Одинокий

У меня нет особой охоты рассказывать о недостатках и преимуществах одиночества, многие и так о них знают. Независимо от того сколько людей тебя окружает, по сути, важен всего лишь один из них. Я не понимаю, как я могу любить и ненавидеть тебя одновременно. Ты принес столько боли и разочарования, а я все еще держусь за твой образ.  Четыре года моих страданий, унижений и одиночества дают о себе знать. Мой образ жизни в корне поменялся. Я перестала доверять людям и ценить их.  Точнее создала себе прочную маску, и наивно жду, когда ты вернешься, и сорвешь ее с меня.

 Люди могут не понять, но это и не важно. Люди вообще перестали иметь значение. Они мне просто не нужны и противны. Чья же это вина? Твоя? Нет, моя. Просто я приняла решение и все изменила. Так проще. Так легче. А человек в моменты отчаяния, как правило, стремится к простоте.

 Одна ночь с тобой стоила мне четырех лет моей жизни. Не дороговато ли ты стоишь?

 Итак, все началось ровно четыре года назад. Жанр: классика. Я встречаю тебя в уютном кафе. Ты пьешь черный кофе и куришь. Я вижу, как твои тонкие пальцы держат сигарету и понимаю, что хочу, чтобы ты прикоснулся ко мне.  Со мной такое впервые, я вообще-то не из «чувствительных», я, скорее бесчувственный прагматик, но ты влияешь на меня особым образом. В свои неполные двадцать лет, я чувствую страсть в первый раз, и как все новое, это ощущение пугает и даже смущает. Набраться смелости можно за две с половиной минуты. Проверено. Я подсаживаюсь к тебе, достаю книгу и начинаю читать, попивая уже остывший латте. Невозмутимость на твоем лице исчезает и появляется искреннее недоумение.

 - Здесь, что нет свободных мест? – спрашиваешь ты.
 - Я люблю именно этот столик, и всегда сажусь именно сюда. А поскольку традицию нарушать мне не хочется, и Вы здесь один, я позволила себе подсесть к Вам.
 - Исчерпывающий и наглый ответ.
 - Любите указывать людям на их недостатки?
 - Нет. Люблю прямолинейность.
 - Это Вас прекрасно характеризует.  – Мой ответ смог вызвать улыбку на твоем безупречном лице. Мне не верится, что ты пьешь кофе в этой неприглядной кафешке. Люди подобные тебе, просто не вписываются в эту унылую обстановку. Здесь все слишком просто для тебя, поэтому, когда я зашла в привычную для меня кофейню, я сразу увидела тебя. Ну как можно не заметить человека, с такими глазами.

 Твои глаза цвета неба и хищный взгляд – безупречное сочетание, которое заставило участиться мой пульс.  Темные, густые ресницы и «римский» профиль. Слегка полноватая нижняя губа и тонкая верхняя. На гладко выбритой коже, едва заметны черные волоски. Ярко выраженные скулы, подчеркивают хищность лица. В тебе есть что-то невообразимое. К тому же к невероятной внешности неплохим приложением идет и темно-синий костюм от Армани, галстук в тон, белоснежная рубашка и часы Charmex, черные туфли Prada. И в сознании вновь всплывает вопрос, как ты мог оказаться здесь?
 Я продолжаю читать книгу, при этом совершенно сосредоточившись на твоей персоне.  На тебя нельзя не смотреть, ты чудовищно привлекателен.

 - Что читаешь? – внезапный вопрос, заставляет меня взглянуть прямо тебе в глаза и окунуться в их синеву.
 - А мы уже на «ты»? – и снова в награду за смелость, ты даришь мне свою ухмылку.
 - Мы перешли на «ты» в тот самый момент, когда ты подсела ко мне, - произнес ты и ухмыльнулся.
 - Айн Ренд «Атлант расправил плечи», 3 том.
 - Хороший выбор, - поспешно ответил ты и стал рассматривать меня с большим интересом, видимо мои мозги заинтересовали тебя куда больше, чем размер моей груди. Что ж, для кого-то вроде тебя, это похвально. Привычно считать, что красавчики вроде тебя, нуждаются в женщине, лишь для того, чтобы окончательно себя «украсить». Судя по блеску в глазах, тебя удовлетворила моя повседневная одежда. Хлопковая белая блуза должна была привлечь внимание к кулону на шее, темно-серые джинсы были подвернуты, чтобы оголить щиколотку и продемонстрировать ярко желтые лодочки на небольшой шпильке. Мне нравилось чувствовать на себе твой взгляд. Ведь так я понимала, что интересую тебя, это было весьма приятно.
 Мой латте окончательно потерял вкус, и я позвала уже давно знакомую официантку Анну, та улыбнулась мне в ответ и подошла

 - Алекс, тебе как всегда? – похоже, Анна знала меня куда лучше, чем я предполагала.
 - Да, - ответила я, и вновь повернулась  объекту моей заинтересованности.
 - Значит, Алекс. Забавно. Звучит скорее как мужское имя, хотя я думаю, что именно такое имя тебе и подходит, - ты говорил с такой чувственностью, будто бы признавался в любви. Поразительный голос, от которого кружиться голова. Но я не из тех, кто быстро сдается.
 - А как на счет того, чтобы продолжить предложение, и назвать свое имя? – я заметила, что ты колеблешься, и это казалось весьма странным. Ведь когда человеку задают вопрос, он не думает, что ответить, а сразу произносит свое имя.
 - Мое имя Гебриэл. Я удивлен, что ты никак не отреагировала на мою реплику, по поводу мужского имени.
 - Я не отреагировала, потому что на данный момент твое мнение, не имеет значения. К тому же, мужчины по всем канонам общества, сильный пол. Пусть и обо мне думают как о сильном человеке, я не вижу ничего оскорбительного в этом. И, да, Гебриэл. Это именно то, что нужно. Помпезно и величественно, как раз для тебя, твои родители не ошиблись.

 В этот момент я услышала твой смех, это было так не «по-твоему», мне почему-то казалось, что ты не из тех, кто смеется. Я видела в твоих глазах такой холод, будто бы ты весь во льду, и ничто не может уже тебя отогреть.  И как ни странно это не пугало меня, а наоборот – очаровывало. Перспектива сорвать с тебя «ледяную оболочку» казалась мне интересной и интригующей. Мои размышления были нещадно прерваны телефонным звонком, взглянув на экран, я увидела имя своего начальника. Ничем хорошим это не могло быть, но игнорировать руководство – весьма неблагодарная деятельность.

 - Да, Джон. Я Вас слушаю – ответила я недовольным голосом.
 - Алекс, ты должна была быть в офисе, полчаса назад! Где тебя черти носят? Мне срочно нужен отчет, заказчики уже здесь! Немедленно выезжай в офис! – судя по нервному тону и вздоху, ситуация действительно была непростая. Но моя голова была забита исключительно размышлениями о тебе. Невероятно. Я впервые за 2 года работы, опоздала. Ты дурно на меня влияешь. До ужаса не хотелось оставлять тебя одного в этом нестоящем месте, но я вынуждена была бежать. Я встала из-за стола, положила книгу в сумку, и потянулась за телефоном. В этот момент твоя теплая рука оказалась на моей.

 - Уже сбегаешь? – спросил ты и взглянул на меня.
 - Я чудовищно опаздываю на работу. Это исключительно твоя вина,– ответила я и ухмыльнулась.
 - Я хочу видеть тебя. Завтра. Здесь же. Ровно в 10 часов утра, - властные нотки в твоем голосе дали мне понять, что отказ ты не примешь, впрочем, это было мне только на руку.
 - Тогда до завтра, Гебриэл, - прошептала я и наконец, убрала свою руку от твоей.

 Мой начальник Джон Шайн, был симпатичным мужчиной, которому было чуть за сорок. В день, когда я пришла устраиваться к нему на работу, он мне беззаботно улыбнулся и сказал, что возьмет меня, потому, что ему нужна «шустрая и умная» помощница. Поначалу его слегка смущал мой возраст. Но спустя 2 года, он бесконечно мне доверял. Это был первый раз, когда я его подвела. Мне было стыдно, но в тоже время, я была бесконечно рада, что встретила  тебя, Гебриэл.

 Как только с работой было покончено, я решила прогуляться по вечернему городу. После тяжелого рабочего дня, нет ничего лучше, чем коктейль в баре и прогулка у океана. Ветер на набережной развивает волосы, и мир вдруг начинает казаться не таким плохим, каким все его считают. Каково же было мое удивление, когда я увидела сидящего тебя на песке, пиджак был отброшен в сторону, галстук снят, а рукава закатаны до локтя. Твою темную фигуру слегка освещали уличные фонари вдоль набережной, не знаю почему, но мне захотелось нарисовать тебя. В этой картине было бы нечто особенное. Я сняла туфли и прошлась по нагретому за весь день песку. Как только я оказалась в шаге от тебя, ты слегка повернул голову в сторону, но так и не увидел меня. Тогда я колебалась между тем, чтобы заговорить с тобой или же просто притронуться к твоему плечу. Здравый смысл заставил меня заговорить.

 - Если бы у меня было время, карандаш и листок бумаги, я бы нарисовала тебя, - ты слегка дернулся, затем протянул мне руку, и я присела рядом.
 - Я достоин картины, но не достоин тебя, - это был неожиданный ответ. В голосе играли нотки отчаяния и раскаяния? Мне не показалось?
 - Столь самокритичен. Странно слышать это от тебя.
 - Ты меня абсолютно не знаешь. И я не хочу, чтобы ты знала меня, - снова эта тоска и боль в голосе. Где же делась вся твоя утренняя дерзость? Мне нечего было ответить, я просто поддалась чувству и поцеловала тебя. Твои жесткие губы не хотели мне поддаваться, но через несколько секунд ты все, же сдался. У тебя вырвался стон, и ты ответил на мой поцелую по-настоящему. Кислород в легких кончался, а ты не прекращал меня целовать. Я провела ладонью по твоей оголенной шее и отстранилась. Уже тогда я понимала, что мы не будем вместе, но в это так не хотелось верить.

 - Пойдем со мной, - прошептал ты мне на ухо.
 - Я не могу.
 - Можешь. Не оставляй меня сегодня. Я прошу тебя.
 - Нет.
 - Я умоляю тебя, Алекс, - после этих слов я была готова на все. Твой голос, глаза, весь ты будто излучал надежду и скорбь одновременно. Мое сопротивление было сломлено. Через каких-то 15 минут мы оказались в огромной квартире на окраине города. Как только дверь за тобой закрылась, ты набросился на меня со всей страстностью, которая была тебе присуща. Мы так отчаянно хотели друг друга, что пуговицы на наших рубашках летали по всей комнате. Ты целовал меня снова и снова, а я таяла от каждого твоего прикосновения и вздоха. Но в твоей страсти смешивалась ярость, злость, любовь, надежда. Ты словно прощался со мной. Как будто каждый поцелуй может оказаться последним.

 Эта ночь с тобой была просто восхитительна. Утро же оказалось куда менее привлекательным. Проснувшись, я поняла, что тебя рядом нет. На подушке, которая все еще хранила запах твоих духов, покоилось письмо, адресованное мне.

 «Ключ от квартиры можешь выбросить. Я больше никогда туда не вернусь. Надеюсь, ты понимаешь, что меня не нужно искать. Спасибо за проявленную жалость.
P.S Я же говорил, что не достоин тебя.
                                                                                                                                                           Гебриэл.

 Я не знаю почему, но вместо того, чтобы расплакаться, я спокойно поднялась, приняла душ, оделась, забрала твою пачку сигарет и вышла из квартиры. Я была словно в трансе, и не верила в происходящее. Я выбросила ключ в океан, когда возвращалась домой вдоль набережной. Утро было пасмурным, казалось, небо скорбит вместо меня. А я отчаянно пытаюсь выбросить все из головы и заставляю себя забыть тебя.  Первые две недели я сдерживала себя, погрузившись в работу и учебу. На третью неделю я не выдержала. Я кричала на всю квартиру так, словно у меня вырвали сердце из груди, мои соседи вызвали полицию, потому что думали, что со мной что-то случилось. И они были правы, случилось. Я была окончательно опустошена. Еще неделю я была похожа скорее на зомби, даже мой начальник старался не давать мне важных и сложных поручений. Однажды он спросил, умер ли у меня то-то, а я ответила: «Да, Джон, умер. Я умерла».

 Спустя пару месяцев я стала задавать себе вопросы. Почему он так поступил? Я же видела, что его что-то гложет, видела, что он прощается со мной, но отказывалась верить в это, глупая. Я, конечно, понимаю, что за один день не влюбляются, но он явно мне симпатизировал и даже больше. Зачем тогда было так бросать меня? Без объяснений? А ведь я даже не знаю его фамилии. Затем наступил момент, когда я решила пожалеть себя и забыть все, что произошло. Но до чего, же вредная вещь память, то, что боишься забыть – забываешь, то, что хочешь забыть – нет.

 И вот, спустя 4 года, я все еще жду момента, когда смогу проснуться утром и не вспомнить о тебе.  На тебе теперь лежит вина за то, что я стала надменной, эгоистичной, подвергающей все тотальному контролю. Впрочем, разве не эти качества делают человека сильнее? Смею предположить, что стать в 24 года коммерческим директором крупной торговой компании – это успех. Это, пожалуй, самое важное событие, за прошедшие года.

 Когда после тяжелого рабочего дня, ты остаешься в огромной квартире, единственным утешением становятся книги. На огромной веранде с большим количеством цветов, появился столик, с парой любимых книг. Если бы не работа, я бы все время, проводила именно на веранде. Люблю смотреть на океан. Особенно ночью. Сегодня дул по-настоящему холодный ветер, но мне не хотелось скрыться от него, наоборот, я жаждала того, чтобы ветер и океан «разбудили» меня. Мне срочно нужно найти новую цель, или же я опять превращусь в слабачку, нужно занять себя и свои мысли, чем-то истинно сложным и интересным. Затем мои глаза привлек конверт у порога веранды, это было весьма странно, если учесть, что утром его тут не было. Жила я одна, и откуда он взялся, я не представляла. Никаких опознавательных знаков не было, я медленно открыла и вытащила письмо. Снова этот почерк, я узнала его сразу же.

 «Алекс, не думал, что смогу тебе написать. Но я решил рискнуть всем, что имею ради тебя. Фраза не очень убедительная, особенно, если учесть наше расставание, но это все, что я пока могу сказать. Я прошу тебя о встрече. В конверт я вложил билет до Бергена. Прости, но в Сиэтл я не могу вернуться. Если ты примешь моё приглашение, то уже завтра вечером я буду ждать тебя в аэропорту.
P.S Ты очень мне нужна.
                                                                                                                                                              Гебриэл»

 Первые полчаса я просто сидела и смотрела в одну точку. Затем в голову пришла мысль, что мне, действительно, стоит бросить все, и приехать к тебе. Но мой нынешний характер и манера поведения кричали мне о том, что это все, абсолютная глупость и что я не имею, права подвергать свою гордость таким испытаниям.  Наконец, я решила, что поеду, ради того, чтобы узнать, что произошло, и что за конспирация. Я просто знала, что не успокоюсь, если не узнаю, а продолжать жить в неведении, было сравни пытке. Уже стоя в аэропорту Бергена, я дала себе слово, что ты не сможешь меня сломать во второй раз. Я больше не влюблюсь.

 Я буквально почувствовала, как ты на меня смотришь, оглянувшись, я нашла подтверждение своим ощущениям. Твои голубые глаза внимательно меня изучали. Я стояла и ждала, пока ты начнешь идти в мою сторону. Я выиграла этот маленький поединок, через пару минут ты приближался ко мне, все такой же безупречный костюм, дорогие часы и загадочная улыбка.
 - Ты здесь. Мне не верится – прошептал ты и попытался поцеловать меня, я отвернулась, дав понять, что не хочу этого. Хотя на самом деле, сама того не понимая, я жаждала ощутить вкус твоих губ вновь. – Это все твои вещи? – удивленно спросил ты, глядя на мою сумку.
 - Я улетаю завтра утром. Мне не нужны вещи. Я приехала поговорить с тобой и только.
 - Поедем ко мне, оставишь вещи, и мы поужинаем, поговорим.
 - Не стоит, я заказала номер в гостинице. Там же и поужинаем.
 За то время, которое мы провели в машине, чтобы добраться до гостиницы, мы не произнесли ни слова. Мне было тяжело думать, говорить, сдерживать эмоции в твоем присутствии. Твои движения, запах, манера говорить – все это потихоньку вновь сводило меня с ума. Наконец, мы оказались в уютном ресторанчике и я слегка расслабилась.
 - Ты восхитительно выглядишь, Алекс. Тебе идет это платье.
 - Я знаю.
 - Ты поменялась. Совсем другая стала, - произнес ты и улыбнулся.
 - Теперь я лучше.
 - Почему?
 - Потому что не люблю тебя. Меня больше ничего не отвлекает от моей истинной цели. Порой чувства мешают.
 - Пожалуй, я заслужил подобный приём. Но я хочу, чтобы ты выслушала меня. Я не преувеличивал, когда писал, что рискую всем, что имею, в том числе и жизнью, общаясь с тобой и рассказывая тебе все. Алекс, ты наверняка слышала об ирландской мафии, и я стаю во главе Чикагского подразделения, я подставное лицо, офицер полиции, и я не имел право, заводить какие-либо отношения, говорить свое имя или род своей деятельности. Я не могу выдавать тайную информацию, от этого зависит вся операция. И я не мог остаться с тобой, тем самым я бы поставил твою жизнь под угрозу, а это непростительно. Я следил за тобой эти четыре года. Знаю, что ты все еще ходишь в нашу кофейню. Знаю, что тебя повысили на работе. Знаю, что вечерами ты сидишь на веранде и читаешь « Размышления» Марка Аврелия. Знаю, что сделал тебе больно. Знаю, что ты больше не веришь людям. Знаю, что бесконечно люблю тебя.
 - Исчерпывающая информация.
 - И это все, что ты можешь сказать? Алекс, что с тобой случилось!?
 - Со мной случился ты, Гебриэл. Тебе нужно знать обо мне еще одну вещь. Ты обязан знать, что я люблю тебя. И мне абсолютно плевать на «опасность». Мы будем вместе, даже, если ты снова от меня сбежишь. Я больше не хочу проходить через этот ад. Ты обязан быть со мной. Просто потому, что я люблю тебя.
 - Несомненно. Надеюсь, тебе понравится роль подружки «плохого парня» из Чикаго.
 - Я хорошая актриса, Гебриэл.


Рецензии