Зарек

1. Финляндия

Вот как отпуск, так все на юга. А мы решили в Швецию заполярную. Через Финляндию южную.

Как только выехали из Питера я пропустил граммульку и, когда замелькали надписи на языке жителей Суоми, стал понимать без словаря.
На указателе у деревни надпись:

Salo.
Вот где закуски купить! Но второй шильд,

Nesalo,

Очень огорчил. И пошло-поехало:

Oskol-ansalo - не иначе, беглые казаки из Старого Оскола здесь тусовались.
Kopsalo – неужто копов на сало пустили?
Kukkansalo – тоже ясно: на кукан сажают!
Tarsansalo - тут актёры из фильма «Тарзан» жирок нагуливали!
Vitarinsalo — ошибка! Наверняка, имелось в виду Vitaminsalo. Известно же, что сало — кладезь витаминов!
Так я и ехал и читал «сальные» надписи, как вдруг возникло:
Salo-Turkia.
Не может быть!

Протёр очки, открутил пробку на фляжке, и увидел следующий шильд:

Salo-Issakka...
Дооолго не мог придти в себя, но у вывески
Koreikko.
Настроение сразу улучшилось, а у надписи
Suppa
я совсем отошёл.

 И даже наш суровый водитель-руководитель не сдержал улыбки, когда сквозь деревья мелькнул откровенный шильдик:

Puso.

Мы поняли это как намёк и стали лагерем у озера. Разожгли костёр, поставили палатки, поели suppa от pusa и стали вместе с нашим Бардом петь под гитару.

2. Круговые страсти

На следующий день предстояло пересечь Полярный круг. Мне сказали, что это не больно, но я всё же принял для храбрости.

Говорят, что Полярный круг открыл Страбон, случайно споткнувшись о него во время путешествия по Скифии Гиперборейской. Старик он был при силе, засучил рукава и очистил Круг от мха и птичьих «отложений» аж до Урала, а там, остаив сайт lopata.ru Меркатору, ушёл на еxcavator.ru.

Чтобы предохранить стык от эрозии, шведы оковали его железом, но, к сожалению, не учли девиацию земной оси.

Из-за девиации Полярный круг «играет». Зазор стыка то увеличивается, то уменьшается, и если попадёшь рукой или ногой в щель, то может прижать так, что не вытащить! Тут же и табличка:

«Русские, будьте осторожны!»

Возле Круга дежурит Скорая, а кругом валяются обрывки штанов, куски обуви и гниющие ошмётки человеческой плоти.

Зрелище не для слабонервных!

Двое наших сразу сделали попытку сунуть ноги в зазор – действительно ли зажимает? Но я, пользуясь особенностями строения своего арийского черепа, сунул туда голову таким образом, чтобы уши прижались к местам стыка и предостерёг товарищей от рискованного шага, ибо тонким слухом сибирского охотника услышал нарастающее напряжение в металле.

Узколобость не всегда недостаток!

Товарищи переглянулись и весь день почему-то держались от меня подальше.

3. Зарек

Но вот и Зарек (Sarek) красивейший национальный парк Скандинавии. Расположен он в Лапонии, в муниципалитете Йок-Мокк. Но в этом – Йоксель-Мокселе нигде никакой выпивки!

По дороге мы часто видели лосей и медведей, а олени подолгу топали рядом.
Мы чесали им уши, и стряхивали с них лапшу, а они, в награду, сбрасывали рог-другой.

С радостью подбирали мы рога и копыта и выпавшие от старости медвежьи челюсти, практически все с пломбами и вставными клыками от лучших шведских дантистов.
На третий день вышли на перевал. Туман, пурга, гололёд. Тоска и полярная ночь, комары примёрзли к лысине.
Орудуя подобранными ранее рогами и челюстями, мы пробили тоннель в снегу, спустились в долину и поставили палатки у реки.

4. Гениальное изобретение

Утром рюкзак стал особенно тяжёлым. И я вспомнил, что гелий в семь раз легче воздуха! Если сделать рюкзак с двойными стенками и заполнить их гелием, то вместо двадцати кило будет три!

Идёшь себе по тропочке, держишь рюкзак за верёвочку. И ни тебе пота в три ручья, ни костеопороза, ни душевного хандроза!
А если пришить паруса, то можно летать!
Сидишь себе верхом на рюкзаке, бряцаешь на лире и пишешь на попутных вершинах «Здесь был Вася». Да интуристы окривеют от зависти!

Я поделился эврикой с товарищами. Обсуждая блестящие перспективы изобретателей рюкзака-самолёта, мы незаметно вышли к автобусной остановке


5. В самолёте и дома

В Пулково я позавтракал в кафе и наконец-то принял на грудь, но в полёте почувствовал неудобства и проследовал в хвостовую кабину.
И зачастил.
Не успел самолёт приземлиться, как пассажиры стали покидать лайнер через аварийные трапы, а я с горящим взором и гордо поднятой головой спустился по главному!
По дороге домой я с живейшим интересом обследовал кусты, а жену приветствовал чётким:
 
- Ик-к!

Она молча всплеснула руками.

Из душа я пытался просочиться на кухню. В шкафчике заначка! Но жена, руки в боки, встала в дверях.
- Ты почему не звонил?
- Симка отказала.
- Какая ещё Симка?
- Н-ну эта, из Телекома...
- Ах, из телекома! Отказала? А приляг, милый, на кушетку!
- Зачем? - так и дрогнуло сердце.
- Массаж сделаю. Освежу с дороги!

Во время массажа отломилась ручка скалки.
- Погоди, миленький, к соседке сбегаю!

Во мгновение ока я проскочил на кухню и приложился к заветному графинчику. Жена вернулась с «массажёром» впечатляющих размеров, но мне уже было всё равно. Я бодро напевал:
- ЗАРЕК-кой, ЗАРЕК-чкой солнышко садится,
Что-то мне, родная, дома не сидится!

На следующее утро я решил:
«ЗАРЕК-каюсь проводить отпуск в Заполярной Швеции!
Разве что в национальном парке ЗАРЕК, но только с рюкзаком-самолётом, йоксель-моксель!

В. Эйснер.


Рецензии
Хорошо, что у супруги уж очень не прочная скалка оказалась. Появилась пауза для заветной встречи с графинчиком.

Василий Куприянов   11.08.2018 18:53     Заявить о нарушении
На это произведение написано 89 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.