроля  за сроками  содержания арестованных выглядит  странным. Один день превышения  срока  уже карался  строгим выговором!

     Начальник московского СИЗО пребывал в недоумении и растерянности: давно миновали определенные законом сроки содержания следственно-арестованного под стражей, а военная прокуратура Ленинградского военного округа на все его просьбы забрать Сакалаускаса или хотя бы продлить сроки ареста отвечали демонстративным молчанием.

    Адвокаты  Скалаускаса  неоднократно обращались с ходатайством к военному прокурору о немедленном возвращении подзащитного в Ленинград, но он не желал с нами встречаться.

    Вместо него нас все время принимал один из его замов, который в нашем присутствии по телефону давал кому-то соответствующие указания, уверял, что лично сам проконтролирует это дело, и…все оставалось на по-прежнему.

    24 сентября  1987 г. Сакалаускаса наконец-то доставили под конвоем в «Кресты», но доставили уже в таком состоянии, что его сразу же  пришлось поместить в психиатрическое отделение медсанчасти СИЗО.

    Затем и следователи убедились, что несмотря на столь категорическое заключение тюремных медиков о вменяемости Скалаускаса,  само поведение Артураса к лучшему не изменялось.

    На допросах он продолжал сидеть с отсутствующим видом, подолгу молчал, на вопросы отвечал невпопад или вовсе их игнорировал.
    И новому следователю ничего не оставалось делать, как назначить новую (дополнительную)  психиатрическую экспертизу.

     На этот раз вывод судебных экспертов являлся прямо противоположным выводу психиатров института имени Сербского:

«…Испытуемый обнаруживает признаки болезненного расстройства психической деятельности… Представляет особую опасность для общества… Нуждается в направлении на принудительное лечение…»

     За три года Артурас   еще побывал в нескольких психиатрических клиниках и, по утверждению ряда врачей, «разваливался прямо на глазах».

     Когда же дело дошло до «астрального общения со Вселенной», с больным провели очередную экспертизу в Нововильнюсском психиатрическом стационаре.
     В результате членами комиссии 15 марта 1990 года было вынесено единогласное одобренное заключение:

«…Страдает хроническим психическим заболеванием…с непрерывно-прогрессирующим течением.»

    Этой же экспертной комиссией суду было рекомендовано Сакалаускасу принудительное лечение в Специальной психиатрической больнице со строгим наблюдением (СПБСН) отменить и продолжить его в психиатрической клинике общего режима.

    Военный суд пошел экспертам навстречу, и Артураса отправили долечиваться в Литву.

    Затем нашли общий  язык бывший адвокат Артураса Александр Бойцов и бывший  следователь подполковник юстиций Леонид Полохов ( вышедший на пенсию) и оба выступили в ленинградской печати  выступили в печати с сенсационным заявлением, что столь скоротечно развившееся у Артураса психическое заболевание было вызвано искусственно- путем облучения или введения в организм особых психотропных средств в период его нахождения в «Матросской тишине».

    В частности, Леонид Полохов писал:

     «В 1987 году официальное признание существования в нашей армии неуставных отношений для многих высокопоставленных начальников грозило не столько крушением коммунистических идеалов, сколько скорой отставкой.
     Поэтому: одно дело, когда преступление совершил человек здоровы, но доведенный до отчаяния порочными традициями, возведенными в норму жизни; и другое- убийство совершено психически больным, которому «дедовщина» может привидеться только в шизофреническом бреду.

    Я уверен: внезапное заболевание Артураса не случайно - над ним сильно «поработали».

    Но,  истина  в Ельцинской  России,  даже после  развала СССР,  в споре  адвокатов и судебных психиатров так и не восторжествовала, и каждый участник полемики остался при своем мнении.

   Что же касается уголовного дела, возбужденного 25 февраля 1987 года по факту умышленного убийства восьми человек в спецвагоне № 001-76040, то оно, как это ни странно звучит, до сих пор осталось не завершенным, ибо суд над обвиняемым так и не состоялся.
    Начиная с 1995 года, канцелярия петербургского Военного суда регулярно посылает в Литву запросы о состоянии здоровья подсудимого Артураса Сакалаускаса, но ответа оттуда не получено ни разу.

   Ни устного, ни письменного.

    Но, вот в качестве  новой версии объясняющий сложившуюся ситуацию я хочу   рассказать о том,  почему же молчат власти Литвы. 
     Вот сообщение,  размещенное на сайт  «Литовский  курьер» 2012 08 21: http://www.kurier.lt/?p=23842

   «В Вильнюсе отмечают 21-ую годовщину смерти последней жертвы советской агрессии – ополченца Сакалаускаса.

     Во вторник в Вильнюсе отмечают 21-ую годовщину смерти последней жертвы советской агрессии, добровольца сил ополчения, защитника парламента Артураса Сакалаускаса.
     В мероприятиях примут участие министр обороны Раса Юкнявичене, главнокомандующий ВС Арвидас Поцюс.

    В январе 1991 года, когда Советский Союз при помощи военной силы пытался свергнуть законную власть Литвы, Сакалаускас дал присягу на верность Литовской Республике и стал добровольцем сил ополчения ВС Литвы.
   Он погиб 21 августа 1991 года при защите здания Верховного совета.

     В тот день на подступах к парламенту произошли столкновения литовских ополченцев с военнослужащими спецподразделения советской армии, которые прорвались на автомобиле на охраняемую ополченцами территорию возле первого поста на улице А. Гоштауто.
    Еще два ополченца получили ранения.

      Во вторник в сейме состоится встреча защитников свободы Литвы, в парламенте открывается выставка, вечером состоится торжественное построение».

   Так вот  возвращаясь  к документальному  рассказу  В.Чайковского, я и хочу  в заключение  подчеркнуть, что  действительно Артурас  Скалаускас  не только  оставался     человеком  до самой смерти, но и совершил   ценой своей жизни подвиг,  за что посмертно признан  героем Литвы.

Все фото к этой статье находятся тут:
http://h.ua/story/362416/


Рецензии
О кончине конвоира не знал. Да, вот какая судьба у человека! Спасибо!

Гера Фотич   06.02.2016 11:17     Заявить о нарушении
Благодарю и вас,за то что прочитали!

Владимир Бровко   06.02.2016 13:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.