Потерянные тысячелетия

(ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ)

Нам говорят, что империи возникают в какой-то момент истории, а потом исчезают бесследно. Это верно в отношении западных империй от Рима до нынешней Америки, но посмотрите на Китай или Индию… вы можете с уверенностью сказать, что знаете, когда они возникли? Даже после безапелляционных суждений академических ученых с якобы точнейшими данными этого сказать никак нельзя. В этих империях меняется форма правления, немного плавают границы, но что-то очень важное всегда остается неизменным и возникновение этого важного теряется где-то в безбрежной глубине веков. Во всяком случае, мне кажется, что эти империи существовали вечно.
К таким же империям относится и Россия. Нас со школьной скамьи пытаются уверить, что Россия возникла во времена Рюрика. Это смешно. «Отец истории» Геродот затруднялся определить, когда появились на Земле наши предки – скифы, данайцы или дорийцы, как называли нас греки. Геродот говорил только, что это самый древний и многочисленный народ в мире. А нынешние правители и ученые определяют это легко, отбрасывая и забывая многие и многие тысячелетия до Рюрика.  Кому и зачем нужна эта ложь? В этой книге я попытался исследовать этот вопрос и пришел к очень интересным выводам, которые возникают без умствований сами, простой логикой событий. Мне было очень интересно всё это узнавать. Надеюсь, это будет интересно и вам.
Сейчас политики заняты поисками русской национальной идеи. Вот она, возьмите её. Её трудно, даже невозможно найти, опираясь на Рюрика и после него, но она сама собой выявляется, когда смотришь на всю историю целиком. По крайней мере, на ту её часть, что можно еще обозреть. Я по случайности зацепил тут еще и историю западных народов, там оказывается тоже сплошная ложь. Но выводов по их национальным идеям я делать не буду. Пусть они это делают сами.

Наше прошлое также непредсказуемо, как и будущее. Это не процесс – это калейдоскоп постоянно меняющихся узоров.
И тем не менее, меня постоянно тянет смотреть на это, как непонятным образом тянет любого человека смотреть на огонь или текущую воду. Я не историк (и слава богу, мне кажется), и даже не критик исторических сочинений, история привлекает меня, как огромное художественное полотно. История, на мой взгляд, похожа на талантливейший детективный роман с огромным количеством тайн, ужасных страниц, нестыковок, но и множества моментов, достойных самого искреннего восхищения.
Почему я специально оговорился, что, слава богу, я не историк? Потому что ученым историкам присущ один очень крупный недостаток, по моему мнению, перекрывающий множество достоинств – критерии истинности в исторической науке напрочь игнорируют ПРАВДОПОДОБИЕ. Историки почему-то плюют на него с колокольни Ивана Великого. Такое впечатление, что большинство из них даже не знает, что это такое, как будто родились сразу за письменным столом и в нарукавниках, никогда не готовили себе еды, никогда не видели, как строятся дома, как текут реки и вообще, как проходит жизнь за окном.
Я не утрирую. Для своего оправдания приведу самый известный пример, с Египетскими пирамидами. Официальная точка зрения на них говорит нам, что эти пирамиды строились как гробницы фараонов многочисленными рабами и вручную. Здесь неправдоподобно абсолютно всё. Ну, во-первых, официальная история всех наших предков рисует глупыми религиозными фанатами, складывается впечатление, как будто бы они всю свою жизнь строили только храмы и кладбища, отдавая этому занятию все свои силы и время. Согласитесь, беспредельно глупо вместо того чтобы заниматься жизненными делами, всю свою жизнь строить себе могилу!
Представьте себе соседа по даче, забросившего все дела по выращиванию яблонь, крыжовника и морковки и взявшегося строить на своем участке грандиозное сооружение, где завещает себя похоронить. Что вы подумаете об этом человеке? Вы подумаете, что он свихнулся, и постараетесь вызвать ему соответствующую скорую помощь. Люди остаются людьми во все века и эпохи, неужели вы считаете, что о Хеопсе не подумали бы то же самое? Подумали бы. И упекли бы в психушку.
Можно было бы многое сказать и во-вторых, и в третьих, но я ограничусь только одним вопросом: ЗАЧЕМ было строить пирамиду из стотонных монолитных камней? Оставим пока в стороне назначение пирамиды, пусть она даже будет гробницей, хотя это мнение заведомо глупое. Оставим только один вопрос: зачем изготавливать огромные, неподъемные камни далеко от места строительства, строить специальные суда, для их перевозки по Нилу, каким-то таинственным образом грузить их на эти суда без подъемных кранов, разгружать, подвозить их к пирамиде, а потом еще поднимать на значительную высоту? Когда можно сделать всё то же самое из мелких камней и кирпичей? Зачем это делать, если любой дачник, не имея семи пядей во лбу, решает для себя такие вопросы легко и просто? Дачник может поставить бетонные плиты перекрытий в своем домике, только если есть возможность подать их наверх краном; нет – он сделает перекрытия на деревянных брусьях. Технология строительства определяется техническими возможностями. Это же элементарная логика и простой здравый смысл.
Почему этого не учитывают историки? Зачем выставляют перед нами древних египтян полными идиотами, каковыми, на самом деле, они очевидно не были? Какова цель такого вранья? Я не допускаю мысли о том, что сами историки искренно верят в эту галиматью. Нельзя же предположить, что они сами полностью умалишенные. Значит, врут умышленно.
Случай с пирамидами самый известный, но далеко не единичный. Больше всего я всегда был обижен на историков России, которые, как попугаи в клетке, повторяют глупую сказочку о призвании варягов в правители, но занявшись чтением исторических материалов по другим странам, понял, что точно так же  дело обстоит везде. История всех стран сфальсифицирована самым примитивным образом. И вот тут у меня созрел вопрос, который я и хочу разрешить для себя в процессе написания этой книги. Я не спрашиваю себя, кто автор этой фальсификации, потому что ею занимаются почти все историки в течение довольно длительного времени, но интересно было бы узнать, когда это началось и какова цель этой интермедии в кривых зеркалах?
У меня нет цели, как у некоторых академиков, эпатировать читателя отсебятиной, построенной на сочетании звезд в небе. Я хочу просто ряд известных и широко пропагандируемых исторических фактов подвергнуть испытанию ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ и, если таковой отсутствует, посчитать этот факт недействительным и попытаться понять, кому выгодна такая примитивная ложь, и что могло быть на самом деле.
Я ненавижу ложь во всех её проявлениях и хочу попытаться  в самом общем виде очистить от неё взгляд на историю человечества и, если бог даст, выяснить, как выпутаться из этого болота. Тогда, может быть, удастся приблизиться к извечному вопросу: «ЧТО ДЕЛАТЬ?» чтобы более или менее оптимистично смотреть в будущее.



ДЛЯ НАЧАЛА
(Немного о Родине и государстве)

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после».
Экклезиаст

Люди рождаются невежественными, но не                                         глупыми. Глупыми их делает воспитание.
Гельвеций

Согласитесь, странно не любить страну, в которой родился. Я не очень много путешествовал по миру, но достаточно, чтобы составить себе общее представление о жизни в других странах, и нигде кроме России я не встречал людей, которые бы искренне ругали своё государство. Такое бывает только в России.
Но и тут есть нюанс – в подавляющем большинстве случаев русский будет сам ругать свою страну, на чем свет стоит, но не позволит иностранцу с ним согласиться. Другое дело наши правители, те позволяют всё что угодно.
Почему же русские так относятся к своей стране? Почему мы не можем избавиться от пресловутой ложки дёгтя в своем отношении к родине? Не такая уж это тайна. Исподволь, не всегда осознанно мы четко разграничиваем понятия родины и государства. Мы любим Родину и ненавидим государство. Мы всегда строго разграничиваем наш этнос на «Мы» и «они». Кто эти «они», не всегда понятно, да это и неважно – это могут быть аристократы, коммунисты или буржуи, но они всегда есть, всегда есть слой, олицетворяющий собой государство. Самое интересное при этом то, что эти самые «они», включая самых отъявленных государственных чиновников, относятся к стране точно так же – для них точно так же существуют некие «они», вечно мешающие жить.
В каждом русском человеке постоянно живет внутренний протест, против обстоятельств, заставляющих его делать не то, что нужно. Именно поэтому у нас плохие дороги, дураки во власти, пьянство и коррупция – от нежелания подчиняться порядку, который мы заведомо считаем несправедливым и чуждым нам по духу. Я не открою Америки, если скажу, что главная черта российской жизни это война между государством и народом. При этом, как «государство», так и «народ» - понятия абстрактные. И то, и другое – мы сами. Мы воюем сами с собой, не видя линии фронта, а назначая её произвольно, там, где каждому из нас хочется.
Мы встречаем в штыки любую конструктивную инициативу властей. За последние сто лет мы разрушили две мощнейших своих империи и сейчас готовы разрушить третью, тем более что она самая слабая из трех.
Мне не нравится американский подход к человеку, как среднестатистической единице, но при разговоре о тех или иных народностях, нельзя обойтись без усредненного подхода. В среднем русский народ очень талантлив. Хоть и дураков хватает, но у нас много талантливых художников, писателей, музыкантов и  ученых. Это мы первыми вышли в космос, изобрели паровой двигатель, радио и телевидение. Не наша вина в том, что государство не может защитить приоритеты, да это для нас и не главное. Нам не важен престиж, нам важна цель. Когда цели нет, мы угрюмые пьяницы и лентяи, когда она есть, мы можем работать с полной отдачей, долго и почти без отдыха, причем делать мы это будем легко и весело.
Но такие вот периоды всеобщего подъема бывают редко. Чаще всего, наш среднестатистический Левша вынужден ходить по инстанциям и доказывать равнодушным ко всему чиновникам, что «в Англии ружья кирпичом не чистят» и, в конце концов, заканчивать свою жизнь под забором. Мы сейчас с вами говорим не о технике, а об истории, но здесь дело обстоит точно так же. Недавно в Костёнках, под Воронежем, результаты раскопок сделали революцию во взглядах на историю человечества. Оказывается  древнейшие поселения людей на Земле теперь расположены не в Африке и не на средиземноморском побережье западной Европы, как считалось раньше, а в России. Правительство любой другой страны ухватилось бы за такую находку и трубило бы о ней на весь мир для увеличения собственного престижа, а нашему правительству это до лампочки. Почему? непонятно.
Я не знаю ни одной реальной версии возникновения того или иного народа, но каждый народ стремится возвеличить себя и собственное происхождение, создавая и рекламируя легенды о своём великом прошлом. И только в России возможно многовековое существование и официальное одобрение легенды, не возвеличивающей, а принижающей достоинство народа! Я имею в виду легенду о норманнском пришествии на Русь, о татаро-монгольском иге и т.п.
Легенда об иностранце Рюрике возникла во времена Ивана Грозного, может чуть раньше, при его отце, в крайнем случае, при деде. Но сделал этот миф официальной исторической версией именно Иван Четвертый. Его интерес понятен, ему нужно было обозначить себя европейским владыкой, цезарем. Кроме бабки Софьи из Византии ему нужно было иметь корни в западной Европе. Окончательно созрела и утвердилась эта версия нашей истории при женских правлениях восемнадцатого века, трудами немецких историков, специально приглашенных в Россию: Шлецера, Миллера, Тунмана, Стриттера и т.д. Примитивная логика, вроде бы, говорит, что Романовы с середины восемнадцатого века и до смерти Николая второго фактически были немцами по крови и их национальные интересы подсказывали им эту гипотезу, как наилучшую, но это не совсем так. Добросовестные и честные русские ученые от Ломоносова и Татищева до Иловайского и др. уже ко второй половине девятнадцатого века, в правление последнего Романова, доказали обществу несостоятельность норманнской версии. Романовы ничего не могли с этим поделать.
Интересно, что Екатерина Вторая сама придерживалась иного мнения. Задорнов тут раскопал её записки «касательно русской истории». Вот, что она, в частности, пишет: «Закон, или Уложение древнее русское, довольно древность письма в Русии доказывает. Русы давно до Рюрика письмо имели... Сказывают, будто русы Филиппу Македонскому, еще за триста десять лет до Рождества Христова, в войне помогали, також и сыну его Александру, и за храбрость от сего грамоту, золотыми словами писанную, достали, которая будто в архиве султана Турецкого лежит. Но понеже архивными бумагами бани султанские топят, то вероятно, что и сия грамота к тому же давно употреблена, буде тамо лежала… В мире русы торгуют на север с Даниею, Швециею и Норвегиею, на полдень - с Индиею, Сириею и даже до Египта, по свидетельству северных и полуденных писателей. Письмо и законы письменные имеют. Да как им и не иметь, имея толикие дела и обороты?»… ну, и так далее. Ясно же, что Екатерина считала домыслы Шлецера и компании бредом сивой кобылы. Но ведь не смогла их потеснить, хоть и царица Великая.
И последний царь в эту глупость не верил. Но вдруг этот исторический бред возродили большевики. Самое интересное, что нынешние «демократы» тоже его придерживаются. Почему такое? Причины различны. Большевикам деваться было некуда – их взгляды на исторический процесс были строго лимитированы историческим материализмом, теорией «всесильной, потому что верной». А верной она казалась, потому что сводила все сложности мира к четырем действиям арифметики. Эта теория, начиная с энгельсовой статьи о происхождении семьи, частной собственности и государства, упрощала всё до самой крайней степени. Большевикам нужно было укладываться в примитивную схему марксизма, и норманнская версия пришлась, как нельзя кстати. А нынешние ребята решили, что единственной национальной идеей нашего народа может быть идея православия. А церкви до невозможности выгодно показать, что это именно она, просияв на Руси в десятом веке, сняла нас с деревьев, научила читать-писать и ну и вообще, жить по-человечески.
Большевики в своё время всячески ругали церковь. Церковь сейчас материт большевиков. Но слишком многое роднит их, особенно способы достижения целей. Странно, но факт.
А что же народ? А народу и те, и другие примерно до одного и того же места. Старшина Васков его определял так: «В общем, вам по пояс будет». Вот от этого взаимоотношения народа с властью у нас и происходят всякого рода разрухи и кризисы, и прекратиться они могут только тогда, когда власть начнет говорить людям правду, не оглядываясь на идеологическую целесообразность. Только тогда может быть закончится война между государством и народом?
А такие периоды, когда правда вдруг всплывала на поверхность,  пусть короткие по времени, но бывали в нашей обозримой истории. Давайте попробуем для начала пройтись по ней ретроспективно.

Двадцатый век
был для нас веком войн и революций. Всё познается в сравнении – сейчас начало двадцатого века (предания столетней старины) кажется нам временем почти идиллической тишины и покоя, но это происходит потому, что мы знаем, что было потом и, потому что теперешний уровень недовольства властью выше тогдашнего.
На самом деле никакой тишины уже не было. Россия с самого начала века была как курица с яйцом, «беременна революцией». Русское общество к этому времени уже никак не могло верить в «божественность» царской власти, а поддерживавшая эту идею православная церковь казалась большинству населения страны оплотом лжи и мракобесия. Я пробовал разными способами определить отношение людей к церкви и, с большой долей вероятности, могу сказать, что сейчас у нас разделяют христианскую идею процентов двадцать населения, а количество так называемых «оцерковленных» никоим образом не преодолеет «пятипроцентный барьер». И с таким отношением к РПЦ у нас опять хотят сделать церковь олицетворением национальной идеи? Флаг им в руки.
На начало двадцатого века обстановка была примерно та же, может, только чуть больше было верующих. Если кто-то не верит, подумайте, кто же прогнал попов и разрушил церкви после 1917 года? Большевики? Нет, большевики только поддержали и развили общие настроения. Без общего одобрения со стороны народа этого сделать было бы невозможно. Это сделал наш народ богоносец.
Кроме того, кто бы сейчас что не говорил, революционность той ситуации была связана не столько с недоверием к царю и возглавляемой им церкви, сколько с отрицательным отношением общества к нарождающемуся капитализму. Народное отношение к капитализму, я думаю, не подлежит сомнению, а отношение к нему аристократии и интеллигенции очень верно отражено в «Вишневом саде», «Жизни Клима Самгина» и многих других произведениях того времени. Мнение интеллигенции было резко отрицательное. Более того само русское купечество, носитель идеи капитализма, не чувствовало себя вольготно в этой обстановке. Разгульное пьянство, меценатство, гипертрофированная благотворительность и прочие способы сбросить лишние деньги были следствием неспокойной совести. Мы ведь знаем, что доходило до парадоксов типа морозовской помощи революционному движению. И Морозов был не один такой.
Сейчас пытаются сделать чуть ли не святым Столыпина, видевшего панацею для России в капитализме, но нельзя не знать, что вся Россия, включая царскую семью, встретила убийство Столыпина бурными аплодисментами. Не ко двору он был здесь со своим капитализмом.
Поводом к первой революции стал проигрыш России в японской войне. Только поводом, поскольку причин было более чем достаточно. Двенадцатилетнее перемирие после этой революции было явно только перемирием, а не внутренним миром. Вторая революция 1917 года явление слишком сложное, чтобы его касаться походя. Единственное, что хотел бы отметить в этой связи, что окончательное удержание власти большевиками и их победа в гражданской войне вовсе не было необъяснимым событием, как это сейчас пытаются изобразить. Большевики тогда стали единственной политической группой людей, которая не побоялась сказать народу ПРАВДУ. И пока правда была на их стороне, они одерживали победу за победой.  Трудности началась, когда им пришлось врать. Вот тогда началась «разруха».
Большинство сейчас понимает гражданскую войну того периода, как войну белых с красными, на самом деле это не совсем так. Основных действующих сил было три:
1. Белые. С военной точки зрения сила сама большая. Это были объединенные монархическо-демократические силы, поддерживаемые иностранной интервенцией, прекрасно вооруженные, одетые и сытые. Из интервентов наибольшую силу представляли собой немцы, занявшие всю Украину, да и остальные были не слабы: американцы, японцы и те же англичане с французами. И тем не менее, войну они проиграли.
2. Красные - большевики с эсерами державшие власть на небольшом кусочке центральной части России, где заводы работали в четверть возможностей, продовольственные и человеческие ресурсы для военной мобилизации почти отсутствовали. Они казались легкой добычей почти для всех генералов, периодически становившихся главными в белом движении. И все-таки они выиграли войну.
3. Третья сила – может быть самая многочисленная, но самая разобщенная. Идеологическую основу этого движения огульно считают анархизмом. Цвет её то ли черный, то ли зеленый, но правильней было бы считать розовым, потому что ближе всего по духу они были к красным. Собственно, это и была «советская власть» в чистом виде, которая и дала силу коммунистам и, которую большевики предательски похерили в ходе гражданской войны. Проигравших принято шельмовать, ничего в этом нет удивительного, но в данном случае нельзя не заметить одной особенности – опять мы видим странное единодушие белых и красных именно в этом вопросе – они дружно стараются не замечать этой третьей силы и всячески замалчивать её, хотя в своё время Ленин признавался, что для них Кронштадтский мятеж гораздо страшней Деникина. А восстание донских казаков? А Тамбов? А армия Махно? без его армии большевикам вряд ли бы удалось так легко пройти Перекоп и завоевать Крым.
Однако что было, то было – победили большевики и это исторический факт. У них был шанс завершить холодную войну между народом и властью в России, но они не смогли этого сделать, за что и поплатились к концу двадцатого века.
Почему не получилось закончить холодную войну тогда? Это понятно. Большевики хотели сделать, как лучше, а получилось, как всегда, они решили обойтись без мнения народа, без той самой третьей силы. Они разогнали Учредительное собрание, чем спровоцировали кровь и гражданскую войну. А ведь идея-то была хорошая. Перепутали всё только. Если сейчас спросить живших при советской власти людей, что такое коммунизм? Подавляющее большинство сразу ответит: «Это когда каждому по потребностям…», и никто не задумывается над тем, что это всего лишь большевистская агитка. Коммунизм – это обобществление собственности и уничтожение государства, как аппарата насилия над людьми. И ведь, возникшие стихийно советы народных депутатов, были зачатком системы местного и общего самоуправления снизу. Всё могло быть очень хорошо, но не получилось. Большевики запутались с практическим воплощением своей теории в жизнь, к тому же им сильно помешали «кровавые мальчики». Развязанная ими гражданская война привела к антагонизму в обществе, заставлявшему укреплять аппарат насилия, вместо того, чтобы покончить с ним.
Судить о причинах революции даже сейчас довольно трудно, потому что царский режим, по сравнению с последующими, с сегодняшней точки зрения кажется просто идиллическим. Тем более что наложились на общую картину дополнительные факторы, такие как мировая война, голод в Петрограде, террор со стороны эсеров и прочих революционных организаций. Но главная особенность народной революции февраля-марта 1917 года состояла в том, что ею никто не руководил, никто её не готовил, сколько бы потом не пытались большевики задним числом назначить себя руководителями этого стихийного процесса. Революция стала неожиданностью для всех. А победителем стал тот, кто смог воспользоваться ситуацией.
Все дальнейшие политические события двадцатого века напрямую связаны с русской революцией. Мир разложился на три тоталитарных лагеря: коммунистический, фашистский и демократический. Предвижу возражения по поводу третьего пункта, но, тем не менее, настаиваю на нем – демократический лагерь столь же тоталитарная система, как и первые два. Ругань «демократов» по отношению к другим тоталитарным режимам это лишь попытка скрыть истинное положение вещей. Они говорят нам, что человечество не придумало ничего лучше демократии и считают это своим неубиваемым козырем. С этой сентенцией невозможно не согласиться, но поправочка есть: то, что они называют «демократией», давно уже таковой не является.
Если вы мне не верите, давайте разберемся в том, что такое тоталитаризм вообще. Это подчинение всех граждан той или иной страны одному идеологическому направлению, безразлично какому. Коммунизм объединяет людей на борьбу за построение бесклассового общества, фашизм предполагает объединение на националистической почве, а «демократия»? Давайте не будем смотреть на название, в нынешней демократии нет никакого народовластия, нынешняя демократия – тоталитаризм на основе принципа капитализма. Все, кто думают о капитализме плохо, для демократии враги. Здесь точно так же, как и при других тоталитарных режимах всех чешут под одну гребенку. Скажете, что это не так? А где вы еще видели, чтобы личное мнение по какому либо вопросу было уголовным преступлением?
Совсем недавно я обратил на это внимание. Во Франции в прошлом году приняли закон считать преступниками людей сомневающихся в геноциде турок к армянам!!! Вот так вот, всесильно и верно. Я вполне хорошо отношусь и к туркам, и к армянам, причем к армянам даже лучше – я их больше знаю, но почему я должен сесть в тюрьму, если выражу сомнение по поводу их недавней истории? Может у меня просто знаний в этой области не хватает? И какое право имеет Франция высказывать своё безапелляционное мнение по этому вопросу? Но это случай самый дикий, есть масса примеров более общих для «демократии» - запрет на сомнения в холокосте, например, или вообще на любые положительные взгляды в сторону фашизма и коммунизма. И это свобода мнений? собраний и прочего? Это тоталитаризм чистейшей воды! Скоро у них начнут сажать в тюрьму за нежелание заниматься гомосексуализмом. Всё к тому идет.
Но оставим это пока.
В тридцатых годах все три тоталитарных лагеря готовились к войне на уничтожение друг друга. Если бы тогда пауков в банке было два, всё бы решилось просто и быстро, а тут сначала нужно было решить, кому объединиться вдвоем, чтобы съесть третьего. Сейчас рассуждают, что хуже? Мюнхенский сговор или Пакт Молотова-Риббентропа? Оба хуже! как говорил товарищ Сталин. Первый был попыткой объединиться демократии с фашизмом, второй – фашизму с коммунизмом. Не судьба была, хотя как первое, так и второе было бы гораздо логичнее того, что получилось в итоге. На самом деле, ведь у демократии с фашизмом главное общее устремление – капитализм. Можно даже сказать, что фашизм это экстремальная форма капитализма. Они прекрасно понимали друг друга и странно, что не договорились. У коммунизма с фашизмом тоже есть общая черта – ничем не прикрытое тоталитарное воздействие на свой народ, но это не сработало вообще, не помогла даже явная взаимная экономическая выгода союза Германии и России.
Вам никогда не попадалась для прочтения гитлеровская Директива к войскам  по операции «Барбаросса» №21 от 18.12.1940 года? Если попадется, не пропустите, прочитайте – интереснейший документ. В четвертом разделе Директивы Гитлер особо подчеркивает, что приведение плана в действие гипотетично и может последовать только после особого его личного распоряжения «в случае, если Советская Россия изменит своё отношение к нам». То есть на декабрь 1940 года он оценивает отношения СССР и Германии как хорошие и о войне с Россией серьёзно не помышляет. А до начала войны оставалось всего полгода!
План «Барбаросса» начал разрабатываться немецким генштабом в конце июля 1940 года после легкого и быстрого разгрома Франции – головокружение от успехов эдакое. Немалую роль в этом головокружении сыграли слабые успехи Красной Армии в Финляндии. Создавался этот план на всякий случай, но директива к войскам это уже более серьёзно. Гитлер подписал её сразу после личного разговора с Молотовым в Берлине. Судя по всему, Гитлер обиделся на требование Сталина включить в советскую зону влияния Болгарию и Югославию. Он определил и точное время для развертывания войск против СССР – восемь недель после принятия решения. И такое решение состоялось в апреле 1941 года за восемь недель до вторжения. Обратите особое внимание на то, что решение состоялось после «загадочного» катапультирования Гесса, особого представителя Гитлера в Англию или одновременно с ним. Сейчас англичане всячески открещиваются от этого, но, видимо, Черчилль таки дал добро на атаку России, обманув Гитлера и пообещав перемирие после такой атаки.
Сталин с Молотовым тоже оказались обманутыми, но уже Гитлером. Они предвидели нападение и готовились к нему, принимали меры, включая возможный превентивный удар по немецкой группировке у наших границ, просчитались лишь в том, что ждали официального объявления войны и рассчитывали провести быструю мобилизацию. Не получилось. Да и немецкий удар оказался настолько силен, что удержать его не было никакой возможности. Результатом всех этих политических игр стали неслыханные потери первых месяцев войны. Однако, что получилось, то получилось – обратно не переиграешь.
Обстоятельства создали союз самый невероятный – союз двух совершенно непримиримых врагов – западных «демократий» и коммунистической России. Но на этом примере легко убедиться, что всё делаемое богом к лучшему – после разгрома фашизма на полвека в мире установилось равновесие. К сожалению, к концу века это равновесие разрушилось.
Почему к сожалению? Об этом мы поговорим позже. У меня есть желание к концу этой книжки определиться с тем, что было бы лучше предпринять народам, чтобы выйти из катастрофического всеобщего кризиса, охватившего сегодня уже весь мир. Мне кажется, нужно как-то освободиться от тоталитаризма. Ничего нового, все об этом говорят, но как? КАК это сделать? – это и есть главный предмет исследования в этой книге.
Одно только еще мне хотелось бы отметить особо. Двадцатый век сегодня уже стал историей и, как только это произошло, все хорошо мне знакомые события начали покрываться слоем лжи, как покрывается плесенью старая горбушка хлеба.  Я не говорю о переломных моментах, таких как войны или революции, речь уже идет о чисто бытовой жизни, которой я был свидетелем самым непосредственным. Сначала появляются недобросовестные книги, статьи и телевизионные передачи, потом на основе них, а не реальной жизни «аналитики» начинают делать «выводы», а потом уже эта грязь потихоньку перекочевывает в учебники истории.
Что же думать об истории веков более ранних?

Сладкий девятнадцатый
По сравнению с последующими временами девятнадцатый век кажется просто золотым веком. Он, правда, тоже начался с мировой войны, но та война не имела тотального характера, если только осенью 1812 года, и то, локально.
Девятнадцатый век в России имел уж совсем неизгладимый отпечаток войны с Наполеоном 1804-1814 годов, которую правильней было бы считать первой мировой войной. Она имела своим последствием во внутренней жизни нашей страны всевозможные брожения, включая восстание декабристов, освобождение крестьянства и либерализацию общественной жизни в целом. Возросшая национальная гордость, несомненно, оказала влияние и на литературу и другие искусства, вытащив их на «мировой уровень», а местами даже выше. С внешней точки зрения, это же событие сделало Россию мировым жандармом, настроив против неё многие европейские страны.
Каждый человек смотрит на жизнь со своей колокольни. С моей - XIX век главным образом выглядит пиком почти всех видов искусств. Считается, что театр существует со времен Пифагора, танцы и песни своим началом вообще теряются во мгле тысячелетий, но ведь и парусом люди пользуются бог весть сколько лет, но когда на водную гладь вышли каравеллы, можно было бы сказать, что состоялось парусное совершенство. Мало того, что эти парусные корабли могут спокойно идти против ветра, но они и несказанно красивы. То же самое и с искусствами – в том веке они дошли до совершенства.
«Лебединое озеро» Чайковского или «Война и мир» Толстого – это каравеллы в искусстве, это пик, которого по сей день не то чтобы превзойти, приблизиться к нему невозможно. В российской литературе Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Некрасов, Фет, Тютчев, Лесков, Гончаров, Тургенев,  Достоевский, Толстой – это только «звезды первой величины». Во Франции – Гюго, Флобер, Мопассан, Дюма и многие другие. А английская литература? А немецкая?
В те поры художники на парижском Монмартре казались волшебниками.
А прорыв в науках? Я немного погрешу против истины, сказав, что основа успехов науки двадцатого века была заложена в девятнадцатом.
Откуда бы такая вспышка культурной активности? Я думаю, что от безусловной веры во всесилие человеческих возможностей. Художник Иванов, например, говорят, свято верил в то, что от его картины «Явление Христа народу» зрители будут отходить резко изменившимися, что посмотрев его картину, они станут добрее, милосердней и в моральном плане просто таки выше на голову. И так же думали все остальные художники или ученые. Они считали, что каждым новым своим произведением или открытием они делают мир лучше, чище и прекрасней. Наивно, но факт.
Я стараюсь смотреть на исторический процесс объективно, хоть и не ставлю себе никаких научных целей. Если я считаю капитализм плохим сейчас, то не могу не отметить его благотворного влияния на людей в девятнадцатом веке. Мало того, что тогда писались великие книги, они ведь и читались массово! Читатели и зрители тоже были убеждены, что становятся от этого лучше и чище! Вот ведь в чем дело. И всё это было прямым последствием буржуазных революций и стало всходами от семян безбожия, посеянных «просветителями» типа Вольтера. Однако с «высоты» сегодняшнего дня нельзя не заметить, что всё это уже в прошлом – пик пройден, и то, что мы имеем сегодня, это уже спад или, пользуясь терминологией Маркса, общий кризис капитализма.
Сейчас в бытовом смысле люди по всему миру живут, если не одинаково, то однотипно. Жуют гамбургеры, запивая их колой, одеваются в примерно одинаковые тряпки, ночуют в типовых домах и по утрам чистят зубы одинаковым колгейтом. В девятнадцатом веке разница между странами была гораздо очевидней, и не только в бытовом смысле. Восток тогда жил еще более чем патриархально, скажем Китай, Индия или Япония. Европа казалась далеко от них ушедшей вперед по пути «прогресса», а Россия, как всегда находилась где-то посередине. Даже революционные процессы у нас настолько своеобразны, что диву даешься.
Во всех «нормальных» странах буржуазные революции начинались с того, что возмущенный народ, подогретый деньгами и призывами нуворишей, идет убивать аристократов. А у нас? У нас первыми вышли с требованием буржуазных преобразований именно аристократы! собственной персоной. Нонсенс, казалось бы? Но это Россия, здесь совесть имеет немаловажное значение.
История декабристского восстания 1825 года не укладывается не только в голову, но и вообще в логику «нормального» человека. Мало того что на Сенатскую площадь под пули вышли сами аристократы требовать ограничения своих прав, но главное, что в заговоре участвовал сам царь!
Версия эта считается не совсем доказанной, но очень многие умнейшие люди того времени, например, Лев Толстой, ей верили. Да и многие факты говорят за то, что в 1825 году в Таганроге вместо царя Александра Первого в гроб был положен совсем другой – солдат очень похожий на царя. Есть свидетельства и о том, что Александр был полностью в курсе дел тайного общества и даже сам назначил выступление на междуцарствие, возникшее после его мнимых похорон.
Я уже говорил, что капитализм не хочет приживаться на Российской земле. Так  произошло и в тот раз. Восстание было обречено на поражение. С расстояния от сегодняшнего дня, я лично не могу осуждать Николая Первого за те меры, что он предпринял к декабристам. Россия не та страна, где можно произвольно вводить умственные измышлизмы, пусть даже с самыми благими намерениями.
Буржуазных революций в России было много, от реформ Петра, до пьяной дурости Ельцина, но самой заметной из них можно считать отмену крепостного права в 1861 году. Она опять же произошла сверху, волевым усилием царя Александра Второго и иже с ним.
В истории не бывает ничего ни хорошего, ни плохого. Конечно, в девятнадцатом веке капитализм выглядел вполне привлекательно, но не нужно забывать и о том, что Маркс уже в середине того же века выписал ему смертный приговор.

От Великой смуты до великой  Екатерины
Прошу прощения у читателя, но «смутному времени» я уделю места больше, чем многим другим событиям в этой короткой ретроспективе, потому что считаю его одним из ключевых моментов нашей истории. На мой взгляд, значение этой, так называемой «смуты» сильно недооценено нашими историками кем-то умышленно, кем-то по глупости или невниманию.
Давайте посмотрим сначала, что по этому поводу говорят академические словари.
Брокгауз и Ефрон (1907-1909):
Смутное время в московск. государстве, было последствием тиранического правления Ивана Грозного, расшатавшего государственный и общественный строй страны. Захватывает конец XVI в. и нач. XVII в., началось с прекращения династии Рюрика борьбой за престол, привело в брожение все слои рус. населения, подвергло страну крайней опасности быть захвач. иностранцами (см. Россия, Лжедмитрий). В октябре 1612 нижегородское ополчение (Ляпунов, Минин, Пожарский) освободило Москву от поляков и созвало выборных всей земли для избрания царя. См. Платонов, "Очерки по истории смуты в войск. госуд." (1899); Милюков "Очерки по истории рус. культуры"; Костомаров, "Смутное время"; Платонов (1899).
Коротко, конечно, но со ссылками на более подробное изложение. Даже при такой краткости можно заметить ляпсус – Ляпунова записали в одно ополчение с Мининым и Пожарским. Но статья в Большой Советской Энциклопедии (1969-1978) еще короче:
Смутное время", "смута", название, принятое в русской дворянской и буржуазной историографии для времени конца 16 — начала 17 вв. (восходит к произведениям современников). Под "С. в." подразумевались события, происходившие в период от смерти Ивана IV Васильевича Грозного (1584) до воцарения на русском престоле Михаила Федоровича Романова (1613).
Короче уж некуда, но есть нечто, что лично у меня вызывает некоторое удивление. Почему советская историография обозначает сроки «смуты» с 1584-го по 1613 год? Но об этом мы поговорим несколько позже, а пока давайте откроем  "Большую Российскую энциклопедию", 1997 г.

СМУТНОЕ ВРЕМЯ (смута) принятый в исторической литературе термин для обозначения событий в России конца 16- начала 17 вв., впервые введен русскими писателями начала 17 в. Эпоха социально-политического, экономического и династического кризиса в России… и т.д.

Или вот тоже из современного:
Национальная историческая энциклопедия
Смута (смутное время) – в широком смысле слова – раздоры, мятеж, беспорядок; в узком смысле под Смутой понимается период русской истории 1598 – 1613 гг., от смерти царя Федора Ивановича, последнего представителя династии Рюриковичей на Московском престоле, до воцарения Михаила Романова, первого представителя новой династии…
Далее еще более подробно, но заканчивается как обычно:
В начале 1613 года состоялся Земский собор, на котором на российский престол был избран Михаил Романов.  Власть в форме самодержавной монархии была восстановлена. Смутное время закончилось.
Больше всего после прочтения этих статей меня удивляет то, что взгляд на события с точки зрения трех различных исторических эпох, трех категорически разных экономических и политических систем совсем не меняется. Но ведь все эти словари-энциклопедии отражают официальную точку зрения! Или это всё правда-матка до последнего слова или ложь, которая одинаково устраивает династию Романовых в 1909 году, коммунистическую идеологию образца 1969 года и нынешних «демократов».
А может, это просто недопонимание всей сложности вопроса?
Давайте начнем разбираться со сроков. В основном, стараются сказать размыто: конец 16-го – начало 17-го веков, но если конкретизируют, то это либо 1598-й, либо даже 1584-й. Конец почти все обозначают 1613 годом. Помните, когда развалился Союз, мы вдруг заметили, что арифметические задачки могут быть с политическим уклоном? Например, такое начало задачки: «Купец Тютюнин подрядился поставить клиенту семьдесят штук английского сукна…»; или: «Пионерский отряд обязался собрать семьдесят килограммов макулатуры…». Согласитесь, задачка одна и та же, а идеологическая подоплека разная и время ощущается.
Так же и здесь. По крайней мере должно быть так же. 1584-й – год смерти Ивана Грозного, а 1598-й – его сына, Федора Иоанновича. Получается, что Национальная историческая энциклопедия признает Ф.И. законным царем, а Большая Советская Энциклопедия – нет. Но удивительно не это, удивительно то, что все идеологии, включая коммунистическую, заканчивают смутное время 1613 годом – годом воцарения династии Романовых. А это говорит о том, что все они считают «смуту» всего лишь нестыковками в династиях – помер такой-то царь, и стало плохо, до тех пор, пока не пришел еще один, тоже хороший, и не навел порядок. Такое мнение ведь заложено непосредственно в цифрах и слов дополнительных не надо. Можно было сделать статью совсем коротко: «В.С. - 1584-1613 (сплошное безобразие)», всё было бы понятно.
А теперь поговорим о названии. Если цифры у нас говорящие, то название наоборот – закрыто полным туманом. Давайте заглянем в толковые словари.
Смута– в широком смысле слова – раздоры, мятеж, беспорядок. Это НИЭ взяли из словаря Ушакова.
У Ожегова читаем:
СМУТА, -ы, ж. 1. Мятеж, народные волнения (стар.). Крестьянские смуты. 2. Раздоры, ссоры, беспорядок. Сеять смуту.
В. Даль вообще практически не толкует этого слова. А что касается Ушакова и Ожегова, то здесь, мне кажется, мы имеем дело со вторичным толкованием – слово когда-то привязанное к событиям начала 17-го века уже не хочет восприниматься по другому, только лишь в связи с этим событием. На самом деле слово «смута» производное от слова «муть». Глагол «смутить» означает – запутать, вывести из равновесия чем-то неясным.  Когда со дна реки или пруда поднимают ил, вода становится «мутной». В мутной воде ничего не видно, а выражение: «ловить рыбку в мутной воде»» означает – обманывать. Если забыть о жесткой привязке слова к истории России, то правильней его было бы толковать так:
Смута – ограничение видимости, неясность, обман.
Вот мы и дошли до сути вопроса. Мутной водичкой лжи покрыто всё повествование о, может быть, самом трагичном времени нашей истории. Но начнем с начала.
Можно ли считать началом событий 1584 год? Никак нет. В этом году умер Иван Грозный, ну и что? Россия, казалось бы, только вздохнула с облегчением. На его место заступил сын, тоже «рюрикович». Считается, что он был немного не в себе, но разве это первый или последний случай? ничего особенного. Царствование его протекало вполне спокойно. Почил он в бозе в 1598 году и опять ничего страшного не произошло. Как говорится, помер Максим, ну и бог с ним. Новым царем стал Борис Годунов, не рюрикович, но более чем законный царь. Его не просто выбрали на царство, а еще долго уговаривали принять сей терновый венец. И опять всё было вполне нормально первые лет пять. Неприятности начались в связи с голодом, охватившим страну из-за неурожаев 1601-1603 года.
А вот  тут уже не сами неурожаи виноваты, а ответные меры властей. Вместо того чтобы дать людям свободу в решении своих проблем, власти еще туже затянули петлю на его шее. Причиной начала событий на самом деле были реформы Ивана Грозного, последовательным, но туповатым продолжателем дела которого стал Годунов. Не сами реформы Грозного, их так никто и не понял до сего дня, а именно тупость Годунова в их развитии. Последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, стала отмена Годуновым Юрьева дня, окончательно закрепившая на Руси позорное крепостное право. После этого Годунов просто не мог остаться в живых. Если бы он не умер сам, его бы повесили вверх ногами рано или поздно. Что, собственно, и  сделали с его детьми, как только появилась такая возможность.
Нужно быть честным и называть вещи своими именами. Это была не «смута», это была полномасштабная гражданская война, и началась она в 1603 году, с крестьянского восстания под предводительством Хлопка Косолапа. Нам до сих пор пытаются представить те события как некую мышиную возню аристократических кланов вокруг русского престола – это умышленная ложь. Главной причиной и движущей силой тех событий было крайнее недовольство всего русского общества преобразованиями, навязанными стране Иваном Грозным и доведенными до маразма его наследниками. Суть этих преобразований мы с вами разберем позже. Для того чтобы их понять нужно залезть слишком глубоко в историю, даже не на сотни, а на тысячи лет.
Своим общественно-политическим и экономическим положением тогда были недовольны почти все, исключая разве что бывших ивановых опричников, таких как Годуновы или Басмановы. Чуть ли не главным действующим лицом того времени нам представляется Григорий Отрепьев или Лжедмитрий Первый. Но вряд ли он мог бы появиться в столь крупной роли, если б в стране не шла уже гражданская война. Никто бы его в серьёз не принял, прежде всего, польский король Сигизмунд. И уж совсем смешно слушать мнение о том, что русский народ возмутился убийством  царевича Дмитрия в Угличе. Подумаешь, невидаль какая, это у них сплошь и рядом. Почему-то никто не возмущался убийством Екатериной своего мужа, законного царя, а не малолетнего царевича, или убийством её внуком своего отца, тоже сидевшего на престоле. Да русскому народу на своих правителей плевать и растереть. Их убийства могут быть только предлогом, а отнюдь не причиной восстаний.
Коловращение правителей того времени – многочисленных Лжедмитриев, бояр, польских принцев и прочая, и прочая, и прочая никак не может быть понятым без главного – менялись они не потому, что боролись между собой, а потому что никто из них не мог удовлетворить народным представлениям о справедливом правителе. И этот самый народ вел войну на полное уничтожение того, что ему казалось несправедливым и мешающим жить.
Для того чтобы понять те события, главное, что необходимо это ясно обозначить –  кто с кем воевал? Из приведенных мной энциклопедических статей это совершенно не явствует. Да мне сейчас вряд ли и удастся составить более или менее ясную картину. С одной стороны, мы видим какое-то переменное количество войск, временно верных очередному московскому царю; с другой стороны, многочисленные народные отряды, прежде всего, это казаки (от Яицкого до Запорожского войск), поддерживающие различных оппозиционеров. Народное ополчение Минина и Пожарского было не вторым и не третьим и с ним в официальной версии тоже полная муть. Чего стоит только поход НИЖЕГОРОДСКОГО ополчения из ЯРОСЛАВЛЯ в Москву в течение двух месяцев. Извините меня, от Ярославля до Москвы спокойным шагом дня три пути с ночевками.
Да и посаженный (якобы этим ополчением) на московский трон Михаил Романов ничего не изменил. Просто он единственный, кто смог усидеть на этом троне до конца событий. Нам говорят, что «смута» закончилась в 1613 году, но это неправда. Военные действия продолжались до 1618 года. Последним действием этой войны можно считать удар поляков по Москве при поддержке атамана Сагайдачного в 1618 году.
Вот поэтому я и говорю, что выражение «смута 1598-1613 годов» - явная и умышленная ложь разномастных российских властей. Правдивым названием этого периода будет выражение: «гражданская война 1603-1618 годов». И не нужно забывать, что поляки не были тогда вполне чужими – это были свои и действовали не в одиночку, а вместе с русскими, по большей части казачьими отрядами.
А прекратилась эта война по банальной, хоть и трагической, причине – просто некому и нечем уже стало воевать. Вот что говорит об этом та же Википедия:
Смутное время привело к глубокому хозяйственному упадку. Во многих уездах исторического центра государства размер пашни сократился в 20 раз, а численность крестьян в 4 раза. В западных уездах (Ржевском, Можайском и т. д.) обработанная земля составляла от 0,05 до 4,8 %.
Вот настоящие результаты реформ и войны – мёртвая пустыня на месте некогда цветущего богатейшего края. Вот на каких условиях русский народ принял эти реформы себе на шею с дополнением в виде династии Романовых.
Я обозначил границы этой главы «от Великой смуты до великой Екатерины», но честно говоря, о Романовых мне пока больше говорить не хочется. Я вернусь к ним позже. Замечу только, что пришли они на народной крови и ушли на ней же, слегка разбавив своей. Ни одно из их царствований не было тихим. Следующий царь Алексей Михайлович (Тишайший) занимался кроме своего главного и любимого дела – соколиной охоты еще и церковной реформой,  имел от народа так называемые «соляные и медные бунты». Его сын Петр Первый утопил в крови стрелецкое восстание. Но самым мощным отголоском «смуты» стало восстание Пугачева в царствование Екатерины. Пушкин назвал его «бессмысленным и беспощадным». Насчет беспощадности возражать не буду, но бессмысленным оно только кажется, оно не БЕССМЫСЛЕННОЕ, оно НЕПОНЯТОЕ, как и все массовые выступления русского народа, включая гражданскую войну 1603-1618 годов и революцию 1917 года.

Великий временной туман
Вот мы с вами и приблизились к черте, за которой «история», как таковая, заканчивается. Заканчивается документальная история и начинается толкование отдельных сведений разной степени достоверности. Правда 16-й век более или менее достоверен. О его событиях мы еще можем судить, хоть как-то опираясь на документальные свидетельства, а вот дальше…
Более ранних документов практически нет. Собственно, я могу сейчас перечислить их почти  все:
1. Слово о законе и благодати митрополита Иллариона.
2. Русская правда (Ярослава Первого).
3. Поучение Владимира Мономаха.
4. Слово о полку Игореве.
5. Слово Даниила Заточника.
6. Слово о погибели русской земли (отрывок, начало).
7. Домострой.
Строго говоря, и это не документы. За исключением первых двух, это чисто художественные произведения, а Домострой вообще – что-то вроде книги о вкусной и здоровой пище. Но по этим отрывочкам хоть как-то можно судить о жизни  России 12-14 веков.
Даже неискушенных в истории читателей, наверное, удивит то, что я не включил в список пресловутую «Летопись временных лет». Не возражаю, отдельные моменты этой летописи соответствуют действительности, но в целом, как документ, она совершенно недостоверна.
Вот, что говорит по этому поводу известный русский историк XIX века Дмитрий Иловайский:
 «В настоящее время, после нескольких прекрасных трудов по вопросу о нашей летописи (Погодина, Сухомлинова, Срезневского, кн. Оболенского, Бестужева-Рюмина и др.) нет сомнения, что так называемая Нестерова летопись в том виде, в каком она дошла до нас, есть собственно летописный свод, который нарастал постепенно и подвергался разным редакциям. Списатели, как оказывается, не всегда довольствовались буквальным воспроизведением оригинала; но часто прилагали и свою долю авторства; одно сокращали, другое распространяли; подновляли язык; вставляли от себя рассуждения, толкования и даже целые эпизоды. Не надобно при этом упускать из виду также и простые ошибки, описки, недоразумения (особенно при чтении подтительных слов) и пр. Известные слова мниха Лаврентия: "оже ся где буду описал, или переписал, или не дописал, чтите исправливая Бога деля, а не кляните" - эти слова характеристичны. Мы думаем, что и мних Лаврентий, хотя называет себя списателем, однако едва ли это слово можно приложить к нему в буквальном смысле. Вот отчего явилось такое разнообразие списков, что нельзя найти двух экземпляров совершенно сходных между собой».
Для тех, кто не знает, кто такой «мних Лаврентий», поясню – это автор самого известного списка летописи. Эту летопись и считают главной правдой о русской истории. А ведь сам Лаврентий называет свою работу сборником ошибок и вымыслов. Разве нет?
А вот и самая главная цитата из летописи – камень преткновения, о который разбились уже столько пузырьков с чернилами, что можно было бы всю Россию выкрасить:
«Реша сами к себе: поищем собе князя иже бы володел "нами и судил по праву". Идоша за море к Варягам к Руси; сице бо ся зваху тьи Варязи Русь, яко се друзии зовутся Свое, друзие же Урмане, Англяне, друзие Гъте, тако и си. Реша Руси Чюдь, Словени и Кривичи: "вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет: да пойдете княжить и володети нами". И избрашася три братья с роды своими, пояша по себе всю Русь, и придоша; старейший Рюрик седе в Новеграде; а другой Синеус на Белеозере, а третий Изборьсте Трувор. От тех прозвася Русская земля Новугородци: тьи суть людье Ноугородцы от рода Варяжска, прежде бо беша Словени».
Не говоря уже о том, что это бессмысленный набор слов, это еще и явная позднейшая вставка в летопись, не согласующаяся с основным текстом ни по сути, ни по духу. Это как раз то место, которое говорит о призвании Варягов, хотя, на мой взгляд, сделать какой-либо однозначный вывод из приведенного текста невозможно. Обращаемся опять к Иловайскому:
«В целой исторической литературе, наверно, ни одной легенде не посчастливилось, как той, которую мы сейчас выписали. В течение нескольких столетий ей верили и повторяли ее на тысячу ладов. Целый ряд почтенных тружеников науки потратил много учености и таланту на то, чтоб объяснить, обставить эту легенду и утвердить ее на исторических основаниях; напомним уважаемые имена Байера, Струбе, Миллера, Тунмана, Стриттера, Шлецера, Лерберга, Круга, Френа, Буткова, Погодина и Куника. Тщетно являлись им некоторые противники и с большим или меньшим остроумием возражали на их положения; каковы: Ломоносов, Татищев, Эверс, Нейман, Венелин, Каченовский, Морошкин, Савельев, Надеждин, Максимович и др.»
К этим именам можно добавить самого Иловайского, Екатерину Великую, Егора Классена и некоторых наших современников, решающихся усомниться в официальной версии истории.
«В области русской историографии поле оставалось доселе за системой скандинавоманов; назовем труды Карамзина, Полевого, Устрялова, Германа, Соловьева. Не говорим о трудах более дробных, трактующих о норманнском периоде и о скандинавском влиянии на русскую жизнь. Что касается до западной литературы, там скандинавская система царит без всякой оппозиции; так что, если речь заходит о Русском государстве, о начале русской национальности, то они неизбежно связываются с призванием Варягов.
Иловайский среди приверженцев норманнской теории или «скандинавоманов», как он их называет, забыл упомянуть самого Нестора. Неясно, правда, кто это такой и был ли он вообще. Большого значения, честно говоря, это не имеет. Кто бы он ни был, в любом случае нам представляется в этой роли монах или священнослужитель другого ранга из Киевской лавры. Может быть, их было несколько. С местом составления исходной летописи мы таким образом определились – это Киевская лавра, теперь о времени.
Эта летопись была зачата в одиннадцатом – начале двенадцатого веках, то есть, где-то от правления Ярослава до конца правления Владимира Мономаха. Второе явно предпочтительнее, потому что именно Мономах прославился своим стремлением к увековечиванию своего имени, лично написав «Поучения» потомкам, к тому же Ярослав вряд ли имел доступ к византийским источникам (мы уже отметили византийский след в летописи), а вот Мономах очень даже имел. Он был сыном византийской принцессы, и его мать наверняка приехала в Киев не с пустыми руками. То есть Владимир Мономах имел и желание и возможности заняться историографией на основе византийских хроник. Но всё это только предположения. Какой была та летопись в первоначальном виде мы, наверное, не узнаем никогда. Да это и не очень интересно, гораздо интересней было бы взглянуть на книги, зарытые его дедом – Ярославом Первым под Софийским собором.
Но до этого эпизода мы дойдем несколько позже. Оставим пока летописи и вернемся в шестнадцатый век.
Да, еще одно. Не включил я в список исторических источников и всякие жития «святых». Все они, в особенности «Сказание о Борисе и Глебе», наверное, имеют некоторый интерес для историков церкви, но представляют собой досужие вымыслы ориентировочно 16-го века.
Собственно, все «документы» за исключением, разве что, новгородских» берестяных грамот» у нас в списках 16-го века. Это невольно наводит на мысль, что наша «история» сочинена именно тогда. Примерно в это время стерто то, что было на самом деле, и заменено нелепой сказочкой. Но зачем? И кто это сделал?
Шестнадцатый век нам известен хоть как-то, во всяком случае, схематично. В 1505 году умер Иван III, последний Великий князь Московский (в полном понимании этого титула). На московский престол сел сын Византийской принцессы (опять!) Софьи Палеолог Василий Иванович. Он стал называть себя уже Великим князем Всея Руси, а его сын Иван IV Васильевич, более известный, как Иван Грозный в 1547 году венчался уже на царство. Можно считать это просто революцией в русской жизни. Примерно за полвека из раздробленных княжеств создалась империя под управлением московских князей. Насколько это было хорошо для её жителей, мы уже говорили в предыдущей главе. Пока не будем вникать в это более подробно. Отметим только для себя, что в этот период, в шестнадцатом веке, в России произошла полная смена государственного устройства.
А вот пятнадцатый век пропадает в мутной тьме. И все предшествующие века тоже. Мне скажут, как же так? Возьмите Карамзина, Соловьева, Ключевского  и многих других. Всё же известно, исписаны сотни томов! А я им скажу, а попробуйте-ка проследить историю какого-нибудь боярского рода дальше шестнадцатого века, получится? Нет, там непроходимая стена. Даже династия русских царей Романовых не смогла через эту стену пробиться, у них маячит там в предках странный человек по кличке Кобыла и всё. А попробуйте узнать, как жили до шестнадцатого века люди в какой-нибудь Вятке или даже в пресловутом Киеве. Не получится – стена! Я позволю себе высказать крамольное мнение, что многочисленные тома по истории того времени построены на абсолютно недостоверных сведениях с применением бурной фантазии и измышлений.
Я думаю, что вполне можно если не уличить, то заподозрить Ивана Грозного или его отца в умышленной фальсификации истории.
Иосиф Виссарионович Джугашвили считал своим главным учителем Ивана Грозного. Это сейчас уже считается  известным фактом, Сталин сам говорил об этом и оставил в книжках об Иване многочисленные пометки: «учитель, учитель»! Но в чем он был ему учителем? В жестокости и любви к казням? Может быть. В этих областях ученик сильно превзошел своего учителя, но, я думаю, эти науки не главное, что почерпнул вождь у старого тирана. «Партия может всё!» - вот главное. Так он по преданию сказал Крупской, когда она слишком много о себе возомнила. И он был вполне уверен в том, что партия может не только дать Ленину новую вдову, она может всю историю человечества зачеркнуть и начать заново! Не получилось у товарища Сталина, времени не хватило. А ведь пытался свести всю историю России к «Краткому курсу истории ВКП(б)», но для того чтобы перечеркнуть всю историю в двадцатом веке нужно было из всего мира сделать советскую республику, и потом только похозяйничать по-настоящему. Не получилось, хотя всё к этому шло.
А вот у Ивана Васильевича получилось. Он уничтожил все исторические источники, кроме тех, что ему были на руку. А на руку ему была, например связь с Византией, он же внук Софьи, соответственно наследник Второго Рима и основатель Третьего. Сказано – сделано, и заклятый враг Руси, Византия становится другом. Русская церковь заодно и прямо-таки изначально становится византийской. Еще ему на руку было иметь в родословной кого-нибудь из Европы и центральным лицом в нашей истории становится Рюрик, поменяв национальность через шестьсот лет после смерти. Но это опять не главное. Главное нельзя в языческой стране быть царем, царская власть зиждется только на поголовном христианстве. Это же власть от Бога. А вот для этого нужно уничтожить всех инакомыслящих, стереть с лица земли их самих и все упоминания о них и заменить другими. Нельзя допустить, чтобы последующие поколения, которые будут жить под руководством его детей и внуков знали о том, как хорошо когда-то жилось на Руси без царей.
Мне скажут, что это уже мои измышления и бурная фантазия. Давайте попробуем разобраться. Для этого придется поднять те немногие крупинки сведений о нашей истории, оставшиеся после уничтожения «библиотеки Ивана Грозного» или «Ивановой либереи», как её часто называют.

А хотите, я вам скажу, что было первоначально в несторовой летописи, если убрать из неё позднейшие вставки? Вот смотрите начальный текст:
«Реша сами к себе: поищем собе князя иже бы володел "нами и судил по праву". Идоша за море к Варягам к Руси; сице бо ся зваху тьи Варязи Русь, яко се друзии зовутся Свое, друзие же Урмане, Англяне, друзие Гъте, тако и си. Реша Руси Чюдь, Словени и Кривичи: "вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет: да пойдете княжить и володети нами". И избрашася три братья с роды своими, пояша по себе всю Русь, и придоша; старейший Рюрик седе в Новеграде; а другой Синеус на Белеозере, а третий Изборьсте Трувор. От тех прозвася Русская земля Новугородци: тьи суть людье Ноугородцы от рода Варяжска, прежде бо беша Словени».
А теперь уберем лишнее:
«Идоша за море к Варягам к Руси; сице бо ся зваху тьи Варязи Русь, яко се друзии зовутся Свое, друзие же Урмане, Англяне, друзие Гъте, тако и си… Реша Руси Чюдь, Словени и Кривичи: От тех прозвася Русская земля Новугородци: тьи суть людье Ноугородцы от рода Варяжска, прежде бо беша Словени».
А теперь переведем на нормальный язык:
«…идя за море к варягам Руси, которых звали варяги-русь, таким же образом, как другие зовутся урманами, англичанами или готами, так и эти… решили русские чухонцы (прибалты и финны), славяне и кривичи с тех пор прозываться русской землей… (далее пояснение) новгородцы, т.е. люди Новгорода, от варяжского рода,  прежде назывались славянами.»
Разница есть? Смысл появился совсем другой. По моему, от одного смысла до другого, как до Шанхая…Прошу обратить внимание! славянами назывались только новгородцы! по имени старого города – Славянска. Но этим мы займемся позже, если бог даст, а пока пойдем дальше.

Кстати!
Не так давно я прочитал очень интересную книжечку. Называется она «Великий обман. Выдуманная история Европы». Автор - немец из Португалии Уве Топпер. В этой книжке он вполне обоснованно выражает сомнение в подлинности некоторых исторических сведений, особенно в отношении расстановки дат. Сейчас много кто обращает внимание на ложь историков, но если обширные, аппозиционные к истории, сочинения наших академиков Фоменко и Носовского я не могу читать без смеха, да я и не читал их, так просматривал возле книжного прилавка, то эту книгу я прочел полностью. Хоть и не могу согласиться с автором по главной его идее, но с огромным интересом узнал много нового для себя.
Я всегда переживал за русский народ, справедливо считая его обворованным в смысле истории. И тут, о чудо! узнал о том, что народы Европы обворованы ничуть не меньше нас! Три раза ха-ха-ха! В том числе, те самые немцы, что ратовали за дешевую сказочку о скандинавских варягах, те самые Шлецеры и компания. Наконец-то и у соседа корова сдохла!
_______________________________________________
Анекдот:
Русский, американец и француз просят у бога:
Американец: У моего соседа машина больно хороша, дай мне такую же.
Француз: У моего соседа любовница… глаз не отведешь. Дай мне такую…
Русский: У меня на той неделе корова пала. Пусть и у соседа сдохнет… (вместо русского в этом анекдоте часто ставят еврея, но мне это показалось неполиткорректным).
_______________________________________________
На мой взгляд, Уве Топпер проделал грандиозную работу по обобщению противоречивых сведений разных историков и добавлению к ним собственного мнения. Вот что он пишет:
«Три выдающихся мыслителя разных эпох и народов не побоялись – каждый в свое время – бросить вызов официальной историографии, устоявшимся представлениям и всему «обычному» знанию, которое вдалбливали в головы многим поколениям школьников. Возможно, не все современные их последователи знают имена этих своих предшественников, по крайней мере, не все их упоминают. Первым был Жан Гардуэн, ученый иезуит, родившийся в 1646 году в Бретани…
Следующим был Роберт Балдауф, в начале XX века – приват-доцент университета в Базеле...
Третьим видным обвинителем был Вильгельм Каммайер, родившийся между 1890 и 1900 годами»…
В журнальном варианте книги я не буду подробно описывать изыскания Топпера, это не так важно. Одним словом, Уве Топпер с помощью своих «обвинителей-предшественников» потихоньку приходит к мысли о том, что все европейские документы старше шестнадцатого века  – сплошная подделка. Но ему мало кто верит. В частности, когда он усомнился в подлинности тацитовой «Германии», он получил горячую отповедь:
«В мае 1996 года я прочитал в Гамбурге доклад «Кто же все-таки выдумал германцев?». Мое сообщение вызвало неожиданно сильный интерес, но, к сожалению, именно те, кому следовало прислушаться к содержащимся в докладе фактам, приложили свои усилия совершенно в ином направлении. Еженедельник «Шпигель» (№ 44, от 28 октября 1996 г.) сделал эту тему темой номера и на двенадцати страницах разместил статью с новейшими исследованиями о «германцах – наших диких пращурах». Автор статьи, нимало не озаботясь вопросом о подлинности, времени возникновения и целевой направленности латинских текстов, цитировал их в подтверждение сделанной в духе Тацита реконструкции археологических находок. Ни словом не упоминались ни Гардуэн, ни Балдауф, ни Каммайер, ни дискуссия о подлинности источников.
Негодующие возгласы, донесшиеся из узкого круга критиков историографии, позволили предположить, что мною были задеты самые святые чувства. Однако доклад, разоблачавший сочинение Тацита, задумывался вовсе не как провокация, но как повод к дальнейшим изысканиям. Особую оппозицию вызвало заглавие доклада, понятое многими как причисление огулом всех германцев к вымыслу, хотя я имел в виду всего лишь современную, полную предрассудков и заблуждений историческую картину о германцах.
В докладе (напечатанном в июне 1996 года) я, опираясь на работы Балдауфа и Каммайера, попытался доказать, что «малые произведения» Тацита ( от лат. – молчаливый) были фальсифицированы по заданию Римского Папы Пия II между 1430 и 1470 годами. До 1420 года об этих текстах нигде нет ни малейших упоминаний. Николай Кузанский участвовал в переговорах по передаче рукописей из Гессена в Рим (Пралде, с. 70 и далее). Отсутствие у него особого интереса к текстам свидетельствует об их невысокой ценности, более того, заставляет предположить, что Николай Кузанский знал об истинном происхождении «малых произведений» Тацита.
«Германия», работа римлянина Тацита, это «не теряющий в глазах поколений своей притягательной силы подарок доброй феи нашего народа, положенный в колыбель новорожденной отечественной истории. Не каждой нации дано гордиться подобным сокровищем», – писал выдающийся филолог Эдуард Норден (Древняя история Германии, 1920, с. 5). Ту же мысль почти дословно повторяют и в наши дни (Фишер-Фабиан, 1975, с. 204).
Никогда, однако, не смолкали голоса ученых, считавших «Германию» Тацита не подарком доброй феи, но пропагандистской фальшивкой, созданной католическим монахом XV века по заданию курии. Она служила оружием Римского Папы в борьбе против немецкого императора».
Правда же, похоже на историю с нашей легендой о призвании варягов? Можно до посинения бороться с официальной точкой зрения – воз останется на том же месте. Однако же Уве Топпер продолжает бороться. Он исследует историю не только Германии, но всей Европы, и не только по фальшивым книгам, а по артефактам в архитектуре и  проч.
«Во время моих многочисленных поездок на Пиренейский полуостров я обстоятельно исследовал средневековые камни, являющиеся, наряду с многочисленными копиями утраченных рукописей, единственными свидетелями христианской Испании до Реконкисты. Текст, вырубленный на камне, устойчив к разрушительному действию времени и вполне доказателен, тем более если камень стоит на могиле: кому придет в голову подделывать надгробную надпись скромной христианки, служительницы Божьей, усопшей в VII или VIII веке?
Но вот надгробие знаменитого полководца Белизара, например, иначе, чем подделкой, мы считать не можем: четкая надпись, красивые буквы, а даты не проставлены. Разве не подозрительно? К сожалению, лакуны на месте дат (для последующего заполнения) встречаются на пиренейских надгробиях очень часто, как, впрочем, и другие несуразицы: кресты и буквы чужеродного стиля; имена святых и мучеников, прославление которых началось в более позднем времени; даты панихид, приходящихся на субботы. Иногда вызывает подозрение место находки надгробия. В общем, огромное количество надгробий и надписей с посвящениями, встречающихся в церквях, специалисты бывают вынуждены отнести к фальсификатам.
У меня, во всяком случае – после тщательного взвешивания всей информации, сложилось впечатление, что в Испании с ее несметным количеством поддельных рукописей, особенно с горами выдуманных постановлений Соборов, особое значение придавалось фальсификации «каменной» истории, ее созданию».
Я бы, может быть, как и большинство людей, не обращал бы внимания на такие вот книги, если бы я сам не видел этого у нас в России. Аналогичную картину я обнаружил, например, в Переславле Залесском.
За вход в Спасо-Преображенский собор нужно было заплатить, а у меня с собой не было мелких денег. Я не поленился сходить на рынок разменять деньги и не пожалел об этом – маленький храм оказался весьма интересным. Это здание числится построенным в двенадцатом веке, внутри почти пусто, но там, как в Архангельском соборе московского Кремля, каменные надгробья. Подхожу, читаю – здесь похоронены внуки святого Александра Невского, один в 1302, второй в 1294 годах. Всё бы ничего, но на каменных плитах надгробий языческие свастики! грубо и лениво подправленные кем-то, чтобы стали смотреться христианскими крестами. Но даже после обработки зубилом, они христианскими символами не выглядят.
А посмотрите внимательно на стены старинных храмов в городе Владимире – прямо по стенам идут барельефы с настолько явной языческой символикой, что диву даешься. А ведь нам вбивают в голову с детства, что Русь с десятого века сплошь христианская, как Владимир окрестил, так и всё. А тут двенадцатый, тринадцатый, четырнадцатый века, невольно приходит на ум та же мысль, что и Уве Топперу по поводу старых европейских храмов – эти храмы служили совсем другой религии. Он спрашивает и сам себе отвечает:
«Каким же образом осуществилась христианизация Европы? Этого мы не знаем. Во всяком случае, не так, как это передают церковные тексты, ни в плане временных рамок, ни касательно характера операции. Действительные события в легендах искажены до неузнаваемости, все перевернуто вверх ногами».
Нельзя с ним не согласиться, у нас в России то же самое, только вот его окончательный вывод о том, что христианство придумано «просветителями» в пятнадцатом-шестнадцатом веке я никак принять не могу. Неправда.  Христианство возникло гораздо раньше, но Христос во всех, ныне числящихся христианскими странах, долгое время был всего лишь одним из богов старого «языческого» пантеона.
Идея Топпера о создании христианства «просветителями» – атавизм слепой веры в человеческий разум. Такие глобальные вещи, как христианство, невозможно сесть и вдруг написать в тиши кабинета или монастырской кельи – они рождаются и формируются веками или даже тысячелетиями.
Однако в той истории, которую мы себе представляем на сегодняшний день, похоже случаются необъяснимые всплески духовных откровений, что-то вроде приобретения огня от Прометея. Такое уже было в истории, когда вдруг в разных концах мира появлялись одинаковые идеи, во всяком случае, очень близкие друг другу. Отсюда они кажутся прямо-таки переломными точками истории человечества. Давайте попробуем посмотреть на эти таинственные явления поближе.

Околоисторические странности
Одну такую точку мы с вами уже определили – это шестнадцатый век, из которого проистекают все сегодняшние теории и представления о жизни. За ним простирается зона тумана, клоками расстелившегося примерно до четвертого-пятого века нашего летоисчисления. Чуть больше тысячи лет явных измышлений и фальсификаций, после которых вдруг наступает вроде бы полная ясность. Но это только так кажется – на самом деле, мы там видим добротно состряпанную сказочку под названием «Античность». И кажется она ясной, понятной и правдоподобной только потому, что оторвана от нашего времени слишком на много лет.
Что мы знаем об античности? Знаем, что на нескольких островах Средиземного моря вдруг появились очень умные греки. Они ни с того, ни с сего, придумали геометрию, философию и македонскую фалангу, попытались завоевать весь мир, но у них не получилось. Потом их завоевали римляне, тоже непонятно откуда взявшиеся и завладели их знаниями и умениями, добавив от себя юриспруденцию.  Эти римляне создали империю, повоевали Карфаген, Иудею, Египет и прочих разных врагов вокруг себя, а потом разделились на две части и погибли под ударами каких-то варваров. Еще, правда, мешались там где-то рядом Вавилон, Урарту, Шумер, но это было давно и непонятно. Имели место еще и Китай с Индией. Последние считались очень слабыми и глупыми, повоевать их мог кто угодно, но они были очень далеко, а потому никому не нужны. Вот так вот, вкратце.
            А что было в это время с остальными народами? Я не говорю уже о вечно затюканных африканцах или американских индейцах - европейцев трудно убедить в том, что у них  могли быть великие цивилизации. Европейцы их голыми видели с копьями в руках. Ну а сами-то европейцы где были в античные времена? русские, французы, немцы. Им говорят, что они тогда еще в шкурах по деревьям лазили, и они верят! Только спорят между собой, кто из них первым с дерева слез.
Уважаемые европейцы, это же враньё! Причем, враньё откровенное и наглое, от первого до последнего слова. Попробую привести пару примеров. Из истории античности мы знаем, что Александр Македонский решил завоевать скифов, вошел на их территорию, сразу же получил по зубам и вынужден был быстренько ретироваться. А кто такие скифы? Нам говорят, да так себе, кочевники какие-то. Представим себе ситуацию из современности. Американская армия со всеми танками, самолетами и авианосцами подходит к границам Ирака, ну или там Вьетнама, входит на территорию, получает по зубам и убегает. Их спрашивают, что случилось? Да, ерунда, говорят, там кочевники какие-то, ну их на фиг. Может такое быть? Вряд ли.  А если такого быть не может, то не правильней ли думать, что скифы оказались гораздо сильней Александра Македонского в военном отношении.
И что это за кочевники такие, что оказались сильнее «покорителя мира»?
Еще один известный пример. Киевский князь Олег пришел и завоевал Константинополь. Нельзя не верить факту – документы есть. Школьный учебник не отрицает, да, было дело пришел князь с хороброй  дружинушкой и взял город. Им самим не смешно? Дружина князя или, как тогда называли, детинец состояла из двухсот-трехсот молодцов. Предположим, забрал их всех Олег с собой и уехал на десятке ладей, оставив Киев беззащитным на полгода. С этими ничтожными силами он спустился по Днепру, перебрался через Черное море  и взял штурмом столицу крупнейшей в мире, на то время,  Восточной Римской империи?
Это всё равно, что сейчас, капитан небольшого русского десантного корабля продефилирует мимо статуи Свободы, встанет на якорь в Гудзоне и силами батальона морской пехоты возьмет штурмом город Нью-Йорк. Погуляют там ребята немного, прибьют якорь на стене Рокфеллер-центра и уйдут, получив дань с американского президента. Если это тоже невозможно, то не правильней ли думать, что князь Олег обладал военными силами, превосходящими силы Византийской империи? Для сравнения можно вспомнить аналогичную военную операцию по взятию римлянами Карфагена (Пунические войны). Для победы римлянам потребовалось много лет, тысячи кораблей и напряжение всех сил империи. А можно еще поспорить, кто из них был сильнее Карфаген или Константинополь.
Может быть, так думать и правильней, но, ни в коем случае нельзя. Потому что, если вы начнете думать с точки зрения здравого смысла, то дойдете до обобщений, и, не дай бог, решите, что можно легко обходиться без насильственного аппарата под названием «государство» и жить при этом замечательно, и иметь мощные силы, способные отразить нападение сколь угодно дерзкого врага, хоть бы и армии Александра Македонского или Византийской империи.

А когда началась античность? Если верить «учению», то примерно в VI веке до н.э. До этого по всему миру водились только полумифические личности типа Орфея или Гомера в Греции или Лао-цзы в Китае. А что произошло в шестом веке до р.Х.? Если верить истории, в Греции объявился Пифагор, продолживший традиции Орфея в философии и быстренько придумавший математику. В Китае Конфуций на основе идей Лао-цзы сконструировал философию государственного строительства. В Азии еще Заратустра блеснул идеями, и Будда Шакьямуни основал буддизм. И всё это почти одновременно. И только после этого античность стала античностью - блестящим периодом расцвета искусств и наук, предшественницей еще более полезного для человечества христианского периода.
Можно, конечно предположить влияние на мир божественного Провидения, но мне кажется более логичным заподозрить очередную подделку с подгонкой дат под какую-то непонятную пока цель. Может быть, такая красивая картинка, повествующая об истоках европейской цивилизации, и была хороша в шестнадцатом веке, но сейчас она вызывает гораздо больше вопросов, чем дает ответов на них.
На сегодняшний день сформировалась в целом стройная, хотя и не отвечающая накопленным фактам историческая ретроспектива. Попробую коротенько обрисовать её.
Если немного упростить теорию и оставить в стороне научные термины, схема исторического процесса будет выглядеть примерно так:
1. Момент создания планеты Земля. Оставим пока всю остальную Вселенную в покое.
2. Определенный отрезок времени величиной от одной недели до сотен миллионов лет, когда планета Земля покрывалась растительностью, населялась животными, иными словами подготавливалась принять венец творения – человека.
3. Непонятный период. Тянется от появления на Земле людей до возникновения истории, как таковой.
4. Смешной период. Над этим временем принято потешаться и говорить о людях, тогда существовавших, снисходительно, как о детях неразумных.
5. Период античности. Очень уважаемый период, в течение которого заложен весь фундамент современного человечества, придуманы науки и искусства, получены «истинные» религиозные воззрения.
6. Средневековье. Период тяжких трудов, метаний, географических перемещений и, в конечном итоге формирование общего вида современного человечества.
7. Современность. От Ренессанса до наших дней. Здесь человечество хоть и работает в поте лица, но уже пользуется накопленными знаниями и опытом, для получения результатов в виде хорошей, вольготной жизни.

Конечно, все пункты, особенно последний, принято делить еще на много частей, но мы же договорились упростить схему. Это упрощение мне нужно еще затем, чтобы уместить в неё самые разные, якобы диаметрально противоположные взгляды на историю и жизнь вообще. Согласитесь, эта схема описывает, как религиозные взгляды, например, христианства, так и научно-материалистические взгляды. С третьего по седьмой пункт различий во мнениях между ними почти нет, потому что единственное разногласие, всемирный потоп, можно легко уместить в третьем или четвертом пунктах. Всё равно мы понятия не имеем, что в этих периодах происходило. Главные различия имеются по пунктам один и два, но сами-то пункты остаются на месте.
Церковь говорит, что Землю и заодно с ней всю вселенную создал бог единовременно, а потом за неделю завершил работы по пункту два. Ученые материалисты говорят, что был «Большой взрыв», создавший вселенную, а через миллиарды лет как-то возникла Земля, на которой случайно образовалась молекула мочевины, из которой потом, путем длинного ряда случайностей и эволюции с естественным отбором, появились флора и фауна, включая обязательный «венец творения». На самом деле не ясно, кто кого поддерживает в заблуждениях, церковь ученых или наоборот. Но факт остается фактом, сейчас многие ученые не отрицают идеи бога, и церковники говорят, что никакой «большой взрыв» не может опровергнуть этой идеи. Вполне приятная идиллия, но только непонятно, почему этим научно-церковным симбиозом упорно замалчиваются все знания, опровергающие или, хотя бы, ставящие под сомнение, принятую систему взглядов?
А что нас ждет дальше? Старость и смерть Земли вместе с человечеством! Именно об этом нам толкуют и церковники с их эсхатологическими прогнозами, и ученые. Ученые по этому пункту весьма разнообразны, кто обещает затухание Солнца, кто столкновение Земли с астероидом, кто ядерную зиму или глобальное потепление. Ну а что им делать? Нужно же иметь завершенную картину представлений о жизни человечества. Церковники поступают проще, они не интересуются конкретными причинами, а завершают всё просто концом света и страшным судом.
А так ли это  на самом деле? Так ли всё мрачно в грядущем? Чтобы судить о будущем нужно с достаточной долей определенности знать прошлое. А знаем ли мы его? Я лично в этом сомневаюсь. Предложенная нам картина истории мира явно искусственна. Сочинителями этой версии просто отброшено всё лишнее на их взгляд, всё то, что может помешать людям воспринимать историю как линейный процесс, довольно короткий и понятный любому дураку. Однако, рано или поздно, такой взгляд придется менять. Куда не глянешь, везде натыкаешься на факты, прямо противоречащие устоявшемуся мнению. Вот, например:
«… сообщалось, что в Лондонском музее естественной истории хранится как очень ценная реликвия особый человеческий череп. Особенность его состоит в том, что в левой его части имеется ровное, строго круглое отверстие. Такое отверстие могло быть создано только огнестрельным оружием. Если бы оно было образовано холодным оружием или каким-либо другим предметом, то неизбежно образовались бы мелкие трещинки и осколки. Но таковых не оказалось. Особенность этого черепа состоит в том, что его возраст составляет 40 тысяч лет. Значит, в то время череп был пробит пулей?!
Хранится и еще один подобный свидетель древних цивилизаций. В Палеонтологическом музее в Москве также хранится череп с отверстием от пули, но это череп не человека, а зубра, и возраст его не сорок, а сотни тысяч лет. Значит, уже в то время было огнестрельное оружие, что само по себе свидетельствует о существовании весьма высокоразвитой цивилизации».
Или вот еще:
«В угольных пластах в Австралии был обнаружен железный метеорит, на котором четко выделялись следы обработки человеком. А ведь метеорит был найден в третичных слоях. Это значит, что примерно 30 млн. лет тому назад метеорит обрабатывал своими инструментами человек.
Что-то подобное было обнаружено и в Шотландии, только здесь речь шла не о метеорите, а о некоем металлическом предмете. Он был найден в толще каменного угля. Кстати, в куске каменного угля была обнаружена даже золотая цепочка. А каменноугольный период (карбон) отстоит от нас на все 350—275 миллионов лет. Комментарии излишни, ведь золотую цепочку должен был кто-то изготовить, прежде чем она оказалась в каменноугольном плену! В этом плену в 1885 г. была обнаружена стальная пластинка с примесью никеля. Весила она 785 г, ее размеры 67 х 67 х 47мм. Гипсовый слепок, снятый с этой пластинки, находится в музее города Линеза и сейчас. Жаль, что там не хранится сам оригинал, куда он первоначально был передан».
И еще:
. «Один из интригующих фактов такой: в XVI в. в серебряных рудниках Перу испанцы нашли странный предмет. Это был железный гвоздь, длина которого достигала 18 см. Большая часть гвоздя оказалась зацементированной в куске каменной породы. Он пролежал в недрах Земли десятки тысячелетий. Сообщается, что вице-король Перу Франциско де Толедо длительное время держал этот гвоздь в своем кабинете и показывал его как нечто чрезмерно курьезное. Сохранилось письмо, в котором он сам об этом пишет. Но гвоздь не сохранился (к сожалению).
В развалинах города Тиау-нако в Андах был обнаружен весьма странный календарь. Странность его состояла в том, что он насчитывал 290 дней. В настоящее время этот город расположен в горах на высоте 4000 метров. На такой высоте практически нет растительности, и вообще там условия отнюдь не благоприятствуют жизни людей. Но подумайте, что там было обнаружено— остатки большого порта (на высоте 4000 метров в горах!), морские ракушки, изображения летающих рыб, а также скелеты ископаемых морских животных. Ясно, что все это свидетельствует о том, что этот город когда-то находился у моря.
Что же произошло? Поднялись горы (Анды) и на своих плечах подняли и прибрежный город. Но геологи знают, что подъем Анд произошел 60—70 млн. лет назад, в третичный период. Значит, к тому времени город уже был, была цивилизация, а не просто человек».
Можно было и не верить всему этому, но я сам видел странные окаменелости когда-то в горах Кавказа, а морские ракушки раскопал у себя в огороде под Москвой, когда рыл колодец. К тому же, совершенно независимо от этого, существуют предания об остатках таких же приморских городов в Тибете, на высоте еще большей.
Вообще-то, можно это всё не считать фактами – я эти отрывки скопировал из интернета, где они напечатаны даже без подписи. Но натыкаешься на такие публикации постоянно и настораживает уже то, что проходят они как бы «из-под полы», по секрету. А иначе и быть не может – официальная наука их не признает и замалчивает. Причем замалчивает даже в тех случаях, когда скрыть невозможно. Вот пример:

             «В 1986 году инструктор по подводному плаванию Кихачиро Аратаки всего в двух десятках метрах от южного побережья острова на глубине 18 метров заметил удивительные скальные образования. Все они имели строгие прямоугольные или округлые формы, переходящие одна в другую. Сооружение было сложным и причудливым и походило то ли на город, то ли на огромный храм. Аратаки увидел целую систему идеально ровных террас, возвышений, дорог, переходов, лестниц, проложенных в разных направлениях, отвесных стен. И надо всем этим возвышалась ступенчатая пирамида. Общая площадь подводного комплекса составляла почти 500 квадратных метров…
               В последние годы океанское дно в акватории Японского архипелага преподнесло и другие сюрпризы. Так, на дне вдоль острова Окинава обнаружены настоящие подводные замки и огромные пятиступенчатые пирамиды, каждая в основании около 180 метров и высотой до 27 метров; среди необычных подводных построек оказалась даже похожая на стадион. Поражают воображение длиннейшие каменные лабиринты возле острова Керама, имеющие по меньшей мере два погруженных в донный грунт «этажа». Подробностей об этих объектах пока нет, их только начали изучать».
 Этот материал был с подписью «Игорь Валентинов», поэтому ссылаюсь на него. Но я уже читал сообщения об этой находке за другими подписями. Да и вы, наверняка, читали нечто подобное этому и не один раз. Что это? Выдумки досужих шутников? Нет, дорогие мои, может быть, и попадаются выдумки иногда, но в основном, это факты, которые не хотят укладываться в официальную версию истории.

Ледниковый период
является второй, правда несколько размазанной, точкой в истории, о которой можно говорить, как о некоторой вехе, признанной обоими главными философскими направлениями и материалистами, и идеалистами. Первой точкой от нас мы обозначили шестнадцатый век. Теологи не исключают ледника, как последствия всемирного потопа, описанного в библии, а механисты считают его самодостаточным явлением. И те и другие не отрицают наличия некоторой допотопной цивилизации, находившейся, по их мнению, на низкой стадии развития.
А теперь, знаете что? попробуем пойти с самого начала и создать более реальную картину нашего прошлого, чем принятая официально.
Первое, что бросается в глаза при рассмотрении официальной версии, это то, что хронология событий «научной» истории так или иначе подогнана под Библию. Был потоп, не было потопа, но под всю историю человечества отпускается лишь несколько тысяч лет, что примерно соответствует обозначенным в Ветхом завете «коленам» от Адама и Евы до наших дней. То, что это не соответствует постоянно, вновь и вновь открывающимся фактам и простому здравому смыслу, никого не волнует.
На самом деле, на сегодняшний день есть ряд положений, не подлежащих сомнению:
1. Возраст человечества измеряется многими миллионами лет, а не тысячами, как это обозначено в Библии и официальной истории.
2. Человечество неоднократно достигало высочайшего уровня развития техники, но столько же раз отказывалось от этого по внутренним или внешним причинам.
3. Планета Земля неоднократно меняла физические параметры существования, такие как наклон земной оси, скорость вращения вокруг неё и проч.
4. Последнее такое изменение, так или иначе, связано с так называемым «ледником».
5. От последнего ледникового всплеска до наших дней такой уровень развития техники достигается впервые.
Совсем еще недавно,  историком быть было довольно сложно. Для этого необходимо было иметь доступ к историческим документам, хранившимся в хитрых библиотеках и архивах. К их добытию и изучению нужно было приложить немало труда и времени. Людям, занятым другими профессиями, поневоле приходилось верить толкованиям профессиональных историков. Сейчас ситуация гораздо проще. Большинство документов можно легко найти в интернете со всеми главными толкованиями. На изучение теории ледниковых периодов мне понадобилось не больше трех дней.
В качестве подготовки к такому подвигу, я купил себе глобус. На плоской карте недостаточно наглядны шапки полюсов из-за сильного искажения пропорций в развертке. Но даже без порчи глобуса дополнительными линиями, мне стала очевидна полная несуразность сегодняшних научных взглядов на этот вопрос. По их мнению, полярные шапки Земли примерно 14 тысяч лет назад доходили чуть ли не 40-й широты с обеих сторон. У нас в России это почти уровень берега Черного моря, в Америке где-то в районе Чикаго. На Юге их ледник захватывал половину Австралии, Африки и Южной Америки. А потом эти ледяные шапки вдруг быстро начали таять. Могло быть такое? Могло, только при одном условии, если Земля на какое-то время вдруг поменялась бы орбитами с Марсом, а потом, четырнадцать тысяч лет назад  вернулась бы обратно. Полная нереальность такого развития событий как всегда ученых совершенно не смущает. Они не устают придумывать именно этому сценарию различные объяснения одно другого чуднее.
Но давайте по порядку. Поводом к легенде о ледниках послужили огромные каменные валуны, унесенные неведомой силой из северных областей в южные с наносами песка и проч. Эти факты к радости церкви мило укладываются в библейскую легенду о всемирном потопе, но ученые, очевидно из вредности, решили добавить своего шарма. Они придумали гипотезу о дрейфующих льдах. А почему бы, к примеру, эти валуны не мог унести ветер? Я однажды своими глазами видел, как смерч разобрал небольшой домик и унес его по кирпичику в неизвестном направлении. Мне кажется, это было бы более интересно, но решили, что их передвинули льды. Трудно себе представить, чтобы льды переместились на столь солидное расстояние, если они вообще способны двигаться по неровной  земле «как на коньках».
Но предположим, что всё это было, и всемирный потоп и ледниковый период. Но кто доказал, что это было всего один раз? Нужно сразу оговориться, что доказательств нет никаких и ничему. Всё, что я смог найти и прочитать на эту тему – сплошь художественная литература с разной степенью трескучей наукообразности. Но мы же имеем факты? Имеем только один факт – огромные каменные валуны, разбросанные на уровне 50-40 широты обоих полушарий. О чем это говорит? Так чтобы без фантазий только о том, что наша Земля пережила ряд всемирных катастроф, истинная картина которых нам неизвестна. Остальное нужно домысливать или не забивать себе голову и плюнуть на это. Но ученые разве могут сказать, что они чего-то не знают? Ни в коем случае, им же за это «знание» деньги платят.
Давайте попробуем домыслить без них, на основе одного только здравого смысла:
1. Почему я говорю, что катастроф было несколько? Прежде всего потому, что в физическом мире движение одновременно во все стороны невозможно. Предположим, что ледник ползёт, перемещая за собой песок и камни, но он может ползти только в одну сторону. Нам говорят, что он полз во все стороны за счет приращения его массы на полюсах, но тогда он должен был бы разорваться на куски и оставить полюса голыми! Но нам говорят, что этого не было, но тогда он и не полз никуда.
Кроме того, такое вот замерзание обоих полушарий противоречит основополагающим законам физического мира – законам сохранения энергии, массы и проч.
Предположим, что это всё-таки не лед, а вода всемирного потопа. Но тут был бы тот же эффект – вода, сама по себе отхлынув от обоих полюсов, собралась бы вся на экваторе? Тоже глупость какая-то. Тем более что отхлынув, она вернула бы всё на место и положила бы обратно то, что сначала унесла.
Не логичней было бы предположить, что один раз всё сдвинулось в сторону Америки, второй раз в сторону Европы, третий… ну, и так далее? Мне кажется это объяснение не только правдоподобным, но и единственно возможным. Возражения против этого с точки зрения имеющихся датировок не серьёзны, потому что определение дат по существующим «научным» методам чревато слишком большой погрешностью. С помощью радиоуглеродного и других методов легко перепутать десятки тысяч лет с десятками миллионов.
2. Причины этих катастроф могут быть различными, но, опять же, наиболее вероятной видится одноразовое и довольно большое смещение земной оси. Давайте попробуем представить себе подобное событие.
Предположим, что о Землю ударяется достаточно большое космическое тело. Такой сюжет часто предлагают нашему вниманию, как ученые, так и киношники. Само по себе это уже говорит о правдоподобности такого сценария. Может ли это изменить наклон земной оси? Безусловно, может. Локальное изменение массы земной поверхности, плюс мощный динамический удар по касательной с рычагом, равным земному радиусу? Еще как может! И более того, если результирующая силы будет направлена по ходу движения, то вращение ускорится, а если навстречу вращению Земли, то эта скорость  замедлиться.
Вероятный сценарий? Более чем вероятный. Помните о допотопном календаре в 290 дней? Давайте теперь попробуем смоделировать порядок событий:
Предположим, что Земля расположена в пространстве несколько по-другому – Южный полюс в индийском океане, прямо среди воды, как сейчас Северный, а Северный полюс где-то между Гренландией и основным Европейским континентом. Скорость вращения Земли замедленная и соответствует 290 дням в году. Всё хорошо, спокойно и вдруг!...
Из космоса прилетает некая хреновина, большой метеорит или маленький астероид, не важно. Ударяется о Землю недалеко от экватора условно под 45 градусов с запада на восток и под таким же углом с юга на север, если попал в Австралию, или с севера на юг, если в Южную Америку.
После такого удара скорость вращения Земли увеличилась бы на четверть и сместились бы полюса, южный – из Индийского океана в центр Антарктиды, а северный - из Европы на нынешнее своё место. Что будет происходить на поверхности земли в результате такого возмущения земной тверди? В краткосрочном плане, многочисленные землетрясения и извержения вулканов покажутся мелочью в сравнении с тем, что произойдет с океанами. Ускорение вращения Земли по линии экватора произойдет как бы мгновенно, но вода океанов продолжит своё движение с прежней скоростью. Попробуйте поставить у себя в машине открытое ведро с водой и в какой-то момент резко нажать на тормоз или резко рвануть вперед. Посмотрите, что из этого получится. Что-то в этом духе, видимо, однажды случилось с нашей планетой - огромная волна, по сравнению с которым нынешние цунами покажутся легким волнением, несколько раз прошлась по экваториальной суше, уничтожив там всё, что можно уничтожить. Вертикальная составляющая этого движения воды (вдоль меридианов) несколько слабее, но тоже прошлась по континентам и сыграла свою роль. Ледяные шапки полюсов вот в этом случае действительно могли сдвинуться с места и тоже натворить бед, увлекая за собой и каменные валуны и всё что угодно.
В долгосрочной перспективе, после того как всё это бурное волнение успокоится, такие изменения физических параметров вращения Земли необходимо повлекут за собой глобальное изменение климата, морских течений и даже очертаний материков, не говоря уже об островах. Это, в свою очередь, резко изменит условия существования для всего живого на Земле, еще сохранившегося после первичного удара. Понадобится очень много лет, чтобы всё привести в соответствие с новыми условиями жизни. Ведь большинство живых существ окажутся в условиях совсем не пригодных для их жизни. Им придется мигрировать или вымирать. Вся жизнь в таких условиях должна начинаться с чистого листа.
3. Не верите? Но есть же доказательства. Пусть в большинстве косвенные, но есть. Кости мамонтов в южных широтах, морские ракушки у меня в огороде. А города на дне Японского моря? Сказать вам, как они там могли оказаться? Ничего сложного – они раньше были расположены ближе к экватору, где, как известно, земля более выпукла. Сместившись на север, они вместе с остальной поверхностью опустились на дно моря. Не только это, но и многое другое очень легко будет объяснить, если предположить возможное смещение земной оси в прошлом, но именно это почему-то особенно отрицается учеными. Только изредка появляются ученые, иногда очень солидные ученые, пытающиеся проповедовать то, что я здесь изложил, но их голос тонет в дружном хоре невежд от науки.
Допотопных артефактов очень мало, но это обстоятельство само по себе доказывает правоту моего предположения. Подумайте сами, как можно находить остатки цивилизаций там, где мы живем теперь, если до потопа это место было дном океана или приполярной территорией, закрытой километровым слоем льда? Но такие артефакты, всё же, попадаются. Один из самых заметных – Египетские пирамиды – последнее из знаменитых «семи чудес света», технология строительства которых никак не вписывается в официальную теорию. А перуанские пирамиды и более мелкие тамошние артефакты? А календари майя?
Я здесь умышленно нарисовал самую мрачную картину всемирной катастрофы. Вряд ли смещение полюсов и изменение скорости вращения Земли произошло за один раз, потому что смещение полюсов в теперешнее их положение произошло примерно 12 тысяч лет назад, а тому календарю, что из 290 дней, много миллионов лет. Хотя, чего не знаю, того не буду утверждать.
Кстати, тому что сутки раньше были длиннее, есть еще одно подтверждение. Лет тридцать назад я читал об одном ученом опыте. Нескольких людей поместили в наглухо закрытое помещение с искусственным равномерным климатом на довольно длительное время. Эти люди были полностью изолированы от общения с внешним миром, часов им с собой не дали и, естественно, они не знали когда наступает ночь, когда день. Они ложились спать, когда им этого хотелось и вставали ото сна, когда считали нужным. Снаружи за ними следили и примерно через месяц другой заметили, что у этих испытуемых людей установились сутки равные примерно 30 часам - 21 час бодрствования и 9 часов сна. Если посчитаете пропорцию, то увидите, что это примерно соответствует календарю с 290 днями в году. Так что, произошло изменение времени суток не так давно, по крайней мере, физическое тело человека к новому календарю привыкнуть еще не успело. С результатом этого эксперимента вряд ли найдется много желающих поспорить – во время отпусков у подавляющего большинства людей график сна и бодрствования меняется именно в эту сторону.
Да и космическая причина катаклизма не обязательна – у Земли внутренних причин для этого найдется достаточно. Если помните, прошлогоднее землетрясение в Японии вызвало смещение земной оси. Смещение было незначительным, но и землетрясение было не самым мощным. А если произойдет смещение тектонических слоев в Америке, которым так часто стали нас пугать? Это вполне может создать условия для изменений, подобных тем, что я здесь нарисовал.
Новая эра
Точные масштабы последней всемирной катастрофы представить себе сейчас уже невозможно, но тот факт, что она была не вызывает никаких сомнений. По разным источникам это произошло от 10 до 14 тысяч лет назад. Платон в своих Диалогах приводит рассказ старого египтянина о гибели Атлантиды, якобы произошедшей за девять тысяч лет до разговора, то есть это событие нужно отнести примерно к 9500 году до н.э. Доктор исторических наук М.Д. Бударин связывает её со своей «кометой возмездия» и датирует уже совсем точно  9612 годом. Меня лично несколько пугают точные даты в туманном море такой глубокой истории и вызывают понятное недоверие. Мне кажется правильным взять среднюю ориентировочную дату – примерно 12 тысяч лет назад.
Легенды об этой катастрофе остались почти у всех народов и религий. Библия говорит об уничтожении всего человеческого рода под волнами, за исключением семейства праведника Ноя и спасенных ими животных. Примерно такие же легенды есть и у других народов. Платон пересказывает легенду египетского жреца об исчезновении огромного острова, если не континента (больше Ливии и Азии?! вместе взятых), опустившегося на дно океана вместе с жителями. (Под Азией подразумевалась наверное Малая Азия). Это менее экстремистское, но не менее сказочное повествование о событии весьма и весьма удаленном от рассказчика.
Что же могло быть на самом деле? Что мы знаем хоть сколько-нибудь достоверно? Мы знаем, что Западная Европа примерно в это время была покрыта льдом, который после этого начал быстро таять. Знаем, что в зоне отступающего ледника когда-то в большом количестве водились мамонты и прочие животные, покрытые густой шерстью, типа саблезубых кошек, северные олени и проч. Знаем, что здесь же попадаются следы стоянок людей с примитивной организацией быта. Кстати, сразу вопрос: а сейчас в приполярных зонах людские поселения блещут цивилизацией? Что подумают о нашем времени археологи через несколько тысяч лет, раскопав стойбища северных народов? Чукчей, якутов? Они непременно отнесут их к эпохе палеолита.
Наша «цивилизация» весьма и весьма неоднородна. Если люди «западного типа» всячески стремятся улучшать свой быт, развивая промышленность и повышая производительность труда, то азиаты, к примеру, тащатся за ними с явной неохотой, а северные народы, американские индейцы, африканцы вообще плюют на эту цивилизацию. Она им не нужна, она тяготит их. Почему в допотопные времена должно было быть по-другому? И почему наши археологи, находя первобытные стоянки людей, распространяют этот образ жизни на всё человечество того времени? Мне лично это непонятно и удивительно.
В принципе, археологи ни в чем не виноваты, что им попадается, то они и достают из земли. Черт прячется в толкованиях находок. Однажды я больше часа просидел в одной пещере на Кавказе, не хотелось уходить, и размечтался. Я тогда подумал, а хорошо бы здесь пожить недельку другую, походить голым, застрелить горного козла и готовить себе еду на костре. А потом, лет через тысячу придут археологи, раскопают мой костер и решат, что здесь жил пещерный человек. Во, научных дебатов будет! особенно, если я этого козла нарисую на стенке пещеры.
Благодаря имеющимся на сегодня фактам, очевидно, что допотопная цивилизация достигла высокого технического уровня. Об этом говорит способ строительства египетских пирамид и городов на дне Японского моря, египетские рисунки, изображающие самолеты и подводные лодки, железные гвозди в древних рудниках, вольфрамовые детали в золотых самородках и многое другое, но главное пока, на мой взгляд – древние географические карты, те самые, на которых Антарктида, еще не покрыта льдом. Но до этих карт мы еще дойдем. Пока давайте разберемся с тем, что осталось от древней цивилизации. Ведь главный вопрос и главная загадка прошлого состоит не в том, почему люди в приполярных зонах жили первобытными способами, это как раз понятно. Гораздо интересней понять, почему другие люди, имевшие высокий уровень развития техники отказались от него? Вот в чем главный вопрос.
По всему миру мы имеем три района, три островка, где сведения о допотопной цивилизации сохранились. Во всяком случае, сохранялись очень долго, пока культуры этих островков не подверглись уничтожению и разграблению со стороны «западного мира». Это: древний Египет, центральная Америка и Тибет. Был еще и четвертый «островок», но пока о нём не будем.
Представьте себе, что сегодня произошла всемирная катастрофа. Ударами смерчей и волн уничтожены все электростанции, заводы, крупные города. Пусть людей осталось не так уж много, но они остались в живых и им нужно продолжать жить, выживать самим, воспитывать детей и т.д. Что им делать дальше? Они ведь привыкли к определенному образу жизни и захотят его восстановить? Ну вот, предположим, моя деревня уцелела. Даже если покорежены дома, их недолго восстановить. Нет электричества? Но у меня в сарае два электрогенератора! Кончится бензин с соляркой? Я знаю, как сделать водяное колесо на речке – подключу генератор к нему.
Где-то валяются у меня три спортивных лука, но я не сразу стряхну с них пыль, потому что для охоты у меня есть ружьё. И даже когда кончится порох, я сделаю его сам – я знаю, как его можно сделать. Я знаю, как из нефти сделать бензин, знаю, как выплавлять металлы. Главная моя ценность – знания. Кроме моей головы, есть еще масса книг на полках и сколько-то гигабайт информации в компьютере. И я ведь не один такой. При массовых катаклизмах люди забывают о вражде между собой и объединяются в группы. Один организует кузницу, другой начнет лепить горшки, а строительством, мы уже убедились в девяностые годы – могут заниматься все, кому не лень. Я по своей старой специальности могу сделать прядильную машину и ткацкий станок, кто-то другой силен в агротехнике, в животноводстве. Через несколько поколений мы сможем восстановить всё, как было.
Почему этого не произошло прошлый раз? Вот в чем главный вопрос! Не может быть, чтобы люди не смогли восстановить прежний уровень жизни. Скорей всего, они не захотели его восстанавливать. Но почему?
Когда-то в школе на уроках истории нам рассказывали о завоевании Америки Кортесом. В частности сообщалось, что местные индейцы были глупыми и беззащитными. У них были большие города, но они так и не смогли даже придумать колеса. Вместо того чтобы возить грузы, он таскали их в руках. Я хорошо помню, как эта информация сразу резанула мне по ушам явным диссонансом. Этого не может быть. Что-то тут не так. Или об индейцах нам просто врут, или у индейцев должны были быть слишком веские причины, чтобы не изобретать колеса.
В течение долгого времени я не забывал об этом своем впечатлении, но и не мог сдвинуться сколько-нибудь в сторону решения. Понял я суть вопроса совсем недавно, после того, как заинтересовался Тибетом. Оказывается в Тибете на протяжении долгих тысячелетий тоже не пользовались колесами в быту, хотя безусловно знали о них. В тибетских храмах полно молитвенных колес! Совсем немного соображалки нужно, чтобы прицепить такое колесо к лошади, но этого не делали, потому что это было ЗАПРЕЩЕНО!
Я думаю, мне не нужно тратить своё и ваше время на доказательства того, что в тибетских храмах хранится информация о допотопной цивилизации. Правда, тибетцы этой информацией не очень хотят делиться с остальным человечеством. Экспедиции в Тибет, организованные советским ГПУ и Гитлером, судя по всему, не принесли желаемых результатов. Китайская военная операция тоже. Если верить рассказам тибетских лам, древние книги и артефакты хранятся в глубоких горных пещерах и доступ к ним разрешен только особо посвященным ламам. Посторонним найти туда доступа пока так и не удалось.
Мне кажется, у тибетских лам есть все основания не доверять «западной цивилизации» свои тайны. Они прекрасно знают, что в третьем веке до н.э. западная цивилизация уже разграбила египетские храмы, а в пятнадцатом-шестнадцатом веках сделала то же самое в Центральной Америке с храмами инков, ацтеков и майя. Более того, они видят последствия попадания такой информации в не совсем чистоплотные руки. Однако, опять же, лучше идти последовательно, по порядку.
Давайте подумаем, что такое колесо? Ерунда, казалось бы, просто некоторое облегчение физического труда людей. Но это не совсем так. Колесо – это ключ ко всему техническому прогрессу. Не трудно проследить причинно-следственные связи в техническом прогрессе Европы. Современные самолеты ведь не могли появиться без смешных этажерок начала двадцатого века. Ни дизельные, ни карбюраторные двигатели не могли появиться, если б не было сначала паровых. Не будь паровозов, не было бы железных дорог, океанских лайнеров, даже промышленного электричества. А паровозы в своё время всего лишь усовершенствовали телегу. А телега невозможна без колеса.
А без современных машин, без чрезмерного облегчения бытовых условий были бы невозможны сегодняшние отношения между людьми – отношения бездумного и безудержного потребления, бездуховности и злобы. Вот чего боялись древние люди, запрещая колесо! Они решили искусственно остановить технический прогресс, чтобы сохранить в людях нечто другое. Они выбрали стабильность в обществе, отвергнув прогресс и всяческий рост производительности труда. И ведь выиграли! Выиграли десяток тысяч лет спокойной жизни. Тибет, благодаря неприступности своих гор, продержался дольше всех. Первым пал Египет, попавший в центр античной жизни, потом попала в оборот американская цивилизация. На наших глазах добираются до Тибета, но у него есть шанс устоять.
Давайте не будем ханжами и скажем себе честно – дело ведь опять идет к мировой катастрофе. А такое вот многотысячелетнее упорство тибетских лам, египетских и американских жрецов в сокрытии старых тайн понимаете, о чем говорит? Очень даже не исключено, что последняя мировая катастрофа имела своей причиной вовсе не прилет на Землю таинственного космического тела и не спонтанное землетрясение, а банальный человеческий фактор. Что-то типа ядерной войны. Вот ведь, в чем дело-то!
А если так, то мы сейчас находимся у порога не менее страшных событий, чем это было 12 тысяч лет назад. Не знаю, как вам, а мне хотелось бы понимать, можно ли этого избежать и что в этом случае нужно делать. А для того, чтобы понять, нужно хотя бы в общем виде представлять себе пройденный человечеством путь в этой самой «новой эре», от потопа до наших дней. Чем мы с вами дружно и занимаемся в этой книге.

Начало новой эры
в школьных учебниках обозначено шестым веком до р.Х. Правда, называется по-другому – древнейшей историей. У большинства людей складывается такое впечатление, что именно в это время человечество начало осознавать себя с помощью великих мыслителей: Пифагора, Конфуция, Будды. А что было до этого, в течение, как минимум, еще девяти тысяч лет? Династии египетских фараонов строили себе гробницы в виде гигантских пирамид, Хамурапи писал законы на каменных плитах, греки по рассказу Гомера воевали с Троей, евреи ходили по пустыне зачем-то. Но всё это – Восток, а что делали европейцы в это время? Если верить историкам, мы в это время на деревьях сидели, держась за ветки хвостами. Ну, в крайнем случае, охотились на мамонтов с каменными топорами.
И все-таки меня, как русского человека, больше интересует история Европы в целом и России, в частности. Национализмом я не страдаю. Я интернационалист и, может быть, даже космополит. Но это вовсе не предполагает отсутствия патриотизма, как русского, так и общеевропейского. Я упоминал уже здесь допотопные географические карты. Речь идет о знаменитых картах: Клавдия Птолемея, Пири Рейса (раиса Пири ибн Хаби Мамеда), Хаджи Ахмета, Меркатора (Герарда Кремера) и других. Неспециалисту трудно привыкнуть к чтению старых карт, особенно средневекового времени, но даже ему (в данном случае мне) не могут не броситься в глаза некоторые странности.
Я не буду разбирать особенности каждой карты, скажу лишь о том, что карты эти имеют ряд общих черт. Главное – анахронизм. Они не идут ни в какое сравнение по точности с другими картами своего времени. В пятнадцатом-шестнадцатом веках, когда они выплыли на свет, у мореплавателей не было приборов, чтобы с такой точностью изобразить очертания материков, а тем более, у них не было возможности, например, нанести на карту мира Антарктиду, открытую только в девятнадцатом веке. И еще более того, у них не было возможности изобразить в этой Антарктиде горные хребты и реки, давно скрытые под толщей льда. Злые языки поговаривают, что Христофор Колумб и капитаны его эскадры в своем знаменитом плавании имели на руках карты, полученные в Ватикане, с нанесенной на них подробнейшей картой Америки. Не будем утверждать, чего не знаем, но судя по имеющимся данным, это вполне возможно – ведь Пири Рейс утверждал, что добыл свою карту в бою с одним из участников этого похода или его наследником. Это вполне может быть вымыслом, потому что в библиотеках Стамбула можно было найти такую карту без всяких боевых действий, но об этом мы поговорим позже, если понадобится.
В данном случае, Антарктида меня интересует только в качестве доказательства всемирной катастрофы со смещением полярных зон и того, что в момент их появления, видимо, сразу после потопа, существовали достаточно точные приборы для составления карт, были возможности путешествовать по разным материкам и, если уж быть честным до конца, то мир представлял собой единое целое. В смысле цивилизационных контактов. По этим картам ученые люди выяснили другое, еще более нас сейчас интересующее – положение северного полюса Земли в допотопный период. Если им верить, то полюс находился где-то в районе Гренландии, а вся северная часть западной Европы, включая Англию, была приполярной зоной и на одной из карт действительно закрыта ледником. На другой карте отсутствует Берингов пролив, и Аляска является продолжением Азии.
Еще раз, чтобы никто на меня не обижался, подчеркиваю, я одинаково и ровно отношусь ко всем нациям и расам. Мне доставляет огромное удовольствие общение со всеми людьми совершенно не зависимо от их национального, религиозного и расового происхождения. Больше того, мне было бы скучно, если б этих различий не было. То, что я буду говорить дальше, определяется только фактами, которые постоянно попадаются на глаза и поэтому создают впечатление объективных данных. Я далек от мысли возвеличивать одни нации за счет других. Итак, мы говорим о допотопном населении Европы, верней Евразии и даже Евро-Азии-Америки, получающейся на древних картах единым континентом.
Во-первых, нельзя не отметить странность с Кавказом. На довольно компактном клочке земли мы имеем сотни языков. В одном только Дагестане этих языков десятки, если не сотни, там каждая деревня говорит на своем языке, а тут еще грузинский, армянский, азербайджанский…. греческий. Это можно истолковать, как косвенное подтверждение Библейской легенды. Высадка экспедиции Ноя на горе Арарат приобретает как бы фактическую подоплеку. Не исключено, что Кавказ в момент катастрофы был неким островком безопасности, где смогли найти себе убежище представители разных народов.
Если на время забыть о языках то, в Европе мы имеем два типа белых людей – южный тип и северный. Ну, и конечно, в центре континента – смешанный. К южному типу я бы отнес наших кавказцев, греков, испанцев, итальянцев и т.д. Нельзя не заметить в них общие черты. Они по большей части черноволосые и смуглые, обладают горячим, вспыльчивым «южным» темпераментом. Северяне в идеале светловолосы, голубоглазы, слегка заторможены, особенно в сравнении с южанами, возьмите хоть тех же прибалтов, у них это наиболее явно. А вот типичные русские люди, как и в соотношении «запад-восток», здесь занимают срединную позицию. Волосы «русые», глаза неопределенного цвета, темперамент то взрывной, то заторможенный.
Как народности перемешались после потопа и остались ли «чистые» допотопные нации теперь выяснить вряд ли возможно. Но можно предположить или как-то представить себе это. Например, американских индейцев можно считать чистой, если не нацией, то группой народов, сохранившей остатки допотопной культуры в чистом виде. Они ведь оказались отрезанными от остального мира. То же можно думать о центральной и южной Африке, об Австралии, хотя с ней еще более чудно. Но, я уже говорил, меня гораздо больше интересует Евразия. А вот здесь мы имеем массу странностей и непоняток.
Судить о языках, дело неблагодарное. На одном только Кавказе соседствуют и мирно сосуществуют в самом тесном контакте языки настолько не похожие друг на друга, что диву даешься. Север Европы в этом отношении попроще, но тоже загадок хватает. Несложно увидеть родство между русским, английским, немецким языками, латынью и рожденной от него романской группой языков, но финно-угорская группа? что это такое? Почему эти языки, очень близки друг другу, совсем не похожи ни на один другой европейский язык? А кавказские языки?  Невольно приходит на ум сказание о Вавилонской башне. Ученые, конечно, всему могут придумать объяснительный вид, но самым разумным кажется предположение о том, что «бог смешал языки» в наказание за что-то.
Ученые когда-то придумали термин – индоевропейская группа языков. А что это за группа такая? как она могла организоваться? Совсем даже не ясно. Ученые нам говорят, что главным здесь является культурное влияние, оказанное на тот или иной народ со стороны более сильного в культурном отношении народа. Не возражаю, есть такое. Не очень сложно, даже совсем не сложно доказать влияние русского языка и романских на английский язык.  Например, английское слово «wools» явно происходит от русского слова «волос» и таких примеров можно привести тысячи, было бы желание. Французские слова в английском, даже искать не нужно – сами лезут наружу, слегка завуалированные произношением. Но причем тут Индия? Это же тоже индоевропейский язык.
На самом деле, никакой логики в языкообразовании не прослеживается совсем. Мы хорошо знаем о влиянии русской культуры на Индию. Главный источник индийских религий – древние «Веды». Этимологию этого слова ни один индус не чувствует, а для русского уха никакого перевода не требуется, веды, они есть веды – знание о чем-то. Веды в своё время явились основой индийской культуры – главным законом жизни. Индусы, изучавшие древние тексты Вед, не перестают удивляться – углубляясь в историю, находя наиболее древние списки, они ощущают всё большее и большее сближение древнего санскрита с русским языком. Не с «церковно-славянским», который нам пытаются навязать в качестве исходной формы нашего языка, а именно с русским, во всех стилистических особенностях, включая предлоги, падежи и разнообразные служебные слова. Очевидно, что изначально Веды были написаны на русском языке. Но, чем ближе к современности, тем разница значительней. В современных индийских языках и следа русского не осталось. Вот вам и культурное влияние.
Если сейчас мы наблюдаем некоторое сближение языков за счет интернациональных терминов и языковой примитивизации американского типа, то раньше, это мое глубокое убеждение, развитие языков шло в разные стороны в течение многих тысячелетий. Мне кажется, что судить о близости родства тех или иных наций по языку практически невозможно. Разница в языках говорит только о степени изолированности народов друг от друга в течение большего или меньшего времени, а вовсе не о культурном влиянии. Поэтому давайте постараемся оставить лингвистику в покое, разобраться в истории она нам вряд ли поможет.
Вернемся к картам, вернее к той географической картине, что они могут нам воссоздать. Начнем с Востока. Мы видим сразу что большая азиатская общность народов, несомненно близкая друг другу по духу и многому другому и тогда, во время катастрофы, и даже сейчас, оказалась разорванной Беринговым проливом. Некоторая часть из них как бы генетически не склонна к созданию цивилизаций. Я имею в виду наши северные народы – чукчей, эвенков и др. с одной стороны, и североамериканских индейцев с другой. Но большая часть предпочитает общность с созданием цивилизационных центров – это китайцы, вьетнамцы, ацтеки, инки, майя. Это дает основание говорить о существовании здесь до всемирной катастрофы весьма значительной «желтой» цивилизации.
Что касается Индии, то у меня тут особое мнение. Я не очень внимательно разбирался в этом вопросе, но чисто внешний взгляд на индийские касты позволяет думать, что это смесь народов от потомков белых северян в высших кастах (напр. брахманов), азиатов в средней части и до потомков некоей народности близкой по крови к австралийским аборигенам. Но, повторяю, это моё личное мнение, совершенно бездоказательное и развивать я его не буду.
Но, что касается белых людей в Индии, то тут доказательства есть. Это раскопки древних мумий в северном Тибете, в китайской провинции Вапу, пирамиды в провинции Ку-Чауан, а так же не нужно забывать об основе индийской культуры – о Ведах, они тоже могли появиться в Индии только от ближайших соседей. По раскопкам в этих районах можно сделать совершенно определенный вывод о том, что в Сибири и районах, непосредственно захватывающих северные территории современного Китая, жили белые люди, и более определенно - русские люди с достаточно высоким уровнем культуры. Я употребляю слово «русские», а не «славянские», как большинство авторов, потому что не хочу зря лукавить и предпочитаю называть вещи своими именами. Термин «славяне» появился гораздо позже, описываемого нами периода, и здесь неуместен. Гитлер в своё время говорил, что Запад сможет победить Россию только тогда, когда украинцы с белорусами перестанут осознавать себя русскими и был гипотетически прав, хотя и не совсем. Мы дойдем до этого пункта позже, а сейчас давайте не будем путать фактическое положение вещей в истории с современной нам политикой.
Археологические открытия, ставшие уже научными фактами, говорят нам о том, что на огромной территории от Тибета до Алтая постоянно находятся захоронения белых людей со светло-русыми волосами и «славянскими» генами. Особенно интересна в этом отношении находка «Алтайской принцессы» в урочище Укок. Она была похоронена много тысяч лет назад в одежде из тонкой шерсти, в шубе и сапогах тонкой кожи. Можно было бы не делать генный анализ – по одним только сапогам её сразу можно считать русской – ни в одной другой стране женщины сапог не носили. Мода на женские сапоги охватила весь остальной мир только в двадцатом веке и пришла она из России, естественно. Но это еще не всё: гроб с принцессой был установлен в лиственничном срубе! Это уж вообще, по-моему, отметает какую либо вероятность принадлежности этой дамы к любой другой культуре, кроме русской, но ученые… впрочем, ну их в болото. Вы представляете, они придумали специальный термин – «срубная цивилизация»!!! Единственная им благодарность – захороненных здесь людей они называют хотя бы скифами. Для тех, кто не в курсе сообщаю, что «Скифия» - древнегреческое название Руси.
Скупые данные о скифах мы уже можем отыскать в документальной истории. В частности, Геродот говорит, что скифы самый многочисленный и древний народ в мире. Правда, он считает, что их территория простиралась только до Урала. Но мы видим, что скифы встречались и гораздо восточнее.
Да, скифы мы, да, азиаты мы! Можно было бы на этом и успокоиться. Мы, скажем, в виде скифов пришли из Восточной Сибири, заселили всю территорию Восточной Европы и осели тут окончательно, благо народу тут было мало – приполярная зона, всё-таки. Но не всё так просто. Вернемся к платоновской Атлантиде. Старый египетский жрец довольно подробно описывает порядки в погибшей Атлантиде, в частности, прямо-таки живописует главный город атлантов. По его сведениям город был защищен снаружи несколькими концентрическими земляными валами, внутри которых были варварские постройки. Вам это ничего не напоминает? Угадайте с трех раз столицу государства, защищенную земляными валами, с варварскими, по мнению европейцев, постройками внутри. Если вы кроме Москвы найдете хоть один такой город, я вам поставлю памятник, нерукотворный. В России таких городов много, а вот где-нибудь еще… сомневаюсь.
Вот такая вот получается загогулина. Еще в допотопные времена греки общались, непосредственно сталкивались и воевали с атлантами, то есть с той же Русью или Скифией. Получается, одно из двух: либо греки в допотопные времена жили на территории современной Индии или Китая, что крайне маловероятно; либо русские в то время жили в районе Средиземноморья. Это уже больше похоже на правду. Всё говорит о том, что греки остались на своей исконной территории, да и жрец, говоря об Атлантиде, прямо указывает её местоположение рядом с Гибралтаром. Скорей всего, единая суша Атлантиды, опустившись вниз, образовала нынешний Канарский архипелаг. Не зря же туда так тянет наших туристов.
Получается, что в допотопные времена Русь занимала еще большую территорию, чем сейчас – от Канар до Тибета. Причем, нужно учитывать, что климат здесь тогда был несколько иным. На Канарах было заметно прохладнее, что-то вроде климата современной Англии, а в Сибири – значительно теплее, чем сейчас. Об этом говорит и своеобразие полезных ископаемых в холодных ныне районах и останки мамонтов в тундре. Они могли существовать в этих местах только при наличии сильной растительности, которая исчезла в связи с перемещением этой территории ближе к северному полюсу.
Но для русских, судя по всему, особых изменений в климате в результате катастрофы не произошло. В среднем, климат по всей этой территории до потопа должен был примерно соответствовать климату «средней полосы», может быть, чуть теплее. И вообще, послепотопное перемещение народов, если оно было, происходило вслед за привычным климатом. Русским, в частности, пришлось сместиться в Сибири на юг, юго-запад. В Европе – на север. Самое интересное, на мой взгляд, произошло с черным населением Африки.  Им-то смещаться получилось некуда. Они вместе с материком переехали из холодной приполярной зоны южного полюса в жару. В самом деле, ведь природа не такая дура, чтобы размещать людей с черной кожей на экваторе? Черная кожа нужна, чтобы улавливать тепло от самого слабого солнца. Тоже самое с Австралией. Однако это тоже из области недоказуемых гипотез.
Очевидно, что самой привычной и наиболее благоприятной для проживания людей зоной на Земле в результате катастрофы получилась узкая полоска примерно между 30-й и 40-й параллелями, протяженностью от Атлантики до Тихого океана. Постепенно из многонационального населения этого района образовались Карфаген, Египет, Греция, Сирия, Персия, Вавилон, Индия, Китай и др. Святое место пусто не бывает. Не удивительно, что многим это место кажется «колыбелью человечества», но такое мнение может существовать, только если забыть о всемирных катастрофах и представлять себе историю прямой непрерывной линией. А забыть о них нельзя, потому что на сегодняшний день слишком уже много есть доказательств этому.

Шестой век до РХ
В том, что неимоверная вспышка культуры всех народов пришлась на шестой век до нашей эры, есть безусловная искусственность. И знаете, о чем это говорит? О том, что историю Европы этого периода полностью сочиняли греки. Можно сказать даже больше, «древнейшая история», навязываемая нашему вниманию, откровенно грекоцентрична. Хорошими и умными людьми в ней выглядят только греки. Пользуется некоторым уважением еще Египет и возникший позже Рим, да чуть было не забыл о евреях – они тоже. Все остальные вокруг – варвары неумытые, даже наикультурнейшие персы, не говоря о скифах. У меня есть все основания полагать, что эта «история» сочинена во втором-третьем веке до нашей эры в городе Александрии, как абсолютный и непререкаемый «канон» но об этом позже.
Раз уж так исторически сложилось, давайте начнем с Греции. Что она собой представляла к шестому веку до н.э.? Это был ряд по большей части островных городов-государств, постоянно воевавших между собой. Этот конгломерат не был даже конфедерацией национального типа. Что-то вроде коробочки с оставленными на всякий случай винтиками, болтиками гаечками разной величины и назначения. Даже от серьёзных внешних врагов каждый оборонялся самостоятельно. Мы видим, что Афины одержали победу у Марафона, что спартанцы не пустили персов через ущелье, их было всего триста против всей армии персов. Остров Родос или Самос, или какой другой, к примеру, захватывает неприятель, их жителям кто-нибудь поможет? Фигли-мигли. Единственная война, на которую греки якобы собрались вместе – это ограбление Трои, но и это факт не исторический, а художественный, из поэм Гомера.
Мы видим, что греки живут кроме своих островов и Пелопоннеса в Малой Азии, на территории Сирии, и в южной Италии и даже на берегах Черного моря. Так что же такое древняя Греция? Государство? Нет. А что? Честно говоря, я даже не уверен, что язык тогда на всех островах был одинаковым. Что же их объединяло? Нам говорят, что их объединял «дух эллинизма». Ну что ж, пусть будет так. Когда придет время, будем пользоваться этим понятием при разговорах о древней Руси, тем более что выражение «русский дух» существует тоже очень давно.
Итак, что мы имеем в древней Греции? Некоторое количество городов-государств, из которых самыми сильными и влиятельными нужно считать Спарту и Афины. Второй город нам известен больше других как образец «демократии». Насколько хороша была афинская демократия, это второй вопрос, мне лично, с точки зрения современности, интересно лишь то, что эта демократия съела сама себя. Нам сейчас кричат, что лучше демократии еще ничего не придумано – на примере Афин, каждый может делать выводы сам. Один из самых уважаемых нами и, уж точно, самый известный гражданин Афин по имени Платон мечтал совсем о другом государственном устройстве. Порядки в Спарте ему нравились гораздо больше.
Я не могу отделаться от впечатления, что образ древней Греции создан как бы искусственно, что-то вроде учебника по государственному строительству. Даже своего рода план на будущее. Мы имеем здесь ряд разновидностей тираний, буржуазную демократию в Афинах, пифагоровское самоуправление ученых философов в Кротоне и проч. Для меня самым интересным объектом тут является Спарта. К сведению не очень грамотных антисоветчиков, антикоммунистов и т.п. коммунизм придумал не Сталин, не Ленин и даже не Маркс. Первым, известным нам, коммунистическим государством была греческая Спарта и в продолжительном споре за первенство в Эллинском мире с Афинами Спарта одержала победу.
В школьных учебниках за пятый класс много говорится о жестокости спартанцев, бросавших нездоровых младенцев со скалы и вообще, о суровости спартанской жизни, но при этом предпосылки такой суровости остаются где-то за скобками. А суровость порядков определялась необходимостью обороны от многочисленных врагов и законами, позволявшими такую суровость употреблять в дело. Для самих спартанцев это не выглядело такой уж суровостью – это дело привычки. Потребности человека, с детства привыкшего к «спартанским» условиям жизни, не превышают того, что он имеет и вполне удовлетворяют его.
В Спарте супружеские отношения были гораздо свободней, чем это принято теперь повсеместно, но и строже при этом, хоть это и может показаться парадоксом. Спартанский мальчик видел голых девочек уже в гимнасии, где они вместе занимались спортом исключительно в голом виде. Мне лично трудно представить себе нынешних десятиклассников в таких обстоятельствах. Ну, хотя бы себя в этом возрасте, лет в шестнадцать-семнадцать. Эрекция не прекращалась бы, наверно, в течение всего занятия, а спартанцы как-то справлялись с этим. И эти муки еще не всё – молодым спартанцам не разрешалось официально жениться до тридцати лет. То есть, жениться можно было лет в двадцать, но тайно. Десять лет спартанец бегал к своей жене на свиданки втихаря. Представляете, на сколько это повышало интерес к сексуальным отношениям с женой? Но были и послабления, например, не возборонялось «помогать»  другим мужьям, если у них не слишком часто рождались дети. Такой муж не имел права возражать.
Дети воспитывались в семье недолго. Если не ошибаюсь, в семилетнем возрасте они уже передавались в общественные школы, где жили со своими сверстниками без родителей. Платон в своей книге «Государство» предлагал даже этот короткий срок проживания в доме отменить, а переходить к общественному воспитанию сразу от рождения. Платону казалось лучше, чтобы дети не знали своих родителей вообще, а всех старших считали родителями, а сверстников братьями и сестрами. В этом есть своя логика, но в Спарте этого не было. Главный смысл оставления человека без родства – бескорыстие, отсутствие наследства в виде той или иной собственности и, как следствие, бескорыстное служение обществу, а не своей семье и себе самому.
В Спарте и так передавать по наследству было практически нечего. Золотые, серебряные и даже медные деньги там были запрещены. Деньги были железными. Для того чтобы составить из них приличное состояние нужно было строить склад для их хранения, никто этого, конечно, не делал. Для обеспечения жизненных потребностей каждому спартанцу выделялся участок сельскохозяйственной земли. Обрабатывали эту землю «илоты», тоже греки, но второго сорта. Они были чем-то вроде крепостных крестьян, но занимались хозяйством не принудительно, а на правах аренды.
Вот такой вот своеобразный коммунизм был в древней Спарте.
Вспоминая древнюю Грецию, мы тут же представляем себе высокое искусство, философию и красивую религию с олимпийскими богами. Но это такой же миф, как и многое другое, что связано с античностью, красивый художественный образ. На самом деле, искусство, например, нужно было только богатым людям для украшения своих домов и подчеркивания своего богатства. Могли ли быть мраморные статуи в домах спартанцев? На какие шиши? извините. Даже в богатых буржуазных Афинах это могли себе позволить единицы. Искусство, науки и философия появились именно в Афинах, немного покрасовались в Риме, а потом  вместе с ними канули в Лету на долгие, долгие годы. Возродили всё это вновь нувориши «эпохи Возрождения». Зашевелились лишние денежки – понадобилось искусство.
Теперь о религии. Олимпийские боги на девяносто процентов красивая выдумка Гомера и других поэтов-кифаредов, в Греции они занимали место наших гусляров-былинников. Сказки они есть сказки. На самом деле, главным богом, которому повсеместно поклонялись греки, был Вакх (по-русски Волос или Велес) более известный собственно в Греции под именем Дионис. Почитайте греческих философов, они почти все употребляют слово «бог» в единственном числе. Согласитесь, это не очень вяжется с нашим представлением о «язычестве». Велес-Дионис был богом, отвечавшим за связь миров: этого и «того». Главным священнодействием этого культа были мистерии, позволявшие некоторым посвященным заглянуть на время на «тот свет» и вернуться обратно. Путешествие в ад Орфея – художественное осмысление такой мистерии. Сейчас это считается сказкой, а мистерии пренебрежительно называют вакханалиями.
Первым философом Греции стал Пифагор. Не все со мной согласятся, но это именно так, потому что Пифагор это не просто философ-одиночка, а создатель разветвленной философской школы. Еще правильней было бы считать родоначальником греческой философии не его, а Орфея, но Орфей, благодаря поэтам стал персонажем полумифическим. Уже в шестом веке до н. э. «сошествие в ад», совершенное Орфеем не связывалось с реальностью. К этому относились серьёзно только его посвященные последователи. Кроме того, есть все основания предполагать, что Орфей был не совсем грек, впрочем, как и Пифагор, который называл себя гиперборейским Аполлоном.
Я не зря подчеркнул это слово – среди ближайших друзей и сподвижников Пифагора известно еще несколько гиперборейцев (или скифов). Но это не так важно, происходило-то это в Греции, и учил он в основном греков. То что делал на занятиях Пифагор, до сих пор не находит понимания у философов. Например, очень уважаемый мной Бертран Рассел в своей «Истории философии» пишет о двух сторонах его деятельности, философии и математике: «В обоих отношениях его влияние неизмеримо, и эти две стороны не были столь самостоятельны, как это может представляться современному сознанию». Казалось бы, Рассел понимает Пифагора и его учение, но чуть ниже читаем: «Я полагаю, математика является главным источником веры в вечную и точную истину, как и в сверхчувственный интеллигибельный мир». Ни фига он не понимает, оказывается.
На самом деле философия Пифагора – экстатическая мистика, она имеет с философией Орфея, которую считают чаще орфическим культом, общий источник. Орфики приобретали мистическое знание и единение с богом через мистерии Диониса, а Пифагор пользовался для достижения того же самого несколько иным способом – он вызывал у себя экстаз математическими упражнениями. В общине, созданной Пифагором в городе Кротоне (Южная Италия) занятия проходили следующим образом: Пифагор как бы уединялся, невидимый для аудитории. Ученики могли только слышать его и запоминать сказанное. Начинал он каждый раз вполне земным занятием - с математики, доказывал какую-нибудь геометрическую теорему, затем переходил в состояние экстаза и углублялся в философскую мистику. Дальше он вещал как оракул. Таким вот образом, походя, Пифагор «создал» математику, в частности, доказал свою знаменитую теорему «про штаны». Шутка. Кстати, штаны тогда шили только в России, пардон, в Скифии или Гиперборее. Греки и римляне ходили без порток. Во всякой шутке есть что-то от истины.
Философию Пифагора, так же и Орфея сейчас считают больше религией, чем философией. Это и правильно и неправильно одновременно. Давайте я немного отвлекусь всё-таки на религиозные темы. От религии нельзя отмахиваться. Если всей человеческой истории так или иначе сопутствуют религиозные представления, значит религия важна для человека ни чуть не меньше, чем математика и прочие науки.
Последователи того или иного религиозного культа всегда считают свою доктрину истиной в последней инстанции, а других ругают «язычниками» и прочими нехорошими словами. В реальности же все современные «индоевропейские» религии восходят к одному источнику – древним Ведам. То, что индуизм и буддизм напрямую вышли из Вед, надеюсь, доказывать не надо. Они сами постоянно ссылаются на них. А вот такой вот пассаж, взятый без упоминания источника, я думаю, поставит неспециалиста в тупик:
«Творец  бытия. Он творит своим помыслом… он сотворил светлое пространство мира, дающее радость и умиротворение… Он поддерживает землю и небо от падения, создал чередование дня и ночи, проложил дорогу светилам, дал силу ветру. Он сотворил скот, растения и воду. Он сотворил людей: их тела и души, — и даровал им свободу воли. Он создаёт блага этого мира и дарует их человечеству».
Не задумываясь особенно, скажите сразу, о ком идет речь в этом отрывке? Я бы подумал, что это Неназванный владыка иудеев или (он же) Бог-отец христиан, Саваоф. Так ведь нет же – это Ахуро Мазда, всевышний бог, описанный Заратустрой. Это выписка из статьи Википедии, посвященной зороастризму. Я только убрал из неё точные ссылки на  главы Авесты. В зороастризме впервые появился такой вот бог-творец, который потом перекочевал в иудейство, христианство и ислам. Здесь впервые появились понятия рая и ада. Ариман был прообразом Сатаны. Кстати, пророк Ахуры Мазды – Заратустра (Зороастр по-гречески) родился в городе Рай, рядом с Тегераном (ничего название города не напоминает?). Заратустра, так же как и индуисты с буддистами напрямую ссылается на Веды, как источник своих религиозных воззрений.
Можно, конечно, привести гораздо больше параллелей и общих мест, но, мне кажется, этого не нужно. И так понятно, что основные мировые религии: индуизм, буддизм, зороастризм, иудейство, христианство и ислам исходят из древних Вед. А что такое «язычество» древних греков и Руси? Это и есть, собственно, Веды, может быть, несколько видоизменившиеся за многие тысячелетия, что вполне естественно. Религиозные взгляды человечества, таким образом, ходят по кругу около одного и того же древнего источника.
Русское и греческое язычества я объединяю в одно на основании мнения Геродота, который однозначно заявлял, что греки и скифы молятся одним и тем же богам. А на сегодняшний момент уже доказано, что скифы и арии, авторы Вед, один и тот же народ, тот самый, что называл богов «дивами» и рисовал свастики на могилах. Мы еще вернемся к этому, когда будем говорить о скифах более подробно.
Много воды утекло со времени всемирного потопа. Все нации и их религии претерпели естественные изменения. Оттенки национальных языков и религий постоянно меняются, отражая особенности современных им условий, но что-то же остается неизменным? Не может не оставаться. Всё это, к сожалению, еще только ждет своих добросовестных исследователей. И я не исследователь, я только сторонний наблюдатель – высказываю лишь своё впечатление о жизни и некоторых фактах, потихоньку становящихся бесспорными.

Александрия
Наивысшим взлетом древней Греции считаются времена Александра Македонского. Давайте посмотрим на эти времена поближе.
Попытавшись оживить свои познания об этом периоде истории в интернете, я испытал приблизительно такое же чувство, какое бывает, когда включаешь новости по телевизору, чувство удивления и стыда одновременно, как будто бы сам врёшь кому-то. Вроде бы дикторы говорят по-русски, картинка тоже движется по реальным вроде бы местам, но чувствуешь себя дураком: то ли ты чего-то недопонимаешь в этой жизни, то ли то, о чем говорят в телевизоре, происходит где-то на другой планете. Точно так же я себя почувствовал, открыв страничку в Википедии, посвященную Александру Македонскому. Сладенькая сказочка о непобедимом герое непонятно зачем повоевавшем полмира приводит в глупое изумление. Чтобы поверить в эту сказку, как в реальность, нужно сделать очень большое усилие над собой. Но почему я должен это усилие делать? Я же знаю несколько другие обстоятельства его жизни.
Я знаю, что непобедимость Македонского просто миф. Когда он начал свой первый самостоятельный от отца военный поход, он имел семидесятитысячное войско. Но его пришлось разделить на две армии. С одной из них Александр отправился усмирять восставших против него греков, а вторая армия не менее 30 тыс. человек под водительством некоего Зопориона перешла Дунай для войны со скифами. Из этой второй армии домой не вернулся ни один человек. Понятно. Зачем об этом писать? Во-первых, не Александр же вел эту армию, а во-вторых, никто же не знает, что с ними там произошло – может, им там понравилось и они остались на жительство.
Я думал, вообще не вспомнят о войнах со скифами – вспомнили. Немного ниже сообщается, что Великий Александр разбил в Средней Азии скифского царя Атея. Но извините, Атей погиб за шесть лет до этого в 339 году до н.э. то ли в войне с отцом Александра – Филиппом, то ли в союзе с ним воюя с греками. Второе более вероятно. То есть Атея Александр разбить никак не мог. Но это еще не всё. Когда через несколько лет Александр попытался обойти Каспийское море с востока и напасть на скифов с другой стороны, он узнал лично, что такое «скифская война» и должен был оставить надежды на победу в войне со скифами, повернуть с севера на восток и идти через Афганистан на Индию.
Как говорится, «единожды совравши, кто ж тебе поверит?» На этом фоне уже весьма сомнительным выглядит сообщение о том, что войско Македонского почти полностью погибло от болезней, возвращаясь из Индии в Вавилон. Уж не надавали ли индусы ему так же как скифы у Дуная и Каспия? Но это, бог с ним, хотят его выставлять непобедимым, пожалуйста, только вопрос, зачем? Есть еще много вопросов, и самый главный из них - а была ли Македонская империя вообще? Этот вопрос возникает, когда читаешь о загадочной внезапной смерти Александра и моментальном развале «империи» сразу после этого.
От Великого Александра после его смерти, однако, остался несомненный, совершенно неоспоримый памятник – город-музей Александрия. Меня лично этот итог его жизни интересует гораздо больше других. Пойдем по порядку. Родился Александр в 356 году до н.э. По словам историков, ребенком он был трудным. В тринадцать лет получил серьёзного воспитателя – дядьку Аристотеля. К этому времени его отец Филипп военным путем получил гегемонию над Грецией. Почти уникальный случай в истории, когда колония стала править империей. Тот самый хвост, который начал крутить собакой. Македония ведь греческой не была, как и Фракия. Греки называли Филиппа и его сына варварами, однако не могли не подчиниться диктату.
Александр стал царем Македонии в двадцать лет, после убийства отца. В убийстве обвиняют мать Александра Олимпию, но дело это темное, хотя факт есть факт – Филипп убит, Александр стал царем. И тут же мальчишка, дорвавшийся до власти, пошел в бой, чтобы создать великую империю? Сомнительно это. Может и была у него такая цель, но где-то на пятом месте. Природная жестокость анфан-терибля его гнала? Тоже вряд ли. Что же тогда? А вот почитайте, что пишет Александр своему учителю из похода:
«Александр Аристотелю желает благополучия!
Ты поступил неправильно, обнародовав учения, предназначенные только для устного преподавания. Чем же мы будем отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах. Будь здоров».
                               (Плутарх, «Жизнеописания А. Македонского»)
Это пишет глупый мальчишка, анфан-терибль? Нет, дорогие мои. Всё что угодно, только не это. И цель его кажущихся безумными походов здесь проглядывает вполне ясно. Он воюет не за территории – он воюет за знания: «Я хотел бы превосходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах». Он прекрасно понимал, что не сможет удержать завоеванные страны и не за этим он шел.
Давайте вернемся на семь лет назад от его воцарения. Нам трудно сейчас судить о личных качествах Аристотеля в тот период, его так же легендизировали, как и его ученика. Легенда гласит, что ученик был дикий и необузданный подросток, главное достижение его – усмирение Буцефала, а учитель прямо таки икона, легенда мировой философии. Во-первых, я не думаю, что Александр был таким уж балбесом, во-вторых Аристотель не был еще мировым светилом. Да, знал он очень много – к тому времени он уже двадцать лет был членом платоновской Академии – и знать ему хотелось еще больше. И вот, судьба его привела туда, где он смог эту жажду знаний утолить в какой-то мере. Говорят, что из походов Александра он получил 40 000 ценнейших книг и кое-что еще.
Мне лично Аристотель не очень симпатичен - судя по его письменному наследию, он обладал рядом качеств мне неприятных, но совершенно необходимых для той миссии, исполнителем которой он оказался. Первое качество: он не был ученым-творцом, он был ученым-систематизатором чужого. Своего рода греческий Конфуций. Обратная сторона такого качества, очень положительная – такой человек может быть идеальным учителем, творцы на это не способны, они всё время мысленно опережают остальных и злятся на них за бестолковость. Второе качество: честолюбие. В наследственной философской цепочке честолюбие шло по нарастающей. Сократ был лишен честолюбия напрочь – ходил по Афинам босяком, плевал на собственность, ничего не писал, даже жену Ксантиппу удовлетворял только по праздникам. Платон, ученик Сократа, заметно честолюбивее, хотя и отрицает это, а ученик Платона Аристотель просто символ честолюбия. Если б я не знал, что Аристотель двадцать лет прожил бок о бок с Платоном, я бы ни за что в это не поверил, слишком они разные люди.
Других его качеств рассматривать не будем – первых двух вполне достаточно. Грубые и диковатые мальчики часто оказываются прекрасными учениками, и Александр не был исключением. Они с Аристотелем оказались прекрасной парой. Семь лет, проведя в беседах друг с другом они нашли прекрасный выход своему общему безмерному честолюбию – они решили создать империю Духа, Великую империю, построенную не на грубом подчинении слабого сильному, а на использовании ЗНАНИЙ. Как раз об этом говорит Александр в письме к Аристотелю. Перечитайте письмо еще раз: «Ты поступил неправильно, обнародовав учения, предназначенные только для устного преподавания. Чем же мы будем отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах».
Прежде всего от Платона, но не только от него Аристотель знал, что в храмах Египта, Персии, Скифии и Индии хранятся ценнейшие книги с древними допотопными знаниями, а жрецы этих храмов передают из поколения в поколение изустные учения еще более ценные. Так что виновником войн Македонии был не столько сам Александр, сколько Аристотель. Они с Александром шли не покорять народы, а добывать их ЗНАНИЯ. Одерживая очередную победу, Александр не навязывал народам свои порядки, а больше брал у них, вплоть до манеры одеваться. Главной его добычей были те самые 40 тысяч томов книг, что он послал Аристотелю из разных мест, для систематизации и исследования. Только понимание этого главного мотива, делает понятным без этого кажущуюся бессмысленной деятельность Александра Македонского.
Была ли достигнута, поставленная цель? Частично да. Только вот Скифия оказалась Александру не по зубам, да и в Индии не очень здорово получилось. А ведь нужна была не просто Индия – нужно было дойти до Тибета. Может, из-за этого вся последующая история Европы вышла несколько однобокой? Но Александр всё-таки исполнил, что хотел, правда, плодами этого деяния воспользоваться не успел. И Аристотель не успел, что характерно, но его книги стали основой Александрийской библиотеки.
Александрия планировалась Александром и Аристотелем как культурная и политическая столица мира. Культурной она стала, а вот политической – отнюдь. Город Александрия был основан в 332 году до н.э. и строился по плану, предложенному самим Александром Македонским. Достраивать пришлось уже наследникам – Птолемеям. Александрия стала столицей птолемеевского Египта. Я назвал её выше городом-музеем, но имел в виду не современное нарицательное понимание этого слова. Мусейон задумывался главным элементом этого города-мечты, но это не музей – это наследник платоновской Академии и аристотелевского Лицея, умноженный и улучшенный. Там, кроме знаменитой библиотеки, был ботанический сад, зоопарк, обсерватория и помещения для студентов и преподавателей. Это планировалось как храм ЗНАНИЙ. В какой-то степени он таковым и являлся довольно долгое время.
Для чего всё это стоило затевать? Эгоизм создателей я отметаю сразу. Александру и без того хватало власти и славы, а Аристотель какой-никакой, а был философ – понимал, что земная слава преходяща и не стоит из-за неё копья ломать. Они хотели другого – они собирались, получив сокровенные знания, осчастливить всё человечество – вот их цель. И в последующие века Александрия занималась именно этим. Как у неё это получилось? уже второй вопрос.
Историки всегда пытаются разбить все события на хорошие или плохие, прогрессивные или ретроградные. Я не считаю нужным так поступать. Для меня все события одинаково важны и одинаково неважны. Это просто события, которые имели место в истории человечества и не могли быть иными, а хорошо это или плохо не нам решать. Влияние александрийского Мусейона на мировую историю огромно. Александрия в результате своей деятельности за примерно пятьсот лет создала две мировые религии и инициировала третью, вычеркнула из истории Европы тысячелетие, называемое Средневековьем, оказалась виновницей двухтысячелетней кровавой резни… Прогрессивно это или ретроградно? Не нашего ума это дело, я так считаю.
Как это произошло? Постепенно и непреднамеренно, как обычно бывает. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. На первом этапе были собраны книги и в какой-то степени знания из храмов Египта и Персии, захваченных Александром. Собраны для работы и учебы способные к этому люди, для которых были созданы все условия.  Сейчас все правительства продолжают так поступать по возможности. Нужно отметить, что за пару сотен лет Александрийская библиотека увеличилась с 40 000 аристотелевских книг до 700 000 томов. Книги собирались, где только можно, корабли не имели права выйти в море из александрийского порта, если не продали свои книги или, хотя бы, не дали их переписать. Но главное - люди. В разное время там перебывали: Евклид и Архимед, Юлий Цезарь и Марк Антоний, а так же Зенодот Эфесский, Эратосфен Киренский, Аполлоний Родосский, Каллимах Киренский, Аристофан Византийский, Клавдий Птолемей (автор птолемеевой геоцентричной модели вселенной) и прочие и прочие.
С самого начала работы Мусейона заметны два основных направления деятельности: научная и религиозно-политическая. Научная деятельность меня, откровенно говоря, мало интересует, а вот вторая… весьма и весьма. Мусейон ведь не просто служил религии, как это принято повсеместно, а подходил к этому творчески. Он созидал религии. Первой попыткой открыть миру новую всеобщую религию было создание культа Сераписа. Вот что по этому поводу пишет историк Бударин:
«Культ Сераписа был введен в Александрии Птолемеем Сотером при активном участии Манефона, и объединил в себе имена и культы египетских богов Сета, Осириса и его быка Аписа, что соответствовало греческому Аиду, Дионису и Зевсу.
Серапис изображался в виде статуи Зевса с мерой зерна на голове и считался покровителем династии Птолемеев.
Культ был создан, чтобы объединить религии Египта и Греции, как прообраз единой мировой религии, и библиотека храма Серапис сыграла не последнюю роль в установлении христианства в Римской империи.
Этот культ получил распространение по всему средиземноморскому региону, и позже стал основой христианства».
Мне кажется, это не совсем правильно в части христианства. Основой для христианства стал следующий проект Мусейона. Цитата оттуда же:
«…Птолемей Сотер организовал и знаменитый перевод на греческий язык Пятикнижия Ветхого Завета,  который, согласно легенды, осуществили семьдесят (по другой версии – семьдесят два) лучших толковников(переводчиков), вследствие чего он и получил название Септуагинты».
Вот это уже теплее. Вот этот труд и явился основой христианства.  Кто сейчас помнит о каком-то Сераписе? а вот Пятикнижие до сих пор в ходу. И якобы существовало чуть ли не всегда, но… до этого момента его в глаза никто не видел. Есть очень веские основания полагать, что иудейская религия явилась миру только после этой работы - Септуагинты, а история иудеев как раз с неё и началась. Если я не прав, то где «древнееврейские» подлинники? А подлинников нет. А почему тогда исходный материал на греческом языке?
И откуда собственно было взять тексты для перевода? когда Израиль, как таковой, тогда занимал площадь около 400 кв. км да и то под вопросом (для сравнения город Александрия тогда - 100 кв км). Причем, во всех источниках, прежде всего в самой Библии и высказываниях еврейских пророков, говорится, что молились там люди совсем другим богам: Фамузу, богине неба Иштре и др.
Да был ли мальчик-то? Есть все основания полагать, что Пятикнижие и весь Ветхий завет появились на свет именно на греческом языке, а потом только переводилась на прочие, в том числе «древнееврейский». По существующей легенде все семьдесят участников писали книжку целиком, а потом, когда сравнили, оказалось, что тексты один в один, включая грамматические ошибки. Вы пробовали когда-нибудь создать единый текст из десяти, скажем, маленьких текстиков, написанных на отдельных листочках? Само по себе не просто, ведь нужно домысливать связки и общий порядок, а если попросить приятеля сделать то же самое, предварительно перетасовав листочки? Получится такой же текст, как у вас? Никогда в жизни.
А теперь попробуйте взять Библию и почитать, к примеру, вот такой отрывочек из самого начала:
Конец первой главы.
«23.  И был вечер, и было утро: день пятый.
24.  И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
25.  И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.
26.  И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.
27.  И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
28.  И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
29.  И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вам сие будет в пищу;
30.  а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому гаду, пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.
31.  И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой».
А вот начало главы второй:
«1.  Так совершены небо и земля и все воинство их.
2.  И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.
3.  И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.
4.  Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо,
5.  и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли,
6.  но пар поднимался с земли и орошал все лице земли.
7.  И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.
8.  И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.
9.  И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
10.  Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.
11.  Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото;
12.  и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс.
13.  Имя второй реки Гихон Геон: она обтекает всю землю Куш.
14.  Имя третьей реки Хиддекель Тигр: она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат.
15.  И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
16.  И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
17.  а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.
18.  И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему.
19.  Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.
20.  И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему».
И так далее. Не заметили странность? Тут странностей много, но первое, что сразу бросается в глаза, это то, что главы писали разные люди. Стиль совсем разный, но это для специалистов и людей особо чувствительных, а вот вторую странность нельзя не заметить при любом уровне образования и чувствительности. Бог-то ведь, пока спал на седьмой день творения, совсем забыл, что уже создал и тварей земных и человека, причем «мужчину и женщину сотворил их», еще в пункте 27 первой главы. Поэтому в пункте 7 главы второй он начинает это делать по второму разу и уже иначе берется за дело. Таких ляпов в Библии много. Меня особо умиляет разговор Бога с Моисеем у реки Иордан. Бог настоятельно не рекомендует пастве своей молиться другим богам, но у меня вопрос: а откуда взялись эти боги, к которым он так серьёзно и ревниво относится, если он сам единый бог, создавший Землю и проч.?
 Здесь же очевидно, что люди, писавшие книгу, в глаза не видели этого Иордана – они считают его полноводной рекой. Да и что это за земля обетованная в каменной пустыне? Не проще ли было поместить её там, где «бдолах и камень оникс», там где «реки Хиддекель Тигр, что протекает пред Ассириею… и четвертая река Евфрат». Конечно, нельзя её туда поместить, там живет Ахуро Мазда.
Это же явные заимствования из посторонних источников. Мы уже отмечали заимствование самого Творца из зороастризма. Могу подметить и источник ограничений в питании для евреев – это из Пифагора, только Пифагор запрещал не свинину с креветками, а бобы и что-то там еще, судя по всему, он страдал подагрой. На перечисление всех заимствований у меня книги не хватит.
Так что же такое Библия? Это хитрая компиляция из многих религий, прежде всего зороастризма, подзанятого в Персии, греческой философии, а так же греческого и египетского «язычества». Не исключаю, что был материал и чисто еврейский, наверняка был, хотя выделить его теперь в чистом виде почти невозможно. Тем более что исторические сведения из Библии и истории евреев Иосифа Флавия больше ничем не подтверждаются.
Тут же возникает и сопутствующий вопрос, а кто такие в таком случае евреи вообще? В России говорят, что еврей это не национальность, а профессия. Это шутка, конечно, но в каждой шутке… сами знаете. Прежде чем говорить дальше, я еще раз замечу, что не собираюсь принижать или возвеличивать какие-либо нации. Я просто проверяю историю на соответствие здравому смыслу. У меня много друзей евреев и все обидчивые. Не исключаю, что и за этот мой пассаж в сторону еврейства на меня обидятся, но я всё-таки спрошу у них: может ли быть такое, чтобы десяток евреев для решения своих СВЯТЫХ вопросов собрались в компании вместе с греками, да еще в Египте, числящемся страной их изначального рабства? Они мне сказали: нет, ни в коем случае. И я тоже скажу, что этого не может быть. А знаете почему? Потому что они тогда еще не были евреями. Евреями там были греки.
Хотите верьте, хотите нет, но я думаю, что еврей это действительно не национальность – это, если не профессия, то класс другой национальности - семитов. Семиты древняя многочисленная нация, из которой выделились евреи, арабы и кое-кто еще. Нельзя полностью отождествлять древние нации с современными. Когда мы говорим о современных русских, нужно понимать, что это не скифы, а нация, вышедшая из скифов. Оттуда вышли еще чехи, поляки и многие другие нации славянские и неславянские. То же самое с евреями – это нация, вышедшая из древних семитов.
Родиной семитов нужно считать Аравийский полуостров. Они жили там оседло, но, как и среди других народов у них была достаточно большая прослойка мобильных людей. Хватает свидетельств, что этих людей было много в Персии, Сирии и  в самой Греции. По инерции современные авторы называют их иудеями, но это не правильно – эти люди были купцами, ремесленниками, учеными, артистами и сельхозрабочими из бывших рабов, но не иудеями, иудейской религии тогда еще не было.
В работе семидесяти «толковников» принимали участие эти мобильные семиты, а не иудеи. Для них никакой святости в этой работе не существовало. Работа, как работа. Последствий этой работы тогда предвидеть не мог никто.

Начальные опыты
Какие кошмарные тайны мироздания искали Александр с Аристотелем в египетских храмах, а также у персов, скифов и индусов? Нашли они их или нет? Этого мы не знаем, но, судя по всему, что-то нашли.
Не зря говорят в народе: много будешь знать – скоро состаришься. Скоропостижные смерти без особых причин Александра Македонского и последовавшего за ним Аристотеля ничего не доказывают, но наводят на размышления. Знания видимо получить можно, но толку от них никакого. То ли сами отцы-основатели этого мероприятия, то ли их наследники Птолемеи решили поступить так же, как поступали прежние хранители допотопных знаний, египетские жрецы – они решили их скрыть понадежней.
Как это делали египтяне? Очень просто – дали народу красивую религию, пусть копошатся в дебрях вымышленной теологии, а настоящие знания здесь же, в храмах, остались достоянием избранных «посвященных», в число которых обязательно входили и фараоны. Примерно так же действовали и остальные хранители тайн – скифы или тибетцы. Схема сохранилась и в этот раз. По крайней мере, дальнейшие действия Птолемеев полностью подтверждают эту догадку. Собрав мощные ученые силы из греков, египтян и семитов, они делают две попытки подряд создать мировую религию. Есть данные, что в этот религиозный интернационал входили и скифы. Известен один очень интересный опыт генного анализа, о котором я сейчас говорить не буду, уж извините. А сказал это я только затем, чтобы подчеркнуть, что этот грех нельзя возлагать на какой либо народ в отдельности.
Первые попытки были явно пробными. Я не разбирался особо в культе Сераписа и не хочу этого делать, потому что главная неудача проекта видна невооруженным взглядом. В нем нет новизны, он слишком похож на старые, как тапочки, культы Зевса и египетских богов, а в данном случае за деревьями леса не видно – новые идеи не воспринимаются на старых фигурах. Нужно было что-то совсем новое, по крайней мере, неизвестное широкой публике. И такое нашлось – легенды скрытных семитов.
Семьдесят нанятых для такой работы ученых людей переработали горы материала и создали коллективный труд, вполне похожий на религиозную систему, к тому же вполне оригинальную по художественному смыслу, хотя и состоящую из тех же истин, что и проект «Серапис». Это была такая же компиляция известных религий, но имела ряд новшеств. Прежде всего, это идея «избранного народа» - некоей партии верующих, против всех остальных. Такого не было никогда. Все остальные новшества не стоят ломаного гроша рядом с этой. Вы понимаете, что произошло? Ничтоже сумняшеся семьдесят человек, выполняя каждый свой кусочек работы, создали ТОТАЛИТАРНУЮ РЕЛИГИЮ!!!
Вот уж воистину – промысел божий. Судя по всему, эта работа вышла из-под контроля работодателя раньше, чем прошла приемку и проверку на качество. Иначе, чем объяснить вопиющие небрежности в текстах? Примеры этой небрежности я приводил чуть выше. Как выяснилось позже, это совершенно не смертельно – для истинно верующего человека эти небрежности незаметны и даже более того – наполнены сакраментальным смыслом, они лишь подтверждают божественность происхождения всей системы в целом.
Сейчас трудно установить точную дату этого события. Ориентировочно, это произошло в третьем веке до н.э. По крайней мере, во втором и первом веках до нашей эры эта религия уже существовала сама по себе, вырвавшись на свободу. И с этого же момента началось формирование еврейства, как народа, а так же формирование иудейского государства.
Современное государство Израиль создалось практически на наших глазах. За какие-то двадцать лет в пустыне Палестины собралось достаточно большое количество еврейского населения, сформировалось государство, выиграло войну у арабов, расширилось… одним словом, стало государство, как государство. Примерно тоже самое произошло и в ту пору. Государство, правда, не было самостоятельным – оно подчинялось сначала грекам, потом римлянам, но это неважно, главное, что оно появилось, и в нём стал аккумулироваться новый народ. Мы уже говорили, что это были люди мобильные, предприимчивые, оторванные от родины, примерно такие же, как пионеры северной Америки. К тому же, они вооружились религией, которая обострила их чувство национального достоинства. Ну как же, богоизбранный народ, единственный в своем роде. Прошло совсем немного времени, примерно столько, сколько вымышленный Моисей водил их по пустыне, и они стали настоящими евреями – стали воспринимать сказку за истинную свою историю.
Вот этот изначальный обман стал вечным «счастьем» еврейского народа. Трудно всё время думать о том, что ты лучше всех, и еще более трудно быть в меньшинстве против большинства, заклевать могут. Так же трудно осуждать окружающие народы за отрицательную реакцию на такое поведение. Антисемитизм – это не плохое воспитание, не злобность плохих мальчиков, это всего лишь естественная реакция на заносчивость соседа. Искоренить его полностью нельзя никакими мерами.
Почему я назвал иудейскую религию тоталитарной? Это совсем просто. Что такое тоталитаризм? Это попытка построить тот или иной народ в колонну по два и направить на выполнение тех или иных задач, весь народ, целиком. Очевидно, что еврейский народ изначально создавался путем присоединения отдельных людей к общему строю. Это и есть тоталитаризм в чистом виде. С нуля.
Судя по всему, опасности этой ситуации в те поры никто не осознал. В Александрии продолжалась работа над созданием всемирной религии. Следы этой работы мы можем обнаружить, например, у пророка Исайи и в книге Маккавеев.
Бертран Рассел в своей замечательной книге «История западной философии» выделяет шесть элементов новизны, привнесенной иудаизмом в мировую религиозную практику, в частности в христианство. При всём моём уважении к Расселу, я не могу с ним согласиться. Он почему-то начисто игнорирует тот факт, что представления об аде и рае пришли от Заратустры, вместе с идеей монотеизма. Иудаизм, на мой взгляд, добавил в эту идею только какой-то злой мстительности, безусловно усилив привлекательность идеи для самых низменных струн человеческой души. Наказание адом, ведь это не наказание, а месть. Наказание преследует цель исправления человека, а какое же может быть исправление, если наказание предполагается вечным?
По моему мнению, главное, что добавилось от иудаизма это:
1. Богоизбранность определенного народа (для евреев) или избранников божьих для христианства.
Особо нужно отметить в этом пункте, что впервые для разделения по принципу свой-чужой была придумана физическая метка – обрезание крайней плоти мужского члена. Оно конечно, печать на лбу была бы заметнее, но видимо, это был перебор, с одной стороны, а с другой – это показывает пренебрежительное отношение к женщинам – их метить не обязательно.
2. Нравственный закон, определяемый десятью заповедями мессии для унификации поведения избранников.
3. Линейность истории, которая как бы началась с сотворения мира и должна закончиться концом света.
4. Мессианство в разных видах от Моисея к Иисусу Христу, Магомету и многим другим менее известным.
Одним из последствий линейного взгляда на историю является мнение о том, что те или иные события имеют четкое начало и конец. В частности, говоря о возникновении религий, мы считаем, что оно имеет четкую дату появления. Такое мнение неправильно – религии внедряются в жизнь не за один год и даже не за одно столетие. Это длительный процесс с расплывчатыми фазами сомнений, сопротивления и вспышек активности. И всё это время идет модернизация учения, добавление или изъятие тех или иных даже основополагающих моментов теории.
Вот, например, чисто иудейский пророк Исайя пишет: «Се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя ему: Еммануил». Согласитесь, это прямой намек на будущее христианство. И еще: «И перекуют /люди/ мечи свои на орала, и копья свои – на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать»[Исайя 2; 4.] Справедливости ради, нужно сказать, что в Евангелиях напишут от имени Христа: «Не мир я вам принёс, но меч», но это будет позже. Сейчас пока нам важен лишь тот факт, что видна работа по совершенствованию учения в сторону превращения его в мировую религию из местечковой.
Чтобы проиллюстрировать особенности того времени, которые представляются большинству людей сегодня совсем иначе, приведу большую цитату из Б. Рассела:
«Спокойное существование самоупования праведностью, которое вели евреи, было грубо прервано селевкидским царем Антиохом IV, который задался целью эллинизировать все свои владения. В 175 году до н.э. он основал гимнасий в Иерусалиме и учил юношей носить греческие шляпы и заниматься спортом. Помощником его в этом начинании был эллинизированный еврей по имени Ясон, которого Антиох назначил первосвященником. Священническая аристократия стала неустойчивой и поддалась очарованию греческой цивилизации; но она встретила яростную оппозицию в лице партии «Хасидим» (что означает «Святые»), влияние которой было сильно среди сельского населения. И когда в 170 году до н.э. Антиох оказался вовлеченным в войну с Египтом, евреи восстали. В наказание Антиох забрал из храма священные сосуды и поместил в нем изображение Бога. Он отождествлял Яхве с Зевсом, следуя приему, который повсюду увенчивался успехом. Он задался целью искоренить еврейскую религию, положить конец обрезанию и исполнению законов о пище. Иерусалим покорился всему этому, но вне Иерусалима евреи сопротивлялись с яростной непреклонностью.
Об истории этого периода повествует первая книга Маккавеев. В первой главе рассказывается о том, как Антиох повелел, чтобы все обитатели его царства стали одним народом и оставили свои особые законы. Все язычники повиновались, повиновались и многие из израильтян, хотя царь приказал ни мало ни много, чтобы они оскверняли шаббат, приносили в жертву свиное мясо и оставляли сыновей своих необрезанными... «Они, по данному повелению, убивали жен, обрезавших детей своих. А младенцев вешали за шеи их, дома их расхищали и совершавших над ними обрезание убивали. Но многие в Израиле остались твердыми и укрепились, чтобы не есть нечистого. И предпочли умереть, чтобы не оскверниться пищею и не поругать святого завета, – и умирали»[Макк. 1; 60-63.].»
Из этого отрывочка вы должны были заметить три основных момента: во-первых, что «Израиль» тогда вовсе не был древним царством, как это выглядит в Библии, а всего лишь городом Иерусалимом с пригородами, в котором жили совсем даже не только иудеи; во-вторых, что гораздо менее заметно здесь, иудейство во втором веке до нашей эры успело распространиться далеко за пределы Александрии и Иерусалима. Иудейские колонии встречались в Сирии и Персии, в Италии и даже в российском Причерноморье. И население этих анклавов далеко не всегда было семитами по крови. К примеру, известные нам по русским былинам хазары еще до нашей эры стали иудеями, а потом плавно перетекли в христианство. Но самое главное, что видно в этом отрывке, это механизм выхода чудища из-под контроля. Уже во втором веке появились хасидимы, позже фарисеи, которые не захотели трансформироваться в интернациональное движение общемировой религии. Они уже готовы были умирать, но не сдаваться. Примерно таким же образом сейчас некоторые бациллы просачиваются из секретных лабораторий и становятся всемирными эпидемиями вроде СПИДа.
Вы можете не поверить мне, что иудейство с христианством сочинено в Александрии. Не верьте, это ваше дело, но объясните себе самим, почему и Ветхий и Новый заветы появились впервые на греческом языке? В рождество Христово Иерусалим уже не был греческим – это была колония Рима. Говорили там на двух языках: арамейском и латыни. Почему все записи на греческом? Потому что к Иерусалиму они не имеют никакого отношения. Написано об Иерусалиме, да, но писалось это в греческом Александрийском Мусейоне.
Эти ребята, к сожалению имена их остались неизвестными, прекрасно понимали, что выпустили джина из бутылки, и начали предавать ему добрые черты, воспитывать его в соответствии с первоначально поставленной целью.  Однако уже сложившиеся условия им невозможно было игнорировать, и они действовали уже в рамках новообразованной религии. Об этом говорят такие письменные свидетельства, как книга Еноха или Завещания двенадцати патриархов. Вот что о них пишет Рассел:
«…И все же Новый завет не является таким уж совершенно новым начинанием, как это может показаться тем, кто совсем не знаком с еврейской литературой времени, непосредственно предшествовавшему рождению Христа. Пророческое рвение отнюдь не угасло, хотя ему, чтобы быть услышанным, приходилось прибегать к уловкам псевдонимики. С этой точки зрения величайший интерес представляет книга Еноха – произведение, сложившееся из сочинений разных авторов, из которых наиболее раннее было написано незадолго до времени Маккавеев, а самое позднее – около 64 года до н.э. Большая часть книги подделана под рассказ об апокалипсических видениях патриарха Еноха. Она очень важна для характеристики тех элементов в иудаизме, которые обратились в христианство. Новозаветные писатели хорошо знакомы с этой книгой; св. Иуда полагает даже, что она и в самом деле написана Енохом. Ранние христианские отцы церкви, например, Климент Александрийский и Тертуллиан, относили ее к числу канонических книг, но она была отвергнута Иеронимом и Августином. В итоге книга была предана забвению и утрачена, пока в начале XIX века в Абиссинии не были найдены три рукописных списка ее на эфиопском языке…»
Прошу заметить, что Рассел, совсем не разделявший мой взгляд на происхождение святых текстов, тоже не может не заметить, что это «сочинение разных авторов», а так же на то, что книга в определенный момент была «утрачена» - нам это пригодится в дальнейших рассуждениях.
«Книга состоит в основном из «притч», носящих еще более космический характер, чем притчи Нового завета. Перед читателем проходят первые две книги «Потерянного рая», где те же образы получили более совершенное литературное воплощение… Любопытен отрывок, развивающий тему текстов, содержащихся в главе 6 «Бытия» (стихи 2, 4), прямо-таки прометеевский по духу. Ангелы обучили людей металлургии и были наказаны за раскрытие «вечных тайн». Они были также людоедами. Согрешившие ангелы были обращены в языческих богов, а женщины их – в сирен; но в конце концов карой им были назначены вечные муки.
Немалыми литературными достоинствами обладают описания неба и ада. Страшный суд вершит «Сын Человеческий, в коем воплощена праведность», восседающий на престоле своей славы. В последний момент некоторые из язычников покаются и получат прощение; но большая часть их, а также все эллинизированные евреи будут преданы вечному проклятию, ибо праведные станут взывать о мщении и мольбы их будут услышаны…
За астрономией идет священная история. До Маккавеев она повторяет то, что известно о начальном периоде из Библии, а о последующих – из истории. Затем автор переходит к грядущим временам: Новому Иерусалиму, обращению оставшихся язычников, воскрешению праведных и мессии.
Кончается книга такими словами: «Верным он подарит верность в обители праведных путей. И узрят они, как родившихся во мраке во мрак и потащат, в то время как праведные воссияют. А грешники возопиют, узрев их воссиявшими, и не миновать им попасть туда, куда предписано им».
Прошу обратить внимание на фразу, выделенную мной жирным шрифтом. Это правда. Сколько-нибудь подтверждаемая фактически история евреев начинается с эпохи Маккавеев, остальное в полном тумане. Гробницы пророков в Иерусалиме такая же подделка, как надгробья святых в России и западной Европе.
Я рискнул злоупотребить вашим вниманием довольно длинной вставкой религиозного содержания с одной лишь целью – показать, что с «мировыми религиями» всё было не так просто, как может показаться поверхностному взгляду. Эти отрывочки показывают, что предхристианское иудейство было уже не совсем тем, каким оно родилось в виде Септуагинты, а трансформировалось потихоньку в сторону всемирного интернационального учения. Для того чтобы совершилась трансформация одного в другое нужен был мессия. И он пришел.

Мировая религия
Жил ли Иисус или Иешуа на самом деле? Существовал ли как реальное историческое лицо? Установить это сейчас доподлинно совершенно невозможно. Да и имеет ли это значение? Одни верят, что был, другие – что не был, и то и другое недоказуемо. Я думаю, что был.
Мне представляется, что реальный человек по имени Иешуа наделал много шуму своей пацифистской философией в иудейской среде Иерусалима. Это более чем возможно, потому что: 1) с серьёзными философами, тем более ярко поэтического склада, в то время было туговато, как впрочем, и всегда, и такой человек, как он, был очень заметен в небольшом городке; 2) евреи, как мы видели выше, тогда ждали мессию, готовы были принять его таким и раззвонить о нем по всему свету; и 3) он действительно мог быть казнен первосвященником иерусалимским при попустительстве римских властей, которым внутренние разборки евреев были до лампочки.
Хотя, по последнему пункту у меня есть сомнения. Скорей всего казнь была придумана позднейшими фальсификаторами христианства, слишком уж коряво обставлено, не верится. Но то, что он умер довольно молодым это, видимо, реально. Поэты и философы, как правило, должны умирать рано и насильственно.
Поэтов бездомных хоть пруд пруди, и философов таких мы видели уже хотя бы в истории Греции, прежде всего это Сократ и Диоген – они наговорили массу интересных вещей, разгуливая по улицам своих городов в непрезентабельном виде, но сами не писали ничего. Их имена и мысли сохранились для нас трудами их последователей или учеников, на христианском жаргоне – апостолов. Есть только небольшая разница – если Платона и последователей Диогена мы знаем, как реальные исторические лица, то с апостолами сложнее – если они и были, то остались неизвестными анонимами. А вот имя Христа – Иешуа мне кажется реальным. Если б это было не так, его назвали бы Эммануилом, как это было заранее намечено.
Евангелия, судя по греческому языку, стилистике, содержанию и чисто греческой терминологии писались в Александрии, в главном центре религиозного творчества. Евангелия безусловно учитывают философию самого Христа и мнения его учеников, но исключительно в контексте того религиотворческого процесса, что был начат во времена Птолемея Сотера. Мне кажется, это должно быть видно из цитат, приведенных мной в прошлой главе. Созданием Нового завета в конце первого века нашей эры бурная деятельность Александрийского Мусейона и заканчивается. Максимум того, что они еще могли сделать до 391 года – времени разрушения и разграбления библиотеки и самого Мусейона – это черновая подчистка истории создания этих религий и уничтожение или сокрытие источников.
С конца первого века христианство и иудейство окончательно разошлись в разные стороны. Иудейство понесло большие потери, прежде всего в личном составе – множество бывших иудеев стали христианами, но и в теории тоже. Появление мощного конкурента явно озлобило фарисеев и заставило их откорректировать своё учение в сторону еще большей изоляции от остального мира. Это было и хорошо и плохо одновременно. Хорошо потому, что позволило им на тысячелетия сохранить в чистоте свою религию и национальные черты, а плохо, потому что вызвало резкие нападки на евреев со всех сторон.
Римский и вообще европейский антисемитизм начала первого тысячелетия хорошо известен. Я полагаю, что нападки на первохристиан в древнем Риме – выдумка творцов истории времен Реформации. Святым отцам того времени нужно было оправдать кровавые нападки на инакомыслящих, прежде всего язычников. Они действовали по принципу: «кто первый начал?» Им нужно было показать, что язычники начали казни первыми.
Если травили кого дикими львами на арене Колизея, то иудеев, а никак не христиан. Христианская религия того периода была полна любви и доброты. Смирение христиан не было показным. Христианские общины были вполне веротерпимыми и не противопоставляли себя окружающим их язычникам. А эти язычники принимали Христа, как одного из богов своего пантеона. Христианские епископы чуть ли не до шестого века избирались открытым голосованием общины и пользовались по большей части заслуженным уважением, как христиан, так и язычников. Естественно, ни о каком тоталитаризме новой религии и речи быть не могло.
Творцы христианского учения могли почивать на лаврах и испытывать чувство глубокого удовлетворения. Христианство быстро распространялось по миру, в основном по Европе, но и по Малой Азии и Африке. На Русь христианство пришло почти сразу в конце первого начале второго века. Вестником его здесь считается Андрей Первозванный. Не исключено, что он был реальным историческим лицом. В проникновении на Русь христианства не было ничего удивительного. Мы уже говорили о Хазарии, где широко было распространено иудейство. Не сложно представить себе, что иудеи, не являющиеся избранным народом по крови, предпочтут христианство. Из Хазарии христианство потихоньку распространялось дальше на север. Идеи Христа нашли отклик в душах русских людей, но вера здесь долго оставалась интересной смесью христианства с язычеством, как и в Европе, впрочем. Об этом мы поговорим в других главах
Христианство первых веков было очень привлекательным и добрым учением. Его символом еще не был тогда распятый на кресте человек. Оно ассоциировалось больше с солнечным культом, доминировавшем в Риме в первые века нашей эры, да и не только в Риме. Не случайно Рождество Христово совпадает с зимним солнцеворотом, а на иконах рисуется нимб в виде солнечного диска в перекрестье. Изначально такой знак ставился и на куполах храмов. Да и сами храмы были не христианскими, а совместными для разных религий, существовавших в эту пору. О том, как эти храмы в дальнейшем отходили под юрисдикцию церкви можно почитать в переписке римских пап, особенно Григория I. У меня нет желания цитировать их.
Христианской «церкви» тоже не было. Какой-то единый аппарат управления тогда был не нужен. Отдельные общины существовали сами по себе. В каком-то смысле датой рождения церкви можно считать 325 год – год заседания Никейского собора. Прежде чем говорить о Никейском соборе, нужно понимать, что представляла собой христианская теория того времени. Это были сплошные споры по всем вопросам. Иначе и быть не могло. Теоретических материалов было очень мало. «Евангелисты» из Александрии были очень талантливыми людьми, но нельзя от них требовать невозможного – предусмотреть всё не смог бы никто. Чуть ли не каждая община имела своё мнение по самым кардинальным вопросам веры. Эти мнения позже были названы «ересями». Одним из главных вопросов для спора было количество сущностей, которыми обладал Христос. Если одной, то божественной или человеческой? А может сразу двумя? и той и другой? А может и тремя. Нам сейчас это может показаться смешным, но тогда богословам было не до смеха – им эти вещи нужно было знать совершенно точно. В результате разномнения христианство поделилось на секты. Перечислю некоторые: паулисты и петровцы (от Петра и Павла), гностики, несториане, а также ариане и сабеллиане (это уже спор о  возможностях отца, сына и святаго духа – в этом вопросе до сих пор черт голову сломит), а еще были манихеи, монофизисты и т.д. и т.п.
Никейский собор (в городе Никея – ныне г. Изник, Турция) утвердил символ веры и создал «ортодоксию» - самое правильное мнение априори. После этого остальные мнения и стали ересями. Протоколы этого первого и важнейшего для христианства собора не сохранились, естественно. Иное было бы странно, учитывая привычку церкви исправлять ошибки задним числом, путем подчистки истории. Неизвестно даже количество участников, примерно от 200 до 318 (официальная цифра последняя). Самые известные участники собора: император Константин, знаменитый святой Николай Угодник он же Чудотворец (тогда епископ) и епископ Арий (от его имени названо «арианство»). Формально ради последнего и был созван собор. Дело в том, что Арий не считал Христа богом, а только пророком. Главным его оппонентом на соборе был Александр, епископ Александрийский (представитель проектной организации). «На Собор прибыли делегаты от территорий, не входивших в состав империи: из Питиунта на Кавказе, из Боспорского царства (Керчи), из Скифии (читай – России), два делегата из Армении, один из Персии.» (Википедия).
В истории церкви всё зыбко и непонятно, благодаря многочисленным подправкам и фальсификациям, но, в целом, тенденции понятны. Участники собора здорово переругались между собой, говорят, что Николай Угодник даже подрался с Арием. В результате все остались при своих мнениях и разъехались в разные стороны, но главная цель собора была достигнута – христианство стало официальной религией Рима, и был утвержден главный символ веры. Привожу его полностью:
Современный текст Русской Православной Церкви
Веруем во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца всех видимых и невидимых.

И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного, рожденного от Отца, то есть из сущности Отца, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша, яже на небеси и на земли; нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего, и воплотившася и вочеловечшася, страдавша и воскресшего в третий день, и восшедшего на небеса, и паки грядущего судити живым и мертвым.

И во Святого Духа.
Глаголющих же о Сыне Божием, яко бысть время, егда не бе, или яко преже неже родитися, не бе, или яко от не сущих бысть, или из иныя ипостаси или сущности глаголющих быти, или превратима или изменяема Сына Божия, сих анафематствует Кафолическая и Апостольская Церковь. Аминь.
Для любителей сравнений еще и на латыни:
CREDIMUS IN UNUM DEUM PATREM OMNIPOTENTEM, OMNIUM VISIBILIUM ET INVISIBILIUM FACTOREM.

ET IN UNUM DOMINUM NOSTRUM JESUM CHRISTUM, FILIUM DEI, NATUM EX PATRE UNIGENITUM, HOC EST, DE SUBSTANTIA PATRIS, DEUM EX DEO, LUMEN EX LUMINE, DEUM VERUM, DE DEO VERO, NATUM, NON FACTUM, UNIUS SUBSTANTI; CUM PATRE, QUOD GR;CI DICUNT HOMOOUSION; PER QUEM, OMNIA FACTA, SUNT, QU; IN C;LO ET IN TERRA; QUI [PROPTER NOS HOMINES ET] PROPTER NOSTRAM SALUTEM DESCENDIT, INCARNATUS EST ET HOMO FACTUS EST, ET PASSUS EST; ET RESURREXIT TERTIA DIE, ET ASCENDIT IN C;LOS; VENTURUS JUDICARE VIVOS ET MORTUOS.

ET IN SPIRITUM SANCTUM.
EOS AUTEM QUI DICUNT: ERAT, QUANDO NON ERAT, ET ANTEQUAM NASCERETUR, NON ERAT, ET QUOD DE NON EXSTANTIBUS FACTUS EST, VEL EX ALIA, SUBSTANTIA AUT ESSENTIA, DICENTES [CREATUM, AUT] CONVERTIBILEM ET DEMUTABILEM FILIUM DEI, HOS ANATHEMATIZAT CATHOLICA [ET APOSTOLICA] ECCLESIA. AMEN.
Оригинал писался, естественно, на греческом, на языке первоисточников, но приводить его здесь я не буду, для меня это китайская грамота.
Собор еще уточнил время празднования Пасхи, но никаких решений по общему управлению христианским движением принято не было. С формальной точки зрения всё осталось по-прежнему, включая принципы управления движением. Я попытался было ознакомиться со списком римских пап от первого до сегодняшнего – не тут-то было. Не нашел я нигде такого списка. Казалось бы, проблем нет его составить, но видимо и здесь какая-то собака зарыта.
Скорей всего, нынешние владельцы Ватикана не хотят объединять в одном списке слишком уж неравнозначные фигуры. Первым папой в этом списке получился бы св. Пётр, а сразу после него пошли совсем простые люди, потому что все епископы того времени были равны и назывались папами (святыми отцами), всего лишь навсего. Но с 325 года римский епископ (папа) становится как бы среди равных самым равным, но это в чисто неформальной сфере, просто, как особа, приближенная к императору.
После того как Римская империя почила в бозе, римские папы опять влачили весьма и весьма жалкое существование. Их обижали все, кому не лень, особенно жители Рима. В VIII веке, правда, один из пап, не буду называть его имени, создал Папское государство простым и незамысловатым способом – он подделал от имени императора Константина дарственную грамоту на город Рим. Получилось, что римские папы аж с IV века имеют полное право владеть этим городом. Простенько, но со вкусом. Для истинной лжи лиха беда – начало. Уже во втором тысячелетии к периоду того же папы приурочили сказочку о Карле Великом, якобы восстановившем на время Западную Римскую империю.
На сегодняшний день, собственно, всё, что можно прочитать в официальных источниках об истории христианства сказки, фальсификация и подделка. Верить нельзя ни одному источнику. Изображается, что в средние века вся жизнь контролировалась церковью (с V по XV века), благодаря этому, под массированную фальсификацию попала и нецерковная история, что самое неприятное. Какова цель этой подделки, вы спросите? Цель проста – распутать задним числом теологические противоречия христианства и изобразить его таким, каким оно выглядит сейчас. Как будто бы оно таким было в течение всего времени его существования, как бы изначально утверждено самим богом. А оно таким не было! Оно стало таким только после XVI века. Схема этой фальсификации по этапам выглядит примерно так:
1. Подготовительный период – с VI по I века до н.э.
2. Раннее христианство – с I по IV века н. э.
3. Первый церковный период – с V по XI века
4. Реформация – XI - XVI века.
5. Постреформационный период – с XVII века по настоящее время.
Давайте рассмотрим каждый из этих периодов в отдельности. Хочу только сразу предупредить читателя, что под «Реформацией» я понимаю не совсем то, что принято историками. Для меня это не раскол западной церкви на католическую и протестантскую, а довольно длинный период перехода её от первоначального вида к сегодняшнему.

Этапы фальсификации
1. Подготовительный период – с VI по I века до н.э. выглядит будто бы вполне достоверно, но это только так кажется. Главный объект фальсификации здесь касается христианской предыстории, то есть истории еврейства, о которой мы достаточно подробно говорили в предыдущих главах. Если бы только это - было бы полбеды, даже четверть беды.
Главное в том, что возвеличивание еврейства произведено за счет остальных народов. Предположим, я могу поверить в то, что Пифагор жил и работал в шестом веке до н.э., но собранные в кучу все остальные выдающиеся теоретики религии и философии вызывают огромное сомнение. Когда мы о них узнали вообще? В XVI веке, в разгар Ренессанса. Нам подали их на тарелочке – нате, кушайте. При этом половина книг Платона считаются подделками, три четверти книг Аристотеля тоже, про остальных и говорить не стоит. А кто может определить с вероятностью 100% где подделка, а где нет? Никто. А как можно проверить годы рождений и смерти? Никак. В Греции годы считались Олимпиадами, а как определить год первой Олимпиады? Опять же никак. Чтобы не мучиться и облегчить себе работу, фальсификаторы сконцентрировали всех сколько-нибудь значительных людей в одно время и поместили их в одно место – в Грецию. Теперь понятно, почему в Греции всё есть?
А вы знаете, что в Китае до XVII века было совсем другое летоисчисление, несовместимое с христиано-европейским? А знаете, кто привел его к общему знаменателю? Английские христианские миссионеры. Теперь понимаете, почему Лао-цзы с Конфуцием попали в VI век до н.э.? Хорошо еще не в Грецию! И то, слава богу.
После этого совсем уже не удивляешься тому, что Заратустра, официальными источниками отнесенный к тому же шестому веку, на самом деле (по результатам лингвистического анализа) мог жить никак не позже XII века до н.э. Но так же нельзя? Получается, что монотеистический зороастризм гораздо древнее христианства. Это же скандал! Нельзя допустить такого. Как впрочем, нельзя его и утаить (зороастризм до сих пор имеет своих приверженцев), как нельзя было утаить китайцев – миссионеры опоздали. К моменту их приезда в Китай даосизм уже стал широко известен в Европе.
А как же с остальными народами? С русскими, немцами, французами и проч.? А их просто забыли. Не до них было, поэтому они и не вписались в сладенькую картинку античности, остались варварами под смешными названиями. Например, кто такие «лангобарды», много раз громившие Рим? Лангобард, вернее лонгобард, означает – длинная борода. Это они сами себя так называли? Кто они? русские или немцы? Это кличка, растиражированная в истории, благодаря отсутствию фантазии у фальсификаторов.
2. Раннее христианство – с I по IV века н. э. также покрыто мраком на большей части территории, подверженной этому явлению, за исключением Римской империи. Да и там картина искажена мнимыми гонениями на христиан. Эти «гонения» появились в «истории» под впечатлением европейской инквизиции тринадцатого-шестнадцатого веков, для оправдания этой инквизиции. Подобным образом старослужащие солдаты оправдывают для себя «дедовщину» в армии – меня били в первые полгода службы, а теперь я буду бить молодых.
Хотя, с другой стороны, действительно, может сложиться впечатление, что христианство разрушило Римскую империю, а империя сопротивлялась этому. Взаимосвязь налицо, но кто его знает, кто кого разрушил, христианство империю или наоборот. А может, просто совпало одно с другим? Я думаю, что демократический дух раннего христианства всё же сыграл свою роль. Как бы там ни было, факт остается фактом, с начала пятого века Западная империя приказала долго жить. Но перед этим она пустила отравленную стрелу в христианство – она, в лице Константина, начала создавать ЦЕРКОВЬ. Став государственной религией Рима, христианство не могло не начать копировать административно-чиновничью структуру империи. В конечном счете, это дало силу церкви, но убило христианство, его дух.
То, что мы имеем сейчас, это совсем не то христианство, что было задумано и получило широкое распространение в начале первого тысячелетия. Церковь сформировалась далеко не сразу, но через пятьдесят с небольшим лет после Никейского собора, мы видим первое агрессивное действие с её стороны – разграбление Александрии. Вроде бы случайное событие, типа стихийного бедствия, но это стихийное бедствие было тщательно спланировано и исполнено. Нам говорят, что глупый народ в порыве слепой ярости разгромил и уничтожил Александрийскую библиотеку, но, присмотревшись внимательней, мы видим несколько иное. Александрийский Мусейон явно не зависел от епископа Феофила и, не исключено, что даже начал шантажировать Рим разоблачением тайны о рукотворном создании христианства. Даже если не шантажировал, терпеть документальное свидетельство о всемирной лжи, этот дамоклов меч над своей головой, церкви было невозможно. Феофил спровоцировал толпу на бесчинства и под шумок вывез основные архивы в Рим. С этого момента хвост змеи соединился с её головой. Дорога для дальнейшего развития церкви стала открытой.
3. Первый церковный период продлился довольно долго – с V по XI века. Этот период большинством авторов включается в мрачную эпоху средневековья, но это не совсем правильно. Церковь в это время не имела еще того всеохватывающего и парализующего влияния на общество, какое возникло позже, после схизмы и реформ. Этот период правильней было бы отнести к поздней античности. Если бог даст, я как-нибудь займусь описанием этой эпохи в художественной форме – это было очень неплохое время. Европа от римского имперского фанатизма вернулась к практике античных городов-государств. Нам говорят о феодализме – глупости, вспомните про Венецию, Геную, Константинополь, французские города, наш демократический Новгород – они ведь стали такими именно тогда. В те годы был упадок в философии и искусствах? Это правда, но кто сказал, что для счастья человека нужно именно это?
Кто знаком с личностью святого Франциска, не сможет не поддаться очарованию этого Диогена христианского времени. Раннее христианство принесло с собой идеологию бессеребрянничества и культа простой жизни. Таких людей, как св. Франциск было много. Кичиться богатством и образованностью стало не модно и даже совестно. Отсюда и упадок во внешней мишуре, сопутствующей богатству. Но упадок этот был не так велик. Этот период истории нам кажется беспросветно мрачным не из-за упадка, а из-за того что сведения о той жизни почти полностью уничтожены во времена так называемого Ренессанса. Для нас остались только церковные документы, а они действительно печальны. Церковь тогда переживала свои тяжелейшие времена.
Ни о какой доминанте церкви в жизни народов тогда и речи быть не могло. Храмы в большинстве своём принадлежали не ей, а другим религиозным направлениям. Само христианство было разделено на множество сект совершенно не подчинявшихся церкви. Не смотря на широкое распространение христианства в Европе, здесь доминировали «языческие » обычаи. К тому же в Азии появился новый и очень опасный враг – ислам, который выглядел очень привлекательным для многих и уже поглотил «исконно» христианские страны: Сирию, Испанию и всю Северную Африку.
Самое плохое, что имело место в этот период – это были многочисленные войны, связанные, прежде всего с нарушением ранее существовавших связей между отдельными частями Европы, ухудшением торговых и почтовых путей. Религиозная нетерпимость тоже начала поднимать голову. Ты язычник, я христианин – вполне достаточный повод для войны. Были в этих войнах свои лидеры и даже герои, но вряд ли мы  когда-нибудь узнаем о них. Они стерты из истории. Вместо них со времен Реформации тут красуются чисто художественные образы: варяги, нибелунги, король Артур и Карл Великий.
4. Реформация  XI - XVI века – это действительно самый мрачный и страшный период в жизни европейских народов, то самое Средневековье. Церковь тут взяла своё и отомстила людям за все прошлые унижения сразу.
Начался этот период с великой схизмы – раскола между восточной и западной церквями. Отношения между этими церквями никогда не были радужными. Бертран Рассел удивляется, описывая отношения римского папы с константинопольским патриархом в VI веке, патриарх почему-то не подчиняется папе. Это удивление базируется на современном западном центропупизме.  А почему, собственно, патриарх (старейшина) должен подчиняться простому епископу из Рима? Особой «приближенной к императору» в то время уже был патриарх – Рим стал заштатным городишком. Вопиющие обманы римских пап, типа подделки грамоты императора Константина, тоже вряд ли добавляли доверия. Схизмы случались и ранее, но в одиннадцатом веке раскол стал окончательным. Формальное единение в унию на последующих соборах – фикция, не более того.
С конца XI века в ставшей теперь самостоятельной западной церкви началась Реформация по исламскому типу. Пример ислама за сотню лет завоевавшего полмира, практически с нуля, просто-таки колол глаза. Его опытом нельзя было не воспользоваться. Немного отвлекусь, с вашего позволения, чтобы определиться с тем, что такое ислам.
В VII веке семитский купец Магомет написал Коран – милое стихотворное произведение, перевернувшее мир, сделавшее его другим. С этого момента семиты окончательно разделились на арабов и евреев, а мир окончательно разделился на Восток и Запад. Глубоко символично, что слово «коран» в одном из своих значений звучит как «стена», а «суры», из которых он состоит, - как «кирпичи». Мне кажется, Магомет в своём творчестве был не просто вдохновлен идеями иудейства и христианства, он хорошо знал их и историю их возникновения. Во всё это он привнес сладкую поэзию арабского Востока. Бог у него тот же самый, что в зороастризме и иудействе, а Христос - один из пророков. Теология его очень похожа на арианскую – сам Магомет нисколько не претендует на божественность. Он тоже только пророк. Изначальный ислам прост и понятен любому, самому необразованному человеку. В упрощенном виде он как бы объединяет все предыдущие «книжные» религии на основе арабских традиций, но знаете, что самое главное в этой стене из кирпичей? Он взял из иудейства его ТОТАЛИТАРИЗМ! Ислам выбросил на помойку тупиковую теорию об избранном народе и так же интернационален, как и христианство, но тоталитарен, как еврейская религия. К еврейским ограничениям в питании он добавил выпивку и оставил тоталитарную метку на мужских членах – обрезание крайней плоти.
Очень интересный был подход к исламизации покоренных арабами народов. Магомет был категорическим противником каких либо насильственных мер к сторонникам книжных религий – зороастризма, иудейства и христианства. Им разрешалось исповедовать свою религию, но с них брался за это налог. Налог был небольшой, но всё же был. Вы знаете, почему у таджиков или узбеков халаты без воротников? Чтобы сразу было видно, что на шее не висит крест или еще какой религиозный значок. Налог, даже небольшой никому платить не хотелось, и люди сами принимали ислам. В очень короткое время Средняя Азия и Персия отказались от зороастризма, а Сирия от христианства, за редким исключением. Персы даже подошли к исламу творчески – изобрели свою версию ислама, шиитство.
Римская церковь прекрасно понимала, что таких грандиозных военных успехов арабы достигли благодаря тоталитаризму своей религии, но как это сделать с христианством? вот вопрос. Обрезать всем члены? Но этого сделать никак нельзя. Дело даже не в том, что народ не согласится, просто нельзя было брать ничего от евреев – антисемитизм достиг к тому времени поистине массовых масштабов и подогревался самой церковью. Что делать?
Придумали, конечно. Не сразу, но придумали… поэтапно. Первое, что было сделано уже в конце одиннадцатого века – это реформа церковной жизни. Разболтавшихся попов и монахов построили и рассчитали. Кто не смог перестроиться были уволены или убиты. Начались карательные меры к священникам за взятки при поступлении на должность (так наз. симония) и за блуд с женщинами. Причем больше карался не сам блуд – это пожалуйста – важно было внедрить безбрачие (целибат). Неженатому священнику нужно меньше собственности – больше будет думать об общем деле. Второе новшество – на базе монастырей стали создаваться рыцарские ордена. Постепенно, но неуклонно западная церковь стала превращаться из религиозной в мощную военно-политическую организацию. И как только силы были накоплены, церковь объявила джихад инакомыслящим. На церковном сленге это называлось «крестовыми походами».
Крестовые походы не дали того эффекта, что ожидался, поэтому пришлось добавить еще одно изуверское новшество – инквизицию. Вот после этого западная церковь стала самой сильной тоталитарной системой в мире. И без всяких еврейских штучек, прошу заметить.
Нам рисуют крестовые походы как героические приключения эдаких благородных идальго с львиным сердцем, скачущих в своей броне по каменистым пустыням Палестины. Как же. Сейчас. Когда Фридрих ни с того ни с сего вдруг взял Иерусалим, полюбовно договорившись с сарацинами, оказалось, что это никому не нужно. Война нужна была сама по себе. Какой там гроб Господень? Главные удары крестоносцев были направлены на своих – на язычников и христианских сектантов из южной Франции и Испании, на Константинополь, на Прибалтику и Новгород со Псковом, в конце концов.
Господь им судья и дело не в этом. Самое главное, что удалось сделать тогда церковникам – построить всю Европу в колонну по два, уничтожить военным путем всё инакомыслие, вместе с мыслями совсем. А вы называете Советский Союз тоталитарным? Да, по сравнению с римскими папами XIV-XVI веков Сталин агнец божий, я уж не говорю про Брежнева.
В Европе того времени пикнуть никто не мог против церкви – он тут же отправлялся на костер без суда и следствия. Надеюсь, вы понимаете, что представляла собой тогдашняя тоталитарная Европа? С бесконтрольными Францисканцами, Бенедиктинцами, Иезуитами при поддержке крестоносцев? Если представляете, то не будете удивляться тому, что в этих условиях можно было провести еще и реформацию истории. И она была проведена.  В то же время была подправлена не только история, но и «святая святых» - Евангелия. Представьте себе, например, мог ли Иисус говорить о «церкви», которой при его жизни и в проекте не было? И александрийцы о ней даже не помышляли. А фразочка: «Не мир я вам принёс, но меч»? это от Иисуса то? который велел другую щеку подставить, когда по одной уже ударили? Есть еще ряд анахронизмов в Евангелиях, но это предмет отдельного обсуждения.
Еще раз направлю тех, кто серьёзно интересуется европейским христианством, к книге Уве Топпера «Великий обман», там фактическая сторона вопроса освещена довольно подробно, хотя и с сомнительными выводами.
Во времена Реформации артефактов, особенно письменных, было не так уж много, ненужные удалось уничтожить почти полностью и заменить их новыми, пусть корявыми и некачественными, но единственными в своем роде. Церковь родилась от обмана, всегда жила обманом и сейчас пока не изменилась.
В оправдание сегодняшней церкви могу сказать только, что я и сам не представляю себе, как сейчас вдруг церковь сможет сказать людям правду. Лжи накопилось столько, что правда, выплыви она сегодня по настоящему, с доказательствами и признаниями, вызовет такой шок в обществе, с которым не сравнится ни одна революция.
Но с другой стороны, правду говорить рано или поздно придется, потому что:
5. Постреформационный период – с XVII века по настоящее время явно подходит к концу. Из нынешнего всемирного кризиса другого выхода я просто не вижу. Нужно говорить правду!
Почему начался в те поры этот новый период в истории? Почему церкви пришлось потесниться? А потому же, почему распался Советский Союз, гитлеровский Третий рейх и прочие экстремальные тоталитарные системы – они к счастью нежизнеспособны. Дойдя до апогея своего развития, они сами собой начинают распадаться. Правильно сказал Маркс про капитализм, что только родившись, он породил своего могильщика. Только он ошибся, считая, что это пролетариат – это не пролетариат, а совсем наоборот. Могильщиком капитализма является сам капиталист, его безмерная, беспредельная жадность. В России говорят: жадность фраера погубит. И губит постоянно всех фраеров. Жадность Гитлера в завоеваниях сгубила его империю. Жадность советских чиновников сгубила СССР, жадность попов сгубила церковь. Жадность капиталистов поставила сейчас мир на грань катастрофы.
Как выйти из этого порочного круга? Об этом мы поговорим в последней части книги, а пока перейдем к чисто российской истории.

Андрей Первозванный
Начнем наше исследование с появления на Руси христианства. Но не с так называемого «крещения Руси», а несколько раньше, лет так на тысячу. Мы с вами уже отмечали, что Русь прошла все этапы становления христианства, те же, что и в остальном мире. А началось это становление почти точно за тысячу лет до Владимира Крестителя. Примерно в первом веке до нашей эры хазары стали иудеями. Собственно эта фраза совсем не точная, правильней сказать, что группа русских людей из Причерноморья стала хазарами, приняв иудейство.
Лет через сто или чуть больше после этого здесь появился первый христианский миссионер – Андрей Первозванный. Я не понимаю, почему церковники о нем сейчас не говорят. Не случайно ведь он один из самых уважаемых святых на нашей земле – главный орден в России – А. Первозванный, флаг на военных кораблях Андреевский. Почему молчок? и все разговоры только о Владимире? А потому, наверное, что главная цель – замолчать ту форму правления, что была на Руси до пресловутого крещения в десятом веке. Это во-первых, а во-вторых, здесь действует та же причина, что и в Европе – показать само христианство стабильным и целостным во все времена.
Я не отношу себя к христианам и не испытываю особой гордости за тот факт, что христианство пришло на Русь на восемьсот-девятьсот лет раньше, чем это принято думать, но факт есть факт. Откуда иначе могли на Никейском соборе в 325 году взяться русские представители? Было оно здесь, было и никуда от этого не денешься.
Андрей Первозванный не менее реальный исторический персонаж, чем сам Иисус Христос. Вот что пишет о нём православный календарь:
«Святой апостол Андрей Первозванный первым из апостолов последовал за Христом, а затем привел к нему своего родного брата святого апостола Петра... После Сошествия Святого Духа на апостолов, святой Андрей отправился с проповедью Слова Божия в восточные страны. Прошел Малую Азию, Фракию, Македонию, дошел до Дуная, прошел побережье Черного моря, Крым, Причерноморье и по Днепру поднялся до места, где стоит теперь город Киев. Здесь он останавливался у Киевских гор на ночлег. Встав утром, он сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет великий город, и Бог воздвигнет много церквей». Апостол поднялся на горы, благословил их и водрузил крест. Помолившись, он поднялся еще выше по Днепру и дошел до поселений славян, где был основан Новгород»...
И это не с потолка взято. Это подтверждается историческими документами. Правда, остается вопрос, насколько им можно доверять, но всё же, если доверять одному, нужно доверять и другому. Не может же быть, чтобы все факты были сфальсифицированы. Конечно, то что апостол Андрей неоднократно упоминается в Евангелиях, делает его мифическим персонажем, да и текст православного календаря явно художественный, но: «Евсевий Кесарийский в первой половине IV века, ссылаясь на не дошедшее до нас сочинение Оригена, говорит о служении Андрея в Скифии. Ориген, согласно Евсевию, утверждал, что для определения направления своей миссионерской деятельности 12 апостолов бросили жребий. Так Петру выпало проповедничество в Риме, Матфею — в Палестине, Марку — в Египте, Иоанну — в Малой Азии, Фоме — в Парфии, а Андрею — в Фракии и Скифии» (Википедия). Это подтверждается и в письме к русскому князю «Всеволоду Ярославичу, написанное от лица императора Михаила Дуки (1072-1077) его секретарём, знаменитым учёным своего времени, Михаилом Пселлом, с целью сватовства за брата императора дочери Всеволода. Одним из аргументов к теснейшему союзу двух дворов служит здесь следующий: "Духовные книги и достоверные истории научают меня, что наши государства оба имеют один некий источник и корень, и что одно и то же спасительное слово распространено в обоих, одни и те же самовидцы божественного таинства и его вестники провозгласили в них слово Евангелия"» (там же). Несомненно, тут имеется в виду путешествие Андрея Первозванного.
Всё это вполне возможно, хотя наличие Новгорода в первом веке новой эры несколько смущает, название города связано с Рюриком, который жил несколько позже. Впрочем, пустынность днепровских берегов тоже кажется фикцией. Как и во всей исторической литературе относящейся к тому времени в повествованиях плавает очень много мути. То что Русь с Византией или, правильнее, с Романеей связывает очень многое, несомненно. Исторические параллели, на которые намекает Царьградский император, наверняка были очень широкими, но это лишь изредка проскакивает  в литературе. Та же Википедия повествует о более позднем периоде вот таким образом:
«В IX—X вв. заметное значение для Византии приобрели взаимоотношения с Киевской Русью. Впервые русы отметились походом на Константинополь в 860, вскоре после этого успешного набега произошло так называемое Первое Крещение Руси, место и обстоятельства которого достоверно не установлены».
Само понятие «Киевская Русь» вызывает очень серьёзные сомнения, но главное что первый поход обозначен в 860 году, хотя за полстраницы до этого есть вот такая фраза.
«В 626 году Константинополь был осаждён аварами, славянами и союзными им персами. Сообщение об этом событии в старогрузинской рукописи («Осада Константинополя скифами, кои суть русские»)». Значит «русские скифы» уже осаждали Константинополь.
И в договорах с Константинополем русские князья говорят: «Мы от роду русского». И в 626 году поход был наверняка не первым, но ничего не поделаешь – приходится терпеть эту вакханалию «фактов».
Но мы сейчас говорим о начале первого тысячелетия. Мы уже отмечали раньше, что христианство в первые века своего существования было весьма демократичной религией. На Руси эта демократичность пришлась всем по вкусу. Люди прислушивались одинаково как к христианским проповедникам, так и к волхвам. Главным богом на Руси всегда был Род, аналог и прародитель христианского Саваофа. Но этот главный бог был слишком далеко и высоко, ближе и активней почитался Велес, аналог греческого Диониса (Вакха) на второе место можно поставить, пожалуй, Макошь – богиню судьбы, но и Христа не забывали. Сейчас находят двухсторонние медальончики того времени – на одной стороне языческие руны, на другой – христианский крестик. И это всех устраивало до конца десятого века.
Это двойственное религиозное положение проглядывает в «Слове о полку Игореве», оно относится к более позднему периоду, но хорошо отражает положение с религиями и в первом тысячелетии. «Слово о полку Игореве» - воистину чудо, явившееся русскому народу в конце XVIII века. «О Боян, соловей старого времени! Вот бы ты походы те воспел, скача, соловей, по мысленному древу, летая умом по подоблачью, сливая славу обеих половин сего времени, рыща по тропе Трояна через поля на горы. Так пришлось бы внуку Велеса воспеть песню Игорю…» Стоп, стоп, простите, какой Боян-Троян? Какого Велеса? И почему воины Даждь-божьи внуки? Это же конец XII века, Русь же уже двести лет, как крещеная ходит. Вроде бы. Видно, не очень-то она была христианская эта Русь и в XII веке.
А ведь «Слово о полку Игореве», как и «Слово Даниила заточника», кроме религиозно-политических сведений несет нам и сведения общекультурные. Помните, я раньше приводил письмо Александра Македонского Аристотелю? Александр обижается там на своего учителя за то, что он «опубликовал» не те сведения, что нужно, не обратили на это внимания? А ведь действительно странно – мы связываем это слово с книгопечатанием и другими средствами массовой информации и вдруг это у Александра Аристотелю! А помните шестидесятые годы? когда, скажем, Высоцкого нельзя было найти на пластинках – не издавался он тогда, но у всех желающих пленки с его песнями были. А до появления магнитофонов стихи и песни переписывались вручную. Я это застал – сам переписывал. Вот так же публиковали свои произведения авторы в античности: обладатель рукописи давал её на денек-другой приятелю и все дела. Только для этого рукопись должна быть особо интересной.
Я тут читал комментарий к Слову Даниила от самого (страшно подумать) почти святого академика Лихачева. Глупость неимоверная – в комментарии текст Слова принимается за чистую монету, а это же памфлет, фельетон своего рода. Автор Слова откровенно издевается над князем и смеется над тогдашними порядками. Почитайте – не пожалеете. Вот на такие Слова не жалко было людям тратить время на переписку.
И письменность на Руси существовала с незапамятных времен. Над нами издеваются, говоря, что письменность на Русь принесли два полуграмотных монаха. Почитайте переписку между собой простых людей в новгородских берестяных грамотах, и вы убедитесь в этом. И язык с тех пор почти не изменился – это только в церковных грамотах выворачивают слова, чтобы поумнее казалось, их лучше китайскими грамотами называть. А народ говорил всегда живым нормальным языком. Тут один чудик в интернете (вроде как известный писатель) заявил, что Пушкин изобрел в своё время новый русский язык. Да Пушкин начал писать на обычном языке, которым тогда говорил народ! Ну, может, облагородил немного. А вообще-то, его этому языку Арина Родионовна научила.
А что же принесли на Русь монахи? Кирилл с Мефодием перевели, судя по всему, святое писание на какой-то из славянских языков, который сейчас называют «древнеславянским». Скорей всего это был древнеболгарский или древнесловацкий, потому что начинали свою деятельность Кирилл с Мефодием в Болгарии или в Моравии. Для греков это был Сарматский язык. Геродот называет этот язык искаженным скифским.
Еще одна загадочка, попутно. Предположим, что болгары и словаки были в ту пору неграмотными, что должен был бы сделать миссионер? Воспользоваться латиницей, как это и делали все миссионеры до и после него. Ну, в крайнем случае, греческим алфавитом, если он действительно имел отношение к Византии. А что они сделали? Девяносто девять процентов респондентов ответят – придумали кириллицу. Нас же этому учат в школе! Отвечающие так, попадают пальцем в небо по двум причинам. Первая широко известна – кириллицей русскую письменность стали называть с лишком через сто лет после смерти её предполагаемого изобретателя, когда оного уже назначили легендой, а вторая состоит в том, что ни Кирилл, ни Мефодий этой самой кириллицей не пользовались и, судя по всему, даже не знали её. Они сделали буквы из глаголицы.
Дело в том, что на Руси, в славянской конфедерации или Скифии (как говорится, хоть горшком назови, только в печку не суй), с глубокой древности существовало две письменности: буквица и глаголица. Буквица с большими изменениями дожила до наших дней, та самая буквица, что стала когда-то образцом для греческого и латинского алфавитов. А что касается второй письменной системы, то достаточно одного взгляда на её графику, чтобы понять, что это вовсе не буквы – это иероглифы. Само название глаголица об этом говорит, глагол это не буква – это слово. Только больная фантазия может увидеть в нарисованных ножницах букву «ж», в прялке букву «б», а в замочной скважине букву «с». Вот это и было изобретением братьев монахов.
Значится, письменность у нас здесь была, и даже литература с журналистикой. Какой еще культуры нам здесь не хватало? Картин во всю стену маслом на холсте? так это изобрели гораздо позже во времена Ренессанса для удовлетворения вовсе не эстетических, а скорей снобистских потребностей. Бытовое искусство здесь было на достаточно высоком уровне – стоит посмотреть хотя бы на «золото скифов». А резьба по дереву? Почти ничего не осталось, правда. Мебель, прялки, резные украшения домов – всё сгорело в пожарах и революционных печках. Бытовые фигурки богов все уничтожены за редким исключением. Иногда, например, еще попадаются на развалах статуэтки бога Ярилы в форме фаллоса с глазами. Когда входишь в дом, его погладить нужно «на счастье», особенно женщинам.
Вот еще чего у нас нет – монет с изображением древних царей. Так у нас один единственный был царь – Горох, и тот в сказках. В качестве денег на шее носили золотые, серебряные или медные стерженёчки – гривны. Гривна, потому что на загривке носилась. Иногда они отливались в художественных формах, змейкой, например. По мере надобности от гривен отрубались кусочки – рубли. Когда рублей собиралось много, их опять переплавляли в гривны, благо денежные металлы легкоплавкие и гибкие. У нас не было тогда царей или князей, страстно желавших увековечить себя на монетах или в камне – неприлично это было.
Русская архитектура не менялась тысячелетиями, но мода соблюдалась, и дерево в архитектуре предпочиталось, чтобы легче менять детали, когда надоест старое и плюс к тому - из-за дешевизны. Русская ментальность такова – жизнь копейка.
И музыка на Руси была хорошая. Вспомните о Садко. И струнные инструменты были, и духовые, и ударные. Кукольные театры были с традиционным Петрушкой или как он тогда назывался? И театрализованные представления устраивались скоморохами на базарных площадях и по домам в праздники. Хороводы водили с песнями. Спортивных игр было много. Американский бейсбол – это ведь древняя русская лапта, не более того. Всё было, как у людей.
«Греческий огонь» и «дамасская сталь» тоже пришли в мир из Скифии, это уже и доказывать не надо. Так что же случилось, если всё было так хорошо? А я вам скажу: к нам пришел Владимир Креститель и внедрил здесь ЦЕРКОВЬ, которой, не смотря на широкое распространение христианства, до него не было, поэтому-то всё хорошо и было.
До конца десятого века у нас здесь была не дикость первобытнообщинная и не средневековье. У нас была здесь поздняя античность. И еще одного у нас не было – не было единого ГОСУДАРСТВА. На Руси были самостоятельные города-княжества.

Древняя Русь
Когда в предыдущей части книги мы говорили с вами о древней Греции, мы видели, что Греция в период своего расцвета представляла собой некий союз достаточно свободных друг от друга городов-государств, объединявший ахейцев, ионийцев, дорийцев и прочие народности по большей части греческого (эллинского) этноса. А сколько было этих городов в этой великой стране? Наверное, можно посчитать, обратившись к источникам, но, честно говоря, мне лень. Я думаю, что не ошибусь, назвав число 20-30? Ну не больше же? Ну, пусть 40 – с запасом.
А теперь посмотрим на соседнюю с греками «Скифию». Е. Савельев, ссылаясь на сведения иностранцев, называет цифру 4 000! Да Греция же мышь рядом со слоном! Это же на два порядка больше! Предположим, что иностранцы ошиблись и уменьшим количество наших городов вдвое, до двух тысяч – хотя на столько они ошибиться не могли. Но всё равно, Скифия остается в пятьдесят раз больше Греции. И это до нашей эры, когда того же Израиля еще и в проекте не было. Почему так много историки говорят о Греции и Израиле мы с вами уже разобрались раньше. Господь с ними, пусть говорят, но почему мы должны забывать об остальных? Прежде всего, каждый о своей родине?
Я попробую восстановить немного историческую картину, хотя лучше бы это делали профессиональные историки.
Что тогда представлял собой типичный русский город? Укрепленный кремль, за земляными валами и стенами которого находились обязательные базарная и вечевая площади, храм, княжеский терем и боярские имения. Вокруг кремля располагался посад. У некоторых городов, в частности, Киева были и остаются до сих пор свои особенности, благодаря холмистому ландшафту, к примеру, но это не имеет принципиального значения. Насчет храма я не делаю хронологической ошибки, храмы по свидетельствам европейских и арабских путешественников были на Руси во всех городах задолго до христианства, они имели примерно такую же форму, как и сейчас, но молились в них другим богам. Опять же, нужно очень не любить свою Родину, чтобы думать, что у греков были храмы, а у нас нет, когда по свидетельству того же Геродота наши с греками молились одним и тем же богам.
Бог с ними с храмами. Гораздо интересней понять, что такое боярское имение. Это было, отгороженное общим забором или немного разбросанное жилище родового клана. Здесь жили не только боярин с боярыней, их престарелые родители, братья, сестры, дети, племянники, но и совершенно чужие им по крови люди, считавшиеся такими же членами семьи, как и остальные. На Руси никогда не было рабов, пленные враги, последние смерды и чернорабочие холопы приживались в кланах и становились равноправными членами фамилии. Боярские кланы могли доходить до нескольких тысяч человек, это не считая деревенских хлебопашцев. Клан имел свои лавки на базаре, гончарные, кузнечные и др. мастерские. Боярином становился самый уважаемый человек рода, вовсе не обязательно самый старый – старики старались вовремя уходить на покой. Боярин представлял всех своих домочадцев на вечевом собрании или в боярской думе. Боярин нёс ответственность за своих людей, как за свою семью. Средний боярин вовсе не был таким надутым индюком, каким нам его рисуют сейчас с целью опорочить наше прошлое.
Город, на собрании бояр, выбирал князя. В большинстве городов князь выбирался из своих, но на севере, в частности в Новгороде, был обычай нанимать князя со стороны. Так было с Рюриком или Александром Невским. Слово «князь» тогда не было званием – это была должность. Я лично прощаю Шлецеру попытки произвести русское слово князь от иностранных слов кёниг или конунг, это от незнания русского языка, что для немца вполне естественно. В русском языке словом князь обозначалась верхняя часть терема, а если это не терем, а небольшой дом, то употребляясь уменьшительное – князёк. Сейчас эту часть крыши  ошибочно называют коньком. Конёк, на самом деле, это украшение князька, чаще всего делавшееся в форме лошадиной головы. Кстати, о князьях - Рюриком или, правильнее, руриком еще до сих пор в некоторых районах России называют какую-то разновидность сокола, реже - голубя. Всё равно, вполне достойное имя для князя и более чем русское. Нужно отметить, что к князьям на Руси относились слегка пренебрежительно, что и чувствуется из названия. Князем с княгиней, кроме того, называли жениха с невестой на свадьбе, шутка такая.
Князь исполнял перед обществом обязанности по охране города в мирное время, судебные функции и самое главное функции представительские. Главная обязанность князя была  держать и накрывать для всех большой стол, пить-гулять за ним со всеми желающими круглый год. За этим столом, по большей части и решались главные вопросы. Для исполнения этих обязанностей князь собирал необременительный для людей налог.
В некоторых городах, например, в Словенске (Новгороде), Рязани, Твери или Киеве, сидел Великий князь, его стол был еще больше и еще обильнее, кушали на нем по высшему разряду. А что еще означает термин «столица»? именно это – открытый для всех хлебосольный стол. Князь так же отвечал за своих подопечных, как и бояре. Дружина его называлась детинцем, потому что юридически он отвечал за них, как за своих детей. Это были хорошо вооруженные ратники, но сколько их было у одного князя? Человек 50-60? ну сотня, больше не нужно было, да и дорого обошлась бы их экипировка и кормление. Но с другой стороны, мы видим постоянные победоносные войны. Какими силами? вопрос.
Если заглянуть в летописи, можно там прочитать, что князь Олег привел под стены Константинополя 2000 кораблей (русские ладьи византиец называет скифами) с 80 000 воинов и перечислены князья поддержавшие его. Если сложить все дружины, перечисленные летописцем, арифметика всё равно не пляшет. Максимум, что они вместе могли выставить это тысячи три-четыре, а тут восемьдесят! Где же он взял столько? А всё дело в том, что каждый боярин мог выставить отряд ничуть не меньше княжеского. Основную силу русского войска определяло так называемое «народное ополчение».
Предположим, что крупное войско нарушает границы Конфедерации. По системе кострового оповещения, например, или другим системам связи, наверняка существовавшим в то время, это тут же становилось известно во всех её концах. И из каждого города выходит уже не одна дружина князя, а в десять раз больше. При наличии 4000 городов, сколько нужно с одного города, чтобы выставить миллионное войско? 250 человек. Это ж – легко. Вот почему погорели и Дарий и Македонский.
Кстати, нас сейчас уверяют, что у бояр было безобразное занятие – местничество. А что в нем плохого? Бояре кичились вовсе не древностью рода. Один боярин представляет тысячу человек, а другой пятнадцать тысяч. Ясно же, что их голоса не могут весить одинаково. Именно поэтому боярин, имевший большую силу, чем другие, имел место ближе к центру стола.
То что Русь тогда была конфедерацией городов-государств, вернее городов княжеств, совершенно не подлежит сомнению, но восстановить точную её структуру практически невозможно. Это было бы смешно, если б не было так грустно, но из четырех тысяч городов мы можем поименовать только единицы, ну десятки. Может быть, со временем это положение улучшится, но пока мы не можем даже точно определиться с великими княжествами.
Не знаю на чем основано разделение русского этноса на полян, древлян, вятичей кривичей и т.д. видимо, есть к тому основания, так же как деление греков на ахейцев, ионийцев и прочих. А уж какие нам давали названия греки с римлянами, это уж вообще смех один, но тоже на чем то это было основано. По крайней мере, по этим названиям мы сейчас можем знать, что так называемые «славянские племена» жили по всей Европе, включая запад. Причем, что характерно, старинные поселения не имели ярко выраженного национального характера. Рядом с русскими прекрасно уживались инородные племена, такие как: весь, меря и прочие, на севере это по большей часть угорские народности, а на юге  – греки, персы и др. Почему я говорю, что они здесь жили в мире и добрососедстве? А как иначе они могли сохранить свой язык и национальные особенности до наших дней?
Из летописей мы знаем о таких великих княжествах, как Новгородское, Киевское, Рязанское, Тверское, Тмутороканьское, но очень многих мы не знаем. Нам сейчас выдают за историю Руси сокращенную версию летописи Новгорода с подчиненным ему Киевом, но это же далеко не вся Русь! Вопросов в нашей истории настолько больше, чем ответов, что браться за это страшно, но надо же когда-то начинать. Ведь очень же интересно узнать, что это за остров Буян такой? или почему Черное море в древности назвалось Русским морем. Почему в русском языке с глубокой древности есть слова: слон, единорог, бегемот… я уж не говорю про самолет и ракету. Покопаться бы по-хорошему в русских сказках и былинах, осталось ведь кое-что от записей восемнадцатого-девятнадцатого веков. Изустную народную память гораздо тяжелей вытравить, чем письменную.
Самое интересное, на мой взгляд, в нашей древней истории то, что вся эта огромная территория, несомненно объединенная чем-то, не только языком и традициями, мало того что не была империей, но и вообще, не имела какого-либо центра управления. Если б он был, о нем бы непременнейше говорили бы историки. А тут? Что это такое? Огромная страна, которую никто не может победить… а страны-то и нет, как таковой. По крайней мере, в привычном для рядового ума смысле. Один только русский дух.
А страна-то была… но особенная. Мы это видели.
Что было с нашей страной в античности теперь примерно ясно, но с античных времен до десятого века н.э. (или «по р.Х.» в прежних традициях) в истории России зияет огромная дыра. Почему самая мощная конфедерация античности стала за это время слабой раздробленной территорией и позволила себя победить слабейшему врагу?

Один из городов
Если открыть первый том истории Татищева, то можно увидеть там интереснейшее сообщение о летописи некоего Иоакима, первого епископа Новгородского. Этот епископ и в летописи Нестора фигурирует, но официальная версия истории его почему-то не приемлет. У Татищева, жившего триста лет назад, возможности разыскать хоть отрывки достоверных сведений были несколько больше, чем у нас с вами, но и ему приходилось не сладко. Вот, что он пишет о своих изысканиях:
«…Повесть временных деяний Нестора, черноризца Феодосиева Печерского монастыря». Сии я с первым снес воедино. 3-й имеется в Библиотеке императорской Академии наук, списан по повелению его императорского величества Петра Великого в Кенигсберге в библиотеке Радзивиловской в 1716 году. Надписание то же, только имя Несторово пропущено и вместо деяний написано лет. Он продолжается по 1206, но конец его смешан, и видно, как на конце, так и в средине растеряно… 
4-й из библиотеки князя Димитрия Голицына, писанный белорусским письмом. Надписание имеет такое же, как второй. В нем многое находилось обстоятельнее и дела сверх тех написаны. И сей бы мог за лучший почесться, только и в нем многое растеряно; явно, с чего оный списан, тот поврежден был, ибо на полях того же писца рукою приписано бывало такое: здесь нечто пропущено…
 5-й из Белоозера Кирилова монастыря в Библиотеке сенатской, который начат переводом некоего греческого хронографа от сотворения мира и внесены дела русские, но весьма кратко и многие обстоятельства пропущены, а другие такие находятся, которых ни в коем нет...
6-й, Новгородский, в котором писатель в 1230-м году о себе так рассказывает: «Погребен был игумен и я, Иоанн поп, был при том». А надписание его: «Временник, нарекаемый летописанием русских князей и земли Русской».
………………………………………………………………
11-й, купленный у разносчика на площади, в полдесть, писанный сначала юсами, подписан рукою Ярославского монастыря архимандрита Иосифа. Начало его летосказание Нестора, черноризца Печерского Феодосиева монастыря, о бытии Русской земли, о князях и людях. В нем все о народах выкинуто и начато 860-м годом, изгнанием варяг, и потом кратко писано. Продолжен по ... год, в нем много дел, особенно от кончины Димитрия V-го, прибавлено, чего ни в котором другом не находится. Оный подарен мною Английскому королевскому собранию, а точная копия в Академию наук».
Нельзя не заметить тенденций легко увиденных Татищевым: «…что до Великой Руси или Новгорода относится, то пространнее прочих писано» и «…все те обстоятельства, что ко уничижению власти духовной в других находим, в нем выкинуты или переменены и новым порядком вписаны». В этом ключе все старые исторические сведения скорректированы в XV-XVI веках. Но читаем дальше:
«Разыскания мои к сочинению полной и ясной древней истории понуждали меня выискивать всюду полнейшие манускрипты для списания или прочтения. Между многими людьми и местами, где оных чаял, просил я ближнего моего свойственника Мелхиседека Борщова (который по многим монастырям игуменом был, наконец, архимандритом Бизюкова монастыря стал), чтоб мне дал обстоятельное известие, где какие древние истории в книгохранительницах находятся, а ежели в Бизюкове монастыре есть, то б прислал мне для просмотра, ибо я ведал, что он в книгах мало разбирался и меньше охоты к ним имел.
На это мое письмо, от 1748-го мая 20 числа, получил от него ответ следующего содержания: «По желанию вашему древних историй я никаких здесь не имею, хотя в Успенском Старицком и Отрочем Тверском монастырях и в других, где я прежде был, старых книг письменных есть немало, да какие, подлинно не знаю, из-за того что описей им нет и мне их ныне достать и к вам послать невозможно, разве впредь где достать случай иметь буду. А ныне монах Вениамин, который о собрании русской истории трудился, по многим монастырям и домам ездя, немало книг русских и польских собрал. Я его просил, чтоб из русских старинных книг хоть одну для посылки к вам прислал, и я ему обещал залог дать для верности, да он отговорился, что послать не может, а обещал сам к вам заехать, если его болезнь не удержит; я ему на то обещал за подводы и харч заплатить. Однако ж он не поехал, сказав, что за старостию и болезнию ехать не может, а прислал три тетради, которые при сем посланы, и прошу оные не умедля мне возвратить, чтоб ему отдать».
По этим тетрадям Татищев понял, что к нему в руки попала летопись, написанная  реальным историческим лицом – отцом Иоакимом, одним из сподручников Владимира Крестителя. Чуть позже знаменитого «крещения Руси» в городе Киеве Иоаким был назначен епископом Новгорода. Как реально он сел в Новгороде мы увидим чуть позже по его же собственному описанию. Он прожил там до 1030 года и постарался написать историю Новгорода, опираясь на какие-то старые записи и легенды. Историей это назвать трудно, это такое же художественное произведение, как и многие другие сочинения этого толка, но лучшего у нас под руками нет. Читаем дальше Татищева:
«О князях русских старобытных монах Нестор плохо знал, какие дела свершали славяне в Новгороде, а святитель Иоаким, хорошо знающий, написал, что сыны Иафетовы и внуки отделились, и один от князь, Славен с братом Скифом, ведя многие войны на востоке, идя к западу, многие земли у Черного моря и Дуная себе покорили. И от старшего брата прозвались славяне…
Князь Славен, оставив во Фракии и Иллирии около моря по Дунаю сына Бастарна, пошел к полуночи и град великий создал, во свое имя Славенск нарек. А Скиф остался у Понта и Меотиса в пустынях обитать, питаясь от скота и грабительства, и прозвалась страна та Скифия Великая.
После устроения Великого града умер князь Славен, а после него властвовали сыновья его и внуки много сот лет. И был князь Вандал, правил славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многие земли на побережье моря завоевав и народы себе покорив, возвратился во град Великий.
Он имел три сына: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому из них построил по городу, и в их имена нарек, и всю землю им разделив, сам пребывал в Великом граде лета многие и в старости глубокой умер, а после себя Избору град Великий и братию его во власть передал. Потом умер Избор и Столпосвят, а Владимир принял власть над всей землей. Он имел жену от варяг Адвинду, очень прекрасную и мудрую, о ней же многое стариками повествуется и в песнях восхваляется».
Обратите внимание на то, что эта запись носит чисто легендарный характер. Кто такой Иафет, а также сыновья и внуки его? Они же как Рем и Ромул жили неизвестно как давно, что-то вроде Адама и Евы или семейства Ноя. И почему легенда разделяет славян и скифов? Если верить Геродоту, что скифы самый древний народ в мире, то Иафет еще древнее? В этом случае нужно говорить не то, что «после него (Славена) властвовали сыновья его и внуки много сот лет», а много тысяч лет? И кстати, здесь же можно сказать об автономии славян в общерусском этносе. Византийские летописи прямо разделяют славян и русичей – славянами называют себя в девятом веке по византийским сведениям только северяне – новгородцы. Именно поэтому еще в начале книги я говорил, что со словом «славянство» сейчас большая путаница. Новгородцы называли себя славянами по первоначальному названию города – Славенск.
Кроме того, нельзя не заметить, что города Изборск и Владимир появились на Руси неизмеримо раньше, чем это считается официально. Город Владимир никакого отношения не имеет ни к Владимиру Мономаху, ни к Владимиру Крестителю. И легендарным «Ясным Солнышком» последних двух никак нельзя считать. Опять напоминаю о здравом смысле. Помните легенду о том, как Илья Муромец, встав после тридцатитрехлетнего сидения на печи, пришел к Владимиру Ясно Солнышко? Пусть даже на лихой Сивке-Бурке, но за полдня? да по пути еще Соловья разбойника ему нужно было победить? От Мурома до Владимира это, может быть, и в легкую, а до Киева? Оно конечно, это же миф, сказка тут всё может быть, но есть еще одна деталь. В былинах однозначно говорится, что Соловей разбойничал в Черной Грязи, а этот посёлочек до сих пор существует, и расположен он на Ленинградке под Москвой - на дороге из Мурома и Владимира в Новгород, бывший Славенск, где и принял от отца стол легендарный князь Владимир.
Вот в том-то и дело – при чем здесь Киев и его Владимиры? Однако давайте читать Татищева:
«По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сыновья его и внуки до Буривоя, который девятым был после Владимира, имена же сих восьми неведомы, ни дел их, разве в песнях древних воспоминают.
Буривой, имея тяжкую войну с варягами, неоднократно побеждал их и стал обладать всею Бярмиею до Кумени. Наконец при оной реке побежден был, всех своих воинов погубил, едва сам спасся, пошел во град Бярмы, что на острове стоял, крепко устроенный, где князи подвластные пребывали, и, там пребывая, умер. Варяги же, тотчас пришедшие, град Великий и прочие захватили и дань тяжелую возложили на славян, русь и чудь». (Прошу заметить, что славяне и русь опять отделены, прим. ДБ).
Люди же, терпевшие тяготу великую от варяг, послали к Буривою, испросить у него сына Гостомысла, чтобы княжил в Великом граде. И когда Гостомысл принял власть, тотчас варягов что были каких избили, каких изгнали, и дань варягам отказался платить, и, пойдя на них, победили, и град во имя старшего сына своего Выбора при море построил, заключил с варягами мир, и стала тишина по всей земле. Сей Гостомысл был муж великой храбрости, такой же мудрости, все соседи его боялись, а его люди любили, разбирательства дел ради и правосудия. Сего ради все близкие народы чтили его и дары и дани давали, покупая мир от него. Многие же князи от далеких стран приходили морем и землею послушать мудрости, и видеть суд его, и просить совета и учения его, так как тем прославился всюду».
Вот тут мы подошли к самому, что ни на есть Рюрику, верней к тому вранью, что о нем насочиняли в Летописи временных лет. Иоаким хоть и был епископом, но в заговоре еще состоять не мог и писал то, что ему рассказывали. Читаем у него совсем другую легенду:
«Гостомысл имел четыре сына и три дочери. Сыновья его или на войнах убиты, или в дому умерли, и не осталось ни единого его сына, а дочери выданы были соседним князьям в жены. И была Гостомыслу и людям о сем печаль тяжкая, пошел Гостомысл в Колмогард (Холмогоры – Д,Б,) вопросить богов о наследии и, восшедши на высокое место, принес жертвы многие и вещунов одарил. Вещуны же отвечали ему, что боги обещают дать ему наследие от утробы женщины его. Но Гостомысл не поверил сему, ибо стар был и жены его не рождали, и потому послал в Зимеголы за вещунами вопросить, чтобы те решили, как следует наследовать от ему от его потомков. Он же, веры во все это не имея, пребывал в печали. Однако спящему ему пополудни привиделся сон, как из чрева средней дочери его Умилы произрастает дерево великое плодовитое и покрывает весь град Великий, от плодов же его насыщаются люди всей земли. Восстав же от сна, призвал вещунов, да изложил им сон сей. Они же решили: «От сынов ее следует наследовать ему, и земля обогатиться с княжением его». И все радовались тому, что не будет наследовать сын старшей дочери, ибо негож был. Гостомысл же, предчувствуя конец жизни своей, созвал всех старейшин земли от славян, руси, чуди, веси, меров, кривичей и дряговичей, поведал им сновидение и послал избранных в варяги просить князя. И пришел после смерти Гостомысла Рюрик с двумя братья и их сородичами. (Здесь об их разделении, кончине и пр. согласно с Нестором, только все без лет).
Вот кстати, версия Нестора:
«Реша сами к себе: поищем собе князя иже бы володел "нами и судил по праву". Идоша за море к Варягам к Руси; сице бо ся зваху тьи Варязи Русь, яко се друзии зовутся Свое, друзие же Урмане, Англяне, друзие Гъте, тако и си. Реша Руси Чюдь, Словени и Кривичи: "вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет: да пойдете княжить и володети нами". И избрашася три братья с роды своими, пояша по себе всю Русь, и придоша; старейший Рюрик седе в Новеграде; а другой Синеус на Белеозере, а третий Изборьсте Трувор. От тех прозвася Русская земля Новугородци: тьи суть людье Ноугородцы от рода Варяжска, прежде бо беша Словени».
Не могу отказать себе в удовольствии процитировать эту ахинею еще раз. Чувствуете разницу? В изложении Иоакима всё ясно и понятно, а здесь? Нестор или его усердный исправитель прекрасно понимали, что искажают до неузнаваемости рассказ Иоакима и не умышленно ли? смешали всё в кучу. Иоаким тоже был гусь еще тот, мы увидим, как огнем и мечом насаждал он поголовное христианство в Новгороде, но это же можно считать признаком его искренности. В части первоначальных легенд он почти безупречен. Читаем дальше:
«Рюрик по смерти братьев обладал всею землею, не имея ни с кем войны. В четвертое лето княжения его переселился от старого в Новый град великий ко Ильменю, прилежа о разбирательстве о земле и управлении, как то делал и дед его. И чтобы всюду разбирательство справедливое и суд не оскудел, посадив по всем градам князей от варяг и славян, сам же проименовался князь великий, что по-гречески архикратор или василевс, а оные князи подручными. По смерти же отца своего правил и варягами, имея дань от них».
Прошу вас, перечитайте предыдущий абзац еще раз и вы поймете, чем Рюрик знаменит на самом деле – он первым из известных нам князей применил на Руси принцип восточных деспотий. Правда, пришло это почему-то с запада. Он основал Новгород вместо прежнего Великого Славянска и посадил в городах подчиненных себе князей. К тому же, он присоединил к Новгороду варяжские земли – фактически всю Скандинавию, а так же город Киев, как мы увидим дальше. Всё, что было до Рюрика в этой легенде, это была история вовсе не Руси, а всего лишь одного города, пусть Великого, но города, который Рюрик сделал государством. Читаем дальше:
«…Славяне, живущие по Днепру, называемые поляне и горяне, утесняемы будучи от казар, которые град их Киев и прочие захватив, собирали дани тяжкие и работами изнуряющие, прислали к Рюрику старших мужей просить, чтобы послал к ним сына или иного князя княжить. Он же дал им Оскольда и воинов с ним отпустил. Оскольд же, придя, стал править Киевом и, собрав войско, победил сначала казар, потом пошел в ладьях ко Цареграду…»
Татищев называет здесь полян и горян славянами, что является явным анахронизмом, но фактическая подоплека в рассказе самого Иоакима безусловно прослеживается. Киев, будучи городом слабым захотел присоединиться к родственной империи – понятно. Хазары, хоть и были своими по крови, но по вере и обычаям тяготели к Византии. Рюрик был ближе по духу, что ли.
Империя Рюрика просуществовала недолго, как и следовало полагать. После его смерти она развалилась и даже Новгород чуть позже, во времена Ярослава отвалился в сторону и стал опять вольным городом. Столицей этого новообразования на какое-то время стал Киев. Этот период называют «Киевской Русью», как бы само собой предполагая, что Киев в ту пору был столицей всея Руси, но это слишком большая натяжка, если не сказать хуже. В сильно подправленных летописях «временных лет» иногда встречаются знакомые имена городов: Владимир, Ростов, Белгород, Смоленск, ряд городов Малой России, но у меня вопрос: а где Белоруссия? Почему ни разу не упоминается древняя Рязань? Тверь? А где Суздаль с Серпуховом? Где Москва, наконец? Не было их тогда? Враньё – они просто не входили в сферу влияния Рюрикова княжества. И в пострюриково не входили, а существовать они существовали. Москву основал не Юрий Долгорукий, это было гораздо раньше. Мой отец еще ребенком, играя в Александровском саду, находил под стенами Кремля стрелы с каменными наконечниками. Татары Тахтамыша что ли такими стрелами пользовались? или поляки во времена Великой смуты?
Нам с вами втюхивают версию истории, сильно усеченную в пространстве и времени. Мне кажется из этой главы видно, что даже для ограниченной историками Рюрико-Киевской Руси эти ограничения малы, как штаны, купленные ребенку «на вырост» лет десять назад. От Рюрика до Владимира Ясно Солнышко 11 правителей, а от Владимира до Славена вообще непонятно сколько – «сотни и сотни лет», а может и тысячи. Причем, все эти правители княжили в одном небольшом городе, а городов было еще очень много, и там жили другие люди и другие князья. Помните сказочную формулу? «сходить за три девять земель»? Это было не так уж далеко, как кажется из сегодняшнего дня. Например, от того же Мурома до Киева.
Вы спросите, кто же тогда руководил стотысячными армиями скифов? Откуда брались тогда эти Вещие Олеги, Святославы и Атиллы? Всё просто, они были атаманами – вождями на время войны. Вспомните организацию казачьих войск: войска Донского, Кубанского, Яицкого, Даурского или Запорожской Сечи. Эта организация вооруженной обороны просуществовала до двадцатого века, а пришла она из античности, как призрак боевой славы скифов. От одного только слова «казак» некоторые бывшие агрессоры до сих пор вздрагивают. К сожалению, эта организация просуществовала так долго не благодаря, а вопреки всем следующим правителям России.

Владимир Креститель
Из князей, обозначенных в нашей истории после Рюрика мне лично наиболее симпатичны Вещий Олег и Святослав, но их стараются отодвинуть на задний план, как язычников. На Святополка, сына Владимира Крестителя вообще всех собак повесили и обозвали «Окаянным», а за что? За то, что он по требованию народа упразднил нововведения своего отца.
На первое место из всех нам преподносят Владимира Святославовича, убийцу своих братьев, многоженца и сексуального маньяка. Это его качество отмечают и европейцы и азиаты.  Кроме множества официальных жен он имел еще около пятиста наложниц. В присутствии своих подданных он публично изнасиловал полоцкую княжну Рогнеду, которая после этого родила ему еще одно чудище Ярослава Колченого (теперь его называют Ярославом Мудрым).
Но давайте сначала займемся главным – Владимиром. Это был очень странный и малосимпатичный персонаж. Вся его биография – история клятвопреступлений и предательств. То, что он обманул брата Ярополка, пообещав ему все блага земные, а выманив его из крепости Роденя, приказал наемным солдатам поднять на мечи – это вполне естественно. И в том, что он обманул этих же солдат, отправив их в Константинополь, не заплатив за службу, тоже ничего удивительного нет. Удивляет его полная беспринципность в вере, в том, за что его причислили к лику святых. После победы над Ярополком, первое, что он сделал в Киеве – снёс христианский храм в центре города. То есть к христианству он никаких теплых чувств не испытывал. А потом, ни с того ни сего, вдруг стал крестителем, с чего это вдруг?  Иоаким по Татищеву описывает это так:
«После этого пошел Владимир на болгаров (булгаров) и, победив их, мир заключил и принял крещение сам и сыновья его, и всю землю Русскую крестил. Царь же болгарский Симеон прислал иереев ученых и книги в достаточном количестве. И послал Владимир во Цареград ко царю и патриарху просить митрополита. Они же весьма возрадовались и прислали митрополита Михаила, мужа весьма ученого и богобоязненного, который был болгарином, с ним 4 епископа и многиех иереев, диаконов и демественников (певчих) из славян. Митрополит же, по совету Владимира, посадил епископов по городам: в Ростове, Новгороде, Владимире и Белгороде. Сии шедшие по земле с вельможи с войском Владимировым учили люд и крестили всюду сотнями и тысячами, сколько где удавалось, хотя люди неверные весьма о том скорбели и сожалели, но отказываться из-за воинов не смели».
Судя по всему, даже в этой летописи есть позднейшие вставки. Посмотрите повнимательней на этот кусок. Это кто пишет? новгородский епископ? А какого же еще епископа прислали в Новгород? И Владимира Иоаким знал лично, и не мог не знать, что тот крестился не в Болгарии, а в Корсуне (Херсонесе) перед женитьбой на греческой княжне Анне. Впрочем, на эту тему существует масса разночтений, может Иоаким и прав, хотя крещение ради похоти к царевне больше похоже на Владимира.
И то, что Владимир посылал послов к мусульманам за наставлениями тоже никакая не выдумка – это правда, есть об этом свидетельства. Например, среднеазиатский врач и историк аль-Маврази (начало XII в.) сообщает: «Тогда послали они послов к правителю Хорезма, четырёх человек из приближённых их царя, потому что у них независимый царь и именуется их царь Владимир — подобно тому, как царь тюрков называется хакан. И пришли послы их в Хорезм и сообщили послание их. И обрадовался Хорезмшах решению их обратиться в ислам, и послал к ним обучить их законам ислама». 
Здесь есть интересная штучка: «…именуется их царь Владимир — подобно тому, как царь тюрков называется хакан…» По этому же принципу они сейчас всех русских девушек Наташами называют. Могу еще подметить, что для наших предков все иностранные правители были Карлами, королями то есть. Но это так, кстати.
Тут еще есть ряд противоречивых неясностей, например, с тем, что болгары и булгары явно не одно и то же, хотя бы потому, что одни были христианами, другие мусульманами. Но метания Владимира в выборе веры для народа отражаются здесь вполне очевидно. Особенно характерно уничтожение им христианских храмов на первом этапе этих исканий. Для чего он снес храм? Всё просто – он где-то отыскал культ злого и воинственного бога Перуна и решил насадить этот культ в Киеве. Дело это явно не пошло, вот тогда он и обратился к христианству.
Владимиру на самом деле было совершенно всё равно, какую религию принимать, хоть иудейство от хазар  – ему нужен был репрессивный аппарат против слишком уж свободолюбивого народа. Само собой как-то сложилось, что подвернулось христианство. Это было более естественно. К христианству тут люди были уже привычные, оставалось только втащить их в лоно церкви.
Как это происходило в Киеве мы не знаем, но про новгородское крещение нам сообщает один из его главных участников, епископ Иоаким. Ему в помощь князь Владимир выделил тысячу воинов ростовских под руководством некоего Путяты и своего дядьку по матери Добрыню. Вот как это выглядело:
«В Новгороде люди, проведав что Добрыня идет крестить их, собрали вече и поклялись все не пустить в город и не дать идолов опровергнуть. И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли на него с оружием, и хотя Добрыня прельщением и ласковыми словами увещевал их, однако они и слышать не хотели и выставили 2 камнеметательных орудия великих со множеством камений, поставили на мосту, как на самых настоящих врагов своих. Высший же над жрецами славян Богомил, из-за сладкоречивости нареченный Соловей, строго запретил люду покоряться. Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, учили  людей, насколько могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, как апостол сказал, явится безумием и обманом. И так пребывали два дня, несколько сот окрестив. Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: «Лучше нам помереть, нежели богов наших отдать на поругание». Народ же оной стороны, рассвирепев, дом Добрынин разорил, имение разграбил, жену и некоторых родственников его избил. Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышленый и храбрый, приготовил ладьи, избрав от ростовцев 500 мужей, ночью переправился выше града на другую сторону и вошел во град, и никто ему не препятствовал, ибо все видевшие приняли их за своих воинов. Он же дошел до двора Угоняева, оного и других старших мужей взял и тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же стороны оной, услышав сие, собрались до 5000, напали на Путяту, и была между ними сеча злая. Некие пришли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан грабили. Наконец на рассвете Добрыня со всеми кто был при нем приспел и повелел у берега некие дома зажечь, чем люди более всего устрашены были, побежали огонь тушить; и тотчас прекратилась сеча, и тогда старшие мужи, придя к Добрыне, просили мира.
Добрыня же, собрав войско, запретил грабежи и немедленно идолы сокрушил, деревянные сжег, а каменные, изломав, в реку бросил; и была нечестивым печаль велика. Мужи и жены, видевшие то, с воплем великим и слезами просили за них, как за настоящих их богов. Добрыня же, насмехаясь, им вещал: «Что, безумные, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них можете надеяться получить?» И послал всюду, объявляя, чтоб шли на крещение. Воробей же посадник, сын Стоянов, который при Владимире воспитан и был весьма сладкоречив, сей пошел на торжище и более всех увещал. Пришли многие, а не хотящих креститься воины насильно приводили и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. Тогда многие некрещеные заявили о себе, что крещеными были; из-за того повелел всем крещеным кресты деревянные, либо медные и каперовые (сие видится греческое оловянные испорченное) на шею возлагать, а если того не имеют, не верить и крестить; и тотчас разметанную церковь снова соорудили. И так крестя, Путята пошел к Киеву. С того дня люди поносили новгородские: Путята крестит мечем, а Добрыня огнем».
Да простит меня читатель за то, что я так подробно цитирую Татищева, но ведь очень же интересно. Я, каждый раз перечитывая, оторваться не могу. Интересно, что у Иоакима совесть была всё-таки. Свою роль в этом прямо скажем гнусном деле он показывает весьма скромно: «Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, учили  людей, насколько могли». И всё. А убивали Путята с Добрыней. Почти сразу после этого повествования, рукопись волею божьей попавшая к Татищеву обрывается. Иоаким начинает рассуждать о судьбе жен Владимира и не заканчивает:
«Владимир вскоре после крещения упрошен был отпусть жен от себя, как обещал [ибо христианином стал], и отпустил Вышеслава, который родился от Оловы, княжны варяжской, в Новгород; Гориславу с Изяславом в Полоцк, ее же сына Ярослава в Ростов; Всеволода во Владимир; Предславу с сыном Святополком в Туров; Мальфрид с сыном Святославом в Овруч; Адиль с сыном Мстиславом во Тмутаракань, а Станислава в Смоленск; Анны царевны сына Бориса и Глеба при матери оставил, но Глебу назначил Муром, так как был еще у грудей тогда. Прочих жен и дочерей дал в жены ближним своим, не имущим жен, и запретил всякому...»
Татищев сожалеет о таком неожиданном конце повествования:
«На сем оное кончилось. Я, получив это неожиданное сказание, желал ту самую книгу видеть, так как старо писано, и особенно начало ее, ибо так разумел, что сии тетради нарочно для посылки ко мне списаны; оные немедленно к нему послал и просил его письмом, ежели всей книги прислать невозможно, то б прислал мне первые три да из следующих несколько. Но в сентябре вместо ответа получил известие, что он (Мелхиседек) умер, а пожитки его растащены, иные указом от Синода запечатаны. Потом просил я приятелей, чтоб о том монахе Вениамине у бывших его служителей осведомиться; только никто не знает, келейник его скрылся, а бывший при нем за казначея монах Вениамин сказал, что сия книга была у Мелхиседека, и он сказывал, что списал ее в Сибири, иногда сказывал, что чужая, и никому не показывал. Она не в переплете, но связаны тетради и кожею обернуты. Только после него в пожитках его не обнаружилось.
Я намерен был все это в Несторову дополнить, но рассудив, что мне ни на какой манускрипт известный сослаться нельзя, и хотя то верно, что сей архимандрит, поскольку мало грамоте умеющим был, сего сам не сочинил, да и сочинить так довольно сложно, ибо требуется для того человек, многих древних книг прочитавший и в языке греческом искусный; к тому же много в ней находится, чего я ни в одном из древних Несторовых манускриптов не нахожу, а есть в Прологах и польских историях, которые, как Стрыковский говорит, из русских сочинили, и здесь те находятся, о которых в изъяснении показано. Мне же известно, что в Новгороде у диака архиерейского есть древний летописец, из которого видел у архиепископа Прокоповича выписку о счислении древних весов, денег и мер, а также грамоту Ярославову о вольности новгородцам, которую нигде в манускриптах не нахожу – я чрез многих приятелей просил у оного, чтоб дал ее хотя бы в его доме, наняв писца, списать, только добиться не мог. Почему видим, что разные древние истории в разных руках находятся, чрез что многое от всеобщего ведения остается в сокрытии. Сего ради я сию выписку особою главою положил и с Нестором несогласия примечаниями показал. А что в сей неясно или не всякому известно, то я следующим изъяснил».
Ну и что вы обо всем этом думаете? Вся эта история с Иоакимовой летописью очень уж смахивает на детективную. Я не думаю, что Мелхиседека убили за разглашение тайны, но не исключено. Если не убили, то сослали в такую глушь, что Татищеву уж было до него не добраться. А ведь где-то хранятся такие же летописи. Как вы считаете? Наверняка хранятся. Но не желает церковь делиться историческими тайнами. Для неё это смерти подобно.
Возвращаясь к князю Владимиру, остается только оценить его историческое деяние. Сейчас опять много разговоров пошло о роли православия в судьбах России. Давайте и мы внесем свою лепту в эти рассуждения.
Чуть раньше я патетически вопрошал вас: «Почему самая мощная конфедерация античности стала вдруг в определенный момент слабой раздробленной территорией и позволила себя победить слабейшему врагу?» Вот именно поэтому и произошло, что русские князья, прежде всего Владимир Креститель взалкали богатства и славы, польстились на пример Константинополя и арабов-мусульман и принесли эту заразу на Русь. До этого общая слава была гораздо выше славы личной. Владимир первым на Руси отчеканил монету со своим изображением. Его отец Святослав постеснялся бы это сделать – слишком это было несовместимо с русским характером и обычаями. Вот что Владимиру больше всего было нужно – золото и как можно больше. А какая религия ему поможет в достижении цели, ему было всё равно.
Ему нужна была не религия, а ЦЕРКОВЬ, которая оболванит и приведет к повиновению народ. Самое главное, что он сделал, это не крещение, а введение десятинного налога в пользу церкви. То есть, он сделал церковь государственным органом, существующим за счет населения. Мало того, дескать, что вам будут дурить мозги, но еще и за ваш счет! О его смерти до нас дошли невнятные сведения, что как-то неожиданно он заболел и помер. Я думаю, вряд ли он помер своей смертью. И Святополк, севший в Киеве после Владимира, отменил почти все его новшества. Но ненадолго. Уже началась на Руси новая эпоха. Вот и арабский историк аль-Марвази говорит о русских того времени: «И когда они обратились в христианство, религия притупила их мечи». Он имел в виду возможность к отражению внешней агрессии, но дело не только в этом, причина коренилась во внутренних отношениях – как раз с этого времени началась на Руси война народа с государством. С этого времени Великая Скифия начала свою медленную гибель. С этой поры нормальной жизни уже не стало, началась мышиная возня между князьями, постоянная борьба за власть. Связано это с появлением церкви или нет? Безусловно связано.
Мы видели, что крещение народа происходило насильственно, в прямом смысле огнём и мечом. Но против чего выступали люди? Совсем даже не против Христа. Мы видели, что и в Новгороде и в Киеве были христианские общины и храмы. Народ бунтовал не против них, а против новой мафии, приходящей к власти.
Нам говорят сейчас, что православие всё-таки гораздо лучше католичества. У нас, дескать, не было крестоносцев и инквизиции, и еще чего-то там не было, но давайте посмотрим, чем в принципе отличаются две главных ветви христианства. У них латынь, у нас родной язык? да нет. У нас тоже долго бубнили молитвы на никому не понятном «церковнославянском» наречии. У нас стоя молятся, у них сидя? тоже ерунда, а не отличие. И даже элементы язычества и в той и в другой присутствуют. И дело вообще не в религиозной обрядности и не в наборе святых, главное в общественно-политической составляющей. Католическая церковь всегда стремилась доминировать над государствами, а православие еще во времена Византии была в подчинении у государства. Вот и вся разница, правда, хрен редьки не слаще, как выяснилось.
Римские папы всегда считали себя выше всех остальных, каких-то там королей и императоров – представители бога на Земле, одно слово, а православные митрополиты и патриархи всегда были подчинены императорам. Церковь что в Византии, что на Руси всегда была чем-то вроде политуправления при главном правителе (обратите внимание на созвучие: митрополит – замполит), но для народа результат-то один и тот же, как мы дальше увидим. В русско-византийском варианте роль наместника бога играет не папа, а император – велика ли разница?
Однако вернемся к нашим баранам. Выбор Владимира в пользу православия совершенно понятен – он становился одновременно царем и богом на земле. Дело уже шло к Великой схизме и ему лучше было помириться с давним врагом Руси Византией, чем получить себе на шею соглядатая из Рима. Хотя у меня такое впечатление, что он пока играл и нашим и вашим. Даже его сын Ярослав, по-моему, до конца не определился с выбором, поддерживая вполне свойские отношения и с Францией и с Англией, да и с Римом.

От Владимира до Владимира
Владимир Креститель явно плохо кончил. Историки нам говорят, что киевляне взбунтовались после его смерти и посадили князем Святополка. Однако тут не сходятся концы с концами. Если они взбунтовались после смерти Владимира, то почему посадили на стол Святополка, уже год сидевшего в киевской тюрьме? И почему Владимир бежал из Киева, чтобы внезапно заболеть и скончаться? Судя по всему, киевляне взбунтовались несколько раньше.
И это не удивительно. Вы помните, что такое мафия? Это ведь не просто разбой и грабеж – это сращение государственных и прочих властных структур с бандитами. Приблизительно тоже самое произошло в Киеве на рубеже тысячелетий. Княжеская власть, которая раньше призвана была служить народу, объединившись с церковью начала прямой грабеж населения. Она как бы приобрела на это полное право, оправданное церковными теориями о божественном происхождении власти. Речь идет не только о церковной десятине, это касалось многих других древних обычаев, связанных с понятием народа о справедливости. Приведу пример, на мой взгляд самый яркий. На Руси в доцерковный период не принято было казнить людей за убийство, ну если только особое изуверство какое. Убийца выплачивал клану покойного «виру» - денежную плату, иногда очень большую и это считалось справедливым. Оцерковленные князья решили брать эту виру себе. Нормально? Как вам насчет справедливости? И это не единственное нововведение. Возросшую в десятки раз дружину князя ведь нужно было кормить. Да и себя лично князь возомнил восточным владыкой, ему теперь роскошь нужна стала.
Сын Владимира – Ярослав закрепил все эти поправочки в переделанной при нём на новый лад «Русской правде». При Ярославе служил интересный во многом  митрополит Илларион, довольно способный писатель и вообще бурный деятель. Иногда складывается впечатление, что на должности церковных иерархов, что у нас, что на западе, попадали только гадкие, отвратительные личности – ничего подобного. Особенно у нас очень часто это были прекрасные люди, настоящие подвижники духа и делали своё дело с самыми лучшими намерениями, но, к сожалению, поговорка о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад, основана на реальных и очень верных наблюдениях.
При этих ребятах взаимодействие церкви с госструктурами упрочилось и расширилось. Представляете себе ситуацию, когда все нити силовой, судебной и информационной власти находятся в руках одного жулика? В таких условиях любое беззаконие становится законом. Главное, пожаловаться некому.
Вот тут, кстати, мы добрались до очень интересного. В правление Ярослава был построен в Киеве храм святой Софии, хозяином которого был тот самый митрополит и книжник Илларион. Из поколения в поколение передавалось предание, что Илларион с Ярославом замуровали под св. Софией старинную библиотеку. То, что библиотека была, у меня лично сомнений не вызывает. И это была русская библиотека, преимущественно с русскими книгами, хотя возможны и греческие. Не мог же полуграмотный Ярослав действительно написать Русскую правду просто так, на пустом месте, даже с помощью Иллариона не мог. Скорей всего древнерусский документ был исправлен до неузнаваемости и, с целью усиления княжеской власти, пущен в свет от имени Ярослава. Были, видимо, кроме Русской Правды  другие книги, и немало, но от них осталось только предание, народная молва, кое-где зафиксированная в письменном виде.
В 1916 году, всего за год до падения империи Романовых в святой Софии производились раскопки. Нашли даже письмо, что библиотека здесь, но само хранилище оказалось пустым. Птичка улетела и, по-видимому, давно. Кто же эти книги нашел и вывез?
Есть одно соображение. Но, для того чтобы растолковать мою мысль, нужно перескочить на четыреста лет вперед. В 1453 году Византийская империя приказала долго жить. Представители последней Византийской династии Палеологов бежали из осажденного турками Константинополя, прихватив с собой, по некоторым свидетельствам, книги из Александрийского Мусейона - из  Александрийской библиотеки, разрушенной для искоренения язычества. Палеологи, судя по всему, много книг взять с собой не смогли – большая часть их досталась турецкому султану. Нужно же было и личные вещи прихватить, а они заняли не одну телегу, я думаю.
Куда им было бежать? естественно, в Рим, куда же еще. Существует легенда, что Софья Палеолог, приехав из Рима в Москву с целью выйти замуж за Великого князя Ивана III (деда Ивана Грозного) привезла с собой множество книг. По существующему преданию, последним кто эти книги видел, был царь Иван Грозный. Есть масса свидетельств, что для царя все время возили книги, то в Кремль, то в Александровскую Слободу, то даже в Вологду. Где эти книги и что это за книги? В сегодняшней легенде это называется «Иванова Либерея», библиотека иными словами.
Есть много измышлений по этому поводу. Идя на поводу у немецкой традиций, проповедующей отсутствие письменности на Руси, многие ждут от Либереи греческих или египетских трактатов. Но зачем их было прятать Ивану? Они ситуации не меняют, одной книгой больше, одной меньше, какая разница? К тому же, Софья и её родственники могли продать такие книги в Риме с большой выгодой. Нет, самыми интересными в Ивановой Либерее были книги касающиеся истории России, Великой Скифии! И, в основном, не от бабушки Софьи, а из погребов киевской святой Софии!
Собственно, когда мы говорим о греческих книгах, речь идет о наследии Александра Македонского, как вы понимаете. Рим и Константинополь имели одинаковою возможность иметь у себя копии и даже оригиналы всех книг Александрийского Мусейона. Вот и получается, что часть этого наследия все время находилась в подвалах Ватикана, часть после падения Константинополя осталась в руках турецких султанов. Зря Екатерина говорила, что в Стамбуле ими печки топят – мусульмане ценят древние книги. Но нам сейчас это малоинтересно, мы говорим о России.
Вообще-то, было три возможности серьёзной передачи идей и письменных их источников из Константинополя на Русь. Первый – с принцессой Анной, на которой женился Владимир Креститель; второй: с матерью Владимира Мономаха, имя которой утрачено (в генеалогических схемах её фамильярно именуют Мономахиня). Третий и самый явный случай – с Софьей Палеолог. Правильней всего думать, что все три раза такие взаимообмены идеями и книгами имели место.
Наследие принцессы Анны хранилось у кого-то из её детей, у Бориса или у Глеба. Окончательным наследником их стал Ярослав, после того как убил обоих. О смерти братьев позже была сочинена удивительно неправдоподобная сказочка под названием «Сказание о Борисе и Глебе». Само по себе это особое старание прикрыть истину говорит о какой-то тайне в их жизни. Кто сочинил эту сказку, тот тайной и владел. Кому-то очень нужно было обелить и возвеличить Ярослава, переименовав его из Колченого в Мудрого.
Заодно, тем же ударом опорочили Святополка. Некоторые считают, что его сделали «Окаянным» за то, что он был язычником. Неправда, он был христианином, только католиком. Его самые близкие отношения с Польшей хорошо известны историкам. Кстати Польша тогда не была чем-то отдельным от Руси – она была чем-то вроде Украины в советском Союзе. Разделение и вражда с Польшей, попавшей в зону влияния католичества, началась с Великой схизмы – с разделения церквей на западную и восточную, которая год в год совпала со смертью князя Ярослава.
Но кто же возвеличил Ярослава за счет Святополка?
Сначала я подозревал в этом Владимира Мономаха. Посмотрите на него сами: внук Ярослава, сын византийки Мономахини, грамотный человек, писатель уже сам, без митрополита. Это в его правление пресловутый Нестор написал свою Летопись. Всё вроде сходится, кроме мелочей. Дело в том, что его самого здорово подретушировали, начиная с жизненных дат, рождения и смерти. Смотрите: Владимир Мономах (г.р. 1053 – г.см. 1125), Иоанн IV Грозный (г.р. 1530  - г.см. 1584). Ничего общего не замечаете? Вы слышали что-нибудь об Иосифе Скалигере или его «матрице»? Эта штучка придумана во второй половине XVI века во Франции вместе с обратным летоисчислением годов в системе «до рождества Христова». Сочинители этой системы считали, что «число бога» - 9 и, что все «выдающиеся» цари должны иметь в годах царствований, рождения и смерти некий «нумерологический модуль». То есть сумма цифр в конечном итоге должна равняться девяти. Посмотрите реальные годы, свои, своих родственников, друзей и знакомых часто в сумме будет девятка? Очень редко. А здесь? Давайте поиграемся. Мономах: 1+0+5+3=9; 1+1+2+5=9: 1125-1053=72; 7+2=9. Интересно? Теперь Грозный: 1+5+3+0=9; 1+5+8+4=18; 1+8=9; 1584-1530=54; 5+4=9; Тоже интересно, правда? И всё как бы взаимосвязано: Грозный-Мономах, годы рождения:1530-1053=477; 4+7+7=18; 1+8=9; годы смерти: 1584-1125=459; 4+5+9=18; ну, и так далее…
Вы верите этим цифрам? И я - нет. Если хотите подробней ознакомиться с цифровыми подделками в мировой истории, отсылаю вас к книге В.А. Лопатина «Матрица Скалигера», а мы пойдем дальше. С такой вот интересной арифметикой в дальнейшем  мы сможем столкнуться еще только один раз – год рождения сына Грозного Фёдора 1557 (божественный), а вот умер он уже вполне обыкновенно в 1598 году. Косвенно, конечно, но можно сделать вывод о том, что главные подделки в истории России были сфабрикованы в царствование Ивана Грозного.
А с Владимира Мономаха какой спрос? Он сам в той или иной степени вымышленный персонаж. Он, собственно, исторический двойник Ивана. И биографии и портреты похожи, не говоря уж об общей шапке. Хотя кто его знает? что не бывает в жизни.

Какую Россию получил в свои руки Грозный Иван? Судить об этом очень трудно. История страны до его царствования подчищена настолько основательно, что правду приходится выискивать под микроскопом, как истинную мораль в баснях Эзопа.
Первое и самое главное, что нужно понимать, это то, что Россия в XVI веке не была еще единым государством. Только что присоединенные Великие княжества Тверское и Рязанское были еще достаточно самостоятельными. Новгород вообще не считал Москву столицей. Казанское и Астраханское ханства являли собой ни то ни сё, что-то вроде нынешней Чечни, с одной стороны, как бы и свои, но деньги-то шли туда, а не обратно. С Сибирью еще сложней – тайна, прикрытая мраком, верней мифом о походе Ермака, эдакого былинного Ильи Муромца, который одним ударом срубал тысячу вражеских голов. Мы знаем, что Сибирь, во всяком случае, до Алтая и северных территорий Китая и Монголии искони была русской, за много тысяч лет до Ивана. Объявить о её присоединении к Москве можно было когда угодно, а сказочка о Ермаке всего лишь ширма, скрывающая истинное положение вещей.
Могу высказать, если хотите, моё мнение по вопросу о присоединении Сибири. Мнение это опять же, к сожалению, пока бездоказательное, но не могу его не высказать, поскольку оно находится в непосредственном контексте этой книги. Я думаю, что Иван поимел очень серьёзную географическую, а главное историческую информацию о Сибири, в частности, из книг Ярославовой библиотеки. Он не случайно так долго возился с книгами – он был первым, кто в это время узнал истинные масштабы послепотопной Скифии и понял, какое богатство попало в его руки. А послать казачий отряд в Сибирь для разведки и донесений было делом техники, что благополучно и выполнил Ермак.
Вторая главная особенность положения России в то время – религиозная. Русь оставалась наполовину, если не больше, языческой. Христианство к началу царствования Ивана так и не смогло стать абсолютной идеологической доминантой в стране. Слишком уж не соответствовало оно русским традициям. Русские священники того времени категорически не желали вмешиваться в светскую жизнь. Они пытались искать высшие истины в скитах и монастырях, между которыми бродили с той же целью многочисленные «калики перехожие». А светская жизнь текла сама по себе, сохраняя внешний вид и особенности древнерусских отношений. На этих основах империю построить было невозможно. И новоиспеченный царь это прекрасно понимал.
Сейчас нам представляют дело так, будто бы отсталая Россия того времени была полностью изолирована от всего остального мира. Это откровенное враньё. Все были в курсе всего, а тем более Иван. Он прекрасно знал всю международную обстановку и все новые идеи и веяния в политике и идеологии. Он прекрасно знал, что происходит в Европе. Знал про инквизицию и монашеские ордена. Знал даже то, что сделали европейские церковники с историей Европы. А в его руках было тоже самое оружие, и он принял решение – стал не просто царем Иваном, а Иваном Грозным.
Деятельность Ивана Грозного описывается историками как череда бессмысленных жестокостей и казней, как деятельность свихнувшегося маньяка, но это далеко не так. То, что в Европе происходило как бы само собой в течение почти пятисот лет, Иван сделал за несколько десятков. И, прошу заметить, совершенно сознательно, прекрасно понимая, что он делает, кляня за это себя самого, но не смея сойти с избранной дороги. В лице Ивана Грозного на самом деле мы видим трагическую, но величественную личность, каких никогда не было в Европе. Аналогичное явление мы увидим только в двадцатом веке, когда в нашу историю придет Сталин, но о нём мы поговорим позже.
Пойдем в хронологическом порядке. Примерное состояние русской жизни в начале XIII века мы знаем по «Слову о полку Игореве». Это доминирование языческих традиций при непомерной уже амбициозности князей и резко ослабевшая обороноспособность страны. Меньше известно «Слово о погибели русской земли» - от него сохранилась только первая страница, но зато какая! «О светло светлая и украсно украшена земля Русская! и многыми красотами удивлена еси: озеры многыми удивлена еси, реками и кладязьми месточестьными, горами крутыми, холми высокыми, дубравоми чистыми, польми дивными, зверьми разлычными, птицами бещислеными, городы великыми, селы дивными, винограды обителными, домы церковьными, и князьми грозными, бояры честными, вельможами многами. Всего еси испольнена земля Русская».
И всё это предполагается быть уничтоженным чуть ли не в одночасье татаро-монгольским нашествием. То, что таковое нашествие имело место, отрицать не приходится, что было, то было. Примерно в то же время этим же нашествием был в очередной раз разрушен Рим. Но этим же фактом сразу опять возбуждаются сомнения по поводу правдивости исторического полотна в целом. Людям, чувствительным к слову, всегда резало слух выражение «Киев – мать городов русских». Если Киев, то почему мать, а не отец? А если мать, то, наверное, не Киев? Почему первый и самый мощный удар Батыя был направлен не на Киев, а на Рязань? И не Рязань ли была тогда «матерью городов русских»?
Это опять, конечно, из области догадок. Кто победил в историческом соревновании, тот и переписал историю на свой лад. А представьте себе, что победителем осталась бы не Москва, а Рязань? или, хотя бы, Тверь? Такая перспектива была, очень даже была. Ведь наша история в этом случае выглядела бы совсем по-другому! И про Рюрика бы не вспоминали, и Киев с Новгородом фигурировали бы как враги исторического прогресса.
Жребий победителя выпал Москве где-то в четырнадцатом-пятнадцатом веке, после «Куликовской битвы». Я  взял название сражения в кавычки, потому что в связи с этой битвой опять больше вопросов, чем ответов. С одной стороны, битва вроде бы и была – слишком во многих разнородных источниках и западных и восточных мы о ней слышим. Но с другой стороны, почему не удается археологам найти захоронения многочисленных жертв этой битвы? и главное – непонятно, кто с кем сражался в ней? Нам преподносится это как первая значительная победа русских над татарами, но так ли это? Внимательней приглядываясь к возможному составу противоборствующих сторон, не трудно увидеть, что никак нельзя считать это битвой русских с татарами. Как русские, так и татары были с обеих сторон: Мамая поддерживало Великое княжество Рязанское, Белорусские горда под видом Литвы, в частности Полоцк, а также русские генуэзцы; а на стороне московского князя, кроме вел. кн. Тверского и постоянных союзников участвовали и татары Тохтамыша! При этом северные территории России, такие как Вятское, Костромское и др. судя по всему, в этой разборке вообще участия не принимали.
Говорят, нынешний Великий князь Владимир Путин разделяет мнение Гумилева о том, что  Куликовская битва была помощью московского князя законному суверену тогдашней Руси Тохтамышу. А я считаю, что с этим мнением никак нельзя согласиться. Золотая орда безусловно была сильна в своё время. Да, она нападала на русские города, грабила их, брала дань (ясак), но никогда она не была сувереном, правителем Руси в полном смысле этого слова, тем более в конце XIV века.
Всё было не так просто тогда, как это нам рисуют. Золотая орда к тому времени никакого единства уже не демонстрировала, а Россия к этому единству только стремилась, да и то, далеко не вся. Так что это сражение на национальную и религиозную почву откровенно притянуто за уши. Особенно в части религиозной. Нам говорят, что церковь, в лице св. Сергия Радонежского поддерживала московского князя, поэтому можно считать, что неверные и язычники как бы с другой стороны, с рязанско-мамаевской. Но посмотрите, кто главные герои битвы с московской стороны? Два монаха Сергиевой обители Пересвет и Ослябя. Извините меня, но это всё равно, что в том анекдоте: «Идут по степи два негра – Абрам и Сара». Не могут быть у монахов языческие имена! При пострижении им обязательно дают христианские. Ну, были бы Петр и Онуфрий, всё было бы ясно, а так не сходятся концы с концами. Христианство и в Московском княжестве не было доминантной религией.
По всему этому очевидно, что на тот исторический момент остатки Великой Скифии, включая Золотую Орду, Литву, Польшу и Чехию представляли собой уже довольно разнородный по религиозным и политическим интересам набор городов-государств, часть из которых, в основном западная, стремилась к обособлению, а другая часть к становлению централизованного государства, за первенство в котором боролись Золотая Орда, Литва, Польша, Рязань, Тверь и Москва. Последняя, как известно, победила в XV веке, но для окончательной победы нужны были экстраординарные меры, нужна была большая кровь и личность, готовая эту кровь  стране пустить.

Средневековье по-русски - Иван Грозный
Личность и деяния Ивана IV Васильевича до настоящего времени так и остаются непонятыми и неоцененными. Как и в случае с Рюриком наши историки слепо тянутся за европейскими оценками, вместо того, чтобы разобраться самим. От Карамзина с Соловьевым ждать нечего, но умница Ключевский ведь туда же! И многие, многие другие. Они даже не замечают очевидных нелепостей в своих рассуждениях. Например, в отношении сексуальных пристрастий царя. Все в один голос осуждают его за сластолюбие в женском вопросе. Да, у Ивана было более семи жен, хотя после третьей это уже было нехорошо по тогдашним правилам. Историки объясняют нам, что набожный Иван не позволял себе физически общаться с женщиной, не будучи оной мужем. Может быть и так, но на следующей странице этот же автор утверждает, что у царя была гомосексуальная связь с младшим Басмановым. А здесь ему набожность не мешает? Где логика? Этому другу он может и не быть мужем? Должно же быть что-то одно из двух.
Ничтоже сумняшеся все подряд обвиняют Грозного в убийстве собственного сына, хотя ни одного свидетельства в пользу этого нет и не было.
Если верить нынешним историкам, то у нас в русской истории вообще действовали сплошные сексуальные маньяки. Что касается Владимира Крестителя, тут спорить не буду, но в то, что Иван Грозный, Петр Первый и Ленин все дружно болели сифилисом мне поверить трудно. Как только человек у руля российской власти начинает прижимать Европу, тут же у него появляется сифилис, странно, правда? С другой стороны ничего странного тут нет. Когда Иван Грозный отвоевал для России Прибалтику, исконную свою территорию, и начал строить на Балтике флот, Европа примитивно испугалась и применила психическое оружие. Именно в эту пору стали распространяться слухи о ненормальном поведении и зверствах русского царя и том, что в России всё плохо: медведи по улицам ходят, а народ лаптем щи хлебает и пьет водку прямо из самовара. Европа во главе с римскими папами к этому времени уже сильно поднаторела в исторической лжи. А у наших историков, наверное, своей головы нету. Именно в эту пору Европа сделала из России образ врага, сохранившийся до сих пор, образ врага и хама – это враньё в квадрате, потому что унижением противника прикрывались собственные гнойники и кровавые пятна. Сейчас это скромно называется «двойным стандартом».
Впрочем, Иван и сам дал повод и возможность для исторического вранья. Можно сказать, что он сам попал в яму, вырытую для других. Примерно тоже самое чуть позже произойдет со Сталиным. С ним, конечно, сложнее. Но не будем забегать вперед - в чем обвиняют Ивана? В убийстве 5 000 человек за 50 лет правления? Но во Франции в одну только Варфоломеевскую ночь было уничтожено инакомыслящих в несколько раз больше, некоторые называют цифру – 30 000. Германия и Англия ничем ни лучше, их короли и императоры тоже казнили людей десятками тысяч, я уж не говорю о жертвах инквизиции, их можно считать побочными. Пять тысяч казненных это тоже не мало, но, как говорится, чья бы корова мычала? И в отношении уровня жизни… Ни в XVI (при Грозном), ни в XX веке (при Сталине) как материальный, так и культурный уровень жизни в России нисколько не был ниже, чем в Европе. Если б нашим согражданам не был бы свойственен комплекс самоуничижения, психическое оружие запада не сработало бы, а так… даже говорить на эту тему не хочется.
Прежде чем начать разбирать последствия правления Ивана Грозного, нужно понять личность самого Ивана. Главное, что не подлежит сомнению и бесспорно – Иван Васильевич был одним из самых умных и образованных людей своего времени. С этим согласны все историки без исключения. То, что он был в курсе всех европейских и мировых политических дел, тоже не подлежит сомнению. Это видно по всем его политическим действиям. Еще одно, что повторяют все его современники в один голос – вся его деятельность была направлена на благо России, как он это благо понимал, а не на какую-либо личную выгоду. Он много раз демонстрировал презрение к личной власти, отказываясь от неё или выходя на тронный приём в каких-нибудь обносках. В бытовом смысле жил очень скромно.  Он был религиозен и благочестив почти до фанатизма, но только почти. Он никогда не терял голову, хотя и проводил на церковных службах по девять часов в день и отпевал каждого убитого в отдельности.  И что? Вот такой вот человек и вдруг кровавый маньяк? Не верится что-то.
Как раз совершенно наоборот, мы видим до невозможности цельную личность, устремленную к какой-то одной цели во все 50 лет его беспрецедентно долгого правления. Какой была эта цель? и достиг ли он её? В этом мы сейчас и попробуем разобраться.
Вы не замечали, что большинство людей, приходящих к верховной власти в России очень быстро стареют физически? Какая-то непомерная тяжесть давит и ломает человека. Как сказал пушкинский Борис Годунов: «Тяжела ты, шапка Мономаха!» Я плохо знаю биографии царей, но примеры прямо-таки лезут на глаза: Петр I быстро сгорел, Александр I, Александр III, Николай II. А позже? Ленин пришел к власти боевой машиной, созданной для разрушения, но сгорел за несколько лет. Сталин к концу жизни выглядел полной развалиной, Брежнев казался нам совсем уж впавшим в детство от старости, хотя он умер еще достаточно молодым для правителя, Ельцин разрушился на глазах, Путин… нет, нет -  он у нас еще полон сил. Но первым из них был Иоанн Васильевич Грозный. Он умер глубоким стариком всего в 54 года. Я, правда, думаю, что он был лет на семь старше, но это недоказуемо.
Первые годы жизни он был предоставлен сам себе, и у него было более чем достаточно времени для самообразования. Он не был брошенным на произвол судьбы и систематическим образованием его вряд ли обделили, но именно САМОобразование оказало главное влияние на его последующую жизнь и сделало его настолько оригинально мыслящим правителем, что до сих пор его никто понять не может. Это занятие только начни, потом остановиться невозможно. Иван всю последующую жизнь читал книги, их возили за ним и в Александровскую слободу и в Кострому и везде многими возами, а он не мог остановиться – забирал себе все имеющиеся книги из монастырей и частных коллекций. До этого мы еще дойдем, это будет позже, но уже в раннем возрасте он вычитал в книгах что-то такое, что позволило ему с самого начала государственной деятельности работать в одном и том же направлении, не меняя его, подчиняясь этой идее даже во вред самому себе, против себя самого. А мы знаем, что выбор книг у него был очень хорош, учитывая, что он свободно владел древнегреческим языком. Когда он нашел книги Ярослава из Софийского собора в Киеве неясно, но книги бабушки Софьи из Константинополя были точно у него под рукой. И историей России он владел не понаслышке.
Правление Ивана Грозного принято делить на три периода:
1. С 1534 по 1547 годы – период неучастия во власти. Мы его обозначили как время самообразования царя.
2. С 1547 по 1560 годы – период доброго царя. Это было время попытки Ивана провести реформы относительно мирным путем.
3. И с 1560 по 1584 – годы страха и трепета – Иван становится Грозным.
Не понимаю, почему этого не видят историки, но из самого выделения этих периодов сразу становится заметным их вытекание одного из другого и неизбежность наступления нового. На самом деле, не трудно представить себе, как полный энтузиазма совсем еще мальчишка царь тратит тринадцать лет на увещевание своего окружения, принятие мер по улучшению жизни в России. А в результате эта жизнь становится только хуже и хуже, а окружение совершенно не понимает, что от него хотят и упрямо гнет свою линию – линию на увеличение личных богатств за счет общества. Кто угодно разозлится, тем более когда есть такая возможность. Гибель любимой жены Анастасии стала в этом момент не причиной, а только предлогом для начала репрессий. Тем не менее, пойдем по порядку.
Первое, что сделал Иван, получив власть – обозначил Россию империей, наследницей Византии и Третьим Римом. Очевидно, что сделал он это не столько для удовлетворения личных амбиций и получения царских регалий, сколько для воплощения целей гораздо более общих, идеи которых он выносил, находясь на троне чисто символически. Он тут же подтвердил серьёзность этих намерений, начав в компании со своими единомышленниками и якобы «наставниками» типа Адашева и Сильвестра имперские реформы – земскую, губскую и судебную. В то же время началось серьёзное преобразование армии. Из этого сразу видно, что дело не в царской короне, а в принципиальном изменении методов руководства страной.
Это вовсе не было самодурством и отсебятиной. Необходимость реформ вытекала из невозможности оставить всё как есть. Местные князья были хороши в дохристианскую эпоху, когда они были представителями или наймитами местного самоуправления городов. После того как Владимир перенял обычай Рюрика назначать в чужие города своих ставленников, князья-временщики мало того что, мягко выражаясь, не способствовали развитию территорий, работая по большей мере на свой карман, но и возомнили о себе лишнего. Последствием чего и стали слишком частые междоусобные войны и резкое падение общей обороноспособности. Боярские думы тоже деградировали – из активного совещательного органа превратились в ярмарки тщеславия, где каждый тянет одеяло на себя.
В России образовался интересный парадокс власти. Интересный только с теоретической точки зрения, потому что для живших тогда людей он был тяжким ярмом. Парадокс заключался в том, что явный прогресс человеческих отношений приводил не к улучшению жизни, чего следовало бы ожидать, а к её ухудшению. Именно возникшая на Руси благодаря внедрению христианства ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ, вместо того чтобы быть прогрессом, стала деградацией. Система удельных князей всё больше и больше разрушала древнее местное самоуправление при этом нисколько не усиливая централизованную власть, то самое государство, и даже ослабляло его. Но без государственности обойтись уже было нельзя, что-то надо было менять, но что?
Иван придумал интереснейшую штуку, вроде бы позволявшую совместить несовместимое. Земская и губская реформы были призваны усилить централизованную власть и восстановить древнее самоуправление земель ОДНОВРЕМЕННО!
Еще один парадокс, но на начальном этапе он сработал. В чем была суть преобразований? Если коротко, то в выборах местных «лучших людей», от деревенских старост и выше, которые одновременно становились государевыми слугами – зачислялись на службу с жалованием и т.п. Царь ведь может ошибиться, назначая человека на управление – тот может оказаться вором, что и случалось чаще всего, а тут человек автоматически удовлетворял обе стороны, и царя и народ. При этом верховным органом власти становился всероссийский Земский собор из этих же выбранных народом людей. Вот тебе и царь-самодур! Это же форма почти идеальной демократии!
У нас сейчас мало данных, чтобы вот так, как я это сделал, твердо считать первый этап реформ удачным, но есть показатели косвенные. Прежде всего это войны того периода. Сколько бы сейчас не пытались очернить любые действия царя Ивана – войны были удачными, победоносными. Это безусловный показатель поддержки царя со стороны народа, тем более что большинство военных действий носило характер внутренний, а не внешний. Присоединение Казани и Астрахани, Белоруссии и Прибалтики – это было восстановлением власти в своих землях, а не присоединением чужих. Это конечно задевало интересы, скажем, Швеции или Османской империи, но агрессорами там были они сами, а не царь Иван.
За деревьями леса не видно. Много кто сейчас знает о битве при Молодях? Ну, напрягите память, что за битва такая? А ведь это сражение для российской и всеобщей истории значит ничуть не меньше, чем Бородинская и Куликовская битвы. На мой взгляд, даже больше – именно эта битва положила конец турецко-татарской экспансии в Европу, а не Куликовская. И ко славе русского оружия это сражение добавило гораздо больше сражения под Бородиным, потому что совместное татарское и турецкое войско там – между Серпуховом и Подольском состояло из 120 тысяч воинов – не меньше, чем наполеоновская армия под Москвой, а русские имели всего 20 тысяч человек, но османская армия была разбита наголову. Домой вернулось около 10 тысяч.
Это было уже во втором периоде царствования Ивана, но это не так важно. Главное, что мы можем увидеть из военных дел царя, это то, что ему всё же удалось переломить тенденцию к развалу страны, устранив главные безобразия, начатые в правление Владимира Крестителя. Впервые после Святослава наша армия начала одерживать победы мирового уровня. А произошло это прежде всего потому, что царь Иван понял, что «нельзя служить двум богам одновременно». На первом этапе это касалось еще не совсем богов, но уже подходило к тому.
Иван просто не мог не перейти ко второму этапу своего царствования –  к жестокому подавлению инакомыслия. Вся логика событий привела его к этому. К концу пятидесятых началу шестидесятых годов его реформы начали проскальзывать и давать сбои. Это имело как внутренние, так и внешние причины. Начнем с внешних. К этому времени папство вместе с европейским императором начали идеологическую войну против России. Форпостом этой борьбы впервые стала Польша. Сейчас эта тема уже навязла в зубах, но тогда была внове. А что такое Польша вообще? Это собственно часть Руси или Великой Скифии с населением из тех же полян (отсюда и название), что составляли костяк так называемой «киевской Руси» - часть этой Руси, западная часть, попавшая под руководство римских пап. Это началось еще во времена Святополка Окаянного – того самого сына Владимира Крестителя и брата Ярослава, что бежал в Польшу. Он сам был католиком и убежал к родственникам католикам. В царствование Ивана и позже во время Великой смуты руками поляков Европа попыталась насильственно присоединить остальную Русь к своим владениям. Попытки оказались неудачными, но Польша так и осталась «отрезанным ломтём».
Так вот, главное внешнее препятствие ивановым реформам проявилось с присоединением Польши к врагам России в прибалтийской войне. Вот что происходит после того как Прибалтика, находившаяся под властью Ливонии была уже завоевана русскими:
«31 августа 1559  г. магистр Ливонского ордена Готхард Кетлер и король Польши и Литвы Сигизмунд II Август заключили в Вильне соглашение о вступлении Ливонии под протекторат Польши, которое было дополнено 15 сентября договором о военной помощи Ливонии Польшей и Литвой. Эта дипломатическая акция послужила важным рубежом в ходе и развитии Ливонской войны: война России с Ливонией превратилась в борьбу государств Восточной Европы... В 1560 г. на съезде имперских депутатов Германии Альберт Мекленбургский доложил: «Московский тиран принимается строить флот на Балтийском море: в Нарве он превращает торговые суда, принадлежащие городу Любеку, в военные корабли и передает управление ими испанским, английским и немецким командирам». Съезд постановил обратиться к Москве с торжественным посольством, к которому привлечь Испанию, Данию и Англию, предложить восточной державе вечный мир и остановить её завоевания». (Википедия).
          Если б всё было так мирно и красиво, нет, дело было подлее и гаже. Испуг Европы по поводу выхода России в Балтийское море выразился в подзуживании всех стран к войне с Россией, формирование в её лице образа врага. Это вместо «вечного мира»:
« В Германии «московиты» представлялись страшным врагом; опасность их нашествия расписывалась не только в официальных сношениях властей, но и в обширной летучей литературе листовок и брошюр. Принимались меры к тому, чтобы не допустить ни московитов к морю, ни европейцев в Москву и, разобщив Москву с центрами европейской культуры, воспрепятствовать её политическому усилению. В этой агитации против Москвы и царя измышлялось много недостоверного о московских нравах и деспотизме Грозного… (Платонов С. Ф.  Лекции по русской истории… там же).
Вот это, собственно, я имел в виду под внешними причинами проскальзывания реформ, а причины внутренние состояли в сопротивлении нововведениям со стороны бояр и князей. В результате реформ эта часть населения теряла власть и влияние в государстве и вполне естественно сопротивлялась этому всеми средствами, прежде всего подлым предательством исподтишка. Вслед за Святополком Окаянным эти ребята массово побежали в Польшу, что в военном отношении начало становиться опасным для России – типичная «пятая колонна». Но не менее опасным было и игнорирование боярской оппозицией внутренних мер по укреплению власти, откровенный саботаж, что они устроили. Но Иван Грозный был не тем человеком, с которым можно было так шутить. С этого момента он и стал Грозным.
Почему столько шуму о казнях, что последовали за этим? Внешний аспект этого шума мы уже видели, а внутренний… ну, как же? Посмотрите: 30 тысяч простолюдинов в Варфоломеевскую ночь это же ерунда, быдло, одно слово. Другое дело 5 тысяч казненных Грозным – это же лучшие люди, князья да бояре со своими ближайшими помощниками! Как же не скорбеть о них! Но не мог Иван их не уничтожать. Не мог! Ему нужно было закончить начатое. И он закончил. Вот что писал по этому поводу современник, немец-опричник Штаден:
 «Хотя всемогущий Бог и наказал Русскую землю так тяжело и жестоко, что никто и описать не сумеет, все же нынешний великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера! Только он один правит! Все, что ни прикажет он, — все исполняется и все, что запретит, — действительно остается под запретом. Никто ему не перечит: ни духовные, ни миряне».
Можно по-разному относиться к деяниям грозного царя, но, в любом случае, нельзя  заподозрить его ни в маниакальности, ни в бессмысленной жестокости. Всё, что он делал, он делал вполне осмысленно, стремясь к заранее поставленной цели. Обычно разделение страны на «земщину» и «опричнину» считают прихотью сумасбродного маньяка, но это далеко не так. Не сумев из-за сопротивления бояр внедрить свои идеи по всей стране, он всего лишь решил начать с малого – осуществить задуманное на малой территории, в Опричнине, где все бояре и князья были заменены новыми людьми, преданными царю и выполняющими его волю. И он достиг успеха, а потом обратно соединил обе части. Гениально! Сейчас это называется «свободными экономическими зонами».
И вообще, я бы очень хорошо относился к Ивану Грозному, если бы его деятельность ограничилась политикой, но это, к сожалению, не так. Есть еще одна сторона, которая лично мне нравится уже гораздо меньше.
Мы уже говорили о том, что Иван был очень образованным и знающим человеком. Это ведь он ввел в России книгопечатание, но весь вопрос в том, что печатать? Как почти любой сильно образованный человек Иван верил в то, что знания могут оказывать влияние на жизнь. Помните, что писал Александр Македонский Аристотелю? (Чем же мы будем отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах). Примерно так же рассуждал и Грозный. И знаниями он обладал ничуть не меньшими, а даже большими – в отличие от Александра, у него был доступ к знаниям Скифов. И что он сделал с этими знаниями? Спрятал их поглубже, чтобы больше никто не воспользовался. Впрочем, его Либерея, я думаю, была найдена его достойным учеником. Поговорим об этом в своё время.
Может он не думал ничего прятать от людей в первой половине своего царствования? Может, только окончательно озлобившись во второй, принял такое решение? Давайте попробуем поставить себя на место Грозного царя. Пусть это будет переломный момент в его жизни – начало шестидесятых годов. У него умирает любимая жена Анастасия, почти единственный друг и товарищ – никому другому и верить-то нельзя. Вокруг льстецы и обманщики. Посвящал ли он кого-нибудь кроме жены в свои тайны? Наверное посвящал, у него ведь был круг единомышленников: те же Адашев, Сильвестр, Курбский… не исключено, что и Воротынский с Серебряным - это с ними он начинал реформы, им верил когда-то. А где они сейчас и почему не понимали его никогда? Иначе не свернули бы с пути, как делает это он сам. Предатели или глупцы.
Откуда взялся Домострой? Это он, царь дал протопопу Сильвестру древнюю книжечку, а тот переправил её на свой манер и издал и правильно сделал – уж очень хороша книжечка, но где он теперь? А Курбский переметнулся к полякам – разве можно было таким ничтожным людям доверять ЗНАНИЯ?
Все попытки царя что-то улучшить, сдвинуть с места блокируются ближайшим окружением, почти ничего до настоящего дела не доходит. Да и жену они убили – больше некому! Значит нужно убивать и их самих. Но мало их убить – на их место придут такие же самовлюбленные и глупые люди, их братья и сыновья. Нужно вырвать у них жало! Они считают себя древними родами – имеют архивы тысячелетней давности? Нужно отнять это у них. Пусть забудут, кто они такие есть. Знать за них будет царь – им знания не нужны, они всё равно не в состоянии их понять. Примерно это думал Грозный, изнуряя себя многочасовыми молитвами и постом, добиваясь услышать опять голос своего внутреннего советчика. У него был такой советчик, как некогда у Сократа или позже у Сталина. Больше советоваться ему было не с кем. Только услышав этот голос, он принимал решения и казнил… или миловал. Убивая глав боярских или княжеских семей, он тут же забирал себе их главное богатство – архивы. Остальное он позволял грабить опричникам.
В этой связи нельзя не вспомнить о походе на Новгород. Ничего в нем нет удивительного в этом походе. Он мало чем отличался от Казанского похода, Казань ведь тоже была «своим» городом. Но, кроме того, в Новгороде, в монастырях и частных коллекциях хранились древние документы и летописи. Не так уж много людей положил в Новгороде Иван, во всяком случае, гораздо меньше, чем Добрыня с Путятой в своё время. А что было после казней? После казней Иван Грозный ЛИЧНО прошел все монастыри и дома, где могли храниться древние книги и забрал их себе. Вот зачем он туда приходил! Можете прочитать это где угодно, в любой «истории». Только историки судят по себе и думают, что он отбирал золото-бриллианты. Нет. Этим занимались другие люди – он бы руки марать не стал. Не царское это дело.
По-хорошему, об Иване нужно писать отдельную книжку, очень уж интересный персонаж. Вы думаете, он все свои знания об истории унес с собой в могилу? Ничего подобного он издал историческую книгу -  «Лицевой летописный свод» из 10 томов, содержащих около 10 тыс. листов тряпичной бумаги, украшенных более чем 16 тыс. миниатюр. Причем в единственном экземпляре. Это что-то вроде комиксов – история в картинках. Причем библейская история и греко-римская там начата «с сотворения мира», а российская с 1114 года по Рождестве Христовом. Почему бы это? Даже его прародитель Рюрик там не фигурирует, начинается всё с Владимира Мономаха. Почему он не включил в эту историю Владимира Крестителя и Ярослава? Стыдился их? Не хотел, чтобы они были примером для его детей и внуков? Или были другие, не известные нам причины? Бог весть.
На самом деле, это главный труд его жизни – он был уверен в том, что больше никому и ничего из истории знать не нужно. Своего рода «Краткий курс истории ВКП(б)». И предназначен он был только для его наследников, для будущих царей.
А библиотеку он спрятал в одной из башен Кремля. Я думаю, что доверить истинную историю своему слабоумному сыну Федору он не решился, чтобы тот совсем с ума не сошел, рассчитал так: найдется достойный и достаточно умный правитель России – найдет и воспользуется. Клад недостойным не дается. Он в это свято верил. И он не ошибся.
А после смерти, как я уже говорил, он попал в историческую ловушку – был оболган и проклят, как и его ученик позже. На Сталина наплевал Хрущев, не столько своими «разоблачениями» на ХХ съезде КПСС, сколько своими действиями: кукурузой и коммунизмом к 1980 году, доведя сталинские начинания до полного маразма. Так же и Годунов привел к маразму преобразования Грозного, доведя страну до истребительной гражданской войны и жертвам на несколько порядков больше, чем в правление Грозного царя. Но об этом мы уже говорили раньше.
Дело в том, что они оба (я имею в виду Годунова с Хрущевым) прикупа не знали. Их грозные правители им эту тайну не доверили.


Ренессанс от Петра Великого
Так уж видно сложилось, что царям-преобразователям на Руси отводится некоторое время для раздумий и самостоятельного развития. Петр, так же как Иван, пришел на трон младенцем и лет семь накапливал личное мнение обо всём вообще и своем будущем правлении, в частности. Только развитие это пошло совсем в другую сторону. Петр не мел самого главного – источника знаний, который сформировал Ивана Грозного.
Что он мог узнать от своих учителей и жалкого набора книг? Схоластические церковные догмы? Или историю по «Краткому курсу», оставленному Грозным? Из него он мог видеть ослепительную картинку античности в древней Греции и Риме и удручающую картину русской истории удельных князей от Мономаха до него самого с татарским «игом» и кровавой резней гражданских войн. Он мог унаследовать еще от своего отца по оставшимся от него книгам и преданиям повседневную лень и дикую зависть к Европе.
Отец Петра, Алексей Михайлович, занимался церковной и денежной реформами, полцарствования традиционно воевал с Польшей, но запомнился в основном своим пристрастием к соколиной охоте. На самом деле, все его реформы, включая переклейку обоев в комнатах дворца, были попыткой выглядеть «не хуже их». Страна, разоренная гражданской войной в начале века, еле тянула простые расходы, а ему нужно было на монетах своё имя напечатать, попов разодеть покрасивше, опять же, обои переклеить с европейским рисунком – сделать «евроремонт», одним словом.
Это, видимо, заложено изначальным Роком, чтобы молодой полный сил царь с темпераментом не слабее, чем у Ивана Грозного, с молодости получил комплекс неполноценности типа: «у них всё хорошо, а у нас всё плохо». Это нужно было для того, чтобы реформировать Россию на западный манер. Значит, это было необходимо.
Нужно понимать, что страна, в которой умер Иван Грозный, и страна, в которой воцарился Петр, это, как говорят в Одессе – «две больших разницы». Централизовано-демократическая система управления, созданная Иваном, была уничтожена, мягко выражаясь, неумными действиями Бориса Годунова, гражданской войной и фактическим бездействием первых Романовых. Богатейшая страна превратилась в нищую побирушку. Если Иван в своё время поставил Россию на путь своеобразного, самостоятельного, я бы даже сказал самодостаточного, развития, то Петру просто не оставалось ничего другого, кроме как встать на европейские рельсы в роли вечно догоняющего и заведомо ущербного ведомого.
Первое, что сделал Петр, став самостоятельным правителем – на два года поехал в Европу учиться. Потом начал внедрять усвоенное там у себя на родине, правда, с сильным «нижегородским акцентом». Дальнейшие его преобразования мне лично не интересны, кроме одного – он закончил дело Ивана Грозного, окончательно утвердившись на Балтике, выбив Швецию из списка «мировых держав».
Почему же у нас так превозносят Петра и уничижают Ивана Грозного? Ведь Петр тоже казнил бояр, унижал их всячески, насильственно брил им бороды, заставляя пить вино и курить трубки. У холопов при нём тоже чубы летели во все стороны, гораздо больше, чем при Иване. Так в чем же дело? Европа приняла Россию в свою семью и перестала показывать на неё пальцами? Нет. Как появился образ врага во времена Грозного, так и остался. Правда, у Европы пропал страх, ей безусловно были на руку реформы Петра, для них он был гораздо милее дикого Скифа, не шедшего ни на какие уступки. Да и для внутренних ребят в конечном итоге все эти петровские новшества оказались на руку – они почувствовали себя не хуже, чем «там». А Иван так и остался в истории одиноким и непонятным утесом в море вновь открывшихся удовольствий и приятностей.
Не смотря на огромную разницу в сути изменений, происходивших от античности до наших дней в Европе и у нас, внешне всё выглядит очень похожим, если забыть о некоторых отклонениях по времени. А что такое время? мираж, с точки зрения современной философии. Мы уже видели, что Иван Грозный за своё царствование провел реформы, аналогичные тем, что происходили в Европе с XI по XVI века. А преобразования Петра похожи на европейский Ренессанс. Такие изменения в жизни необходимо должны были произойти после Ивана, но задержались немного из-за гражданской войны. Сначала насильственно, потом добровольно, начиная с времен Алексея Михайловича, в России стали утверждаться европейские науки и искусства – «культурка», одним словом. Хорошо это или плохо? Наверное, хорошо. Только нужно понимать при этом, что те или иные виды культуры вовсе не являются необходимыми для жизни человека. Например, табакокурение, пришедшее к нам из Европы? Хорошо или плохо? Поверьте, некоторые другие виды культуры аналогичны этому, хоть это и не так бросается в глаза.
Мнения историков о Петре разноречивы, но нельзя отнять у него главного – он произвел в России торгово-промышленную революцию. Весьма своеобразно, но произвел. Такие революции в Голландии, Англии и особенно во Франции сопровождались народными волнениями и большой кровью. Благодаря Петру, Россию от этого бог миловал, и более того, подарил России два века относительно спокойной жизни.
Речь идет о той революции, что в теории Маркса обозначена, как переход от феодализма к капитализму. Что при этом происходило в европейских странах? Нарождающемуся классу торгашей нужны были рабочие люди, а люди эти были заняты на землях аристократии. Торгаши, изобразив из себя борцов за народное счастье, поборников «свободы, равенства и братства» натравили народ на аристократию. Аристократии во главе с королями это не очень нравилось, и они применили против народа войска с пушками и прочим. В результате кровь с обеих сторон и даже торгашам немного досталось. А у нас? Съездил Петр в Голландию, посмотрел и устроил всё у себя по голландскому образцу, насильственно, но без большой крови. И так, чтоб волки были сыты и овцы целы. Он направил на фабрики государственных крестьян и всех «бродячих» людей, включая монахов и каторжников. И всё хорошо. И крестьян из годуновской неволи освобождать не нужно. И помещики довольны – остались при делах на своем месте. Красота.
Шути делами, но фигурами, равнозначными Петру, в Европе могут быть только Кромвель или Наполеон. Не нужно забывать при этом, что Петр «жил и работал» на сто лет раньше Наполеона. С этой точки зрения нужно оценивать произошедшие при нем сдвиги в русской экономике, культуре и различных искусствах.
Собственно искусства: живопись, архитектура и прочее (мы уже об этом говорили) признак не столько культуры как таковой, сколько следствие появления лишних денег, а без народившегося клана торгашей такое невозможно. Одно тянет за собой другое. И не нужно обожествлять культуру, по крайней мере, в её внешних проявлениях. Картины Ботичелли и Рафаэля, скажем, хорошее дело, но их сегодняшняя стоимость даже близко не соответствует их реальному значению. Их цена (а также охи и ахи вокруг них: «Ах Ренуар, ах Кандинский…») отражают не их настоящую стоимость, а только амбициозность их владельцев и размеры толстых кошельков.
Литература и наука тоже не являются ценностью сами по себе. Ими пользоваться нужно уметь и пользоваться очень аккуратно. Когда человек прочитавший пару книжек Сартра, Камю или там… Сомерсета Моэма вдруг начинается гордиться собой и считать себя культурным человеком, он становится смешным, не более того. Ценность литературного процесса определяется не только наличием писателей, но, в первую очередь, наличием достойной аудитории для восприятия.
Одним словом, русский Ренессанс состоялся с помощью Петра Первого. А дальше пошло всё как везде. Как в Европе. Дворцовые перевороты, войны, склоки и соревнование в тщеславии. Одна только черта с тех пор отличает наши «культурные слои» от европейских. Это тоже следствие двойственности фигуры самого Петра, его комплекса неполноценности с одной стороны и революционности натуры с другой. После Петра русская интеллигенция разделилась на славянофилов и западников. К первым можно отнести таких известных людей как Татищев, Ломоносов, Пушкин, Некрасов, Толстой (Лев Николаевич), а ко вторым, вечно комплексующим и самоуничижающимся можно причислить: Соловьева с Карамзиным и… скажем, Достоевского. Я все время удивлялся, как это происходит, если человеку нравится Толстой, обязательно не нравится Достоевский и наоборот: любители Достоевского на дух не переносят Толстого. Совсем недавно я понял, в чем дело – в славянофильстве и западничестве. В этом отношении наше общество разделено примерно пополам. Победа того или другого направления обычно означает у нас наличие революционной ситуации.
А вообще, всё это довольно глупо. Вы знаете такие факты, чтобы англичане вдруг начали бы разговаривать друг с другом исключительно по-испански, а своего английского вдруг бы застеснялись? Или французы вдруг перешли бы на немецкий? А у нас такое было с лишком сто лет. Кто из аристократии говорил не на французском считался неучем и грубияном. А почему? Русский язык ведь богаче и ярче французского? Ничего не поделаешь – комплекс.
Покамест революции в России в основном создает доминанта западного мышления. Даже сами революционные системы у нас  принимают западные. На Болотной площади в этом году кто бузотёрил? Западники. Кто Союз разрушил? Они же. Даже в революции 1917 года западники виноваты. Те революционные идеи закладывались давно, на сто и боле лет раньше самого события. Вроде бы наряду с марксизмом у нас в XIX веке бродило народничество, но это видимость одна, ничего общего с народными чаяниями эта система не имела. Анархические идеи Толстого? вот те наши, местные, но они не смогли перевесить убийственной силы идей западных. Правда, коммунистическая теория, как в свое время христианство, окрасилась у нас в российские цвета.
Бертран Рассел, разбирая философские течения начала ХХ века, сказал, что коммунизм скучен, а фашизм гораздо романтичнее, ага, прямо романтик на романтике сидит и романтиком погоняет. Это оттого он так говорил, что не знал на практике ни того, ни другого. Оба этих направления очень романтичны вначале и достаточно скучны к концу. И еще в одном он не прав. Он считает коммунистическую идеологию составной частью общей либеральной философии, а фашизм резко выпадающим из неё. Глубочайшее заблуждение – фашизм такая же составная часть либерализма, как и коммунизм, только стоят они в разных углах одной и той же комнаты.
Почему я сейчас заговорил об этом? Потому что зародилась эта вся дрянь вместе с так называемыми буржуазными революциями, и в Россию это занес Петр Великий вместе со своими реформами. Больше того могу сказать, что зарождение и развитие либерализма говорит о конце длинной эпохи в истории Европы и всего мира. После либерализма, на мой взгляд, маятник истории непременно должен качнуться в другую сторону. Об этом мы и поговорим в следующей главе.

Тоталитарные идеологии ХХ века
Чтобы разобраться в кажущихся идеологических дебрях ХХ века, давайте воспользуемся уже существующей системой. При всей моей нелюбви к Марксу, я обязан признать, что он создал единственную пока вменяемую систему, позволяющую хотя бы приблизиться к пониманию закономерности исторических процессов в обществе. Сейчас Маркса ругают все, кому не лень, но те же люди при этом пользуются его понятиями общественно-экономических формаций и классов.
Главный труд Маркса «Капитал» невыносимо скучен, как квартальный отчет о работе предприятия. Складывается такое впечатление, что автор вовсе не ученый или философ, а бухгалтер. Примерно так дело и обстоит. Сам Маркс был экономистом (бухгалтером, в принципе) и применил свои бухгалтерские способности для примирения философского спора между двумя, казалось бы непримиримыми врагами – Гегелем и Фейербахом. Людвиг Фейербах тут, собственно, пятое колесо в телеге. Сказать, что «бытие определяет сознание» мог кто угодно и без него. Все либеральные теории насквозь пропитаны материализмом, даже если опираются на бога. Подумайте сами, разве можно проповедовать капитализм, опираясь на заповеди Моисея, когда эти заповеди попираются самыми безобидными капиталистами ежедневно и ежечасно? Обращения к богу тут лицемерие чистейшей воды.
Так что материализм мог бы придти и не от Фейербаха.  Другое дело Гегель – без Гегеля не было бы Маркса. Также как не было бы Дарвина без Мальтуса. Сейчас этого Мальтуса стараются не замечать. Коммунисты вообще крыли его площадными словами за его бесчеловечную, можно даже сказать живодерскую теорию, но при этом, поощряли и прославляли дарвинизм. Что это, если не лицемерие? Но мы о Гегеле, однако. Центром гегелевской «диалектики» является положение о дуализме противоположностей, единство и борьба которых, переходя из количества в качество, порождают якобы неизбежный революционный скачок в развитии чего бы то ни было. Используя эту сентенцию, Маркс предположил, что этими противоположностями в истории являются антагонистические классы, на данный момент это капиталисты и пролетариат. Но на этом нельзя было остановиться – нужно показать весь исторический процесс. Запросто. Маркс разбил его на пять периодов, которые обозвал «общественно-экономическими формациями» это: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капитализм и коммунизм. Первый и последний – периоды бесклассового общества, поэтому хороши и бесконфликтны. Вот и всё. Нужно ускорить очередной революционный скачок, перейти в коммунизм и жить припеваючи.
Видите, как в одном абзаце я вам изложил всю теорию Маркса, а он развел еще бухгалтерию с прибавочной стоимостью объемом с «Войну и мир» если не больше. Очевидно, что этого можно было и не делать, потому что исходные постулаты высосаны из пальца. Давайте разберем всё по порядку. Я не буду спорить с Гегелем, хотя его теория тоже не безупречна – изменения в количестве далеко не всегда переходят в качество, тем боле в дуализмах – чаще всего абстрактные противоположности взаимоуничтожаются, а более конкретные создают новое качество независимо от количества (например, кислота и щелочь, соединяясь в любых количествах, становятся солью с водой). Меня сейчас гораздо больше интересует то новое, что привнес Маркс в эту теорию от себя – общественно-экономические формации.
Попытка разбить историю на такие формации или этапы особо похвальна, только такой подход может дать возможность заглянуть в будущее. Но давайте посмотрим внимательнее на «формации» Маркса. Первая из формаций вообще из области гипотез – никто и никогда такой формы общественной жизни не видел. Я понимаю, откуда взялись представления о первобытнообщинном строе – например, из описаний быта индейцев Северной Америки или аборигенов Папуа Новой Гвинеи. Да, среди отдельных народов встречается стремление жить отдельными семьями вдали от городов, но это ни о чем не говорит. Я думаю, многие знают, что большинство финнов предпочитают жить в хуторах, отдельной семьёй, но это же не говорит о том, что в Финляндии первобытнообщинный строй! Или русские деревни девятнадцатого века, взятые отдельно, сами по себе, могли бы создать у кого-то иллюзию первобытного сообщества пахарей во главе с вождем – старостой. Таких примеров можно привести множество по всему миру, не исключая самой западной Европы, где такие идеи рождаются.
Мне кажется, что создатели таких идей понимают, что частное далеко не всегда говорит о целом. Чтобы предположить, что весь мир в какой-то момент жил по примеру лопарей, эскимосов или австралийских аборигенов, нужно свято верить в гипотезу о том, что человек произошел от обезьяны. Вот в чем дело. А кто-нибудь доказал это? Никто и никогда.
Так что первый этап развития общества, предложенный Марксом – не более чем карточный домик, дунь и развалится. Пойдем дальше – рабовладельческий строй, что это такое? В России, например, не было никогда такого строя даже в теории, и все это признают. Написал вот это и вдруг понял, почему Маркс так не любил Россию и вообще славян – они не вписывались в его теорию. Ну, надо же, какие люди нехорошие. Рабовладельческий строй срисован Марксом всего лишь с древней Греции и Рима. Можно добавить к ним только Карфаген и еще кое-какую мелочь из Средиземноморья. Так что картину Марксу портит не только Россия, но и Китай, Индия, Америка (рабство появилось там только с белыми колонизаторами – тогда феодалами по Марксу) да и Африка не имела рабства по той логике, что рыба не пьёт, потому что сама – закуска. Иными словами – весь остальной мир не имел рабовладельческого строя.
Со вторым пунктом разобрались – тоже, в общем-то, фикция. Дальше предлагаю не рассматривать – там такие же натяжки, не выдерживающие критики. Давайте сразу перейдем к сути. А имеем ли мы право вообще разбивать историю на этапы по экономическому признаку? Маркс нам говорит, что основой такого деления являются «производственные отношения» между хозяином и работником. Ну вот и давайте посмотрим на эти отношения в пределах марксовой же классификации.
Я, например, со всех сторон самым внимательным образом рассматривал отношения между хозяином и работником при рабовладении, феодализме и капитализме и, хоть убейте, не вижу принципиальной разницы. Ну, сами посмотрите, при рабовладении и феодализме работник является собственностью хозяина, он его может купить-продать или проиграть в карты, а при капитализме, вроде бы, этого нет. Но этого нет только «де юре», а «де факто» это остается и при капитализме. У работника сейчас есть только видимость свободы. На самом деле он не может «уйти вообще» он может только поменять хозяина. Ему же нужно есть-пить, одеваться и жить где-то, а для этого нужно работать на того или иного хозяина. Вы скажете, что он сам может стать капиталистом, то есть хозяином. Да, может, но и раньше в виде раба или крепостного крестьянина он это мог. Достаточно было только выкупиться из рабства. Для изменения статуса нужен был точно тот же инструмент, что и сегодня – деньги. Только и всего. Так есть ли экономические основания для классификации? Казалось бы нет, но всё-таки есть. Я вижу их. Только мои выводы почему-то прямо противоположны выводам Маркса.
Мне кажется очевидным, даже без более подробного разговора на эту тему, что производственные отношения между людьми не могут быть главным критерием экономической оценки, во всяком случае, для трех, рассматриваемых нами периодов. Есть два других экономических  критерия более общих, по отношению к которым производственные отношения являются частным случаем. Если уж идти до конца, то критерий всего один – собственность, а уже из него вытекают две его главные составляющие – постоянная и переменная. В любых экономических расчетах этот принцип соблюдается неукоснительно. Всегда четко разграничивается основной капитал и оборотный, не правда ли? В социалистической экономике это называлось основными и оборотными средствами или фондами, но суть остается одна. С одной стороны есть база, на которой строится всё здание экономического предприятия, это может быть завод, агрофирма или частное домашнее хозяйство, не важно, а с другой стороны есть средства достижения цели. Обычно к первому относят наряду с землей капитальные средства производства, а ко второму, кроме денег, сырье и вспомогательные материалы. Для отдельного предприятия может быть это и верно, но если рассматривать как предприятие весь мир, то безусловно потребуются корректировки.
Первым нужно выделить то, что не зависит от людей, являясь при этом базой всего. Что это? Это земля, запасы её недр, вода, воздух, космическое пространство, то есть всё то, что мы называем одним словом – Природа. Ко второму же можно отнести всё, что связано с человеческой деятельностью и договоренностями между людьми. Это прежде всего сами люди и их труд, выраженный в тех или иных эквивалентах. Главным эквивалентом человеческого труда, конечно, служат деньги, но эту роль могут играть и многие другие предметы, изготовленные людьми или добытые уже в Природе. Давайте назовем этот второй вид собственности огульно Деньгами, потому что всё это можно на деньги обменять. Как это ни печально, но человек тоже может быть разменной монетой. Мы это видим и при рабовладении и в наши дни – широко ведь известно, например, что футбольные клубы покупают и продают футболистов или, что можно на вечер-другой купить проститутку. Это явления одного порядка, разница только во времени пользования и цене контракта.
Если смотреть на дело с этой точки зрения, То все люди на земле делятся на хозяев и работников. Это деление весьма условно, потому что во все времена четкой границы между ними проложить было нельзя, тем более сейчас, когда у большинства людей в голове каша из обрывков пропаганды пополам с рекламой. Они разве осознают себя рабами? нет все исключительно господа-хозяева. Кстати, само слово «господин» на всех языках означает - хозяин. К сожалению, общество не может состоять из одних хозяев, на самом деле их еще и подавляющее меньшинство. Собственно во всех трех «экономических формациях» мы видим всего два класса, по большому счету – класс хозяев и класс наемных работников, тот самый пролетариат, что якобы появился только при капитализме и является его могильщиком.
Пролетарий это человек не вовсе лишенный собственности, в минимальных объемах она у него есть, от личных вещей до кусочка земли под Москвой. Эта собственность была у него всегда и при рабовладении и при феодализме. Мне лень распространяться на эту тему, просто поверьте – была. Некоторые считают, что определенные группы наемных работников не являются пролетариатом, как то: интеллигенция или особо квалифицированные рабочие. Это всё сказки для бедных. Самомнения вовсе недостаточно, чтобы вылезти из дерьма. А вот класс хозяев можно легко разделить на две части: первые – потомственные землевладельцы или аристократы; вторые – купцы. Впрочем, купцы излишне архаичное и эмоциональное слово, попахивает калачным рядом. Правильней сказать - торговцы. Главное различие между аристократами и торговцами в доминанте собственности. Аристократы владеют Природой (по нашей формулировке), а торговцы – оборотными средствами или Деньгами. Опять же я немножко идеализирую, но без этого невозможно.
Теперь еще раз взглянем на три наших периода. При рабовладении пролетариат вроде бы понятен – это рабы. Но были и отдельные свободные граждане, не имевшие собственности. В Спарте, вы помните? были такие «илоты», кто они? Тоже пролетариат, хоть и свободные землепашцы. У них не было самого главного – земли. Землю они арендовали. Таких свободных рабов хватало. А почему в той же Спарте основные граждане были хозяевами, хотя практически не имели денег? Потому что владели землей. Здесь даже идеализировать ничего не нужно – хозяевам нужна земля, а деньги – дело наживное. Спарта как будто нарочно создана, чтобы нам это показать. Во всем так называемом рабовладельческом мире основой могущества хозяев была земля, а что изменилось при переходе к феодализму? А ничего!
Я удивляюсь  Марксу. Он декларировал главным признаком смены экономических формаций революционный скачок. Вы когда-нибудь слышали о рабовладельческо-феодальной революции в какой либо отдельно взятой стране? Я тоже не слышал. Опять сбой в теории. Я уже говорил, что марксовые формации высосаны из пальца – вот это еще одно тому подтверждение. Сейчас в России, да и по всей Европе массовым явлением стало обилие гастарбайтеров. Это что, говорит о возвращении к рабовладельческому строю? Ведь разница между классическим рабом и крепостным крестьянином состояла по большей части в национальности, крепостные свои, а рабы – иностранцы. Больше того я вам скажу, и доминанта собственности при феодализме остается на месте – это земля во владении все тех же людей – земельной аристократии.
Из этого легко можно сделать вывод, что с точки зрения экономики никаких отдельных периодов рабовладения и феодализма не может быть. Можно говорить только об одной формации. Я бы её назвал по главному признаку – аристократической.
А вот переход от феодализма к капитализму очень даже заметен. Практически повсеместно он сопровождался кровавыми революциями либо централизованными реформами, но опять же не бескровными. Вот здесь, значит, должны быть серьёзные изменения? Да, конечно. Только опять не там, где их видел Маркс. Что? Народ получил «свободу, равенство и братство»? Хозяева уравнялись с работниками? Фигли-мигли. Видимость одна. Цепи собакам удлинили, но и миски отодвинули подальше. Серьёзные изменения произошли только в составе собственников – земельная аристократия с боями уступила своё место торговцам. Земля после этих революций стала товаром. Если раньше купец мог купить всё что угодно, кроме возможности распоряжаться землей, то теперь он это право получил. Опять же изменения мы видим чисто формальные и личностные, а по своей сути всё остается как было.
Понимаете, что получается? все три марксовых формации легко можно объединить в одну. Я бы её назвал «Правда в силе» или просто «Сила» для краткости. Эта формация делится на два периода: аристократический и либеральный. Я называю второй период «либеральным», потому что капитализм в этом периоде хоть и главный, но частный случай более общего.
Я ведь не случайно мучаю вас околонаучными рассуждениями. Вот тут мы подошли очень близко к цели всей книги. А цель эта, если вы не забыли – поиск смысла в массовой фальсификации истории. Только разобравшись с этим смыслом, мы сможем понять, в чем же нас обманывают, А поняв, сможем заглянуть в будущее и знать, что делать дальше. Дело в том, что экономическая формация, которую я назвал здесь Силой, имеет начало, а значит, имеет и конец. И конец этот, судя по всему, совсем уже близок. Глобальный кризис должен привести к смене общественно-экономической формации, потому что эта формация себя уже исчерпала.
Зародилась эта формация в древней Греции, где-то в районе V века до нашей эры в виде ряда либерально-аристократических систем, которые сейчас огульно называют древними «демократиями». Окончательное юридическое обоснование эта формация получила в древнем Риме. В течение двух тысяч лет, иногда в крайне жестких формах, она распространилась по всему миру, но сейчас она вынуждена сворачиваться. Собственно переход от аристократизма к либерализму это уже попытка замаскировать своё существование и мимикрировать в других видах, но это не получается. Прежде чем переходить к выводам, давайте всё же рассмотрим две других разновидности либерализма. Это коммунизм и фашизм.

***
Но прежде чем говорить об этих разновидностях, нужно оговориться еще об одном моменте. То, что система Маркса является чисто экономической теорией – это лукавство. Из-под каждой страницы бухгалтерского труда Маркса выглядывает и хитро улыбается Иммануил Кант. Основную массу чернил и бумаги Маркс потратил на доказательство вовсе не экономического, а чисто морального положения, которое вкратце можно выразить так: «Нехорошо воровать у работников прибавочную стоимость». Экономика не касается вопросов добра и зла, её интересуют цифры сами по себе, а оценка – хорошо-плохо относится к кантовским априорным чувствам.
В книге «Взгляд на жизнь с другой стороны» я попытался доказать людям, что истина никогда не лежит в одной плоскости, она всегда объемна. Моя личная философия, которую я назвал философией гуманоцентризма, предполагает обязательное рассмотрение общечеловеческих проблем с трех точек одновременно: от науки, искусства и религии. Не знаю, насколько убедительно у меня это получилось, но в данном случае подтверждение на лицо. Вопрос об экономических формациях у меня и у Маркса не может не рассматриваться сразу в трех аспектах: экономическом (наука), политическом (искусство), и моральном (религия). Экономический и моральный аспекты мы уже рассмотрели, остается политический – это вопрос о власти.
Что такое коммунизм, в том виде, каким мы его знаем? Это, прежде всего, переход власти от класса хозяев к классу работников. Казалось бы, такая рокировка должна восстановить справедливость сразу во всех трех аспектах. Но это теоретически, а на практике этого не происходит. Почему? Потому что наличие силового государственного аппарата в руках новых хозяев оставляет огромный соблазн подмять всё под себя. Диктатура пролетариата на деле оказывается такой же «либералистической» структурой, как и все остальные. В случае пролетарской революции происходит такое же личностное изменение во властных структурах, как и при революции буржуазной. К власти приходят новые люди, «управители народного хозяйства», с теми же точно властными функциями, что и у прежних, а в сути ничего не меняется. Мы опять имеем дело с теми же двумя классами: с одной стороны хозяева, социалистическая аристократия - номенклатурные управленцы, а с другой стороны наемные труженики – весь остальной народ. Всё это прикрывается сладкой сказочкой о светлом будущем. В идеале эта сказка заменяет другую сказку - о добром боге.
Советский Союз прекратил своё существование потому, что народ перестал верить в сказку о светлом будущем, которое никак не хочет наступать, а управленцам показалось более удобным легализовать своё истинное положение, чем врать дальше. Но Советский Союз продержался всё-таки 74 года, фашизм оказался совсем уж скоротечным.
Решить, что фашизм не является частью либерализма, можно только крепко зажмурив глаза. В случае с фашизмом почти даже не происходит смена личностного состава среди хозяев, выпадает из ряда лишь тот, кто категорически не приемлет объединяющей идеи. А идея эта примитивно проста – превосходство одной нации над всеми остальными. Мы с вами уже видели это однажды. На этой идее сформирована иудейская религия. По крайней мере, в такой форме фашизм впервые явился миру. В фашизме любой формы и окраски есть одно уязвимое место. Он не может не расширять сферу своего влияния. Если вы решили, что вы сверхчеловек и гораздо лучше всех остальных, то, согласитесь, это автоматически влечет за собой право для вас жить за счет других – недоразвитых. Общепринято, что человек выше и лучше животных, поэтому ни у кого не вызывает сомнения возможность эксплуатировать животных как угодно, в том числе есть их мясо. До фашизма в этих рассуждениях всего один шаг – считать остальные, недоразвитые народы животными. И всё – ешь их с маслом. А как только такое право осознано, нужно переходить к практическому воплощению идеи. То есть к войне. Одна только загвоздка – это может не понравиться тем, кого назначили животными.
Я опять напоминаю, что далек от того, чтобы кого-либо осуждать. С некоторых пор я нахожусь немного в стороне от жизни, что-то вроде рефери. Мой отец до самой смерти не смог простить немцам войны, а я безразличен к этому, даже наоборот - немцы вызывают у меня всяческое уважение. Вообще-то, моя задача только лишь прослеживать тенденции развития. А тенденции эти проглядывают через море лжи весьма недвусмысленно. В начале ХХ века либерализм пришел к насыщению, к некоторой остановке в развитии и под ним закачалось сидение. Чтобы удержаться, он выкинул два щупальца – коммунизм и фашизм. Громкой дракой эти явления отвлекли внимание народа от сути, но сейчас проблема возвращается обратно во всей своей актуальности. Нынешний кризис ясно показывает неспособность либеральных государств справиться с возникающими проблемами. При этом либеральная теория молчит – новых щупалец пока не видно даже в проекте. Да они и не нужны. Современная «демократия» впитала в себя опыт экстремальных тоталитарных режимов и сама приобрела свою окончательную агрессивно тоталитарную форму. Защищаться от людей она собралась сама, своими силами.
Громкая драка опять готовится, но как-то без идей, на слишком уж архаичной основе. Впрочем, слепой сказал – посмотрим.


Сталин
Иосиф Виссарионович при жизни не был тираном. Он стал таковым за неделю перед третьей годовщиной своей смерти – 25 февраля 1956 года. В этот день мир с удивлением узнал, что Сталин был нехорошим человеком. И от кого узнал? от человека, которому Сталин писал на Украину, когда тот переусердствовал там с расстрелами: «Уймись, дурак»! Очень, наверное, мучило Хрущева, что его дураком назвали или были еще причины, но факт остается фактом – 25 февраля 1956 года Хрущев вышел на трибуну ХХ съезда КПСС и своим докладом «О культе личности Сталина» положил начало разрушению Советского Союза и коммунистической системы в целом.
Это вполне закономерно, история в большинстве случаев делается руками дураков, они менее чувствительны к сути вопросов, они просто делают то, что им необходимо, чтобы решить сегодняшние проблемы, а что будет дальше? их это не волнует. Скорей всего, это правильно – господь сам разберется - что бог не делает всё к лучшему.
Хрущев назвал Сталина тираном и творцом собственного «культа личности». А при жизни Сталина, что о нём говорили?
 Президент США Ф.Рузвельт  в 1943 году: «Этот человек умеет действовать. У него цель всегда перед глазами. Работать с ним — одно удовольствие. Никаких околичностей. Он излагает вопрос, который хочет обсудить, и никуда не отклоняется».
  Премьер-министр Великобритании У. Черчилль во время войны: «Это большая удача для России в её отчаянной борьбе и страданиях — иметь во главе великого и строгого военачальника. Он — сильная и выдающаяся личность, соответствующая тем мрачным и бурным временам, в которые его забросила жизнь, человек неистощимой храбрости и силы воли, прямой и даже резкий в речах, против чего, я, воспитанный в Палате Общин, совсем не возражаю, особенно когда мне самому есть что сказать». И еще чуть позже: «Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения, по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правившему судьбой своей страны во времена мира и победоносному защитнику во время войны».
     Генерал Шарль де Голль  после смерти Сталина в марте 1953 года: «Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел „приручать“ своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Сталинская Россия — это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено…».
    Бернард Шоу: «Сталин — очень приятный человек и действительно руководитель рабочего класса», «Сталин — гигант, а все западные деятели — пигмеи».
      Герберт Уэллс: «Я никогда не встречал человека более искреннего, порядочного и честного; в нём нет ничего тёмного и зловещего, и именно этими его качествами следует объяснять его огромную власть в России. Я думал раньше, прежде чем встретиться с ним, может быть, о нём думали плохо потому, что люди боялись его. Но я установил, что, наоборот, никто его не боится и все верят в него».
          Анри Барбюс: «Это — железный человек. Фамилия даёт нам его образ: Сталин — сталь»; это человек «с головой учёного, с лицом рабочего, в одежде простого солдата».
Чарльз Сноу: «Одно из множества любопытных обстоятельств, имеющих отношение к Сталину: он был куда более образован в литературном смысле, чем любой из современных ему государственных деятелей. В сравнении с ним Ллойд Джордж и Черчилль — на диво плохо начитанные люди. Как, впрочем, и Рузвельт».
Это всё говорят ребята из загранки, некоторые из них даже прямые враги. Временный союзник из стана врагов американский журнал «Тайм» дважды признавал Сталина «человеком года». А свои? Свои, даже многие из тех, кто пострадал от «репрессий» не просто уважали его. Его искренне любили. Были и злопыхатели с обеих сторон, но эти люди плевали ядом не столько на Сталина, сколько на Советскую власть в целом.
А культурный уровень этого человека? Он читал в среднем по 500 страниц в день на разных языках. По воспоминаниям людей и пометкам, сделанным Сталиным в книгах, получается, что он владел десятком языков кроме русского: грузинским (естественно), армянским, осетинским, древнегреческим, латынью, церковнославянским, немецким, французским и английским. Даже в венгерских книгах, говорят, были пометки на языке оригинала. Кто из нынешних правителей может с ним сравниться? Наверное, поэтому его продолжают ругать сейчас все, кому не лень. Но главная странность для меня лично состоит в том, что Сталин предвидел, что его будут ругать после смерти. И даже твердо знал об этом.
   Вот посмотрите, что вспоминает о Сталине Александра Михайловна Коллонтай, в то время Чрезвычайный и полномочный посол Советского Союза в Швеции. Тогда шел ноябрь 1939 года, канун войны с Финляндией. Обратите внимание на то, что в тот момент Германия была нашим ближайшим союзником, особенно я прошу это сделать тех, кто толкует о неготовности тогдашнего руководства нашей страны к войне с фашизмом.
«Хотелось  после встречи с Молотовым, позвонить Сталину. Внутренне порывалась несколько раз, но, сознавая всю сложившуюся обстановку, ту напряженность момента и ответственность, которая свалилась на Сталина, я беспокоить его не могла…
Прошло несколько суетливых дней. Я решила почти все свои дела и уже собиралась уезжать /в Стокгольм/. Вдруг раздался телефонный звонок.
– Товарищ Александра Михайловна Коллонтай?
– Да. Я Вас слушаю.
– Вас приглашает товарищ Сталин. Могли бы Вы встретиться? И какое время Вас бы устроило?
Я ответила, что в любую минуту, как это угодно товарищу Сталину.
Какое-то время наступило молчание. Видимо, секретарь докладывал Сталину.
– А сейчас можете?
– Конечно, могу.
– Через семь минут машина будет у главного подъезда гостиницы «Москва». До свидания, Александра Михайловна.
Я вновь в кабинете Сталина в Кремле. Сталин встал из-за своего рабочего стола мне навстречу и, улыбаясь, долго тряс мою руку. Спросил о здоровье и предложил присесть.
Внешне Сталин выглядел усталым, озабоченным, но спокойным, уверенным, хотя чувствовалось, какая глыба тяжести на нем лежит. Это с особой силой я почувствовала, когда Сталин стал прохаживаться вдоль длинного стола взад и вперед. Его голова как будто втянулась в плечи под громадою дел. И тут же Сталин спросил: «Как идут дела у Вас и Ваших скандинавских нейтралов?»
Пока я собиралась кратко и притом емко ответить, Сталин заговорил о переговорах с финской делегацией в Москве, о том, что шестимесячные переговоры ни к чему не привели. Финская делегация в середине ноября уехала из Москвы и больше не вернулась с «новыми директивами», как обещала. Договор, который должен был обеспечить мир и мирное соседство между СССР и Финляндией, остался неподписанным. Сталин был обеспокоен, но никакой тревоги не ощущалось.
В основном разговор велся вокруг обстановки, сложившейся с Финляндией. Сталин советовал усилить работу советского посольства по изучению обстановки в скандинавских странах в связи с проникновением Германии в эти страны, чтобы привлечь правительства Норвегии и Швеции и повлиять на Финляндию, дабы не допустить конфликта. И, как бы заключая, сказал, что «если уж не удастся его предотвратить, то он будет недолгим и обойдется малой кровью. Время «уговоров» и «переговоров» кончилось. Надо практически готовиться к отпору, к войне с Гитлером».
Я почувствовала, что меня будто ударило каким-то током. Я впервые ощутила, как близка война. Из моих рук даже вывалился блокнот, который я брала с собой, идя в Кремль к Сталину, чтобы все записать…
На этот раз беседа продолжалась более двух часов. Я не заметила, как быстро пролетело время. Сталин, беседуя со мной, в то же время как бы рассуждал вслух сам с собой. Он коснулся многих вопросов: о поражении народного фронта в Испании, много говорил о героях этой борьбы. Это продолжалось всего несколько минут. Главные его мысли были сосредоточены на положении нашей страны в мире, ее роли и потенциальных возможностях. «В этом плане, – подчеркнул он, – экономика и политика неразделимы». Говоря о промышленности и сельском хозяйстве, он назвал нескольких ответственных лиц за дела и десятки имен руководителей больших предприятий, заводов, фабрик и работников в сельском хозяйстве. Особо он был обеспокоен перевооружением армии, а также ролью тыла в войне, необходимостью усиления бдительности на границе и внутри страны. И, как бы заключая, особо подчеркнул:
«Все это ляжет на плечи русского народа. Ибо русский народ – великий народ. Русский народ – это добрый народ. У русского народа – ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям. Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него – стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ – неодолим, неисчерпаем».
Я старалась не пропустить ни одного слова, так быстро записывала, что сломался карандаш. Я как-то неуклюже стремилась схватить второй из стоящих на столе, что чуть не повалила их подставку. Сталин взглянул, усмехнулся и стал прикуривать свою трубку…
Размышляя о роли личности в истории, о прошлом и будущем,  Сталин коснулся многих имен – от Македонского до Наполеона. Я старалась не пропустить, в каком порядке он стал перечислять русские имена.
Начал с киевских князей. Затем перечислил Александра Невского, Дмитрия Донского, Ивана Калиту, Ивана Грозного, Петра Первого, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Закончил Марксом и Лениным.
Я тут вклинилась, хотела сказать о роли Сталина в истории. Но сказала только: «Ваше имя будет вписано…» Сталин поднял руку и остановил меня. Я стушевалась. Сталин продолжал:
«Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний.
Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР – в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено прежде всего на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы.
С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций.
В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно взбудоражится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом.
И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом.
…Прощаясь, Иосиф Виссарионович сказал: «Крепитесь. Наступают, не за горами тяжелые времена. Их надо преодолеть». И, немного помолчав, сказал: «Преодолеем. Обязательно преодолеем! Берегите себя, крепите здоровье, закаляйтесь в борьбе!»
Выйдя из Кремля, я не пошла, просто побежала, не замечая никого, повторяя, чтобы не забыть, сказанное Сталиным. Войдя в дом, я тут же вытащила блокнот со своими заметками, схватила бумагу и стала записывать. Взглянула на часы. Была уже глубокая ночь. Часы показывали без десяти минут два…».
Напомню, это был ноябрь 1939 года.
Такие вот разговоры Сталина о будущем вспоминает не только Коллонтай. Примерно то же он говорил с близкими ему генералами в конце войны. Тот же Жуков об этом вспоминает. Откуда Сталин всё это знал? Вольф Мессинг ему рассказал? Или он сам обладал сверхъестественными способностями?
Мистика.
Сплошная мистика. Сталин пришел к власти в 1917 году, войдя в Политбюро ЦК – орган коллективного управления страной, где были всего несколько человек: Ленин, Троцкий, Сталин и Свердлов. Окончательно закрепился во власти почти уже единоличной в 1926 году на должности Генерального секретаря ВКП(б), а умер в 1953-ем. Помните «Матрицу Скалигера»? Посчитайте сумму цифр в этих датах. Сплошные девятки! Но здесь же подделка уже невозможна!!! Мистика.
Сталин немножечко приоткрыл завесу тайны над этим вопросом, хотя многим покажется, что наоборот. Он оставил в своих бумагах короткое стихотворение, написанное им в 1949 году под названием «Послушник». Он и раньше, в молодости писал стихи на грузинском языке под псевдонимом Сосело, но те стихи не воспринимаются чудом, к тому же в переводе наверняка теряют половину своей прелести, а это, написанное по-русски, хотя и немного безыскусно, но просто режет сознание и всё представление о нем. Прочтите не спеша и вдумайтесь:

Поговорим о вечности с тобой:
Конечно, я во многом виноват!
Но кто-то правил и моей судьбой,
Я ощущал тот вездесущий взгляд.
Он не давал ни сна мне, ни покоя,
Он жил во мне и правил свыше мной,
И я, как раб вселенского настроя,
Железной волей управлял страной.
Кем был мой тайный высший повелитель?
Чего хотел он, управляя мной?
Я, словно раб, судья и исполнитель,
Был всем над этой нищею страной.
И было все тогда непостижимо:
Откуда брались сила, воля, власть.
Моя душа, как колесо машины,
Переминала миллионов страсть.
И лишь потом, весною, в 45-ом
Он прошептал мне тихо на ушко:
"Ты был моим послушником, солдатом,
И твой покой уже недалеко!"
Что можно думать об этом человеке? Трудно избавиться от навязываемых со всех сторон обвинений в его адрес, но это если не присматриваться ближе, как я это сделал только что. Я родился немного позже того как он умер, но по рассказам родителей и знакомых я наслышан о его похоронах. Толпы откровенно и открыто плачущих людей проходили под окнами нашего дома по Неглинной и бульварам. Это было на самом деле, народ любил Сталина совершенно искренне, а не навязанной любовью разрекламированного «культа личности». Феномен, которому я не знаю аналогов в истории.
Так кто же такой Сталин? и что он сделал в истории нашей страны и всего мира? Давайте попробуем разобраться.
Волею судьбы он пришел к власти в огромной одновременно богатой и нищей стране на волне революции – стихийного потока народного гнева, требовавшего перемен и справедливости. Той же волей он стал единоличным правителем там, где теоретически управление должно было быть коллективным.
Я не буду углубляться в фактическую сторону истории Советской России, те, кто её хочет знать,  и так знают, а кто не хочет, у меня не научатся. Отмечу только ряд моментов, на которые другие обычно не обращают внимания. Прежде всего то, что все кардинальные решения того времени были сделаны не произвольно, а под напором обстоятельств. Это в равной мере касается решений и политических и экономических. Давайте всё-таки пройдемся по ним вкратце.
Первое вынужденное действие большевиков – насильственный захват власти и вытекающий из этого разгон Учредительного собрания. Этого нельзя было не сделать, потому что кто-то должен был выкинуть Керенского из Зимнего дворца, иначе в самый короткий срок он привел бы Россию к полному краху. Нельзя было не заключить мир с немцами, потому что война к этому моменту потеряла всяческий смысл – народу просто не за что стало воевать – война могла прекратиться сама по себе с гораздо худшими последствиями, чем это произошло в реальности.
Национализация земли и крупной промышленности, а также отделение церкви от государства может показаться на первый взгляд реализацией марксовой идеи, но это не так - это было насущным требованием большинства народа. Для тех, кто сомневается, могу напомнить, что революция началась в феврале семнадцатого года спонтанно, без «руководящей роли» какой-либо партии и вовсе не остановилась  к октябрю месяцу и не остановилась бы сама по себе. Нужны были реальные крутые меры от тех, кто оказался у власти. Реализация лозунга «Мир народам, земля крестьянам, заводы рабочим» была единственным средством остановить или хотя бы замедлить процесс разложения страны.
Введение так называемого «военного коммунизма» было уж совсем вынужденным в условиях начавшейся гражданской войны и интервенции. Переход к НЭПу тоже не мог не состояться – просто не было опыта других способов ведения хозяйства.
Больше всего претензий со стороны нынешних «историков» собирает коллективизация сельского хозяйства, но эта мера была такой же вынужденной, как и все остальные. «Историки» почему-то всё время забывают о том, что главные экономические преобразования в России происходили во время глобального экономического кризиса – так называемой Великой депрессии. Нужно было не столько преобразование сельского хозяйства, сколько индустриализация промышленности, а без коренных преобразований на селе об этом можно было и не мечтать. Товарищ Сталин в ту пору совершенно справедливо говорил о том, что Россия, благодаря разрушительной гражданской войне и ряду других факторов отстала от Европы на 50, а то и на 100 лет в области промышленного производства и, если за 10 лет это отставание не ликвидировать, то Россию сожрут. И сожрали бы, и пережевали, зубами гитлеровской Германии.
Для такого большого рывка в условиях мирового кризиса был единственный способ – переход к плановой экономике, прежде всего на селе. О раскулачиваниях и прочих ужасах коллективизации сейчас много говорят, но отчего-то никто не вспоминает, что западные страны тогда, глядя на Россию, чуть только языки не глотали от зависти. Рузвельт пытался модернизировать американскую экономику именно по этому примеру. Гитлер, копируя наши пятилетки, ввел в Германии четырехлетние планы и тоже достиг солидных успехов. Почему об этом не говорят сейчас?
Нам сейчас рисуют хитрого и жестокого Сталина в ту пору, постоянно меняющим своё мнение, становящимся то на одну сторону, то на другую. То он против коллективизации, то – за. То на правой стороне с Бухариным, то вдруг переходит на левую. А товарищ Сталин, между прочим, когда у него спросили, какой уклон хуже – левый или правый? ответил: «Оба хуже!» И он не хитрил, он каким-то внутренним чутьём определял что хорошо, а что плохо и что нужно делать в данный момент, и в подавляющем большинстве случаев оказывался прав.
Вот тут я выскажу одну опять же не бесспорную, но более чем вескую вещь – у Сталина была еще одна дата, эдакая черта водораздела, и тоже кратная девятке – 1935 год. Я обратил на неё внимание, когда прочитал такую вот запись в анналах, посвященных розыскам Ивановой Либереи: «…в 1933-34 годах в Арсенальной башне Кремля производились раскопки. В 1935 году по непонятным причинам раскопки прекращены». А ведь нашел эту Либерею Сталин! При известном уважении Сталина к Ивану Грозному это может быть единственной «причиной» прекращения раскопок, иначе они продолжались бы до 1953 года. Полную секретность находки в ту пору Сталину обеспечить не составляло труда, а для разборки рукописей и другой переводчик был не нужен – Сталин сам свободно читал по-старославянски, на древнегреческом и латыни.
На 1935 год историки обращают внимание в связи с началом репрессий, после убийства Кирова. И это, наверное, правильно, но никто не говорит об истинных причинах этих репрессий. Ведь нельзя же принимать всерьёз обвинения в шпионаже в пользу мелких государств, предъявленных видным, можно сказать главным руководителям страны и армии, а что же тогда? Нам толкуют о природной жестокости тирана, о его мстительности и страхе за свою жизнь. Да не боялся он за свою жизнь нисколько, скорей даже наоборот (см. стихотворение «Послушник»). Никакой природной жестокости в нём тоже не было (см. воспоминания Герберта Уэлса и других). В чем же причина? Я думаю, что основных причин две: коррупция и Либерея. Во-первых, по порядку, но не по значению, коррупция в высших эшелонах тогдашней власти была неизбежна. Перестройка народного хозяйства была связана с крупным переделом собственности и не менее крупными зарубежными контрактами, где безусловно имел место подкуп и не только чисто экономический, политический тоже, поэтому под шпионажем скрывалось нечто очень к нему близкое. Слаб человек перед искушением.
Но это, всё-таки не главное – главное, на мой взгляд, состояло в том, что Сталин после находки Либереи или даже без неё к этому моменту полностью разуверился в коммунистической теории Маркса. Обратите внимание на персональный состав репрессированных – кроме людей, которых очень легко заподозрить в коррупции, в главной массе своей с этого момента изолировались или уничтожались убежденные фанатики коммунизма. Он этими репрессиями как бы избавлял страну от фанатичных идиотов Теории. Хрущева только вот просмотрел. Но тут уж судьба, ничего не поделаешь.
Гитлер даже этим сталинским репрессиям позавидовал в конце войны. Он говорил, если верить дневникам Геббельса, что, если б они не смеялись над Сталиным, а провели бы такие чистки у себя перед войной, то русские не стояли бы теперь у ворот Берлина.
Я не буду больше говорить про библиотеку Ивана Грозного, я высказал своё мнение, этого достаточно. Так это или не так на самом деле, не имеет значения. Факт остается фактом – Сталин до 1935 года одно, а после него нечто совсем другое. Особенно не хочется мне говорить и о международной обстановке того времени, хотя именно Сталин создал уравновешенную систему безопасности в мире, полностью отказавшись после войны от идеи «мировой революции». Все международные гадости того времени происходили по вине запада: «железный занавес», инициированный Черчиллем, корейская война и многое другое. но все эти «мелочи» не могли дестабилизировать обстановку в целом. Меня сейчас гораздо больше интересует, что же он сделал у себя, какую страну построил?
Сейчас во всех фильмах и телепередачах показывают насмерть запуганных человечков того времени всю ночь трясущихся под одеялами с одной мыслью: как бы их не арестовали. Наверное были и такие, но они составляли абсолютное меньшинство, так могли себя чувствовать либо люди психически больные – с разновидностью мании преследования, либо люди, осознающие себя кошкой, что чужое мясо съела. Кроме них, конечно, были люди напрочь не признающие советскую власть, но таких людей в любом государстве хватает. Они просто не понимают, что ненавидят не этот конкретный социальный строй, а государство вообще, как таковое, им неприятно любое воздействие на личность извне. Но это тема отдельного семинарского занятия, как говорил один мой друг, царство ему небесное.
Подавляющее большинство людей жили свободно и весело. У всех бывают проблемы, и мы все тогда чем-то были недовольны, но, как говорится, имея, не храним, потерявши, плачем. У меня, например, сейчас такое ощущение, что я провалился из чистого поля в грязный вонючий подвал. Нам говорят, что мы в этом подвале обрели свободу, но свободу от чего? Прежде всего, свободу от общественной собственности, которой тогда у нас было с избытком. Самое главное, что мы потеряли вместе с советской властью – это ощущение того, что ты хозяин всего, что вокруг тебя. А было такое ощущение, и оно было реальностью.
Вы никогда не задумывались над тем, например, почему тогда был дешевый транспорт? А потому что он был наш. Мы были собственниками этого метро, автобусов, трамваев. Садясь в самолет, я знал, что это мой самолет, на одну трехсотмиллионную долю, но мой, наш общий! Платя за билет, мы оплачивали только обслуживание. В любом месте страны я ходил за грибами в СВОЙ ЛЕС, я купался в СВОЁМ МОРЕ, ездил по СВОИМ ДОРОГАМ, хоть железным, хоть асфальтовым. У меня было ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРАВО на всё это. Я мог где угодно стучать по столу и ТРЕБОВАТЬ исполнения моих прав. А сейчас, мы стали в своей стране приживальщиками, даже хуже. И страна эта уже не наша, а непонятно чья. Чтобы попользоваться чем-то вы должны заплатить за это, купить или арендовать на время. Теперь вы не имеете прав ни на что, кроме того, что смогли оторвать от других. Чувствуете разницу. По-вашему это свобода? По-моему – тюрьма.
Россия своеобразная страна. Мы всегда находим выход из положения. Если нельзя взять по праву, мы будем воровать, не испытывая при этом никаких угрызений совести. У нас при любых обстоятельствах, в правления самых злобных тиранов СВОБОДЫ всегда больше, чем в любых западных демократиях. Парадокс, но факт. Я уже говорил, что на всей обозримой исторической ленте мы видим в России постоянную войну народа с государством, но вынужден признать, что самой безобидной эта война была в советский период, и главная заслуга в этом ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА СТАЛИНА.
Сейчас у многих людей в голове очень искаженное представление об СССР вообще. У одних представление слишком радужное, у других – непомерно мрачное. На самом деле всего хватало и трудностей и глупостей, но и радостей было достаточно. Самое печальное, что совсем уж мало кто, если его спросить об этом, сможет сказать, чем принципиально отличалась жизнь в нашей стране в сталинский период и, скажем, в брежневские времена? Большинство опять же зациклится на репрессиях, на действиях КГБ-ОГПУ, некоторые вспомнят про экономический уровень жизни, но, извините, это не главное.  Главное, как я уже говорил, это отношение к собственности. Вы знаете, что при Сталине почти половина собственности предприятий была частной? Ну не совсем частной, но коллективно-частной, кооперативной. Речь идет не только о сельскохозяйственных колхозах, но и о более крупных предприятиях. Например, выпуском ширпотреба тогда занимались в основном производственные «артели» - это были кооперативы, и их производственные мощности принадлежали самим работникам.
Знаете, почему в магазинах было полно прекрасной рыбы, крабов, икры черной и красной? Потому что всю эту рыбу ловили и обрабатывали рыболовецкие кооперативы. Корабли принадлежали им. Да и торговля, особенно в сельской местности, принадлежала потребкооперации. В этих пресловутых «сельпо», в самых отдаленных деревнях, имелось всё, что нужно было народу, от соли и спичек до охотничьих ружей и мотоциклов.
Зоны отдыха и санатории принадлежали профсоюзам, т.е. тоже не государству.
Конечно, земля была общественной, и стратегические отрасли промышленности государственными, но товары для народа совсем не были дефицитом и выпускались в условиях конкуренции, то, что сейчас называют «рынком». А вы знаете, сколько стоил автомобиль Москвич 401, он же КИМ? 8000 рублей «старыми», то есть в брежневских деньгах – 800 рублей или 496 долларов США. Даже такие деньги не все могли собрать, но мотоцикл ИЖ, Ковровец или Минск мог себе позволить любой. И вообще уровень жизни народа в сталинские времена был ничуть не ниже, чем в Европе, местами даже выше.
Но самое удивительное, что я для себя открыл в сталинском периоде, что Сталин после 1935 года фактически взял курс на разрушение партии, называвшейся тогда ВКП(б), позже КПСС. Это была его принципиальная, хоть и не афишируемая позиция. Он ведь и секретарем ЦК поставил Хрущева, которого считал полным дураком, чтобы потихоньку выбивать клинья из-под партии. Но общественная собственность на землю и стратегические направления для него была святым – этим бы он никогда не поступился. Самое удивительное в Сталине то, что начиная с 1935 года он стал работать не на коммунистическую абстракцию, а на РОССИЮ! На её народ! Веселый маленький грузин, он совершенно искренне любил русский народ и желал ему добра. Он даже перестал ругать капитализм, тем боле в частных разговорах, он понимал, что дело не в –измах и запад зарится на Россию вовсе не из-за коммунистического правления, а по каким-то другим законам, не приходящим, извечным.
Что он знал такого, что нам непонятно? Он унес эти знания с собой в могилу. Не исключено, что когда-то откроется его тайна вместе с Ивановой Либереей, но для этого должен придти в Росси правитель такой же силы, как Иван Грозный или Сталин. Почему они не захотели раскрывать тайны? бог весть. Если повезет дожить, узнаем.
А что сделал Хрущев после смерти Сталина? Всё просто. Он свято верил в коммунистическую идею и решил ускорить окончательную победу коммунизма. Вы думаете, что объявляя на XXII съезде партии о построении коммунизма к 1980 году, он рассчитывал не дожить до этого и тем уйти от ответственности? Нет же, он был уверен, что всё получится, для этого нужно только обобществить до конца всю собственность, отобрав её у кооперативов и частников, и еще засеять все поля прогрессивной кукурузой. Некому после смерти Сталина было ему сказать: «Уймись, дурак»! И что получилось в результате? У булочных выстроились очереди за хлебом, магазины и базы затаварились никому не нужным государственным ширпотребом: семейными трусами необъятных размеров, пальто и костюмами булыжного цвета - на Москве реке стояли неразгруженные баржи с этим барахлом. А почти по всем позициям товаров народного потребления, действительно нужным народу, появился дефицит.
Вы думаете, что Хрущева сняли с  работы в результате интриг в борьбе за власть? Нет, дорогие мои, его нельзя было не снять – еще год-другой и была бы революция. Косыгин с Брежневым были умными людьми, они немного выровняли тонущую лодку, но до конца исправить положение так и не смогли. А почему перестройку при Горбачеве начали именно с восстановления кооперативного движения? Эти ребята думали, что это само собой сделает жизнь такой, как при Сталине. Но весь вопрос не только в том, что сделать, но и как сделать. А сделано это было так, что…  не хочется ругаться, а сматеришься.
Удивительно это всё. Но  еще удивительней, что Сталин это всё знал и предвидел. А вот совершенно не удивительно то, что народ вспоминает Сталина с любовью и уважением. И никакими нападками на сталинизм это не вытравить. Помните, по телевидению на американский манер устроили выборы главного исторического лица России. Помните, кто стал победителем? С подавляющим перевесом в голосовании победил Сталин, но это же невозможно… это же нельзя показать! Потихоньку замяли, замазали и назначили победителем Александра Невского. Ну, что сказать? Александр, конечно, великий человек, но… кто он рядом со Сталиным?

Современный тоталитаризм
А был ли сталинский режим тоталитарным вообще?  Безусловно был и не скрывал этого. Но тоталитаризм бывает разным. Собственно, я знаю всего три вида тоталитарных режимов: религиозный, национальный и классовый. При этом вполне возможны и смешения этих видов. Например, государство Израиль совмещает в себе тоталитаризм национальный с религиозным.
 Исторически, мы видели с вами, что первоначально появился религиозный тоталитаризм, сначала иудейский, позже мусульманский, еще позже христианский. В той или иной степени религиозному тоталитаризму были подвержены все монархические режимы прошлого. В настоящее время появились религиозные тоталитарные республики, но это не более чем дань моде.
Национальные тоталитарные системы можно считать порождением ХХ века. Если забыть об Израиле, это, прежде всего: фашистские Германия, Италия и Испания к ним же спокойно можно отнести Японию и некоторые другие страны. Сразу нужно отметить, что национальный тоталитаризм очень опасен для окружающих, потому что осознание превосходства внутренней нации над остальными неизбежно ведет к агрессивным войнам для покорения недочеловеков из окружающих стран.
Классовых разновидностей я знаю только две: коммунизм и демократия. Коммунизм первоначально действительно был опасен для многих. Изначальная немецкая теория «мировой революции» требовала насильственного изменения политических режимов во всех странах, в том числе и агрессивным путем, но мы  видели, что с 1935 года благодаря Сталину, такая опасность уменьшилась, а потом и пропала совсем. С конца сороковых годов коммунистические страны были озабочены только обороной, а вовсе не агрессией.
Другое дело, страны так называемой «демократии» - волки в овечьих шкурах. Главный метод их действий – ложь, главный способ существования – экспансия и грабеж всего остального мира. Причем, это как родовая метка. От этого демократия не сможет избавиться никогда. Вот подумайте: сможет ли вор выжить на необитаемом острове? Работать сам он не может – он должен брать всё у других, а других нет поблизости, всё, голодная смерть. Так же и демократия со своим капитализмом. Не верите? Давайте пройдемся поэтапно.
Капиталистическая демократия, как мировая система, возникла примерно в семнадцатом веке. Не будем учитывать опыт древних городов-государств. Уже в новое время (XVII в.) мы видим ряд буржуазных революций в Европе: в Голландии, Англии и т.д. с одновременным освобождением этих стран от власти Рима, путем трансформации религии в протестантство. Потихонечку по всей Европе к власти приходят торговцы вместо традиционной аристократии, что почти сразу приводит к росту производительности труда за счет применения новых машинных технологий и использования отнятых у аристократов рабочих. Но страна-то не резиновая! Куда девать столько товаров? Экспортировать в другие страны, но эти страны еще ленивые и им столько не нужно. Тогда экспортировать демократию! То, что делают сейчас американцы, провоцируя в разных странах «цветные революции», не имеет даже элементов новизны, если только в деталях. Это было присуще торгашескому строю с самого начала.
Демократии нужно всё время расширяться. Причем, не выходить за пределы капиталистического ареала невозможно, потому что чуть опоздаешь и тут – кризис перепроизводства. Этот ареал постоянно нужно расширять, а жадность не знает границ. Остановить золотую антилопу просто нету сил, жадность ведет всё дальше и дальше – в колонии, за моря, канонерками и наркотиками покорять всё новые территории и население. А если кризис всё-таки настиг? Тогда война! Чем разрушительней, тем лучше – больше понадобится денег на восстановление. А жертвы? спросите вы. А причем тут жертвы? Гибнуть-то будет быдло, а не привилегированные торгаши, они воевать не пойдут.
Вы все еще сомневаетесь в том, что демократия это тоталитарная система? Но посмотрите сами: примерно 10% населения (на самом деле меньше) той или иной страны, захватив власть, навязывают всему остальному населению свои правила игры, причем, вовсе не только словесным убеждением, вовсе не демократическими,  а самыми что ни на есть насильственными способами, всем репрессивным аппаратом государства. А все законы принимаются в чью пользу? В основном в пользу банкиров и крупных торговых фирм. Попробуйте потягаться с банком в суде или поискать правды в полиции и прочих государственных органах. Получится? Если только против того, кто слабее вас. А преследование инакомыслящих, о котором я говорил раньше? И этот порядок навязывается не только своей стране, а всем и во всемирном масштабе. Это не тоталитаризм?
Если нет, то тогда и коммунизм нельзя считать тоталитарной системой. Во всяком случае, недовольных при нём на порядок меньше. А это аргумент. Понимаете, что получается? Появляется возможность градуировать тоталитарные системы с точки зрения добра и зла – оценивать, какой лучше, какой хуже. В этой паре, к примеру, коммунизм явно лучше демократии.
А может, прав был товарищ Сталин – оба хуже?
В принципе, конечно, прав, но всё-таки коммунизм немного лучше, и знаете почему? Потому что демократия рано или поздно сдуется, как это произошло с греческими Афинами, а сталинский коммунизм, будь он полностью изолирован от  капиталистического окружения, мог бы существовать вечно. Если бы наша страна в пятидесятые годы не подстегивалась снаружи «демократами», ни у каких хрущевых не возникло бы желание его модифицировать и улучшать – он был самодостаточен. Рост производительности труда коммунизму не нужен – он может развиваться экстенсивно, за счет прироста населения и постоянного вовлечения в трудовые процессы новых людей. А демократия? Что происходит с ней, если нет возможности развязать глобальную войну? Она начинает раздувать мыльный пузырь. Делать видимость развития на пустом месте. Она как самолет, который не может остановиться и отдохнуть в воздухе. Мы это видим с современным западом и сами оказываемся втянутыми в эту глупость.
Когда экстенсивное развитие рынка останавливается естественным образом, начинает производиться продукция, которая никому не нужна и втюхиваться наивным покупателям интенсивной рекламой. Это мы давненько наблюдаем.  Вы думаете, химические концерны не знают того, что синтетические шампуни стимулируют перхоть на голове потребителей? Знают, но сначала они приучают вас к шампуням, потом рекомендуют шампуни от перхоти. А масса пищевых добавок и лекарств, которые ни от чего не лечат, но имеют свойство становиться незаменимыми, после того как вы к ним привыкните? А для чего нужно каждые полгода менять модели автомобилей, когда нормальная машина должна служить не менее десятка лет? Или увеличивать столь же часто возможности компьютеров и сотовых телефонов? А зачем вам пиво со вкусом арбуза? Не задавали себе таких вопросов? А это всего лишь последствия мирных инициатив Советского Союза – войны давно не было.
Самая последняя стадия мыльного пузыря, которую мы сейчас наблюдаем, это когда в марксовой формуле деньги-товар-деньги пропадает «товар», когда деньги воспроизводят деньги без шампуня от перхоти и арбузного пива. Вы знаете, что такое, например, фьючерсные контракты на нефть? никакой нефтью там и не пахнет – только деньги. А котировки акций? Промышленное производство там только предлог для биржевой игры и не самый главный, там деньги рождают деньги сами по себе. Это уже высший пилотаж. Только нужно четко себе представлять, что если не нужен товар, то не нужны и потребители, то есть мы с вами. Печально немножко, но единственное, что радует, то, что это последняя стадия – дальше пузырь просто лопнет. Забрызгает всех, конечно, но лопнет обязательно, потому что машина капитализма начинает идти вразнос – у неё пропадают сдерживающие факторы, сопротивление среды в виде товара и его потребителей.
Я не собираюсь никого запугивать, но нужно четко себе представлять, что в ближайшее время нас ждет либо большая война, либо глобальный социальный взрыв, потому что не могут же люди вечно не понимать, что происходит, поддаваясь на всё более грубую пропаганду. Принимать участие в этой буче могут уже все страны мира, потому что тоталитаризм укоренился повсеместно. Давайте только попробуем определить, кого нужно бояться больше других.
Из-за океана нам указывают на потенциальных агрессоров, прямо-таки называя их странами-изгоями, это: Северная Корея, Иран и проч. Эти страны, конечно, тоталитарные. Но мы с вами уже обнаружили возможность градуировки тоталитарных режимов по степени опасности. Самой безобидной формой тоталитаризма мы определили коммунизм, значит опасаться Китая, Северной Кореи или Кубы никак не стоит – эти страны нацелены гораздо больше на решение своих внутренних проблем, чем вовне. А исламские страны? Это может показаться удивительным и непонятным, но исламский тоталитаризм самый «добрый» из религиозных режимов. Странно, но это так, мы с вами уже видели его в действии в самые напряженные исторические времена. Наверное, определяющим моментом тут является восточная лень. Они резко распространились по миру сразу после своего возникновения в VII веке, но с тех пор только теряют и теряют позиции. Некоторую опасность представляют собой искусственные исламские режимы, которые как пирожки пекут в ЦРУ, но и они не так страшны, они подобны карточным домикам – у них нет твердой базы.
Сама по себе «демократия» гораздо страшней…
Простите меня, но я не буду доводить это рассуждение до конца, потому что эту книжку тогда никто не решится печатать. Предоставляю читателю возможность самому закончить его. Единственное, что хочу добавить – меня долго мучил вопрос, почему люди на западе не видят, не чувствуют той трясины, что затягивает их всё глубже и глубже? Ведь там же масса умных и грамотных людей? Совсем недавно понял -  происходит это потому, что люди с запада попали в ту же ловушку, что евреи когда-то – они возомнили себя избранным народом. Верней, не народом, а расой. Это не белая раса целиком – это раса ЗАПАДНОГО БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА. Это закрытый клуб, куда никого не пускают, и ограничивается этот ареал странами, бывшими на начало второго тысячелетия под властью римских пап. Вот что бывает, когда люди слишком уж серьёзно воспринимают отвлеченные теории, изложенные в разных книжках, будь то «Капитал» Маркса или Тора, она же – Ветхий завет.
В начале книги мы говорили с вами о том, что главная опасность для сегодняшнего мира, угроза ему – это тоталитаризм. Это бесспорно, об этом говорят все, прежде всего главные тоталитаристы. В процессе разговора мы исследовали тоталитаризм от самых его истоков до сегодняшнего дня и видим, что все современные государства тоталитарны в той или иной степени. Так что же делать, чтобы от тоталитаризма избавиться?
Простая логика подсказывает, что нужно либо упразднить институт государства, как таковой, либо модернизировать государственные аппараты так, чтобы они перестали быть тоталитарными. А можно ли это вообще сделать? Нам же говорят, что так было всегда, от самого возникновения человечества. Значит нельзя? Можно конечно. И знаете, почему я делаю столь оптимистический вывод? Потому что не было так всегда. Тоталитаризм существует чуть больше двух тысяч лет, а для истории этот срок смехотворно мал. Что такое пара тысяч лет в сравнении с многими миллионами? Как Библия, так и ученые умышленно врут, чтобы у нас с вами сложилось впечатление безысходности в отношении нынешних тоталитарных режимов. Дескать, раз так было всегда, значит так всегда и будет, значит это даже хорошо, некоторым образом. Это неправда. Большую часть своей истории, неизмеримо большую, человечество жило в нормальных условиях, без всякого тоталитаризма.
Попробуем восстановить главные признаки бестоталитарного общества?
В чем его главное отличие от современного? В том, что его устройство идет не от интересов какой бы то ни было мелкой группки людей, а от естественных потребностей простого человека, каждого человека. А каковы эти потребности? Их всего пять. Для полноценной жизни человеку нужны: еда, одежда, жильё, общение и работа на общество (и на себя в том числе, как его постоянного представителя). И всё. Все остальные потребности, выдвинутые на первый план теориями Дарвина, Фрейда, Маркса, Ницше и им подобных – от лукавого, они заставляют людей иметь ненужные потребности, смещают акценты, путая людей, сбивая их с толку. Я не буду углубляться в подробности, сделайте это сами, если есть желание. Всё многообразие человеческих потребностей легко уместить в этих пяти. Из этих потребностей первые три скорее физические, последние два скорей духовные. Попробуйте поварьировать и вы поймете, что например, потребность любить и быть любимым, включая изыски Фрейда, это всего лишь разновидности потребности общения. Ну, и так далее.
Исходя из этого понятно, что человек один существовать не может. Такие примеры, как одинокий охотник в сибирской тайге или Робинзон Крузо на необитаемом острове не прокатывают, потому что они туда не с неба свалились, они родились и выросли в своей семье. Для того чтобы человек появился на свет и достиг хоть какой-то самостоятельности не нужно государство, но обязательно нужна СЕМЬЯ.
1. Отсюда первый признак бестоталитарного общества – крепкая, надежная семья.
Не трудно заметить, что нынешние тоталитаристы для упрочения своего господства наносят главный удар именно по семье. Пропаганда гомосексуализма, феминизма и каких-то особых прав ребенка – это всё меры, направленные на разрушение семьи. Надо сказать, в этом они изрядно преуспели.
Те общества, где семья пользуется уважением и работает по-настоящему, развиваются и крепнут. Сейчас в этом отношении отличается мусульманский мир.
2. Недогматическая религия. Такие мы видели в античном мире. Эти религии предполагали кроме верховного бога-создателя существование более доступных домашних богов. Это и русские Комы и римские Лары с Пенатами.
Я вовсе не призываю читателей вернуться к язычеству. Любая религия на самом деле может стать недогматической. И вообще вероисповедание должно быть свободным. Преобладание той или иной религии в конкретной местности вполне естественно, но ни в коем случае нельзя его навязывать. Нужно разрешить людям самим ориентироваться в сверхъестественном и тогда всё само придет в норму, и все религии перестанут быть тоталитарными, как это было в бестоталитарном обществе древности.
3. Город-государство по опыту человечества является самой лучшей формой государственного управления. Все остальные управленческие функции в свободные времена устраивались на конфедеративной основе, и это было правильно. Эта форма позволяла, например, Скифии (России) быть самой обороноспособной конфедерацией в мире. При этом Скифская конфедерация оставляла свободу решения всех остальных жизненных вопросов отдельным городам. В этих городах не было ни религиозных, ни национальных споров и любой управитель (тот же князь) был в личной доступности каждого человека.
Я не говорю, что эти три признака исчерпывают все особенности бестоталитарного общества, но они главные и универсальные. Мы видели в истории, что жизнь, соответствующая этим признакам, вполне удовлетворяла все основные потребности человека. Восстановление вот этих принципов в нашей жизни позволит победить тоталитаризм. Прошу обратить внимание на то, что я, говоря об этом, вовсе не предлагаю вернуться на 2000 лет назад. Я предлагаю лишь вспомнить, как хорошо было раньше, и на основе главных принципов прошлого восстановить общество социальной справедливости на уровне, соответствующем, современному развитию событий. Иными словами перейти в новую экономическую формацию, которая будет называться ПРАВДА, потому что будет не правда в силе, а сила в правде.


Особый путь
Я не буду больше говорить здесь о других странах. Другие страны пусть сами ищут путей выхода из нынешнего тупика. Я буду теперь говорить только о России. А ей, скорей всего, придется выдержать большую войну. Верней закончить Большую войну, которая началась уже давно. Дай бог, чтобы это получилось мирным путём, но это очень сомнительно. Запад не остановится в своей экспансии на восток. Это война на уничтожение.
Многие сейчас знают и говорят о Большой игре между Англией и Россией, но когда она началась? Не задумывались? После поражения Наполеона. Это не было чем-то новым – Англия лишь подхватила флаг войны, выпавший из рук континентальной Европы. Это перманентная война и ведется она очень давно. Как только западная Европа начала становиться тоталитарным конгломератом, мы об этом говорили раньше, она начала крестовые походы во все стороны, в том числе и против России, не желавшей становиться в общее стойло римских сателлитов.
Александр Невский разбил Тевтонский орден, остановив дальнейшее продвижение крестоносцев, но Польша и Прибалтика всё-таки отпали от России под протекторат Рима. Последующая экспансия осуществлялась уже отсюда. Главной дубинкой Рима против России стала Польша. Получив категорический отказ Ивана Грозного от Унии, запад впервые начал массированную идеологическую войну на континенте и в очередной раз начал агрессию, теперь уже польскими руками. В результате войны 1603-1618 годов Россия была здорово покалечена, но опять не сдалась. На какое-то время о ней забыли, считая окончательно поверженной, но она поднялась во времена Петра.
Примерно через сто лет после поляков в дело вступила Швеция, но нарвалась на Петра. Петр Первый не просто разбил Швецию – он навсегда выбил её из списка великих держав. Опять запад потерпел поражение. Но одновременно тот же Петр ввел в России европейские порядки и можно было думать что наша «варварская» страна вот-вот сдастся. Для приближения этого радостного события были предприняты самые разнообразные дипломатические и не очень дипломатические меры, но опять ничего не получилось. Немка Екатерина оказалась русской патриоткой. Её сын Павел – отъявленный западник не смог положить Россию к ногам римских пап, хотя и пытался, за что и был убит. После этого новая военная операция стала неизбежной.
Историки постоянно рассуждают о том, что было бы если… Если бы дипломаты сгладили разногласия между Александром и Наполеоном, если бы Англия предприняла какие-то действия и тому подобное. Ничего бы не было – всё было бы то же самое с разницей, может быть в мелких деталях. Не Наполеон пришел в Москву, по крайней мере, он не сам пришел – его принесло сюда волной неумолимого исторического потока. Не французы пришли в Москву – сюда пришли объединенные силы всей западной Европы. И что? И опять облом. Разбитые вдребезги эти объединенные силы еле унесли ноги из России.
После этого знамя борьбы с Россией подхватили англосаксы. Они держат его в руках до сих пор. Эти действуют хитростью – их главное оружие обман и подкуп. До XXI века им пока за редчайшим исключением удавалось не входить в прямое столкновение с Россией на уровне войск. Они пока действовали чужими руками, подставляя под удар в основном немцев, но к настоящему моменту ситуация изменилась.
Вопрос, почему до девятнадцатого века Англия не участвовала в крестовом походе против России?  и даже была её союзником по большей части? Потому что в те далекие теперь уже века главным фактором тоталитаризации Европы была католическая церковь и происки римских пап, а англосаксы традиционно Риму не подчинялись. С девятнадцатого же века религия перестала быть главным фактором – на первый план вышла «демократия» со своим капитализмом. Религиозно-концессионные разногласия перестали мешать Европе объединиться.
Более того, после Второй мировой войны, когда Россия вновь разбила западную Европу, на первый план вышло англосаксонское новообразование – США. Несказанно обогатившись на военных поставках, оно сумело сделать из всех европейских народов своих покорных вассалов, подчинило и гордых немцев, и свободолюбивых французов, и спокойных с некоторых пор шведов, и поляков, которые к каждой бочке затычка. Эти ребята с удовольствием никогда больше не пошли бы в Россию – они слишком хорошо знают, чем это кончается, но по приказу хозяина пойдут, как бараны на заклание, но пойдут. Ведь война-то не закончена! Шесть раз мы уже сходились в кровавой драке, седьмой мне кажется, будет последним. И нужно отдавать себе отчет в том, что это война на уничтожение. Либо мы уничтожим тысячелетний постоянный источник опасности для себя, либо они уничтожат нас.
То, что для нас это вопрос жизни и смерти, по-моему, понятно, но это вопрос жизни и смерти для всего остального мира, включая саму западную Европу. Победив в войне, они съедят сами себя и весь остальной мир. Механизм разрушения демократии я вам показал в предыдущей главе. А вот в случае победы России, у всего мира есть шанс сохранить достаточно высокий уровень жизни на продолжительное время. Россия не пойдет по демократическому пути, это доказано в истории уже много раз. Все попытки насаждения сначала католичества, потом капитализма и внутренние и внешние у нас всегда вызывают какую-то непонятную реакцию отторжения, объяснение которой вне рациональности, где-то в области мистики.
Так называемый «особый путь» России не выдумка славянофильских мечтателей, а результат внимательного изучения российской истории. Ну, не укладываемся мы в рациональные теории запада, Россия иррациональна по своей сути. Нам не нужна лживая западная свобода – нам нужна воля. А еще больше русскому народу важна справедливость. Не уравниловка из коммунистических абстракций нам нужна, а справедливая система распределения наград и наказаний. Никогда русский народ не признает право бесчестного человека быть богатым, но легко признает это право за людьми, достигшими выдающегося положения своим трудом или умом. И в наказаниях русский человек не считает честным критерием закон, для него законы не писаны, кроме самых общих принципов справедливости. Почитайте «Воскресение» Толстого, там это очень хорошо показано.
Государственность в Россию привнесена извне. Вот это главное, что вызывает и стимулирует войну народа с правительством. Все формы государственного правления в России, рассмотренные нами в этой книге не соответствуют понятиям народа о справедливости. А почему? Потому что все эти формы не наши, не русские, они навязаны нам извне, пришли к нам вместе с церковью и западными теориями. У нас они плохо приживаются, если приживаются вообще – нам нужно что-то другое, своё.
Именно поэтому народ выбросил из страны тевтонов, поляков, шведов и других доброхотов с запада. Не полководцы их побеждали, а толстовская «дубина народной войны». Добрый по европейским меркам Наполеон пришел в Россию освободить крестьян, дать им конституцию и прочие блага, а ему дубиной по шее. За что так? За конституцию и прочее. Не нужно нам этого из рук запада, это не наше. Нам бы покончить с влиянием извне, а внутренние проблемы мы потихоньку утрясем.
Русский человек согласен жить богато, но также согласен жить и бедно, при наличии справедливости. Для русского человека богатство дело наживное. Русский человек может весело преодолевать любые трудности, если видит перед собой справедливую цель. Ему не нужно достигать личного богатства любой ценой, но и не нужен альтруизм – попытка осчастливить всё человечество ему смешна. Ему нужно только одно – чтобы его оставили в покое и дали жить свободно и самостоятельно.
Хочу особо подчеркнуть, что под понятием «русский человек» я понимаю не только этнических русских, а всех, кто родился и вырос в России. Всех, для кого русский язык родной, будь этот человек русский, татарин, украинец или еврей – у нас этих наций сотня и все наши.
Будет большая война или дело обойдется малой кровью не так важно, но русское общество так или иначе должно преобразоваться в соответствии с тем видом, который ему нужен. Война народа с государством должна прекратиться. Для этого само общество должно отказаться от любых форм тоталитаризма и стать равновесным. Что я имею в виду?
У нас собственно два варианта всегда было: свой и западный. Начнем с западного, верней с западных, потому что их у нас два: один тот, что есть сейчас – подражание капитализму; и второй, от которого мы недавно отказались – коммунистический. Начнем с первого. Является ли сейчас общество равновесным? Ни в коем случае. Сейчас положение «неустойчивого равновесия» наиболее очевидно.
Сначала, всё-таки скажу пару слов о том, что я имею в виду под равновесностью. Равновесие между чем и чем должно быть? Между всем, но в первую очередь, между народом с одной стороны и властью с другой. Равновесие здесь должно быть обязательно, потому что когда доминирует народ над властью, это анархия, а когда власть доминирует над народом – революционная ситуация. Причем при анархии народ находится во взвешенном состоянии – в положении неустойчивого равновесия, при обратном – власть. Сейчас мы видим второе. Парадокс ситуации в том, что власть всемерно укрепляя так называемую «властную вертикаль», не понимая того, все больше и больше ослабляет саму себя, подвешивает себя вниз головой. Так называемый «народ» при увеличении одностороннего давления на себя, тупо начинает саботировать все решения власти подряд, не разбирая, хорошие они или плохие. Государственный корабль постепенно теряет управление. Попытки чиновников контролировать всё и вся приводят к тому, что не контролируется ничего. Дисбаланс в любую сторону приводит к одному и тому же результату – безвластию и бунту в том или ином виде.
А была ли равновесность при советской власти? Тоже нет. Но дисбаланс был меньше. Именно поэтому сейчас советские времена вспоминаются большинством людей с такой теплотой и ностальгией. Все недостатки советского строя забыты, а ведь были проблемы. Помните, чем мы были тогда больше всего недовольны? А я вам скажу – слишком сильным административным давлением сверху. Мы тогда это называли «административно-командной системой» и пытались бороться с ней. А с чего началась «перестройка»? – с борьбы с привилегиями партийных чиновников, тогда казалось, что они слишком много кушают. А сейчас? Помните анекдот:
Вопрос: Почему в СССР только одна партия?
Армянское радио: Потому что две мы не прокормим.
А сейчас мы кормим четыре парламентских партии и кучу дополнительных. Привилегии советских чиновников кажутся отсюда детским лепетом. А дополнительно появились еще и олигархи. Мы решили перестройкой хоть одну проблему? Ни одной, кроме свободного выезда за границу. Проблемы усугубились в десятки раз. Ну и что вы хотите? Вот отсюда и ностальгия. Перекос устойчивости государства увеличился почти до критического значения. Мы стоим на пороге большой войны, а пойдут ли наши солдаты умирать за капиталы абрамовичей? Сомневаюсь. Более того, если с маленьким дисбалансом в 1991 году можно было поднять страну на переворот, можно это сделать сейчас? Ответ риторический.
Но ведь с этим нужно же что-то делать. Нужно, но что? Прежде всего, категорически отказаться от западного пути развития. Именно этот путь постоянно усугубляет все российские проблемы. Этот путь для нас неприемлем. Сейчас все запутались и не знают, что делать дальше, и «верхи», и «низы». Низы чувствуют себя обворованными и злятся на то, что власти не выполняют обязанностей, которых от них ждут, а верхи видят бессмысленность всех своих телодвижений и частично осознают нелегитимность своей власти.
А эта власть не может быть в России легитимной. Наш народ, в отличие от западного, слишком чувствителен ко лжи. А ложь это неустранимое свойство западной демократии. Дело в том, что эта демократия существует только на словах. На словах она декларирует самостоятельность многих ветвей власти, дескать, администрация контролирует бизнес, администрацию контролируют парламенты и журналисты, в случае чего спорные вопросы решаются в суде. Но всё только на словах, а на самом деле, у всех ветвей власти находится одна и та же группа людей, которая все вопросы решает келейно. Любую должность в любой из ветвей власти можно купить за деньги, а деньги, по большому счету, есть только у одного процента населения – они и покупают все должности. Они издают законы и как бы выполняют их. И в случае чего сами с собой разбираются в суде у своих судей. А весь процесс освещается публично их журналистами.
Неужели западные люди все слепые? сотни лет живут в таких условиях и ничего не понимают? Они бы поняли, если б открыли глаза, но дело в том, что открывать глаза им не хочется. На их глаза надета золотая повязка. Я уже говорил, что с лишком триста лет назад они осознали себя высшей расой, избранной богом, и теперь считают своим неотъемлемым правом жить за счет ограбления других народов. Но попробуйте им это сказать, вы сразу увидите праведный гнев в глазах и услышите, что их уровень жизни это заслуга их ума и трудолюбия. Они не хотят видеть правды – повязка на глазах золотая – она их кормит. В этой повязке жить легко и удобно, сними её и придется добывать хлеб насущный в трудах и заботах.
А нашему народу таких повязок не нужно. Удивительно, но факт – наш народ не хочет жить за счет других. Есть такая поговорка у нас, её очень любила моя тульская бабушка: «Не дай бог брать – дай бог давать». Человек, берущий у других – нищий, а дающий другим – богач, в подлинном смысле этого слова. Это заложено в нашей ментальности с незапамятных времен. Запад всегда грабил свои колонии, а у нас почему-то наоборот – покоренные народы жили за наш счет. Это было и при царях и в советское время. Перед самым развалом Союза много было шума в республиках, что Москва их грабит. Разделились, и эти республики сели в лужу без субсидий из центра. Оказалось, что дело обстоит с точностью до наоборот.
Иногда людям приходится жить за счет других – судьба заставляет и не только в бедности, очень богатыми люди становятся тоже с подачи судьбы. Но став очень богатыми, наши люди начинают дурить, гулять и сорить деньгами, а знаете основную причину? Они чувствуют себя не в своей тарелке, их мучает совесть, иногда даже не осознанно. Западному человеку такие мучения не знакомы – он избранный, ему всё можно. А нам нельзя, почему? непонятно, но нельзя.
Вот по всему по этому западный путь для нас закрыт. Нам нужно забыть о нем, чем быстрей, тем лучше. А что же делать? Вернуться в светлое коммунистическое прошлое? Нет. Это конечно улучшит сегодняшнее положение, но всех проблем не решит. Коммунистический путь это утопия, сочиненная на том же западе и для запада – нам она тоже не подходит, уже пробовали.
Остается только одно – искать свой путь. На этот счет у меня есть кое-какие соображения. Я их изложу в следующей главе. У меня почему-то существует в душе глубокое убеждение, что нам не нужно стремиться быть Третьим Римом и вообще, становиться за кем-нибудь в очередь хоть третьим, хоть вторым. Мы когда-то были Великой Скифией, первой и единственной. Нам нужно всего лишь восстановить своё положение в мире.

Антиутопия
Я назвал эту главу так потому, что не собираюсь рисовать здесь модели идеального устройства общества, из-за того что ни в грош не ставлю такие модели. Все попытки создать универсальную модель, приемлемую для всех, обречены на провал. Это невозможно. Не говоря уже о всех странах, даже в одной только России разные регионы требуют разных жизненных укладов. Например, горные аулы на Кавказе не могут жить по тем же законам, что уральские деревни. Жители больших городов никогда не поймут провинциальных особенностей. Провинциальный городок Адлер никак нельзя приравнять к столь же провинциальной Кинешме. Их нельзя стричь под одну гребенку, но все эти отдельные кусочки русской земли обязательно должны иметь некоторые общие принципы, соответствующие русскому духу (помните дух эллинизма в древней Греции?). Вот эти принципы я и попытаюсь сформулировать.
Конфедеративность.
Если мы говорим о равновесности общества, то нужно понимать, что ни один из существующих ныне режимов не в состоянии её обеспечить. Кто бы не попал к руководству огромными государственными машинами, он всё равно будет тянуть одеяло на себя – пытаться сосредоточить всю власть в своих руках. При этом самое плохое, что он остается бесконтрольным со стороны граждан своей страны. Кто бы не делегировал своих людей на властные должности – политические партии, церкви, классы – люди этих вождей не знают. Простые люди знают только их художественный образ, который далеко не всегда совпадает с образом реальным. Это форменное безобразие, в принципе – мы избираем людей для руководства страной, совершенно не зная их, и без какой либо возможности поговорить с ними лично, встретиться, рассказать о потребностях и нуждах. Это не выборы – это фикция.
Избежать этого можно только одним способом – государственные образования должны быть мелкими. Но тут же встает вопрос, а как же учесть национальные интересы крупных народов, занимающих сейчас огромную территорию. Они же должны быть единым целым – у них слишком много общих интересов. Вот тут и нужна конфедерация. Мелкие территории должны быть объединены конфедеративными союзами. Особенно это актуально для России, потому что в период её наибольшего могущества она была конфедерацией. Россия может быть очень сильной страной только при условии национального единства, но чтобы этого достичь, нужно разъединиться. Нужно четко разделить функции местного и конфедеративного уровня. Крупные вопросы, такие как оборона страны, печатание денег, внешняя политика и прочая координация и взаимопомощь всех территорий должны решаться на конфедеративном уровне, а всё остальное на местном. Так было в России до Рюрика и это можно восстановить сейчас.
Хочу особо подчеркнуть, что я не предлагаю вернуться ни в средневековье, ни в античность. Я предлагаю восстановить систему отношений, позволявшую  России в древности быть мощной непобедимой державой. Не возвращаться назад, а идти вперед, перейдя как бы на новый виток развития. Только вступив на этот новый уровень мы сможем оправдать мучения наших предков в прошедшее тысячелетие, хоть как-то сделать осмысленными  их страдания. Но не нужно делать это одноразово – ничего не получится – нужно просто взять курс на это, тогда всё сложится удачно и само собой.
Конфедеративная система управления ликвидирует один из главных российских дисбалансов – между местной и центральной властью. Сейчас это привычная, надоевшая всем картина. Ситуация кажется безысходной. Включаете вечером телевизор, а там президент костерит губернаторов за то, что они что-то там не сделали для народа. За ним следом премьер грозит санкциями местным властям, а придите к этим властям на прием, чтобы они, к примеру, отремонтировали дорогу к вашему дому, что они вам скажут? Они скажут, что центральные власти у них все деньги забрали, а теперь требуют того, что нельзя выполнить. И те и другие правы, а дело стоит на месте и с каждым днем становится всё хуже и хуже. В этом случае конфедеративность поставит всё на место. За ремонтом дороги не нужно будет обращаться к президенту.
Существует научно обоснованное мнение, что один человек, будь он хоть семи пядей во лбу, не может руководить больше чем десятью другими людьми. Ну не может, времени не хватит, терпения и внимания. Люди знают это очень давно, поэтому во всех армиях мира принята десятичная система управления войсками. Десятью солдатами командует десятник, десятью десятниками – сотник, десятью сотниками – тысяцкий. Называются они в разные времена по-разному, но суть одна. Маршал не может командовать стотысячным войском. Он и не командует им – он командует десятком генералов и всё. Почему в управлении страной должно быть иначе? А ведь как нам изображается? Нам говорят, что главный правитель в курсе всех вопросов, что вот он приедет в Голопупенский район Расхристанной области и наведет тут порядок. Что? не так? Сплошь и рядом. Приезжает и начинает командовать в сельсовете. А может он охватить все сельсоветы в стране? Никогда в жизни. А люди в это верят. Хуже того – президенты тоже. А этого не должно быть. Президент страны для какого-то мэра города никакой не начальник – он должен командовать у себя в Кремле, а не здесь.
И вот принцип конфедеративности предполагает четкое распределение властных полномочий на разных уровнях. У такой большой страны как Россия должен быть президент или царь, лучше Великий князь, но заниматься он должен только своими вопросами и иметь в подчинении не больше десяти человек, потому что он хоть и царь, но не бог и больше чем с десятком людей не справится.
Значит,  Россию нужно разделить на десять областей, а эти области на десять губерний (что примерно соответствует нынешнему положению, их как раз около ста), а губернии на десять регионов и т.д. пока мы не придем к такой территориальной единице, которая будет нормально управляемой. Вот она-то и должна быть государством, собственно, а всё что выше – конфедеративными объединениями государств. Вам кажется это сложным? или слишком новым? Ничего нового, а тем более сложного тут нет. Именно так жили люди в античности и не только в России, и чувствовали себя прекрасно. По этому же принципу и сейчас устроена одна из самых благополучных стран в мире – Швейцария.
И архаичным это не будет. Даже если мы очень захотим сейчас  вернуться в средневековье или античность, у нас это не получится. Районы, кантоны (как в Швейцарии) или города-государства не будут в наше время такими раздробленными, как это было раньше. Современный уровень развития техники не позволит. Районный правитель не сможет стать удельным князем, даже если очень захочет этого. Но эффективно управляя своим маленьким районом, он сможет двинуть вперед всю Россию. Не он один, конечно, а мы, все вместе.
Почему-то трудней всего понять идею дифференциации власти москвичам. В Москве всё кажется сплошной кашей и сумбуром. Огромное количество людей снует туда-сюда, всё скучено, уплотнено и кажется неделимым целым. Но даже в таком случае вся это толпа далеко не коллектив единомышленников, а в провинции это совсем уж очевидно.
Я сейчас по большей части живу в деревне, тут даже на внешний вид всё проще. Тут нет одинаковых бетонных коробок для жизни и хорошо видно, что одна деревня расположена лучше, другая хуже; одна запущена, другая благоустроена. Есть небольшой городок – районный центр. Весь район на карте пятно 40-50 километров в диаметре. Вот это и есть максимальный размер государства. (Где-нибудь в Сибири территория может быть гораздо больше). У нас в районе сто с небольшим тысяч жителей и каждый может при желании встретиться со своим государем – главой администрации в настоящее время. Я, например, могу записаться на прием или просто приехать с утра пораньше в райцентр, зайти к нему в кабинет и поговорить на интересующую меня тему, что я и делаю периодически. И он может решить мой вопрос лично, не совсем лично, конечно, но он может тут же пригласить в кабинет исполнителя и поручить ему выполнение дела. Если это та же дорога, то вызовет дорожников. Происходит это потому, что он в курсе дела – по этой дороге он проезжал недавно и сам всё видел. У него достаточно информации, чтобы принять решение сразу.
А могу ли я так попасть к Путину? Смеяться изволите? Я даже к губернатору попасть не смогу, а если и попаду после больших усилий, то сможет ли он решить мой вопрос? Ни в коем случае – он будет смотреть на меня как баран на новые ворота и не потому что он не хочет мне помочь – чисто по-человечески конечно хочет, но не может. Вот в чем дело. Он даже не может себе представить, где я живу и как выглядит эта местность. Он был там когда-нибудь? Никогда. И никогда не будет. Какая там дорога?
Вот и получается, что даже губерния не может быть государством, а тем более вся Россия. Государь, как бы он не назывался в данный исторический момент, должен лично знать свою землю, проехать и пройти её, поговорить с людьми. Только тогда он сможет чем-то в ней управлять. Нынешние государи этого категорически не могут. Да они и ничем не управляют – только делают вид. Вот поэтому-то я и говорю, что все управленческие функции должны быть сосредоточены на районном уровне, там, где это можно осуществить – выше это уже просто невозможно. На уровне губерния-президент возможны только действия по координации совместных усилий, то есть как раз конфедеративные действия. Неужели это непонятно?
Я хочу, чтоб люди поняли это. Только и всего. Я не предлагаю кого-нибудь свергать и устраивать революции – всё само развалится. Только в этом случае это будет значительно болезненней, чем при сознательных действиях. А не развалиться оно не может. Уже сейчас центральная власть набрала на себя столько управленческих функций, что совершенно не в состоянии с ними справиться и пытается усилиться еще. По-моему очевидно, что все попытки дальнейшего усиления будут приводить к отрицательным результатам вплоть до катастрофы. И это актуально не только в России – это происходит по всему миру.

Равновесная система власти
Мы знаем из физики, как улучшить равновесность механических систем. Например, как сделать более устойчивым автомобиль, чтобы он не перевернулся на крутом повороте? Знаем же – нужно чтобы центр тяжести был как можно ниже. Я всего лишь предлагаю сделать тоже самое с государственной машиной. Конфедеративная система это позволяет сделать.
Но конфедеративность устраняет только один дисбаланс – между провинцией и центром. Чтобы урегулировать остальное, необходимо иметь равновесную систему власти. Мы об этом уже начали разговор чуть раньше, но давайте сразу не лезть в эмпиреи и не говорить за весь мир в целом, даже за всю Россию не будем. Мы выбрали административную единицу, удобную для управления, давайте разберемся с ней. Власть в этой единице должны представлять с одной стороны государь и его помощники, а с другой – народные представители, кто это такие?
Помните, с чего начинал свои реформы Иван Грозный? С сельских старост. И правильно делал. Наверное сейчас нужно было бы начать с того же. Нынешняя Россия состоит, правда, по большей части из городов, а не из сел. Это ничего – к селу можно приравнять современный городской дом, примерно столько же жителей. Можно приравнять к нему еще, скажем, цех предприятия или предприятие в целом, если оно небольшое. Главное в том, что это некая единица, где все могут друг друга знать лично. Я не говорю – знают, сейчас не знают, особенно в городских домах, но могут знать, если захотят. Полноценные выборы кого бы то ни было возможны только на этом уровне.
Кстати, о выборах, давайте будем честными – выборы представителей исполнительной власти или глупость, или умышленный обман. Вот мы выбираем губернатора или главу администрации района, я не говорю о президентах. Ну хорошо, предположим, выбрали хорошего человека, но это же не профессия! Выбрали как-то у нас в районе главу администрации. На прежнего народ злился – этого нет, того нет, выбрали другого. Примерно год после выборов не было вообще ничего – хороший человек просто не умел работать администратором. А когда научился, стал работать примерно так же, как старый – выше задницы всё равно не прыгнешь. Зачем было менять шило на мыло?
Администратор должен быть профессионалом. Но, скажете вы, этот профессионал облапошит всех, начнет воровать и прочее. И правильно скажете – в 90% случаев так и происходит. Но почему это происходит? Вовсе не потому, что этот вор плохой человек. Плохих людей нет в природе, тем более что этого выбирали из лучших, вроде бы. Просто этот хороший человек оказывается практически бесконтрольным. Бесконтрольным, причем, только со стороны общества. Со стороны мафии, купившей все ветви власти в этом районе, он контролируется и действует в её интересах. Из этого вывод: нужно поставить администратора под контроль всего общества и не нужно будет его выбирать. Выбирать нужно контролеров, которым каждый из нас сможет доверять. А сделать это можно только, когда знаешь, кого выбираешь лично, а не понаслышке.
Вот это и есть образец равновесной власти. С одной стороны профессиональные управители, с другой – представители народа, непрофессионалы, но честные люди, которым доверяют остальные. Эти две стороны должны быть наделены полномочиями, уравновешивающими друг друга. У одной стороны в руках реальная власть, а у другой – возможность направлять её в нужное людям русло, контроль за использованием общественных средств и возможность смещения неспособного к делу руководителя.
Вы скажете, что так оно и есть при демократии. А я скажу – так, да не так. С нами играют в кошки-мышки. Нас приглашают на избирательный участок, проголосовать за людей, которых мы не знаем. До сих пор вон люди бунтуют против последних выборов в Думу. Нечестный подсчет голосов, дескать. А если б он был честный? изменилось бы что-нибудь? Только персональный состав – вместо одних неизвестных никому людей, пришли бы другие такие же. Место борца занял бы боксер, вместо эстрадного певца, сел бы танцор. Какая разница? Они всё равно будут выражать интересы тех, кто их сюда посадил, а это совсем даже не вы.
Основой равновесного общества являются честные выборы народных представителей. А эти выборы, в свою очередь, могут быть честными и справедливыми только тогда, когда люди выбирают того, кого они знают ЛИЧНО. Ну, вот смотрите, жители деревни, дома, работники цеха собираются и выбирают одного, двух или трех своих представителей, тех, кому они могут доверять. Эти представители собираются в районе (будущем государстве), обсуждают насущные проблемы, в том числе избирают из своего состава представителей выше. Потом также избираются еще выше. В результате, на каждом уровне власти появляется контрольный орган из народных представителей, каждый из которых выбран людьми, которые его знают лично. И не надо пудрить мозги людям, вызывая их на избирательный участок.
Главной силой представительской власти такого вида должна быть система отзыва представителей в любое время путем голосования тех, кто его выбрал, то есть дома или деревни. Представьте себе нынешнего спикера госдумы в условиях, когда его могут отозвать простым голосованием жильцов дома, в котором он живет. Будет ли он надувать щеки, как сейчас? Вы скажете, что он живет на Рублевке и там его поймут? А я вас спрошу, сколько представителей может выставить Рублевка по общим нормам? Вряд ли её представитель вообще попадет в спикеры.
Кроме того, если все действия народных избранников будут отражаться в интернете, то каждый человек будет иметь своих представителей на всех уровнях и в случае чего может требовать возбуждения процесса отзыва. Каждый человек может проследить цепочку: он выбрал Иванова от своей деревни, Иванов выбрал Петрова в район, Петров выбрал Сидорова в губернию, Сидоров какого-нибудь Волкова – в госдуму. Вся эта цепочка его представители. По тому же интернету он имеет право обращаться к ним в любое время, а в крайнем случае, может инициировать отзыв.
Вы скажете, можно подкупить избирателей – их не так уж много – вряд ли это возможно, соседи им жизни не дадут, это будет слишком заметно.
Высшим органом власти конфедерации должен быть Съезд народных представителей. Его главная задача – назначить исполнительную власть конфедерации, а законы это всё ерунда. Законы, которые сейчас издает государственная Дума, никому не нужны, от них обществу один только вред. Они нужны тем, кто хочет манипулировать обществом, получая от этого корыстную выгоду. Подробных законов на все случаи жизни всё равно сочинить нельзя и нужно плюнуть на эти усилия, ограничившись общими принципами конституционного характера. Судить должен не закон, а люди, используя принципы справедливости. А предпринимать те или иные меры должна исполнительная власть. Исполнительная власть должна выдвигать конкретных людей на те или иные посты, а народные представители могут их утвердить на этой должности, а могут и отказать в утверждении.
А вот исполнительная власть должна развиваться сверху. Это должен быть клан профессиональных руководителей. Они должны жить хорошо, но за это приносить обществу пользу. В идеале это должна быть организация, использующая одновременно опыт нашей Православной церкви и нашей же коммунистической партии Советского Союза  с её номенклатурной системой. Не исключено, что для высших иерархов этой организации необходимо ввести правила целибата, чтобы они работали не на прибыль своей семьи, а на общее дело. Принцип целибата (или  безбрачия) ведь направлен вовсе не на ограничение физических отправлений для тех или иных должностных лиц, а на отсутствие у них официальных наследников. В конце концов, они просто могут, вступая в должность, официально отказаться от своего права передавать что-либо по наследству. Система иеромонашества не так глупа, как кажется некоторым не очень далеким людям.
Доступ в эту организацию должен быть ограниченным. Кандидаты туда должны пройти строгий отбор на конкурсной основе, но об этом мы поговорим чуть позже.
Самый главный вопрос в отношении такой организации в том, как сделать так, чтобы эта организация не съела все остальное. Соблазн-то велик – все нити управления в её руках. Мы уже видели в истории примеры преобразования, например, католической церкви в суперправителя или русских князей, оттяпавших потихоньку властные полномочия у народа. Но в то же время мы видели, что это рано или поздно приводит к деградации самой организации и общества в целом. Но рассчитывать на то, что осознание этого факта удержит носителей этой власти от попытки узурпировать её полностью никак нельзя. Для того чтобы исключить такую возможность, нужны более материальные подходы – прежде всего, нужно вывести из подчинения исполнительной власти вооруженные силы. Это должна быть чисто гражданская исполнительная власть.
Мы видели, что римские папы смогли диктовать свою волю народам только после того как завели свою армию – ордена крестоносцев. Русские князья стали душителями народа с помощью военных дружин. Нельзя доверять исполнительной власти армию. Нельзя. Но тогда армия сама по себе может узурпировать власть? в истории и таких случаев полно, от древнего Рима до Пиночета. Не сможет, если правильно организовать дело.
Силовые структуры
Главная сила любой армии – пехота или сухопутные войска, как это сейчас называется. Какими бы мощными не были ракетные войска, авиация и флот, без пехоты они не смогут закрепить успех и воспользоваться своими достижениями. Основой русской сухопутной армии во времена былой славы почти всегда было казачье ополчение. Я не вижу каких-либо причин отказываться от этого главного принципа организации русских войск. Сейчас существует только одна причина такого отказа – нынешние правители тупо боятся казачьих подразделений. Они уже и понимают их необходимость и вроде бы поддерживают их организацию, но в то же время не дают им оружия в руки. Боятся. Но при той системе власти, о которой я говорю сейчас, бояться их будет некому.
Когда мы говорили о равновесности общества, я, конечно, немножко слукавил, сказав, что сейчас общество совсем неравновесно. Оно не может быть совсем неуравновешенным – оно бы развалилось тут же. Третий закон Ньютона действует и в обществе. Сила действия всегда равна силе противодействия, никуда от этого не денешься. Весь вопрос в том за счет чего это достигается. Сейчас равновесия не то чтобы нет вообще, оно есть, но поддерживается оно силовыми структурами, а это крайне ненадежно. Вы вдумайтесь только в открытые цифры: сейчас армия, то есть сила, направленная против внешнего врага у нас составляет меньше миллиона человек, а внутренние войска вместе с полицией и им подобными – около двух миллионов. Согласитесь это противоестественно. Силовые структуры вместо того чтобы поддерживать обороноспособность страны, существуя за наш с вами счет, направлены против нас же самих. Так нельзя. Должно быть, как минимум, наоборот. Наша с вами безопасность под угрозой.
Знаете, как земля залечивает раны? Когда человек, измучив и истощив какой-то клочок земли, бросает его и уходит в другое место, откуда ни возьмись сама собой эту землю заполоняет крапива и буйствует до тех пор, пока не сравняются все шрамы земли, оставленные человеком, его бездумной деятельностью. А потом она пропадает, на её месте появляются более красивые и благородные травы. Так и казачество. Казачье войско – естественное состояние русской государственности. Оно существовало всегда и особую роль играло после общественных катаклизмов, играло роль крапивы на израненной земле.
Для восстановления оборонного могущества России нужно повсеместно восстановить казачьи воинские формирования. Не только по окраинам страны, как это было при последних царях, а именно повсеместно. Каждый гражданин страны, способный держать в руках оружие, должен пройти школу казачества. Любой мальчишка лет с шестнадцати должен быть приписан к казачьему подразделению в своем городе, уже с этого времени знать своего командира и сослуживцев. По окончанию школы, он должен пройти срочную службу в своем подразделении в течение года, вряд ли меньше, это не очень удобно. И потом, лет до пятидесяти он должен числиться резервистом здесь же. На складе подразделения должно всё это время храниться его личное оружие и обмундирование, которым он должен быть готов воспользоваться в любое время – в случае войны или учебных сборов.
Впрочем, кто-то после срочной службы может уйти служить в спецвойска и посвятить этому всю оставшуюся жизнь. Ракетным войскам, авиации и флоту нужны профессионалы. Там не должно быть срочников вообще. Для того чтобы служить там нужно закончить высшее или среднее учебное заведение, попасть в которое можно только по рекомендации непосредственного командира после окончания срочной службы.
Представляете себе, какая это будет армия? Нам ни один враг будет не страшен ни с востока, ни с запада, ни с юга заодно. Белых медведей с севера мы и так можем не опасаться особенно-то. Сейчас молодежь не хочет служить в армии солдатами и это понятно – в такой армии можно служить если только офицером, да и то… А в казачью армию пойдут служить все, за честь почтут. Стыдно будет не служить, стыдно перед своими же друзьями-сверстниками.
Слова это царство стереотипов. При слове «казак» каждый из нас представляет себе усатого дядьку на коне и с ногайкой. Но времена меняются. Вместо коней сейчас в ходу автомобили, БТР и танки. Всё это должно быть в распоряжении казачьих войск.
Кстати, кроме оборонных функций казачьи подразделения легко могут взять на себя полицейские функции в своем районе. Это будет гораздо эффективней ныне действующей системы. Ну, правда, с одной стороны без полиции не обойтись – нужно же поддерживать порядок, но с другой стороны, согласитесь, крайне нехорошо заставлять отдельных людей становиться полицейскими на всю жизнь. Сейчас все правительства не скупясь, финансируют фильмы с «хорошими» полицейскими, издают массу прочей пропагандистской литературы на эту тему, а воз и ныне там. Не любят люди полицейских, сколько не трать на это денег. И полицейские это прекрасно понимают, поэтому и хамят всем подряд – это их защитная реакция на отторжение со стороны общества. Вы когда-нибудь ехали в одном купе поезда с ментом? или может быть отдыхали вместе? Маловероятно – никто не сознается в этой профессии, стыдно.
Нужно. Просто необходимо передать эту неблагодарную функцию казакам – то есть самому же обществу, тогда не на кого будет показывать пальцами, любой может попасть на это место хоть раз в жизни. Если не сам, так друг или ближайший родственник. Совсем другое отношение будет к такой полиции. Нет, я понимаю, может быть в природе профессиональный следователь или какой-то эксперт, но профессиональный полицейский? Это просто антигуманно, бесчеловечно. Не должно этого быть. Представьте себе казаков на дороге с полосатыми палочками, опять же приструнив своё воображение – кони пусть стоят в конюшнях, ребята будут на тех же машинах с маячкам, что и сейчас. Будут они брать взятки? Всё возможно, но это уже маловероятно. Они же будут нести службу в своем районе, где их все знают и в случае чего стуканут на них. И потом у казаков совсем иное отношение к военной присяге! Это хоть и эфемерное, но, я вас уверяю, очень действенное средство от искушения.
А знаете, почему власти боятся восстановления казачества? Эту армию нельзя использовать против своего народа. Царскому правительству удавалось использовать донских казаков, скажем, в Петербурге или в Москве. Но если Москву будут патрулировать московские казаки, а Петербург петербургские? Возможно это? Конечно, нет.
В настоящее время вооруженные силы не ограничиваются армией и полицией. Есть еще внутренние войска, прокуратура, следственный комитет, ФСБ, наконец. Но объясните мне, зачем этим «органам» оружие? То есть, против личного оружия я не возражаю. Я считаю, что право на ношение личного оружия должно быть у всех граждан, не состоящих на учете в психдиспансере, но зачем этим органам пулеметы и танки? Их наличие говорит лишь о том, что ныне выражение «война между народом и государством» вовсе не гипербола или эвфемизм, а подлинная правда. Но мы же поставили себе целью эту войну прекратить, и те меры, которые я предлагал чуть выше, в основном и направлены на это. Если эти меры осуществятся, то боевое оружие «органам» будет не нужно. В случае по-настоящему оправданной необходимости всегда можно использовать казаков, это гораздо эффективней. Они всегда под рукой, на месте и в боевой готовности.
Более того, скажу, большинство этих органов будет не нужно. Мне кажется очень редко кто задумывается над тем, что наша пеницитарная система бессмысленна. Я говорю об огромной машине системы исполнения наказаний – тюремной системе, проще говоря. Вдумайтесь немножко: какой смысл держать человека в течение многих лет в тюрьме? Пусть даже он совершил когда-то преступление против отдельных людей или общества в целом. У нас ведь не меньше миллиона людей сидят в тюрьмах одновременно. Зачем? Это что, месть за совершенные преступления? Или попытка перевоспитать человека? Перевоспитать в тюрьме никого нельзя – тюрьма воспитывает в человеке волка, то есть потенциально опасного для общества субъекта. Озлобиться окончательно там есть все возможности и причины. Человек, отбывая срок, как бы постепенно привыкает к мысли о том, что он вне общества, противоположен этому обществу. И это чувство сохраняется потом на всю жизнь.
Элементарное чувство справедливости подсказывает нам, что человек должен понести наказание за противоправные поступки, но это наказание должно быть не тупой местью обиженного ребенка колотящего стенку палкой за то, что она сделала ему больно, когда он об неё ударился, а осознанным действием взрослого человека. Мы ведь печемся главным образом о предупреждении преступлений, о профилактике? Так зачем же мы сами создаем в обществе слой отверженных, потенциально опасных людей? К тому же надолго выводим из общественной жизни потенциальных работников? Бессмыслица.
Без тюрем, конечно, не обойтись, но нужны они только для того, чтобы содержать в них преступников до суда и только тех, кто может совершить аналогичное преступление повторно или сбежать. Хотя второе, по большому счету, уже наказание для преступника – он в бегах будет оторван от дома, друзей и привычной обстановки, он будет прятаться и потихоньку осознавать свою неправоту. Он как бы сам себя этим уже наказывает.
Недавно по ТВ показывали одну аварию. Водитель грузовика не уступил дорогу автобусу, погибли люди. Печально, конечно, но все корреспонденты по всем каналам взахлеб муссировали главное для них – водителя уже посадили в тюрьму! Верней даже не посадили, а положили, потому что он сам пострадал. Зачем это сделали? Вы мне можете объяснить? Он что, бросит костыли и поедет тут же давить всех остальных? На мой взгляд, все это беспредельно глупо.
На самом деле, наказаний существует всего четыре: физическое наказание, моральное, денежное и смертная казнь – все остальное от лукавого. Без всяких законов и подзаконных актов, что делают какие-нибудь деревенские ребята, считая, что кто-то провинился? Соберутся и бьют его или обструкцию устраивают – не общаются с ним. И это правильно, на уровне инстинкта сама природа подсказываем им, что нужно делать. Публичные экзекуции прошлого были такими же физическими и моральными наказаниями одновременно. Вы считаете, что сейчас это неприменимо? найдите замену, но тюрьма это не способ.
Денежная форма наказания в сочетании с моральным ущербом – очень действенная мера наказания. Помните древнюю «виру»? Произошло убийство, убитого уже не вернешь и что в этом случае делали наши предки? Семья убийцы должна была выплатить пострадавшей семье виру – значительную денежную компенсацию. И это справедливо – и убийца будет наказан, и пострадавшей стороне хоть немного, но будет легче. При этом денежные штрафы не должны браться как сейчас – столько-то рублей за такой-то проступок. Это явно несправедливо: скажем, штраф в 10 000 рублей для одного плёвое дело, а для другого – полный швах, он полгода голодать будет. Так нельзя подходить к делу, нужно брать штрафы в процентах от дохода, только тогда наказание за один и тот же проступок будет одинаковым для всех. При этом отдавать этот штраф желательно не «государству», а пострадавшим, тогда это будет полностью справедливо.
Вот таким должно быть наказание. Ну, а если общество считает, что преступник очень уж опасен для него и совершенно не исправим, то этого преступника нужно убить, а не кормить его пожизненно в тюрьме, наказывая само общество. Только делать это нужно очень осторожно – не решением одного судьи, а решением многих людей, может быть, всего общества в целом. Для этого сейчас есть все технические возможности.
Освободив тюрьмы, мы освободим для общества массу полезных рабочих рук: и тех, кто сейчас сидит, и тех, кто их охраняет, они тоже ничего не делают. Если мы при этом откажемся еще от пристрастия к росту производительности труда, а будем оценивать уровень развития общества только по средним доходам населения, то всем хватит всего -  наша земля прокормит всех, кто на ней живет и вносит свой вклад в общее дело.

Воспитание детей
В профилактике преступлений главное всё-таки не наказание преступников, а правильное воспитание детей. В связи с этим общество должно озаботиться обеспечением достаточных прав и возможностей для главной «ячейки общества» - семьи. Не трудно заметить, что развал общества начинается именно с развала семьи, с нарушения взаимного уважения внутри семьи, прежде всего с неуважительного отношения детей к родителям и вообще к старшему поколению. А что к этому приводит? Вся нынешняя идеология социального дарвинизма.
Это все начало развиваться в Европе в том же шестнадцатом веке. Сначала в скрытой форме, потом всё более явно. Не подумайте, что я совсем уж ретроград, но объясните мне, зачем замужней женщине являться на вечеринку (тогда это называлось балом) с почти полностью открытой грудью и обязательно при этом обниматься с чужими мужиками в танцах? Кто-то может говорить о свободе и равноправии полов, о правах на личную свободу, но если говорить прямым текстом, то, что я сейчас описал, называется не более чем провокацией адюльтера. Причем провокация это явная, публичная. Культур-мультур заставляет делать вид, что развлечение это чисто эстетическое, но скажите мне, какой нормальный здоровый мужик не возбудится от такого действия сексуально и какая женщина не почувствует этого возбуждения? Признайте полигамный секс и танцуйте сколько угодно, нет же, нужно врать и изворачиваться, а дети всё это видят и понимают.  И это был только один из первых шагов в этом направлении. К сегодняшнему дню это дошло до полного маразма. Ребенка пичкают сведениями о сексе чуть ли не с пеленок, включая извращенные формы сексуальных отношений типа гомосексуализма. Извините, но ребенка лет до тринадцати эти вопросы вообще не интересуют. Но нет, его заставляют об этом думать, это преподают ему в школе.
А ювенальная юстиция что творит? Она это делает сама для себя, для получения денег от государства, но о каком уважении к взрослым может идти речь, когда детей поощряют на действия против своих родителей. Ах, отец тебе что-то грубо сказал? сейчас мы его прищучим, родительских прав лишим. Что это? Для чего это делается? У ребенка в силу объективных причин роста элементарно не хватает данных, чтобы судить о причинах действий взрослых людей, а его заставляют судить, навязывают ему это.
Под социальным дарвинизмом прежде всего я понимаю ретроненавистничество, прививаемое детям с самого раннего возраста. Только еще начиная формироваться как личность, ребенок уже начинает думать, что он пуп земли, что он, как последний в цепочке поколений, де-факто самый умный и знающий, а родители это уже отстой, не говоря уже про дедку с бабкой. А корень зла, между прочим, в историческом материализме, поддерживаемом сейчас большинством так называемых «прогрессивных» идеологических теорий. Ну, как же иначе можно смотреть на жизнь, когда тебе говорят, что, чем глубже в историю, тем люди были глупее?
С самого раннего возраста и далее нужно говорить детям, что дело обстоит с точностью до наоборот, тем более, что оно так и есть на самом деле. Только тогда наши дети будут относиться ко всему обществу положительно, а не с ехидной усмешкой, как это происходит сейчас. А начинается это в семье, потому что семья это модель общества, минимальная его ячейка. Целостность общества начинается в семье, с единогласия в этой семье. На те же выборы, о которых мы говорили чуть раньше, должен приходить глава семьи и голосовать от имени всей семьи с количеством голосов, равных количеству её членов, включая грудных детей. И это будет правильно. Это будет приучать детей к ответственности с младенчества, потому что выбору будет предшествовать обсуждение в той или иной форме. Даже самый что ни на есть семейный тиран не может не учитывать мнения своих домочадцев. А это обсуждение – школа социальности для будущего взрослого человека. С младенчества защищая интересы семьи, потом этот человек так же будет защищать интересы своей родины и тех коллективов, в которые он попадет.
Конечно, не все дети имеют возможность воспитываться в семье. Некоторые теряют родителей по тем или иным причинам. Ответственность за их воспитание ложится на общество, но как это делается сейчас? Выполняет ли государство свои обязанности в этом направлении? Я думаю не надо ничего говорить, все и так знают ответ на этот вопрос. Дело обстоит из рук вон плохо. А те же ювенальные инспектора ухудшают и ухудшают его постоянно, оставляя детей сиротами при живых родителях. Но я вас спрошу, а где церковь?
Церковь опять уже почти срослась с государством, но почему она не занимается бездомными детьми? Приюты всегда были на попечении церкви. Для чего вообще нужна церковь, если она устраняется от самого главного? Пусть она возьмет это на себя вместе с деньгами, что выделяются государством. Наверняка это будет гораздо лучше, чем сейчас, не смотря на некоторые издержки типа потенциальной фанатичности воспитанников. Но за церковь я отвечать не могу, поскольку не имею к ней никакого отношения.
Кстати, могу сказать несколько слов о свободе вероисповедания. Тотальные идеологии, хоть церковные, хоть светские не так уж страшны, как кажутся, если обеспечить свободу совести после окончания учебы. Мы же помним, что самые отчаянные безбожники вышли из церковной среды, из церковных школ. Ваш покорный слуга наоборот воспитывался в среде оголтелого атеизма и не я один, ну и что? Я предположим, теперь что-то вроде агностика, но многие из нас на полном серьёзе ходят в церкви, один мой приятель обрезал себе кое-что и посещает синагогу. Куда делся атеизм? Его как ветром сдуло. Так что жизненный опыт иногда заставляет резко менять идеологию, заложенную воспитанием.  Но нужно давать возможность людям быть идеологически разными. В этом главный интерес жизни. Споры с оппонентами заставляют искать новые и новые аргументы в свою пользу, тем самым развивая все теории. Единомыслие в обществе – это застой, гнилое болото. Даже если все теории неправильны, они имеют право на существование. Лучше чтобы они были и имели своих приверженцев.
Церковь придерживается противоположного мнения, ей нужно, чтобы все верили только в неё. Сейчас это кажется невозможным, однако, есть такая возможность, но боюсь, церковники не пойдут на резкие изменения в своей деятельности. Для этого нужно допустить плюрализм мнений внутри религиозной теории. Не пойдут они на это, а зря.
Вот смотрите, что я бы сделал на месте РПЦ. Я бы признал истоками религии древние Веды. Мы с вами видели, что так оно и есть в действительности – источником всех нынешних религий является древняя вера скифов или ариев. Покажите людям это с документами в руках, которые наверняка сохранились в церковных архивах и всё, русское православие из закостенелой догмы превратится в открытую теорию, которую можно исследовать до бесконечности. Можно будет спорить сколько угодно, но по отдельным направлениям, а общая идея будет оставаться неизменной и подавать свет в людские души.
Впрочем, может я и ошибаюсь. Может быть, они решатся на это. Недавно по ТВ я наблюдал странную рекламу. Странную с традиционной точки зрения. Сначала на экране появились древние руны, и диктор заговорил о древних богах, о Свароге и Велесе, а закончился ролик тем, что правопреемником этих богов в наше время стала Русская Православная церковь. Кто дал и проплатил эту рекламу на центральном телевидении? Непонятно, но есть надежда у меня лично, что это РПЦ бросила пробный камушек, пройдет, не пройдет? На самом деле, я бы пошел еще дальше – я бы открыл наши православные храмы для верующих всех конфессий. А почему нет? если мы станем прародителями всех религий? Мечты, конечно, но еще раз повторяю: за церковь я отвечать не могу, поскольку не имею к ней никакого отношения.

При всем моем понимании высокой роли семьи в жизни общества, я считаю, что лет с тринадцати все дети должны обучаться в школах-интернатах. То есть в школах, где можно жить постоянно. Это необходимо, чтобы нейтрализовать так называемый «козлиный возраст». Да и после окончания школы и службы в армии у детей должна быть возможность не возвращаться домой к родителям, а жить в молодежных общежитиях, не зависимо от того, будет ли человек дальше учиться или начнет работать на не очень квалифицированной должности. Эту возможность должно предоставить человеку общество, если оно не хочет лишних забот с подростковой преступностью и прочими издержками юношеских разногласий с окружающим миром.
В определенном возрасте, лет в 13-14, у подавляющего большинства людей возникает конфликт с обществом. Подросткам кажется, что их никто не понимает, что они уже выросли, стали полноценными взрослыми, а окружающие этого не видят, продолжают относиться к ним, как к детям. И это на самом деле так, взрослые видят их еще детьми, особенно родители. Это вызывает неизбежный конфликт. Дети стараются всеми способами улизнуть из дома, чтобы общаться с теми, кто их понимает – со сверстниками, и все поучения старших воспринимают в штыки. Усиливать воспитательное давление на них бесполезно, это приведет только к углублению разрыва понимания. Нужно предоставить им возможность выполнить желаемое – пусть максимально общаются друг с другом, живя вместе в интернате, а корректировку их поведения нужно поручить профессионалам, которые в отличие от родителей знают, что делать в таких случаях.
Школу вообще лучше разделить на три этапа и три разных организации: начальная школа, средняя и старшая школа-интернат. Это разные уровни воспитания и нужны разные подходы к детям. Нельзя их смешивать, как это делается сейчас. Да и предметы изучения я бы значительно поменял. Зачем, например, такой огромный объем математики детям? Объем большой по часам, а не по сути – она всё равно не воспринимается большинством. Вы удивитесь, если я вам скажу, что это идет от Аристотеля и раньше. Это дурной пример Пифагора, мы об этом говорили с вами, Пифагор вызывал у себя математическими упражнениями философский экстаз. Считается что это хорошо для всех? Но это же глупость - то что хорошо Пифагору, вовсе не обязательно хорошо быку.
Однако вернёмся к подросткам. Когда они раз в месяц будут встречаться с родителями, никаких конфликтов с ними не будет. Даже самые нудные нравоучения с их стороны будут казаться милыми, забавными и даже полезными. И родителям будет не до нравоучений. Они будут рады просто на душевном уровне пообщаться с детьми, которых давно не видели.
А когда молодые создают семью, они сначала должны иметь отдельную комнату в общежитии, а с появлением детей – отдельную квартиру или дом. И это тоже обязанность общества. Обществу гораздо проще обеспечить людей жильём, чем содержать миллионы сограждан в тюрьмах и нести убытки от преступлений. Это не так сложно, как кажется. Это было в совсем недавней нашей истории. Всей деревней люди собирались и ставили дом для молодой семьи. За день ставили, потом праздновали новоселье всей деревней. Это было совсем недавно. Если деревня в состоянии это сделать, неужели городу не под силу? Пусть немного по-другому внешне. Нам говорят, что денег на это не хватает. Конечно, их всегда будет не хватать, если половина разворовывается, а вторая половина расходуется непонятно на что. Однако при правильной постановке дела, денег будет более чем достаточно.
Собственность, налогообложение и финансы
Мы уже говорили раньше, что вся собственность мира делится на две основные части, постоянную и переменную, природную и наживную. К первой относится земля и все природные ресурсы, а ко второй, главным образом, деньги, но и предметы созданные человеком на какое-то время. Согласитесь, даже собор Парижской Богоматери был когда-то создан и рано или поздно исчезнет. Что тогда говорить о предметах менее капитальных.
С этой собственностью, как мы уже определились в главе 9, с отношением к этой собственности, связано понятие общественно-экономической формации. Ныне действующая формация, которую в отличие от Маркса я назвал формацией Силы, характеризуется узурпацией малой частью населения Земли права собственности на землю и природные ресурсы. В предыдущей формации, о которой мы знаем, к сожалению, не так уж много, такого права ни у кого не было.
Вся логика исторических событий говорит о том, что формация Силы, возникшая на Земле чуть больше двух тысяч лет назад, к настоящему моменту исчерпала себя и должна прекратить существование. Теперь нужно на новом уровне развития общества переходить опять к формации Правды. Что для этого нужно? Главное лежит прямо на поверхности – нужно законодательным, конституционным путем запретить право частной собственности на природные ресурсы, прежде всего на землю и её недра. Право на природные ресурсы должно принадлежать обществу,  а управлять этими ресурсами должны только правительства городов-государств или районов-государств, контролируемые всем их населением.
Как только это будет реально достигнуто, самые благоприятные последствия не заставят себя ждать. Давайте попробуем представить это, идя от главного – от человека:
1. Каждый человек должен быть либо членом своей семьи, либо обособленным субъектом, в зависимости от жизненных обстоятельств. В связи с этим он имеет право голоса в решении общественных вопросов либо индивидуально, либо общесемейно. Человек должен иметь право на жилище в индивидуальном или семейном порядке. Причем, определенная доля земли и недвижимости на ней, необходимая для проживания, ни в коем случае не должна облагаться налогами. Размер этой доли должен определяться народным голосованием на уровне города. Скажем, в средней полосе России на семью достаточно 15 соток земли, а в Сибири – 30-50, там земли больше. На Кавказе или в других плотно заселенных зонах может быть, и десяти достаточно. За любое коммерческое использование земли или недр люди должны платить налоги обществу.
Но при любых обстоятельствах налоги должны быть просты и понятны любому ребенку. Например, с юридических лиц взимается 10% с оборота, а с лиц частных – 10% от любой сделки, требующей документального оформления. То же самое касается таможенных и других пошлин. Разумеется, цифры условны и могут быть разными. С добычи нефти легко можно брать больше, а с сельских хозяйств меньше. Это должно решаться опять же на уровне города всем обществом. Для выравнивания имущественного неравенства может существовать налог на собственность, превышающую разумные нормы частной жизни.
2. Город или район-государство должен быть единственным субъектом, имеющим право сбора налогов. Все, стоящие выше, конфедеративные структуры управления могут лишь получать свою долю от городов. Правильней это назвать взносами. Более того они должны оплачивать скажем землю, занимаемую под свои учреждения. Они ведь будут в общеконфедеративных целях использовать ресурсы отдельных районов, а за это нужно платить.
Именно на уровне городов должны создаваться и пенсионные, и жилищные фонды для молодежи и одиноких престарелых людей. Денег на это у районов хватит с лихвой.
Отвлекусь немного. Этим летом я прокатился на север в своей машине. Я ехал по федеральной трассе из Москвы в Сыктывкар. Машин там идет не сказать, чтобы много, но достаточно. Неплохое широкое шоссе после Ярославля сменяется узкой, но вполне приличной по покрытию дорогой, но как только въезжаешь в Костромскую область… это просто катастрофа. Дороги там как после бомбежки, особенно за Костромой. Вы не поверите, на этой «федеральной трассе» ямы в полметра глубиной и два-три метра вширь, и расположены одна к одной, сплошными участками по нескольку километров. Едешь вроде относительно комфортно и вдруг фронтовая дорога. Если не успел затормозить, последствия могут быть очень печальными. Я там видел две аварии со смертельным исходом.
Вроде бы у Москвы все хорошо, а в глубинке плохо. Значит прав Путин, что местных ругает. Да нет же. Совсем рядом с Москвой совершенно не решаются вопросы с газом. Да что там газ – электричество есть не во всех поселках Московской области. Да и что касается дороги, неоднозначно - в Кировской области дороги опять стали приличными, а в Коми еще лучше. Расстояние от Москвы, видимо, не влияет ни на что. Я спрашивал у начальства Коми, в чем дело, как им удается жить лучше, чем в Костроме. Они толком ответить не смогли и даже доходы от нефтедобычи отрицали.
Конечно, прямых доходов от нефти у них нет, но есть налоги с нефтяных предприятий и кое с чего еще, а Кострома? Нефти там нет вообще, и основную часть территории области занимают леса. Лес, в котором Сусанин облапошил поляков, составляет главное богатство Костромской земли. Должен составлять, но фигу им с маслом. Леса являются у нас федеральной собственностью! районы с этой земли ни копейки не имеют. Нынешнее государство сидит на этих лесах, как собака на сене, а людям что делать? Мало того, что люди в этой области злые и бедные, как церковные крысы, еще и дороги должны ремонтироваться из местных бюджетов. А дорог там много, область большая. Кто должен ремонтировать там дороги? Путин. Думаете, он не хочет? Хочет, но не может. Не может он охватить все области своим  вниманием, не в состоянии он. Вы понимаете, что нынешняя система распределения денег заводит страну в тупик? И главное здесь то, что не должно быть никакой федеральной собственности на природные ресурсы. На этом уровне ею невозможно управлять.
Одним словом, если мы хотим более или менее прилично жить, роль государства в полном смысле этого слова у нас должны выполнять города – районные центры. Именно там должны быть сосредоточены основные денежные средства и возможность их использования. Именно на этом уровне их можно контролировать всенародно. Выше нельзя, такая возможность теряется. Районы могут контролировать использование своих взносов в федеральные и конфедеративные органы, люди уже нет. Кстати, подумалось, уровень нынешних областей и республик можно считать федеративным, а уровень страны – конфедеративным. Удобно.
3. Федеральный уровень должен быть минимальным по количеству управленцев. Этот уровень нужен только для координации деятельности государств по географическому признаку. Статистика и межрайонные разборки, типа арбитража – вот его назначение.
А вот уровень конфедеративный – вещь серьёзная. От того, как здесь поставлено дело зависит очень многое, прежде всего безопасность страны и всех живущих в ней людей, её целостность. Я считаю, что ни о какой свободе выхода из конфедерации и речи быть не может. В Советском Союзе такая свобода декларировалась конституцией – это было умышленное враньё. К чему это враньё привело, мы с  вами знаем. Не надо врать, нужно честно сказать с самого начала, что конфедерация создается вовсе не для того, чтобы её разваливать. Отсюда главная задача конфедеративных органов управления – сохранение целостности страны, укрепление её могущества в мире.
Общие силы конфедерации неизмеримо больше сил отдельного района и вполне способны удержать некоторые горячие головы от необдуманных действий. Возможность вооруженного воздействия в таких случаях должна быть предусмотрена конституцией.
Но конституция должна быть как можно короче и проще. Она должна позволять городам иметь свои толкования, за исключением общих принципов, того самого русского духа. А если такая свобода будет предоставлена реально, никто не захочет выходить из конфедерации – зачем?
Конфедеративная власть, так же как и власть на местах должна состоять из администрации и конфедеративного совета или думы. Не нужно двух палат парламента, вполне достаточно одной, состоящей из представителей федераций, то есть областного уровня по-современному, но в важных случаях должен собираться съезд, на котором уже должны быть представлены все города и районы.
Как я уже говорил, администрация должна быть чисто гражданской. Силовые структуры должны подчиняться высшему Совету. Структура армии должна состоять из: 1) конфедеративных войск (ракетно-ядерных, авиации и флота) и 2) командования сухопутными войсками, формирующимися из казачьих подразделений (мотострелковых, десантных, танковых и т.д.).
Для поддержания общего правопорядка достаточно главного следственного комитета и прокуратуры.
Исполнительная власть должна быть единой по всей конфедерации. Это должна быть организация профессиональных управленцев, состоящая преимущественно из людей, добровольно отказавшихся от частной собственности для себя, и, соответственно, от возможности наследовать, кому бы то ни было. Молодые ребята, решившие посвятить себя такой деятельности, после службы в армии должны пройти конкурсный отбор и получить специальное образование. Вы думаете, не пойдут на таких жестких условиях? Пойдут, еще как пойдут. Власть это серьёзная штука. Честолюбие погонит на любых условиях. После окончания учебы такой человек должен поработать на рядовых должностях, а затем включается в номенклатуру руководителей.
Эта управленческая организация предлагает собраниям разных уровней кандидатов на административные должности. Собрания вольны принять или отклонить их. Такая схема дополнительно усиливает единство страны, но и укрепляет равновесность власти на всех уровнях. Работа классических бюрократов везде должна стимулироваться энтузиазмом населения. И контролироваться. Любой из правителей вынужден будет балансировать между интересами местными и общеконфедеративными.
4. Банки должны быть только государственными. Банковская система должна состоять из банков районов-государств, федеральных банков и центрального конфедеративного банка с эмиссионными полномочиями. Филиалами районных банков должны быть местные сберкассы.
Проценты по вкладам должны быть самыми минимальными, чтоб только обеспечить себестоимость денежных операций. Прибыль банков безнравственна в своей основе и должна быть запрещена законодательным путем.
Я, наверное, уже утомил вас канцелярским стилем изложения. Больше не буду. Теперь уже можно оценить результат.
Что получилось в семнадцатом году? Из страны, разделенной на богатых и бедных, мы прогнали богатых. Все стали бедными. Может это и не плохо, но и не очень хорошо. События конца ХХ века подтвердили это. Люди стремятся жить богаче, лучше и нельзя лишать их такой возможности и, соответственно, нельзя лишать их частной инициативы. А именно к такому лишению привели реформы Хрущева. Но с другой стороны, нельзя допускать крупных собственников до власти. Отрицательные последствия этого мы видим уже давно, особенно в настоящее время.
Что я предлагаю  желаемыми мной изменениями? Всех сделать богатыми. Не Крезами и Рокфеллерами, а просто в достаточной степени богатыми людьми, живущими вполне достойной жизнью, не без трудностей, но с видимой перспективой и спокойствием за завтрашний день. Достигнуть этого можно только перераспределением средств. Смотрите сами, если сложить доходы миллионеров с доходами нищих, получается вполне прекрасный средний уровень. Значит, нужно перераспределить средства, только и всего. Простая логика. Весь вопрос только в том, КАК это сделать? Этот вопрос стоит перед человечеством очень давно. Я предложил вам один из ответов на этот вопрос. Причем, я не предлагаю ничего нового, всё это уже было. Нужно только вернуться к хорошо забытому старому, но на новом уровне развития. Эти преобразования позволят нам полностью уничтожить у себя тоталитаризм, сохранив при этом сплоченность общества и обороноспособность на более высоком уровне, чем это доступно тоталитаризму. А заодно прекратится война между людьми и государством.
Оценивайте сами, утопия это или нет. На мой взгляд, ничего утопичного. Все предлагаемые мной способы управления проверены веками и даже сейчас существуют, только по отдельности. Я предлагаю их соединить, и результат не заставит себя ждать. Даже смешно. Почему Швейцария может жить по примерно таким принципам, а мы нет? Это ведь наше изобретение. Это основной способ жизни наших славных предков!

Напоследок
я кратко резюмирую всё сказанное в этой книге. Я надеюсь, все хорошо помнят легенду о Вавилонской башне? Можно, конечно, рассматривать её буквально, как это делают многие. Ученые даже пытаются найти фундамент этого сооружения в Вавилоне, нынешнем Ираке. Это бесполезно – нет его там. Вавилонская башня это притча, внесенная в Библию кем-то из мудрецов Александрийского Мусейона. Это художественный образ некогда существовавшего на Земле общества, слишком много возомнившего о себе.
Образ непомерно высокой башни – это модель общества, находящегося в положении неустойчивого равновесия. Укрупнение государств и стремление к объединению всего и вся в мировое государство – это и есть Вавилонская башня. Центр тяжести этой башни стремится всё выше и выше, усугубляя и без того плачевное состояние фундамента и нижних этажей. Она вот-вот переломится и упадет. В прошлом, видимо, это уже было, башня разрушилась, и люди земли разошлись в разные стороны, всяк по своим языкам. Опять будем наступать на те же грабли?
Наверное будем. Непредвзятый взгляд на историю говорит нам о том, что движения человечества похожи на движения маятника. Оно то развивается технически, деградируя в нравственном смысле, то развивает мораль и мудрость, отказываясь от «технического прогресса». А что считать прогрессом в данном случае? одному богу известно. Но неужели мы, считая себя «цивилизованными», сравнительно умными людьми будем сами рыть себе могилу, продолжать усугублять и без того печальную картину будущего? Дестабилизирующая роль современной цивилизации на человечество, по-моему, очевидна.
Многие и многие тысячи лет человечество жило спокойно, найдя для себя разумный баланс между материальными и духовными потребностями. Где-то в районе третьего века до нашей эры этот баланс начал разрушаться. Началось это безобразие, которое я назвал здесь формацией Силы, в Средиземноморье. Некие группы людей возомнили себя лучше других и решили жить за счет всех остальных.  Этот очевидный обман потребовал идеологического прикрытия: красивых и наукообразных философских теорий, новых произведений искусства и тоталитарных религий. Всё это, будучи востребованным и хорошо оплаченным, появилось на свет и стало расползаться по всему миру.
Эта формация окончательно сформировалась в западной Европе к XVI веку нашей эры. К веку XIX она достигла своего пика. То, что мы наблюдаем с начала ХХ века – это уже разложение. Можно сказать больше – агония. И агония эта сопровождается большой кровью. Будем ждать окончательной катастрофы? или всё-таки подумаем, как соломки подстелить на то место, где падать будем?
Дольше всех новому строю, новой экономической формации сопротивлялась Россия, Великая Скифия. Её роль в истории выглядывает даже из-под плотного одеяла лжи, которым западная цивилизация постаралась приподнакрыть минувшие века. Многочисленность таких выглядываний просто поражает воображение. Я бы рад был не говорить об этом, я понимаю, что некоторых людей, привыкших считать Россию задворками мира, коробят такие разговоры, но не замечать их уже невозможно. Что бы не писалось в официальных учебниках истории, как бы не силились академики задавить нас своим авторитетом – не получается. Не сходятся у них концы с концами. Возьмем, к примеру, Гомера, греческое «всё». Кто главный герой гомеровского эпоса? Их у него два. Один из них шустрый, хитрый, предприимчивый грек Одиссей, но он явно не главный в той же Илиаде. Он только лишь оттеняет особое благородство и героизм по-настоящему главного героя – Ахиллеса. А кто такой Ахиллес?
Как и у нашего Пушкина, у Гомера было множество комментаторов от самых что ни есть древних времен. У них можно свериться. Его называют то дорийцем, то данайцем, то скифом. Ахиллес привел своих соотечественников к Трое в помощь грекам. Его легендарная неуязвимость объясняется несложно – скифы тогда были одеты в стальную броню, недоступную в Элладе из-за отсутствия таких технологий. А разночтения по его национальности я понял чуть позже. Греки называли наших предков  из простых людей скифами, а вождей более уважительно – данайцами или дорийцами. Собственно, название это происходит от реки Дон, с которой они приходили.
Так кто же главный герой гомеровского эпоса? Скиф, наш с вами предок. И предельно уважительное отношение Гомера к скифам не случайно. Так к ним относился не он один. Скифы сыграли очень важную роль в становлении эллинской цивилизации, как таковой. А потом не хороши стали. Почему? вопрос. Потому что скифы всегда мешали становлению новых порядков – той самой формации «Силы». Для нас, скифов «Правда» всегда была выше и важнее.
Великая Скифия упорно сохраняла свою непреодолимую мощь до десятого века, пока не нашлись предатели, типа св. Владимира, которые начали разрушение страны изнутри. С внедрением на Руси церковных порядков конфедеративные отношения русских земель значительно ослабли, и вполне естественным образом Россия стала жертвой внешней агрессии.
Древний порядок с учетом новых реалий попытался восстановить Иван Грозный. При нём Россия вновь начала поднимать голову, что вызвало дикое озлобление со стороны запада. Невиданная до селе ложь и оскорбления посыпались на её голову. После смерти царя не заставила себя ждать и прямая военная интервенция при поддержке собственной «пятой колонны». В этот период Россия почти уж совсем была уничтожена физически, но Петр Первый, совершив крутой поворот, как-то подтянул страну на общий уровень. Благодаря этому провалилась новая интервенция 1812 года.
Не смотря на видимые успехи и континентальный диктат со стороны России в XIX веке, положение её в мире оставалось не очень завидным. Россия после Петра оказалась в совсем не свойственной ей роли догоняющего по отношению к западу. Это положение начал исправлять Сталин. При нём Россия сделала грандиозный скачок вперед, победила гитлеровское нашествие и создала в мире новую систему отношений, основанную на принципах справедливости.
Но пути истории неисповедимы. Начиная с 1956 года, мы планомерно движемся вниз. Может, конечно, радовать то обстоятельство, что движемся мы туда вместе со всем остальным миром. Но меня лично это почему-то не радует. Мне кажется, что у России есть возможность не только остановить это стремление к саморазрушению, но повернуть его вспять. Для этого нам нужно завершить благородные начинания Ивана Грозного и Сталина – вернуть Россию на её исконный русский путь. Путь Правды и справедливости. Один из способов я показал в этой книге. Наверное, есть и другие. Посмотрим.
История покажет.



Книгу в мягкой обложке можно купить в интернет-магазинах:
 http://favoritmarket.com/-1848421.htm
http://www.char.ru/books/7627415_Poteryannye_tysyacheletiya
http://my-shop.ru/shop/books/1583936.html
http://www.combook.ru/product/10603162/
http://www.bookvoed.ru/book?id=2622348
http://www.e5.ru/knigi/author/+/

Другие книги смотрите на сайтах:
http://www.litres.ru/dan-borisov/
http://svoy.ru/book/author/13224/
http://www.imobilco.ru/books/authors/-/80710/
http://www.danborisov.com
и др.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.