Американский футбол. Первые шаги...

Американский футбол. Первые шаги...

          Идея развивать американский футбол возникла где-то в начале 1988 года, когда я, наряду с регбийными мячами, приобрел мячи заокеанской игры, и, разнообразия ради, кидал их игрокам сборной команды по регби после завершения основной тренировки.         


Американец Том Келли.          Как  бы  угадывая  мои  намерения,   в  марте  того  же  года   в  Госкомспорт  явился американец  Том Келли  и  «снизу»  позвонил  по  моему  местному  телефону. Кто-то ведь навел его на меня!  Я спустился  с  четвертого  этажа,  и  в фойе этажа первого мы провели беседу минут на пятнадцать – двадцать. Том привез пяток мячей и пятнадцать, конечно, не новых  комплектов  защитной  амуниции для игры  в американский футбол. Он все это подвез к моему дому и передал мне только уже вечером. Его  визит  в  Госкомспорт не мог остаться  незамеченным.  Как  только  я  вернулся к  своему   рабочему   месту,   последовало   приглашение   к  заму  по  режиму «Сан Санычу» Козловскому. Внушение было жестким:

-  «Беседы  с  иностранцами  можно  проводить  только  в  отведенной  для  этих  целей комнате»!

Я пытался оправдаться:

-  «Переговоров никаких не было. Американец приехал в Госкомспорт,  а не ко мне домой».

На что А.Козловский отрезал:
 - «Впредь приглашай в переговорную комнату»!

          Мужчина   лет  45,   крепкого   телосложения,   Том  Келли  производил  впечатление зацикленного  на идее  внедрения  заокеанской  игры  на территории СССР. Он еще в 1979 году выходил с подобными  предложениями.  Однако  в тот период такие  инициативы отвергались  в  самом  зародыше.  А  вот,  десять лет спустя,  подобные намерения могли быть, по крайней мере, выслушаны. Келли  всем  показывал  эскиз  некоего городка  под названием   «Валнейда»   со  стадионом   под   американский   футбол!   Конечно,  на  этот городок никто «не клюнул», но процесс по внедрению новой игры был запущен!

            27  июня  1989  года  в  Москве  на  стадионе  «Динамо»   прошло  организационное  совещание по развитию американского футбола в СССР. Мне удалось собрать нескольких энтузиастов – представителей с мест: Украины, Челябинска,   Дагестана, Москвы и др. А на следующий день в 18-зо на зеленый ковер  Малой спортивной арены «Динамо»  под  бурные овации  более 12000 зрителей,  приехавших из разных уголков еще той  страны – СССР,   вышли   две   команды   юниоров   из   штата   Оклахома:   “Stars”   и “Bummers”.  Эта  игра послужила  наглядной агитацией  американского футбола в стране.


Первые команды и первые международные матчи.    Мне  было понятно, что без  определенного финансирования поднять этот пласт  невозможно,   и   я  обратился   с  предложением   принять   участие  в  становлении американского футбола в нашей стране к Сергею Карагодину.  Кооператор  из  Тирасполя довольно  успешно  занимался  пошивом  спортивной  формы. Он  активно  финансировал регбийную приднестровскую команду, и даже пошил по моей просьбе игровую форму для национальной сборной по регби.

          Похоже, наши люди действительно «балдеют» от всего зарубежного, ибо желающих поучаствовать  в  новом  предприятии   оказалось   неожиданно  много.  Вместе  с Сергеем Карагодиным   свои   услуги  предложил  еще  один  кооператор  Юрий  Шатов.  Его  офис располагался  на   втором  этаже  в  спорткомплексе  ЦСКА.   

          Началась активная международная переписка и, одновременно, комплектование первой профессиональной команды по американскому футболу. «Московские медведи» пополнялись легкоатлетами, борцами, метателями, причем, их уровень был довольно высоким: где-то 3-5 номера сборной СССР!

          Начальным финансированием помог Владимир Дмитричев, как заместитель директора одной московской фирмы, а до того игрок и затем – начальник именитой регбийной команды ВВА им.Гагарина.

          Международную переписку активно вел мой старший сын Игорь Татурян, великолепно владевший английским. Он перевел на русский язык объемные правила игры в американский футбол и международные правила по регби-13. А пока я работал в Госкомспорте, Игорь вместе со своей женой Анастасией в течение полутора лет выпускал весьма содержательные ежемесячные информационные бюллетени по регби. И  все это делал он совершенно бесплатно! Игорь начал тренировать  команду  «Московские медведи», волей судьбы оказавшись первым советским тренером по американскому футболу.

          Первые тренировки «Медведей» начались в июле 1989 года, а уже через месяц     Том Келли договорился о проведении товарищеского матча в Западном Берлине (еще до падения Берлинской стены) с командой  «Berlin Adlers». В этот период не было защитной экипировки и даже игровой формы. И, опять же, Келли решил эти проблемы: два десятка комплектов новой игровой формы наша команда получила уже в Западном Берлине. Игра с берлинскими орлами состоялась 17 сентября 1989 года. Чемпионы Германии победили 77:6. Причем, единственный   тач-даун  в «Медведях» совершил мой младший сын Олег Татурян, который в этой игре играл на позиции квотрбека. Старший - Игорь «Медведей» тренировал. В октябре  наша команда играла в Хельсинки с молодежной командой финнов  и также проиграла, на этот раз 8:20. Выезжали на пару игр во Францию. Американский футбол быстро набирал обороты. Создавались команды в Челябинске, Донецке, Киеве, Харькове, в Москве.


САФ.          Союз Американского футбола (САФ) был создан 10 ноября 1989 года. Первым Президентом  стал  летчик-космонавт  В.Викторенко.  По-молодости, Игорь не обладал необходимой выдержкой, что создавало иногда немалые проблемы во взаимоотношениях с другими людьми. Карагодину и Шатову показалось, что не вся переписка с Европой доходит до них, и они со своими помощниками начали «прессовать» и сына и меня.  В конце 1989 года я летал в Лондон, где с Дэвидом Оксли (в то время Исполнительным директором Совета регби-13 Великобритании) занимался составлением международного календаря на ближайшие два года для нашей сборной и для клубных команд. В этот период у Игоря до предела обострились отношения с теми, кто считал себя хозяевами «Медведей». У  меня же  с  сыном  были  отношения  «немого»  с «глухим».  Единственно,  что я мог сделать в этой ситуации, это отвести от Игоря возникшие подозрения. Из Лондона я несколько раз звонил по  разным  адресам,  чтобы  получить  хоть какую-либо  информацию.  А  она  оказалась для сына запредельно опасной. На следующий день после приезда в Москву, в 8 утра,  в футбольном манеже  ЦСКА трое молодых людей, контролирующих в «Медведях все от комплектования команды до ее финансирования, учинили мне жесткий допрос. Двое устроились слева и справа от меня, а третий прямо передо мной. В итоге Игорю позволили уйти из «Медведей». Я же  такого  подарка  не дождался, но вздохнул облегченно: все-таки, удалось вытащить сына из очень опасной ситуации. Он же, по-моему, о том, что произошло именно так, и не догадывался.   


АЛАФ.      Игорь ушел из «Медведей», а в апреле 1990 года вместе с сыном легендарного легкоатлета Петра Болотникова создал независимую Ассоциацию Любителей Американского футбола  (АЛАФ), в противовес уже существующего САФ. Став Президентом этой Ассоциации, И.Татурян быстро наладил плодотворные отношения с Европейской Футбольной Лигой  (EFAL).

          Это был период в истории нашей страны, когда все перемешалось. Оказались ненужными многие известные спортсмены и сотрудники спецслужб. Некоторые нашли себя в бизнесе, другие устраивались в разные частные охранные предприятия, а третья группа встала на откровенно криминальный путь. И разобраться по началу, кто где, было практически невозможно. Я еще некоторое время действовал под эгидой Союза.

          А предыстория этой ситуации такова. Наш сват Александр  Капусткин,- весьма известный в спортивном мире бывший боксер, некоторое время работал в Госкомспорте секретарем парткома, зампредом ЦС Труда, Замом Председателя федерации профессионального бокса (список можно продолжить), и вообще прекрасный человек, имел, как мне представляется, неплохие отношения с известными братьями Квантришвили. Они заинтересовались американским футболом и, вероятнее всего, пожелали взять под контроль этот новый вид спорта и меня, в том числе. Отарик  Квантришвили приходил  в  Госкомспорт. Он открытым текстом предложил:

- «Иди под меня!  Возьми  к  себе вице-президентом  Эдика Садова,  он мне как сын.  И  развивайте  этот вид»!

          Э.Садов   прежде   играл   за  «Славу»,   правда,   не   в   стартовом  составе,  но  между нами сложились прекрасные отношения.  Я не мог предположить,  что  он знаком с ними. Конечно, согласись я с предложением Отарика, финансовых проблем ни у меня, ни у американского футбола  не было бы. Может быть и, скорее всего, через  какое-то время не было бы и меня!  Но произошло так, как произошло. И по сему я ответил:

- «Я уже сотрудничаю с другими людьми. Я их обмануть не могу».

          После такого поворота их объектом стал Игорь. Как-то при обсуждении американского футбола  Капусткин  мне сказал:

- «Игорь умница, и мы должны ему помогать!».


Вечная проблема отцов и детей.     Поскольку  этот разговор не имел желаемого для Александра Ивановича продолжения, остался третий вариант: сделать из сына непримиримого по отношению ко мне. И, история подтверждает, что это очень неплохо получилось. К сожалению, Игорь этого не понял. На мой вопрос: - «Игорь, что тебе мешает?»                           

Я получил «лобовой» ответ: - «Ты!»

Никому не пожелаешь услышать подобное от своего сына.

Наши «Союз» и «Ассоциация» в 1991 году объединились. В этом же году Игорь последним из «Татурянов» не стал заниматься американским футболом. Я такой шаг предпринял годом раньше.  На «небосклоне» американского футбола далеко не все было  гладко для меня.  Мой имидж перед зарубежными функционерами с большим успехом старшим сыном был разрушен. От меня отвернулся Крис Тау, а затем, потускнели отношения с Международным Советом Регби-13. Канадец, представляющий спортивную организацию Stampede и помогавший мне экипировать наши вновь возникающие команды по американскому футболу, сразу же уехал к себе на родину. Не могу представить, что же такого «поганого» можно было обо мне наговорить. Появилась статья в спортивном журнале, где Игорь представил меня неумелым управленцем. Многие из тех, кто работал со мной не один год, вдруг оказались под началом моего старшего сына. Начал несколько агрессивно вести себя  и младший сын Олег. Конечно, я растерялся. На действия Игоря я никак не отвечал, да и сейчас не представляю, как бы я мог ответить. Не воевать  же с собственным сыном! Своей супруге Алле я сказал:
- «Игоря мы уже потеряли. Олег идет тем же путем. Я все бросаю!».

          Олегу передал все свое хозяйство: коммерческую организацию, стадион на Ново-Рязанке, спортивный зал со снарядами для занятий атлетизмом. Олег все «профукал» и трех месяцев не прошло, и ничего из  перечисленного не осталось. Спустя несколько лет он мне сказал:

- «Я был глупый, послал бы нас подальше. Все потом бы наладилось».

Видимо, в тот момент, я не проявил должной жесткости и никого никуда не послал.

Решение уйти из американского футбола.       Я принял решение не заниматься далее американским футболом! Но все оказалось не так просто. Юрий Шатов, Сергей Карагодин и те, кто реально контролировал команду, как говорится, меня попридержали.

          По инерции, еще некоторое время я был связан с этим видом спорта. После ухода  из  «Медведей»  была создана  команда  «Swans»  («Лебеди»)  под  крылом  коммерческой фирмы «Артхеппенинг центр», которая располагалась в здании футбольного манежа ЦСКА. Затем, эта команда на несколько месяцев перешла полностью под мое крыло в спортивный клуб «Магикан», функционировавший еще до американского футбола. Клуб вел разного рода хозяйственно-коммерческую и спортивную деятельность. Весной 1990 года мне удалось увести группу регбистов в свой клуб, которая до этого параллельно с американским футболом тренировалась в футбольном манеже ЦСКА. Ю.Шатов со своими единомышленниками не проявил решительности или, скорее всего, не посчитал нужным задерживать регбистов. Возражал только один Сергей Карагодин,  прежде сам неплохо игравший в регби, и, конечно, он  понимал подсознательно,  что-то упускается.

          Тем не менее, тучи вокруг моей персоны сгущались. Каждый шаг контролировался. От меня потребовали, чтобы одного из неформалов я оформил в коммерческую организацию «Магикан» (это был мой первый опыт в бизнесе), на должность своего зама. Трудно вспомнить, как все получилось, но «кривая» вывела меня на генерала Рыбьева Алексея Аркадьевича, некогда возглавлявшего так называемую «семерку». БОГ на свете есть! Генерал дал мне четверых, один из них его сын, в персональную охрану. Его сын привлекался в состав охраны Фиделя Кастро, когда тот приезжал в СССР. Ребята были вооружены и по утрам подъезжали на машине к подъезду дома в Отрадном, где я жил. Везли меня в ЦСКА и в течение дня находились всегда рядом. Моих оппонентов такой поворот слегка озадачил. Как мне передали. С.Карагодин упрекал Шатова:

- «Вы даже напугать Татуряна не можете?».

Пугал, видимо, больше я. Блефовал “по-черному”:

Были моменты, когда я на крик выяснял отношения с Шатовым и Карагодиным, а за стенкой одновременно находились те, кто реально владел «Медведями», и четверо моих ребят. Какие уж тут шуточки.

          Однажды на одну из тренировок, что проводилась на Малой спортивной арене «Динамо», пришел А.Рыбьев и, положив руку мне на плечо, улыбаясь, сказал:

- «Мы связались с Сильвестром. Он дал команду «своим» тебя больше не трогать!».

Я что-то ничего не понял. Кто такой Сильвестр, кому он дал команду, и какое отношение все это имеет  ко мне.

Генерал объяснил: - «Сильвестр,- криминальный авторитет. Он сидит. А команду он дал «неформалам», которые контролируют «Медведей»!».

И дальше продолжил: - «Весь криминал у нас в картотеке, и мы про каждого все знаем.    За 5-10 минут можем оприходовать всех по всей стране!».

У меня вырвалось: - «Так чего же вы их не оприходуете?».

Последовал убийственный ответ: - «Мы с такими как Сильвестр сотрудничаем!».

Во дела! А я, - до сих пор наивный. Наша власть, наши правоохранительные органы. Следи за пальцем!

          По случаю решения моей проблемы он пригласил поужинать у него на квартире, что находилась в доме около стадиона «Динамо». Его жена Алла Михайловна приготовила добротные котлеты, которые мы с аппетитом «слопали» под рюмочку крепкого.
           На следующую тренировку на Малой арене пришел «один из опекунов», которого я должен был оформить своим замом, и очень дружелюбно сказал мне: - «Ситуация изменилась. Мы к тебе претензий не имеем!».

          Ура! Еще одну ношу сбросил. Правда, за две недели до этого отлупили Игоря в лифте его дома. Сдается, это дело тоже их рук, как малая месть за несостоявшийся контроль над нами. Может быть, «мстители» могли прийти и с других направлений, поскольку мой старший, по молодости, «наследил» на разных направлениях.
          Тысяча благодарностей Алексею Аркадьевичу! Знакомство с ним было коротким, но одним из самых ярких и запоминающихся эпизодов в моей жизни. Мы поддерживали хорошие отношения, а  его добрые дела продолжились уже на поприще развития регби-13.      

          Так или иначе, я окончательно отошел от американского футбола.  Игорь поступил также, только  через год, уехав с семьей в «штаты».  Находиться в России ему было очень и очень опасно. Была реальная угроза его собственной  жизни.

          Что касается американского футбола, то он продолжает присутствовать в России, конечно, на зачаточном уровне. Этот вид спорта очень дорогой, и успешно развивать его без государственного подхода невозможно. Но таково лишь мое мнение. Может быть, найдется кто-нибудь, кто в будущем это опровергнет.

 

 


Рецензии