Одинокий волк

Умоляюще-виноватый взгляд раненого. Не задумываясь, он первым взвалил товарища себе на плечи. Пот, запах опасности, солёная кровь с привкусом пыли на потрескавшихся губах. Сердце бьётся гулко, толчками, заглушая раскаты взрыва. Щелчок затвора за спиной…
Вздрогнув, Матвей резко проснулся. Этот сон возвращался часто, вызывая тягостное чувство. Именно во сне, мелкие детали и подробности той операции вырисовывались ярко, выпукло, заставляя вспомнить холодную враждебность чужих гор. Из ущелья группа выбиралась тяжело, с потерями.

В детской кроватке всхлипнул во сне ребёнок.
-Тише, тише…
Заботливо положил ладонь на детское тельце. Маленький, беззащитный и пахнет молоком, так и тянет прижать к себе. Матвей обернулся на спящую жену. Синь под глазами – оставили бессонные ночи, пока резались зубы у сына. Худенькая, как девчонка. Волосы разметались по подушке. Как же он любит их обоих, как хочется сделать всё для семейного счастья.

Опять, не уснуть… После службы в спецназе, жизнь на гражданке казалась пресной, размеренно монотонной. Ненастоящей. Он никак не мог найти в ней своё место. Хотелось серьёзного, мужского дела, чтобы чувствовать себя уверенно и крепко. Стоящей работы в маленьком городке не найти,  зарплату платили с задержками, как подачку. Работать за копейки – пустая трата времени, неинтересно и унизительно. Большинство семей жили, растягивая деньги от зарплаты до зарплаты, тянулись на бесконечные кредиты, покупая сначала телевизор, потом диван, кухонный гарнитур и так далее. Нет! Хотелось иной судьбы, другого уровня. Он ведь, мужчина! Молодой, полный сил и желания добиться успеха. Он должен, должен доказать, на что способен. Иначе, как уважать себя?

Сразу по возвращении из Чечни, бывшие друзья искренне радовались его появлению, тянулись к сильному характеру лидера. В нём сохранилось то, за что уважали одноклассники и друзья детства. Но… Он стал другим и все подсознательно это понимали. Мелкие интересы не разделял, компании поддерживал неохотно, постепенно отдаляясь, жил не известной никому жизнью. По-настоящему не хватало тех, кто был проверен суровой службой. Если б хоть кто-то из товарищей был рядом, подставил плечо: «Держись, брат!» Но связи потерялись, судьба разбросала бывших сослуживцев. Как-то, глядя на него, мать проронила: «Ты стал, как одинокий волк…» Даже женившись, парень читал эти слова в грустных материнских глазах.

 
Для серьёзных дел требовались немалые средства. Матвей пытался заработать их всеми доступными способами. В областном центре «бомбил» по ночам на старенькой, но шустрой «Тойоте». После жёсткого разговора с бригадиром таксистов, платить отказался наотрез, но общий язык найти сумел. Не обошлось без стычек с пассажирами и опасных инцидентов,  в машине заняла своё место бита. «Братки» были не против лишнего бойца, но он выбрал нейтральные отношения. Злой опыт не прошёл даром. Он изменился внешне. Спортивная походка бросалась в глаза ещё заметнее, молниеносная реакция не оставляла шансов врагам. Прямой, жёсткий взгляд будто сканировал собеседника.

Ощутимая сумма появилась после опасных перегонов машин из Владика. Он начал примериваться к лесному бизнесу, вокруг которого крутились сумасшедшие деньги. На деле, всё оказалось очень не просто. Тайга – главное богатство родных мест. Её нещадно грабили дельцы из южных республик, вездесущие китайцы, «чёрные лесорубы» из своих. Составы с деловым лесом вереницей тянулись во все уголки дальнего и ближнего зарубежья. Втиснуться в поделённый, раскрученный бизнес было неимоверно трудно, не хватало нужных связей и опыта. Но бывшего разведчика это не остановило, со злым упорством он преодолевал препятствия, встающие на пути.

Шаг за шагом Матвей проникал в тайны теневого бизнеса. Лицензии на деловой лес распределялись до проводимых аукционов. Официальным путём получить разрешение на вырубку было практически невозможно. Постигать сложную науку деловых отношений пришлось наспех. Поблизости оставалось мало мест, не изуродованных варварским промыслом. Лесоразработки, проводимые в сталинские времена, ничем не выдавали себя, тогда за брошенный без дела хлыст судили строго… На гладком мху дружными рядами тянулся к небу, посаженный кедрач. Не было даже пней. Зелёный ковёр был усыпан озорными красноголовиками, сопливыми маслятами, да солидными белыми грибами.
 
Нынешние деляны ложились страшными, незаживающими ранами на теле тайги. Снимались только «сливки». Кладбища спиленной «некондиции» тянулись километрами. Часто, и пачки добротного леса оставались гнить, представляя интерес, разве что для личинок короеда.

К своей первой деляне они добирались полдня. Видавший виды ЗИЛ грёб колёсами по стиральной доске старой лежнёвки, размытой дождями и половодьем таёжных рек. Надрывный вой машины оглушал округу, распугивая лесных обитателей. Бригада подобралась – что надо! Из отдалённого таёжного посёлка Матвей собрал молодых, жадных до работы парней. Он знал их с детства, когда  семья проживала некоторое время, там же. Пацанами они вместе кололи дрова, рыбачили, ставили петли на зайцев. Повзрослев, хорохорились перед девчонками на танцах. Отслужив срочную, ребята вернулись к родителям. Разруха и безработица всерьёз испытывали на прочность. Кто-то пытался зацепиться в городе, но заработанное уходило на еду и оплату квартиры. Главной и последней надеждой для многих, был осенне-летний сезон. Средства, вырученные от сбора дикоросов, помогали продержаться зиму, да подлатать дыры в семейном бюджете Но, уставшая тайга, будто в отместку, последние годы не баловала народ урожаем. Настоящий охотничий промысел уходил в прошлое со стариками. Так что, с выбором заработков  - особо не разбежишься… Матвей был своим, не то, что пришлые городские доброхоты, старавшиеся нажиться на дармовой рабочей силе. Ему доверяли, поэтому на предложение согласились сразу.

Работали дружно, с азартом, верили: Матвей не обманет, он свой, того же «замеса», что и они. Из тайги их выгоняла  только затянувшаяся непогода. В такие дни, старались вытащить из болот заготовленный лес, чтобы повыгодней сдать перекупщикам и отвести душу в бане с веничком. Как приятно было отдавать эти хрустящие бумажки в женские руки. Живые деньги оборачивались радостными покупками, но главное, они вселяли надежду, позволяли строить планы на будущее.

Погода испортилась окончательно. Небесная канцелярия усердно напоминала, что зима ещё в силе. Полуметровый слой снега сделал тяжёлые дороги вовсе непроезжими. Налоговая инспекция становилась угрожающе настойчивой в своих требованиях. Подходил срок оплаты аренды. Ситуация становилась напряжённой и не оставляла выбора. Решили рисковать.

Перегруженная машина с трудом прошла первое болото. Преодолевая второе, ЗИЛ провалился и засел по самый бампер. Лебёдка с лёгкостью выворачивала чахлые деревца, не оставляя надежды выбраться. Не нашлось поблизости крепкого дерева, за которое можно зацепиться. Парни окапывались до ночи, но все попытки вырвать, застрявшую намертво машину, были тщетны. Мосты прочно вмерзали в ледяной грунт. Наутро, надорванный мотор взревел прощально и окончательно заглох.

-Всё. Кажется, приехали…- махнул рукой Денис.
-Что делать будем?
До трассы, выбирались несколько суток. Голодных, мокрых, их подобрал водитель фуры. Не было сил отвечать на вопросы. Такое случается… Их измученные, обветренные лица говорили без слов, водитель протянул свой паёк:
-Мужики, перекусите.

 
Матвей радовался тому, как изменились, повеселели глаза у парней. В каждом доме он был желанным гостем, матери едва не молились на того, кого во спасение сам Бог послал в задыхающееся от безысходности село. Поэтому молчал, не посвящал никого в свои проблемы. А они были… Совесть… Главное препятствие на пути к успеху. Матвей сам крутил баранку, руки не отмывались после частых ремонтов машины, работавшей на пределе возможного. Найти, договориться, завезти продукты, наточить цепи, заменить детали… Время мчалось, как бешеная тройка загнанных лошадей, его хронически не хватало на отдых и сон. Но с этим он как- то справлялся. Вот, как быть с другими сложностями? Помимо текущих расходов, приходилось «кормить» тех, от кого зависело, будут или нет проблемы у индивидуального предпринимателя. А таких дармоедов хватало…Заработанное тяжелым трудом, тут же уплывало из рук. Можно было договориться с ребятами, они бы поняли. Но Матвей не хотел, чтобы погасла та искра, которую сам разжёг в их душах.
Женька Бердыш обзавёлся семьёй, хочет построить свой дом… Денис готовится справить свадьбу. У Лёшки мать лежачая, нужны деньги на операцию и желательно поскорей, пока не стало поздно. У Серёги дочка недавно родилась, вместе из роддома забирали. Да, и его ждала жена с сыном. Он не знал какие слова найти, чтобы уговорить потерпеть ещё… Немного…

В последний приезд, Марина со слезами в глазах выговаривала ему обиды за постоянное отсутствие, за недостаток внимания, за тревоги, которые не покидают, пока муж в лесу. И деньги… Дома они тоже были нужны. Он всё понимал, мрачно курил одну за другой и снова  искал выход.
                                  
                                    *******    
Случай свёл Матвея с Ширяевым. Раскрученный предприниматель давно занимался поставкой леса за границу. Имел хорошую поддержку в администрации, запросто входил в любой кабинет. Милиция прикрывала, когда надо, бывшего руководителя. За несколько дней до знакомства, известная правозащитница  опубликовала в областной газете статью про Ширяева «Рабы на деляне». Но Матвею некогда было читать газеты. Солидный мужчина предлагал партнёрство. Имея в своём распоряжении всю технику, он остро нуждался в людях. Предложение льстило, но и настораживало. Было в этом человеке что-то скользкое, не позволяющее доверять.
 
Больше недели ушло на то, чтобы привести в порядок технику. На трелёвочник не доставало деталей, а хозяин не спешил с запчастями. Он появился на «Лексусе», когда вручную нагрузили первую партию брёвен. Кивнул бомжу:
-Продукты, курево забери из машины.
В городе, закончив разгрузку, Матвей подступил к Ширяеву.
- Нужен бензин, солярка, запчасти на трактор. Парней бы рассчитать.
- Всё будет. Позже, когда партнёры переведут средства. Придётся немного подождать.

«Подождать» надо было и после второй разгрузки. Это настораживало. К тому же, кончились продукты, бензин был на исходе. Следующую машину они загрузили и вывезли ночью. Об этом немедленно узнал их «благодетель».  Состоялся тяжёлый разговор.
- Вы мне сделайте кубатуру на два КАМАЗа с прицепом, обещаю – сразу расчёт. 
Кубатуру-то парни напилили, только обещания оказались пустыми и на этот раз. Бригада стала вялой, желание работать сошло на нет. Никто не торопился вставать спозаранку, как раньше. В воздухе повисло недовольное ожидание. Первым не выдержал Лёшка:
-Матюх, может, ну его всё – к чертям? Мне домой надо. Ты же знаешь, мать там…
Молчаливое согласие остальных было понятно.

К вечеру, появился Ширяев в сопровождении свиты в кожаных куртках.
-Поговорим?- начал Матвей.
-Не о чём нам говорить. Забирай свою шоблу и проваливайте!
-Так значит?- шагнул к нему Матвей.
В руке Ширяева блеснул ствол пистолета. Парень перехватил руку, ударил по лицу:
-Ах ты, гнида толстомордая!
Завязалась драка. Качки с лицами, похожими на морды бойцовых псов, подлетели на выручку хозяину. Прав тот, кто сильнее. Сила была в руках тех, кто имел оружие.

-Я вас проучу, лохи деревенские! – злорадствовал бизнесмен.
Поступило заявление о нападении и краже имущества. Полгода ребят вызывали то к следователю, то в прокуратуру. Сначала они пытались что-то доказать, но их никто не слушал. Автобус из посёлка ходил раз в сутки, они вынуждены были ночевать, как придётся, добираться на перекладных. Бесконечные повестки выжимали, и без того нищий, семейный бюджет. Матвею пришлось продать старушку «Тойоту». До суда их обещали больше не вызывать, если подпишут бумаги. Все так и сделали, не глядя, кроме Матвея. Он отказался,прочитав протокол.
 
Суд вынес «справедливое» решение, защищая честного гражданина Ширяева. Каждый получил по году условно и должен был выплатить компенсацию за моральный и материальный ущерб.

Марина поставила ультиматум:
- Или устраиваешься, как все нормальные люди или я ухожу. Эти твои лесные дела доконают нас. Никакой тайги. Сколько можно мотать нервы, сил больше нет …
Но она  не сумела переломить твёрдый, упрямый характер.И ушла, забрав сына. Любила и всё равно, ушла… До последнего надеялась, что не отпустит. Он не держал…
Изменить цели? Да, можно, но предать свои ценности - никогда! Да, он проиграл в этой схватке. Нужно время, чтобы набраться сил, он ещё докажет на что способен.Не хотелось никого видеть. Грызло чувство вины. Если бы никто не слышал, завыл. Свобода и одиночество - осознанный выбор.
- Кто я? Зачем живу? - спрашивал себя.
Волк, одинокий волк…

Послесловие.
Матвей устроился егерем на Дальний Кордон.
Денис так и не женился. Пил "по-чёрному», пока не сгорел. Когда его хоронили, при росте 180 см, весил 47 кг.
Лёшка, после смерти матери уехал из посёлка, больше его никто не видел.
Серёгу придавило лесиной, придавило удачно – умер сразу, не мучился долго.
Бердыш ещё не построил дом, но мечтает об этом. Часто вспоминает Матвея. По- разному пересекаются пути-дороги... Может, свидятся ещё?

Сибирь, Томская обл. 2012 г. 


Видеоряд к рассказу   https://youtu.be/WSTWr3LOq88?list=RDWSTWr3LOq88


Рецензии
Такое впечатление, что это не могла написать женщина.И даже про технику, как подробно.Оригинально.

Умнов Александр   28.12.2017 19:13     Заявить о нарушении
Уже не знаю, как реагировать на «такое впечатление», не так давно получила коммент:»хорошо, но по бабски». Спасибо, что зашли.

Светлана Климова   29.12.2017 04:34   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.